Бригада особого назначения майора Судоплатова

Тема в разделе "Боевые операции", создана пользователем Atos, 26 фев 2017.

  1. Atos
    Offline

    Atos Завсегдатай SB

    Регистрация:
    24 фев 2017
    Сообщения:
    683
    Спасибо:
    1.793
    Отзывы:
    83
    Страна:
    Ukraine
    Из:
    Донецк. Украина
    Имя:
    Василий
    Интересы:
    Военная история, поиск и находки
    5 июля 1941 года для выполнения особых заданий Наркоматов внутренних дел и обороны СССР «по уничтожению немецко-фашистских захватчиков и их приспешников во вражеском тылу» приказом НКВД СССР № 00882 была создана Особая группа при наркоме внутренних дел Лаврентии Павловиче Берия.
    Её возглавил старший майор госбезопасности Павел Анатольевич Судоплатов.

    [​IMG]

    В своих воспоминаниях он пишет: «Нам требовалось огромное количество людей — тысячи и тысячи. Никакие штаты НКГБ не выдержали бы этого. Так возникла идея о создании особой воинской части, которая должна была бы заниматься исключительно разведывательно-диверсионной работой».
    Костяк командного состава составили преподаватели и слушатели Высшей школы погранвойск и Высшей школы НКВД СССР. Местом формирования части стал Центральный стадион «Динамо» в Москве. Зачислялись только добровольцы. В их составе было свыше 800 спортсменов — весь цвет советского спорта.5 июля 1941 года для выполнения особых заданий Наркоматов внутренних дел и обороны СССР «по уничтожению немецко-фашистских захватчиков и их приспешников во вражеском тылу» приказом НКВД СССР № 00882 была создана Особая группа при наркоме внутренних дел Лаврентии Павловиче Берия, которую возглавил старший майор госбезопасности Павел Анатольевич Судоплатов. В своих воспоминаниях он пишет: «Нам требовалось огромное количество людей — тысячи и тысячи. Никакие штаты НКГБ не выдержали бы этого. Так возникла идея о создании особой воинской части, которая должна была бы заниматься исключительно разведывательно-диверсионной работой».
    Костяк командного состава составили преподаватели и слушатели Высшей школы погранвойск и Высшей школы НКВД СССР. Местом формирования части стал Центральный стадион «Динамо» в Москве. Зачислялись только добровольцы. В их составе было свыше 800 спортсменов — весь цвет советского спорта.

    [​IMG]

    Прошедшие специальную подготовку бойцы и командиры в рамках поставленных им диверсионно-боевых и разведывательных задач в тылу противника действовали в составе подразделений мелкими группами и индивидуально. 3 октября 1941 года сформированные Особой группой части были сведены в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН) в составе двух полков, а на базе Особой группы был образован 2-й Отдел, преобразованный затем в 4-е Управление НКВД СССР, начальником которого был также Павел Судоплатов.
    С февраля 1942 года и до конца войны в тыл противника были направлены 108 спецотрядов и групп обшей численностью 2537 человек и более 50 одиночных исполнителей. Кроме того, ОМСБОН был призван стать ядром разворачивающегося партизанского движения, оказывать ему всестороннюю помощь, создавать подполье в городах.
    К числу основных задач относились: сбор разведывательных данных и информации военного, экономического и социально-политического характера; разрушение стратегических железнодорожных и шоссейных магистралей и других коммуникаций в прифронтовой зоне и в глубоком тылу противника, выведение из строя важных транспортных узлов; срыв железнодорожных и автоперевозок живой силы и техники противника на фронт; разрушение мостов, станционных сооружений; всяческое препятствие вывозу в Германию советских граждан, техники и награбленной немцами национальной собственности советского народа и имущества граждан; разгром военных, жандармских и полицейских гарнизонов;
    вывод из строя промышленных предприятий, электростанций, средств связи.

    Первым подразделением из состава ОМСБОН стал отряд «Митя» (разведывательно-диверсионная резидентура № 4/70 войск Особой группы при НКВД СССР) под командованием Дмитрия Николаевича Медведева, заброшенный в тыл немецких войск в начале сентября 1941 года. Отряд, состоящий из 30 бойцов (адъютантом Медведева был абсолютный чемпион СССР по боксу Николай Королёв), действовал до января 1942 года на территории Смоленской, Брянской и Могилевской областей. Отряд провёл свыше 50 крупных операций: было взорвано три железнодорожных и семь шоссейных мостов, уничтожено девять самолетов врага, в 13 местах сильно разрушено железнодорожное полотно, пущено под откос три военных эшелона противника. Бойцы отряда разгромили несколько гарнизонов и полицейских постов, уничтожили шесть пунктов телеграфной связи, вывели из строя шесть заводов, выполнявших военные заказы, уничтожили двух генералов, 17 офицеров, более 400 немецких солдат. Справедливое возмездие постигло 45 предателей Родины.
    «Вспоминаю наш налет на город Хотимск в Могилевской области, – рассказывает Николай Королёв. – Подошли к нему вечером. Город тих, словно мёртв, весь взрыт противотанковыми рвами и окопами. Ветер стучит сорванным с крыш железом. Странно было идти по улицам. Отвыкли… В городе захватили немецкую комендатуру, взяли много важных документов. Перерезали провода связи, повалили столбы, подожгли большой деревянный мост. Всюду расклеили листовки… На следующий день немцы выслали в Хотимск большой карательный отряд. Но напрасно – мы уже были в лесу. А сунуться в опасную зону, какой объявили наш лес, каратели не рискнули. Во время такой же операции в Жиздре, ликвидировав комендатуру, захватили 500 тыс. советских рублей и взяли в плен Николая Корзухина – сына бывшего обер-прокурора Синода в буржуазном Временном правительстве России князя Владимира Львова, перешедшего на сторону немцев. Отправили его самолетом в Москву. А вот начальнику русской полиции райцентра Людиново по фамилии Латышев, принимавшему личное участие в расстреле попавших в окружение наших солдат и подпольщиков, приговор вынесли прямо на месте…».
    В ходе одной из операций в районе Клетни Брянской области отряд «Митя» попал в окружение. «Мы с командиром засели за какой-то поваленный ствол, – рассказывает Николай Королёв. – Он руководит отходом: “Пройдете лесосеку, организуйте оборону!” Ждём, пока наши доберутся до опушки. Скоро ли? Эсэсовцы весь огонь сосредоточили на нас. Минные осколки, пули впиваются в ствол, за которым мы залегли. Наши тем временем все уже у цели, и тут немцы пошли на нас. Кричу: “Перебегайте, товарищ командир!”. Он побежал, я прикрываю его огнем. Потом сам быстро к нему перебежал. Огонь сплошной. Сам удивился, когда добежал: неужели ещё жив? До леса от нас метров 30-40. Вижу: командир лежит, ртом жадно снег хватает. Достает гранаты, выкладывает их. Говорю: “Вставайте, бежим в лес!” Качает головой: “Нет, Коля, не могу…Ты беги. Я останусь здесь”. “Еще что!” – думаю. Вспомнилось в тот момент, как мой тренер, “старик” Харлампиев, говорил нам, что запас энергии в человеке неистощим. Если себя заставить, как следует – силы найдутся. Как закричу: “Бегите!” Командир удивленно посмотрел, но гляжу, собирает гранаты встает. Я снова открыл огонь по немцам. Слышу: сзади кто-то поддерживает. Немцы залегли. Оглядываюсь – командир уже вошел в лес. Я вскочил, бегу к деревьям. Подбегаю: командир не может двигаться дальше. Дышит со свистом. И силы иссякли, и ранен в голову. Шальная пуля зацепила… Взвалил я его на спину – и пошел тихонечко. Не зря, думаю, занимался спортом, самое время теперь показать на что способен. Да и снег, хорошо, был неглубоким».
    Прошли ещё километр, и вдруг: «Hände hoch!» Опустив командира на снег, Королёв поднял руки и пошел в сторону немцев… Два эсэсовца держали на прицеле лежащего на снегу Медведева и самого Королёва, третий снял с него автомат. Подвели к блиндажу. Офицер спустился вниз, видимо, к рации. В этот момент Королёв резко развернулся – и нанёс двум оставшимся рядом с ним немцам два коротких и страшных по силе удара – те рухнули, как подкошенные. А через мгновение в блиндаж полетела граната, похоронившая всех, кто там был. Всё произошло в считанные секунды – Николай Королёв подхватил командира на плечи и через несколько часов вынес его к своим. В итоге, воспользовавшись замешательством врага, отряд «Митя» вырвался из окружения, а в конце января 1942 года пересёк линию фронта и вернулся в Москву, где Николай Фёдорович Королёв, спасший командира, получил из рук председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Ивановича Калинина орден Красного Знамени.
    Несмотря на две контузии, полученные в брянских лесах, в 1944 году Николай Королёв снова вышел на ринг и в трудном поединке с Евгением Огуренковым вернул себе звание абсолютного чемпиона СССР, а в 1945 году повторил это достижение. К 1953 году Николай Королёв был уже девятикратным чемпионом СССР в тяжёлом весе и четырёхкратным абсолютным чемпионом СССР. Всего за свою карьеру он одержал более 200 побед, из них более 50 закончил нокаутом, а 39 – за явным преимуществом.
    Итоги боевых действий ОМСБОНа на фронтах поражают всякое воображение — ни одно соединение Красной Армии не имело таких успехов. Только за 1941-1943 годы омсбоновцы подготовили к разрушению 128,5 км железнодорожных путей, шоссейных дорог и автомагистралей, вырыли на них 11564 фугасные воронки, изготовили и перезарядили 8998 мин, заложили 2057 фугасов, взорвали полотно шоссейных дорог и автомагистралей протяженностью 71,5 км, заложили 49252 минных поля, взорвали 350 мостов, установили 94 километра минных завалов, вывели из строя более 36 промышленных предприятий, подготовили 2469 подрывников из числа рабочих и служащих местных предприятий и т.д.
    Всего под откос было пущено 1415 вражеских эшелонов и разгромлено более 120 гарнизонов противника. Свыше тысячи раз омсбоновцы вступали в открытые схватки с карателями и элитными частями вермахта и СС, уничтожив около 137 тыс. фашистов. 25 омсбоновцев стали Героями Советского Союза.
     
