Алжир, 1962-1964 годы

Тема в разделе "Другие периоды", создана пользователем Димсаныч, 5 сен 2014.

  1. Димсаныч
    Offline

    Димсаныч Завсегдатай SB

    Регистрация:
    3 окт 2013
    Сообщения:
    416
    Спасибо:
    1.201
    Отзывы:
    29
    Страна:
    Из:
    Москва
    Интересы:
    XVII-XX вв.
    Однажды, лазая по просторам Интернета, натолкнулся я на известном сайте советской музыки на одну песню, которая показалась мне крайне любопытной. Вот её текст:
    Воспоминания об Алжире
    Музыка: Вано Мурадели Слова: Евгений Долматовский Исп: Марк Бернес
    В сапёрной части я служил, там, где берёзы и метель.
    Читал в газетах про Алжир. Он был за три-девять земель.
    И вдруг Алжир меня зовёт освободить страну от мин:
    Кто доброволец - шаг вперёд! Шагнули все, не я один.

    Припев:
    Так всю жизнь готов шагать по миру я.
    Верные товарищи со мной.
    Я до основания разминирую
    Наш многострадальный шар земной.

    Не брал оружие с собой. В далёкий путь я только взял,
    Я только взял в тот мирный бой миноискатели и трал.
    Прошёл я с ними весь Алжир, мне было выше весь наград,
    Что будет здесь цвести инжир, светиться будет виноград.

    Припев.

    Был ранен взрывом командир. Глушил нас гром, душил нас зной.
    И стала мне страна Алжир нежданно близкой и родной.
    Я про Алжир люблю прочесть депеши утренних газет.
    Читаю и горжусь, что есть на той земле мой добрый след.

    Припев.

    Странно, подумал я… Алжир… неужели и по его земле прошелся добротный кирзовый сапог советского солдата?! И почему я об этом ничего не знаю?! Стал копать в сети дальше, и совершил для себя подлинное открытие! Оказывается, в этом году исполняется 50 лет с окончания войсковой операции , которую без преувеличения можно назвать одной из самых успешных ГУМАНИТАРНЫХ операций проведённых АРМИЕЙ по крайней мере в ХХ веке по соотношению потерь, затраченных сил и средств и достигнутых результатов!!! И провела эту операцию Советская Армия, выполнив в период 1962-64гг разминирование значительных территорий только что образовавшейся тогда республики Алжир. Ныне эти события, как мне кажется, оказались незаслуженно забыты. Хотелось бы на страницах форума восполнить этот пробел. Ниже приведён перепост информации, которую удалось найти в сети, а также отрывок воспоминаний непосредственного очевидца и участника событий, военного переводчика, ссылку на мемуары которого я тоже намерен иметь смелость здесь опубликовать.
    Итак:
    [​IMG]
    В июле 1962 г. между Францией и Алжиром было заключено так называемое Эвианское соглашение, положившее конец военным действиям, продолжавшимся более восьми лет. 3 июля Алжир, народ которого на протяжении многих лет боролся против французских колонизаторов, получил независимость. В страну прибыло республиканское правительство, возглавляемое премьер-министром Бен Юзефом Бен Хеддой. Критически относящийся к "колонистским" аспектам соглашения о независимости Бен Белла остался во Франции. В Тлемсене, заручившись поддержкой Египта и СССР, он сформировал политбюро ФНО и провозгласил "продолжение алжирской революции по социалистическому пути". С этой целью в Алжир были направлены воинские части, которые в сентябре возглавил полковник Хуари Бумедьен, сформированные в Тунисе и Марокко. В этом же месяце на выборах в Национальное учредительное собрание Бен Белла был избран премьер-министром, а Бумедьен – министром обороны. В октябре 1962 года в Алжир прибыл первый советский посол.

