Ген-майор Честохвалов

Тема в разделе "Общий раздел", создана пользователем Хольт, 2 фев 2010.

  1. Pavel
    Offline

    Pavel -

    Регистрация:
    31 авг 2009
    Сообщения:
    554
    Спасибо:
    149
    Отзывы:
    8
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г. Москва
    Интересы:
    История Поречского уезда
    Цитата(libelli @ 25 Ноября 2010, 22:38)
    Насколько мне удалось разобраться, 25 корпус в районе Витебска вовсе не действовал, но воевал на крайнем северо-западе Украины и юго-западе Белоруссии.
    Как они могли оказаться в одно время в одном месте?

    Уважаемый libelli! 25 СК на территории Украины боевых действий не вел. Единственное упоминание по 1941 году в архивах ЦАМО про Украинскую историю корпуса - это Боевой приказ № 01 штакор 25 Лубны 28.6.41 20.30, в соответствие с которым корпус совершает марш и занимает позиции к обороне 3.07.41 г., однако 31.06.1941 г. на марше был получен приказ о переброске корпуса на Западный фронт в составе 19 А как раз для организации обороны г.Витебска. И как раз под Витебском части корпуса были рассеяны мотомехчастями 39 АК и авиацией вермахта 11 июля 1941 г.
    Вы пишете, что 2 поляка попали вплен в районе Витебска в середине июля. Из имеющихся документов известно, что на западной окраине г.Витебска немцы были уже 9 июля. А части 25 СК (немогу правильно подобрать слово - бежали, отступали, выходили из окружения) вышли в расположение частей РККА после 18 июля, следовательно Ваше сообщение вполне может соответстовать характеру событий, происходивших с частями 25 СК в середине июля 1941 г. По справке, упоминавшейся в этой теме, из состава корпуса вышли около 4.000 челове (весьма сомнительная цифра), а части корпуса масштабных многодневных боевых действий не вели - попробую предположить, что большинство солдат и офицеров все-таки попало в плен на территории от восточной окраины г.Витебска до районов г.Духовщины и г.Ярцева.
     
  2. владимир1
    Offline

    владимир1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 сен 2008
    Сообщения:
    6.726
    Спасибо:
    8.640
    Отзывы:
    211
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Уважаемый libelli.
    К великому сожалению ссылок не имею, просто давно этим вопросом занимался.
    Знаю только, что в состав корпуса попадал призывной ресурс массово из Сталинской, Луганской областей, частично из южных районов Харьковской и с соседних областей России, в частности в артиллерийские подразделения.

    Павел прав, с самого начала была переброшена под Киев, но в ходе выдвижения планы командования изменились и была поставлена другая задача - переброска на Западный фронт. А вот здесь с корпусом началась чехарда из-за которой задергался Честохвалов - часть эшелонов была "потеряна", часть отправлена не на те станции разгрузки. Т.е. корпус немного раздербанили. Отсюда и разные места вступления в бой. Один из полков 134 дивизии вел бои даже под Великими Луками.
     
  3. libelli
    Offline

    libelli Завсегдатай SB

    Регистрация:
    11 июл 2009
    Сообщения:
    870
    Спасибо:
    152
    Отзывы:
    7
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Троицк / Москва
    Цитата(Pavel @ 25 Ноября 2010, 23:39)
    Из имеющихся документов известно, что на западной окраине г.Витебска немцы были уже 9 июля.

    Сколько народу сбило с толку это ошибочное сообщение нашей авиаразведки, которая сверху приняла советские танки за немецкие!
    На самом деле в тот день с юга немцы находились от Витебска на другом берегу Западной Двины, на расстоянии 60 км. Примерно так же далеко находились на западе. Захвачен Витебск был в исходе ожесточенных боев 11 июля.
    Цитата
    попробую предположить, что большинство солдат и офицеров все-таки попало в плен на территории от восточной окраины г.Витебска до районов г.Духовщины и г.Ярцева.

    Место и дата пленения одного из двух поляков точно известно: станция Сиротино (ныне Шумилино) в 35 км на запад от Витебска 17 июля. 15 июля выходившая из окружения 186 сд разгромила там гитлеровский гарнизон.
     