    Последнее редактирование модератором: 26 фев 2017
  2. Авантюрист
    Offline

    Авантюрист Фельдфебель

    Регистрация:
    12 фев 2012
    Сообщения:
    57
    Спасибо:
    48
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Эта тема по ходу не получит развития так как информации по действиям этих подразделений будет еще очень долго засекречена, так же как труды Д. Давыдова по действиям в партизанской войне. Но если внимательно работать в других архивах, то иногда кое-что попадается интересное, читал я отчет или донесение одного командира такого отряда, но не конспектировал почему-то, хотя надо было бы. Но недавно мне попался другой документ немного раскрывающий тему:
    л-1.jpg
    л-2.jpg
     
    Последнее редактирование модератором: 26 июн 2017
    Дождевой Земляк, PaulZibert и Atos нравится это.
  3. владимир1
    Offline

    владимир1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 сен 2008
    Сообщения:
    6.756
    Спасибо:
    8.726
    Отзывы:
    215
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Ну, уже просчитали 17-ти летнего паренька из Москвы, высаженного в составе самолетоотряда в 6 человек в ночь ч 19 на августа 1941г.
    Парадокс в том, что в 17 - это только доброволец. Смысл перейти был изначально????
     
  4. Atos
    Offline

    Atos Завсегдатай SB

    Регистрация:
    24 фев 2017
    Сообщения:
    683
    Спасибо:
    1.793
    Отзывы:
    83
    Страна:
    Ukraine
    Из:
    Донецк. Украина
    Имя:
    Василий
    Интересы:
    Военная история, поиск и находки
    А кто знает? Кто скажет? Партизанщина вообще дело темное. Мой дед партизанил несколько месяцев. Рассказывал, что на парашютах сбросили в их район одного местного и радистку. В задачу входило создать партизанский отряд . Стали собирать добровольно-принудительно, даже из вступивших в полицию. Серьезных дел они не наделали, но были преданы местным ветеринаром, приняли первый и последний бой, где почти все были уничтожены. Радистка захвачена в плен и была повешена с теми кто засветился с партизанами, например женщина которая пекла им хлеб . Командир погиб, остальные разбежались. Местность не лесистая, прятаться не где . В итоге оказалось, что этот отряд нигде не зарегистрирован и оставшиеся в живых к войне с боку припеком. Сам же мой дедуганчик сказал так -- это была банда!
     
    Андрей Бутерман нравится это.
  5. владимир1
    Offline

    владимир1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 сен 2008
    Сообщения:
    6.756
    Спасибо:
    8.726
    Отзывы:
    215
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Вы немного путаете сиониста Пердюква с пианистом Сердюковым. Молодь в эти места не призывалась, а только добровольно. Речь то о Москве. Так что насильно. под страхом смерти его никто не привлекадл на ул.Горького.
    Согласен на все 200%, что партизаны - это один из сложнейших вопросов.

    Здесь у нас конкретный заброс ДРГ со свойственными ей задачами.
    Ни с кем не контактировать.
    Мосты врать. Скажем более, это исполнитель, который конкретных задач не знал.
     
  6. Atos
    Offline

    Atos Завсегдатай SB

    Регистрация:
    24 фев 2017
    Сообщения:
    683
    Спасибо:
    1.793
    Отзывы:
    83
    Страна:
    Ukraine
    Из:
    Донецк. Украина
    Имя:
    Василий
    Интересы:
    Военная история, поиск и находки
    А кто знает, может это лучший вариант для внедрения 17 летнего пацана в логово завоевателей? Помнится мне, что когда судили карателей из расстрельных команд, свидетелем был их сослуживец, засланный к ним нашей разведкой. Так что говорить о предательстве я бы воздержался.
     
  7. владимир1
    Offline

    владимир1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 сен 2008
    Сообщения:
    6.756
    Спасибо:
    8.726
    Отзывы:
    215
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Если почитать о Ржеве 42-го, то увидим....
    Наши засылали, немцы перевербовывали и возвращали нам, мы опять этих же засылали, немцы опять ловили по 2-му пазу....
    А потом, кого после второго, кого после третьего раза - расстреливали.
    В мальчика "Рихарда Зорге" не верю.
    Скорее героика, райком комсомола, школа и засылка, что там увидел??? Перешел. Или с самого начала хотел оказаться на стороне немцев.
     
  8. DeD partizan
    Offline

    DeD partizan Завсегдатай SB

    Регистрация:
    8 май 2017
    Сообщения:
    843
    Спасибо:
    1.567
    Отзывы:
    55
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Гомель
    Имя:
    Виктор
    Интересы:
    розыск пропавших без вести
    Диверсионное подразделение НКВД - Отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД СССР

    С начала 30-х годов в СССР активно разрабатывались операции на коммуникациях противника, в его глубоком тылу. Основными задачами диверсионных групп, предназначенных для таких рейдов, естественно, были дезорганизация управления и снабжения вражеских войск. Подготовка к действиям диверсионных групп на случай начала боевых действий осуществлялась двумя главными ведомствами — Разведывательным управлением Генерального штаба РККА, с одной стороны, и органами НКВД — НКГБ — с другой.

    Приказом Народного комиссариата внутренних дел СССР от 27 июня 1941 года создан Учебный центр подготовки специальных разведывательно-диверсионных отрядов для действий в тылу противника. В организационном смысле вся работа по координации указанной деятельности возлагалась на 4-е Управление НКВД — НКГБ СССР под руководством комиссара госбезопасности П. А. Судоплатова.

    К осени 1941 года в составе центра числились две бригады и несколько отдельных рот: саперно-подрывная, связи и автомобильная. В октябре он переформирован в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения НКВД СССР (ОМСБОН).

    Сам Судоплатов так описывает эти события: «В первый же день войны мне было поручено возглавить всю разведывательно-диверсионную работу в тылу германской армии по линии советских органов госбезопасности. Для этого в НКВД было сформировано специальное подразделение — Особая группа при наркоме внутренних дел. Приказом по наркомату мое назначение начальником группы было оформлено 5 июля 1941 года. Моими заместителями были Эйтингон, Мельников, Какучая. Начальниками ведущих направлений по борьбе с немецкими вооруженными силами, вторгшимися в Прибалтику, Белоруссию и на Украину, стали Серебрянский, Маклярский, Дроздов, Гудимович, Орлов, Киселев, Масся, Лебедев, Тимашков, Мордвинов. Начальники всех служб и подразделений НКВД приказом по наркомату были обязаны оказывать Особой группе содействие людьми, техникой, вооружением для развертывания разведывательно-диверсионной работы в ближних и дальних тылах немецких войск.

    Главными задачами Особой группы были: ведение разведопераций против Германии и ее сателлитов, организация партизанской войны, создание агентурной сети на территориях, находящихся под немецкой оккупацией, руководство специальными радиоиграми с немецкой разведкой с целью дезинформации противника.

    Мы сразу же создали войсковое соединение Особой группы — отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН НКВД СССР), которой командовали в разное время Гриднев и Орлов. По решению ЦК партии и Коминтерна всем политическим эмигрантам, находившимся в Советском Союзе, было предложено вступить в это соединение Особой группы НКВД. Бригада формировалась в первые дни на стадионе “Динамо”. Под своим началом мы имели более двадцати пяти тысяч солдат и командиров, из них две тысячи иностранцев — немцев, австрийцев, испанцев, американцев, китайцев, вьетнамцев, поляков, чехов, болгар и румын. В нашем распоряжении находились лучшие советские спортсмены, в том числе чемпионы по боксу и легкой атлетике — они стали основой диверсионных формирований, посылавшихся на фронт и забрасывавшихся в тыл врага.»

    В октябре 1941 года Особая группа в связи с расширенным объемом работ была реорганизована в самостоятельный 2-й отдел НКВД по-прежнему в непосредственном подчинении Берии” (затем - 4-е Управление).

