Гражданская война в США

Тема в разделе "Другие периоды", создана пользователем PaulZibert, 17 мар 2017.

  1. Offline

    PaulZibert Администратор

    Регистрация:
    28 апр 2008
    Сообщения:
    19.474
    Спасибо SB:
    18.847
    Отзывы:
    336
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Порѣчье
    Интересы:
    Поиск, реконструкция
    Гражданская война в США (война Севера и Юга; англ. American Civil War) — гражданская война 1861-1865 годов между Союзом 20 нерабовладельческих штатов и 4 пограничных штатов Севера, с одной стороны, и Конфедерацией 11 рабовладельческих штатов Юга. Боевые действия начались с обстрела форта Самтер 12 апреля 1861 года и завершились сдачей остатков армии южан под командованием генерала Стенда Уэйти 23 июня 1865 года. В ходе войны произошло около 2 тыс. мелких и крупных сражений. В этой войне граждан США погибло больше, чем в любой другой из войн, в которых участвовали США.

    Май 1862. Группа военнослужащих перед палаткой фотографа, Camp Winfield Scott. Неподалеку от Йорктауна (Вирджиния)

    1.jpg

    Сентябрь 1862. Погибший солдат-южанин в овраге. Энтитем.

    2.jpg

    Сентябрь 1862. Мертвые конфедераты около забора, идущего вдоль дороги Хагерстаун. Сражение при Энтитеме и по сей день остается самым кровопролитным однодневным сражением в американской истории. Военные потери обеих сторон составили 22717 человек.


    3.jpg

    Февраль 1853. Капитан J.W. Forsyth, военная полиция. На заднем плане -- коробки с мукой, предназначенные для снабжения армии.

    4.jpg

    Май 1864. Мертвый солдат-конфедерат возле дома миссис Алсоп. Спотсильвания Кортхаус (Вирджиния).

    5.jpg

    Август 1864. Рота А, инженерный батальон США. Питерсберг (Вирджиния).

    6.jpg
     
    Gen, flyagi, Андрей Бутерман и 3 другим нравится это.
  2. Online

    Дождевой Земляк Команда форума

    Регистрация:
    26 апр 2014
    Сообщения:
    8.495
    Спасибо SB:
    23.157
    Отзывы:
    514
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Смоленская губерния
    Интересы:
    Реставрация
    SHORPY_00225u.jpg
    Молодой солдат в куртке и фуражке Конфедерации с однозарядным пистолетом.



    SHORPY-00834u.jpg
    Сержант 44-го пехотного полка Миссисипи A. M. Чандлер и Сайлас Чандлер, семейный раб; с ножами Боуи, револьверами, пеппербоксом, дробовиком и флягой. Рукописная надпись на обратной стороне фото: "Эндрю Мартин Чандлер, родился в 1844 году, умер в 1920 году. Слуга Силас Чандлер. 44-й полк Миссисипи, полковник А. К. Блит. Ранен в битве при Чикамауге".

    В 1861 году А. М. Чандлер был зачислен в конфедераты Пало-Альто, ставшего частью 44-го пехотного полка Миссисипи. Его мать Луиза Гарднер Чандлер послала вместе с ним Сайласа, одного из своих 36 рабов. 20-го сентября 1863 года 44-я Миссисипи участвовала в битве при Чикамауге, где Чандлер получил ранение в ногу. Хирург на поле боя принял решение её ампутировать, но, по словам семьи Чандлеров, Сайлас сумел сопроводить его домой в Миссисипи, где конечность и была спасена. Боевое служение его хозяина закончилось в результате ранения, но Сайлас снова вернулся на войну в январе 1864 года, когда его младший брат Бенджамин был зачислен в 9-й конный полк Миссисипи.



    00848u_1.jpg
    Федеральные солдаты убитые 1 июля 1863 года. Недалеко от Макферсонских лесов. Геттисберг, Пенсильвания.


    01885a.jpg
    Бальзамирование трупов федералов "для защиты от запаха и инфекций".
    Полевое учреждение д-ра Буннелла, армия Джеймса. Приблизительно 1864 год.



    01887u_1.jpg
    Хирург-бальзамировщик за работой над телом федерального солдата (из фотографий артиллеристов).



    SHORPY_cold_harbor_civil_war.jpg
    Апрель 1865 года. Колд-Харбор, штат Вирджиния. Сбор останков солдат, погибших в битве. Фотография с главного Восточного театра военных действий, Оверлендская кампания Гранта мая-июня 1864 года.


    01273u.jpg
    Memento Mori

    1865 год. Колд-Харбор, штат Вирджиния. Неубранные трупы на поле битвы Гейнс-Милл. Главный Восточный театр военных действий мая-августа 1862 года.

    01546a.jpg
    Обед.
    Булл-Ран, Вирджиния, зима 1862-63. На заднем плане руины железнодорожного моста Конфедерации "Манассас - Сентервилл". (Вторая битва при Булл-Ран)


    SHORPY_03748a.jpg
    Март 1862 года.

    Манассас, Вануату. Крушение поезда на путях Оранжевой- и Александрийской железной дороги во время отступлении от войск конфедератов.


    01924a.jpg
    Джеймс Ривер, штат Вирджиния. Армия Джеймса. Драга Батлера, потопленная Конфедерацией в День благодарения. 1864 год.


    03926a.jpg
    Большой взрыв.
    Сити Поинт, Вирджиния. Причалы после взрыва артиллерийских барж 4 августа 1864 года. Главный восточный театр военных действий, осада Петерсберга июня 1864 года - апреля 1865 года.


    SHORPY_02394a.jpg
    Развалины.
    1865. Чарлстон, Южная Каролина после бомбардировки. Руины собора Св. Иоанна и Св. Финбара после обстрела федеральным флотом при наступлении войск Шермана.


    03711u.jpg
    "Пандемониум"
    Ричмонд, штат Вирджиния, сгоревший в апреле 1865 года район вдоль реки Джеймс.
    Из фотографий главного Восточного театра войны.
    "Когда солнце садилось на Ричмонде, предстало такое зрелище, о котором не могли забыть все те, кто его видел; рев, треск и шипение пламени, взрыв снарядов в арсенале Конфедерации, звуки инструментов военного оркестра, ржание лошадей, крики толпы - дали представление обо всех ужасах Пандемониума. Эта была ужасная, черная завеса из дыма, сквозь которую солнце сияло зловеще, будучи похожим на огромный кровавый клубок испускавший угрюмые лучи света, словно не желая сиять над такой жуткой сценой. Затем раздался крик: "Янки, янки идут!"- житель Ричмонда Салли Путнам.


    02641u1_1.jpg
    Арсенал Конфедерации.
    Апрель 1865 года. Руины арсенала Ричмонда демонстрируют сложенные в штабеля и разбросанные боеприпасы (фотографии главного восточного театра войны после падения Ричмонда).


    00960a.jpg
    Дети.
    Самуил и Джозеф Торнберри недалеко от собственного дома, март 1862.
    Каждая из примерно дюжины воткнутых в землю палок, означает могилу.
    Их отец, раненый ещё в первой битве при Булл-Ран, будучи схваченным в своем собственном доме, едва не был повешен на месте по обвинению в шпионаже. Лишь в самый последний момент, дневник найденный у него в кармане, смог стать весомой уликой в пользу его невиновности и спасти ему жизнь. Лицо их матери было изранено обломком доски от разбитой двери, когда в их дом ворвались солдаты федеральных войск.

    18442u.jpg
    Встреча ветеранов Конфедерации. Вашингтон, 1917 год.



     
    allesandra, Юлиа, 2bellum и 3 другим нравится это.
  3. Offline

    flyagi Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 фев 2014
    Сообщения:
    406
    Спасибо SB:
    2.502
    Отзывы:
    72
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Аргаяшский район
    Интересы:
    водка
    Отличнейшая тема. Немного портретов:

    US (1).jpg
    US (2).jpg
    US (3).jpg
    US (4).jpg
    US.jpg
     
    2bellum, Gen, PaulZibert и 2 другим нравится это.
  4. Online

    Wolf09 Волк - одиночка Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    13.373
    Спасибо SB:
    65.340
    Отзывы:
    997
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Гражданская война в США в цвете. ВМФ.

    С 1815 по 1861 год ВМФ США оставался сравнительно небольшой организацией. Американские политики того времени придерживались так называемой концепции изоляционизма, т.е. невмешательства Америки в европейские дела, и боялись, что большие военно-морские силы могут вовлечь Соединенные Штаты в какую-нибудь авантюру.
    Начало гражданской войны потребовало резкого увеличения численности всех вооруженных сил, включая и флот.
    Процесс этот проходил не без сложностей, но все же к 1865 году количество военнослужащих ВМС США достигло 6789 офицеров и 51537 моряков
    Конфедерация, у которой не хватало людских ресурсов даже для армии, разумеется, не могла похвастаться столь значительными военно-морскими силами.
    Их точная численность неизвестна, но, по всей вероятности, она никогда не превышала 5 тысяч человек.
    Что касается морской пехоты, то у южан ее практически не было. Точно известно, что в этом роде войск служили 46 офицеров-конфедератов, а количество их подчиненных редко превышало 600 человек.
    Федералы, напротив, уже в 1861 году довели количество морских пехотинцев до 93 офицеров и 3074 солдат, а в 1862 году эти показатели составили 87 и 3775 соответственно.

    1.jpg

    К апрелю 1861 года, когда прозвучали первые выстрелы гражданской войны, ВМФ Союза состоял примерно из 90 кораблей, 42 из которых находились в строю.
    Разумеется, этого количества было недостаточно для ведения полномасштабных боевых действий, и секретарь военно-морского флота США Гедеон Уиллес развил бешеную активность по наращиванию сил северян на море.
    Только за первые полгода гражданской войны на воду было спущено 100 боевых кораблей, а к декабрю 1864 года ВМФ США насчитывал уже 671 корабль. (113 винтовых и 52 колесных пароходов, 71 броненосец, 323 не боевых парохода и 112 парусных судов разных типов), вооруженных в общей сложности 4610 орудиями.
    Конфедераты с их ограниченными ресурсами не могли соревноваться с Севером в военно-морской гонке, да они и не пытались этого делать.
    По мере того, как различные штаты выходили из состава Союза и провозглашали свою независимость, каждый из них предпринимал усилия по организации собственного флота.
    В результате в самом начале войны практически каждый штат имел некое подобие ВМС - зачастую без кораблей и команд, но с соответствующим штатом чиновников и офицеров.

    2.jpg

    Система комплектования военно-морских сил как на Юге, так и на Севере мало чем отличалась от системы набора в сухопутные войска.
    Существенной особенностью была, однако, нехватка людских ресурсов для флота даже на многолюдном Севере.
    Обе стороны испытывали острую необходимость пополнять ряды своих армий, так что людей для военно-морских сил просто не оставалось.
    Особенно насущной была потребность в опытных моряках, которых всегда не хватало.

    3.jpg

    На Юге, где морская торговля была неразвита, а следовательно, не было и профессиональных матросов (не говоря уже об офицерах), эта проблема стала почти неразрешимой.
    В отчаянии военно-морской секретарь Стивен Меллори обратился к Конгрессу с предложением принять закон, согласно которому любой военнослужащий армии, изъявивший желание перевестись во флот, должен был немедленно получить разрешение и всяческое содействие. Однако эта мера не имела особого успеха, поскольку, как утверждал сам Меллори, армейские командиры не желали отпускать своих людей.
    На Севере обученных моряков пытались заманить во флот премиями и прочими материальными благами.
    Добровольцы поступали на службу в ВМФ также из желания попробовать чего-нибудь нового или увидеть мир; в значительной степени личный состав флота пополнялся и за счет призывников.

    4.jpg

    У конфедератов обычно не возникало проблем с набором команд для коммерческих рейдеров, таких, как "Алабама", "Флорида" и "Шенандоа".
    Часть из них составляли иностранные моряки (в первую очередь англичане), а также матросы с захваченных призовых судов.
    На крейсерах Конфедерации жалование обычно выплачивалось золотом, и попавшие в переплет матросы торгового флота Севера обычно недолго колебались в выборе между пленом и привольной службой за хорошие деньги.

    Если молодой человек на Юге хотел поступить на службу в военно-морской флот (а он еще не достиг возраста 21 года), ему было необходимо представить письменное согласие родителей или опекуна.
    На Севере родительское разрешение требовалось, если новобранец еще не достиг 18-летнего возраста. Предельно допустимая нижняя возрастная граница приема на морскую службу равнялась 13 годам на Севере и 14 - на Юге. Существовали ограничения по росту: 5 футов 8 дюймов у федералов и 4 фута 8 дюймов у конфедератов.

    5.jpg

    С другой стороны, для новобранцев ВМФ США, не имевших квалификации, существовал и верхний возрастной предел - он равнялся 33 годам.
    Для бывших моряков торгового флота тот же предел был установлен в 38 лет.

    На Юге моряки с коммерческих судов принимались в команды военных кораблей, если им было от 25 до 35 лет.
    Неопытные призывники обычно несли службу на суше в различных ведомствах флота или становились угольщиками.

    Но в то же время в ВМС Конфедерации принимались свободные негры, если, конечно, у них было разрешение военно-морского департамента или командира местной эскадры.
    С разрешения владельца на флот могли взять и раба, где он служил в качестве денщика, угольщика или лоцмана.
    Черные не были исключением и во флоте северян, хотя до войны морское командование пыталось ограничить их доступ на службу.

    6.jpg

    При наборе во флот определенное значение имело жалование, которое выплачивалось раз в месяц.
    Впрочем, его размеры были невелики и колебались: на Севере - от 12 долларов для несших службу на суше или для не имевших морского опыта и до 14-18 долларов для подготовленных моряков.
    Мальчики, искавшие на флоте романтики, естественно, зарабатывали еще меньше.
    Обычно их определяли в 3-й, 2-й или 1-й классы в восходящем порядке в зависимости от знаний и физических способностей.
    Юнги 3-го класса получали по 7 долларов в месяц, 2-го - 8, а 1-го - 9 долларов.

    7.jpg

    Как на Севере, так и на Юге обычным делом была отправка новобранцев на приемный корабль.
    Как правило, роль таких плавучих казарм для рекрутов играли старые фрегаты и другие военные парусники или торговые суда, имевшиеся во всех крупных адмиралтействах и портах.
    Явившись на борт такого корабля, рекрут рапортовал о прибытии вахтенному офицеру, который заносил его данные в судовые книги.
    Затем новоиспеченному матросу выдавали положенное имущество, чаще всего только форменную одежду, хотя на Севере разрешалось и ношение гражданского платья.
    В носовой части новобранцу определяли место для матросской койки и для его багажной сумки.

    8.jpg

    Основной базой для формирования командного состава ВМФ Союза и Конфедерации служили офицеры довоенного флота США.
    На протяжении всего периода с 1815 по 1861 год главной проблемой, связанной с флотскими кадрами, был подбор, обучение и внедрение дисциплины среди командного состава.
    Как и следовало ожидать, большинство военно-морских офицеров набиралось в американский флот из штатов Восточного побережья, но лишь некоторые из них переходили на военные корабли с торговых судов.

    9.jpg

    Как следствие, до Мексиканской войны наиболее важным фактором при подборе мичманов (первый чин военно-морского офицера) было личное и политическое влияние.
    Опыт, стремление и призвание к морской службе и образованность любого рода практически не требовались.
    Отсутствие дисциплины, завышенная самооценка и чувство корпоративной гордости, часто приводившие к дуэлям, были серьезными препятствиями для исправления образа военно-морского офицера.
    Поединки были настолько частыми, что они стоили флоту многих способных моряков, например, героя американского флота Стивена Декатура, и в конце концов были запрещены в 1857 году.