    Уже в первые месяцы своего существования Алжирская Республика столкнулась с жизненно важной проблемой – очисткой плодородных земель от взрывоопасных предметов.
    Наиболее плотные минные заграждения находились вдоль алжиро-марокканской и алжиро-тунисской границ (линии «Шаля» и «Морриса»).
    Ещё в 1959 году граница с Марокко на всех наиболее важных участках была перекрыта минными полями, системой постов и проволочными заграждениями (560 км, в том числе 430 км электрифицированных). Вдоль границы с Тунисом протянулись 1500 км электрифицированных проволочных заграждений, усиленных сплошными минными полями.
    По оценкам некоторых очевидцев, французские сапёрные батальоны на границе Алжира с Марокко и Тунисом оборудовали полосу заграждений, состоящих из многих рядов заминированной колючей проволоки, часть которой находилась под напряжением в 6000 вольт. На каждом километре в полосе от 3-5 до 10-15 км в земле находилось до 20 тысяч мин всевозможной конструкции: «выпрыгивающие» мины, осветительные, «глубинные», фугасные, осколочные противодесантные натяжного и нажимного действия, французские выпрыгивающие мины АРМВ (с радиусом разлёта осколков до 400 метров), американские М-2, М-3 и М-2-А-2, французские противопехотные мины нажимного действия, не обнаруживаемые APID, в пластиковом корпусе и др. По словам бывшего колониста и полковника ВВС Франции, а затем известного писателя Жюля Руа, «только безумец осмелился бы ступить на эту землю». Французский офицер был близок к истине. В процессе работы советские сапёры определили 15 схем установки минных полей с плотностью минирования на 1 км минного поля (полосы) только 100-160 выпрыгивающих мин APMB и 2000-9000, местами до 15000, мин нажимного действия APID.
    Не имея в составе своей армии специалистов нужной квалификации, алжирское руководство было вынуждено обратиться за помощью к ряду европейских государств (ФРГ, Италии, Швеции), но получило отказ. Попытки заключить договоры с частными компаниями также не принесли результатов. К примеру, начавшая работу группа итальянцев под руководством отставного генерала Иполито Армандо из-за подрыва на минах нескольких человек, в том числе и начальника работ, вынуждена была вскоре прекратить разминирование.
    В сентябре 1962 года правительство Алжира обратилось за помощью в уничтожении минно-взрывных и иных заграждений к СССР. Советская сторона согласилась выполнить эту опасную работу безвозмездно (соглашение от 27 июля 1963 г.).
    11 октября (по другим данным 16 ноября) 1962 года в г. Марния (алжиро-марокканская граница) для рекогносцировки на местности прибыла оперативная группа офицеров инженерных войск во главе с полковником В.Я. Пахомовым (позже командир группы советских военных сапёров на алжиро-марокканской границе). В её состав входили полковник Ю.Н. Гал¬кин, подполковник Л.А. Казьмин (позже командир группы советских сапёров на тунисской границе), подполковник В.Г. Орлов, майор М.А. Ломакин, капитаны И.Ф. Щерба,
    И.С. Ткаченко, М.И. Греков, Г.А. Старинин, старший лейтенант А.И. Улитин, переводчики – лейтенанты
    В.С. Кострюков и А.И. Михайлов. 9 января 1963 года на алжиро-марокканскую границу прибыли инженерная техника, состоящая из 5 танковых тягачей, и личный состав во главе со старшим лейтенантом В.И. Крав¬ченко. 25 января группа во главе с генерал-майором инженерных войск П.И. Фадеевым (брат министра финансов РСФСР) приступила к экспериментальным выборочным работам по разминированию.
    Прибывшие в Алжир советские специалисты столкнулись с рядом исключительно сложных проблем. Во-первых, им пришлось скрупулезно изучить и расшифровать составленные французскими минёрами схемы заграждений, часто подготовленные небрежно и со специфическими буквенными и цифровыми шифрами, военными терминами, обозначениями и сокращениями. Причём уже при первом анализе документов советским специалистам стало ясно, что они были далеко не полными и не точными. Не обошлось дело и без явных подлогов (некоторые документы были даже искусственно состарены). Подлинные же схемы мест минирования были переданы Алжиру французами лишь совсем недавно, уже в начале 2000-х годов, после 40-летнего молчания.
    Во-вторых, выработать нестандартные приёмы и способы обезвреживания неизвестных ранее мин французского и американского производства.
    В-третьих, найти технические решения для очистки полей от густых проволочных заграждений. Работа усложнялась отсутствием у советских минёров специальной инженерной техники – танков, тягачей, бульдозеров, разрыхлителей. Изготовленные на месте лёгкие тралы для борьбы с противопехотными минами, специальные бороны для их выпихивания были недостаточно эффективными и не могли обеспечить надлежащую безопасность. Кроме этого, выяснилось, что стандартный армейский миноискатель был непригоден для обнаружения мин, в которых корпус и другие детали были изготовлены из пластмассы (французская фугасная мина APID (Antipersonel indetectable) – противопехотная не обнаруживаемая).
    В июне 1963 г. в Алжир прибыла вторая группа советских военных специалистов во главе с заместителем командира группы советских военных специалистов на алжиро-тунисской границе капитаном А.Я. Павленко. Вскоре в Алжире находились уже более ста советских специалистов и военнослужащих срочной службы. Стала поступать дополнительно и специальная техника.
    [​IMG]
    [​IMG]
    К осени того же года на боевом счету каждого минёра было уже по 10-15 тысяч уничтоженных мин. Однако, несмотря на большой опыт, осторожность и надежду на «сапёрское» везение, не обошлась без жертв, ранений и увечий. При выполнении своих обязанностей погиб ефрейтор Н.С. Пяскорский, до этого обнаруживший и уничтоживший более 10 тысяч мин, в том числе свыше 300 крайне опасных выпрыгивающих осколочных мин. В результате подрыва лишился ноги младший сержант В.В. Прядко. Были ранены подполковник Ю.Н. Галкин, майор М.А. Ломакин, сержант В.Ф. Толузаров (дважды), сержант А.Ф. Жигалов и рядовой М.А. Обилинцев. Причём последний – при оказании помощи подорвавшемуся на мине алжирскому солдату. Из-за тяжёлого ранения потерял зрение капитан
    И.Ф. Щерба. За героический подвиг, совершённый при выполнении воинских обязанностей в Алжире, капитан И.Ф. Щерба был награждён орденом Красного Знамени с присвоением звания майора досрочно. Дальнейшая жизнь И.Ф. Щербы не менее геройская. На 37-ом году жизни, после 18 лет службы, майор в отставке фактически начал жить заново. В октябре 1964 года он пришёл в Белорусское общество слепых с просьбой о работе. Его зачислили учеником в электросварочный цех. Вскоре скоропостижно скончалась его жена, и бывший командир сапёрной роты остался с двумя малолетними детьми на руках. Но постигшее горе не сломило его. Он продолжал работать и без отрыва от производства учиться на вечернем факультете Института народного хозяйства имени В.В. Куйбышева. Был заведующим организационно-массовым отделом, заместителем председателя и председателем Центрального правления республиканского общества слепых Белоруссии. За самоотверженный труд был награждён Почётной грамотой Президиума Верховного Совета Белорусской ССР. Скончался майор И.Ф. Щерба в начале 1990-х годов.
    Последние советские сапёры покинули Алжир в июне 1965 года. За это время они обезвредили около 1,5 млн. мин, разминировали более 800 км минно-взрывных полос и очистили 120 тыс. га земли.
    После возвращения на Родину, большинство сапёров были удостоены советскими правительственными наградами. В их числе полковник П. Кузьмин, капитаны В.Ф. Бусалаев, М.Д. Курицын, Н.К. Соловьёв, старший лейтенант А.И. Улитин, сержанты и рядовые В. Андрущак, Н. Ахмедов, В. Зуя, Е. Морозов, Н. Пашкин, У. Перфилов, военный врач М.П. Болотов, военный переводчик А.Н. Водянов и многие другие. Ефрейтор Николай Станиславович Пяскорский был посмертно награждён орденом Красного Знамени.
    И вот воспоминания участника:

    Водянов Анатолий Николаевич http://www.clubvi.ru/news/2011/03/06/ppl/vodanov/:
    [​IMG]
    ….
    По возвращении из командировки, был короткий отдых в санатории Ишеры, а далее, после обращения за помощью президента Бен Беллы (он был избран первым президентом Алжирской Народно-Демократической Республики), в разминировании территории, в приграничных зонах, Советский Союз в лице Хрущева Н. С., верный своему интернациональному долгу, в считанные недели направил в Алжир группу военных добровольцев- саперов с самой современной боевой техникой. Уже 16 ноября 1962 года (референдум о независимости состоялся 1 июля) на алжиро-марокканскую границу в г. Марния, для рекогносцировки на местности, прибыла оперативная группа офицеров инженерных войск во главе с полковником Пахомовым В.Я, в нее входил и подполковник Казьмин Лев Алексеевич, впоследствии получивший звание полковника и возглавивший группу на границе с Тунисом (22 июня 1963 года группа прибыла в город Ля Калль).
    После 132 лет французского присутствия, колонизаторы поспешили оставить о себе, в период освободительной войны алжирцев (1954-1962 гг.), память в виде «полос смерти» глубиной от 3х до 15 км (1200 км на западе и 800-900 км на тунисской границе). Боясь проникновения многочисленных отрядов алжирских партизан с этих территорий и были капитально сооружены линии Шалля и Морриса, хитроумно заминированы плодородные поля, глубинные поля с минами-ловушками, выпрыгивающими минами APMB(латинская аббревиатура), противопехотными минами в пластиковом корпусе («мины-сюрпризы») APID, заканчивая свеже поставленными американскими противотанковыми минами, делали свое черное дело, ежедневно унося десятки людей.