    В состав ОМСБОН вошли:

    — управление;

    — 1-й и 2-й мотострелковые полки трехротного состава (в каждой роте три мотострелковых и пулеметный взводы);

    — минометная и противотанковая батареи;

    — инженерно-саперная рота;

    — рота парашютно-десантной службы;

    — рота связи;

    — автомобильная рота и подразделения материально-технического обеспечения.

    Личный состав бригады комплектовался сотрудниками аппарата НКВД — НКГБ, в том числе из Главного управления пограничных войск, курсантами Высшей школы НКВД, личным составом органов милиции и пожарной охраны, добровольцами-спортсменами Центрального государственного института физической культуры, ЦДКА и общества “Динамо”, а также мобилизованными по призыву ЦК ВЛКСМ комсомольцами. Небольшая, но очень важная часть, бригады была укомплектована иностранными коммунистами, состоявшими в Коминтерне. Первым командиром ОМСБОН стал полковник М.Ф. Орлов, ранее занимавший должность начальника Себежского военного училища войск НКВД.

    Для личного состава бригады разработали специальную программу боевой подготовки. В задачи ОМСБОН вошли устройство минно-инженерных заграждений, минирование и разминирование особо важных военных объектов, парашютно-десантные операции, проведение диверсионных и разведывательных рейдов. Кроме общей программы, бригада проводила подготовку специалистов для выполнения на передовой и за линией фронта особых задач.

    По своей штатной организации бригада фактически являлась обычным мотострелковым соединением, каких в рядах войск НКВД в начале войны было много. Во время битвы за Москву ОМСБОН в составе 2-й мотострелковой дивизии войск НКВД особого назначения использовалась на передовой, но и в этот период в ее составе формировались боевые группы, предназначенные к заброске во вражеский тыл. В типовой состав группы входили командир, радист, подрывник, помощник подрывника, снайпер и два автоматчика. В зависимости от выполняемых задач боевые группы могли объединяться или дробиться.

    В критический период боев за Москву, зимой 1941/1942 годов, мобильные отряды ОМСБОН провели множество дерзких рейдов и налетов в тылу немцев. Некоторые группы использовались для ведения разведки и диверсий в интересах штабов общевойсковых армий. Большинство рейдов закончилось успешно, но диверсанты понесли большие потери.

    С 1942 года основной задачей бригады стала подготовка отрядов для действий в тылу противника. К началу осени в тыл врага было заброшено 58 таких отрядов. Как правило, выведенная в немецкий тыл разведгруппа становилась ядром для образования партизанского отряда. Рост численности последнего был обусловлен притоком отставших в 1941 — 1942 голах от своих частей военнослужащих РККА, совершивших побег военнопленных, просто местных жителей, недовольных немецким оккупационным режимом. В конечном итоге многие отряды превратились в крупные партизанские соединения, достаточно уверенно контролировавшие обширные районы в глубоком немецком тылу. За время войны сформировано 212 отрядов и групп общей численностью 7316 человек. Всего же кадры ОМСБОН подготовили по различным специальностям свыше 11 000 командиров и красноармейцев. Основную часть из этого количества составляли подрывники (5255 человек) и десантники-парашютисты (более 3000 человек). В числе других военно-учетных специальностей числились радисты, инструкторы-подрывники, снайперы, минометчики, водители, санинструкторы и химики. Кроме того, инструкторы специальных опергрупп, действовавших в тылу противника за два-три года из гражданских лиц и партизан подготовили еще 3500 подрывников. На базах ОМСБОН диверсионно-разведывательную подготовку прошло 580 стажеров из личного состава гвардейских частей РГК (в основном десантников).

    Парашютно-десантная служба бригады занималась материально-техническим и учебно-методическим обеспечением операций в тылу противника, а также снабжением находящихся за линией фронта групп. За всю войну самолетами Ли-2 и С-47 проведено 400 боевых вылетов, на оккупированные территории доставлено (с посадкой на партизанские аэродромы или на парашютах) 1372 человека, перевезено порядка 400 тонн спецгрузов.

    Итогом боевой деятельности ОМСБОН за четыре года войны стало уничтожение 145 единиц танков и другой бронетехники, 51 самолета, 335 мостов, 1232 локомотивов и 13 181 вагона. Бойцы бригады осуществили 1415 крушений воинских эшелонов противника, вывели из строя 148 километров железнодорожных путей, провели около 400 иных диверсий. Кроме того, 135 опергрупп ОМСБОН передали 4418 разведывательных донесений, в том числе 1358 — в Генштаб, 619 — командующему Авиацией дальнего действия и 420 — командующим фронтами и Военным советам.

    В начале 1943 года ОМСБОН была переформирована в Отряд особого назначения при НКВД — НКГБ СССР (ОСНАЗ). Эта войсковая часть была более четко ориентирована на решение разведывательно-диверсионных задач. В конце 1945 года ОСНАЗ расформирован. Некоторые его функции перешли к спецотрядам МВД—МГБ, которые вели тяжелую “лесную войну” с отрядами прибалтийских и украинских националистов. Эти силы сосредоточили в своих рядах самый отборный личный состав: еще в разгар войны, при анализе тяжелых потерь, понесенных разведгруппами СД, Вальтер Шелленберг отметил “трудность противодействия специальным силам НКВД, чьи части почти на 100 % укомплектованы снайперами”.

    Экипировка

    В войсках НКВД снабжение оружием, боеприпасами и обмундированием было поставлено заметно лучше, чем в Красной Армии. В зафронтовых условиях широко использовалось трофейное оружие, особенно автоматы МР 38/40 и пулеметы MG 34/42. Подразделения ОМСБОН были насыщены пистолетами-пулеметами ППШ (затем ППС-43) практически на 100 %, за исключением пулеметчиков, бронебойщиков и некоторых других специалистов. Все военнослужащие носили, кроме автоматов, кобурное оружие: пистолеты ТТ либо револьверы, а также всевозможные трофейные образцы. Диверсанты из состава бригады, как и бойцы других подразделений глубинной разведки, в обязательном порядке вооружались так называемыми ножами разведчика (HP).

    Униформа

    Бойцы и командиры ОМСБОН носили форму войск НКВД: пограничных или внутренних (с цветными фуражками, кантами и приборным сукном, положенными этим родам войск). Свою форму с особыми знаками различия носили и сотрудники Главного управления госбезопасности НКВД, проходившие службу в опергруппах бригады. Следует заметить, что в целях конспирации часто вместо ведомственного обмундирования носилась униформа РККА.

    Личный состав органов милиции, включенный в состав ОМСБОН, получил защитную форму одежды с милицейскими знаками различия. К голубым петлицам с красными кантами прикалывались эмалевые знаки различия, аналогичные армейским, но залитые голубой эмалью с красным металлическим бортиком. На локтевом сгибе левого рукава командиры носили цветное изображение герба СССР, а политработники — голубую суконную звезду с золотистыми кантом и изображением серпа и молота в центре. Голубой кант нашивался на боковые швы синих комсоставских галифе. В качестве головного убора мобилизованные на службу сотрудники милиции носили защитные фуражки с голубым околышем и таким же кантом на тулье. Кокарда — алая эмалевая звездочка с цветным изображением герба посредине (металлические части звезды и герба были латунными у командиров и никелированными у рядовых). Это обмундирование отменено после введения погон в феврале 1943 года, кроме того, большинство привлеченного из милиции личного состава к тому времени уже перевели в войска НКВД либо госбезопасность.

    Советские десантники и спецназовцы располагали значительной номенклатурой летнего и зимнего камуфляжного обмундирования: халатами и костюмами. С конца 30-х годов в армии и войсках НКВД широко применялись так называемые мочальные маскировочные костюмы, изготовленные из пучков мочала и сухой травы как на фабриках, так и в кустарных условиях. Во время боев в степях это приспособление хорошо маскировало владельца в зарослях травы, что широко использовалось во время боев на озере Хасан и реке Халхин-Гол. Все прочие образцы костюмов, как белых, так и пятнистых, как правило, выполнялись из бязи — весьма непрочного, но дешевого материала.

    В 30-е — начале 40-х годов встречалось два варианта рисунка ткани. Их официально именовали осенним и летним, хотя на практике в теплое время носили обмундирование с обоими вариантами расцветки. Летний камуфляж имел травянисто-зеленую основу с нанесенными на нее крупными амебооб-разными пятнами черного цвета. Осенний вариант отличался песочно-оливковой расцветкой с такими же по форме пятнами, но коричневого цвета.

    До начала войны маскировочные костюмы широко применялись в ВДВ и пограничных войсках. С июня 1941 года ношение камуфляжного обмундирования распространено на подразделения войсковой разведки (в том числе и ОМСБОН), группы снайперов, подрывников и другие части специального назначения. Кроме того, оперативные части ВВ МВД СССР, после войны занимавшиеся ликвидацией националистических формирований в Прибалтике и на западе Украины, в обязательном порядке снабжались маскировочными костюмами. Расцветка обмундирования образца 1943 года была разработана под сильным влиянием мелкопятнистого эсэсовского камуфляжа: на базовую травянистую основу желтой или светло-оливковой краской наносились контуры веток и листьев. В некоторых случаях поверх этой композиции изображались амебообразные черные или коричневые пятна, как на старых масккостюмах.