    10.jpg

    Подбор, обучение и проблема дисциплины офицеров морской пехоты были такими же, как и у офицеров флота.
    Морские пехотинцы отличались еще большим гонором, кастовостью и склонностью к дуэлям.
    Комманданты, такие, как Арчибальд Гендерсон, активно боролись с подобными порядками, но не всегда могли их преодолеть.
    В отличие от флотских офицеров подготовка командиров морской пехоты происходила непосредственно в академии Вест-Пойнт и после 1845 года несколько выпускников академии каждый год становились морскими пехотинцами.
    В начале гражданской войны около 322 морских офицеров и 20 офицеров морской пехоты отправились на Юг, т.е. присоединились к флоту Конфедерации.
    Именно они составили костяк ВМФ Юга, и все офицерские посты там были заняты бывшими морскими офицерами США.

    11.jpg 12.jpg

    13.jpg 14.jpg

    15.jpg 16.jpg

    17.jpg 18.jpg

    В 1860 году Флот США - не имел ни одного винтового линейного корабля, 3 парусных линкора, 5 парусных фрегатов, 4 винтовых пароходофрегата, 5 винтовых пароходов, 3 колесных парохода, а также мелкие корабли от шлюпа и меньше - всего 52 корабля.
    На стапелях находилось 8 пароходов, а с 1861 года строилось еще 5 броненосцев, которые были завершены в период 1862-1865 годов.
    Таким образом, перед началом Гражданской войны флот США был в основном парусным и деревянным. Личный состав насчитывал 8,5 тысяч человек.
    Сразу же после начала военных действий против Юга, секретарь США по флоту Гедеон Уэллес и военный министр Стивен Марлоу получили от президента Линкольна поручение, которое казалось на тот момент невозможным. Флот должен был обеспечить бесперебойность поставок товаров из Европы, и в то же время блокировать побережье Южных Штатов - от Чесапикского залива до Мексики.

    01.jpg

    02.jpg

    03.jpg

    Из книги С. В. Иванова "Мониторы северян, 1861-1865":

    Уэллес мало чего смыслил в военно-морском искусстве, но являлся выдающимся организатором и сумел создать эффективные управляющие структуры военным флотом, вдобавок, окружив себя квалифицированными и компетентными советниками.
    В августе 1861 года Уэллес сделал своим заместителем Густавуса Фокса, сгрузив на него повседневные обязанности по управлению департаментом.
    Небольшой поначалу департамент быстро превратился в бюрократического монстра, справедливости ради необходимо отметить, что рост департамента был вызван насущными потребностями военного флота.
    Изначально департамент состоял из пяти отделов: конструкторского, снабжения, медицинского, ремонтного и вооружения.
    Чуть позже появился отдел паровых машин.
    Для определения путей развития стратегии боевого применения флота Уэллес создал отдел стратегического планирования.
    Еще одна группа, которую возглавлял лично военно-морской министр, занималась вопросами научных исследований.

    04.jpg

    05.jpg

    06.jpg

    Административный отдел возглавил матерый бюрократ Чиф Клерк, административный отдел ведал финансами.
    В Сенате и правительстве организовали комитет по закупкам имущества для военного флота, который утверждал и контролировал закупки флотского имущества.
    Уэллес обратился к бизнесмену Джорджу Д. Моргану с просьбой оказать военному флоту помощь в покупке и переоборудовании в корабли торговых судов, в Нью-Йорке был организован офис, сотрудники которого немедленно приступили к заключению сделок между департаментом военного флота и частными предпринимателями.
    Офис возглавил адмирал Фрэнсис Грегори. Вскоре тот офис получил прозвище "Мониторная контора".
    Контора действовала независимо от конструкторского департамента военного флота, которое возглавлял Джон Летхэлл.
    В недрах своего отдела Летхэлл организовал группу, которая также озаботилась проблемами броненосцев.

    08.jpg

    09.jpg

    10.jpg

    В это же период Уэллес организовал "Броненосную контору" численностью в три штатных единицы, эти единицы лично консультировали военно-морского министра по поводу положения дел в броненосном кораблестроении и занимались проектно-изыскательскими работа в области броненосного флота и его вооружения.
    Что интересно, никто из членов "Броненосной конторы" ничего не понимал ни в кораблестроении, ни в корабельном вооружении.
    А ведь получилось! Именно "конторские" стали самыми ярыми сторонниками постройки "Монитора" и "Нью Джерси".
    И вот 3 августа 1861 года, после того, как северяне узнали о постройке конфедератами броненосца, был утвержден собственный проект, который предложил шведский изобретатель и кораблестроитель Джон Эрикссон.

    11.jpg

    12.jpg

    13.jpg

    Бушнелль продавливал заключение контракта с инженером-янки из Коннектикута, но на пути лоббиста отчаянно встал некто Корнелиус Деламатер, владелец собственного производства в Нью-Йорке.
    Промышленник свел Бушнелля со своим другом Джоном Эрикссоном, после чего они, сами - трое, обсудили видение перспективного броненосца.
    Что тут сказать? Глядя на "Монитор", даже сегодня соображаешь: без бутылки не обошлось...
    Одна башня на корабле объясняется очень просто: когда в тот памятный вечер участники заседания сделали первые наброски, все они были убеждены в том что изобразили катамаран с двумя башнями.
    Да-да, именно тогда Эрикссон развил перед финансистом свои взгляды на то, как должен выглядеть броненосец. Бушнеллю план очень понравился.

    14.jpg

    15.jpg

    16.jpg

    Американские "Вирджиния" и "Монитор" стали знаковыми кораблями в военно-морской истории, и определили на последующие 20 лет два направления в кораблестроении.
    Спор, что выгоднее - казематы или башни - тянулся до 1880-х годов. Казематные броненосцы несли больше орудий и были более мореходны, но их пушки были расположены по бортам и имели сектор обстрела не более 20-30 градусов.
    Башенные или барбетные броненосцы сосредотачивали артиллерию в одной-двух (редко в трех или четырех) башнях, и имели сектор обстрела от 180 градусов и больше.
    Однако сложность механизмов поворота, большой вес башен, и низкий борт были отрицательными сторонами подобных проектов.
    Самой, наверное, "извращенной" и необычной конструкцией обладал броненосец южан "Манассас". Этот перестроенный из ледокола корабль имел очень низкую посадку, абсолютно покатую бронированную крышу и всего одно орудие - старую 64-фунтовку Дальгрена.
    В бою у Хэд-фор-Паса он повредил три небольших корабля северян, но и сам вылетел на мель, к тому же от огня противника был поврежден двигатель броненосца.
    Ночью корабли поддержки смогли снять "Манассас" с мели и отвести на базу, в Новый Орлеан.

    17.jpg

    18.jpg

    19.jpg

    Всего с 1861 по 1865 год северяне спустили на воду 71 броненосец (в основном мониторного типа), а конфедераты - 33 броненосца (в основном казематного типа), плюс две бронированные плавбатареи.
    Это, конечно же, поразительный результат и для промышленности Севера, и для промышленности Юга, однако стоит помнить очень важную вещь - и с той и с другой стороны большинство проектов было эрзацами, сделанными на скорую руку, безо всякой проработки.
    И поэтому не стоит удивляться, что после Гражданской войны флот США сократился и стал стремительно стареть.

    20.jpg

    21.jpg

    22.jpg

    23.jpg

    24.jpg

    25.jpg

    26.jpg

    27.jpg

    28.jpg

    29.jpg

    30.jpg

    31.jpg

    32.jpg

    33.jpg

    34.jpg

    35.jpg

    36.jpg

    37.jpg

    38.jpg 40.jpg

    41.jpg

    42.jpg

    63.jpg

    44.jpg

    45.jpg

    46.jpg

    47.jpg

    48.jpg

    50.jpg

    51.jpg

    52.jpg

    53.jpg

    54.jpg
     
    Дождевой Земляк, Gen и PaulZibert нравится это.
  5. Online

    Дождевой Земляк Команда форума

    Регистрация:
    26 апр 2014
    Сообщения:
    8.495
    Спасибо SB:
    23.157
    Отзывы:
    514
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Смоленская губерния
    Интересы:
    Реставрация
    1861-1865. Война Севера и Юга.

    3b06da1f8170833be6c051646b96d270.png

    Ведущий американский историк Гражданской войны Шелби Фут сказал: «Любое понимание нашей нации должно основываться на изучении Гражданской войны. Она определила нас. Революция внесла свою лепту. Наше участие в европейских войнах, начиная с Первой мировой войны, также внесло свою лепту. Но Гражданская война сделала нас такими, какие мы есть, определила наши хорошие и плохие стороны, и, если вы собираетесь постичь американский характер, вам совершенно необходимо изучить великую катастрофу XIX века. Это был перекресток нашего бытия, и этот перекресток был адским».


    Север и Юг
    Так сложилось, что в южных штатах большое значение получило плантационное хозяйство, позволяющее использовать рабский труд. При этом надо учитывать, что только четверть белого населения южных штатов были рабовладельцами.

    На севере рабский труд был не производителен. Более того, северные штаты не хотели видеть афро-американцев ни своими жителями, ни тем более своими гражданами.

    Так историк Вадим Юрьевич Дуби в своей работе “Гражданская война в США” пишет: «В сентябре 1858 г., баллотируясь в сенат от штата Иллинойс, Линкольн высказался против предоставления неграм права гражданства и добавил, что каждый конкретный штат имеет право сделать негров гражданами, но если такой вопрос встанет в его родном Иллинойсе, он будет бороться против этого. Иными словами, признавая рабство явлением несправедливым, Линкольн не выступал тогда ни за его административную отмену, ни – тем более – за последующее предоставление неграм избирательных прав».

    Иными словами, если бы эта инициатива Авраама Линкольна, одного из трех кумиров Барака Обамы, стала бы законом, наш нынешний президент не только не смог бы стать сенатором от штата Иллинойс, но и вообще не имел бы в нём права голоса.

    Вообще завоз рабов из Африки был законодательно запрещён в США ещё в 1808 году, тем не менее, контрабандно ежегодно в страну доставляли порядка 25 тысяч африканцев. Такая вот нелегальная эмиграция того времени.

    Когда в США начали провозглашаться новые штаты, то старались на каждый штат, где рабство запрещено – провозгласить штат, где рабство разрешено. В независимости были ли в этом штате рабовладельцы.

    Таким образом, южные штаты старались себя обезопасить от принятия решений противоречащих их интересам. И тут Линкольн в своей предвыборной программе заявляет, что все новые штаты будут свободными от рабства. Это стало началом развала Союза. Южане понимали, что с каждым новым штатом они будут терять возможность отстаивать свои интересы в Сенате США.
    «Еще до выборов общественность Юга, предвидя подобный их исход, широко обсуждала возможность сецессии (т. е. отделения) южных штатов. Опасаясь этого, Линкольн 30 ноября писал видному политическому деятелю Юга, будущему вице-президенту Конфедерации А. Стефенсу: “Действительно ли население Юга испытывает опасения, что республиканская администрация намерена прямо или косвенно вмешаться в жизнь его рабов и его самого? Если это так, то хочу заверить Вас… что для подобных опасений нет оснований”. Но и провозглашенная республиканцами умеренная доктрина – ограничение рабства его прежними территориями – не устраивала рабовладельцев.
    По инициативе губернатора Южной Каролины У. Гиста власти южных штатов еще в октябре 1860 г. тайно условились о совместном выходе из состава Союза в случае победы республиканцев. Спустя полтора месяца после выборов, 20 декабря, Южная Каролина первой осуществила сецессию. Законодатели штата, собравшись в его столице Чарлстоне на экстренный конвент, приняли декрет, где, в частности, заявлялось: “Существующий ныне союз между Южной Каролиной и другими штатами под названием “Соединенные Штаты Америки” настоящим расторгается”. Примеру южнокаролинцев, как и было условлено в затеянной Гистом секретной переписке, последовали Миссисипи (9 января 1861 г.), Флорида (10 января), Алабама (II января), Джорджия (19 января), Луизиана (26 января), Техас (1 февраля). Не везде мнение законодателей было единодушным: так, при принятии решения о сецессии Алабамы голоса, поданные “за” и “против”, соотносились как 61 и 39, а в Джорджии – 208 и 89.
    4 февраля представители шести из отделившихся к тому времени семи штатов (делегат от только что отколовшегося Техаса прибыл лишь 13 февраля) на конвенте в Монтгомери (штат Алабама); объявили об объединении в рабовладельческую Конфедерацию, президентом которой 9 февраля они выбрали крупного плантатора Джефферсона Дэвиса, бывшего в 1853-1857 гг. министром обороны США. 18 февраля Дэвис “официально” вступил в должность. Конвент в Монтгомери, провозгласив себя конгрессом, принял и конституцию (8 февраля временную, а 11 марта – постоянную), “узаконившую” рабство на Юге» – описывает эти события Вадим Юрьевич Дуби.

    Конфедерация продолжала разрастаться и после начала Гражданской войны. Виржиния объявила независимость — 17 апреля 1861, присоединилась к КША — 7 мая 1861, Арканзас объявил независимость — 6 мая 1861, присоединился к КША — 18 мая 1861, Теннеси объявил независимость — 7 мая 1861, присоединился к КША — 2 июля 1861, Северная Каролина объявила независимость — 20 мая 1861, присоединилась к КША — 21 мая 1861. Столицей Конфедерации стал город Ричмонд. Эти 11 штатов занимали 40% всей территории США с населением 9,1 млн. чел., из них 3,6 млн. были чернокожие.

    7 октября в состав Конфедерации вошли 5 индейских племен: чероки, чокто, крик, чикасо и семинолы.

    В составе Союза осталось 23 штата, включая рабовладельческие Делавэр, Кентукки, Миссури и Мэриленд. Население Союза превышало 22 млн. чел., на его территории располагалась практически вся промышленность страны, 70% железных дорог, 81% банковских депозитов. Линкольн рассчитывал на быструю и легкую победу.


    Как началась война
    И так, 20 декабря 1860 года Южная Каролина отделилась от США. В тоже время на территории штата находился форт Самтер с небольшим гарнизоном, подчинявшимся федеральному правительству. Количество боеприпасов в гарнизоне на тот момент, как считают историки, – всего на один день боев.

    3_fort-sumter-picture.jpg

    29 марта президент Линкольн решил организовать морской конвой из нескольких торговых судов под прикрытием боевых кораблей федерального флота и направить его в форт Самтер. Эскадра уже была на подходе, когда вооруженные силы Южной Каролины решили ликвидировать анклав федералов на своей территории.

    12 апреля 1861 года в 03:20 коменданту форта Самтер Ричарду Андерсону сообщили, что огонь будет открыт через час. В 04:30 мортирный снаряд из форта Джонсон разорвался над фортом Самтер, сигнализируя о начале обстрела. Открыли огонь 43 орудия фортов Джонсон, Мольтри, с плавучих батарей в Чарльстонской гавани и Каммингс-Пойнт.

    Самтер не отзывался 2,5 часа. В 07:00 капитан Эбнер Даблдэй сделал первый выстрел из форта Самтер по батарее на Каммингс-Пойнт. Перестрелка продолжалась 34 часа, пока не рухнул центральный флагшток форта. Новый ещё не успели построить, как появились парламентеры Конфедерации (полковник Виглафф) с вопросом, означает ли исчезновение флага, что он спущен в знак капитуляции. Андерсон согласился на перемирие. Было 14:00 13 апреля 1861 года.