  4. Shadow
    Offline

    Shadow Новобранец

    Регистрация:
    3 июн 2010
    Сообщения:
    8
    Спасибо:
    0
    Отзывы:
    0
    Из:
    Краснодар
    Здравствуйте.
    25 стрелковый корпус являлся типичным «территориальным корпусом». Особенностью таких формирований было то, что подавляющее число рядового, сержантского и младшего офицерского состава были уроженцами территории, на которой формировалась часть, или постоянно там проживали.
    Формирование 25 СК проводилось на базе 80 стрелковой дивизии: штаб дивизии был развёрнут в штаб корпуса, а её полки были развёрнуты в дивизии.
    80 – Мариуполь (Жданов), 134 – Краматорск, 162 - Сталино.
    Позднее 80 сд, укомплектованная призывниками из Мариуполя и Буденовского (Новоазовского) района, переброшена в состав 37 ск 6 армии. Вместо нее в состав корпуса предполагалось включить 214 сд из Луганска. С 214-й дивизией много непонятного. Из 10 стрелковых дивизий Харьковского Военного Округа в июне выдвигаюся на запад 9, а 214-я остается на месте. Вместо 214 дивизии в состав корпуса включают 127 (позже 2-я гвардейская Таманская) дивизию из Харькова.
    15.09.1939г. командование 134 стрелковой дивизией принял комбриг Базаров Владимир Кузьмич, который до этого, в период 1938г. – 03.07.1939г., командовал 40-й стрелковой территориальной дивизией (Красноярск, Ачинск, Канск). Под командованием тогда ещё полковника Базарова В.К. летом 1938г. 40-я сд в составе 39-го стрелкового корпуса 1-й (Приморской) армии участвовала в боях в районе озера Хасан. За бои у озера Хасан командир дивизии Базаров В.К. награждён орденом Ленина.
    Командир 134 СД комбриг Базаров убит 27 июля 1941 года в р-не д.Махова Смоленской обл., там же похоронен (объясн. зап. мл. лейтенанта Свиридов) № - 232. Источник: Донесение отдела кадров Белорусского фронта от «___» февраля 1944г. № 01701 Начальнику Учётно-Статист. Упр. ГУК НКО СССР (вх.№ 02531 от 17.02.1944г.).
    27.04.1940г. командиром формирующегося 25-го стрелкового корпуса назначен комдив Честохвалов Сергей Михайлович (с 04.06.1940г. генерал-майор). В РККА с 1918г. Вся служба прошла в политотделах различных уровней. Участия в боевых действиях не принимал, опыта руководства боевыми подразделениями не имел.
    «Застрелен при попытке бегства» 16.07.1941г. около 23.00 в селе Рибшево Смоленской обл. солдатами передового отряда 20-й танковой дивизии Вермахта при встрече, неожиданной для обеих сторон, со штабной колонной 25 СК.
    Директивой Народного Комиссариата Обороны от 08.07.1940г. № 0/1/104596 Военному Совету Харьковского военного округа приказано сформировать к 15.08.1940г. 127-ю и 162-ю стрелковые дивизии. 127-я сд – Харьков, 162-я сд – Артемовск, Сталино, которые после формирования вошли в состав 25 стрелкового корпуса.
    В конце мая – начале июня 1941г. все три дивизии 25 СК, пополнившись приписным составом, выдвинулись к новым местам дислокации в Киевском особом военном округе: 127 сд – в лагеря в р-не г.Ржищев.
    134 сд – г.Золотоноша.
    162 сд – г.Лубны.
    Корпусные части:
    263 отдельный батальон связи
    248 отдельный саперный батальон
    394 корпусной артполк
    25 отдельная корпусная авиаэскадрилья
    75 полевая касса Госбанка
    127 стрелковая дивизия – командир ген.-майор Корнеев Т.Г.
    162 стрелковая дивизия – командир полк. Колкунов Н.Ф.
    134 стрелковая дивизия – командир (15.09.1939 - 27.07.1941) комбриг Базаров В.К.:
    515 стрелковый полк – командир майор Аксенов Даниил Афанасьевич (приказ НКО № 0069 от 5.4.1941г.) пропал без вести в сентябре 1941г.
    629 стрелковый полк (на 20.06.1941г. в г.Славянск) – командир майор Братанов Григорий Иванович (находился в плену с 15.11.41г. (из Смоленского «котла» вышел) по 25.04.45г., освобождён).
    738 стрелковый полк – командир Краснопивцев Михаил Петрович (погиб 14.02.1942г. в звании полковника (из Смоленского «котла» вышел)).
    410 легкий артиллерийский полк.
    534 гаубичный артиллерийский полк (на 01.07.1940г. дислоцировался в г.Мариуполь).
    235 отдельный противотанковый дивизион.
    156 отдельный зенитно-артиллерийский дивизион.
    156 отдельный разведывательный батальон.
    249 отдельный сапёрный батальон.
    229 отдельный батальон связи (дислоцировался в г.Мариуполь).
    103 автотранспортный батальон.
    235 медико-санитарный батальон.
    231 отдельная рота химзащиты.
    225 полевой автохлебозавод.
    878 полевая почтовая станция.
    412 полевая касса Госбанка.
    22 июня 1941г. части 25 Стрелкового корпуса были подняты по тревоге. Было приказано привести все подразделения в полную боевую готовность и ждать дальнейших распоряжений. В течение 22 – 23 июня части были выведены из казарм и парков и рассредоточены. Места дислокации немецкая авиация в эти дни не бомбила.
    ИНСТИТУТ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    ИСТОРИКО-АРХИВНЫЙ ВОЕННО-МЕМОРИАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    ЦЕНТРАЛЬНЫЙ АРХИВ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    ДИРЕКТИВА СТАВКИ ГК О ФОРМИРОВАНИИ И ЗАДАЧАХ
    ГРУППЫ АРМИИ РЕЗЕРВА ГЛАВНОГО КОМАНДОВАНИЯ
    25 июня 1941 г. 20 ч 10 мин
    Для объединения действий войск резерва Главного Командования приказываю:
    1. К 00.05. 26.06.1941 г. сформировать в Брянске группу армий в составе, 22, 20, 21 и 19-й армий.
    2. Для управления этой группой назначены:
    командующий войсками группы — маршал Буденный;
    член Военного совета группы — секретарь ЦК ВКП(б) т. Маленков;
    врид начальника штаба группы — генерал-майор Покровский.
    3. Включить в состав группы армий:
    а) 22-ю армию (УрВО). Штарм с 24.06 — Великие Луки. Состав: 62 ск (170, 174, 186 сд) в районе Себеж, Идрица; 51 ск (98, 112, 153 сд) в районе Дретунь, Витебск. Армия заканчивает сосредоточение 1—2.07.1941 г.
    б) 20-ю армию (ОрВО). Штарм с 25.06 — Смоленск. Состав: 61 ск (110, 172 сд) в районе Могилева. Начало выгрузки 26.06, окончание — 3.07. 69 ск (73, 229, 233 сд) в районе Смоленска. Начало прибытия 25.06, окончание — 3.07. 20 ск (137, 144, 160 сд) в районе Кричев, Чаусы. Начало прибытия 28.06, окончание — 4.07. 41 ск (118, 235 сд) в районе Дорогобужа. Начало прибытия 29.06, окончание — 5.07.
    в) 21-ю армию (ПриВО). Штарм — Чернигов. Состав: 66 ск (18, 61, 117 сд) в районе Чернигов, Остер. 63 ск (53, 148, 167 сд, 546 кап) в районе Гомель, Новозыбков. 45 ск (187, 232 сд) — Чернигов, Краснянский лагерь. 30 ск (19, 149, 154 сд) —Батуринский лагерь. Выгрузка — Бахмач. Начало выгрузки 2.07, окончание — 9.07. 33 ск (89, 120, 145 сд) — в районе Городня, Добрянка. Выгрузка — Городня. Начало выгрузки 30.06, окончание — 10.07. 387 гап — Чернигов.
    г) 19-ю армию (СКВО). Штарм — Черкассы. Состав: 34 ск (38, 129, 158, 171 сд) в районе Черкассы, Белая Церковь. 25 ск (127, 134, 162 сд, 394 кап) — Ржищев, Золотоноша, Лубны. 67 ск (102, 132, 151 сд) сосредоточивается походным порядком в район Корсунь, 25 мк (50, 55 тд, 219 мд) — в район Тараща, Стеблев, Богуслав. Выгрузка — Мироновка. Начало прибытия — 25.06, окончание — 7.07.
    Части усиления, обслуживания и учреждения тыла для всех армий будут даны дополнительно.
    4. Задачи группы армий;
    а) Обрекогносцировать и приступить к подготовке оборонительного рубежа главной полосы по линии Сущево, Невель, Витебск, Могилев, Жлобин, Гомель, Чернигов, р. Десна, р. Днепр до Кременчуга. Передний план полосы заграждений и начертание главной полосы обороны до линии Гомель указано на карте, полученной Покровским.
    б) Быть готовым по особому указанию Главного Командования к переходу в контрнаступление.
    5. О составе армий и организации сбора прибывающих войск указания даются командующим армиями.
    6. Получение настоящей директивы и отданные распоряжения донести.
    ТИМОШЕНКО ВАТУТИН ЦАМО. Ф. 48а. Оп. 3804. Д. 3. Л. 282—284. Подлинник.
    Директива Ставки ГК № 0060 командующему 19-й армией о сосредоточении армии и подготовке обороны Киева.
    28 июня 1941 г. 17 ч 05 мин
    1. 19-ю армию в составе управлений 25 и 34 ск с корпусными частями, 28 гсд, 38, 127, 129, 134, 162, 158, 171 сд к утру 2.07.1941 г. сосредоточить [в] районе (иск.) Горностайполь, Макаров, Фастов, Белая Церковь, Триполье.
    2. Сосредоточение всех дивизий и управлений ск провести походом. Артполки 25 ск перевезти по железной дороге. Их станции погрузки и выгрузки телеграфируйте. Эшелоны 25 мк повернуть для выгрузки в районе Фастов, Васильков.
    3. Сосредоточение войск армии походом провести рассредоточенно, преимуществыенно ночными маршами и обязательно с проведением занятий. Особое внимание обратить на отработку отражения танковой атаки на колонны войск и на оборудование противотанкового района. Суточный переход не должен быть менее 35 км. На походе тщательно организовать управление войсками.
    4. С 00.05 29.06 Вам подчиняю Киевский укреплённый район.
    5. В период 29 - 30.06 провести рекогносцировку главной полосы обороны по внешней линии Киевского укрепрайона и полосы заграждений с выносом переднего края на р. Тетерев, Ставище, Фастов, Белая Церковь.
    6. На основе рекогносцировки разработать соображения по обороне Киева и нарочным представить мне 1.07.
    7. Получение настоящей директивы подтвердите.
    Начальник Генерального штаба генерал армии Жуков
    ЦАМО. Ф. 48а. Оп. 3408. Д. 15, Л. 24. Подлинник.
    ДИРЕКТИВА СТАВКИ ГК № 00124 КОМАНДУЮЩИМ 19-й АРМИЕЙ
    И ВОЙСКАМИ КИЕВСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА
    О ПЕРЕДИСЛОКАЦИИ АРМИИ
    1 июля 1941 г.
    1. Войска 19-й армии подготовить и отправить по жел. дороге в новый район. Готовность погрузки 18.00 1.07.1941 г.
    2. Соединения армии погрузить:
    а) упр. армии и части связи — Киев назначением Рудня Зап. жел. дороги;
    б) упр. 25 ск и 134 сд — Дарница, 127, 162 сд — Бровары, все назначением Лиозно, Рудня;
    в) упр. 34 ск, 38 сд — Васильков, 129 сд — Ирпень, 158 сд — Фастов, все назначением Голынки;
    г) корпусные и дивизионные артполки — погрузка по месту лагерной стоянки, назначение — со своими соединениями;
    д) гап 171 сд будет выгружен пет Волынский.
    3. 25 мк в полном составе, 28 и 171 сд из состава 19-й армии исключаются. 25 мк направляется в другую армию. Погрузку упр. 25 мк возлагаю на командарма 19. 28 гсд и 171 сд передать комвойсками КОВО для организации обороны Киевского укрепленного района.
    Вместо 25 мк в состав 19-й армии включается 23 мк. Первые эшелоны его прибудут в Витебск 2.07.1941 г.
    4. Для организации выгрузки, сбора и сосредоточения войск в новом районе выслать опергруппу командиров штарма со средствами связи в Рудню.
    После выгрузки войска сосредоточить: 23 мк (иск.) Витебск, (иск.) Лиозно, Яновичи; две сд — Яновичи, Колышки, Савостье; две сд. — Лиозно, Бабиновичи; Рудня; две сд — Понизовье, Микулино, Демидов.
    5. По прибытии в Рудню армия остается в подчинении Народного комиссара обороны.
    6. Для более надежной связи с соединениями армии до убытия частей по ж. д. дать им данные, необходимые для установления радиосвязи на период сосредоточения.
    7. Топографические карты, полученные из Киевского склада, вернуть в склад. Карты нового района будут Вам выданы при следовании через Москву.
    8. Донесения о погрузке, выгрузке и сосредоточении представлять мне ежедневно к 22 часам.
    9. Получение настоящей директивы и готовность частей донесите.
    ЖУКОВ
    ЦАМО. Ф. 48а. Оп. 3408. Д. 15. Л. 70, 71. Подлинник.