    [​IMG]
    Наши специалисты насчитали 15 схем установки минных полей с плотностью минирования на 1 км минного поля (полосы) 100-160 штук выпрыгивающих мин APMB (с радиусом разлета осколков до 400 метров), 2000-9000 шт., местами до 15000 шт, мин нажимного действия APID. Эрозия почвы местами делала местность неузнаваемой. А схемы установки мин, с запозданием переданные нам, с искусственным старением документов, не внушали доверия, но доставили много хлопот при переводе, и только пару месяцев назад после 40 лет молчания французы вручили Алжиру настоящие схемы. Не обошлось без подлога некоторых лиц профранцузского толка. Не случайно, действуя в пустынной зоне (мы же начали обрабатывать поля вблизи населенных пунктов, где гораздо труднее работать) подорвался на мине, лишившись ноги итальянский генерал. Тут же, свернув работу, они заплатили неустойку по контракту и уехали из страны. Сами французы вообще не предлагали своих услуг.[​IMG]
    Наши группы возглавил опытный сапёр по Великой отечественной войне генерал-майор Фадеев Петр Иванович, (брат министра финансов РСФСР). Я познакомился с ним на приёме 9 июля 1963 года, устроенном министром обороны Алжира Хуари Бумедьеном в присутствии Бен Беллы, (в сентябре избранном президентом) в честь Кубинской правительственной делегации во главе с министром индустрии Эрнесто Че Геварой. Отмечали первую годовщину независимости. Накануне,4 июля я только что прибыл в Алжир, сопровождая некоторых членов семей сапёров до Ля Каля. Мы летели через Каир, где довелось побывать на египетских пирамидах. Впервые я почувствовал незнание международного языка — английского, но обошелся французским, хотя гид слабо владел этим языком.
    Но вернусь к незабываемой встрече с «команданте Че» и местными высокопоставленными лицами. Войдя в большой зал приёма гостей, группа сразу направилась к ...Петру Ивановичу, скромно стоящему в стороне со «своим» переводчиком (личный переводчик и шофёр, мой товарищ, Комаров Владимир Фёдорович, попросил меня сопроводить генерала). Около 10 минут мы разговаривали, в том числе и о разминировании. Че Гевара обещал заехать к сапёрам на границе с Тунисом, (что и сделал несколько дней спустя). Многочисленный дипкорпус обратил внимание на задержку высоких руководителей около «советских товарищей». А мы потом обсуждали разговор с Петром Ивановичем. Человек он простой. Мы вновь чуть не стали объектом внимания, когда заиграл оркестр андалузской музыки, и группа ритмично стала подпевать куплет на арабском языке. Петр Иванович, услышав некоторые «знакомые» слова (неблагозвучные в нашем языке), спросил у меня, едва сдерживая смех, что это значит. А я не предполагая его реакцию, добавил масла в огонь, сказав, что на арабском — это означает «брат». Он откровенно, громко рассмеялся и мне пришлось его возвращать на землю, рядом стоящие гости не поняли причину смеха.
    Числа 11-го июля, вновь состоялась встреча с этим молодым, симпатичным революционером с острова Свободы. Он живо интересовался техникой, приёмами разминирования, бытом сапёров. Одна из фотографий запечатлела нас со старшим группы полковником Казьминым Л.А. перед танковым минным тралом