    Условия капитуляции были согласованы к вечеру и 14 апреля 1861 года в 14:30 гарнизон сдал форт. Ни один солдат не погиб во время обстрела, только 5 северян и 4 южан получили ранения. Единственным условием капитуляции Андерсон объявил салют в 100 залпов в честь флага США. Во время этого салюта взорвался штабель зарядов, убив одного солдата (Дэниэля Хоу) и тяжело ранив группу артиллеристов, причем одного смертельно — Эдварда Гэлуэя. Это были первые погибшие в Гражданской войне. По этой причине салют остановили на середине, раненых отправили в госпиталь Чарльстона.

    День атаки на этот форт, 12 апреля 1861 года, считается днем начала Гражданской войны.

    Войну ещё можно было предотвратить, когда Линкольн объявил о наборе 75-тысячной армии. Впрочем, это было логическим продолжением того, что президент провозгласил, принося присягу 4 марта 1861 года. В своей инаугурационной речи он заявил, что Конституция имеет приоритет перед более ранними «Статьями Конфедерации и вечного союза», но статьи установили вечность Союза, поэтому сецессия не может быть законна. Он пообещал не применять силу против южных штатов и не отменять рабство на тех территориях, где оно существовало, но предупредил, что применит силу, чтобы защитить федеральную собственность.

    Ни одна из противоборствующих сторон не желала признать себя ответственной за начало Гражданской войны.

    Президент конфедерации Джефферсон Дэвис в ответ на обвинение в развязывании войны писал: «Попытка представить нас агрессорами столь же необоснованна, как жалоба волка на ягненка в известной басне. Тот, кто нападает, не обязательно наносит первый удар или делает первый выстрел».

    Цели войны

    «Избрание президентом кандидата от Республиканской партии Линкольна — убежденного противника рабства – вызвало мятеж южных штатов». – Пишет исследователь Б.В.Соколов в статье «Гражданская война в США (1861-1865 годы)».

    4_Baltimore_Riot_1861.jpg

    «Если юнионисты боролись только за полную победу — уничтожение Конфедерации, то конфедераты стремились лишь к сохранению Конфедерации в существующем составе, но отнюдь не к завоеванию территории Союза».- Отмечает он в этой же статье.

    И тут напрашивается вопрос: так за что же боролись те и другие? В советской школе учили, что северяне хотели отменить рабствo, а южане были против. Но факты не соответствуют этой версии.

    Только почти через 2 года после начала войны 30 декабря 1862 года после целого ряда поражений армии федералов Линкольн подписал «Прокламацию об освобождении» рабов с 1 января следующего года. Рабы освобождались только на территориях штатов, входящих в Конфедерацию.

    В четырех рабовладельческих штатах, оставшихся в США, рабство было отменено только после окончания гражданской войны 18 декабря 1865 года 13-й поправкой к Конституции. Президента Линкольна давно уже не было в живых. 14 апреля 1865 года на него было совершено покушение, Линкольн был смертельно ранен и, не приходя в сознание, скончался утром следующего дня.

    Поднять восстание рабов в тылу врага, обещая им свободу, идея не новая. Ещё во время войны за Независимость английский губернатор Виржинии обежал свободу черным рабам, если они перейдут на сторону англичан. На этот призыв откликнулось около 100 тысяч – пятая часть чернокожего населения Северно-американских колоний. Понятно, что англичанам столько перебежчиков было ни к чему. Часть из них была продана опять в рабство в Вест-Индию, часть перебита при отступлении, часть погибла от голода и болезней. Пытались использовать чернокожих и борцы за независимость США. В январе 1777 года Конгресс разрешил набор афро-американцев в армию США, но только свободных. Да, в США чернокожие были не только рабами. Среди них хватало и тех, кто выкупился из рабства и стал свободным.

    Дело в том, что рабство в США было явлением экономическим, а не расовым, как нас пытались уверить. То есть при желании из рабства можно было выкупиться. Немало свободных чернокожих в ходе Гражданской войны воевало на стороне Конфедерации.

    Так как рабство в США было явлением экономическим, а не расовым, то были и белые рабы. Один из лучших современных российских писателей Александр Александрович Бушков в своей книге «Неизвестная война. Тайная история США» пишет: «…поэт‑южанин Джон Рэндолф на одном из собраний говорил: «Эти джентльмены с Севера думают, что мы склоним головы перед нашими черными рабами, так пусть они знают, что мы заставим их раболепствовать перед их собственными рабами – белыми».

    Рэндолф, конечно, чуточку преувеличил – к тому времени ни на Севере, ни на Юге уже не осталось белых рабов. Но раньше, до американской революции, их число было громадным…

    Речь идет о так называемых «сервентах» (от латинского «сервентус» – «слуга»). На деле значительная часть слуг были настоящими бесправными белокожими рабами. О них помнят слабо, потому что на памяти в первую очередь чернокожие рабы, – но они были…».

    «Вернемся к сервентам, именовавшимся еще «кабальными слугами» и на протяжении всей колониальной эпохи составлявшими от 10 до 15 процентов населения. Таковые делились на две категории: добровольных и недобровольных. «Добровольцы» звались еще «выкупниками» и «учениками». Выкупники в оплату за проезд в Америку должны были отработать в качестве слуг (в доме, на ферме, в мастерской) от двух до семи лет – без права в течение этого срока менять хозяина, жаловаться на скверное обращение, вообще «качать права». Это, конечно, было не рабство, но и никак не свобода.

    «Ученики» – это дети из бедняцких семей, которые были обязаны за обучение ремеслу отработать определенный срок, заканчивающийся обычно по достижении ими двадцати одного года (при том, что в ученики можно было попасть и лет в десять). Часть из них в Америку отправляли сами родители, будучи не в силах прокормить, а часть (обычно сирот и бездомных) высылали в колонии английские власти. Легко догадаться, что любой хозяин пытался выжать из подобной рабочей силы все, что только возможно…

    С «недобровольными» сервентами дело обстояло еще хуже. Часть из них составляли коренные американцы, которых превращали в кабальных слуг местные суды за неуплату долгов или мелкие уголовные преступления вроде воровства или самовольной отлучки с работы. И уж эти бедолаги свой семилетний срок отбывали от звонка до звонка, не обремененные и минимумом прав.

    Кроме того, из Англии шел прямо-таки «бурный поток» людей, отправляемых в белые рабы насильно.

    Начнем с детей. Англичане создали целую индустрию по похищению детей – как у себя в стране, так и в Европе. Специальные агенты высматривали на улицах бедно одетых детей, за которых явно некому было бы вступиться. Выбрав подходящий момент, хватали, тащили в «накопители», а потом целыми кораблями отправляли за океан. Один из таких прохвостов похвалялся, что за двенадцать лет похитил и переправил в колонии по пятьсот ребятишек ежегодно.

    И наконец, хозяйственные англичане массами отправляли в колонии уголовных преступников, которым смертная казнь или пожизненное заключение заменялись кабалой в колониях на срок от семи до четырнадцати лет, а порой и пожизненно. А заодно брали и бродяг. Перечень «негодяев и бродяг», которых следовало ловить и высылать за океан, был разработан четко: «Всех тех, кто, попрошайничая, называет себя школярами; всех моряков, которые делают вид, что потеряли свои корабли и товары в море и слоняются по стране, выпрашивая милостыню; всех праздношатающихся людей по любой сельской местности, которые либо попрошайничают, либо занимаются всякими таинственными ремеслами или нелегальными играми… актеров, выступающих в интермедиях, и бродячих музыкантов… всех этих странников и простых работников, слоняющихся без дела и отказывающихся трудиться за разумную оплату, которую обычно предлагают». – Продолжает А. Бушков в этой же книге.

    Можно найти и немало других источников, из которых явствует, что рабство было экономическим, а не расовым явлением. Так же как велфер придуман не для чернокожих исключительно, а для всех тех, кто не может заработать сам себе на пропитание.

    Освобождение от рабства можно было легко осуществить еще до Гражданской войны, если бы живущие на севере аболиционисты вместо того чтобы воровать чужих рабов, выкупали их. Да и на государственном уровне – выкуп всех рабов, скорее всего, обошелся казне США дешевле, чем кровопролитная война, длившаяся 4 года.

    Итак, за что же воевали Северяне? Если против рабства, то почему его не отменили сразу после инаугурации президента? Напрашиваются выводы, что воевали за принцип – какие законы важнее – законы штата или всеамериканские. Воевали против права самовольного выхода штатов из состава США. И, наверное, ещё за что-то другое очень важное для них, но о чем нам постеснялись сказать.

    civil_war2_001.jpg
    5 февраля 1865. Портрет Авраама Линкольна, 16-го президента США, сделанный фотографом Александром Гарднером. Долгое время считалось, что этот снимок, который называют «последней прижизненной фотографией Авраама Линкольна», был сделан 10 апреля 1865 года во время последней фотосессии президента, но более поздние исследования показали, что фотография датируется февралем 1865 года. Царапина на изображении происходит от оригинального негатива, который был поврежден. Гражданская война в США началась через месяц после избрания Линкольна на пост президента и завершилась всего за несколько дней до его убийства в апреле 1865 года.

    civil_war2_037.jpg
    Октябрь, 1862. Энтитем, штат Мэриленд, президент Линкольн на поле боя. В глаза бросается его особенность - высокий рост.

    civil_war2_002.jpg
    Джефферсон Дэвис, бывший военный министр США и сенатор от штата Миссисипи, занимал пост президента Конфедеративных Штатов Америки с 1861 по 1865 год. После войны его схватили, обвинили в государственной измене и посадили в тюрьму на два года, по истечении которых он был освобожден под залог. В 1869 году его дело закрыли. Дэвис прожил ещё 20 лет и скончался в возрасте 81 года.

    civil_war2_005.jpg
    Конец апреля, 1865. Портрет генерала армии Конфедерации Роберта Ли, сделанный фотографом Мэтью Брэди в Ричмонде, штат Вирджиния. К концу войны Роберт Ли был назначен главнокомандующим всех войск Конфедерации. Гражданская война подошла к концу, когда генерал Ли сдался генералу Улиссу Гранту у здания суда Аппоматтокса 9 апреля 1865 года.

    the_civil_war_p1_001.jpg
    Сентябрь, 1862. Алан Пинкертон сидит верхом на коне во время сражения при Энтитеме близ Шарпсберга, штат Мэриленд. До войны он основал «Национальное агентство Пинкертона», которое занималось сыском. В 1861 году Пинкертон прославился тем, что предотвратил покушение на новоизбранного президента Линкольна. Впоследствии Пинкертон был главой разведки Федерации, которая стала предшественницей Секретной службы США.

    9a727b53473fa75538cf997150d20f7c.jpg
    Кавалерист Конфедерации со своим псом.

    68e9de1715065e6e7df28d504adce33a.jpg
    Юный солдат Конфедерации (оказаться на службе в 13-15 лет, в то время считалось нормой).

    ceaedb6927186cddeb296e0a4b141ffe.jpg
    Солдаты Конфедерации. Отец и сын.

    civil_war2_011.jpg
    Роза О’Нил Гринхау "Дикая Роза" позирует для фото вместе со своей дочерью в тюрьме Old Brick Capitol в Вашингтоне, округ Колумбия. Конфедеративная шпионка Гринхау использовала свои социальные связи в Вашингтоне, чтобы передавать информацию южанам. В 1861 году её арестовал Аллан Пинкертон и держал в тюрьме около года. Затем её освободили и отправили в Ричмонд, штат Вирджиния, где её радушно встретили южане. Она служила в качестве дипломата Конфедерации, путешествовала в Европу и получала прибыль от популярных мемуаров, написанных ею в Лондоне в 1863 году. В 1864 году Гринхау плыла домой на борту судна, которое было захвачено федеральным кораблем у берегов Северной Каролины. Корабль сел на мель и Гринхау утонула во время попытки побега.

    civil_war2_029.jpg
    Портрет мисс Э. Дэмин, сделанный фотографом Мэтью Брэди.

    the_civil_war_p1_002.jpg
    Апрель, 1861. Флаг Конфедерации развевается над фортом Самтер, Южная Каролина. 12 апреля 1861 года здесь прогремели первые выстрелы Гражданской войны. Батареи Конфедерации открыли огонь по форту Союзов и обстреливали его 34 часа подряд. 13 апреля войска Федерации капитулировали и оставили форт. В течение войны армия Федерации неоднократно предпринимала попытки вернуть себе форт, но смогла сделать это лишь 22 февраля 1865 года, когда силы Конфедерации покинули Чарльстон.

    civil_war2_020.jpg
    Войска Конфедерации, сфотографированные с расстояния около мили федеральным фотографом Мэтью Брэди, стоящие по другую сторону разрушенного моста во Фредериксбурге, штат Вирджиния.

    the_civil_war_p1_004.jpg
    Июнь 1864. Лагерь армии Конфедерации близ Питерсберга, Вирджиния.

    the_civil_war_p1_006.jpg
    1862. Укрепления в Йорктауне, штат Вирджиния, во времена Кампании на полуострове.

    the_civil_war_p1_033.jpg 1863 - 1864. Укрепления конфедератов на подступах к Атланте, штат Джорджия.

    the_civil_war_p1_009.jpg
    Июль-август 1863. Остров Моррис, Южная Каролина. Поврежденный ствол 300-фунтового орудия Паррота.

    the_civil_war_p1_024.jpg
    Июль 1863. "Жатва смерти" - известная фотография, сделанная после битвы при Геттисберге в Пенсильвании.

    the_civil_war_p1_025.jpg
    Март 1862. Федеральная кавалерия возле Садли-Форда, штат Вирджиния, после первого сражения при Булл-Ране.
    На ближнем плане со спины, всё те-же мальчики - братья Самуил и Джозеф Торнберри. Берег Булл-Ран.

    the_civil_war_p1_028.jpg
    3 мая, 1863. Павшие солдаты армии Конфедерации лежат подле своего оружия, за каменной стеной у подножья холмов Marye’s Heights близ Фредериксберга, штат Вирджиния. Во время второй битвы при Фредериксберге в этом месте силы федералов прорвали оборону войск Конфедерации.

    civil_war2_028.jpg
    Май 1863. Солдаты 6-го корпуса Потомакской армии сидят в окопах перед штурмом Marye’s Heights во время Второй битвы при Фредериксберге в рамках сражения при Чанселорсвилле, штат Вирджиния.

    civil_war2_014.jpg
    Труп солдата убитого снарядом во время битвы при Геттисберге.


    the_civil_war_p1_035.jpg
    1864. Солдаты сидят на товарных вагонах в железнодорожном депо. На заднем плане виден палаточный лагерь. Справа находится контора издаваемой в Атланте газеты «Daily Intelligencer».