    Не могу согласиться с Pavel. Не весь 25 СК бежал. А о деморализующем влиянии старших командиров, офицеров штаба корпуса немало сказано на этом форуме.
    С уважением, Shadow.
     
  5. Shadow
    Offline

    Shadow Новобранец

    Регистрация:
    3 июн 2010
    Сообщения:
    8
    Спасибо:
    0
    Отзывы:
    0
    Из:
    Краснодар
    P.S. Разгром 19 Армии под Витебском обсуждется Международном военном форуме http://imf.forum24.ru/?1-1-0-00000058-000-140-0. Есть немало интересного по датам и боевым действиям частей.
    Уважаемый libelli прав в том, что 09.07.41г. немцев в Витебске не было.
    Спасибо за ссылку на Копилочку.
     
  6. Хольт
    Offline

    Хольт Завсегдатай SB

    Регистрация:
    12 май 2008
    Сообщения:
    2.837
    Спасибо:
    603
    Отзывы:
    11
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Край сосновый
    Спасибо. Весьма интересно +
     
  7. владимир1
    Offline

    владимир1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 сен 2008
    Сообщения:
    6.726
    Спасибо:
    8.640
    Отзывы:
    211
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    И с разрешения участника данного форума даю ссылку на его статью "Велиж в 1941-ом. Героизм и предательство".

    http://gorod.velizh.ru/1941.php

    С каждым годом все дальше от нас события 1941 года. За последнее время многие документы, хранившиеся в архивах за семью печатями, стали известны исследователям, людям, интересующимся историей, событиями Великой Отечественной войны.

    Я давно пытаюсь найти ответ на вопрос: какие наши части должны были оборонять город Велиж в первые дни войны? Почему Велижу не придавалось особого значения в начале войны, но с конца января 1942 года и до 20 сентября 1943 года наши войска, как не пытались, но взять его не смогли?

    Ветераны 4 Ударной армии часто говорят: «Наше подразделение, защищая Велиж …». По смыслу они правы, но… Велиж находился в оккупации и его защищали в 1942-43 гг. немецкие войска. Командиры 257 пехотного полка Адольф Зинцингер, а затем Константин Мейер были награждены Рыцарскими Крестами за оборону Велижа, один в феврале, а второй, сменивший его, в мае 1942 года.

    Стало быть, мнение о важности в стратегическом плане Велижа у нашего командования изменилось? Иначе зачем нужны были многочисленные жертвы? Зачем нужны были штурмы Велижа? Тысячи людей погибли на его подступах! Только поименно на сегодня мне известны 15980 солдат, захороненных на Велижской земле. А ведь называют цифру более 50 тысяч. Наши деды – ГЕРОИ. Вечная им память и слава!

    Возвращаться к событиям той поры будет, как мне кажется, еще ни одно поколение. Давайте и мы вспомним 1941 год, читая воспоминания и архивные документы того времени.

    Вспоминает Судомоина А..А.: «В 1941 году мне исполнилось 15 лет. В те годы детей не заставляли взрослеть раньше времени. Я была самой обыкновенной девочкой с косичками и яркими бантиками. На лето меня отправили к тетушке в город Велиж Смоленской области. Там и застала меня война. 12 июля немцы бомбили город, а дня через три уже вошли в него. В первую же бомбёжку наш дом сгорел, и я осталась в ситцевом платьице и босиком.

    Моя тетушка, Савинова Анна Дмитриевна, заведовала районной больницей. Фронт приближался быстро, больница заполнялась ранеными. Но конкретно никто ничего не знал. Анна Дмитриевна каждый день ходила в райком, чтобы узнать, когда начнётся эвакуация. Ей отвечали – не сейте панику, фронт остановлен, никакой эвакуации не будет. Но когда узнали, что немцы в 40 километрах от города, райкомовцы сели в машины и уехали на восток. Наша армия не просто отступала, а бежала от немцев, кто как мог. По дороге шли машины и гружёные, и пустые. Анна Дмитриевна послала на дорогу завхоза. Там ему оборудовали место – растянули белую пелёнку с красным крестом. Он останавливал машины и требовал забрать раненых. Шофёры охотно соглашались. Когда отправили всех раненых, стали грузить больничное оборудование. И только когда дорога совсем опустела, моя тетушка вспомнила, что у неё есть дети. Мы ещё пытались уйти от немцев и пешком двигались в каком-то направлении вместе с другими беженцами. Дорогу обстреливали и бомбили, но люди всё равно шли. Но вот по дороге поехали немецкие мотоциклисты, и мы свернули в какую-то деревню. Немцы потребовали всем вернуться на свои места и стали окрестные леса прочёсывать с собаками. Мы вернулись в город…»

    Именно так, как описывает Судомоина А.А. все и происходило. Со стороны Суража (в Журнале боевых действий он называется Сураж-Витебский) немецким войскам противостоял 25 стрелковый корпус 19 –й армии. 10 июля 1941 года части корпуса вели бои на рубеже Прудники – Синьково, а 13 июля – на рубеже Сураж – Яновичи – Колышки. Командовал корпусом генерал-майор Честохвалов Сергей Михайлович.

    В 2001 году в журнале «Военно-исторический архив» было опубликовано Письмо главного военного прокурора Носова В. на имя заместителя Наркома обороны СССР, армейского комиссара 1 ранга тов. Мехлиса Л.З. (Со ссылкой на ЦАМО. Ф. 913, оп. 11309, д. 70, лл. 160-165). Письмо датировано 27 сентября 1941 года. Цитирую:

    «10-20 июля сего года части 25-го ск, занимавшие оборону в районе города Витебска, Сураж-Витебский, позорно разбежались, открыли дорогу противнику для продвижения на Восток, а впоследствии, попав в окружение, потеряли большинство личного состава и материальную часть.

    Произведенным по поводу этого следствием установлено следующее: 25-й ск в составе 127-й, 134-й и 162-й сд в конце июня 1941 года из города Сталино - Донбасс был переброшен в район города Киева, куда прибыл к 1 июля.

    Из Киева по приказу командующего 19-й армии корпус переброшен в район Смоленска для занятия обороны по реке Западная Двина в районе города Витебска и города Сураж-Витебский, протяжением около 70 километров.

    Погрузка и отправка частей по железной дороге из Киева проходила 2-4 июля. Руководство погрузкой и продвижением частей отсутствовало; в результате чего прибытие эшелонов не согласовывалось с предстоящим выполнением боевых задач, в связи с чем прибывающие части вводились в бой без организованного сосредоточения. К 10 июля штаб корпуса расположился в лесу севернее города Витебска у села Мишутки.