    Летний камуфляжный костюм состоял из свободной блузы и брюк. Застежка блузы доходила до середины груди; по бокам имелись два вместительных прорезных кармана. Полы и рукава снабжались затяжными тесемчатыми кулисами. Низки штанин заправлялись в кирзовые сапоги.

    Летние маскировочные костюмы часто снабжались мешковатыми капюшонами: размеры последних позволяли натягивать их на стальной шлем. Капюшоны пришивались по окружности к плечам блузы. Вырез капюшона, одновременно являвшийся планкой блузы, застегивался на три-четыре пластмассовые пуговицы, а небольшая лицевая часть закрывалась частой марлевой сеткой в маскировочной окраске. В походном положении капюшон расстегивался до самого низа и отбрасывался за спину. В воздушно-десантных частях, в особенности до войны, часто носили блузы без капюшона: шейный вырез затягивался на кулиску.

    Нередко в частях специального назначения вместо костюмов носили халаты: накидку с рукавами и капюшоном, которая спереди застегивалась на пуговицы до низа.
    Сообщения объединены, 28 июн 2017, время первого редактирования 28 июн 2017
    5172 представителя соединения за героизм и мужество, проявленные в ходе битвы с фашизмом, были удостоены орденов и медалей СССР, а двадцати двум Родина присвоила высокое звание Героя Советского Союза и, в том числе, подполковнику госбезопасности С.А. Ваупшасову (Ваупшасу), имя которого ныне носит одна из пограничных застав 23-го пограничного дважды Краснознамённого отряда Краснознамённого пограничного управления ФСБ России по Калининградской области.
    Сообщения объединены, 28 июн 2017
    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года Звания Героя Советского Союза посмертно (но как участница Сещинской подпольной организации Брянской области) была удостоена сержант Анна Афанасьевна Морозова, радистка специальной диверсионно-разведывательной группы «Джек». Формулировка – «За особые заслуги, мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.».

    Указом Президента РФ № 1226 от 7 декабря 1995 года «За мужество и героизм, проявленные при выполнении специальных заданий в тылу врага в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов» звания Героя Российской Федерации было присвоено бывшему военнослужащему войск Особой группы-ОМСБОН НКВД-ОООННКГБ СССР Юрию Антоновичу Колесникову - выдающемуся советскому разведчику, а ныне известному российскому писателю.

    Отдельный отряд особого назначения НКГБ СССР принимал непосредственное участие и в боях за Восточную Пруссию. Так, если исходить из военно-мемуарной литературы, первые его диверсанты-разведчики проникли на территорию Восточной Пруссии в самом конце 1943-начале 1944 гг. Это были представители только что созданного в Литве Интернационального отряда майора С.А. Волокитина («Майор Серго»), подчинённого в свою очередь располагавшемуся под Вильнюсом так называемому Малому Центру – Объединённому штабу действующих здесь чекистско-спецназовских формирований.

    В Интернациональный отряд ОООН НКГБ СССР входили:

    - интернациональная (испанцы, поляки, литовцы, немцы) группа майора С.А. Волокитина. Сброшена была на парашютах в конце 1943 года в расположение литовского партизанского отряда И. Вильджунаса;

    - четыре чекистских спецотряда - «Гвардия» капитана В.Н. Воронова численностью в 150 штыков (в 1944 году специально для этого совершил рейд из Ровенской области через Белоруссию в Августовские леса), «Гвалдахара», «Дружина» и «Комета»;

    - две разведгруппы чекистского спецотряда «Боевой». Обе базировались под Вильнюсом в Рудницкой пуще;

    - «немецкая» группа политрука Николаева. Прибыла из-под Минска из состава спецотряда подполковника госбезопасности С.А. Ваупшасова – Партизанского отряда особого назначения «Местные»;

    - несколько мелких специальных диверсионно-разведывательных групп всё того же ОООН НКГБ СССР.

    Регион для осуществления специальных диверсионно-разведывательных операций - Литва, Восточная Пруссия и Польша (включая Варшаву и Краков). Миссия – как путём создания здесь разветвлённой агентурной сети, так и методами активной разведки (в том числе путём организации крупных диверсий), сбор разведанных о противнике. При этом спецотряд «Гвалдахара» имел и особое задание: его разведчики действовали в литовских городах Вильнюс и Каунас под личной военнослужащих испанской «Голубой дивизии».

    В Москву, в расположение своей в/ч – ОООН НКГБ СССР, - Интернациональный отряд возвратился лишь в августе 1944 года, причём возвратился не имея (!) безвозвратных потерь в личном составе.

    В начале 1944 года у самых южных границ Восточной Пруссии особые задания Центра, связанные с осуществлением диверсионно-разведывательной деятельности в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника, выполнял и другой военнослужащий ОООН НКГБ СССР - офицер госбезопасности Юрий Антонович Колесников. В тот самый период времени он являлся заместителем начальника штаба 1-й Украинской партизанской дивизии имени дважды Героя Советского Союза С.А. Ковпака по разведке. Само же это соединение, возглавляемое профессиональным военным разведчиком, будущим генерал-майором и известным советским литератором П.П. Вершигорой, напомним, совершало тогда свой легендарный Львовско-Варшавский рейд.

    Как указывают в своей книге А.И. Зевелев, Ф.Л. Курлат и А.С. Казицкий («Ненависть, спрессованная в тол» // М.: Мысль, 1991. - 331 с. Тираж 100 000 экз. ISBN 5-244-00523-5;militera.lib.ru/h/zevelev_ai/index.html), являющейся своеобразной исторической летописью ОМСБОН войск НКВД-ОООН НКГБ СССР, в 1943-1944 годах ценную развединформацию из Восточной Пруссии через своих агентов регулярно получали и затем оперативно переправляли её в Центр офицеры-чекисты С.А. Ваупшасов, К.П. Орловский П.Г. Лопатин, И.Ф. Золотарь и М.С. Прудников – командиры крупных партизанских соединений Белоруссии, созданных здесь в 1942 году на базе спецотрядов Отдельной мотострелковой бригады особого назначения войск НКВД СССР.

    Небезынтересен в этом отношении и такой малоизвестный для калининградцев факт: в первых числах июля 1944 года в связи с началом окончательного освобождения Белоруссии действовавший в Минской области Партизанский отряд особого назначения «Местные» Героя Советского Союза подполковника госбезопасности С.А. Ваупшасова («Градов») получил от командования ОООН НКГБ СССР приказ без промедления передислоцироваться в Восточную Пруссию. Однако в связи с тем, что данный приказ был отдан Центром без учёта доселе не бывалых темпов стремительного продвижения советских войск на запад, спецсоединение офицера-чекиста С.А. Ваупшасова 6 июля в районе местечка Самохваловичи, что в 18 км южнее Минска, наткнулось на… боевое охранение передовых частей 3-го Белорусского фронта. Как выяснилось, отряд «Местные» уже находится в тылу не немецко-фашистских, а совестких войск. В силу этого обстоятельства рейд в Восточную Пруссию пришлось вынужденно прекратить.

    В интересах же командования 1-го Прибалтийского, 2-го и 3-го Белорусских фронтов максимально активная заброска разведгрупп ОООН НКГБ СССР на территорию Восточной Пруссии началась со второй половины июля сорок четвёртого. Она была инициирована выходом в свет 24 июля 1944 года директивы наркома обороны СССР Маршала Советского Союза И.В. Сталина, обязавшей начальников штабов и начальников разведуправлений фронтов немедленно начать работу по форсированному созданию на территории Германии, Венгрии, Румынии, Польши, Чехословакии и других стран Западной Европы (но на глубине, не превышающей 500 км от линии фронта) активно действующей советской агентурной сети.

    «На последнем этапе войны Центр по просьбе Ставки и командующих фронтами направил несколько спецгрупп омсбоновцев в Восточную Пруссию и на территорию Германии, в район Берлина, где разведчикам ОМСБОНа приходилось действовать в особо трудных условиях, - говорится в уже упоминавшейся книге А.И. Зевелева, Ф.Л. Курлата и А.С. Казицкого «Ненависть, спрессованная в тол». - Опасности провала и гибели подстерегали их ежеминутно. Действовать приходилось в прифронтовых условиях, часто на территориях, предельно насыщенных гарнизонами и превращённых в сплошную зону обороны, в окружении враждебно настроенного населения и при его повышенной бдительности. Здесь было немало провалов и потерь, но в целом и эта задача оказалась посилам воинам ОМСБОНа. При этом в ряде случаев спецгруппы и индивидуальные разведчики входили в контакт с немецкими антифашистами и ощущали их помощь и поддержку.

    В 1944 г. ушёл с Украины в Августовские леса отряд Воронова «Гвардия» в составе 150 человек. Бойцы отряда вели здесь активную разведку и совершили ряд смелых диверсионных актов.

    Осенью 1944 г. под Кёнигсберг была сброшена разведывательная группа, целью которой было наведение советской авиации на объекты и ведение разведки. В состав группы входило восемь человек, в их числе радистка А.Н. Панова. Разведчики успели передать Центру немало важной информации. Однако вскоре группа была обнаружена фашистами. Все разведчики и радистка Ася героически погибли в неравном бою.