    *Здесь пожалуй, нужно сделать пояснение касаемо "призраков" на фотографиях того времени. Это было по сути начало, само зарождение фотографии. Экспозиция длилась долго и любой не статичный (менее пяти секунд) объект смазывался, как-бы растворяясь на пластинке.


    the_civil_war_p1_016.jpg
    1390-тонный броненосец КША "Stonewall" был построен для флота Конфедерации во французском городе Бордо в 1864 году. К тому времени, как в мае 1865 года он пересек Атлантический океан и достиг берегов Гаваны, Куба, война уже подошла к концу. Испанские власти завладели судном, но вскоре передали его правительству США.

    the_civil_war_p1_045.jpg
    Руины веерного депо в Атланте, штат Джорджия, после битвы за Атланту летом 1864 года. После того, как генерал федеральной армии Уильям Текумсе Шерман захватил город, он начал свой Марш к морю и в итоге 21 декабря 1864 года завоевал порт Саванна.


    the_civil_war_p1_046.jpg
    1865. Вид Колумбии, Южная Каролина, после оккупации армией Федерации, во время которой большая часть города была разрушена.


    the_civil_war_p1_048.jpg
    Апрель 1865. Местные жители среди руин Ричмонда, некогда столицы конфедеративных штатов.

    the_civil_war_p1_047.jpg
    1865. Разгромленный арсенал в Ричмонде, штат Вирджиния. Повсюду разбросаны артиллерийские ядра и бомбы.


    the_civil_war_p1_043.jpg
    1865. Вид сгоревшего района в городе Ричмонд, штат Вирджиния, и Капитолия. Во время осады Петерсберга федеральные войска более девяти месяцев штурмовали Ричмонд, и в апреле 1865 года армия Конфедерации под командованием генерала Роберта Ли покинула город.


    civil_war2_040.jpg
    1865. Портрет актера, сторонника южан Джона Уилкса Бута, сделанный незадолго до убийства Линкольна. Бут и группа заговорщиков планировали убить президента Линкольна, вице-президента Эндрю Джонсона и госсекретаря Уильяма Сьюарда, в надежде помочь Конфедерации, несмотря на капитуляцию генерала Роберта Ли. 14 апреля 1865 года Бут застрелил Линкольна в театре Форда в Вашингтоне, округ Колумбия, и бежал на ферму в северной части штата Вирджиния, но через 12 дней его выследил и застрелил федеральный солдат.

    civil_war2_046.jpg
    Апрель 1865. Участник заговора Льюис Пауэлл сидит в наручниках на судоверфи "Washington Navy Yard" в Вашингтоне, округ Колумбия. 14 апреля 1865 года Пауэлл предпринял попытку убийства госсекретаря США Уильяма Генри Сьюарда в его доме. Вскоре Пауэлла поймали и казнили через повешение вместе с другими участниками заговора.

    civil_war2_047.jpg
    7 июля 1865. Тела четырех казненных участников заговора – Мэри Суррат, Льюиса Пауэлла, Дэвида Герольда и Джорджа Атцеродта – висят на виселице в Вашингтоне, округ Колумбия. Все четверо были обвинены в участии в заговоре с целью убийства Авраама Линкольна.

    В этой кровопролитной войне США потеряли больше людей, чем в обеих мировых войнах вместе взятых, не говоря уже об экономических потерях. Не смотря на отмену рабства, проблемы чернокожего населения США не были решены. Бывшие рабы, о которых раньше по закону должен был заботиться рабовладелец, – оказались предоставлены сами себе. Далеко не всем повезло устроиться за гроши на плантации, где они работали до освобождения. Брали только лучших. На Юге стали появляться шайки из оставшихся не у дел бывших рабов, занимающихся грабежом и терроризирующих белое население. Многие из них были ветеранами Гражданской войны. В ответ белые южане создали ку-клукс-клан. Появилась взаимная расовая нетерпимость.

    Пройдет ещё сто лет, и в 1968 году неразрешенные гражданской войной проблемы разгорятся Большим Балтиморским Пожаром. Чернокожие «борцы за гражданские права» будут жечь, громить и грабить неугодные им бизнесы «белых расистов».

    150 лет отделяют нас от начала Гражданской войны. Но, сколько бы мы не изучали, как советует Шелби Фут «великую катастрофу XIX века» мы пока так и не приблизились к её пониманию. Даже если принять на веру, что основной её целью была отмена рабства..."
    Автор статьи: Павел Пикман
     
    Wolf09, flyagi, 2bellum и ещё 1-му нравится это.
  6. Online

    Дождевой Земляк Команда форума

    Регистрация:
    26 апр 2014
    Сообщения:
    8.495
    Спасибо SB:
    23.157
    Отзывы:
    514
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Смоленская губерния
    Интересы:
    Реставрация
    Первый кабинет министров Конфедеративных Штатов Америки
    ConfederateCabinet.jpg
    Слева направо: Джуда Бенджамин, Стивен Мэллори, Кристофер Мемминджер, Александр Стивенс, Лерой Уокер, Джефферсон Дэвис, Джон Рейган и Роберт Тумбс.

    151.jpg
    Джефферсон Финис Дэвис
    Американский военный и политический деятель, первый и единственный президент Конфедеративных Штатов Америки во время Гражданской войны.


    150.jpg
    Джуда Филип Бенджамин
    Заступив на пост президента Конфедеративных штатов Америки, Джефферсон Дэвис назначил Джуду Бенджамина на должность Генерального прокурора Конфедерации 25 февраля 1861 года, заметив позже, что он выбрал Бенджамина, поскольку тот «имел очень высокую репутацию в качестве адвоката, и моё знакомство с ним в сенате произвело на меня впечатление ясностью его интеллекта, его систематических привычках, и способностью к труду». Джуда Бенджамин был назван «мозгом Конфедерации».


    152.jpg
    Стивен Рассел Мэллори
    Министр ВМС Конфедерации.
    С началом Гражданской войны перед Конфедерацией остро встал вопрос эффективного противостояния Северу на море. Получив определённый опыт в Комитете по военно-морским делам, Мэллори понял необходимость создания нового класса кораблей, способных нивелировать численное превосходство противника. Он стал инициатором строительства броненосного флота, начало которому было положено на военно-морской верфи Госпорт (ныне — Norfolk Naval Shipyard) в Портсмуте (Виргиния), сожжённой и брошенной федеральными силами 20 апреля 1861 года. Первым представителем нового класса стал броненосецVirginia, построенный на базе американского парового фрегата Merrimack. Ответственным за осуществление программы строительства броненосцев Мэллори в июне 1861 года назначил Джона Брука, который занимался также внедрением другого новшества, призванного обеспечить Конфедерации преимущество в морской войне — производство нарезных корабельных орудий.

    154.jpg
    Джеймс Мюррей Мэйсон
    Когда вспыхнула Гражданская война, его избрали представителем Конфедерации в Англии. По пути в Европу британский почтовый пароход "Трент", на борту которого находился Мэйсон, был перехвачен военно-морскими силами США. Мэйсона и его соратника по дипломатической миссии Джона Слайделла некоторое время держали под арестом в форте Уоррен в Бостонской гавани, однако в конечном счете они получили свободу и разрешение продолжить путешествие. В Лондоне Мэйсон старался добиться признания Конфедеративных Штатов Америки Великобританией и, объединяя сторонников Конфедерации, создавал "конфедеративное лобби". Несмотря на небольшие успехи, он не сумел добиться от европейских властей официального признания Конфедерации независимым государством. После войны он вместе с семьей бежал в Монреаль, Канада. Впоследствии он вернулся в Александрию, штат Вирджиния, где и умер.


    155.jpg
    Джеймс Александр Седдон
    Четвёртый военный министр Конфедерации штатов Америки.
    Оставался во главе ведомства до февраля 1865 года, оказавшись самым «долгоживущим» военным министром во всей короткой истории Конфедерации.

    Одним из важных испытаний стал для Седдона «хлебный бунт» в Ричмонде 2 апреля 1863 года, когда толпа, состоящая преимущественно из женщин, стала громить продовольственные магазины в столице Конфедерации. Во избежание падения боевого духа в армии военный министр принял меры к тому, чтобы новость не попала в прессу, но через пленных военнослужащих федеральной армии в городских тюрьмах сведения о бунте просочились на Север и уже 8 апреля появились на первой полосе The New York Times.
    По окончании войны Седдон провёл некоторое время в заключении, а затем жил в своём имении Сэбот Хилл в округе Гучленд (Виргиния), где и умер в 1880 году.

    717.jpg
    Джон Хеннингер Рейган
    Первый генеральный почтмейстер и третий министр финансов Конфедеративных Штатов Америки.

    Президент Джефферсон Дэвис назначил Рейгана на пост главы нового Почтового департамента КША. Рейган был способным администратором, и благодаря ему департамент хорошо функционировал во время войны. Несмотря на военные действия, Почтовый департамент США продолжал работу в Конфедерации до 1 июня 1861 года, когда её функции взял на себя департамент КША.
    Рейган был избран делегатом Временного Конгресса КША и участвовал в принятии Конституции Конфедеративных Штатов Америки, под текстом которой стоит его подпись.

    611.jpg
    Роберт Мерсер Тэлиэферро Хантер
    Сенатор и Государственный секретарь Конфедеративных Штатов Америки.


    153.jpg
    Александр Гамильтон Стивенс
    Американский политический деятель, первый и единственный вице-президент Конфедеративных Штатов Америки.
    В 1861 году Стивенс был избран делегатом от Джорджии на специальный Конвент о принятии решения об отделении от США. На Конвенте, а также в ходе президентской кампании 1860 года, Стивенс призвал южан оставаться лояльными Союзу. Он проголосовал против отделения, но утверждал, что право на отделение у Юга есть, если федеральное правительство продолжит политику, неприемлемую для Юга. Он был избран Конгрессом Конфедерации заместителем председателя Временного правительства. Затем он был избран вице-президентом Конфедеративных Штатов Америки. Он принял присягу 11 февраля 1861 года и был вице-президентом до своего ареста 11 мая 1865 года.

    Стивенс был болезненным на протяжении всей своей жизни, он весил всего 43,5 кг. Хотя его голос был описан как пронзительный и неприятный, в начале Гражданской войны газеты северян описали его как «сильнейшего человека на Юге», отмечая его ум, суждения и красноречие. Его щедрость была легендарной, его дом, даже когда он был губернатором Джорджии, был всегда открыт для путешественников и бродяг, и он лично финансировал образование более 100 студентов. В результате он умер практически нищим.

    Стивенс скончался 4 марта 1883 года. По словам его бывшего раба, ворота упали на Стивенса, и он умер.


    Должностные лица, генералитет, офицеры и солдаты войск Конфедерации.
    robert_e_lee_generals.jpg

    361.jpg
    Фрэнклин Бьюкенен (в форме ВМФ США).
    Адмирал, участник Гражданской войны на стороне Конфедерации.
    Фрэнк Бьюкенен родился в Мэриленде, в семье американцев шотландского происхождения Джорджа Бьюкенена и Летиции Мак-Кин Бьюкенен (Laetitia McKean Buchanan). Его дед по отцу был генералом Мэрилендской милиции во время Войны за Независимость, а дед по матери - одним из подписантов Декларации Независимости.
    В возрасте 15 лет Фрэнклин Бьюкенен поступает в американский военно-морской флот мичманом, в 1825 году становится лейтенантом флота, в 1841 — коммандором (капитаном фрегата). Командовал различными шлюпами и фрегатами. В 1845—1847 годах был первым директором Военно-морской академии в Аннаполисе.
    Бьюкенен - участник американо-мексиканской войны. С 1855 года — капитан флота; вплоть до начала Гражданской войны в США — руководитель военной верфи Вашингтон.

    С 1861 года Ф. Бьюкенен участвует в морских операциях на стороне Конфедерации. Командовал первым броненосцем Конфедерации Виргиния 8-9 марта 1862 года в битве при Хэмптон-Роудс, в которой был ранен. В августе 1862 года Ф. Бьюкенену было присвоено звание адмирала, и он был направлен в порт Мобил (штат Алабама). Патронировал строительство броненосца Теннесси, с которым участвовал в обороне Мобила от войск и флота федералов и в сражении у Мобил-бэй 5 августа 1864 года. Был в этом сражении ранен и взят в плен.

    647.jpg
    Мэтью-Фонтейн Мори
    Морской офицер, астроном, историк, океанограф, метеоролог, картограф, геолог, а также автор научных публикаций и преподаватель. Прозван "разведчиком моря".

    Когда вспыхнула Война Севера и Юга и его родная Виргиния вышла из США, Мори 20 апреля 1861 г. подал в отставку и объявил о переходе на сторону Южных Штатов. Хоть и аболиционист по убеждениям, Мори был патриотом Юга и негативно воспринял грубый Вашингтонский диктат. 21 февраля 1861 года указом Конгресса Конфедеративных Штатов Америки были официально учреждены Военно-морские силы Конфедерации. 11 июня 1861 г. Мори был назначен командующим Береговой обороной КША (Chief of Sea Coast, River and Harbor Defences). Первые подводные мины, созданные Мори и его офицерами, не отличались эффективностью: для их воспламенения использовались громоздкие и тяжёлые батареи Волластона. Затем ему удалось устранить ряд недостатков…

    Двое сыновей Мэтью Мори — Ричард Ланселот Мори III (1840 — 1907) и Джон Эрдон Мори (1842 — 1863) вступили в армию конфедератов. В октябре 1862 г. Мэтью Мори выехал в Европу для закупки боевых кораблей в Англии, Ирландии и Франции. Кроме того, он собрал ценные сведения о наиболее эффективных способах воспламенения зарядов под водой — и переслал правительству КША соответствующий инструментарий. В 1863 году погиб на поле брани Джон Эрдон Мори.

    После войны Мэтью Мори какое-то время путешествовал по Европе и Центральной Америке, а затем поступил на службу к мексиканскому императору Максимилиану I. Будучи назначен имперским комиссаром по иммиграции, Мори основал в Мексике города Карлотта (исп. Carlotta) и Ново-Виргинская колония (исп. Colônia de Nova Virgínia), в которых расселил своих земляков и других беженцев-южан. Однако, Максимилиан потерпел поражение и был расстрелян победителями-хуаристами.

    Возвратившись в 1868 г. на родину по амнистии, Мэтью Мори продолжил исследовательскую и преподавательскую деятельность. До конца своих дней он состоял профессором метеорологии в Виргинском военном университете. В 1872 году в Вашингтоне увидела свет книга Мэтью Мори «Steam-lanes across the Atlantic microform». По ошибке издание пометили 1873 годом —который стал годом смерти маститого океанографа.

    138.jpg
    Пьер Гюстав Тутан де Борегар.
    Генерал армии Конфедерации во время Гражданской войны. Помимо этого известен как писатель, политик и изобретатель.

    Первым назначением Борегара было командование войсками в Чарлстоне. 12 апреля 1861 года Борегар отдал приказ о начале обстрела форта Самтер, который был занят Федеральными войсками и находился в бухте Чарлстона. С этого события формально началась Гражданская война в США, но при захвате форта Самтер не погиб ни один человек.
    Летом того же года вместе с генералом Джозефом Джонстоном они командовали войсками южан в Первом сражении при Булл-Ране, в котором они нанесли поражение армии Союзного генерала Ирвина Макдауэлла (бывшего одноклассника Борегара по Вест-Пойнту).
    После Булл-Рана Борегар поддержал идею создания боевого флага, так как официальный флаг Конфедеративных штатов Америки в дыму сражения часто путали с флагом США. Вместе с Джозефом Джонстоном и Уильямом Майлзом они разработали внешний вид боевого флага Конфедерации, который впоследствии стал одним из самых популярных символов южан.

    В самом конце войны Борегар обратился к Ли и Дэвису с предложением возглавить крупное вторжение на Север, чтобы разбить армию генерала Гранта и выиграть войну. Но вместо этого его назначили командующим армией Конфедерации на Западе. Там он, будучи сильно ограниченным в ресурсах и живой силе, не смог остановить превосходящие силы генерала Шермана и в апреле 1865 года вместе с Джонстоном капитулировал.

    139.jpg
    Джон Кэбелл Брекинридж
    С началом Гражданской войны он вступил в Армию Конфедеративных Штатов Америки в качестве бригадного генерала, где впоследствии получил звание генерал-майора. В 1865 году он был назначен на должность военного министра Конфедерации, однако с окончанием войны эмигрировал на Кубу.
    В марте 1869 года, после объявления амнистии, он возвратился в Кентукки, где занял должность вице-президента в железнодорожной компании Биг Сэнди. Умер 17 мая 1875 года, похоронен на Лексингтонскомкладбище.
    Его сын Клифтон Родс Брекинридж служил послом в России в 1894—1897 годах.