    На 11 июля в районе расположения корпуса находились: 442-й кап, 263-й отд. бат. связи, 515-й, 738-й сп и 410-й лап 134-й сд, 501-й сп 162-й сд, 1-й стр. батальон и дивизион гаубичного артиллерийского полка 127-й сд.

    Несколько правее от штаба корпуса в районе села Прудники располагался штаб 134-й сд, в составе которой здесь находились два батальона 629-го сп, два батальона 738-го сп, батальон связи, зенитный арт. дивизион, один дивизион гаубичного арт. полка.

    По приказанию штакора два батальона 501-го сп 162-й сд заняли оборону на западном берегу реки Западная Двина, севернее города Витебска. Части 134-й сд в составе 2-х батальонов 629-го сп и одного батальона 738-го сп заняли оборону по западному берегу Западной Двины в районе села Прудники, между городами Витебском и Сураж-Витебским. Остальные части находились на восточном берегу реки Западная Двина.

    Днем 11 июля на участке обороны, занимаемой двумя батальонами 501-го сп, мотомехчасти противника неизвестной численности (разведка отсутствовала) прорвались через Западную Двину на шоссе Витебск - Смоленск и Витебск - Сураж. Указанные два батальона 501-го сп, не имея надлежащего руководства, в панике разбежались. Охваченный паникой «окружения», в ночь на 12 июля начал менять свое месторасположения штаб корпуса.

    К 16.00 12 июля командир корпуса генерал-майор Честохвалов с группой штабных командиров и батальоном связи, бросив часть автомашин, прибыл на КП 134-й сд в село Прудники. Их прибытие сразу внесло панику в части дивизии, так как прибывшие, в том числе и сам Честохвалов, панически рассказывали о якобы нанесенных немцами потерях частям 162-й сд, бомбежке их с воздуха и т.п. К 17.00 в тот же день генерал-майор Честохвалов сообщил, что мехчасти противника прорвались в районе Витебска и движутся по шоссе Витебск - Сураж, «штаб окружен». Приказал корпусным частям отходить на восток, бросив на произвол находившиеся в обороне на западном берегу Западной Двины части 134-й сд. Только командир 134-й сд комбриг Базаров и комиссар дивизии Кузнецов, вопреки указанию командующего корпусом, остались на месте в районе села Прудники и руководили находившимися в обороне частями 629-го и 728-го сп, помогая им обратно переправиться через реку Западная Двина, а затем выходить из окружения.

    После указания командира корпуса Честохвалова об отступлении началось паническое бегство на восток. Первыми побежали штаб корпуса и 2-й эшелон штаба 134-й сд, возглавляемый начальником штаба дивизии подполковником Светличным, который с 9 июля на КП отсутствовал – «отстал» и только к моменту отхода 12 июля прибыл в село Прудники.

    Автомашины без руководства в панике неслись на восток на местечко Яновичи. Паническое бегство штабных командиров губительно отразилось на частях и местных советских органах, которые бросали все и бежали на восток, еще не видя никакого противника и даже не слыша стрельбы.

    13 июля штаб корпуса остановился у местечка Яновичи, но 14 июля переехал в лес у села Понизовье, бросив всякое управление частями корпуса и потеряв связь со штабом армии. По примеру штаба корпуса разбегались воинские части, не оказывая никакого сопротивления противнику, бросая материальную часть и снаряжение. 14 июля, боясь дальше двигаться без прикрытия и охраны, командир корпуса Честохвалов выделил несколько командиров и приказал собрать хотя бы небольшую группу войск, разбросанных в окружности по проселочным дорогам, чтобы под их прикрытием организовать дальнейшее отступление на восток.

    К исходу дня 14 июля в лесу были сосредоточены: 515-й сп, 410-й лап, батальон 738-го сп 134-й сд, два дивизиона 567-го лап 127-й сд, один батальон 395-го сп 162-й сд и мелкие подразделения других частей, всего около 4000 человек, вооруженных винтовками, пулеметами, гранатами, артиллерией, минометами с запасами боеприпасов.

    В штабе корпуса находились: 1) командир корпуса генерал-майор Честохвалов; 2) военком бригадный комиссар Кофанов; 3) начальник политотдела полковой комиссар Лаврентьев; 4) начальник штаба полковник Виноградов; 5) помощник начальника штаба полковник Стулов; 6) начальник особого отдела старший лейтенант госбезопасности Богатько и другие, около 30 человек.

    Из штаба 134-й сд - начальник политотдела батальонный комиссар Хрусталев, начальник артиллерии подполковник Глушков и другие. Сюда же в лес 14 июля вечером прибежал переодетым в гражданское платье, без личного оружия начальник штаба 134-й сд подполковник Светличный.

    Командир корпуса Честохвалов принял решение: не ожидая подхода остальных частей корпуса, продолжать отходить на восток, продвигаясь только лесами и только ночью, не входя в соприкосновение с противником, категорически запрещая стрелять в немцев. Трусость командования корпуса доходила до крайности. По приказанию командира корпуса полковник Виноградов пытался застрелить водителя одной из автомашин колонны, у которого случайно произошел гудок от замыкания. Тут же лично побил сигнальные рожки во всех автомашинах, чтобы не повторился случайный гудок и не выдать противнику местонахождение колонны штаба. Так двигались 14, 15 и 16 июля. Пройдя 60-70 километров, сосредоточились в лесу у села Букине.

    16 июля в этом лесу командир корпуса Честохвалов провел совещание начсостава и приказал бросить все имущество, оставить только носимое при себе. Были брошены: личные вещи начсостава, две рации, смазочные материалы, масса противогазов, пулеметные диски и коробки, документы, часть обоза, лошади и другое имущество. Здесь же Честохвалов объявил дальнейший маршрут отступления на восток по направлению на село Овсянкино. Движение из Букине намечалось двумя колоннами в 20.00 16 июля, причем колонна 10-12 легковых автомашин штаба корпуса вместе с броневиком охранения должна была двигаться в хвосте правой колонны. Для разведки по намеченному маршруту в 18.00 выслан конный отряд в 25 человек. Однако командир корпуса не стал ждать результатов разведки, изменил свое прежнее решение и в 19.00 приказал колоннам двигаться по намеченному маршруту, а сам с колонной штабных автомашин бросил части позади и уехал по направлению село Овсянкино. При въезде в село Рыпшево в 23.00 колонна штаба была встречена окриками: «Стой!» и беспорядочной стрельбой незначительного отряда немецкой разведки, по словам очевидцев, разведчиков было около 10 человек.

    Возглавлявший автоколонну на первой машине начальник штаба корпуса полковник Виноградов, не останавливая машины, проехал и выскочил за село. Следовавший за ним во второй машине командир корпуса генерал-майор Честохвалов остановил автомашину, бросил личное оружие, поднял руки и пошел к немцам. Находившийся с ним в машине начальник инженерной службы штаба корпуса подполковник Егоров выскочил из машины и бросился в другую сторону, через огороды в лес. То же сделали остальные командиры и политработники штаба корпуса; и стрелок автоброневика, и водители, следовавшие на своих машинах, бросили машины, документы и все, что было, без единого выстрела разбежались по кустам.

    Полковник Виноградов, проехав 1-1,5 км за село, побоялся ехать дальше, бросил машину и с шофером ушел в лес, а оттуда одиночным порядком пробирался в сторону частей Красной Армии из так называемого . Разбежавшиеся от машин комиссары Кофанов и Лаврентьев, полковники Виноградов и Стулов и другие штабные командиры, зная, что по этой дороге движутся части корпуса и могут попасть в засаду немцев, не предупредили об этом командиров частей.

    17 июля, когда части подошли к указанному месту, немцы, подтянув силы, встретили их сильным огнем. Командиры соединений по своей инициативе вступили в бой, длившийся 2-3 часа, потеряв 130 человек убитыми и ранеными, под прикрытием артиллерии 410-го и 567-го лап, вывели свои части обратно в лес.

