Взятие немцами Смоленска

Тема в разделе "Боевые операции", создана пользователем андерсон, 19 май 2008.

  1. андерсон
    Offline

    андерсон Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 май 2008
    Сообщения:
    2.368
    Спасибо:
    500
    Отзывы:
    19
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г.Смоленск
    Вы забываете что 15 июля немцы не только взяли Смоленск но и выщли к Ярцево и Ельне почти завершив свое очередное окружение но сил у них нехватило так как окруженные армии не сдались как в приграничных округах а героически дрались прорываясь на восток ,и в этом и есть величие смоленского сражения,практически впервые с начала воины окруженным армиям РККА удалось организованно ,хотя и с большими потерями выйти йз немецкого окружения.
     
  2. Dimon
    Offline

    Dimon Полковникъ

    Регистрация:
    9 июн 2008
    Сообщения:
    115
    Спасибо:
    8
    Отзывы:
    0
    Из:
    Смоленск
    Сегодня 67 годовщина взятия Смоленска

    Отрывок статьи д.и.н Дмитрия Комарова из сборника "Трагедия 1941" изд. "Яуза".

    Вечером 15 июля подвижные группы противника со стороны Рославльского, Киевского шоссе и Краснинского большака вступили в южную часть Смоленска. В течение 16 июля гитлеровцам удалось овладеть большей частью города. Сопротивление противнику непосредственно в городе оказывал смоленский гарнизон, наиболее боеспособной частью которого являлся отряд подполковника Буняшина. Кроме этого отряда, в бой на улицах Смоленска вступили: бригада П.Ф. Малышева, отряд городской милиции под командованием Г.Н. Одинцова, курсанты милицейской школы, возглавляемые Ф.И. Михайловым, истребительный батальон под командованием Е.И. Сапожникова и др. Стойкого, организованного сопротивления эти полурегулярные формирования организовать не могли. Сначала обороняющиеся отступили к центру города, затем к парку культуры и отдыха и к площади Смирнова. Ночью, взорвав за собой мосты (15 июля в 24.00 был взорван новый мост через Днепр, 16 июля в 2-3.00 - старый , однако имеются отдельные сведения, что не был разрушен железнодорожный мост, которым противник сразу же воспользовался ), защитники города переправились на другой берег Днепра.
    В послевоенной историографии сложился определенный шаблон, в рамках которого описываются эти бои. Центральное место занимают героические примеры, проявленные защитниками Смоленска в период обороны города. В боях на улицах города пали смертью храбрых Г.Н. Одинцов и Ф.И. Михайлов. У Дома специалистов геройский подвиг совершил милиционер Г.И. Поддубный, со связкой гранат, бросившийся под вражеский танк. Особое упорство проявили защитники северной части города, о которых в германских источниках говорится следующее: «В северной части города, в индустриальных пригородах милиция и рабочее ополчение сражались упорно. Каждый дом, каждый подвал приходилось штурмовать отдельно, выбивая оттуда защитников стрелковым оружием, ручными гранатами и штыками».
    Бесспорно, те советские вооруженные силы, которые приняли участие в обороне города, проявили героизм и решимость, но эти факты не должны заслонять масштабности произошедшей катастрофы – практически сходу гитлеровцы захватили важнейший опорный пункт нашей обороны, имевший огромное стратегическое и политическое значение. Стремительный захват противником Смоленска является наглядным показателем того уровня организации и командования войсками на западном стратегическом направлении. По факту захвата Смоленска была создана особая «Военно-экспертная комиссия по вопросу оставления Смоленска нашими войсками 15-16 июля 1941 г.», возглавляемая генералом И.П. Камерой.
    Конечно, работая с документами этой комиссии, необходимо учитывать условия, в которых она работала, и давление со стороны Ставки, и лично Верховного Главнокомандующего, но на данный момент материалы комиссии являются одним из немногих официальных документов, в которых обобщен и проанализирован значительный материал о захвате Смоленска. Уже в самом наименовании комиссии, которая работала по «горячим следам», указывалось словосочетание «оставление Смоленска». Определение военных действий в районе Смоленска, как «оборона Смоленска», появится намного позже. Результаты работы этой комиссии были обобщены в ноябре 1941 г. Согласно данных, собранных комиссией, непосредственно обороной города «занимались части общей численностью 6,5 тыс. человек», причем в гарнизоне «не было кадровых частей, а только запасные и специальные». Относительно боев непосредственно за город комиссия делает однозначный вывод: «Бои непосредственно за город Смоленск 15.07.1941 г. продолжались крайне скоротечно» .
    Как командованием гарнизона, так и командованием 16-й армии, на которых была возложена ответственность за оборону города, не было принято действенных мер по обеспечению устойчивой и эффективной обороны Смоленска: «вместо организованного сопротивления противнику, в южной части города имеющимися силами...оборона города вылилась в форму разрозненных боев с противником», «со стороны 16 А, знавшей о тяжелом положении города , реальных мероприятий проведено не было, и вся борьба с наступающим противником была передана в руки только начальника гарнизона» . В отношении тех частей, которые прикрывали южную часть города вывод комиссии, основанный на выводах Военного совета 16-й армии звучит однозначно: «оказались крайне неустойчивыми и при первом боестолкновении с противником сдали город без какого-либо вооруженного сопротивления» .
    Как видим, комиссия сделала вывод, который не совсем согласуется с масштабами произошедших событий. Захват противником Смоленска явился кульминацией широкомасштабной операции германской группы армий «Центр», развернувшейся на фронте в несколько сотен километров и почти на 200 километров в глубь нашей обороны. Такие масштабы не могут являться зоной ответственности командования армии (в нашем случае 16-й армии). Кроме этого, ответственность за оборону города была возложена на генерала Лукина всего за полтора дня до того, как захватчики вступят в южные предместья Смоленска. Стремительный захват противником Смоленска является наглядным показателем уровня организации и командования войсками на всем западном стратегическом направлении (и в масштабах фронта, и Генерального штаба, и Ставки).
    Выводы комиссии о стремительном захвате города без стойкого сопротивления его защитников подтверждаются и документами германской стороны. Так, в отчете одной из частей, принимавших участие в захвате Смоленска, отмечалось: «Когда мы вступили в этот мертвый город, перед нами открылась призрачная картина. Выстрелов не слышалось. Отдельные появлявшиеся советские солдаты бросались наутек. Все мосты через Днепр были разрушены» . «Просмотрев» прорыв подвижной немецкой группы к Смоленску, Главком Западного направления С.К. Тимошенко и командующий Западным фронтом предприняли действия по обороне северной части города и возвращению Смоленска под свой контроль. Уже 16 июля под командование Лукина поступили 129-я , 12-я и 158-я стрелковые дивизии. Эти силы значительно превосходили войска противника, овладевшего практически всем городом. Но время было упущено, враг прочно закрепился на достигнутых рубежах. Наши части перешли к обороне северной части города по реке Днепр.
    Как известно, захват Смоленска вызвал гнев со стороны Верховного главнокомандующего. В последующем, советские войска во исполнение приказа Сталина будут проводить постоянные атаки с целью вернуть Смоленск. Так, 20 июля бойцы 127-й и 158-й стрелковых дивизий переправились на левый берег Днепра и завязали бои с противником, освободили часть города, но закрепиться на захваченных рубежах не смогли.
    Печально сознавать, что практически так же, но без всякого противодействия гитлеровцы два с лишним месяца спустя овладеют Вязьмой, завершив тем самым создание огромного «вяземского котла». Причем следует отметить тот факт, что нашим войскам не удавалось эффективно использовать в оборонительных боях естественные преграды - в Смоленске – Днепр, на вяземском направлении – Днепр, Вопец и другие реки. Но зато эти же преграды стоили огромной крови нашим бойцам при освобождении области в 1943 г.
    Очень часто, особенно в советской историографии, одной из основных причин захвата Смоленска называют отсутствие инженерно-оборонительных сооружений. Но в начальный период Смоленского сражения аналогичная ситуация развивалась и на других участках фронта, где оборонительные сооружения имелись. Например, в сводке оперативного отдела штаба 24-й армии, части которой обороняли город Ельню, за 18 июля отмечалось, что строительство оборонительных рубежей в районе города закончено на 85 % . Однако, несмотря на имеющееся время для подготовки и обустройства оборонительных рубежей, наличие артиллерии, город Ельня был взят противником в течение скоротечного боя 19 июля 1941года.
    Можно сделать вывод, что советское высшее командование не выработало действенных мер по борьбе с подвижными соединениями врага. Противник, используя их, прорывал линию обороны, выходил на оперативный простор, совершал масштабные перемещения с глубокими охватами на десятки и даже сотни километров. Причем, по данным командующего 3-й танковой группой Г. Гота, Смоленск был захвачен 16 июля силами всего одной 29-й моторизованной дивизии .
    Основываясь на вышеизложенных материалах, можно утверждать, что многочисленная советская историография, свидетельствующая о фактах подвига и героизма в боях за Смоленск, связана с отдельными, единичными фактами проявления героизма 15-16 июля 1941г. в боях за город (но не массовым героизмом и упорством), что вполне традиционно. Как известно, очень часто бесстрашие, мужество и героизм отдельных воинов как раз и компенсируют массовую панику, безответственность, а, порой, и открытое предательство. В отдельных работах, рассматривая «героическую оборону Смоленска», авторы концентрируют внимание на фактах героизма и мужества, проявленных советскими воинами в период многочисленных попыток возвратить город, но ни в ходе его обороны. Достаточно туманной представляется целесообразность овладения Смоленском войсками, которые сами находились практически в полном окружении и перед которыми рано или поздно будет поставлена задача прорыва к основным силам фронта. Но таково было требование Ставки и Верховного Главнокомандующего.
     