    140.jpg
    Джон Браун Гордон
    Американский генерал, участник Гражданской войны, один из доверенных лиц генерала Ли.
    Полковник Гордон служил командиром 6-го алабамского полка в дивизии Эмброуза Хилла во время кампании на Полуострове. Он участвовал в сражении при Севен-Пайнс, где был ранен бригадный командир Роудс, и Гордон временно принял командование бригадой. В Семидневной битве он неоднократно ходил в атаки, причем пулями была разбита рукоятка его пистолета и сильно порван мундир. В бою у Малверн-Хилл он был ранен в глаз.

    В сражении при Энтитеме его полк сражался в составе дивизии Роудса и оборонял Санкен-Роуд и Гордон снова был ранен. Две пули Минье попали ему в ногу и еще одна пуля навылет ранила руку. Несмотря на тяжелое состояние, Гордон продолжал командовать бригадой. Четвертая пуля попала ему в плечо, но и после этого он отказался уйти в тыл. Наконец, пятая пуля попала ему в лицо, пробив щеку. Он упал лицом в шляпу и мог бы захлебнуться в собственной крови, но кровь вытекла через пулевое отверстие в шляпе.

    Гордон был решительным генералом. В 1864 году в письме президенту Дэвису генерал Ли описывал его как одного из лучших бригадных генералов, «отличающегося необычайной храбростью».

    141.jpg
    Эмброуз Пауэлл Хилл
    Генерал армии Конфедерации в годы Гражданской войны.
    Хилл сам занимался тренировкой своего полка, в котором старался наводить жёсткую дисциплину. Здесь проявилась его нерелигиозность: когда капеллан запросил разрешения проводить богослужения, Хилл отказал на том основании, что «хороший солдат сейчас нужнее, чем хороший проповедник».

    В феврале 1862 он был повышен до бригадного генерала и около 24 марта получил под своё командование бригаду Потомакской армии (бывшую бригаду Лонгстрита)[25]. Эта бригада к маю 1862 года состояла из четырёх полков:
    1-й вирджинский полк; полк. Льюис Уильямс
    7-й вирджинский полк; полк. Уоллер Паттон
    11-й вирджинский полк полк. Самуэль Гарланд
    17-й вирджинский полк; полк. Монтгомери Корсе

    Гибель.
    К началу апреля 1865 года корпус Хилла оборонял траншеи к юго-западу от Питерсберга. 2 апреля началось третье сражение при Петерсберге: рано утром VI корпус Потомаксокй армии (под командованием Горацио Райта) атаковал укрепления, известные как «бойдтонская линия». Впереди шла дивизия Джорджа Гетти, во второй линии — дивизии Трумана Сеймура и Франка Уитона.
    В 04:40 вермонтская бригада генерала Льюиса Гранта первой двинулась на штурм; через 20 минут им удалось прорвать оборону корпуса Хилла на участке генерала Лэйна, между позициями 28-го и 37-го Северокаролинских полков. Первым в траншеи противника ворвался 5-й вермонтский полк капитана Чарльза Гоулда. Дивизия Хета оказалась отрезана от основной армии.
    В 09:00 генерал Хилл и Роберт Ли узнали о прорыве. Хилл сразу вскочил на коня и направился к участку прорыва в сопровождении адъютантов Дженкинса и Такера, а также Ли послал вместе с ним полковника Вейнебла. По пути они встретили нескольких федеральных солдат, взяли двух в плен и отправили в тыл вместе с Дженкинсом. Затем Хилл отправил Вейнебла с поручением на позиции артиллерийского батальона, а сам решил вместе с Такером обойти участок прорыва и пробраться к штабу дивизии Хета.
    По пути они наткнулись на нескольких солдат 138-го пенсильванского полка; Хилл сказал Такеру: «Мы должны взять их!» и бросился вперед. Такер крикнул: «Гореть вам в аду, если выстрелите! Наши люди здесь — сдавайтесь!» а Хилл приказал: «Бросайте оружие!».
    Однако, солдаты выстрелили — одна пуля прошла мимо, но вторая попала в Хилла.
    Пуля отсекла Хиллу палец и прошла грудь навылет, задев сердце. Такер вернулся в штаб и сообщил генералу Ли о смерти Хилла.
    По словам Фримана, на глазах генерала Ли появились слёзы и он пробормотал: «Теперь он может отдохнуть, а страдать будем мы, которые живы».

    142.jpg
    Джон Белл Худ
    Генерал армии Конфедерации.
    Имел репутацию генерала смелого и агрессивного до безрассудства.
    Худ уволился из армии США 16 апреля (через три дня после сражения за форт Самтер) и, недовольный нейтралитетом своего родного штата Кентукки, решил служить в армии Техаса. Он вступил в армию Конфедерации как кавалерийский офицер, но 30 сентября 1861 года был повышен в звании до полковника и ему поручили командовать 4-м техасским пехотным полком.

    20 февраля 1862 года Худ стал бригадным командиром соединения, которое впоследствии стало известно как Техасская бригада Худа или Мальчики Худа, и являлось частью конфедеративной Потомакской армии. 3 марта 1862 года он был повышен до бригадного генерала. Он командовал техасской бригадой в составе Северовирджинской армии во время Кампании на полуострове, которая числилась в составе дивизии генерала Уильяма Уайтинга.
    Худ заслужил репутацию решительного командира, способного лично возглавить атаку. В сражении при Гейнс-Милл 27 июня он осуществил атаку, которая сломала оборону федеральной армии, и добился самого впечатляющего успеха во всей Семидневной Битве. Худ уцелел и даже избежал ранений в этой битве, хотя все его офицеры оказались ранены или убиты.

    143.jpg
    Томас Джонатан Джексон, известный также под прозвищем "Каменная Стена".
    Генерал Конфедеративных Штатов Америки
    27 апреля 1861 года генерал Ли приказал полковнику Джексону прибыть в Харперс-Ферри и принять командование бригадой, которая состояла из пяти Вирджинских полков:
    2-й Вирджинский полк (полковник Аллен).
    4-й Вирджинский полк (полковник Джеймс Престон).
    5-й Вирджинский полк (полковник Кентон Харпер).
    27-й Вирджинский полк (полковник Джон Эчолс).
    33-й Вирджинский полк (полковник Каммингс).

    Джексон заслужил славу самого агрессивного и решительного генерала армии, но одновременно и самого осторожного.
    Генерал Гордон писал о нём: «При всей своей храбрости и явном стремлении драться он был одним из самых осторожных людей. Его ужасающие марши были следствием именно его осторожности. Вместо того чтобы бросать людей в „великолепные“ фронтальные атаки на укрепления, он предпочитал трудные марши, с тем чтобы нанести свой удар во фланг. Его убеждение в том, что лучше потерять сто человек на марше, чем тысячу в бою, доказывает правильность моей уверенности в его осторожности».

    144.jpg
    Джозеф Эгглстон Джонстон
    Генерал армии Конфедеративных Штатов Америки.
    На Юге Джонстон начал карьеру как генерал-майор добровольческой армии Виргинии. После присоединения вирджинских добровольцев к армии Конфедерации Джонстон быстро продвинулся по служебной лестнице. В течение войны он последовательно возглавлял: армию Шенандоа, Потомакскую Армию Конфедерации, округ Северная Виргиния, Западный округ, армию Теннесси и округ Теннесси-Джорджия, округ Южная Каролина-Джорджия-Флорида. Закончил войну командующим округом Северная Каролина.

    Полководческая звезда Джонстона взошла в сражении при Булл-Ране и не заходила до самого конца войны. Джонстон ярко проявил себя в сражении в Семи Соснах, в котором был ранен и заменен Робертом Ли. После выздоровления армия Теннесси под командованием Джонстона пыталась прийти на помощь Джону Пембертону, осаждаемому в Виксбурге Улиссом Грантом. Затем была попытка удержать форт Джексон на Миссисиппи. Там Джонстону в первый раз противостоял Уильям Шерман.

    Постоянные неудачи армии Теннесси привели к отставке командующего. Дела у его преемника Джона Худа оказались ещё хуже. Шерман начал свой разорительный (для Джорджии и обеих Каролин) марш к морю, и Конгресс Конфедерации обратился к Джонстону с просьбой возглавить сразу три военных округа.

    К несчастью для Юга, людские ресурсы были уже истощены. Джонстон капитулировал перед Шерманом 26 апреля 1865 года на станции Дэрхем.


    145.jpg
    Роберт Эдвард Ли
    Генерал армии Конфедеративных Штатов Америки, командующий Северовирджинской армией и главнокомандующий армией Конфедерации.
    Один из самых известных американских военачальников XIX века.
    После смерти Ли стал одной из самых популярных фигур американской истории. Он стал символом послевоенной концепции «потерянного дела Юга», а затем и символом чести и храбрости в широком смысле. С этой точки зрения он стал героем не только американского Юга, но и всей Америки. Ли оставался мифологической фигурой вплоть до 1970-х годов, когда на волне движения за гражданские права историки начали пересматривать традиционное отношение к его личности.


    146.jpg
    Джеймс Лонгстрит
    Один из самых известных генералов армии Конфедерации во время Гражданской войны, ближайший соратник генерала Ли, который называл его «Старым Боевым Конём». Он служил под командованием генерала Ли как командир корпуса во многих известных сражениях Восточного театра боевых действий и только раз в армии Брэкстона Брэгга в теннесийской армии на Западном театре.
    Историк и биограф Джеффри Верт писал, что «Лонгстрит… был лучшим корпусным командиром в Северовирджинской армии, фактически, он был лучшим корпусным командиром той войны вообще».

    Способности генерала Лонгстрита принесли Конфедерации победы в сражениях при Булл-Ране, Фредериксберге и Чикамуге, он хорошо себя проявил в Семидневной битве, сражении на Энтитеме, а также в сражении в Глуши, где был серьёзно ранен. Возможно, его отсутствие негативно сказалось на управлении армией Конфедерации в сражениях при Спотсильвейни и Колд-Харборе. Много споров вызывает его роль в битве при Геттисберге, где под его руководством проводилась атака Пикетта.

    Из-за ранения Лонгстрит пропустил все боевые действия весны и лета 1864 года. Его отсутствие сказалось на ходе боёв, в частности, на сражении при Колд-Харбор, где командирам явно не хватило решительности.

    Он вернулся к генералу Ли в октябре 1864 г. Его правая рука была парализована, он даже не мог ездить верхом. Он учился писать левой рукой. Все время осады Питерсберга он командовал обороной Ричмонда, всеми силами севернее реки Джеймса и дивизией Пикетта. Он отступал вместе с Ли к Аппаматоксу, командуя одновременно Первым и Вторым корпусами после смерти Эмброуза Хилла 2 апреля. Когда Ли решил сдаться, Лонгстрит предположил, что Грант отнесется к ним справедливо, но когда 9 апреля Ли отправился на переговоры, Лонгстрит сказал: «Генерал, если они не предложат хороших условий, возвращайтесь и мы будем сражаться».


    147.jpg
    Уильям Махоун
    Американский инженер, учитель, начальник железной дороги, член Генеральной ассамблеи Виргинии и Конгресса США.

    После отделения Виргинии Махоун оставался на гражданской службе. Однако он принял участие в захвате Готспотской верфи, когда был захвачен фрегат «USS Merrimack». Он сумел обмануть северян, гоняя железнодорожный состав между Норфолком и Портсмутом, создавая иллюзию массовой переброски подкреплений. Федеральный солдаты поддались на эту уловку и покинули Портсмут, отступив в форт Монро.

    После этого ему присвоили подполковника, а затем и полковника 6-го вирджинского пехотного полка армии Конфедерации. Он командовал округом Норфолк до его эвакуации. В ноябре 1862 ему присвоили звание бригадного генерала. В мае 1862 года, после эвакуации Норфолка, он помогал создавать оборонительные укрепления Ричмонда возле реки Джеймс. Через некоторое время он принял участие в сражении при Севен-Пайнс, где сражался в составе дивизии Хьюджера (преимущественно на 2-й день сражения).

    Затем он участвовал в Семидневной Битве и в бою за Малверн-Хилл.
    Махоун принял участие практически во всех сражениях, происходивших на Востоке, но не совершил ничего примечательного.

    В 1864—1865 годах Уильям Махоун стал широко известен как герой боя у воронки30 июля1864 года. Тогда пенсильванские шахтеры прорыли туннель под позиции конфедератов и подорвали 8000 фунтов взрывчатки, разрушив укрепления и уничтожив несколько сотен солдат, но федеральные части упустили время, в результате чего Махоун успел собрать оставшихся в живых и отбить атаку. Затея со взрывчаткой обернулась серьёзными потерями для федеральной армии: в бою у воронки полегло около 5000 солдат-северян. Махоун был повышен до генерал-майора.

    Махоун был маленького роста, 5 футов 5 дюймов и весил всего 45 килограмм, за что был прозван «Маленьким Билли». Один солдат сказал про него: «Он был солдат до последнего дюйма, тем более, что дюймов в нём было немного».

    148.jpg
    Джон Синглтон Мосби
    Известен так же как «Серый Призрак», являлся одним из кавалерийских офицеров армии Конфедерации во время гражданской войны в США. Его отряд, 43-й батальон 1-го вирджинского кавалерийского полка был известен как «Рейнджеры Мосби» или «Рейдеры Мосби». Это было партизанское соединение, которому удавалось совершать стремительные рейды по тылам противника и безнаказанными уходить от преследования, растворяясь среди местного населения. Мосби действовал на территории севера штата Вирджиния, которая стала называться «Конфедерация Мосби».

    Мосби был противником сецессии, но сразу поступил рядовым в армию Конфедерации. Сначала он служил в отряде Уильяма Джонса, известном как Конные Стрелки. Когда Джонс стал майором, ему поручили сформировать «Вирджинский добровольческий отряд», который он собрал из двух рот кавалерии и восьми рот пехоты. Мосби не понравилась такая организация и он написал губернатору прошение о переводе, однако прошение не удовлетворили. Весной 1861 года «отряд» был направлен из учебного лагеря в долину Шенандоа. Кавалеристов вооружили саблями. По этому поводу Мосби написал свои знаменитые слова о пользе холодного оружия:
    "Перед тем, как покинуть Абингдон, нас вооружили саблями, но насколько я слышал, их применяли только для жарки мяса над огнём."

    В январе 1863 года Стюарт разрешил Мосби сформировать и возглавить 43-й вирджинский батальон, известный впоследствии как «Рейнджеры Мосби». Впоследствии батальон был увеличен до полка. 15 марта Мосби получил звание капитана, а 26 марта - звание майора.

    В конце марта Мосби совершил рейд в северную Вирджинию. 1 апреля его отряд встал лагерем на ферме Мискеля - на уязвимой позиции, без охранения. Федеральная кавалерия узнала о его месторасположении и атаковала рейнджеров, что привело к сражению у Мискель-Фарм. Несмотря на преимущества в позиции и вооружении, федеральные офицеры допустили ряд ошибок, и в итоге были разбиты, потеряв более ста человек. Рейнжеры потеряли всего четверых.