    18 июля группа командиров штаба корпуса, разбежавшихся у села Рыпшево от немецкой разведки, в количестве 12-13 человек под руководством помощника начальника штаба корпуса подполковника Стулова подошли к находившимся в лесу частям корпуса. Эти части возглавлял помощник начальника штаба 134-й сд подполковник Светличный и начальник политотдела дивизии Хрусталев. Подполковник Светличный обратился к Стулову и находившимся с ним командирам штаба корпуса с предложением присоединиться к частям и возглавить руководство по выводу их из окружения. Полковник Стулов и находившиеся с ним командиры штаба корпуса отклонили это предложение и заявили, что меньшей группой им легче будет пробраться на сторону советских войск, и через пару дней ушли одиночным порядком.

    Находясь в окружении, под влиянием трусости, некоторые командиры и политработники, чтобы скрыть свою принадлежность к командному составу Красной Армии, посрывали знаки различия и петлицы, обменяли свое воинское обмундирование на гражданские костюмы, а часть из них даже уничтожила личные и партийные документы. Начальник политотдела корпуса полковой комиссар Лаврентьев уничтожил партийный билет, обменял свое комсоставское обмундирование на рваный костюм «заключенного», отпустил бороду, повесил котомку за плечи и, как трус и бездельник, несколько дней двигался за частями, ничего не делая, деморализуя личный состав своим внешним видом. Когда ему предложили военное обмундирование, он отказался и одиночным порядком в своем костюме «заключенного» пошел на восток.

    Также одиночным порядком пробирались военком корпуса бригадный комиссар Кофанов, полковник Стулов, начальник особого отдела корпуса старший лейтенант госбезопасности Богатько. Последний вместе со своей машинисткой, переодевшись в костюмы колхозников, выдавая себя за «беженцев», пробирались в город Вязьму.

    Подполковник Светличный, возглавивший части 134-й сд после бегства работников штаба корпуса, несмотря на наличие достаточного количества огневых средств и людей, продолжая преступную «тактику» командования штаба 25-го ск, вел части только ночью и только лесами. Категорически запрещал вступать в соприкосновение с противником. Все время восхвалял мощь немецкой армии, утверждая о неспособности Красной Армии нанести поражение немцам. Боясь, чтобы стук повозок не демаскировал местонахождение частей дивизии, и столкнувшись с трудностями ночных передвижений, Светличный 19 июля сего года приказал бросить в лесу повозки, лошадей, другое имущество, как «ненужное».

    В тот же день он разбил оставшиеся части на три отряда: 1-й отряд - из состава 515-го сп с батареей полковой артиллерии и артиллерии 410-го лап под командованием капитана Цулая; 2-й отряд - из состава 378-го сп с полковой артиллерией и дивизионом 567-го лап, командир отряда капитан Соловцев.

    В 3-й отряд вошли остальные части дивизии с двумя батареями 410-го лап под командой подполковника Светличного.

    По приказанию Светличного в ночь на 20 июля отряды выступили по намеченному им маршруту на восток: 1-й и 2-й отряды левой колонной под общим командованием начальника артиллерии дивизии подполковника Глушкова, а 3-й отряд под руководством Светличного - справа. Никакой разведки и связи между отрядами во время движения организовано не было.

    Пройдя 10-12 километров правая колонна, заметив впереди выпущенную противником ракету, по приказанию Светличного повернула обратно к исходному положению. Сам подполковник Светличный уехал от частей.

    Началась паника и бегство.

    Весь день 20 июля части 3-го отряда находились без руководства и без связи с 1-м и 2-м отрядами. Только к вечеру из лесу явился подполковник Светличный, и начали подходить одиночные бойцы и командиры из 1-го и 2-го отрядов без оружия.

    По выяснении оказалось, что во время движения в ночь на 20 июля руководители 1-го и 2-го отрядов, услышав вдалеке шум моторов, посчитали их за танки противника. В испуге начальник артиллерии 134-й дивизии подполковник Глушков приказал бросить материальную часть отрядов, а людям спасаться, кто как может.

    21 июля была выделена группа бойцов, одно орудие - вручены Глушкову, и приказано забрать оставленную им материальную часть. Однако и на сей раз он струсил, бросил людей и лошадей, а сам скрылся в лесу и больше к частям не подходил.

    В результате преступной трусости подполковников Светличного и Глушкова в ночь на 20 июля сего года части 134-й сд, находившиеся в окружений, потеряли: около 2000 человек личного состава (разбежавшиеся из 1-го и 2-го отрядов), часть из них попала в плен к врагу; два дивизиона артиллерии, две батареи полковой артиллерии, много артиллерийских снарядов, более 10 пулеметов, около 100 лошадей и вооружение - оставлено немцам.

    27 июля сего года подполковник Светличный с небольшой группой 60-70 человек прорвался на сторону частей Красной Армии, оставил в окружении 1000 человек личного состава, раненых и остатки имущества 134-й сд, которые возглавил начальник 5-го отдела штаба 134-й сд капитан Баринов и находился с ними в лесу до прибытия генерал-лейтенанта Болдина, под руководством которого они вышли из окружения 11 августа...» Конец цитаты.

    Далее следуют предложения о предании виновных суду Военного трибунала. Мне же остается только добавить, что среди пленных генералов Честохвалова С.М. не было. Судьба его остается неизвестной по сей день.

    О другом воинском подразделении, сражавшемся с фашистами в окрестностях Велижа известно совсем мало. 50 стрелковая дивизия 47 стрелкового корпуса 22 – й армии воевала отважно. Командир дивизии Евдокимов В.П. после тяжелых, кровопролитных боев у гг.Бегомль, Лепель, в районе Витебска после 7 июля 1941 года вывел дивизию в г.Велиж на переформирование. 11 июля он получил приказ о сосредоточении дивизии и подготовке обороны на рубеже Церковице, Сураж-Витебский, Соболи. Но установить связь штабу армии с 50 с.д. не удалось.

    Защищал Велиж в июле 1941 года и 83-й Слободкинский пограничный отряд НКВД СССР. Командир погранотряда подполковник (позже полковник) Зубарев Н.П., замполит – батальонный комиссар Нагорняк И.В. Погранотряд был создан НКВД БССР в местечке Слободка (северо-восточнее г.Браслав) Виленской области БССР в конце сентября 1939 г. для охраны новой границы с буржуазной Латвией. После присоединения Латвии к СССР (до июня 1941г.) отряд нес службу режимного заграждения по линии старой границы СССР в Белоруссии. После прорыва в этот район немецких войск в начале июля 1941 г. 83 погранотряд отошел к Полоцку и вошел в состав войск охраны тыла 22-й армии (Командующий генерал-лейтенант Ершаков Ф.А.), его подразделения вели бои у Полоцка, Невеля, Велижа, Великих Лук. Несмотря на явное неравенство сил (отряд не имел артиллерии), 14 июля 1941 года 83-й погранотряд принял в Велиже бой с немецкой 20-й танковой дивизией и сумел задержать ее продвижение, а затем отошел к главным силам 22-й армии в районе г.Великие Луки. В Интернете нашел следующую информацию: «Стойко оборонялись на старой границе и воины 83 - го погранотряда… 13 июля после интенсивного артиллерийского и минометного обстрела противник стал теснить наши войска. Создавалась угроза обхода расположения штаба 22 - й армии. Чтобы выправить положение, генерал - лейтенант Ершаков Ф. А. принял решение ввести в бой пограничников 83 - го отряда и подразделения мотострелкового полка.

    Боем руководил капитан Полупанов. Обойдя дер. Узкое, советские воины в 6 часов утра начали наступать. Их поддерживал пулеметный взвод под командованием начальника 9 - й заставы старшего лейтенанта Д. П. Кубышкина.

    Во время боя пограничники попали под сильный артиллерийско - минометный огонь. Бой продолжался до позднего вечера. Пограничники и воины мотострелкового полка задержали противника, дав возможность штабу армии перейти на новый командный пункт.