  3. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.525
    Спасибо:
    959
    Отзывы:
    13
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Размещаю небольшой фрагмент книги В.В. Абатурова, рассказывающий о взятии Смоленска немецкими войсками.

    Абатуров В.В. 1941. На Западном направлении / Валерий Абатуров. – М.: Яуза, Эксмо, 2007. С. 126-129.

    …Южнее Орши части 2-й немецкой танковой группы Гудериана к вечеру 11 июля захватили на восточном берегу Днепра плацдарм, с которого на следующий день повели наступление на Смоленск. Учитывая огромное стратегическое значение Смоленска, Государственный Комитет Обороны потребовал от Главнокомандующего западным направлением маршала С.К. Тимошенко удержать город. 14 июля он подчинил все войска, находившиеся в это время в районе Смоленска, командующему 16-й армией генералу М.Ф. Лукину, на которого возлагалось непосредственное руководство обороной.
    16-я армия с началом войны принимала участие в боевых действиях в полосе Юго-Западного фронта в районе Шепетовки, составляя резерв Ставки Главного Командования. В соответствии с директивой Ставки от 27 июня армия получила задачу в полном составе сосредоточиться в районе Смоленска. К 14 июля значительная часть ее сил и средств совершала перегруппировку в назначенные районы. В результате в распоряжении генерала Лукина находились лишь части 46-й и 152-й стрелковых дивизий, а также некоторые артиллерийские части и подразделения. Как отмечал впоследствии Лукин, «в Смоленске никаких частей не было, кроме сформированных из добровольцев трех батальонов, вооруженных только винтовками и пулеметами в незначительном количестве. В их числе был один батальон милиции» (Источник: Лукин М.Ф. В смоленском сражении // Военно-исторический журнал. – 1979. – №7). А вот как оценивала группировку советских сил и средств в Смоленске созданная командованием Западного фронта после сдачи города противнику комиссия:
    «К 14 июля в системе обороны города находились следующие части:
    – сводный стрелковый полк двухбатальонного состава из числа отмобилизованного личного состава – около 2 тыс. человек;
    – маршевый батальон из 39-го запасного стрелкового полка – около 1200 человек;
    – 8-й отдельный батальон обслуживания станции снабжения – 754 человека;
    – сводный отряд 159-го стрелкового полка – около 150 человек;
    – отряды милиции и НКВД – численность не установлена;
    – 10-й понтонно-мостовой батальон – 793 человека при 30 винтовках;
    – батальон регулирования – 276 человек;
    – 4-й автобатальон – 657 человек.
    Всего личного состава насчитывалось до 6500 человек, из них непосредственно в районе позиций около 2500 человек» (Источник: ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 23. Л. 77).
    Как следует из документа, основу гарнизона города составляли сводные отряды из призванного по мобилизации пополнения, а также подразделения и части технического и тылового обеспечения. Не стоит сомневаться в том, что для ведения боя они были не обучены и не готовы. Мало того, они и недостаточно вооружены; чего стоит фраза: «793 человека при 30 винтовках»!
    Несмотря на упорное сопротивление смоленского гарнизона, противник 15 июля ворвался в южную часть города. На следующий день его части переправились на северный берег Днепра. Падение Смоленска и охват значительных сил Западного фронта повлекли за собой суровую реакцию Сталина, который от имени Государственного Комитета Обороны отмечал в приказе № 02 от 16 июля 1941 г.:
    «По сведениям Государственного Комитета Обороны командный состав частей Западного фронта проникнут эвакуационными настроениями и легко относится к вопросу об отходе наших войск от Смоленска и сдаче Смоленска врагу. Если эти сведения соответствуют действительности, то подобные настроения среди командного состава Государственный Комитет Обороны считает преступлением, граничащим с прямой изменой Родине.
    Государственный Комитет Обороны обязывает вас пресечь железной рукой подобные настроения, порочащие знамя Красной Армии, и приказать частям, защищающим Смоленск, ни в коем случае не сдавать Смоленска врагу.
    Государственный Комитет Обороны приказывает вам:
    1. Немедля организовать мощную оборону Смоленска, способную отбить любые атаки обнаглевшего врага.
    2. Драться за Смоленск до последней возможности, не сдавать врагу Смоленска и не отводить части от Смоленска без специального разрешения Ставки.
    3. Поддержать оборону Смоленска активными действиями наших частей по всему Западному фронту.
    Государственный Комитет Обороны возлагает ответственность за оборону Смоленска лично на Главкомзап т. Тимошенко и члена Военного совета т. Булганина» (Источник: Жаркое лето сорок первого года. Документы ГКО и Ставки периода Смоленского сражения. Июль – сентябрь 1941 г. // Исторический архив.–1993.– №1).
    Несомненно, что Главнокомандование западного направления не могло оставить без внимания данный приказ и принимало меры к овладению Смоленском. Однако значительных сил для этого не было, и эта задача была возложена на значительно ослабленные в предыдущих боях 129-ю и 152-ю стрелковые дивизии 16-й армии. Первая из них вела наступление на город с севера, а вторая – с запада.
    Бои в городе велись до конца месяца, последние подразделения 16-й армии вышли из Смоленска только в ночь на 29 июля. За все время боев с 9 июля 16-я армия получила всего 2 тыс. человек пополнения. Тылы армии и дивизий очищались до предела. Все, кто мог сражаться, были направлены в строевые части. Штабы корпусов были расформированы для этой цели. Снабжение армии боеприпасами осуществлялось в основном по воздуху, путем сбрасывания пакетов на парашютах. Было приказано сократить до минимума расход боеприпасов для артиллерии, минометов и пулеметов, открывать огонь только по явно выявленным и видимым целям и в силу крайней необходимости (Источник: Еременко А.И. В начале войны. – М., 1965. – С. 234).
     
  4. андерсон
    Offline

    андерсон Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 май 2008
    Сообщения:
    2.368
    Спасибо:
    500
    Отзывы:
    19
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г.Смоленск
    Ну вот и о Смоленске начали писать правду.
     
  5. Dimon
    Offline

    Dimon Полковникъ

    Регистрация:
    9 июн 2008
    Сообщения:
    115
    Спасибо:
    8
    Отзывы:
    0
    Из:
    Смоленск
    Сдача Смоленска глазами коллаборационистов.
    Фотокопия газеты "Новый путь" (качество какое есть, размер 516Kb)
    [​IMG]




    =================================================================

    Уважаемый Dimon, к сожалению, я удалил текст. Кто хочет прочитать, тот и на фотографии прочтет. Причина: есть неоднозначные высказывания про Гитлера в тексте.

    Все претензии в личку.


    С уважением, GansRichter

    =================================================================
     
  6. андерсон
    Offline

    андерсон Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 май 2008
    Сообщения:
    2.368
    Спасибо:
    500
    Отзывы:
    19
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г.Смоленск
    Очень патриотическая песенка,меняем Фюрера гитлера на ельцина и прям гимн единой россии(или движения "наши").
     
  7. PaulZibert
    Offline

    PaulZibert Администратор

    Регистрация:
    28 апр 2008
    Сообщения:
    19.005
    Спасибо:
    13.529
    Отзывы:
    196
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Порѣчье
    Интересы:
    Русская Армия в ПМВ, Красная Армия
    Если честно, не усматриваю тут профашистских высказаваний, и тем более призыва к свержению сущ. Власти. Тем более не нарушается не один нормативно-провавой акт. Напротив, одна из статей КРФ закрепляет свободу политических идей и взглядов.
    Насчёт Ельцина. Сам к фигуре отношусь отрицательно. Как и к движениям типо НАШИ. Однако положительно отношусь к нынешнему курсу и к Путину и Медведеву. Но это оффтоп. Давайте другую тему создадим.
     
  8. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.525
    Спасибо:
    959
    Отзывы:
    13
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Не знаю, честно говоря, можно ли обсуждать действия модераторов. Рискну высказаться. На мой взгляд, товарищ Рихтер чересчур строг.
    Песню коллоборационистов можно и нужно (!) рассматривать лишь как документ эпохи. Не более того. Не думаю, что восхваление фюрера в этих самодельных виршах кого-то может привлечь к идеологии нацизма.
    Эх, жаль, что на 1-м канале нет Ганса Рихтера, а то некому заткнуть рот г. Леонтьеву с его "Однако". С такими передачами Гебельс может спать спокойно. Дело его живет. А мы тут под микроскопом крамолу ищем в совершенно невинных вещах...
    Во любом случае, призываю из истории с песней не создавать проблемы. Будем считать, что мы друг друга недопоняли. А Димону спасибо за интересные и ценные материалы. Будет свободная минута - постараюсь набрать текст из газеты "Новый путь". Если есть возможность, уточни номер газеты и дату издания.
     