    [​IMG]
    Общим языком был французский, на котором Че Гевара изъяснялся довольно сносно. Продолжили разговор в бюро командира местного батальона. Несколько часов беседы о многом запомнились надолго. А потом он исчез на пару лет из поля зрения, в том числе и из кубинской прессы, и всплыл только после трагической гибели в Боливии (9 октября 1967 года. Накануне он был легко ранен, захвачен в плен и расстрелян по приказу президента), где пытался продолжить мировую революцию. Отпечатки пальцев отрубленной руки для дактилоскопии и для истории только подтвердили конец эпохи романтиков-революционеров; без сомнения останки принадлежали человеку, имя и образ которого, пусть не бесспорно, вошли в историю и сохранятся ещё на многие годы. И всякий раз, когда где-то говорят или показывают оставшегося в моей памяти вечно молодым, улыбчивым, с загадкой парнем, не хочется верить, что он был неправ и нельзя было решить вечно неразрешимый социальный конфликт другим путём.
    Алжир не пошёл по пути развития кубинской революции. Больше того, вскоре после переворота в июне 1965 года, к власти пришёл Хуари Бумедьен, а отстраненный от руководства Бен Белла на 15 лет был «опущен» в небытие. На этой почве фактически произошел разрыв отношений с Кубой, не хотели алжирские власти прислушиваться к «советам со стороны».
    Наше пребывание в Алжире продолжалось на фоне внутренней борьбы; порой посольство терялось в калейдоскопе событий, смене лиц в руководстве. Иногда и к нам залетали записки с угрозами взорвать казарму вместе с новоиспеченными друзьями. Это была попытка со стороны «оасовцев» запугать нас. Несмотря на свободное перемещение по стране, приходилось встречаться с недобрыми взглядами остававшихся в ней какое-то время военными из Франции. Империя рухнула.
    Параллельно с разминированием постоянно шло обучение личного состава АНО (Алжирской Народной Армии);

    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    впоследствии они продолжали самостоятельно работать пока не возник конфликт с Марокко. Целесообразность снятия повсеместно минных полей поутихла, уж больно надежно работала система ещё многие годы, да и сейчас осталось много нетронутых участков. Всего было уничтожено около 2 миллионов мин, очистили 1350 кв.км., обезвредили более 800 км. минновзрывных полос и вернули к жизни тысячи гектаров пахотной земли. Только на нашем участке пострадали от мин В. Толузаров, А. Жигалов, В. Прядко (последний во время пожара на хлебном поле подорвался на мине, потерял ногу). А сапёр ефрейтор Пяскорский Николай погиб 11 декабря 1963 года.
    [​IMG]
    Помню этот дождливый пасмурный день, раскатистый взрыв выпрыгивающей мины, которую почему-то обрабатывал Николай, поставив рядом флажок для последующего подрыва мины. Обезглавленное тело пытался вытащить с поля в 10 метрах шедший за ним израненный осколками Виктор Толузаров. Через пять минут мы подъехали к месту взрыва.
    Для меня начался период освоения печальной лексики, хлопоты по поиску гроба, все эти траурные мероприятия. Впервые было принято решение Министром обороны отправить останки погибшего солдата на Родину. Многотысячная процессия местных жителей г. Аннабы (в 90 км. от г. Ля Калль) сопроводила гроб до теплохода «Академик Николай Бурденко» специально зашедшего в порт, где после митинга мы простились с храбрым сапёром, обезвредившим более 10 000 различных противопехотных мин, в том числе 300 выпрыгивающих.
    [​IMG]
    А мне этот порт запомнился ещё одним событием. После освободительной войны, с баз Хуф и Матрух в Египте, были доставлены на корабле оружие и боеприпасы, принадлежавшие алжирским повстанцам. Многим они были обязаны нашей военной помощи.
    Однажды, летней ночью и до нас докатился отзвук войны. Вскоре мы узнали. Что это был взрыв в трюме, в носовой части 110 метрового корабля «Стар оф Александрия». 30 метров корабля разлетелась на многие километры в акватории порта и в городе. 50 докеров, которые участвовали в разгрузке и нашего корабля, доставившего материальную часть и 15 тонн взрывчатки для нужд разминирования, исчезли в то утро. Мы прибыли в порт и увидели адскую картину, вся прилегающая территория была усыпана неразорвавшимися снарядами, минами, взрывателями. Служба спасения срочно организовала подбор оставшегося, сгребая всё с помощью подъемников. К счастью обошлось без осложнений...
    Когда через несколько дней прибыли из Москвы наши эксперты во главе с начальником аварийно-спасательной службы СССР адмиралом флота Чикером Николаем Петровичем (проводившим в свое время расследование по делу о взрыве на линкоре «Новороссийск»), меня прикомандировали к группе. Началось погружение в «морскую пучину» с массой специальных терминов. Учитывая деликатность положения, сам Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР Пегов Николай Михайлович посетил нас. О результатах расследования не буду распространяться, даже по прошествии стольких лет. Но жизненный урок я получил большой. Уж очень много было замешано в этом деле. Группа возвратилась на Родину. Потом долгие годы Чикер Н.П.был начальником команды по подводному плаванию (сборная СССР). Команда была неоднократным чемпионом мира.
    [​IMG]
    Чикер Н.П., нач. аварийно-спасательной службы СССР, адмирал флота Останки боеприпасов в морпорту г. Аннаба после взрыва на «Звезде Александрии». Аннаба (Бон), Алжир. 8 августа – 18 сентября 1964г