    149.jpg
    Джеймс Юэлл Браун Стюарт, по прозвищу "Джеб".
    Американский военный, кавалерист, генерал-майор армии Конфедеративных Штатов Америки.
    Стюарт стал (и имел все основания стать) для южан истинным народным героем. Отважный, мужественный, похожий на галантного рыцаря ушедших веков, открытый и весёлый, в шляпе с черным плюмажем и золотой звездой, он остался в памяти южан лучшим кавалеристом всех времён и народов, скачущим в атаку под виргинские мелодии, исполнявшиеся на банджо. И он же был вдумчивым и рассудительным командиром, когда этого требовали обстоятельства. Не случайно раненый при Чанселлорсвилле Джексон, передавая командование, сказал: «Пусть Стюарт действует на своё усмотрение. Я ему полностью доверяю». Инстинктивное понимание ситуации выдавало в нем прирожденного солдата. Отчаянный рубака, любитель карт и женщин, энергичный, постоянно обуреваемый жаждой действия искатель приключений, он любил своих кавалеристов, и они отвечали ему тем же.

    Д. Денисон писал о нём:
    Стюарт был в высшей степени талантливый кавалерийский офицер, редкой энергии, блестящей храбрости и вместе с тем отличавшийся решительностью и способностью находить выход из самых затруднительных положений, чем он нередко спасал свой отряд в очень критические минуты. Его умение добывать сведения о противнике и его движениях было изумительно. Смерть его была тяжкой потерей для всей армии, но никто не чувствовал потери этой сильнее главнокомандующего Ли, который обязан был своими лучшими планами и наибольшими успехами сведениям, доставленным Стюартом. Это выказалось вполне в очень скором времени в тех беспрестанных боях, которые разыгрались в том же 1864 году между Уайлдернессом, Ганновер-Курт-Хаузом и Питерсбергом и при которых Ли было чрезвычайно трудно получить какие-либо сведения от своей конницы. Он посылал на разведки одного кавалерийского офицера за другим и однажды в очень критическую минуту воскликнул: «О, если бы иметь генерала Стюарта хоть на час!» Затем, обращаясь к штабу, продолжал: «Я ничего не могу сделать, если не имею верных известий».

    Гибель.
    11 мая 1864 года в бою у Йеллоу-Таверн Джеб Стюарт был тяжело ранен и на следующий день скончался. Когда смертельно раненного Стюарта спросили, как он себя чувствует, он сказал: «Мне легко, и я готов к смерти, если Бог и моя страна считают, что я исполнил свой долг перед ними». Последние слова Джеба Стюарта были: «Я быстро ухожу. Я в отставке. Да исполнится воля Господня». Его смерть вызвала шок на всем Юге, сравнимый лишь с трауром по Джексону «Каменной Стене». Тело Джеймса Юэлла Брауна Стюарта покоится на кладбище в бывшей столице Конфедерации — городе Ричмонде.


    159.jpg
    Рядовой Эдмунд Руффин
    Руффину приписывают «первый выстрел войны» в битве при Форт Самтере, в апреле 1861 года. Он служил солдатом Конфедерации, несмотря на преклонный возраст.
    Когда война закончилась поражением Юга в 1865 году, он покончил жизнь самоубийством, а не подчинился «правлению янки».
    Главным наследием Раффина является его новаторская работа в области методов сохранения и повышения продуктивности почвы; он рекомендовал севооборот и добавки для восстановления почв истощенных монокультурой табака.
    Плантация Эдмунда Руффина, также известная как Марлборн, ныне является национальной исторической достопримечательностью.

    292.jpg
    Джозеф Уилер
    Генерал-лейтенант.
    Редкий пример военного, который служил сперва в армии Конфедерации во время гражданской войны, а затем в федеральной армии в испано-мексиканской войне и филиппинской войне.
    В гражданскую войну командовал кавалерией в Теннессийской армии и участвовал во всех основных сражениях на Западе.

    295.jpg
    Джозеф Рид Андерсон
    Американский гражданский инженер, индустриализатор и военный. В годы гражданской войны служил генералом Армии Конфедерации, а его «Tredegar Iron Company» была основным поставщиком оружия и боеприпасов для Конфедерации.

    Когда началась гражданская война, «Tredegar Iron Company» стала основой индустрии Конфедерации. Используя труд рабов и свободных, Андерсон производил оружие и боеприпасы в течение всей войны.

    Убеждённый сторонник сецессии и прав штатов, Андерсон был назначен майором артиллерии в августе 1861 года, а 3 сентября был повышен до бригадного генерала армии Конфедерации. Первоначально он командовал войсками в Вильмингтоне (Северная Каролина), а затем был направлен к Фредериксбергу, где концентрировалась федеральная армия Макдауэлла. Когда началась кампания Джорджа Макклелана на вирджинском полуострове, Андерсон был назначен командиром 3-й бригады в только что сформированной «Лёгкой дивизии» генерала Эмброуза Хилла. Бригада состояла из четырёх джорджианских полков:
    14-й джорджианский: полковник Роберт Фолсом
    35-й джорджианский: полковник Эдвард Томас
    45-й джорджианский: полковник Томас Хардман
    49-й джорджианский: полковник Эндрю Лайн
    3-й луизианский батальон: подп. Эдвард Пендлетон
    Во главе этой бригады Андерсон прошёл три сражения Семидневной битвы. 26 июня 1862 года бригада вперые вступила в бой в сражении на Бивер-Дем-Крик. Дивизия Хилла стояла на левом фланег армии, а бригада Андерсона — на левом фланге дивизии. Предполагалось, что Томас Джексон выйдет во фланг противнику и заставит северян отходить с позиций у реки, но Джексон опаздывал и Хилл отдал приказ атаковать противника во фронт. Бригада Андерсона наступала на позиции пенсильванской бригада Джона Рейнольдса. Северяне занимали сильную укрепленную позицию, прикрытую болотом, и атака дивизии Хилла была неудачной. Только 35-й джорджианский полк из бригаду Андерсона смог прейти реку и некоторое время удерживать плацдарм на её восточной стороне. Остальные полки бригады не смогли прорваться ему на помощь.

    738.jpg
    Генри Хопкинс Сибли
    Бригадный генерал армии Конфедерации.
    Сибли ушел в отставку из армии США присоединившись к Конфедерации. Командир бригады добровольческой конницы в Западном Техасе Сибли, окрестил свою небольшую армию армией Нью-Мексико и начал планировать кампанию по захвату города Альбукерк, Санта-Фе и Форт-Юнион на тропе Санта-Фе в целях создания передовой базы снабжения.
    Затем он намеревался продолжить движение на север в Колорадо, чтобы захватить многочисленные золотые и серебряные рудники в этом районе в качестве средства пополнения сильно обедневшей конфедеративной казны.

    742.jpg
    Эдмунд Кирби Смит, по прозвищу "Тэд"
    Генерал армии КША.
    16 марта 1861 года Смит вступил в ряды армии Конфедерации в качестве майора артиллерийских войск. Позже он был переведен в кавалерию и повышен до подполковника. Недолго прослужив в долине Шенандоа под командованием Джозефа Джонстона, он 17 июня 1861 года был повышен до бригадного генерала и получил в командование бригаду в армии Шенандоа.
    В состав бригады входил тогда мерилендский батальон Джорджа Стюарта, 3-й теннессийский полк, 10-й вирджинский и 13-й вирджинский полк Эмброуза Хилла.
    Эта бригада одной из последних была переброшена под Манассас и приняла участие в последней фазе сражения при Бул-Ране, а именно в финальной контаратаке федеральной армии. В Этом сражении Смит был ранен в шею и плечо. Его направили для восстановления здоровья в тыл, где он управлял департаментом Флорида. Смит вернулся на военную службу 11 октября в качестве генерал-майора и дивизионного командира.

    В феврале 1862 года Смит был направлен командовать армией восточного Теннесси. Вместе с генералом Брэкстоном Брэггом он осуществлял вторжение в Кентукки, одержал победу над противником в сражении при Ричмонде 30 августа, и 9 октября был повышен до генерал-лейтенанта, и назначен корпусным командиром теннесийской армии. 17 февраля 1864 он был удостоен официальной благодарности Конгресса за действия под Ричмондом.

    После падения Виксбурга командовал Транс-Миссисипским Департаментом Конфедерации. Ближе к концу войны он приказал всем солдатам Конфедерации отходить на запад от реки Миссисипи. Он капитулировал со своими войсками (отказавшись от боя) в Новом Орлеане 26 мая 1865 года, через неделю после капитуляции генерала Роберта Ли.


    758.jpg
    Ричард Тейлор
    Генерал армии Конфедерации.
    Он был сыном президента США Закари Тейлора и первой леди Маргарет Тейлор. Его сестра Сара была женой президента Конфедерации Джефферсона Дэвиса.

    Современники, подчиненные и друзья Тейлора впоследствии часто вспоминали о его военных способностях. Генерал Форрест писал, что «Если бы у нас было больше таких, как он, мы бы давно разбили янки». Один его друг писал, что «Дик Тейлор был прирожденным солдатом. Наверное ни один гражданский в его время не имел таких глубоких познаний в искусстве войны». С Тейлором часто советовались Томас Джексон и Ричард Юэлл.

    782.jpg
    Кадмус Марселлус Уилкокс
    Генерал армии Конфедерации в годы Гражданской войны.
    В 1861 Уилкокс узнал об отделении штата Теннесси. Подав заявление на увольнение (принятое 8 июня) он отправился в Ричмонд, где 16 марта он стал капитаном артиллерии в армии Конфедерации. 9 июля он был повышен до полковника и стал командовать 9-м алабамским пехотным полком.

    16 июня он со своим полком присоединился к Армии Шенандоа и отправился в Манассас на соединение с армией Борегара как раз перед первым сражением при Бул-Ране (21 июля).

    21 октября он был повышен до бригадного генерала и стал командиром бригады, состоящей из 3-го алабамского, 1-го миссисипского, 1-го вирджинского пехотных полков и артиллерийской батареи. Бригада состояла в дивизии Лонгстрита в Первом Корпусе Северовирджинской армии. Во время кампании на полуострове он играл важную роль в сражении при Уильямсберге 5 мая.

    В сражении при Севен-Пайнс он командовал двумя бригадами, а в бою при Гейнс-Милл — тремя: своей, бригадой Фетерстона и бригадой Приора. 30 июня в сражении при Глэндейле почти все его полковники были убиты и Уилкокс насчитал шесть пулевых дыр в одежде — хотя сам остался цел. В Семидневной битве потери его бригады были самыми высокими в дивизии Лонгстрита. Тем не менее, с этого момента он фактически стал командиром дивизии и в этом качестве был отправлен на север, где участвовал во втором сражении при Бул-Ране. Это сражение нанесло тяжелый удар его карьере, в те дни у него ничего не получалось. Сначала он в нужный момент не смог двинуть свою дивизию в наступление, чуть позже неверно понял приказ и отправил в бой лишь одну бригаду вместо трех. Лонгстрит был разочарован его действиями и понизил его до командира бригады, а дивизию передал Пикетту. Он решил, что Уилкокс не подходит на дивизионный уровень. Уилкокс тяжело переживал это понижение и в ноябре даже просил генерала Ли о переводе в другую армию. Но Ли отказал.
    Впоследствии бригада почти не участвовала с боевых действиях и пропустила Энтитемское и Фредериксбергское сражения.

    Во время Геттисбергской кампании бригада Уилкокса насчитывала 1777 человек и имела следующий вид:
    8-й алабамский полк: подп. Хилари Херберт
    9-й алабамский полк: кап. Джозеф Кинг
    10-й алабамский полк: плк. Уильям Форни
    11-й алабамский полк: плк. Джон Сандерс
    14-й алабамский полк: плк. Люциус Пинкард

    До конца войны дивизия Уилкокса участвовала в боях почти все время до самой капитуляции при Аппоматоксе. В последние дни осады Питерсберга Уилкокс сражался у Форта Грегг, стараясь задержать наступление федеральных войск и дать время Лонгстриту отвести отступающие войска Конфедерации.

    806.jpg
    Эдмондс
    Майор.
    Вирджиния, КША.


    807.jpg
    Бартли Пейс Бинум
    Лейтенант и капеллан армии Конфедерации.

    808.jpg
    Джордж Генри
    Рядовой, Полк Вирджиния.
    Погиб на станции Брэнди, Вирджиния.

    810.jpg
    Эмануэль Рудасилл
    Рота M, 16-й полк Северной Каролины, КША.

    A978.jpg
    Патрик Ронейн Клейберн
    Генерал армии Конфедерации.
    Американский военный ирландского происхождения, в основном известный своей службой в качестве генерала армии Конфедерации во время американской гражданской войны.
    Клейберн родился в Ирландии и служил в 41-м уэльсском пехотном полку. В 1849 году эмигрировал в США. В начале гражданской войны вступил рядовым в армию Конфедерации и дослужился до должности дивизионного командира. Участвовал во многих сражениях на Западе, где получил прозвище «Каменная стена Запада».

    Перед началом кампании 1864 года Клейберн был помолвлен с Сусан Тарлтон из Мобила (Алабама). Их свадьба так и не состоялась, поскольку Клейберн был убит во время атаки под Франклином 30 ноября 1864 года. В последний раз его видели идущим пешком в сторону федеральных укреплений, с поднятой саблей, после того, как под ним погибла лошадь. Позже говорили, что его тело нашли уже за линией укреплений противника и вынесли в тыл. Предположительно смерть наступила от пулевого попадания в живот или в сердце.

    Его останки перенесли в епископальную церковь Сен-Джон около Маунт-Плезант в Теннесси. Клейберн впервые увидел это место, когда шел маршем к Франклину. Он тогда заметил, что хотел бы быть погребеным здесь, потому что это место красиво и напоминает ему Ирландию.
    В 1870 году его останки были перенесены в Хелену (Арканзас) и захоронены в Мапл-Хилл-Сементери у реки Миссисипи.
     
  7. Online

    Дождевой Земляк Команда форума

    Регистрация:
    26 апр 2014
    Сообщения:
    8.495
    Спасибо SB:
    23.157
    Отзывы:
    514
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Смоленская губерния
    Интересы:
    Реставрация
    Начало
    В американской исторической науке уже давно укоренилось мнение, что США сначала ввязываются в войну и лишь затем начинают готовиться к ней, и что гражданская война была самым ярким тому примером. В целом эта, ставшая аксиомой точка зрения соответствует действительности, хотя и с некоторыми оговорками. Одна из воюющих сторон все же приступила к подготовке к боевым действиям задолго до их начала, и этой стороной были Южные штаты.

    Своеобразным сигналом, или вернее знамением грядущей катастрофы для всех стало нападение Джона Брауна на федеральный арсенал Харперс-Ферри.

    Augustus_Washington_-_John_Brown_-_Google_Art_Project.jpg
    Джон Браун.


    John_brown_interior_engine_house.jpg
    После ареста Джона Брауна, полковник Ли написал в своём рапорте:

    "Браун клянётся, что его целью было освобождение всех рабов Вирджинии и всего Юга, и признаёт, что он был разочарован отсутствием помощи со стороны как чёрного, так и белого населения Северных и Южных штатов. Негры, которых он силой согнал со всех окрестностей, насколько я понимаю, не оказали ему добровольного содействия. Ни один раб, содержавшийся в арсенале, не принимал участие в конфликте, и все они разошлись по домам, как только были освобождены. Результат доказывает, что этот план был разработан фанатиком и сумасшедшим, и он не мог закончиться ничем другим, кроме провала".

    Но именно южные штаты сделали из произошедших (или вернее из чуть было не произошедших) событий практические выводы. Сама попытка неистового аболициониста поднять чернокожих невольников против белых хозяев вызвала на Юге волну ужаса и гнева и стала причиной массового вооружения южан. Уже в ноябре 1859г., многие тысячи, если не десятки тысяч из них приняли участие в организации самодеятельных отрядов самообороны. Так, в штате Миссисипи нападение на Харперс-Ферри спровоцировало волну воинственных настроений «и военные организации начали возникать повсюду от северных границ до морского побережья».