  9. PaulZibert
    Offline

    PaulZibert Администратор

    Регистрация:
    28 апр 2008
    Сообщения:
    19.005
    Спасибо:
    13.529
    Отзывы:
    196
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Порѣчье
    Интересы:
    Русская Армия в ПМВ, Красная Армия
    Всё. Не оффтопим после этого моего поста. Пишем только по теме. Либо создаём другие.
     
  10. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.525
    Спасибо:
    959
    Отзывы:
    13
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Продолжаем тему. Статья из сборника Государственного архива Смоленской области.

    …Все судьбы в единую слиты… По рассекреченным документам. К 60-летию освобождения Смоленщины от немецко-фашистских захватчиков / Авторы-составители: Н.Г. Емельянова, А.М. Дедкова, О.В. Виноградова, Г.В. Гаврилова, В.А. Кононов. – Смоленск: Маджента, 2003. – С. 9-17.

    НОВЫЙ ПОРЯДОК В СМОЛЕНСКЕ

    Множество «белых пятен» в нашей военной истории порождает домыслы, слухи, а то и прямые спекуляции. До сих пор высказываются различные мнения о цене победы в Великой Отечественной войне. В государственный архив Смоленской области обращаются зарубежные и отечественные исследователи в поисках фактов «гуманности» немецких оккупационных властей. Поэтому так важно отойти от одностороннего, упрощенного изображения войны и рассказать о рассекреченных в 1990 году документах периода оккупации. Среди них самым объемным и содержательным является фонд Смоленского городского управления. В нем, как в зеркале, отразился фашистский оккупационный порядок.
    Долгие два года — с июля 1941 по сентябрь 1943 — длилась оккупация Смоленской области. Гитлеровцы рассматривали ее как удобный плацдарм для наступления на Москву. Здесь были сконцентрированы основные силы группы армии «Центр» (весной 1943 года на территории области размещалось 57 немецких дивизий, 65 различных штабов, 32 крупных воинских склада с фронтовыми запасами горючего, продовольствия, боеприпасов и военного имущества).
    С первых же дней оккупации фашисты установили в Смоленске так называемый «новый порядок». Наша область входила в состав военной области Митте с центром в Смоленске (в нее входили Смоленская, Орловская, Витебская, частично Могилевская и Минская области) Во главе этого тылового района стоял «командующий областью» — генерал фон Шенкендорф, обладавший неограниченной властью над местным населением. В городах и районах области действовали военно-полевые комендатуры, опиравшиеся на гражданские управления (управы). Кадры для гражданских управ подбирались службами безопасности СД и комендатурами из числа местных жителей. В услужение к врагу, под его покровительство попадали разные люди. Гитлеровцы пытались сыграть на народной обиде, привлечь на свою сторону пострадавших от насильственной коллективизации, репрессий 20— 30-х годов и разуверившихся в советской системе. Порой работать в оккупационную администрацию шли за паек, льготы. Но находились и те, кто шел в услужение сознательно, по убеждению
    Смоленское городское управление (управа) было создано 25 июля 1941 года и состояло из 6-ти человек. К 10 августа его штатная численность увеличилась до 250 человек, среди которых было немало представителей интеллигенции. Управление находилось на Ратушной улице (сейчас ул. Глинки), в здании бывшего Дворянского собрания. В управлении имелось 10 отделов: административный, земельный, городского архитектора, пригородных хозяйств, торгово-промышленный, жилищный, общественного призрения, пожарный, финансовый, образования. Начальником города Смоленска был назначен Б.Г. Меньшагин. В ведении управы находились город Смоленск и Смоленский район. С 1 марта 1942 года Смоленский район был выделен в самостоятельную административную единицу.
    Несмотря на сложную структуру и большие штаты, в управлении ни один вопрос не решался без санкции немецкой комендатуры. Каждый приказ городской управы начинался словами: «Во исполнение и развитие приказа Главного командующего...» или «По распоряжению Полевой комендатуры...». Одним из первых распоряжений начальника города от 19 августа 1941 года производилась регистрация всего населения Смоленска. Жителям выдавались удостоверения личности единой формы, без которых появление на улице грозило арестом.
    Последующие распоряжения городской администрации запрещали смолянам иметь велосипеды, лыжи, голубей. Распоряжением №5 от 22 августа 1941 года начальник города обязывал жителей в 3-дневный срок сдать коммунистическую литературу, в число которой входили даже школьные учебники и энциклопедические словари.
    Со 2-го сентября в Смоленске был объявлен комендантский час, и хождение по улицам разрешалось с 6 утра до 19.30 вечера. Запрещался выход за пределы города без разрешения.
    В конце августа 1941 года отдел городского архитектора провел регистрацию городских домовладений и проверку прав владений. А в декабре 1941 года комендатура решила переименовать все улицы, площади, переулки Смоленска. Части смоленских улиц были возвращены дореволюционные названия, а некоторые из них получили новые имена. Так, площадь Смирнова переименовывалась в Комендантскую, парк культуры и отдыха — в Наполеоновский парк, улица Большая Советская — в Главную, улица Ленина—в Кирочную, улица Октябрьской революции — в Большую Пушкинскую.
    Всем владельцам торговых и промышленных предприятий города управой было приказано в кратчайший срок укрепить на своих помещениях вывески на немецком и русском языках.
    При городской управе была создана биржа труда, которая в принудительном порядке привлекала смолян к различным видам работ (рытье окопов, ремонт дорог, разбор завалов и т. п.). Трудовая повинность распространялась на мужчин в возрасте от 16 до 65 лет и женщин от 17 до 60 лет включительно. Уклонение от работы рассматривалось как саботаж. Например, в декабре 1941 года по приказу немецкой полевой комендатуры к расчистке железнодорожных путей от снега на ст. Смоленск ежедневно привлекалось 1,5 тыс. человек. В дни «дежурства» каждый гражданин был обязан находиться дома и ожидать сигнала тревоги — вызова на работу; с подачей сигнала (бой колокола, гудок ТЭЦ) кратчайшим путем следовать на ж/д станцию и, получив лопату, кирку или метлу, расчищать рельсы.
    Никакие причины неявки или опоздания не принимались во внимание. Самым невинным наказанием за подобный проступок являлось заключение на 15-дневный срок в концлагерь №126 на западной окраине города.
    В период оккупации на плечи мирного населения легло тяжкое бремя налогов. Сборов, налогов и пошлин было несколько видов: налог со строений — 0,5% с суммы страховой оценки; земельная рента - от 5 до 100 копеек с квадратного метра; налог с лошади - 75 рублей; с коровы - 15 рублей; налог с оборота торговли и промышленных предприятий - 2% с суммы оборота и т. д. Кроме того, был введен подушный налог в размере 100 рублей в год с каждого трудоспособного гражданина. Натуральные налоги на мясо, молоко, картофель сокращали и без того скудный рацион смоленских жителей. Население обязывали сдавать теплую одежду, полотно, овечью шерсть, инструменты, лекарства.
    Государственную и колхозно-кооперативную собственность оккупанты объявили трофеем германской армии. В ведении отдела пригородных хозяйств смоленской управы находились подсобные хозяйства: Рачевка, Поповка, Тихвинка, Миловидово, Семичевка. Продукцией, произведенной в этих хозяйствах, снабжались воинские части, расквартированные в Смоленске и области.
    Главным рупором немецкой пропаганды в области стала газета «Новый путь» (первоначально «Смоленский вестник»), первый номер которой вышел 15 октября 1941 года. Бессменным редактором газеты был К.А. Долгоненков.
    На страницах газеты публиковались сообщения из ставки фюрера, о событиях на фронте и статьи о преимуществах «нового порядка», репортажи о жизни русских рабочих в Германии. Там же размещались распоряжения начальника города, а под рубрикой «Розыск» печатались объявления смолян о розыске родных.
    В №44 газеты от 7 июня 1942 года сообщалось о приезде в Смоленск из Берлина автовагона — выставки с экспонатами, фотографиями о жизни немецких рабочих и крестьян. Эта передвижная выставка останавливалась на улице Красного Креста возле немецкого военного госпиталя. В №31 от 23 апреля 1942 года газета сообщала об отправке нескольких эшелонов смолян в возрасте от 17 до 40 лет на работу в Германию. В заметке указано, что 17 апреля выехали 386 человек, 21 апреля - 400 человек. Среди уезжавших было 5 ветеранов первой мировой войны, два года отбывших в германском плену. Последний номер газеты «Новый путь» вышел 12 сентября 1943 года.
    В период оккупации Смоленской области свободное перемещение жителей из одного населенного пункта в другой было запрещено и хождение разрешалось только по пропускам, выдаваемым военными властями. В архиве сохранились уникальные документы: прошения — пропуска военнопленных смоленского лагеря №126, направленных работать на городские объекты. Об увольнении бывших красноармейцев из лагеря ходатайствовала городская управа, и она же поручалась за их благонадежность. Прошения оформлялись в двух экземплярах - на русском и немецком языках. В них указывались биографические данные и приметы военнопленных. И подобных документов в фонде смоленской городской управы найдется немало.
     