    Охраняя тылы 22 - й и 29 - й армий, 83 - й пограничный полк (так в тексте- прим. Н.Казаков.) отличился и в последующих боях. Он прикрывал отход частей 214 - й стрелковой дивизии, оборонял г. Велиж, действовал вместе с нашей 48 - й танковой дивизией в районах Великих Лук и Торопца, вел борьбу в тылу врага».

    Герман Гот, Командующий немецкой 3-й танковой группой, в которую входила 20-я танковая дивизия в книге «Танковые операции» писал: «Командующий 4-й танковой армией поставил 3-й танковой группе задачу овладеть рубежом Береснево (60 километров северо-восточнее Смоленска) —Велиж—Невель. Но где нанести главный удар на этой дуге почти в 90°? Если в северном направлении через Невель, то можно надеяться, что удастся выйти в тыл противнику, отступающему перед войсками южного крыла группы армий "Север" и теперь, вероятно, находящемуся еще южнее Опочки…

    Командующий 3-й танковой группой вечером 10 июля принял решение: силами 39-го танкового корпуса преследовать противника через Велиж в северо-восточном направлении, 57-й танковый корпус направить через Невель...

    3 июля Командующему 4-й армией были подчинены 2-я и 3-я танковые группы, которые вместе составили 4-ю танковую армию. Пехотные корпуса танковых групп были переданы 2-й армии. Командующие 2-й и 3-й танковыми группами 2 июля были проинформированы в штабе 2-й танковой группы (располагавшемся в то время южнее Минска) о том, что Командующий армией решил сосредоточить обе танковые группы для нанесения удара через Смоленск на Москву и использовать основные силы там, где будут наибольший успех и быстрейшее продвижение. 2-я танковая группа получила задачу - форсировать Днепр на участке Рогачев - Орша и, продвигаясь вдоль автострады, выйти на линию высот южнее Ельни и восточнее Ярцево. 3-й танковой группе предстояло преодолеть Западную Двину на участке Витебск - Диена, вместе со 2-й танковой группой прорывать оборону противника в районе Смоленска и Витебска и обеспечить 4-й танковой армии выход на линию Береснево - Велиж - Невель.

    Почти в это же самое время Гитлер в своей ставке обсуждал новые и старые планы. Он опять не пришел ни к какому решению. Более того, 3 июля Гитлер заявил, что как только 4-я танковая армия выйдет к Смоленску, необходимо будет решить, повернуть ли ей на северо-восток для захвата Ленинграда или на восток для наступления на Москву, или на юго-восток для выхода к Азовскому морю. Ему казалось сомнительным, могут ли танковые соединения проводить такие глубокие операции. Если нет, то преследование противника, отступающего в направлении на Москву, следует поручить более слабым силам, а главные силы 4-й танковой армии направить на юго-восток. Это, по мнению Гитлера, больше всего отвечало бы задаче уничтожения противника. Гитлеру понадобилось еще шесть недель, прежде чем он принял твердое решение.

    На основе приказа командующего 4-й танковой армией, полученного 3-й танковой группой 2 июля, штаб группы разработал и 3 июля разослал соединениям приказ № 10 на 4 и 5 июля. В этом приказе, как и прежде, не учитывалась возможность обороны противником рубежа вдоль Западной Двины на участке Витебск - Диена. На этом рубеже и восточнее его воздушная разведка наблюдала движение на восток лишь небольших разрозненных групп противника, а также его зенитную артиллерию в районах Витебска, Полоцка и Городка. 39-й танковый корпус получил задачу - форсировать реку на участке Витебск - Улла, а затем с ходу, «обеспечивая фланг от возможных ударов противника из леса в районе Добромысль», выйти в район Велижа и южнее его. Командование 3-й танковой группы рассчитывало при этом, что 57-й танковый корпус, который должен был форсировать Западную Двину в районе Диены, продвижением правофланговых частей через Городок сможет открыть дорогу 39-му танковому корпусу для наступления через Витебск.

    … Утром 13 июля личный адъютант Гитлера, возвращаясь из района боевых действий 2-й танковой группы заехал в штаб 3-й танковой группы, располагавшийся северо-восточнее Витебска, чтобы выяснить состояние подвижных соединений, которые до этого времени несли основную тяжесть всех боевых действий. Ему сообщили примерно следующее: «За первые три недели боев войска 3-й танковой группы понесли большие потери, которые, однако, меньше потерь войск, действовавших на Западном фронте. Так, потери 19-й танковой и 14-й моторизованной дивизий в общей сложности составляют только 163 офицера и 3422 унтер-офицера и солдата. Тем не менее физическое напряжение личного состава, вызванное сильной жарой, пылью, плохими условиями расквартирования и недостатком сна, значительнее, чем на Западе. Кроме того, моральный дух личного состава подавлен огромной территорией и пустынностью страны, а также плохим состоянием дорог и мостов, не позволяющим использовать всех возможностей подвижных соединений. Значительное влияние на состояние морального духа личного состава оказывает также упорное сопротивление противника, который неожиданно появляется повсюду и ожесточенно обороняется. Но несмотря на это, немецкий солдат чувствует свое превосходство над противником. Русские, видимо, не могут еще организовать твердое управление своими войсками. Лишь в Полоцке находится способный руководитель. Упорство русского солдата объясняется не только его страхом перед комиссаром, оно находит свое обоснование и в его мировоззрении. Для него эта война носит характер отечественной войны. Он не хочет возвращения царизма, он ведет борьбу с фашизмом, уничтожающим достижения революции.

    Продвижение войск южного крыла танковой группы в направлении Смоленска прекратилось, и с оперативной точки зрения оно было бесполезным. Командующий танковой группой считает целесообразнее прорвать фронт противника на его более слабом участке: нанести удар через Велиж и Усвяты в направлении устья Западной Двины с целью обойти Смоленск. Однако, если противник будет продолжать минирование дорог и мостов в тех же масштабах, что и раньше, то преимущество в скорости, которое обеспечивает мотор, сведется на нет. При этом расход сил и средств окажется большим, чем достигнутые результаты. Поэтому придется решить, не следует ли подождать подхода пехотных дивизий. Как только они подойдут и снова появится уверенность в возможности наращивания темпа продвижения, все силы бросить для преследования противника в направлении на Москву.

    … В течение 13 июля авангарды двух сильно растянутых танковых дивизий 39-го танкового корпуса, продвигаясь по песчаным дорогам и преодолевая слабое сопротивление противника, достигли Демидова и Велижа…

    Продвижение 20-й танковой дивизии, которая должна была преследовать противника в направлении на Белый, значительно замедлилось во время прохождения 14 июля (1941г.) через Велиж. В тот же день направление наступления дивизии было изменено. Она получила приказ продвигаться не на Белый, а на восток. Однако 15 июля только один ее передовой отряд вышел на шоссе Духовщина - Белый. В полосе наступления дивизии на восток отходили лишь незначительные силы противника. Путь на восток казался свободным. Но в это время появились первые трудности, вызванные значительным увеличением расхода горючего». Конец цитаты.

    «Значительно замедлилось» движение немецких войск, благодаря и тем молодым парням, вчерашним выпускникам, которые смело вступили в бой с фашистами на Лысой горе со стороны Витебского большака. Это были бойцы истребительного комсомольского батальона народного ополчения, сформированного по решению Велижского РК ВКП(б) 3 июля 1941 года Велижским райкомом комсомола из местной молодежи.

    Участник этого боя велижанин Федор Степанович Коханский вспоминал: «12 июля 1941 года нас собрали на еврейском кладбище. Перед нами выступили секретарь Велижского РК ВКП(б) и командир истребительного батальона капитан НКВД. Фамилий их я не помню. Здесь они поставили задачу каждому взводу, выдали по два пулемета на взвод и каждому бойцу по бутылке с бензином (поджигать немецкие танки и автомашины). Нашему взводу было дано задание занять оборону на окраине Витебского большака.