    Поначалу этот процесс носил стихийный характер, но вскоре к нему подключились и официальные власти. Губернаторы южных штатов стали всеми правдами и неправдами приобретать стрелковое оружие, а затем раздавать его своим воинственным избирателям. При этом самодеятельные добровольческие отряды принимались на службу в вооруженные силы своих штатов, сводились в полки, бригады, дивизии, а кое-где и в «армии»приобретая, таким образом, почти регулярный (в некоторых штатах они и назывались регулярными) характер.

    Год спустя, после того как президентом США был избран Авраам Линкольн и из союзного гнезда «упорхнули» сразу семь штатов самодеятельная мобилизация южан получила новое ускорение. Как свидетельствуют очевидцы, буквально весь Юг был взбудоражен произошедшими событиями, и количество новых волонтерских рот стало возрастать чуть ли не в арифметической прогрессии. Например, в том же Миссисипи на протяжении 1860г. формировалось в среднем по две роты в месяц, а после отделения штата от Союза этот показатель возрос до восьми рот в неделю. При этом добровольцы демонстративно покидали ряды скомпрометировавшей себя милиции штатов, чем даже вызывали жалобы милиционных командиров. Но остановить своих подчиненных те уже не могли, так что им пришлось примириться с тем, что волонтерские части, по меткому выражению мемуариста Эггелстона буквально «осушили» ополчение.

    3a12086v12w.jpg
    Таким с точки зрения федеральной прессы был набор добровольцев в армию Конфедерации.

    Правда определить точное количество волонтерских рот имевшихся в различных штатах к моменту начала организации армии Конфедерации не представляется возможным. Количество рот постоянно росло, а их ежедневным учетом никто не занимался. Поэтому губернаторы зачастую имели лишь общее представление о численности войск находившихся в их распоряжении (16 марта 1861 г. губернатор Миссисипи доносил военному министру Конфедерации Уокеру, что он принял на службу в вооруженные силы штата не то 30, не то 40 волонтерских рот). Но даже имеющиеся отрывочные данные позволяют прийти к заключению, что уже зимой 1860-1861 гг. число сформированных добровольческих рот было значительным. Так отделившаяся первой Южная Каролина вскоре насчитывала в своих рядах 10 000 волонтеров сведенных в полки.

    Значительными были и силы Миссисипи: из доклада генерал-адъютанта войск этого штата Сайкса явствует, что к январю 1861 г. там было 2027 вооруженных добровольцев. Вместе с примерно 1900 невооруженных волонтеров (точное количество последних не было известно) в распоряжении губернатора находилось 3927 солдат. Однако всех опередила Вирджиния, более других штатов напуганная вылазкой Джона Брауна. На 15 декабря 1860г. ее вооруженные силы включали около 20 000 добровольцев организованных в 92 кавалерийских эскадрона, 26 артиллерийских батареи, 111 рот легкой пехоты и 113 стрелковых рот.

    Казалось бы, проведенная незадолго до начала войны «само мобилизация» дала Югу важное преимущество, позволив им раньше Севера начать создание своих вооруженных сил, но это не совсем так. Вернее, преимущество действительно было, однако оно в значительной степени перечеркивалось рядом существенных недостатков. И хотя на первый взгляд может показаться, что властям созданной в феврале 1861г. Конфедерации оставалось только принять на службу уже сформированные самими добровольцами части, в действительности все оказалось намного сложнее. Фактически, переход добровольческих формирований из войск штатов в армию Конфедерации начался уже в конце зимы—начале весны 1861г., когда властям нового государства понадобилось взять под контроль некоторые федеральные крепости и форты. Вскоре этот переход получил юридическое оформление в виде «Акта о создании временных вооруженных сил Конфедерации» принятого Конгрессом 28 февраля.

    Но как видно из самого названия закона, власти Юга не собирались использовать волонтеров для создания постоянной армии и отводили им роль гарнизонов и войск охранения. В то время многие политики Конфедерации (в том числе и ее президент Джефферсон Девис) наивно полагали, что им позволят уйти из Союза с миром, и что гражданской войны удастся избежать. Спустя некоторое время они рассчитывали создать небольшую регулярную армию, по образцу довоенной армии США, а волонтеров распустить по домам. Но новый президент Соединенных Штатов вскоре разбил эти иллюзии вдребезги. В своем инаугурационном обращении он недвусмысленно дал понять, что не собирается отпускать своих «недовольных сограждан» из Союза и загодя возложил ответственность за начало гражданской войны на Южные Штаты.

    Конфедераты правильно поняли смысл слов Линкольна (некоторые политики даже восприняли их как объявление войны) и мгновенно на них отреагировали. Линкольн произнес свою речь 4марта 1861г., а уже 6марта нижняя палата законодательного собрания Юга приняла сразу два военных закона: «Акт по обеспечению общественной безопасности» и «Акт о создании армии Конфедеративных штатов».

    Первый из этих законов предусматривал призыв 100 тысяч добровольцев из состава войск штатов в армию Конфедерации сроком на один год, а второй был направлен на формирование отдельной регулярной армии силой в один артиллерийский и один инженерный корпус и в шесть пехотных и один кавалерийский полк. Но такая излишняя законотворческая активность принесла больше вреда, чем пользы. Во-первых, один из принятых Конгрессом актов, а именно «Акт о создании Армии Конфедеративных Штатов» оказался мертвой буквой, поскольку формирование регулярных войск почти сразу же было отложено до лучших времен. Как сообщал в своем письме от 8 марта 1861г. губернатору Алабамы военный министр Конфедерации Л.П. Уокер: «Ваше превосходительство осведомлены, что процесс организации регулярной армии Конфедеративных Штатов неизбежно будет медленным, неудовлетворительным и полностью неадекватным нашей теперешней чрезвычайной ситуации. В настоящий момент обстоятельства вынуждают это правительство возложить свои упования на войска штатов находящиеся на службе и на те добровольческие организации соответствующих штатов, которые изъявят желание войти в состав Временной армии» Во-вторых, в результате действий Конгресса создание вооруженных сил Конфедерации регулировалось сразу тремя разными законами (включая первый «Акт о создании Временных вооруженных сил» и недействующий закон о регулярной армии), что внесло в и без того сумбурный процесс само мобилизации дополнительный элемент хаоса. Теперь даже губернаторы (не говоря уже о самих добровольцах), контролировавшие этот процесс на местах, путались в категориях поступавших на военную службу новобранцев и без конца засыпали военного министра Конфедерации Уокера вопросами и требованиями пояснений.

    Однако и сам глава военного ведомства заблудился в юридических лабиринтах и даже обратился к генеральному прокурору Джуде Бенджамину с просьбой пояснить, в чем с точки зрения закона заключается различие между добровольцами, поступившими в армию по первому закону, и теми, кто присоединялся к ней по второму. И хотя никакой разницы на поверку не оказалось, сам факт подобных консультаций свидетельствует о многом. Вдобавок ко всему военное законодательство, принимавшееся в спешке, без соответствующей экспертизы потребовало ряда дополнений и поправок.

    Одна из этих поправок, продлившая срок службы добровольцев до конца войны (в ответ на аналогичный шаг администрации Линкольна) вызвала в среде волонтеров серьезное недовольство. Военный министр был снова завален возмущенными письмами, приходившими от официальных и частных лиц буквально изо всех углов Конфедерации и, в конце концов, пошел на попятную. Несколько месяцев спустя после принятия этой неудачной поправки он возобновил прием волонтерских частей на 12 месяцев, и такой порядок сохранялся до введения всеобщей воинской обязанности.

    Хаос, воцарившийся в военном законодательстве конфедератов, характеризовал и другие стороны процесса создания их вооруженных сил, что, не удивительно принимая во внимание ту лихорадочную спешку, в которой протекал этот процесс. К тому же исполнительные власти нового государства вообще и военное министерство в частности оказались неспособными справиться с тяжестью свалившихся на них проблем. Глава этого ведомства Л.П. Уокер не обладал знаниями и опытом в своей области, поскольку был «чистым» политиком, и почти все недолгое время своего пребывания на министерском посту находился под шквальным огнем критики.

    Само военное министерство так же не соответствовало сложившейся чрезвычайной ситуации, когда в короткие сроки оно должно было организовать, вооружить и экипировать большую массу людей. По штату ему полагалось всего шесть военных чиновников (не считая самого военного министра), девятнадцать клерков и один посыльный, и к тому же по старой американской традиции оно занималось другими посторонними делами (например, поддерживало отношения с индейцами). В известной степени некомпетентность военного министра компенсировалась знаниями и опытом президента Конфедерации Джефферсона Девиса, в прошлом выпускника Академии Вест-Пойнт, кадрового офицера, ветерана Мексиканской войны и, главное, главы военного ведомства в администрации президента Пирса. Но и он порой допускал серьезные ошибки, и, кроме того, все равно не мог заменить собой работу целого министерства.

    George_Wythe_Randolph_1.jpg
    Лерой Поуп Уокер

    Упреки, сыпавшиеся на Уокера, касались в первую очередь снабжение армии, ибо именно в этой сфере положение было особенно тяжелым. Нехватка оружия, боеприпасов и амуниции, а также неспособность властей Юга обеспечить ими своих солдат оказались главными негативными факторами, которые свели на нет начальное преимущество завоеванное Югом благодаря раннему старту мобилизации. По подсчетам военного министра Л. П. Уокера ему пришлось отправить по домам 200 000 добровольцев, которых он не смог вооружить, в то время как к началу боевых действий армия южан насчитывала в своих рядах лишь 100 000 солдат и офицеров. Северяне же, располагавшие более основательной материальной базой, сумели выставить 152 334 солдата и офицера, т.е. в 1,5 раз больше чем их оппоненты.

    Другой важной проблемой была неопытность первых волонтеров Юга. В своей массе они были обычными фермерами, здоровыми, сильными и умелыми в обращении с оружием, но не знавшими ни воинской дисциплины, ни даже азов военной службы. Предполагалось, что добровольцы пройдут начальную военную подготовку еще до поступления на Конфедеративную службу, под руководством своих командиров, но эта была лишь теория далекая от практики. Как признавались потом сами волонтеры, избранные ими офицеры имели о военной науке столько же понятия, сколько и их подчиненные. Они, конечно, проводили в своих ротах строевые занятия (которые нередко заканчивались в ближайшем салуне), но толку от такого обучения не было никакого. «Бесконечная муштра была просто смехотворной,—вспоминал Джордж Эггелстон.—Людей учили совершенно невозможным видам маневров. Каждый офицер-дилетант имел собственную любимую тактическую систему, и это нелепое обучение привело к тому, что когда проводились занятия на батальонном уровне, они здорово походили на музыку на вечеринке у мистера Боба Свейера, где каждый гость пел куплет на тот мотив, который лучше знал».

    Губернаторы и военные власти отдельных штатов знали, что избираемые их волонтерами офицеры часто не обладают должными знаниями и опытом, но поделать с этим ничего не могли. «Действительно, я могу утверждать, что почти все из поступивших на службу рекрут, были завербованы офицерами, пришедшими из гражданской жизни,—писал губернатор Джорджии в ответ на критику в свой адрес.—Большинство рекрут завербовались потому, что они знали этих джентльменов, доверяли им и изъявляли желание служить под их командованием. Они бы не пошли служить под началом армейских офицеров или чужаков».

    washartilleryneworleans.jpg
    Солдаты артиллерии имени Вашингтона

    Впрочем, далеко не все офицеры волонтерских рот и полков были дилетантами в своей новой профессии. Элитарные формирования добровольцев, еще с довоенных времен старались подобрать для себя командиров поопытнее, что бы в их военных упражнениях было больше толка. Так, солдаты артиллерии имени Вашингтона выразили желание «служить под командованием офицеров имеющих образование в сфере этого рода войск», и избирали своими наставниками выпускников академии Вест-Пойнт. На профессионализм офицеров не могли пожаловаться и бойцы т.н. Кадетского Корпуса—батальона состоявшего из воспитанников Вирджинского Военного Института. Одним из первых командиров этого формирования был выпускник Вест-Пойнта и ветеран Мексиканской войны, профессор математики Томас Джонатан Джексон, вскоре получивший широкую известность как Джексон «Каменная Стена».

    Кроме того, губернаторы некоторых штатов все же старались назначать или утверждать в званиях лишь тех офицеров, которые заслуживали этого в силу своего образования и опыта. Так поступал губернатор Южной Каролины, который назначал капитанами своих «регулярных» войск почти исключительно выпускников Вест-Пойнта или ветеранов Мексиканской войны, а лейтенантами воспитанников Цитадели—Военного Университета штата. Правда, пример Южной Каролины был скорее исключением, нежели правилом, и большинство представителей командного и личного состава войск штатов не блистали знаниями в военной области. Военные власти Конфедерации, конечно, знали истинную цену подготовки волонтерских рот и стремились исправить положение. Для этой цели военное министерство организовало целую сеть учебных лагерей, куда по мере формирования направлялись полки добровольцев. Там они поступали в распоряжение инструкторов роль, которых (в виду нехватки подготовленных кадров) играли воспитанники военных учебных заведений, главным образом Вирджинского Военного института.

    20 апреля 1861 г., всего три дня спустя после отделения Вирджинии от Союза один из командиров вышеупомянутого кадетского корпуса собрал своих воспитанников на учебном плацу и объявил им, что они джентльмены слишком благородного происхождения, что бы служить пушечным мясом, и что в предстоящем конфликте их роль будет заключаться в основном в обучении новобранцев.
    Но каким бы благородным не было происхождение кадетов Вирджинского института, их подготовка была явно недостаточной, что бы они могли стать хорошими инструкторами. Они были всего лишь подростками с неполным военным образованием, и, конечно, не могли пользоваться авторитетом у своих независимых свободолюбивых учеников. В силу этого, подготовка в учебных лагерях носила поверхностный и необременительный для рекрутов характер.

    Как вспоминал солдат из Алабамы «Лагерная жизнь была счастливой для нас. Беззаботные, проводя всего несколько часов в день за строевыми занятиями, не обойденные вниманием хорошеньких девушек, конечно, мы наслаждались ей в полной мере». И лишь в полевых условиях, когда волонтеры попадали под начало профессиональных военных (бригадных, реже полковых командиров) за них брались всерьез и основательно. Некоторые из этих командиров как, например Томас Джонатан Джексон, сначала даже заслужили ненависть своих подчиненных за излишние, как им казалось придирки и насаждение суровой армейской дисциплины. Однако закончить хотя бы поверхностное обучение и сделать первый шаг на пути превращения зеленых рекрут в солдат до начала боевых действий эти командиры все равно не успели. Поэтому в свой первый серьезный бой южане пошли так и не постигнув основ военной науки и армейской дисциплины. Как писал позже один из добровольцев Джордж Эггелстон «…только после года или даже большего срока боевой службы они (солдаты-южане) начали подозревать, в чем на самом деле заключается характер современного солдата».