  11. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.525
    Спасибо:
    959
    Отзывы:
    13
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Набрал текст статьи из газеты «Новый путь», издававшейся в оккупированном немцами Смоленске. Фотокопию газеты разместил Димон. К сожалению, нет указания на номер. По заголовку можно понять, что статья опубликована в июле 1942 года. Почти все разобрал, а там, где не разобрал, стоят точки. Фамилия автора полностью не читается.
    По содержанию могу сказать, что, на мой взгляд, если отбросить антисоветскую риторику, автор достаточно объективно описывает события, предшествовавшие захвату Смоленска немецкими войсками. В этом и состоит историческая ценность данного материала.

    Газета "Новый путь". 1942. Июль.
    Год назад

    Почти с первых дней войны жизнь в Смоленске выпала из своей привычной колеи. По всему было видно, что люди, стоявшие здесь у власти, не могли справиться со своими обязанностями. После первых же налетов на город германской авиации большинство крупных «начальников», «…» и «…» срочно эвакуировались вместе с семьями. Вместо них остались «заместители» и всякая большевистская дрянь калибром поменьше.
    В это время город представлял довольно странное зрелище. На каждом шагу - посты милиции и НКВД, по улицам ходят красноармейские патрули с ручными пулеметами, и беспрерывно происходит передвижение войск. Обязанности постовых милиционеров и бойцов НКВД – «чрезвычайно важны и ответственны». Они должны: во-первых, сообщать на ближайший пункт ПВО, если заметят где-нибудь немецкий самолет, а во-вторых, - и это самое главное, - «ловить немецких шпионов и диверсантов». Проверка документов сделала хождение по городу затруднительным и даже страшным. Так как в Советском союзе ни один человек не был вполне уверен, что он не шпион, то всегда при проверке документов бывало немного страшно, а вдруг сейчас обнаружится что-нибудь незаконное?, антисоветское?.. Особо внимательной проверке подвергались люди, хорошо одетые и говорящие с иностранным акцентом.
    Шпиономания приняла карикатурные размеры, увеличивая и без того большую нервозность населения. С другой стороны, роль «возбудителя» играли непрерывные налеты германской авиации.
    Из города началось массовое бегство населения. Смутно предчувствуя опасность для своей шкуры, бежали партийные работники и евреи. Бежали и простые смертные, потерявшие от страха голову. Бежали по-разному. Советская «аристократия» уезжала на автомобилях, увозя с собой всю домашнюю обстановку и даже дрова. Простые смертные пользовались железной дорогой и подводами, многие уходили пешком, сгибаясь под тяжестью громадных узлов.
    На вокзале творилось нечто невообразимое. Громадные толпы людей осаждали все входы и выходы на перрон. При посадке на поезд происходили громадные давки: сначала у входа на перрон, а потом у вагонов. Поезда ходили только товарные. Теплушки и платформы набивались беженцами до отказа, что служило причиной многих несчастных случаев.
    Уже с самого начала войны поезда перестали ходить по расписанию. Сотни людей просиживали на вокзале по нескольку суток, дожидаясь своего поезда, и, наконец, все-таки садились на другой.
    Здесь на вокзале, каждый невольно становился свидетелем множества тяжелых сцен. Со слезами расставались отцы со своими семьями, плакали женщины, кричали дети… Многих эвакуировали насильно вместе с организациями. Детей сажали на поезд и увозили куда-то несмотря на протесты отцов и матерей…
    Особым приказом всем рабочим и служащим запрещалось покидать город под угрозой военного трибунала. Закон о трудовой дисциплине применялся еще строже. Однако, уже ничто не могло остановить начавшуюся в городе разруху. Работать никто не хотел: было не до работы. С фронта приходили все более и более тревожные слухи. К этому присоединилось беспокойство о семье, эвакуированной из Смоленска.
    В учреждениях и на заводах работали спустя рукава. А народные суды были завалены делами о прогулах. Как курьез, можно отметить, что последнее в Смоленске дело о прогуле рассматривалось народным судом поздно вечером 15 июля. Заседание суда окончилось за несколько часов до прихода немцев. Обвиняемый был приговорен к шести месяцам принудительных работ. Сейчас он работает в городском управлении. Работает хорошо… без прогулов.
    Сотни безвинно осужденных, находившихся в смоленской тюрьме, 16 июля получили от немцев свободу и право на жизнь. Потом уже оказалось, что под тюрьму был сделан подкоп и все приготовления к тому, чтобы ее можно было взорвать в любое время. Однако, адскому плану не суждено было осуществиться: слишком стремительно, слишком неожиданно было наступление немецких войск.
    Смоленский военкомат удрал еще 11 июля в Дорогобуж, и призывники без врачебного осмотра, без комиссии грузились на машины и отправлялись вслед за военкоматом. Но на машины попадали только немногие счастливчики. Большинство же проделало путь между Смоленском и Дорогобужем пешком. Они шли под охраной бойцов НКВД; условия в дороге были ужасные. По улицам города часто проходили партии призывников из других городов. Они также догоняли свои военкоматы. Оборванные и грязные, с лицами, тупыми от усталости, они напоминали каторжников с картины Верещагина.
    В это время во всех магазинах города неожиданно появились продукты: масло, яйца, сахар, сметана, творог, и все можно было покупать совершенно свободно и в неограниченном количестве. Население этим было настолько поражено, что даже не слишком охотно покупало откуда-то чудом появившиеся товары.
    Но, несмотря на многие угрожающие симптомы, большинство жителей Смоленска было далеко от мысли от возможности занятия города немецкими войсками. Слишком уж сильна была вера в «доблестную и непобедимую» красную армию, слишком уж далеко была граница, все сводки отличались жуткой неопределенностью и … Большинство людей было в полном неведении относительно истинного положения дел на фронте.
    Вот передо мной лежит смоленская газета «Рабочий путь» от 15 июля. В утренней сводке за это же число сообщается, что «на витебском направлении идут упорные атаки превосходящих сил противника. Немцы понесли большие потери. Захвачено … тяжелых орудия, 13 танков, множество боеприпасов». А пока советские войска героически отбивали атаки немцев где-то под Витебском, передовые части германской бронетанковой... (дивизии?) подходили к Смоленску.
    Уже с утра 15 июля шла непрерывная орудийная стрельба. Командиры объявили красноармейцам, что стрельба ведется по немецкому десанту, высадившемуся около Смоленска, в деревне Хохлово. Поэтому, когда в час… (ночи?) был отдан приказ об отступлении, его неожиданность исключила всякую возможность планового передвижения войск. Бросив винтовки, пулеметы, автомобили, советские войска бежали на другой берег Днепра, взорвав за собой мосты.
    В 4 часа утра немецкие моторизированные части вошли в город.
    И. Рощ…
     
  12. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.525
    Спасибо:
    959
    Отзывы:
    13
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Несколько документов (немецких и наших), относящихся к боям под Смоленском в 1941 году. Речь идет об окружении наших войск и попытках командования РККА вернуть Смоленск.

    Комаров Д. Смоленское сражение в архивных документах // Край Смоленский. 2005. №9-10.

    С. 41.
    Отчет о боях за время с 12.07 по 10.08 1941 г. 3-й танковой группы противника
    «...15 июля 7-я танковая дивизия достигла автострады восточнее Смоленска в районе «Ульхова слобода», но войска 2-й танковой группы и 4-й армии, действовавшие с юга, запаздывали и не смогли закрыть брешь. Только 26.7. германские войска смогли закрыть котел...»
    (ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 159. Л.82)

    С. 42.
    Вечерняя оперативная сводка ГА «Центр»
    Штабквартира 21.07.41.

    «...47АК.
    29ПД удерживает Смоленск, несмотря на сильные атаки противника. 18 танковая дивизия заканчивает очищение южного берега Днепра в районе южнее Гусино и в ходе боев уничтожила 83 танка...»
    (ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 154. Л. 72)

    С. 42.
    Оперативная сводка ГА «Центр»
    Штабквартира 22.07.41.

    «...Войска противника, окруженные в районе Смоленска, по-прежнему оказывают упорное сопротивление и предпринимают попытки захватить Смоленск и прорваться на Восток…»
    (ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 154. Л. 34)

    С. 42-43.
    Вечерняя оперативная сводка ГА «Центр»
    Штабквартира 24.07.41. 19. 40 мин.

    «.. .Войска противника, находящиеся в окружении в районе Смоленска и Могилева, по-прежнему оказывают упорное сопротивление. Перехваченные русские радиограммы дают основание предполагать, что командование окруженных войск противника не считает свое положение безвыходным. Сильные контратаки и попытки вырваться из окружения показывают, что боевой дух войск противника еще не ослаб...»
    (ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 154. Л. 109)

    С. 43.
    Промежуточное донесение ГА «Центр»
    Штабквартира 31.07.41. 20. 50 мин.