    Группа «Корректировщики», действовавшая там же, устроила засаду на шоссе и уничтожила крупного чиновника из Главного управления имперской безопасности. Разведчики неоднократно вызывали на объекты советскую бомбардировочную авиацию.

    По их данным были совершены массированные удары авиации по магистралям Кёнигсберг - Тильзит, Кёнигсберг - Каунас. В составе группы было 12 омсбоновцев, в том числе радист Н. Мартынов и разведчик Э. Майоров. Фашисты упорно охотились за отрядом. Пришлось рассредоточиться на четыре группы - по тройкам. Тройка Э. Майорова вела бой с засадой у дороги. Фашистам удалось схватить раненого бойца после того, как им были расстреляны все патроны. После зверских пыток они подвергли его чудовищно жестокой смерти, закопав живым в землю».

    На сегодняшний известны следующие действовавшие в тылу Восточно-Прусской группировки специальные диверсионно-разведывательные группы Отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР – «Джек», «Каштан», «Клён» и «Тигр» (в терминологии НКГБ СССР - «Корректировщики»). Большинство бойцов этих разведгрупп погибли смертью героев в тылу врага, при этом разведгруппы «Каштан» и «Клён» - в полном составе.

    В ходе боёв за Восточную Пруссию чекистский спецназ, каким по своей сути являлся ОООН НКГБ СССР, понёс безвозвратные потери и среди личного состава штатных вспомогательных служб. Так, в частности, осенью 1944 года вместе с экипажем одного из Ли-2, не вернувшегося из Восточной Пруссии, куда вылетел, чтобы доставить советским диверсантам-разведчикам очередные контейнеры с грузом, погиб инструктор парашютной подготовки роты парашютно-десантной службы Василий Павлович Антонов (воинское звание неизвестно).

    Как правило, спецотряды, разведгруппы и одиночные разведчики соединения в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника забрасывались по заданиям Разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии. Так, например, чекистские разведгруппы «Джек» и «Тигр»-«Корректировщики» перед десантированием в Восточную Пруссию были приданы командованию в/ч «Полевая почта 83462» 3-го (диверсионного) отдела Разведывательного управления 3-го Белорусского фронта.

    Что же касается средств заброски, то, по словам бывшего инструктора парашютной подготовки роты парашютно-десантной службы ОМСБОН войск НКВД-ОООН НКГБ СССР Владимира Оскаровича Пабаутского, «как правило, полёты в глубокий тыл противника осуществлялись на транспортных самолётах Ли-2, оборудованных турельным пулемётом и дополнительными бензобаками, полёт длился десять-двенадцать часов. В большинстве своём это были самолёты 101-го авиаполка дальнего действия, которым командовала прославленная лётчица Герой Советского Союза В.С. Гризодубова. Летать приходилось зимой и летом за тысячу и более километров над оккупированной территорией, под обстрелом зенитной артиллерии, подвергаясь атакам фашистских истребителей. В больших лесных массивах мы отыскивали партизанские костры, а иногда совершали посадки и взлёт на незнакомой, необорудованной площадке.

    Блестяще выполняли задания командования и Центрального штаба партизанского движения лётчики Виталий Бибиков, Иван Владимирцев, Георгий Чернопятов, Борис Лунц, Николай Слепов, Василий Асавин, Виталий Масленников». Цитата дана по книге «Динамовцы в боях за Родину»/Составитель А. Андреев, М.: Издательско-полиграфическое предприятие МГС «Динамо» и Изд-во «Физкультура и спорт», 1975. – 242 с., ил., стр. 164.)

    В июне 1945 года по указанию наркома внутренних дел генерального комиссара госбезопасности СССР Л.П. Берии на территорию соседней к Восточной Пруссии Литвы из состава ОООН НКГБ СССРбыли направлены четыре спецподразделения. Задача, которую они здесь выполняли, - «обнаружение и ликвидация формирований националистического подполья, баз и штабов ЛЛА [«Армия освобождения Литвы»]».

    Как правило, на боевые задания личный состав данного спецназа выходил, будучи экипированным в трофейное обмундирование, в том числе и под видом скрывающихся от советского правосудия власовцев.

    На своём вооружении каждое из подразделений имело стрелковое оружие отечественного и иностранного производства, включая такое тяжёлое, как ротные миномёты.

    Известно, что двумя из этих четырёх спецподразделений командовали Герои Советского Союза подполковники госбезопасности Станислав Алексеевич Ваупшасов и Евгений Иванович Мирковский.

    Об одной из тех контртеррористических операций, осуществлённых летом сорок пятого чекистским спецназом вблизи границ с Восточной Пруссией, – строками воспоминаний непосредственного участника тех событий Алексея Павловича Селезнёва (цитата даётся по сборнику «Динамовцы в боях за Родину», стр. 188): «Поступили сведения, что в одном из районов Прибалтикиорудует банда: мешает налаживать новую жизнь, терроризирует местных жителей. Получаем задание уничтожить бандитов или взять их живьём. Руководит операцией Герой Советского Союза Е.И. Мирковский, опытный командир, чекист. Прибываем на место, знакомимся с обстановкой. Узнаём, что в лесах скрываются оставшиеся в окружении немцы. Бандиты, надо думать, их не боятся - своя компания. Решаем на этом сыграть, переодеваемся в немецкую форму и идём на сближение с бандой.

    «Завязать контакты» оказалось нетрудно. Решили брать бандитов живьём. Пригласили к себе, поим чаем, присматриваемся, выжидаем подходящий момент. Мы налегке, у каждого пистолет и нож, а они при полном вооружении, но зато их десять человек, нас пятнадцать. Одолеем! По сигналу Мирковского набрасываемся на них.

    Я схватился с рослым парнем, заломил ему руки. Пытаясь вырваться, парень задел кольцо гранаты и тут же сам испугался, обмяк от страха и стал валиться на землю. Я отпустил его, давая возможность упасть и накрыть гранату. И в это мгновенье раздался взрыв... Очнулся я в госпитале, уже без ног. Итог нашей операции был таков: троих бандитов мы убили, семерых взяли живьём. Потери нашей группы - пять раненых, один из них - я. На войне уцелел, но война всё же сказала своё запоздалое слово...».

    Отдельный отряд особого назначения НКГБ СССР был расформирован совместным приказом наркомов внутренних дел и госбезопасности от 5 октября 1945 года.

    Соединением командовали:

    - в июне-октябре 1941 года – комбриг Богданов Павел Михайлович (на правах начальника войск Особой группы при НКВД СССР);

    - 15 октября 1941-августе 1942 гг. - полковник Орлов Михаил Фёдорович;

    - августе 1942-ноябре 1943 гг. - полковник Гриднёв Вячеслав Васильевич;

    - ноябре 1943-5 октября 1945 гг. – вновь полковник Орлов Михаил Фёдорович.
    Сообщения объединены, 28 июн 2017
    9295353bvt.jpg 1323395373_000300_10282.jpg i_017.jpg sudoplatov-03.jpg загружено.jpg
     
    volic нравится это.
  9. Авантюрист
    Offline

    Авантюрист Фельдфебель

    Регистрация:
    12 фев 2012
    Сообщения:
    57
    Спасибо:
    48
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Откровенно говоря если углубляться в эту тему то получается следующая ситуация, практически каждое силовое ведомство создавало свои спец подразделения (в прочем как и в наше время),которые действовали под их руководством, вот выдержка из статьи о ООСНАЗ ЗФ и его командирах:
    Во второй половине октября 1941 года по указанию Командующего Западным фронтом генерала армии Г. К. Жукова на базе резерва Военного Совета был сформирован специальный десантный батальон, преобразованный в Отряд Особого назначения Западного фронта (ООнЗФ).Командиром ООнЗФ был утверждён полковник С.И. Иовлев, заместителем по разведке – капитан В.В. Жабо. ООнЗФ состоял из 600 бойцов, был вооружен винтовками — «бесшумками» с приборами «беспламенно-бесшумной» стрельбы, «новым модернизированным оружием».Бойцы отряда были обучены приемам рукопашного боя, бесшумного снятия часовых, подрыва вражеской техники, умели применять в бою трофейное оружие.

    [​IMG]
    Фото. Бойцы отряда особого назначения перед рейдом по тылам врага

    После укомплектования рот, проведения обучения действиям в тылу противника (особенно в ночное время) 12 ноября 1941 года Отряд Особого назначения Западного фронта на автомашинах выехал к линии фронта для выполнения своей первой операции. Приказ на выполнение задания исходил непосредственно от Командующего Западным фронтом генерала армии Жукова.

    Во время продвижения автоколонны по Москве, столица подверглась налёту вражеской авиации. Несколько машин с личным составом отстали. Полковник Иовлев С.И. принял решение оставить капитана Жабо В.В. для встречи отставших машин и сформирования из личного состава самостоятельного боеспособного подразделения. Сам же, с Отрядом примерно 400 человек, приступил к выполнению задания в тылу противника, поставленного Командующим фронтом.
    ООнЗФ под командованием полковника Иовлева С.И. громил коммуникации немецко-фашистских войск на территории Угодско-Заводского и Высокиничского районов Московской области (ныне Жуковский и Высокиничский районы Калужской области).