    В 14 – 15 часов 12-го июля по прибытии на место мы начали окапываться. В ночь с 12 на 13 июля наши войска продолжали организованный отход. К рассвету движение войск прекратилось. Ранним утром 13 июля над городом появились два немецких самолета – разведчика Фокке-Вульф (наши солдаты этот самолет называли «рамой»). Они покружили над городом, сбросили массу листовок, потом улетели. Около 7 часов утра на Лысой горе (это в районе современного льнозавода) появились 12 немецких мотоциклистов. Они очень медленно двигались по дороге в нашу сторону. На каждом мотоцикле было по три человека. Когда они подъехали совсем близко, мы дружно открыли огонь из винтовок, заработали и наши РПД (ручной пулемет Дегтярева). От неожиданности немцы заметались на мотоциклах из стороны в сторону, открыли беспорядочный огонь из пулеметов и автоматов. Это нас воодушевило, и мы еще активнее повели стрельбу. Фашисты стали разворачивать мотоциклы и на большой скорости уезжать обратно. На дороге они оставили два мотоцикла, потом еще один бросили.

    Вскоре мы услышали шум мотора, а через несколько минут сильный взрыв потряс землю. Мы увидели, что со стороны Лысой горы в нашу сторону катит мотоцикл без коляски с двумя седоками. Мы решили подпустить их поближе. Когда они подъехали, мы увидели, что это старшина и младший сержант Красной Армии. Подъехав к нам, они второпях нам сказали: «Хлопцы, уходите и как можно быстрее. Сейчас здесь будут немецкие танки». Они уехали в сторону центра города, а мы остались с надеждой на что-то: в ту пору всем нам в основном было по 17 лет.

    Примерно в 8 часов 20 минут на дороге появились два немецких танка. Нам поступила команда приготовить к бою бутылки с бензином. Средство это было шибко примитивным: в бутылку наливался бензин, в горло которой вставлялась прядь льна и закрывалась пробкой. Лен надо было поджечь и бросить бутылку на танк, чтобы она разбилась, а танк загорелся.

    Танки медленно приближались к нам, потом вслед за ними появились еще танки и мотоциклисты. Хорошо было видно, как поворачивались их башни в нашу сторону. У нас страха не было, только возникло сильное напряжение. Дальние танки стали обстреливать из пушек крайние дома. Несколько снарядов угодили в наше расположение, среди нас появились убитые и раненые. Немцы открыли ураганный огонь из пулеметов и пушек по нашим позициям. Под напором превосходящих сил противника мы начали отходить к городскому саду, где нас нагнали танки и мотоциклисты. Здесь от их пулеметного огня погибли Гончаров Михаил и Лоч Владислав, остальные из нашего взвода рассеялись кто куда».

    В ходе боев в районе Велижа с 12 по 14 июля 1941 года фашисты потеряли большое количество солдат, офицеров, техники, в том числе 60 танков. В докладе Военного Совета Западного направления от 14 июля 1941г. Ставке Верховного Командования говорилось: «…обстановка на Западном фронте представляется весьма сложной. Противник, воспользовавшись прорывом в районе Витебск, Богушевское, Шклов и Старый Быхов, энергично вводит в прорыв крупные механизированные соединения. На витебском направлении с утра 14.07 передовые механизированные части противника проникли в район Велиж, Демидов. Наши части занимают Демидов, где ведут бой… 13 и особенно 14 июля противник проявляет большую активность авиацией, подвергая усиленным штурмовым действиям и бомбежке войска, железные и грунтовые дороги прифронтовой полосы. Наши войска вследствие длительных отходов, упорных за последнее время боев, а также укомплектования их наспех, больших потерь вооружения неустойчивы. Особенно это сказывается при наступлении. Имели место случаи бегства частей от воздействия авиации и передовых танковых отрядов противника. Положение осложняется тем, что прибытие новых соединений замедлено и дезорганизовано железными дорогами. В головных эшелонах прибывают тыловые части, а боевые части длительно задерживаются в пути. Вследствие этого фронт не имеет резервов и вынужден поспешно вводить на передовую линию части организационно плохо подготовленные. Много дивизий состоит из разных частей. Что касается танковых соединений, они не имеют материальной части и превратились, по существу, в технически слабо оснащенную пехоту».

    Фашисты также испытывали трудности, с которыми они до этого не встречались. Упоминавшийся уже Командующий 3-й танковой группой генерал-полковник Герман Гот не позднее 26 июля 1941 года сообщал Командующему группой армий «Центр»: «…Износ боевых машин, естественно, особенно велик при движении по такому бездорожью, как сейчас. Никакой уход за двигателями пока невозможен ввиду непрерывного состояния готовности к отражению попыток противника прорваться или деблокировать свои войска. Но личный состав дивизий теперь имеет время на сон, так что силы постепенно восстанавливаются. Меня беспокоит лишь 14-я моторизованная дивизия: она в данный момент сможет выполнить не всякую поставленную ей задачу. Потери в танках составляют в настоящее время около 60 %. Если нам дадут 10 дней и если пришлют запасные части, то, по-видимому, окажется возможным довести укомплектованность до 60-70 % штата. Общие потери в остальных машинах сравнительно невелики (около 7 %), а в мотоциклах еще меньше. Пополнение рядового и офицерского состава постепенно прибывает. Будем надеяться, что пехотные дивизии пришлют нужных нам людей. На пополнение запасов горючего также понадобится дней десять...»

    С июля 1941 г. в районе Велижа располагался штаб 9-й немецкой армии. Это была одна из опытнейших армий Гитлера, просуществовавшая 1813 дней, из которых 1410 дней сражалась на Восточном фронте. В начале войны в ее состав входило 12 дивизий. С подачи начальника штаба этой армии полковника Векмана в августе началось формирование русского добровольческого отряда из военнопленных и перебежчиков во главе с выпускником Николаевского кавалерийского училища ротмистром (капитаном) А.П. Заустинским (Заусцинским). Его активным помощником был член Российского Обще-Воинского Союза (РОВС) ротмистр Карцев. Формирование русской штурмовой группы (по немецки Angriffgruppe) «Белый крест» в составе нескольких рот на базе 9-й моторизованной роты капитана Г. Титьена (18-й пехотный полк 6-й пехотной дивизии VI армейского корпуса 9-й армии) было завершено к 24.08.1941 г. Позднее она была увеличена до батальона.

    В сентябре – октябре 1941 года в Велиже базировалась 1 группа пикирующей бомбардировочной эскадры 2 «Иммелман», состоявшая из 30 самолетов «Юнкерс-87 В».

    Через Велиж шли немецкие войска в различных направлениях. 22.07.1941г. в Велиж вошла 19 – я немецкая танковая дивизия, оставившая согласно приказа 19.07.1941г . г.В.Луки. Пробыла она здесь недолго. 24 июля она перешла в наступление из района Велижа через Кресты в северном направлении.

    Фриц Бельке, солдат 58 пехотного полка 6 пехотной дивизии, в своей книге «Дневник солдата» писал:

    «18 июля 1941 года. Дело идет дальше! Справа остается Витебск; нам встречается очень большая колонна пленных, охраняемая только несколькими немецкими солдатами.
    Через разрушенный и сожженный Велиж тянутся измученные долгим маршем воинские части 58 пехотного полка и 26 июля непосредственно за окраиной города присоединяемся к идущим впереди нас танковой и мотодивизиям. Наш ком. роты теперь лейтенант Шмакке.

    27 июля 1941 года. Воскресенье, мы выходим в 5.30 на разведывательную акцию у нашего левого соседа, у 26 пехотной дивизии. Она была в непосредственной близости от врага, однако русский отступил далеко назад, и мы занимаем надежную позицию на северо-западной окраине Велижа до следующего дня. Нам выпадает несколько часов отдыха с купанием в Двине. Тяжело досталось нашей 6 роте, из-за бомбового налета она потеряла 4-х человек убитыми, 18 раненых, к тому же 15 убитых лошадей и полная потеря или повреждение почти всех орудий и транспортных средств.

    29 июля 1941 года. В 4 утра мы маршируем восточнее реки Двины, затем дальше по Меже в северном направлении. Точно также и на следующий день.

    31 июля 1941 года. В послеобеденное время мы переходили почти 100-метровый мост через Межу. Пока последний этап в 15 километров проходили по «Кадавервальду», усеянному трупами животных, лесу: сотни вздутых трупов лошадей лежали в беспорядке в лесу и распространяли смердящий гнилостный запах; результат боя кавалерии против танков».