    «...9-я армия
    Зажатый в смоленском котле противник оказывает упорное сопротивление наступающим 8-у и 5-у армейским корпусам и продолжает вести контратаки крупными силами при поддержке артиллерии и танков. На участке 5-й дивизии эти контратаки были настолько сильны, что приостановили наступление дивизии».
    (ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 154. Л. 182)

    С. 43.
    Промежуточное донесение ГА «Центр»
    Штабквартира 5.8.41. 21. 05 мин.

    «Бои под Смоленском окончены. Число пленных и военных трофеев за 4-5.08. 1941 в этом бою увеличились до:
    25575 пленных;
    301 танк;
    184 орудия;
    4 самолета.
    Таким образом, теперь военные трофеи за период боев на Днепре и Зап. Двине и боев под Смоленском достигли следующих цифр:
    309110 пленных;
    3205 танков;
    3000 орудий;
    341 самолет
    Из этого количества военных трофеев, на военные трофеи, подсчитанные за период боев у Рославля (с 1.08.), приходится:
    16000 пленных;
    159 танков;
    95 орудий;
    4 самолета.
    Количество трофеев растет».
    (ЦАМОРФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 132. Л. 158)

    С. 44.
    Промежуточное донесение ГА «Центр»
    Штабквартира 8.8.41.

    «Итоговое донесение по числу пленных и трофеев, захваченных в боях под Рославлем:
    военнопленных - 38561;
    танков и разведывательных машин - 250;
    орудий всех калибров - 359;
    зенитных орудий - 91;
    НТО - 163;
    грузовых машин - 1670;
    тракторов - 130;
    пулеметов - 942;
    бронепоездов - 1».
    (ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 132. Л. 99)

    С. 44.
    Телефонограмма от ГА «Центр»
    10.08. 1941. 15.45.
    1. 2-я армия
    2. 4-я армия
    3. 9-я армия
    4. армейская группа Гудериана
    5. 3-я танковая группа
    Главнокомандующий армией отдал группе армий «Центр» приказ:
    «После окончания боев у Смоленска и Рославля, я снова выношу за большой успех, который снова дал нам значительный шаг вперед, благодарность и глубокую признательность командованию и частям группы.
    Генерал-фелдмаршал и
    главнокомандующий армией фон Браухич
    генерал-фельдмаршал фон Бок».
    (ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 132. Л. 124)

    С. 44-45.
    Донесение командарма 20 А Курочкина маршалу Тимошенко от 3.08.1941 г. (на телеграфной ленте)
    «...16 и 20 А при сильном сопротивлении пробивается к своим. Части армии истощились. На 3.08. в в 229 сд в 783 пп - 125 человек, 1 станковый и 8 ручных пулеметов; 804 сп - 160 человек и 2 станковых пулемета; 73 сд в полках по 100 человек. Части армии стали переправляться через Днепр с утра 2.08. Армия 35 дней в боях. Переправу немец бомбит, но возводятся новые ночью».
    (ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 212. Л. 29).

    С. 45.
    Переговоры И.В. Сталина с маршалом С.К.Тимошенко (с июля по сентябрь 1941 г. командующий Западным фронтом) по БОДО

    20.07. 1941 г.
    «...Сталин:
    мы считаем, что надо сформировать ударные группы по 7-8 дивизий. Я думаю, пришло время перейти нам от крохоборства к действиям большими группами»
    (Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 588. Оп. 11. Д. 487. Л. 1)

    С. 45.
    Переговоры И.В. Сталина и Г.К. Жукова с маршалом С.К.Тимошенко (с июля по сентябрь 1941 г. командующий Западным фронтом) по БОДО 24.07. 1941 г.

    «...Жуков:
    Удар группе Хоменко по кратчайшему направлению, т.е. через Белое на Ярцево. Основной задачей этой группы является разгром противника в районе Смоленска и выход на рубеж реки Днепр для восстановления положения и изгнания противника из района Орши...»
    (РГАСПИ. Ф. 588. Оп. 11. Д. 487. Л. 2)

    С. 45.
    Телеграмма-донесение штаба 46 танкового корпуса командиру 2-й германской танковой группы 1.08.1941 г.

    «В районе ельнинского плацдарма идут непрекращающиеся бои. Боеспособность корпуса, особенно дивизий СС и пехотного пока «Великая Германия» ежедневно уменьшается настолько, что их дальнейшее боевое использование вызывает серьезные сомнения (с 19.08 корпус из ельнинского плацдарма будет выведен на отдых и заменен пехотными частями - прим. Д.К.)»
    (ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 762. Л. 12)

    С. 46.
    Телеграмма танковой группе Гудериана ГА «Центр» Штаб-квартира
    № 725/711
    14.08,1941 г.

    «Главное командование сухопутных сил приказало отменить намеченное наступление через реку Днепр.
    О возможном оставлении ельнинской дуги последует особый приказ. Артиллерийские боеприпасы будут доставляться армейской группе в максимальном количестве.
    Просьба о немедленной переброске авиации в район ельнинской дуги направлена в соответствующую инстанцию»
    (ЦАМО РФ. Ф. 500. Оп. 12462. Д. 159. Л. 18)

    С. 46.
    Записка-молния маршалу СССР товарищу Кулику
    (без даты)
    «В 100 СД нашел наводчика противотанковой пушки, уничтожившего в последних боях три танка и три орудия противника. Этот наводчик сейчас в обозе без пушки, его пушка уничтожена авиацией противника. Очень прошу прислать противотанковую пушку для этого наводчика не позднее утра 9.08. в деревню Волочек на КП командующего 24А лично мне, чтоб я смог лично вручить этому наводчику. Противотанковую пушку желательно прислать на самоходной установке, хотя бы из числа опытных.
    Жуков».
    (ЦАМО РФ. Ф. 219. Оп. 679. Д. 9. Л. 53)
     
  13. владимир1
    Offline

    владимир1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 сен 2008
    Сообщения:
    5.915
    Спасибо:
    6.248
    Отзывы:
    150
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Где это полностью прочитать можно?
    Журнал, конечно, в "Ленинке" есть в читальном зале, но там я еще не работал. :))))
     
  14. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.525
    Спасибо:
    959
    Отзывы:
    13
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Володя, да я почти все выложил из этой публикации.
     
  15. владимир1
    Offline

    владимир1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 сен 2008
    Сообщения:
    5.915
    Спасибо:
    6.248
    Отзывы:
    150
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Эх, поднять бы все и почитать, так жизни не хватит.
     
  16. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.525
    Спасибо:
    959
    Отзывы:
    13
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Выкладываю небольшой фрагмент автобиографической книги Валентины Дегтяревой. Она девочкой встретила начало войны. В ее воспоминаниях говорится о событиях начала войны в Смоленске.

    Дегтярева В. Родина моя – Смоленск. М., 1991. С. 27-35.