    Запомнился эпизод в один из жарких дней расследования, гигант Николай Петрович удивил барменов в ресторане закусив конфеткой банановый ликёр, грамм 250.
    Довелось нам в Алжире вступить в бой и со стихией (либо поджогом). Поздним вечером в августе недалеко от Ля Каля, вблизи наших складов с боеприпасами, возник пожар. Наши воины поднялись по тревоге и началась упорная схватка с огнём. 500 гектар степи и леса было охвачено пожаром, он угрожал городу. Более пяти часов наши солдаты бок о бок с алжирцами вели самоотверженную борьбу, проявляя при этом мужество, отвагу, высокую организованность и вышли победителями над стихией. В самый переломный момент, было принято решение об эвакуации складов. С разрешения нашего старшего я в популярной форме объяснил многочисленным жителям о возможных последствиях взрыва всей этой взрывчатки. Активность жителей возросла во много раз. На удивление ничего из перевезенного на новое место не пропало. Прибывший префект Аннабы Абдель Крим Бен Махмуд, впоследствии Чрезвычайный и Полномочный Посол АНДР в Москве, дал высокую оценку действиям сапёров по ликвидации пожара.
    Под конец операции по разминированию, когда часть сапёров убыла на Родину, состоялись торжественные проводы. Всем убывающим были вручены небольшие сувениры: транзисторные приёмники, предметы местного колорита в виде ковриков, всякой утвари. Те, кто отбыл ещё раньше без этой церемонии, должны были получить подарки в упакованном виде через нашу группу. Мы отбывали в кабине транспортного самолёта АН, улетающего из г. Буфарик. По непонятным причинам через некоторое время нас высадили из самолёта и сказали, что уточнят время отлёта на следующий день. Мне пришлось везти груду коробок на квартиру к товарищу, он оставался ещё с генералом Фадеевым. По причине несвоевременной уплаты за электричество в потёмках улеглись спать пораньше. А ночью услышали стук в дверь, крики с улицы «Пожар!» Несколько посылок сгорело, мы даже не слышали в соседних комнатах падение на пол медных тарелок, всевозможных приспособлений из чайных сервизов. Позвонили в посольство, утром с приездом специалистов, как-то уладили дела. Самим удалось затушить сильно пылавшие коробки. Никто так и не смог объяснить, что в сущности произошло. А мы на следующий день улетели в тесноте, но безопасности в Россию, на аэродром «Чкаловский», познав прелести и удобства длительного, совместно с семьями специалистов, полёта.
    О ходе разминирования было много публикаций как в местной прессе, так и у нас в стране. О наших ребятах тепло отзывался народ, познавший лишения долгие годы. Некоторым участникам знаменательных событий были вручены правительственные награды. И я горжусь своей медалью «За боевые заслуги» Е № 895363 от 29 декабря 1964г. Свои воспоминания о далёких событиях пишет заместитель командира группы по политической части полковник в отставке Павленко Андрей Яковлевич, который работает в одном из университетов Москвы и является с 1991 года членом Правления межрегиональной ассоциации воинов — интернационалистов, а с 1998 года — Председателем Правления Алжирской группы. Я являюсь его заместителем.
    С 1991 года сменилось четыре посла Алжира в Москве, а связи и дружба не только остались прежними, но и успешно развиваются и укрепляются на благо наших народов. На все значимые мероприятия посольство приглашает и нас. А ныне действующий посол Амар Абба является верным, истинным другом Алжирской группы воинов — интернационалистов России, и мы ему за это очень признательны.