    [​IMG]
    Фото. Партизанская засада в 1941 году

    В ноябре 1941 года капитан Жабо В.В., собравший под своё командование отставших во время бомбардировки Москвы бойцов и командиров Отряда Особого назначения, получил от Командующего Западным фронтом генерала армии Жукова Г.К. задание сформировать Сводный отряд Особого назначения из полубатальона ООнЗФ и четырёх партизанских отрядов НКВД, с задачей разгромить штаб немецкого 12-го армейского корпуса, расположившийся в Угодском Заводе (на родине Жукова Г.К., ныне г. Жуков, Калужской обл.).

    Дело в том, что однажды партизаны совершенно случайно зашли в дом лесника Т. Д. Золотарева близ села Буриново. А у него — гость, немец. И не просто немец, а офицер штаба. Скрутили его и потащили через лес. Немец дал показания: в Буринове и окрестностях накапливается большая группировка противника для очередного удара по Серпухову. Утром по приказу штаба Западного фронта скопление немецких войск бомбила советская авиация.

    [​IMG]
    Фото. Военный совет на привале партизанского отряда, 1942 год

    Капитан Жабо, а именно он возглавил операцию по разгрому штаба, внезапно в ночь на 24 ноября с несколькими группами партизан атаковал штаб. Охранное подразделение, ошеломленное действиями русских, не смогло оказать организованного сопротивления. Бой длился 1 час 10 минут. После этой операции имя майора Жабо не раз упоминалось во фронтовой печати. Были захвачены оперативные документы армейского корпуса, убиты сотни гитлеровцев, выведены из строя десятки автомашин. Приказом по сводному отряду особого назначения Западного фронта от 2 декабря 1941 года капитан Жабо был награжден орденом Ленина.

    [​IMG]
    Фото. Наградные документы отряда Жабо

    В конце ноября 1941 года ООнЗФ перебрасывается на северо-запад Подмосковья в распоряжение командования 30-й армии, где накануне контрнаступления была создана подвижная группа развития прорыва под командованием командира 107-й мотострелковой дивизии П.Г. Чанчибадзе.

    Бойцы В.В. Жабо обеспечивали продвижение группы, дезорганизовывали связь и взаимодействие вражеских войск.Ночью 6 декабря бойцы отряда Жабо перешли линию фронта, 7 декабря вышли на Ленинградское шоссе севернее Ямуги, провели разведку. Затем пересекли шоссе и железную дорогу в районе станции Решетниково.

    Уничтожая вражескую связь, партизаны тысячами метров вырубали провода и кабели, зарывая в снег, разведывали передвижение вражеских войск и подрывали склады с боеприпасами.Дивизии и батальоны подвижной группы 30-й армии 9 декабря освободили Ямугу и развили наступление в район Теряевой Слободы. В деревне Семчино командир группы полковник П.Г. Чанчибадзе встретился с майором Жабо и долго расспрашивал его о результатах разведки.13 декабря партизаны снова ушли в немецкий тыл. И снова боевая работа: разведка, диверсии, взрывы в стане врага.Командующий 30-й армией Д.Д. Лелюшенко писал: «Хорошо помогали нам в подмосковной битве отважные партизаны. В полосе наступления 30-й армии действовал отряд под командованием товарища В.В. Жабо. Народные мстители смело наносили удары по тылам врага, захватывали дороги, портили линии связи, подрывали склады боеприпасов, держали гитлеровцев в постоянном напряжении».

    [​IMG]
    Фото. Партизаны Западного фронта

    Фактически в конце ноября – декабре 1941 г. Отряд Особого назначения Западного фронта действовал в тылу противника двумя самостоятельными подразделениями, документально оставаясь единым целым: основной состав под командованием полковника Иовлева С.И. и отряд меньшего количественного состава под командованием капитана Жабо В.В.

    В декабре отряд под командованием полковника Иовлева С.И. (с 16 декабря 1941 г. назначен командиром 1-й Гвардейской мотострелковой дивизии), затем лейтенанта Есина Г.Я., — выполнял задания в тылу противника в районе Волоколамского шоссе и в Клинском районе. Отряд под командованием капитана Жабо В.В. действовал во вражеском тылу также на Клинском и Волоколамском направлениях. Все операции отрядами проводились методом партизанского рейдирования – ушли в тыл противника, выполнили ряд операций и вернулись в расположение своих войск. Отряды действовали не одновременно, а как бы сменяя друг друга. Возможно, что даже база отдыха отрядов была одна, общая – аэродром Тушино. Но своего почтового адреса для писем у них в этот период не было...

    [​IMG]
    Фото. Бойцы отряда особого назначения изучают трофейное орудие

    Ориентировочно в районе 30 декабря 1941 г. Отряд Особого назначения Западного фронта вновь соединился в единое целое. Место базирования — Кунцево (тогда ещё подмосковное). Примерно половина личного состава вернулась в свои прежние части (откуда они пришли в ООнЗФ), либо были направлены в офицерские школы. Майора Латышева А.Д. вернули в Штаб ВВС Западного фронта. Командиром Отряда Особого назначения становится майор Жабо В. В. В Отряде снова остаются только добровольцы. Январь 1942 г. ушёл на подготовку как воздушно-десантного батальона. Тренировки проходили на аэродроме Внуково.

    Высадка в тыл противника затягивалась из-за нелётной погоды. Командующий Западным фронтом генерал армии Жуков приказывает командиру ООнЗФ майору Жабо В.В., используя коридор, пробитый в обороне противника 33-й армией (командарм Ефремов М.Г.), выйти в район г. Дорогобуж, с дальнейшим переходом в Белоруссию.

    Отряд численностью 294 человека на машинах из Москвы прибыл в Износки, где располагался штаб 33-й армии. Далее к входу в «коридор». В 3 часа ночи 3 февраля 1942 г. Отряд Особого назначения Западного фронта под командованием майора Жабо В.В. принял встречный бой с 4-м полком СС, имевшим задачу выйти в наш тыл и уничтожить штаб, тылы 33-й армии и перерезать пути снабжения ударной группы данной армии, ведущей бои под командованием генерала Ефремова М.Г. по овладению г. Вязьма.

    Майор Жабо В.В. принял решение отклониться от выполнения задачи, поставленной перед ним Командующим фронтом Жуковым Г.К., и силами своего Отряда закрыть дорогу противнику.

    [​IMG]
    Фото. Партизаны Западного фронта после боя по пути к своей полевой базе, 1942

    Бой с полком СС «Мертвая голова» — гвардией Гитлера, — вошел в сводку Информбюро. Боестолкновение с превосходящим в силах противником началось вблизи деревушки Пинашино. Вынудив фашистов залечь, пограничник навязал им свой вариант действий. Скованная фронтальным огнем, мотопехота отстреливалась, поливала минометным огнем русских. Майор Жабо двинул в обход усиленный взвод, который, скрытно выдвинувшись в тыл СС. ударил одновременно с основными силами отряда. Фашисты попятились, оставляя на снегу трупы солдат, оружие, мотоциклы... Но вскоре вызвали на помощь авиацию. Стервятники со свастикой на крыльях обрушили на отряд Жабо град бомб. Эсэсовцы потеснили русских. Генерал Ревякин приказал Жабо отступить к деревне Белый Камень, куда направлялось подкрепление из охранных подразделений 33-й армии.

    На новом рубеже схватка закипела с прежней яростью.

    Тех 17 часов, что отряд Жабо сдерживал врага, хватило для выведения из-под удара штаба армии...

    Приказом войскам Западного фронта о награждении личного состава от 22 февраля 1942 года майор В.В. Жабо был награжден орденом Красного Знамени.За мужество и героизм, проявленные в бою против 4-го полка СС многие бойцы и командиры были награждены орденами и медалями. Ряд бойцов, по желанию, направлен в офицерские школы.

    [​IMG]
    Фото. Взятие партизанами населенного пункта

    В последних числах февраля 1942 г. майор Жабо В.В. переправлен на самолёте в тыл противника с заданием — сформировать 1-й Партизанский полк в Знаменском районе Смоленской области, и обеспечить взаимодействие партизан с 4-м ВДК и 1-м КК Белова. Решением Военного Совета Западного фронта в марте 1942 г. в Знаменском районе путем объединения группы партизанских отрядов Знаменского и Семлевского районов был сформирован и героически сражался «Партизанский полк Жабо».

    [​IMG]
    Фото. Партизанская самодеятельность - концерт на привале.

    Полк 5 стрелковых батальонов и спецподразделения. Личный состав — 1603 бойца; вооружение, кроме винтовок и автоматов, — 8 орудий, 16 пулеметов, 44 противотанковых ружья. Командир полка — майор В.В. Жабо, комиссар — И.Ф. Лифшиц, затем Л.Ф. Муханов. Полк входил в оперативное подчинение штабу генерала П.А. Белова, прикрывал с тыла 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 4-й ВДК, взаимодействовал с ними.