    ...22 июня 1941 года, воскресенье. День был солнечный н жаркий. Мы бегали по лугу, веселились, пели, кувыркались. Собранный щавель лежал в платках, снятых с головы. Порезвившись, решили идти домой, так как в два часа дня должна была прийти машина, которая отвозила нас в пионерлагерь.
    Возвращались домой по железной дороге, а над нами летали самолеты.
    – Что это они разлетались? – спросила я.
    – Тут же неподалеку аэродром – Шаталово. Может, какие-то ученья идут, – объяснила Тамара.
    Дойдя до нашего огорода, я увидела Марусю с маленьким Вовкой на руках. Завидев меня, они начала что-то кричать, размахивать руками. Я решила, что она за что-то сердится на меня. Такой я ее никогда не видела. Подойдя поближе, я услышала:
    – Ой, девочка, отца ты больше не увидишь!
    Сердце мое упало, ног и подкосились. Я очень испугалась, пенимая, что случилась Маруся продолжала кричать, ругаться
    Навстречу к нам спешила Тамарина мама, вся в слезах.
    – Деточки, война. Сейчас объявили по радио!
    Услышав это сообщение, я не могла осознать его, в голове только проносилось: жив, жив, мой спец. Дома я заявила Mapусе, что пойду к папе в часть, где он служил.
    Отец шел ко мне быстрым шагом – стройный, подтянутый, в галифе, портупея через грудь. Подошел, обнял за плечи и долго так держал, прижав к себе.
    – Война, дочка. Не сегодня-завтра нас отправят на фронт. Свидимся ли еще, – говорил отец, гладя мои волосы, а во взгляде его была невообразимая тоска и нежность. – Ко мне в часть не приходи, можешь не застать нас здесь. И вообще, лучше тебе уехать к маме. С Марусей не оставайся.
    Отец вновь посмотрел на меня долгим внимательным взглядом и ласковым, но твердым голосом повторил:
    – Езжай к маме. Добирайся, как сможешь, но езжай к маме.
    Этим летом мама, отправив меня к отцу, уехала на три месяца работать на строительство завода в Ростов, и добираться до нее было делом непростым.
    Отец поцеловал меня в голову, взял своими ладонями мои щеки, прижал к себе. Глаза его стали влажными. Он круто повернулся и пошел. Я долго смотрела ему вслед, пока он не скрылся за поворотом, потом медленно побрела, опустив голову.
    Придя домой, я рассказала Марусе, что папа велел ехать в Ростов к маме, и стала собирать свои вещи. Дорога мне предстояла нелегкая. Вначале я должна была добраться
    до Смоленска, чтобы забрать теплые вещи, а оттуда – на поиски мамы. Я ждала, что Маруся будет отговаривать меня, предложит остаться или хотя бы выразит беспокойство, тем более, было известно, что Смоленск бомбят и пригородные поезда уже не ходят. Но она ничего этого не сделалa. Дала мне десять рублей на дорогу, и мы распрощалась. На душе было муторно. Вначале я пешком дошла до деревни, где жила моя бабушка. Там я застала Феню, которая тоже должна была ехать в Смоленск. Вместе с Феней и моей двоюродной сестрой Верой отправились в дорогу. Выйдя на шоссе, мы пытались остановить попутную машину, но ни одна из них не останавливалась. Наконец, одна машина остановилась и, после долгих уговоров, сердобольный шофер – молодой парень согласился довезти нас до места. Не доехав до Смоленска, шофер остановил машину.
    – Слезайте, приехали! Дальше дойдете сами. Здесь уже недалеко. А мне в город нельзя.
    Дойдя до города, мы увидели разрушенные бомбежкой дома. Горел Смоленск от беспрерывных бомбежек 28, 29, 30 июня, а 1 июля по радио объявили, что все должны прибыть на место своей работы, за неподчинение – трибунал. Феня сказала, что ей срочно нужно идти на почту, где она работала, а нам велела идти домой и ждать ее там. Дойдя до нашего Выгонного переулка, мы увидели, что нашей улицы нет, она вся сгорела. От домов остались одни печки с трубами, словно выстроившиеся в ряд. Мне стало тоскливо, будто я попала на кладбище – это, действительно, было кладбище домов. Вера заплакала, а мне плакать не хотелось, я ожесточилась и выбросила ключи от дома в oвраг, который перед самой войной стали засыпать, чтобы строить новые дома. Делать было нечего, дома у нас не было Вера сказала, что пойдет на почту за Феней, а меня оставила ждать их на месте нашего разрушенного дома. Прождала я, никуда не отлучаясь, до темноты, но ни Феня, ни Вера почему-то не пришли. Я пошла на вокзал. Там собралось много народу, и было не так страшно. Эвакуированные из Белоруссии и наши городские – все, кто еще не успел уехать, были там.
    Несколько дней я ходила на нашу улицу, надеясь, что встречу Феню и Веру, а вечером возвращалась на вокзал. Я не знала, что мне делать, что случилось, почему они не пришли. Лишь после войны я узнала, что Феня, прямо с работы, эвакуировалась в Тамбовскую область, а Вера ушла с нашей воинской частью.
    Начались сильные бомбежки. Неподалеку от вокзала было большое бомбоубежище. Во время тревоги все прятались в нем. Так шел день за днем. Тревога не покидала меня. Я постоянно думала о маме, мне хотелось поскорее найти ее. Но мама была далеко, и рядом ни одного близкого человека. Уехать из города не представлялось возможным, и я отправилась искать бабушку – мамину маму. Она жила в Заднепровском районе с сыном и снохой. Квартира их была заперта, я долго ждала, что кто-нибудь придет, но не дождалась и снова пошла ночевать в убежище. Лишь на пятый день я встретила бабушку. Она очень обрадовалась, увидев меня.
    – Никуда я теперь тебя не пущу. Умирать будем вместе! – причитала бабушка.
    Мы купили на рынке молока и отправились в деревню Гедеоновку, куда бабушка со снохой и маленьким внуком переселились из города, там потише. Дорогой я рассказала ей про папу, Марусю, тетю Феню, про наказ отца ехать к маме. А бабушка все плакала и твердила, что никуда меня не отпустит. Когда мы подошли к деревне, бабушка предупредила, что ее сноха – Ольга – очень злая, просила терпеть и стараться не перечить ей. Не дойдя до дома, мы увидели идущую к нам навстречу Ольгу с ребенком на руках. Она приближалась к нам и злобно кричала:
    – Ты что, старая, зачем ее привезла, она же еще работать не может, ее же кормить надо, а мы сами...
    Бабушка пыталась уговорить ее, обещая, что я буду ходить за ребенком и по дому помогать. Но та не унималась, повторяя, что меня кормить она не собирается. На крик собрались соседи, и одна женщина увела нас к себе. Утром мы с бабушкой ушли в Смоленск. Ночевали в бомбоубежище, а питались на вокзале вместе с эвакуированными. Через несколько дней в убежище пришла Ольга с ребенком и осталась с нами.
    Вечером, когда мы сидели в глубоком каменном подвале среди десятков других людей, дожидаясь прекращения бомбежки, нам сказали, что Смоленск будет под перекрестным огнем и надо уходить из города. Как стемнело, началась частая стрельба. Небо стало ярко-огненного цвета, и ничего нельзя было понять, все озарилось пламенем, шум, крик, что-то тяжелое падало на землю. Все горело. От жары и дыма были трудно дышать. Глаза ослепляли сплошные взрывы.
    От грохота и шума гудело в голове. Так продолжалось, пока не рассвело. Потом все утихло. Фашистские самолеты летали над городом, но как ни странно, не стреляли. A утром пришел уполномоченный и объявил, что есть приказ покинуть город и вывезти всех детей и стариков. Вокзал был разбомблен, мосты через Днепр взорваны нашими солдатами, чтобы затормозить продвижение фашистов. И люди пошли пешком... Уходили мирные жители: старики, женщины, дети берегом Днепра, а по ним с противоположного берега из здания льнокомбината стреляли немцы.
    Отошли от Смоленска. Где-то еще слышалась стрельба и глухие взрывы. Разрезав чем-то пятку, я шла медленнее всех и намного отстала. Вдруг я увидела у железнодорожной насыпи лежащую женщину. Я подошла ближе. Женщина была убита, а рядом с ней, уткнувшись головой к ее лицу, лежал маленький мальчик. Малыш был живой. Оставлять его здесь нельзя – он погибнет. Я подняла его, он оказался тяжелым. Оставив буханку хлеба, понесла малыша, задыхаясь и всхлипывая на ходу. Все мысли мои были лишь об одном: добраться бы с малышом до мамы. Забыв о больной пятке, я бросилась догонять своих.
    – Подождите, – кричала я. – Мне тяжело, я не могу! – Но крика моего никто не слышал.
    Собравшись с силами, я упорно шла вперед. Колонна людей становилась все ближе. Догнав, я перевела дыхание, на душе стало полегче. Мы шли все дальше и дальше, выстрелы уже слышались где-то далеко. Так мы
    дошли до полустанка, где стояли товарные вагоны. Погрузились в них. Куда мы едем, я не знала, но чем дальше, тем становилось тише: ни бомбежек, ни выстрелов уже не было слышно. Так мы приехали в Мичуринск. Началась перепись и распределение эвакуированных. Кого направляли в колхозы, кого в город на pa6oтy. Подростков без родителей определяли в детский дом. Я попыталась разыскать бабушку, но ни бабушки, ни Ольги и в списках не значилось.
    Малышу моему записали фамилию Валентинов.
    – А имя ему потом дадут, – сказал мужчина в военной гимнастерке. – Тебя, Валентина, мы направим в детский дом, малыша тоже, но в другой, для маленьких.
    – Что вы, что вы, – сквозь слезы упрашивала я. – Я отвезу его к маме, он будет моим братом. Теперь уже немного осталось. Дяденька, миленький, не забирайте, прошу вас.
    Но уполномоченный эвакопункта был неумолим. Пришла первая машина с надписью «Санитарная», и женщина в белом халате забрала у меня моего малыша. Слезы катились по моим щекам, горячая обида душила меня.
    – Ему же лучше будет, а ты еще сама не знаешь, найдешь ли маму. И будешь мотаться по белу свету, да еще с ребенком, пытались меня уговорить окружающие. Но я продолжала плакать, и никто не мог меня успокоить. Ушла я от всех, болталась по железнодорожным путям, никого не желая видеть. И только поздним вечером пришла на вокзал. Походив по платформе и вокзалу, я услышала по радио, что через пять минут отправляется поезд в город Грязи. Рядом со мной стоял мужчина, инвалид без одной ноги.
    – Ты говорила, что тебе нужно в Ростов. Это твой поезд. До Ростова прямого нет.
    Я побежала на платформу. Попала в товарный вагон, в котором везли эвакуированных. Так доехала до города Грязи. Оттуда шли прямые поезда до Ростова. Но тут выяснилось, что Ростов на военном положении и, чтобы попасть туда, нужен специальный пропуск. Ни билета, ни пропуска у меня, конечно, не было. Я просилась в каждый вагон, но никто меня не пускал. Услышав мой плач, из окна вагона выглянул военный,
    – Что ты просишься, въезда в Ростов нет, – и с любопытством добавил, – тебе зачем туда?
    – У меня там мама в командировке. В Смоленске мы жили, мама уехала в Ростов, а мне к ней надо.
    – А отец где?
    – Он на фронте. Бабушку потеряла при обстреле, а больше у меня никого нет. – И я заплакала еще сильнее.
    Военный внимательно посмотрел вокруг, затем позвал проводницу и велел пропустить меня в вагон. Быстро вскарабкавшись по ступенькам, я забралась в тамбур. Из купе доносились голоса мужчин, где-то играла гармошка, и мне казалось, что здесь очень весело, в душе от радости клокотало, хотелось кричать на весь вагон: «Я еду, еду к маме!»
    Двери купе были открыты, но заходить туда я стеснялась и решилась пройтись по коридору до конца вагона. Военный увидел и позвал меня.
    – Мыться, и как следует! – скомандовал он коротко.
    Умывшись, я вернулась в купе. Мои попутчики собирались обедать. Я быстро влезла на верхнюю полку, чтобы не мешать им. Николай Николаевич – так звали моего благодетеля – подал мне большой кусок хлеба, банку с тушенкой, кусок сала, от которого пахло чесноком. Наевшись, я очень захотела спать. Колеса стучали и убаюкивали меня. Когда я проснулась, было уже утро.
    – Валюшка, быстро, по-военному, вставай, умывайся, завтракай, а обедать будешь у мамы. Мы подъезжаем к Ростову, – сказал Николай Николаевич.
    Счастью моему не было предела. Николай Николаевич на прощанье записал ростовский адрес мамы.
    – Обязательно после войны мы вас найдем и приедем в гости.
    – А после войны мы с мамой вернемся в Смоленск. Но дом наш там разбомбили и по какому адресу мы будем жить, я не знаю.
    – Ничего, такие как ты – не потеряются, Я поблагодарила моих попутчиков. Каждый из них пожал мне руку, и мы распрощались, договорившись встретиться после победы.
     