    …..

    Вот так… за каких то 2-2,5 года - миллионы найденных и уничтоженных ВОПов, сотни тысяч гектар разминированной земли и всего один погибший военнослужащий! Высочайшая эффективность работ!!! Давайте же вспомним тех, кто 50 лет назад совершил этот благороднейший подвиг!

    Старший группы советских военных специалистов в Алжире генерал-майор П.И. Фадеев
    [​IMG]
    Кавалер ордена Красного Знамени младший сержант Виктор Прядко, уничтоживший более 40000 мин. При разминировании получил тяжелое увечье
    [​IMG]
    Участник Великой Отечественной войны майор И.Ф. Щерба, потерявший зрение в результате взрыва мины
    [​IMG]
    Отважный офицер-минер, кавалер ордена Красного Знамени М.А. Ломакин
    [​IMG]
    Кавалер ордена Красной Звезды танкист-сапер В.Ф. Толузаров, мастерски действовавший на минных полях
    [​IMG]
    Кавалер ордена Красной Звезды, заместитель старшего группы работавших на алжирско-тунисской границе советских саперов, подполковник А.Я. Павленко
    [​IMG]
    Всего, по официальным данным, с 1962 по 1991 год в Алжире несли службу 10 367 советских военнослужащих, в том числе 411 солдат и сержантов срочной службы. 437 генералов и офицеров побывало в Алжире в периоде 1962 по 1964 год. В 1978 году, по данным шведских военных экспертов, их количество достигало 2000 человек. Общие потери среди советских военнослужащих составили 34 человека . После смерти Бумедьена, в 1978 г., власть в стране перешла к его преемнику Бенджадиду Шадли, который попытался восстановить отношения Алжира с иностранными державами. В этот период в страну поставлялись советские сельскохозяйственные машины и оборудование, гидротехнические и водохозяйственные сооружения, прокат, цемент, пиломатериалы, сахар и другие товары. Однако военное советско-алжирское сотрудничество, в связи с переходом правительства Алжира к политике «диверсификации» военных связей, ориентации на страны Запада, постепенно пошло на убыль....

    В начале 2000-х годов сотрудничество между Алжиром и Россией получило новое развитие, в том числе и в военной области. В марте 2006 года Президент России В.В. Путин посетил страну с официальным визитом (завершился 11 марта). Главным его итогом стало списание с Алжира долга (около 4,5 млрд. долларов) в обмен на покупку этой страной российского вооружения. По сообщению генерального конструктора РСК «МиГ» А.Федорова, с Алжиром были подписаны контракты на поставки самолетов «МиГ-29СМТ» , «Су-30МКИ» и «Як-130» на сумму 3,5 млрд. долларов. Кроме того, были практически парафированы контракты на поставку восьми дивизионов зенитно-ракетных систем С-300 ПМУ-2 и примерно 40 танков Т-90.
     
    Последние данные обновления репутации:
    PaulZibert: 1 пункт (За интересную тему!) 5 сен 2014
    Дождевой Земляк: 1 пункт (Замечательное предисловие и сама тема! Благодарю!) 7 сен 2014
    Последнее редактирование: 5 сен 2014

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)