    [​IMG]
    Фото. Карта боевых действий отряда Жабо

    В марте 1942 года партизанские полки В.В. Жабо и «Северный медведь» блокировали в районе станции Угра вражеский гарнизон численностью более 700 человек, который охранял железную дорогу на участке Вязьма–Занозная и угрожал тылу войск П.А. Белова и флангу 4-го воздушно–десантного корпуса. В ночь на 21 марта партизаны полков В.В. Жабо, «Северный медведь», бойцы 8–й воздушно–десантной бригады и кавалеристы корпуса Белова блокировали станцию Угра. В результате десятидневного боя гитлеровцы были выбиты из Угры и деревни Денисовки и понесли большие потери.

    [​IMG]
    Фото. «Рельсовая война» — партизаны минируют железнодорожное полотно.

    В середине мая 1942 года полку Жабо была поставлена задача всеми силами удерживать позиции правее 329-й стрелковой дивизии, оборонявшейся в направлении Вязьмы. Удержанию освобожденной территории командование Западного фронта придавало важное оперативное значение: не позже 5 июня фронт должен был начать новую наступательную операцию, во время которой войскам Белова следовало нанести удар по фашистам с тыла. В эти тревожные дни Жабо значительно усилил разведку и держал под особым наблюдением Знаменку и юхновско-вяземский большак, откуда противник мог напасть в любое время.

    Об активизации противника свидетельствовало событие, происшедшее 22 мая. Вечером штаб Жабо получил сообщение о том, что в районе действий десантников А. Ф. Казанкина обнаружено более трехсот переодетых в красноармейскую форму диверсантов, переброшенных фашистами через линию фронта с целью проникнуть в расположение корпуса П. А. Белова, уничтожить командование корпуса и овладеть штабом. Один из диверсантов перебежал к десантникам и раскрыл этот коварный замысел врага.

    [​IMG]
    Фото. Прощание партизана с матерью, 1942

    На рассвете 24 мая гитлеровцы начали наступление. Бой за Желанью шел несколько часов. Фашисты беспрестанно наращивали силы и примерно к десяти часам утра им удалось серьезно потеснить партизан. Они штурмом взяли Городянку, Гряду, а затем Петрищево. Оказалось, что по участку, обороняемому полком Жабо, гитлеровская группировка, приступившая к ликвидации освобожденного района, наносила свой главный удар. Враг ставил целью отрезать партизанский полк и воздушно-десантный корпус от основных сил Белова.

    Гитлеровские танки с автоматчиками, прорвав оборону партизан на Леонидовке, двинулись по дороге и засеянному полю на горящую Желанью. Вскоре они вышли на аэродром и оказались на виду у обороняющих село партизан. Фашисты приближались также и со стороны Городянки и Гряды. Как только первые семь танков и следовавшая за ними пехота стали спускаться с пригорка, партизаны открыли по ним огонь из всех видов оружия.

    В первые же минуты артиллеристы под командованием Семена Качанова подбили два танка. Партизанам удалось также отсечь автоматчиков от танков, нанести им большой урон. Встретив решительное сопротивление, противник повернул вспять.

    Едва прояснилось небо, на Желанью обрушились вражеские бомбардировщики. А вслед за этим началась новая атака. Не менее батальона фашистов с засученными рукавами двигались в плотном строю, заняв почти все поле перед селом. Впереди шли два танка.

    Подпустив гитлеровцев как можно ближе, партизаны обрушили на них огонь такой силы, что противник начал в панике разбегаться. Многие из атакующих остались лежать на поле. Спустя полчаса атака повторилась. Танки вырвались на пригорок и, стреляя на ходу, быстро приближались к Желанье. На подступах к селу разгорелся ожесточенный бой. В этот раз гитлеровцы действовали, несмотря на большие потери, еще более настойчиво. Некоторым из них удалось приблизиться к селу почти вплотную.

    В третьей атаке гитлеровскую пехоту поддерживало уже до десяти танков. Там и тут горели вражеские танки. Никогда еще, пожалуй, партизаны не дрались с врагом столь яростно и упорно, как в этот день. Плечом к плечу с ними сражались перешедшие на сторону партизан немцы: Кельман, Мейлер и еще двое. Некоторые из них были уже ранены, но по-прежнему не выпускали из рук автоматов. Всем им суждено было погибнуть в бою за Желанью. Партизаны понесли серьезные потери. Многие из них пали смертью храбрых. Старший лейтенант Иванов доложил Жабо в середине дня, что его батальон потерял не менее половины состава и что несколько пушек вышли из строя.

    Жабо связался с Прасковкой и приказал Серобабину прислать подкрепление. Серобабин сообщил майору только что поступившую в штаб полка оперсводку: десантники и гвардейцы успешно отбивают атаки врага.

    Вскоре в Желанью прибыло до роты партизан, снятых с аэродрома в Лохове, и охрана штаба. По всей Желанье сизыми клубами стелился дым пожарища. Во второй половине дня, и особенно под вечер, гитлеровцы предпринимали все более ожесточенные атаки. По Знаменской дороге на Желанью двинулось еще пятнадцать танков, сопровождаемых автоматчиками. Несмотря на убийственный огонь партизан, они упорно лезли вперед. Было подбито три танка.
    Разорвавшаяся мина уничтожила расчет пушки, возле которой находился Качанов, и сам он рухнул замертво на землю. Остальные партизанские пушкари, не прерывая ни на минуту огня, посылали в сторону гитлеровцев снаряд за снарядом.

    Бой за Желанью шел и вечером, и весь следующий день, 25 мая. Партизаны, несмотря на очевидное численное превосходство наседающих фашистов, не считаясь с собственными тяжелыми потерями, по-прежнему стойко и мужественно разили врага. Они беззаветно сражались за то, чтобы свободно и счастливо жилось на родной древней и милой земле.

    [​IMG]
    Фото. Партизанский отряд на марше, лето 1942.

    Решив, что из-за больших потерь полк В. В. Жабо может не сдержать натиск, П.А. Белов приказал соседней 329-й стрелковой дивизии отвести свой фланг так, чтобы прикрыть партизанские подразделения. Отойдя через боевые порядки стрелковой дивизии, партизаны должны были сосредоточиться в ее тылу и поступить в подчинение командира дивизии.

    Упорно обороняя свой рубеж, она понесла потери. Вместе с присоединившимися к ней подразделениями партизанского полка Жабо в дивизии насчитывалось до двух тысяч бойцов и командиров.

    Нанося встречные удары — по обороне партизан под Желаньей и по конногвардейцам у Всходов,— гитлеровцы стремились соединиться в районе станции Угра, и таким образом отрезать десантников, наступавших на Варшавку. Чтобы добиться этого, они бросили на прорыв большое количество пе¬хоты, артиллерии и танков 4-го и 43-го корпусов.

    Белов отдал приказ отойти на новые рубежи. Партизанские подразделения полка майора В. В. Жабо, присоединившиеся к 329-й стрелковой дивизии и к соседу справа — бригаде десантников, отступили сначала в леса под Преображенском, а затем и на левый берег Угры, где соединились с конниками.

    К 28 мая партизан десантники и кавалеристы уже имели устойчивый фронт. Минула неделя непрерывных ожесточенных боев, показавших силу духа и воинское мастерство советских патриотов, действовавших в тылу врага.

    1 июня положение войск П. А. Белова серьезно ухудшилось. Дожди прекратились, и в посветлевшем небе появились вражеские самолеты. Они утра и до вечера бомбили и обстреливали боевые порядки защитников освобожденного района. 4 июня Белов направил в штаб Западного фронта радиограмму, запрашивая согласие на переход через линию фронта.
    Командование разрешило его группе выйти из тыла противника, избирая, в зависимости от обстановки, наиболее подходящие маршруты.

    Одновременно было решено изменить тактику партизанской борьбы. 11 июня Смоленский обком партии издал директиву приступить к рассредоточению партизанских частей на небольшие отряды вывести эти отряды из угрожаемых районов, а потом продолжать диверсии на коммуникациях противника, дезорганизовывать его тылы. К тому времени общая обстановка на фронте настолько изменилась, что ранее намечавшаяся крупная операция которая должна была начаться в первых числа июня, утратила свое возможное значение, и удерживать дальше обороняемую войсками Белова территорию не было смысла.