    Ahsim нравится это.
  17. Абр
    Offline

    Абр Завсегдатай SB

    Регистрация:
    9 янв 2009
    Сообщения:
    152
    Спасибо:
    24
    Отзывы:
    1
    Из:
    Smolensk
    А вот еще есть такой документик, возможно в тему будет( про бои после 16.07 )
    20 июля 1941 г. 480-й стрелковый полк получил задачу овладеть западной частью Смоленск. Полк в составе 2-го и 3-го батальонов повел наступление по правому берегу р. Днепр на западную окра¬ину Смоленск, товарную станцию и вокзал.
    Западная окраина Смоленск застроена деревянными домами; каменные дома здесь редки, только в районе вокзала имеется не¬сколько каменных зданий. Противник приспособил все каменные дома для обороны, установил в них станковые пулеметы. Амбра¬зуры были устроены в окнах или непосредственно в стенах. На чер¬даках располагались автоматчики. Кроме того, пулеметы были установлены на важнейших перекрестках улиц, в окопах полевого типа. Подвалы были превращены в убежища. Часть подвалов использовалась как блиндажи для огневых точек. На некоторых главных улицах были поставлены танки в окопах. Наблюдатель-ные пункты располагались на крышах и в верхних этажах высоких домов. В частности, для наблюдения была использована колокольня монастыря; на ней также были установлены пулеметы. Магистральные улицы фашисты заградили баррикадами из камня и деревьев. Все улицы простреливались плотным огнем стрелкового оружия. Только подступы со стороны дворов и огородов не везде находились под огнем. Особенно сильно был укреплен район, прилегаю¬щий к вокзалу с севера и юга.
    2-й батальон 480-го полка, наступавший на правом фланге полка, имел задачу овладеть товарной станцией и поселком северней ее. Батальон был укомплектован полностью. В ротах насчитывалось до 150 че-ловек. Каждая рота имела по два станковых пулемета и по три 50-мм миномета; 4-й и 6-й ротам, кроме того, было придано по два 45-мм орудия. В пулеметной роте было 12 станковых пу¬леметов. В состав батальона вхо-дил также взвод из шести 82-мм минометов. Боеприпасов было достаточно - до двух боекомплек¬тов. Каждому солдату было выдано по четыре - шесть ручных гра¬нат.
    Командир батальона, детально изучив сложившуюся обстановку и проведя рекогносцировку с командирами подразделений, принял решение силами 4-й стрелковой роты сбить боевое охранение про-тивника, а 6-й и 5-й стрелковыми ротами во взаимодействии с 3-м батальоном штурмом овладеть западной частью города. В соот¬ветствии с принятым решением были поставлены боевые задачи подразделениям, организовано взаимодействие.
    Наступление решено было начать на рассвете в целях достиже¬ния внезапности.
    В батальоне была проведена большая партийно-политическая работа. До каждого солдата, младшего командира были доведены боевая задача и способ ее выполнения. Было обращено серьезное внимание на оказание взаимной помощи, тесное взаимодействие всех подразделений, на возможность действий небольшими груп¬пами.
    Заняв исходное положение примерно в 1 км от западной окраи¬ны города, 2-й батальон начал наступ-ление на рассвете 21 июля. Высокая трава, достигавшая 1-1,5 м, скрывала движение батальо¬на, поэтому наступление застигло противника врасплох.
    Стремительным ударом 4-я рота отбросила боевое охранение противника к товарной станции. Однако дальнейшее наступление роты было остановлено сильным пулеметным -и минометным огнем из района вокзала и товарной станции. Прикрывшись со стороны товарной станции, 4-я рота развила наступление в северном на¬правлении.
    Тем временем 6-я, а затем и 5-я роты под прикрытием пулемет¬ного и минометного огня ворвались на западную окраину города.
    Противник оказывал упорное сопротивление. Приходилось драться за каждый дом. Вследствие силь-ного огня наступать вдоль улиц было невозможно. Роты, разбившись на мелкие группы, .на¬ступали через ого-роды и сады. При переходе из одного квартала в другой улицы преодолевались броском под прикрытием дыма го¬ревших домов. Укрепленные здания брались штурмом со стороны дворов и огородов. 50-мм и 82-мм миноме-ты стреляли по домам, в которых засели фашисты, разрушали и поджигали эти дома.
    К 12 часам батальон овладел западной частью города севернее вокзала. Однако дальнейшее наступ-ление оказалось невозможным: огонь противника не давал продвигаться, и батальону грозили бес¬полезные потери. В итоге к 18 часам батальон по приказу коман¬дира полка, оставив прикрытие, перегруппировался и сосредоточил¬ся южнее Покровской горы, где привел себя в порядок и по¬полнил боеприпасы. Здесь были разо-браны недостатки и уроки минувшего дня боя, и роты стали готовиться к дальнейшему наступлению и захвату товарной станции. Каждой роте была поставлена задача по овладению определенным кварталом.
    Станковые, пулеметы и даже 45-мм орудия были установлены на верхних этажах каменных зданий и поэтому могли вести, огонь поверх своих войск. Снайперы расположились на крышах и содействовали наступ-лению уничтожением неприятельских солдат, стрелявших из окон домов. Артиллерия выдвинула наблюдателей в боевые порядки рот и, установив наблюдательные пункты на высоких домах, обеспечила меткий огонь по фашистским огневым точкам, препятствовавшим наступлению.
    В 6 часов 22 июля батальон начал наступление и к 11 часам атаковал и захватил товарную станцию и прилегающие к ней каменные здания. Задача была выполнена.
    * * *
    Данный пример показывает важность тщательной организации наступления в населенном пункте и значение тесного взаимодействия пехоты с другими родами войск, в частности с артиллерией.
    Заслуживает внимания способ преодоления поперечных улиц броском под прикрытием дыма горя-щих зданий.
    Опыт боя 2-го батальона 480-го полка показывает также целе¬сообразность расположения пулеметов, снайперов, отдельных орудий на верхних этажах домов для поддержки наступления огнем прямой наводкой поверх своих войск.
    ...хотел схемку пришпандорить , да не получается)))
     
  18. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.525
    Спасибо:
    959
    Отзывы:
    13
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Абр, желательно бы указать, откуда твой "документик". Название, где опубликован. Это для порядка. Да и интересно, конечно, узнать.
     
  19. Абр
    Offline

    Абр Завсегдатай SB

    Регистрация:
    9 янв 2009
    Сообщения:
    152
    Спасибо:
    24
    Отзывы:
    1
    Из:
    Smolensk
    Щаз доложусь
    Добавлено: [mergetime]1231767802[/mergetime]
    ТАКТИКА В БОЕВЫХ ПРИМЕРАХ
    БАТАЛЬОН

    Под общей редакцией генерал-лейтенанта Е. Т. МАРЧЕНКО
    Ордена Трудового Красного Знамени ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР
    МОСКВА - 1974

    Добавлено: [mergetime]1231767945[/mergetime]
    Книжечка взята с сайта soldat.ru.
    Вообще ресурс полезный, рекомендую, особенно сборники боевых документов.
    (не подумайте что реклама)
    Добавлено: [mergetime]1231767995[/mergetime]
    да , кстати , это у меня с часами косяк или на форуме)))))))
     