    Двадцатилетний Губерт Тешладе, служивший в частях связи, на всю жизнь запомнил то, что происходило в Велиже летом 1941 года. Его сбивчивый, правдивый, на мой взгляд, рассказ говорит о многом:

    «Мы шли через Литву, где многие люди даже украшали наши транспортные средства цветами и приветствовали нас как освободителей. Тоже самое было в Белоруссии. Затем мы прибыли в Велиж. То было ужасным временем, то есть сначала все было хорошо. Через Двину был старый деревянный мост, погода стояла прекрасная. Мы установили наши палатки прямо рядом с Двиной. Два полевых священника, которые хорошо понимали друг друга, один католик, другой протестант, нашли затем православного священника. Русские, конечно, в большинстве своем это были только пожилые люди, несколько молодых людей, а также, естественно, много женщин и детей приветствовали нас снова как освободителей.

    Статью перенес не полностью.
     
  8. Pavel
    Offline

    Pavel -

    Регистрация:
    31 авг 2009
    Сообщения:
    554
    Спасибо:
    149
    Отзывы:
    8
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г. Москва
    Интересы:
    История Поречского уезда
    Цитата(libelli @ 26 Ноября 2010, 12:59)
    Цитата(Pavel @ 25 Ноября 2010, 23:39)
    Из имеющихся документов известно, что на западной окраине г.Витебска немцы были уже 9 июля.

    Сколько народу сбило с толку это ошибочное сообщение нашей авиаразведки, которая сверху приняла советские танки за немецкие!
    На самом деле в тот день с юга немцы находились от Витебска на другом берегу Западной Двины, на расстоянии 60 км. Примерно так же далеко находились на западе. Захвачен Витебск был в исходе ожесточенных боев 11 июля.
    Цитата
    попробую предположить, что большинство солдат и офицеров все-таки попало в плен на территории от восточной окраины г.Витебска до районов г.Духовщины и г.Ярцева.

    Место и дата пленения одного из двух поляков точно известно: станция Сиротино (ныне Шумилино) в 35 км на запад от Витебска 17 июля. 15 июля выходившая из окружения 186 сд разгромила там гитлеровский гарнизон.
    Что я имел ввиду, говоря "из имеющихся документов". Прежде всего приказ командира 25 СК генерал-майора Честохвалова С.М. от 10.07.1941 г. № 06. В первом пункте этого документа черным по белому на печатной машинке напечатано и красным карандашом подписано: "1.Противник к исходу 9.7.41 овладел западной окраиной ВИТЕБСК и «ТЕТ-ДЕПОНОМ» перед ж.д. мостом через р.ЗАП.ДВИНА".
    Уважаемый libelli, если Вы правильно меня поняли - я имел ввиду не захват города полностью, а лишь то, что сказал: "на западной окраине г.Витебска немцы были уже 9 июля".
    Теперь о вновь открывшихся обстоятельствах - оказывается, речь шла о 186 сд. Если утверждать, что пленный поляк был из состава этого подразделения, то номинально можно говорить о том, что он проходил службу на момент пленения в 25 СК. Объясню - почему. Из приказа комкора 25 от 11.7.41 19.00: "186 СД ведет бой с мотомехпехотой и танками противника 20-25 км зап. ВИТЕБСКА". Сразу оговоримся - цифра 20-25 км взята наобум, как мне представляется, поскольку подробных данных разведотдел 25 СК предоставить не мог. Позволю высказать серьезное сомнение в возможностях ведения эффективной авиаразведки над колоннами 39 АК: в состав частей корпуса входили подразделения зенитной артиллерии, на вооружении которых стояли знаменитые "восемь-восемь": 8,8 cm FlaK 37.
    О 186 сд. Дело в том, что приказом командарма 19 эта дивизия передана в распоряжение комкора 25, но поскольку дивизия вела бои западнее Витебска, связь с ней комкор 25 установить не смог, а из окружения 186 сд выходила уже самостоятельно.
    Поскольку сообщение "На самом деле в тот день с юга немцы находились от Витебска на другом берегу Западной Двины, на расстоянии 60 км. Примерно так же далеко находились на западе" документально ничем не подкреплено - предлагаю считать его досужим рассуждением, пока его автор нас не разубедит в обратном.
     
  9. libelli
    Offline

    libelli Завсегдатай SB

    Регистрация:
    11 июл 2009
    Сообщения:
    870
    Спасибо:
    152
    Отзывы:
    7
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Троицк / Москва
     
  10. libelli
    Offline

    libelli Завсегдатай SB

    Регистрация:
    11 июл 2009
    Сообщения:
    870
    Спасибо:
    152
    Отзывы:
    7
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Троицк / Москва
    Цитата(Pavel @ 26 Ноября 2010, 20:49)
    Поскольку сообщение "На самом деле в тот день с юга немцы находились от Витебска на другом берегу Западной Двины, на расстоянии 60 км. Примерно так же далеко находились на западе" документально ничем не подкреплено - предлагаю считать его досужим рассуждением, пока его автор нас не разубедит в обратном.

    См. http://users.livejournal.com/_a_moi_5_kopeek/486110.html
     
  11. Pavel
    Offline

    Pavel -

    Регистрация:
    31 авг 2009
    Сообщения:
    554
    Спасибо:
    149
    Отзывы:
    8
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г. Москва
    Интересы:
    История Поречского уезда
    Цитата(libelli @ 10 Декабря 2010, 20:50)
    Цитата(Pavel @ 26 Ноября 2010, 20:49)
    Поскольку сообщение "На самом деле в тот день с юга немцы находились от Витебска на другом берегу Западной Двины, на расстоянии 60 км. Примерно так же далеко находились на западе" документально ничем не подкреплено - предлагаю считать его досужим рассуждением, пока его автор нас не разубедит в обратном.

    См. http://users.livejournal.com/_a_moi_5_kopeek/486110.html
    Посмотрел, даже прочитал про расстрелы евреев немцами и про невзорванный мост. Но из этого никак не следует, что "На самом деле в тот день с юга немцы находились от Витебска на другом берегу Западной Двины, на расстоянии 60 км. Примерно так же далеко находились на западе". Поскольку ссылка, представленная уважаемым libelli не имеет никакого отношения к его предыдущему умозаключению, по-прежнему остаюсь в уверенности, что уважаемый libelli не аргументирует свои высказывания (подчеркиваю - в данном конкретном случае).
     
  12. libelli
    Offline

    libelli Завсегдатай SB

    Регистрация:
    11 июл 2009
    Сообщения:
    870
    Спасибо:
    152
    Отзывы:
    7
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Троицк / Москва
    Цитата из переписки по приведенной мной ссылке:
    «8 июля в нас попали. Мне впервые пришлось выбираться из подбитой машины. Это произошло возле полностью сожжённой деревни Улла. Наши инженерные части построили понтонный мост рядом со взорванным мостом через Двину. Именно там мы вклинились в позиции вдоль Двины. Они вывели из строя нашу машину как раз у края леса на другой стороне реки. Это произошло в мгновение ока. Удар по нашему танку, металлический скрежет, пронзительный крик товарища – и всё! Большой кусок брони вклинился рядом с местом радиста. Нам не требовалось чьего-либо приказа, чтобы вылезти наружу. И только когда я выскочил, схватившись рукой за лицо, в придорожном кювете обнаружил, что меня тоже задело. Наш радист потерял левую руку. Мы проклинали хрупкую и негибкую чешскую сталь, которая не стала препятствием для русской противотанковой 45-мм пушки. Обломки наших собственных броневых листов и крепёжные болты нанесли больше повреждений, чем осколки и сам снаряд".
     
  13. Vayser64rus
    Offline

    Vayser64rus Новобранец

    Регистрация:
    20 янв 2010
    Сообщения:
    10
    Спасибо:
    0
    Отзывы:
    0
    Из:
    г.РУДНЯ
    Видео по генералу Честохвалову...................
     

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)