    Таким образом, партизанский полк в первых числах июня фактически прекратил свое существование. В одном из документов, хранящихся в партархиве Смоленского обкома КПСС, так говорится об этом: «Полк Жабо перешел линию фронта, частично остался в тылу, частью погиб. На этом 1 июня 1942 г. полк закончил свои боевые действия в тылу противника».
    Сообщения объединены, 22 сен 2017, время первого редактирования 22 сен 2017
    Нашел ещё одну статью, про другое подразделение,в котором служила З. Космодемьянская, подобная статья уже проходила на сайте, но трактовалась по иному:
    Большую помощь фронту во время Великой Отечественной войны оказали военные разведчики. Перед войсковой разведкой ставилась задача заблаговременно раскрыть планы противника. Лишь три десятилетия спустя начал появляться материал о секретной войсковой части 9903. За этим набором цифр скрывался Центр подготовки диверсантов и разведчиков Разведывательного отдела Штаба Западного фронта (5, с. 13-14,6, с. 56). До середины 1970-х гг. существование части оставалось тайной. Войсковая часть 9903 была создана в июне 1941 г. Первым командиром был полковник А.Свирин. Бойцам части предстояло добывать сведения о противнике и сдерживать продвижение его войск к Москве. В конце июня в часть прибыл майор Артур Спрогис с восемью другими выпускниками военной академии им. Фрунзе (1, с. 25). Историческая справка: Спрогис Артур Карлович (19041980), один из руководителей партизанского движения в Латвии и Беларуси, латыш, полковник (1943). С октября 1922 г. служил во 2-й пограничной дивизии г. Полоцка в должности командира взвода. Воевал в Испании. С первых дней Великой Отечественной войны Спрогис стал одним из организаторов диверсионной работы в тылу врага. Приказом № 02 от 20.07.1941 г. по Штабу Главного командования Западного стратегического направления А. К. Спрогис был назначен командиром части 9903. Личный состав части спешно формировался из комсомольских активистов, милиционеров, спортсменов. Мандат Спрогиса, подписанный начальником штаба фронта генерал-лейтенантом Г. К. Маландиным, поражал своей необычностью (2, с. 43-44). В нем указывалось: «Спрогис является особо уполномоченным представителем Военного совета Западного фронта и все командиры частей и соединений должны оказывать всемерное содействие в его работе и обеспечивать людским составом, вооружением и другими видами снабжения. Майору Спрогису и другим лицам по его указанию разрешался переход линии фронта в любое время». Осенью 1941 г. бойцов части расквартировали в поселке Кунцево на даче знаменитого полярника О. Ю. Шмидта и в одном из зданий Московского энергетического института. Было принято решение через ЦК ВЛКСМ увеличить численность личного состава за счет массового набора комсомольцев-добровольцев. 28 ноября 1941 г. назначили пункт сбора возле кинотеатра «Колизей». После индивидуальной беседы с каждым из трех тысяч прибывших в часть зачислили две тысячи человек. Это были парни и девушки шестнадцати-девятнадцати лет, в числе которых оказались Зоя Космодемьянская, Никита Дронов, Лиза Чайкина и многие будущие Герои Советского Союза. Бойцов диверсионных групп учили действовать в глубоком тылу противника: добывать разведданные, минировать дороги, взрывать мосты и пускать под откос эшелоны. Тренировки проходили на улице Красноказарменной возле Измайловского парка и шоссе Энтузиастов. Готовили диверсантов 3-5 дней, поэтому сразу же начинали с практики: разборки и сборки пистолета прицеливания и плавного спуска курка. Молодые бойцы осваивали основные приемы рукопашного боя, тренировались в метании гранат, вырабатывали навыки маскировки. Большое внимание уделялось изучению подрывного дела и парашютной подготовки. Часть 9903 была интернациональной (9, с. 5-6). Конкретных задач перед диверсантами не ставили, они сами выбирали объекты атак на коммуникациях противника, нападая на транспортные колонны, уничтожая линии связи, мосты, живую силу. После разгрома фашистских войск под Москвой войсковая часть приступила к подготовке групп действия в глубоком тылу противника в Беларуси, Латвии, Польше, Восточной Пруссии. Спрогис лично проверял готовность каждой группы, уходящей в тыл врага. Важные и опасные операции возглавлял сам. Приходилось переходить линию фронта под минометным и пулеметным огнем, ползти по заминированным полям. С марта 1942 г. группы доставлялись на самолетах в заданный район и десантировались. Основная их задача — стать базой партизанского движения на местах и установить связь с Центральным штабом партизанского движения. В местах действий они пополнялись за счет местного населения (7, с. 18-19). Одной из групп командовал Григорий Герчик, а его заместителем был воентехник Михаил Гаврик. Г. Я. Герчик участвовал в советско-финской войне, а накануне Великой Отечественной войны служил в Бресте в инженерных войсках в должности командира разведывательно-диверсионной группы и имел звание младшего лейтенанта. Группа была десантирована на грузовом самолете «Дуглас» в районе треугольника Полоцк — Невель Витебск в ночь с 9 на 10 мая 1942 г. На каждом разведчике был парашют ПД-6, спереди вещмешок с боеприпасами и продуктами до 30 кг, на левом плече винтовка. Группа состояла из 12 молодых ребят в возрасте 18-20 лет. Вот как описывает своего командира боец группы Андрей Жданович в своей книге «Холодное утро»: «Герчик …был центром группы, ее признанным командиром» (4, с. 267-268). После приземления, рано утром 10 мая 1942 г., начался сбор группы. У каждого десантника был манок, подражающий щебетанию птиц, обитающих здесь в это время года. Каждый шорох и треск приводил бойцов в боевую готовность. Оказалось, что во время высадки группы погиб 18-летний Миша Лукацкий, у которого не раскрылся парашют. В месте дислокации группы на территории совхоза «Полота» Полоцкого района у местного населения узнали обстановку. Бойцы Герчика устроили лагерь недалеко в лесу и установили связь с организовавшимся местным партизанским отрядом Я.X. Сташкевича. Операции проводили вместе. В начале августа 1942 г. стало известно, что на Витебск должны проехать 3 штабных автобуса с 60 офицерами. Дорога была немедленно заминирована и устроена засада. Все немцы были уничтожены. Героической страницей боевой деятельности группы стал Полотовский бой. 5 августа 1942 г. из агентурных сведений стало известно, что немцы на 20 машинах, вооруженные автоматами и пулеметами, отправляются в совхоз «Полота», чтобы конфисковать у местного населения зерно. Десантники, совместно с отрядом Я. X. Сташкевича, устроили засаду вокруг совхоза. Немцев впустили в деревню, дав возможность приступить к погрузке зерна, а в 13 часов дня внезапно их атаковали. Во время боя было уничтожено 17 машин противника, убито более 100 немецких солдат, в том числе начальник полиции и помощник коменданта г. Полоцка. Четверо немцев взяли в плен. В операции отличились разведчики Тимошкин, Жданович, Творогов, но погиб разведчик Владимир Шепелев. В течение четырех месяцев отряд держал под неослабным контролем железную дорогу Полоцк Невель — Витебск. Было спущено под откос более 20 эшелонов с боеприпасами и горючим, уничтожено около 600 немцев (3, с. 8-11). На десантников посылались карательные отряды, устраивались засады. Немцы выбросили в населенных пунктах листовки с текстом: «За поимку командира партизанского отряда черного жида с золотыми зубами, награждение 50 тысяч марок». В конце августа 1942 г. группа Герчика вместе с партизанами, в количестве 14 человек перешла линию фронта в районе Торопца. Разведчики прибыли в свою часть без вызова, так как питания к рации не было, связь оборвалась. В феврале 1944 г. Г. Я. Герчик был назначен командиром партизанского отряда Латвийского штаба партизанского движения. После Великой Отечественной войны жил и работал в г. Рига. Был награжден двумя орденами Красного Знамени и пятью медалями. После войны погибшего при десантировании разведчика М. Лукацкого перезахоронили в братскую могилу в д. Полота (3, с. 11). Примерно в это же время в Полоцком районе действовала и группа Б. С. Крайнова. Во время битвы за Москву в группу Крайнова до своей гибели входили Зоя Космодемьянская и Вера Волошина. О диверсиях этой группы в Полоцком районе летом 1942 г. рассказали бывшие военные партизаны Юрий Курбатов и Михаил Цветков. Небольшая группа бойцов, возглавляемая Борисом, с июня по август 1942 г. подорвала 12 эшелонов и 22 машины врага, разрушила несколько мостов и маслозаводов. Сам Б.С. Крайнов пять раз выполнял задания в тылу врага. Погиб он 5 марта 1943 г. в д. Кошельки Новгородской области (9, с. 113). К августу 1942 г. партизанское движение в Беларуси уже набирало большую силу. В одной из операций А. К. Спрогис был тяжело ранен и самолетом доставлен в Москву в госпиталь. После лечения он был назначен начальником штаба партизанского движения Латвийской ССР (3, с. 120). Именно А. К. Спрогис сопровождал за линию фронта группы Линькова и Заслонова. Одиннадцать военнослужащих войсковой части 9903 стали Героями Советского Союза, свыше 500 бойцов были награждены орденами и медалями СССР. Только за 1941-1943 гг. в части было обучено и отправлено в тыл противника 115 разведывательно-диверсионных групп. Из трех с половиной тысяч бойцов части не дожили до Победы 952 человека. 348 разведчиков и диверсантов пропали без вести (8, с. 71). А.К.Спрогис был удостоен двадцати пяти государственных наград. Многие настоящие имена и фамилии героев так и остались для нас неизвестными. Тридцать лет назад в школе № 1272 г. Москвы был создан Музей войсковой части 9903. Об этой воинской части вышло несколько книг, повествующих о реальных событиях, имевших место в период Великой Отечественной войны.

    Источник: http://vitebskcity.info/poznavateln...-diversionnye-spetsgruppy-na-vitebshhine.html
     
    PaulZibert, Atos, DeD partizan и 2 другим нравится это.

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)