  20. Sobkor
    Offline

    Sobkor Banned

    Регистрация:
    16 янв 2009
    Сообщения:
    22
    Спасибо:
    2
    Отзывы:
    0
    Из:
    Калининград
    Горячий привет, землякам-смолянам!
    Читаю посты про бои по обороне Смоленска и диву даюсь, насколько скудная и односторонняя информация! Да не было в действительности никаких двух-трёх дневных боёв по обороне южной стороны города. Немцы вошли беспрепятственно со стороны Краснинского большака. Сопротивление встретили лишь у тюрьмы, где ВОХР из наганов да винтовок попыталась обстрелять танки, и ещё - на площади Смирнова. Там по немцам дали несколько залпов бойцы Истребительного батальона УНКВД по Смоленской области (де-факто – ополченцы), после чего тривиально драпанули. И всё! После этого немецкая танковая разведка ушла и до утра в южной части если немцы и были, то исключительно из числа диверсантов. Так, после полуночи сводный отряд школы милиции под командованием начальника учебного отдела младшего лейтенанта милиции (тогда спецзвание, равное армейскому старшему лейтенанту) Фёдоров Ивановича Тоняева беспрепятственно вышла на Рославльское шоссе, достигла окраины города (там, где овраг) и по оврагу к утру вышла на берег Днепра…
    Кстати, Ф.И. Тоняев скончался в феврале 2006 года у нас в Калининграде на 97-м году жизни. Слава Богу, я успел записать его воспоминания. Он с начала 1980-х пытался развенчивать мифы про героическую оборону Смоленска местной школой милиции, но смоленскими краеведами эти бесценные свидетельства явно что показались безынтересными…
    Южное направление прикрывали малочисленные (не более отделения каждое) посты-заслоны из курсантов школы милиции. Одно из них, например, имела задачу прикрывать Рославльское шоссе, но ещё днём ему в спину с какой-то окрестной вышки ударили из пулемёта вражеские диверсанты. Один из курсантов получил ранение, после чего старший повёл отделение по оврагу к Днепру и так вёл до самой Вязьмы. Правда, этим курсантам выпало по дороге отличиться на Соловьёвой переправе, где они как представители НКВД сумели на короткое время навести элементарный порядок и организованность…

    Добавлено: [mergetime]1232144015[/mergetime]
    Представляю биографию Ф.И. Тоняева. Смоляне вправе знать людей, внёсших достойный вклад в дело обороны Смоленска. Авторство - моё...

    ТОНЯЕВ Фёдор Иванович (1910-2006), ветеран органов госбезопасности и внутренних дел, по итогам 2001 года лауреат Калининградского конкурса «Человек. Событие. Время» по номинации «Связь времён», полковник милиции (1957) в отставке, полковник в отставке (2000).
    Родился 24 мая 1910 года в деревне Чурилово Угличского района Ярославской области в крестьянской семье. Русский. Партийность: в 1927-1940 гг. – член ВЛКСМ; с 1939 года – член ВКП(б)-КПСС: принят был партийной организацией Смоленской межобластной школы милиции НКВД СССР.
    Образование: в 1932 – историко-экономический факультет Ярославского индустриально-педагогического института; в 1942 – четырёхмесячные чекистские курсы при НКВД Армянской ССР.
    Трудовую деятельность начал в августе 1930 года на научно-педагогическом поприще, ещё будучи студентом:
    - август-декабрь 1930 года - преподаватель Курсов ВТУЗ (г. Ярослаль);
    - август-ноябрь 1931 года - преподаватель Коммунистического вуза (г. Ярославль);
    - ноябрь 1931-август 1932 гг. – преподаватель техникума в городе Ярославле;
    - август 1932-январь 1933 гг. - преподаватель Школы профсоюзного движения (г. Кострома).
    На службе в органах ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД 1 января 1933-1 января 1961 гг. по рекомендации Костромского горкома ВКП(б). Первая должность здесь - преподаватель Костромской школы среднего начсостава Рабоче-Крестьянской милиции.
    В 1936 году в порядке переаттестации всего личного состава милиции на персональные специальные звания удостоен знаков различия сержанта милиции (аналог современного специального звания «лейтенант милиции»).
    1 апреля 1935-20 августа 1941 гг. – на ответственных и руководящих постах в Смоленской межобластной школы милиции НКВД СССР: преподаватель, заместитель (с 10 сентября 1938) начальника школы и (с 16 июля 1941) Врио начальника школы.
    Младший лейтенант милиции Ф.И. Тоняев ярко отличился в ходе боёв по обороне Смоленска: в ночь с 16 на 17 июля 1941 года, заменив собой погибшего в бою с немецкими танками начальника СМШМ НКВД СССР старшего лейтенанта милиции Михайлова, предотвратил тем самым среди подчиненных возникшую было панику. Тогда же организовал оборону здания школы, а в критические минуты возглавил и без потерь вывел из захваченной прорвавшими наш фронт гитлеровскими войсками левобережной части Смоленска не только подчинённых, но и несколько десятков оказавшихся здесь в окружении ответственных работников аппарата областного УНКВД.
    В дальнейшем до 20 августа 1941 года – Врио начальника Смоленской межобластной школы милиции НКВД СССР в городе Вязьма. Под его руководством личный состав школы принимал здесь участие в борьбе с вражескими диверсантами, а также в процессе создания и вооружения истребительных батальонов, подчинённых Вяземскому городскому отделу НКВД.
    20 августа-10 ноября 1941 года - заместитель начальника 2-го (партизанского) отделения 4-го (зафронтового - разведка, террор и диверсии в тылу противника) отдела УНКВД по Смоленской области. В данном качестве сформировал и забросил во вражеский тыл несколько десятков партизанских отрядов и специальных диверсионно-разведывательных групп, а также принял участие в боях по обороне городов Спас-Деменск современной Калужской и Вязьма Смоленской областей.
    10 ноября 1941-5 марта 1942 гг. – заместитель начальника Ереванской школы милиции НКВД СССР – начальник учебной части школы.
    5 марта 1942-17 января 1947 гг. – на военной службе в органах военной контрразведки: следователь при особоуполномоченном и следователь следственной части (с 23 марта 1942) Особого отдела НКВД СССР Закавказского фронта, старший следователь (с 1 июня 1943) 4-го отдела и заместитель начальника отдела кадров (с 13 августа 1943) Управления контрразведки «Смерш» Закавказского фронта, а впоследствии – Тбилисского и Закавказского военных округов.
    17 января 1947-20 января 1951 гг. – на руководящей и преподавательской работе в Горьковской школе МГБ СССР: помощник начальника учебного отдела, начальник социально-экономического цикла (с 1 января 1948) и (с 3 марта 1950) заместитель начальника школы – начальник учебного отдела.
    С 20 января 1951 года и до выхода в отставку – вновь на службе в органах внутренних дел: начальник цикла социально-экономических дисциплин, заместитель начальника учебного отдела (с 16 сентября 1955) и начальник цикла общественных наук (с 25 мая 1957) Горьковской специальной средней школы милиции МВД СССР.
    В ноябре 1957 года имя полковника милиции Ф.И. Тоняева «за долголетнюю и безупречную службу и отличные показатели в работе» было занесено в Книгу Почёта Горьковской специальной средней школы МВД СССР.
    В период прохождения службы имел следующие специальные и воинские звания:
    - «сержант милиции» (аналог современного специального звания «лейтенант милиции») – с 1936 года;
    - «младший лейтенант милиции» (аналог современного специального звания «старший лейтенант милиции») - с 1938 года;
    - «младший лейтенант госбезопасности» (аналог воинского звания «старший лейтенант»), но при знаках различия политрука – с марта 1942 года в порядке переаттестации с милицейского звания на чекистское;
    - «капитан» - с 1943 года;
    - «майор» - с 1944 года;
    - «подполковник» - с 1948 года;
    - «подполковник милиции» - с 1955 года в порядке переаттестации с воинского звания на специальное милицейское;
    - «полковник милиции» - с 1957 года;
    - «полковник в отставке» - с мая 2000 года (в пенсионном деле, однако, указано, что воинское звание «полковник» присвоено в 1955 году, однако, судя по всему эта какая-то ошибка, ибо по материалам личного дела, которое хранится в архиве Нижегородского юридического института МВД России, проходит исключительно как подполковник запаса. Кроме того, самому Ф.И. Тоняеву при жизни ничего не было известно о факте присвоения ему якобы в 1955 году воинского звания «полковник»).
    С 1 января 1961 года – пенсионер органов внутренних дел.
    В столице янтарного края постоянно проживал с 1989 года, а до этого – в городе Горьком (ныне – Нижний Новгород). До последних дней своей жизни вёл активную исследовательскую работу по изучению малоизвестных страниц участия личного состава Смоленской межобластной школы милиции НКВД СССР в Смоленском сражении 1941 года.
    Кавалер около трёх десятков государственных и ведомственных наград и, в частности, пяти орденов - Красного Знамени (1954), Отечественной войны 1-й (1985) и 2-й (1945) степени, двух Красной Звезды (1943, 1949), - а также многочисленных медалей, включая, «За боевые заслуги» (1944), «За оборону Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «ХХХ лет Советской Армии и Флота 1918-1948», «50 лет советской милиции», а также ряда нагрудных знаков и, в том числе на основании соответствующих приказов начальника Западного УВДТ, – «85 лет транспортной милиции России» (2003) и «За службу» (2004).
    Скончался в 11.15 21 февраля 2006 года. Похоронен в Калининграде - на Военно-мемориальном кладбище «Медведевка».
    Юрий РЖЕВЦЕВ.
     

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)