    К первому крупному сражению гражданской войны неоконченным оказался и другой важный процесс. Речь идет об организации вооруженных сил Юга как таковой, т.е. о составлении из волонтерских рот и полков высших тактических соединений: бригад, дивизий и корпусов. Выше уже говорилось, что губернаторы штатов уже произвели такую организацию на своем уровне, облегчив, таким образом, задачу военному министру и президенту Джефферсону Девису (двум главным отцам основателям вооруженных сил Юга). Однако эти высокопоставленные чиновники отказались от предлагаемых им готовых соединений и по принятым Конгрессом законам волонтеры принимались на службу ротами и полками (предпочтительнее ротами). Безусловно, у Уокера и Девиса были серьезные основания, чтобы поступить именно так, а не иначе: бригады, дивизии и армии собранные в отдельных штатах оказывались на поверку рыхлыми структурами, которыми командовали малограмотные милиционные генералы. И все же они были удобным материалом для строительства армии, образно выражаясь «блоками», из которых после некоторой доработки (например, замены командного состава) могло получиться прочное здание. Поэтому руководство Конфедерации решившее разбить их на «кирпичи» (т.е. на отдельные полки) и затем составлять из них новые «блоки» допустило серьезную ошибку. Как следствие армия Борегара—Джонстона участвовавшая в первой битве на Булл-Ране не успела обзавестись собственной дивизионной организацией, и пошла в свой первый бой в составе 11 бригад и нескольких отдельных полков (в отличие от армии северян, которая состояла из дивизий), что сильно затруднило управление войсками. Приказы командования не доходили до командиров бригад своевременно, а ответные рапорты не доставлялись командованию.

    В результате возникшей неразберихи, план Борегара по нанесению превентивного удара оказался сорванным (хотя это принесло южанам больше пользы, чем вреда), а командующие южан узнали о начавшейся атаке противника лишь, после того как Мак-Дауэл (командующий армией северян) уже практически обошел их левый фланг и опрокинул несколько бригад.

    recruit0122.jpg

    Итак, первая армия конфедератов, составленная из волонтерских формирований отдельных штатов, пока что не являлась армией в полном смысле этого слова. Недисциплинированная, необученная, неорганизованная кое-как вооруженная и еще хуже экипированная она, по меткому выражению Джорджа Эггелстона была » большой толпой сельских джентльменов». Именно такой эта армия предстает на страницах мемуаров самих «сельских джентльменов», т.е. первых волонтеров Юга. «Начавшие прибывать роты были необучены, недисциплинированны, неопытны и не вооружены, за исключением тех случаев, когда отдельные личности приносили с собой то, что как им казалось, может быть полезным в бою, включая винтовки для охоты на белок дробовики и пистолеты, при чем среди последних попадались старинные образцы похожие на перечницу,—вспоминал капитан 37го Вирджинского полка Джеймс Вуд.—Некоторые думали, что настоящий солдат должен выглядеть как дикарь или сорви голова и красные охотничьи рубашки, енотовые шапки, неухоженные волосы и бороды были самыми популярными знаками различия. Каким нелепым и смешным все это выглядит в свете приобретенного впоследствии опыта!» «Наконец мы были «в армии», но чем она оказалась на самом деле?—вспоминал другой волонтер, впоследствии майор артиллерии, Роберт Стилз.—Мы прошли милю или больше по лагерю, и я получил о ней рельефное представление—скученность, перегруженность, недостаток сплоченности и организованности …общее ощущение незавершенности, неопрятности, дискомфорта и путаницы были ее характерными чертами».

    Правда, несмотря на все свои недостатки, первая армия конфедератов сумела одержать над врагом решительную победу в первом сражении на Булл-Ране. Но эта победа была результатом благоприятного для южан стечения обстоятельств, и лишь ряд досадных для северян случайностей помешал им разбить врага. Более того, обратив противника в бегство, конфедераты сами были слишком дезорганизованы и даже не смогли преследовать охваченную паникой армию Мак-Дауэла. «В первую очередь я должен сказать,—писал в ответ на вопрос, почему конфедераты не воспользовались плодами своей победы на Булл-Ране генерал Джубал Эрли,—что ни днем, ни вечером 21-го (июля, день сражения—К.М.) армия была не в состоянии участвовать в преследовании. Все войска, участвовавшие в сражении за исключением полка Кука, 19-го Вирджинского, двух полков Кершоу и моей бригады были так измотаны и потрепаны упорной битвой, что даже не делали попытки преследовать, да были и не в состоянии ее предпринять».

    С мнением генерала Эрли был согласен и другой высокопоставленный офицер армии конфедератов—полковник (впоследствии генерал-лейтенант) Ричард Тейлор. «Неразбериха, царившая в наших лагерях на протяжении следующих (после битвы—К.М.) нескольких дней была чрезвычайной,—вспоминал он.—Казалось, полки потеряли своих полковников, а полковники—свои полки. Солдаты всех родов войск и подразделений были перемешаны самым невообразимым образом». Но главной причиной победы южан в первом сражении на Булл-Ране была не только и не столько слабость их собственной армии, сколько слабость их противника, т.е. первой федеральной армии. По многим качественным параметрам она не только не превосходила, но и уступала наземным вооруженным силам Конфедерации, что наглядно проявилось на поле боя.


    Иностранные наблюдатели и дипломаты
    228.jpg
    s_c20_0000322b.jpg

    Уильям Фредерик Скарлетт, 3-й барон Абинджер
    Лейтенант-полковник шотландских гвардейских стрелков в
    компании группы офицеров. Штаб-квартира Армии Потомака близ Фалмута, Вирджиния.
    Апрель 1863.


    029.jpg
    Группа дипломатов у подножия водопада.
    Парк близ Буффало, штат Нью-Йорк.
    Август 1863.

    182.jpg
    Фредерик Райт-Брюс
    Британский дипломат, посланник в Соединенных Штатах.
    Март 1865.

    030.jpg
    Группа иностранных наблюдателей с генералом Джорджем Стонеманом.
    Фалмут, Вирджиния.
    1863.

    184.jpg
    Матиас Ромеро
    Мексиканский политик и дипломат, посол Мексиканской Республики в США.
    1863.

    031.jpg
    Команда российского фрегата "Ослябя". Александрия, штат Вирджиния.
    Ноябрь 1863.

    183.jpg
    Ричард Бикертон Пемелл Лайонс
    Март 1865.
    Во время Гражданской войны служил британским посланником в Вашингтоне, округ Колумбия.
    Наибольшую известность Лайонсу принесло участие в переговорах между Соединенными Штатами и Великобританией в ходе инцидента с судном "Трент", который произошел в 1861 году и едва не привел к войне между двумя странами. По пути в Европу британский почтовый пароход "Трент", на борту которого находились дипломаты Конфедерации Джеймс Мюррей Мэйсон и Джон Слайделл, был перехвачен военно-морскими силами США.
    Мэйсон и Слайделл некоторое время находились под арестом в форте Уоррен в Бостонской гавани, однако в итоге благодаря Лайонсу, добившемуся решения вопроса дипломатическим путем, они получили свободу.

    Фотографы, репортеры, публицисты
    773.jpg
    "Ряд корреспондентов газет Нью-Йорка" (между 4-й и 5-й улицами).
    Ричмонд, Вирджиния.
    1865.

    131.jpg
    Уильям Ллойд Гаррисон
    Американский журналист, аболиционист, основатель «Американского анти-рабовладельческого общества», секретарь «Общества непротивления» в Новой Англии, публицист, поэт.

    132.jpg
    Хорас Грили
    Американский журналист, политический деятель.
    После того, как в 1854 году возникла Республиканская партия, New York Tribune стала её неофициальным органом (и выполняла эту роль ещё много десятилетий); он по-прежнему отличался радикализмом, утверждая, что в стране существует заговор рабовладельцев, направленный против прогрессивных сил, после начала Гражданской войны призывал правительство как можно скорее официально провозгласить отмену рабства, но в 1863—1864 перешёл на более компромиссные позиции, поддерживая идею мира с Конфедерацией.
    После войны Грили в основном находился в радикально-республиканской оппозиции президенту Эндрю Джексону, но его популярность среди радикальных республиканцев упала после того, как в 1867 году он внёс залог для освобождения экс-президента Конфедерации Джефферсона Дэвиса.

    135.jpg
    Уильям Каллен Брайант
    Американский поэт, журналист и редактор газеты New York Post, одной из наиболее известных нью-йоркских газет того времени, где он неустанно ратовал за свободу торговли и против рабства, а в 1856 году стал одним из инициаторов создания республиканской партии США.
    Также Брайант известен как один из лучших переводчиков Гомера на английский язык.

    020.jpg
    Репортеры NewYork Herald Tribune со своей повозкой в полевых условиях.
    Билетон, Вирджиния.
    Август 1863.

    068.jpg
    Фотооборудование Джорджа Барнарда.
    Близ Атланты, Джорджия.
    1864.

    436.jpg
    Зимние квартиры телеграфистов и фотографов.
    Штаб-квартира Потомакской Армии, станция Брэнди, Вирджиния.
    Апрель 1864.

    545.jpg
    Альфред Вауд
    Художник издания Harper's Weekly - "Зарисовка на поле битвы".
    Геттисберг, Пенсильвания.
    Июль 1863.

    684.jpg
    Торговец газетами со своей повозкой на территории лагеря.
    Вирджиния.
    Ноябрь 1863.

    133.jpg
    Мэттью Брэди
    Один из самых знаменитых американских фотографов XIX века. Наиболее известные работы - портреты знаменитостей и фотографии американской гражданской войны. Ему приписывают звание отца фотожурналистики.
    Он сделал тысячи фотографий американской Гражданской войны. Многое из того, что известно сегодня о Гражданской войне, исходит от этих фотографий.
    В Национальном архиве хранятся тысячи снимков Брэди и его соратников; Александра Гарднера, Джорджа Барнарда и Тимоти О’Салливана. На его фотографиях изображены Авраам Линкольн, генерал Грант, а также простые солдаты.

    357.jpg
    Новая фотогалерея М. Бреди.
    Угол Бродвея и Десятой улицы, Нью-Йорк.
    5 января 1861.

    356.jpg
    М. Брэди. Возвращение из Булл-Ран.
    22 июля 1861.

    067.jpg
    Фотооборудование Мэтью Брэди.
    Петерсберг, Вирджиния.
    1864.

    066.jpg
    Мэтью Брэди (в соломенной шляпе) рядом с орудиями ведущими обстрел.
    Петерсберг, Вирджиния.
    21 июня 1864.

    354.jpg
    Мэтью Брэди
    1889.

    ***
    Но главной причиной победы южан в первом сражении на Булл-Ране была в слабости их противника, т.е. первой федеральной армии. По многим качественным параметрам она не только не превосходила, но и уступала наземным вооруженным силам Конфедерации, что наглядно проявилось на поле боя.

    Формирование вооруженных сил Союза началось с некоторым отставанием, уже после фактического начала войны (т.е. после бомбардировки форта Самтер). Однако это отставание не было таким уж значимым фактором. В известной степени оно компенсировалось тем, что в распоряжении руководства Союза уже имелся хорошо подготовленный и обученный воинский контингент—регулярная армия США. Правда численность ее была невелика, а в результате увольнения части военнослужащих весной 1861г. она стала еще меньшей—всего 13024 солдата и офицера. Но недооценивать значения этого пусть и небольшого, но высоко профессионального воинского формирования для хода боевых действий на раннем этапе войны все же не следует.

    Добровольческие армии Севера и Юга встретившиеся на поле боя у реки Булл-Ран так же были сравнительно немногочисленными (28 и 30 тыс. соответственно) и участие в сражении 13 тыс. солдат и офицеров, уровень подготовки которых стоял на несоизмеримо боле высоком уровне, чем у самого лучшего из добровольческих или милиционных соединений, могло бы сыграть важную, а может и ключевую роль.
    Что же помешало военным властям Союза воспользоваться столь очевидным преимуществом? Часто этот просчет объясняется тем, что большая часть регулярных воинских контингентов армии США находилась в начале войны на дальнем Западе, в фортах и крепостях вдоль границ индейской территории, в то время как первые главные сражения северян и южан происходили на восточном театре боевых действий. Однако не следует упускать из вида, что фактически война началась в середине апреля, а северяне начали свое генеральное наступление на Вирджинию в середине июля, и что за эти три месяца военное командование Союза могло, если бы задалось такой целью, перебросить, по крайней мере, значительную часть регулярных войск на Восток, сменив их волонтерскими и милиционными частями.

    316_scott_scott.jpg
    Уинфилд Скотт

    Но этот, казалось бы, простой и логичный шаг так и не был сделан, и причина заключалась вовсе не в сложностях связанных с транспортировкой воинских частей. Возможности регулярной армии США не были использованы в полной мере из-за ошибочных взглядов первого главнокомандующего вооруженных сил Союза генерала Уинфилда Скотта. Будучи старым армейским офицером, с солидным послужным списком Скотт с особым трепетом относился к регулярным войскам, стремясь, во что бы то ни стало сохранить их как единую организацию. Доходило до того, что он даже изымал их из состава действующих армейских соединений и переводил на гарнизонную службу в Вашингтон. Так произошло, например, с отдельным корпусом генерала Паттерсона оперировавшим в июне-июле 1861г. в долине реки Шенандоа. В самый разгар развернувшегося было наступления северян, Скотт вдруг без лишних объяснений лишил Паттерсона его немногочисленных регулярных полков, оставив в его распоряжении лишь милиционные части. Такое неожиданное решение командующего сковало инициативу и без того не в меру осторожного генерала, и, как сообщал в своем письме военному министру находившийся при корпусе сенатор Джон Шерман, заставило его отказаться от наступательных операций. В главной армии северян регулярных солдат так же было немного—всего 8 рот, и хотя именно они спасли многих федералов, прикрыв беспорядочное отступление армии в конце битвы, оказать заметное влияние на исход дела они не могли.

    Отказавшись от идеи использовать свои профессиональные части в качестве ядра формируемой армии, власти Союза сделали основную ставку на милицию штатов. 15 апреля 1861г., т.е. три дня спустя после бомбардировки форта Самтер Линкольн призвал на федеральную службу 75тысяч милиционеров сроком на три месяца. Столь краткий период службы объяснялся неоправданно оптимистическими настроениями, воцарившимися в начале войны на Севере. «Ни один здравомыслящий человек,—писала в те дни одна из северных газет,—не может усомниться в том, что весь этот шум из ничего прекратиться через месяц. Люди Севера просто несокрушимы. Мятежники—простая банда оборванцев—будут сметены нашим наступлением, как солома—порывом ветра».

    Администрация недавно избранного президента так же поддалась этим настроениям и тем допустила фатальную ошибку. За 90 дней определенных прокламацией северяне не могли не только разделаться с мятежниками, но и создать из своих иррегулярных частей мало-мальски боеспособную армию. Возможно, Линкольн предполагал, что, призвав милицию штатов (а не просто добровольцев) он получит в свое распоряжение уже давно сформированные и относительно обученные части, но просчитался. Милиция штатов к началу гражданской войны уже превратилась в мертвую организацию и не могла служить в качестве серьезной военной силы. Поэтому фактически основную массу милиционных рот и полков, поступивших на федеральную службу в ответ на апрельский призыв президента, составляли добровольческие части. Условно их можно разделить на два типа: к первому относились солдаты и офицеры так называемых «униформированных рот», т.е. элитарных военных клубов, созданных еще до войны и включенных или не включенных в состав милиции штата; ко второму типу принадлежали роты и полки, основанные уже в апреле 1861г., после событий в форте Самтер, и таких было подавляющее большинство. Однако юридически оба вида 90-дневных волонтерских формирований считались местной милицией подпадавшей под действие закона 1795г., т.е. уже сформированной и обученной вооруженной силой отдельных штатов временно поступавшей из ведения губернаторов под командование президента.

    Инженерные части
    005.jpg
    00a.jpg
    Саперы 8-го полка милиции штата Нью-Йорк
    1861.


    276.jpg
    Зимний лагерь 50-го нью-йоркского саперного полка, общий вид
    Станция Раппаханнок, Вирджиния.
    Март 1864.

    487.jpg
    Хижина маркитанта у форта 50-го нью-йоркского саперного полка
    Станция Раппаханнок, Вирджиния.
    Март 1864.


    277.jpg
    Полевые казармы и штаб командования 50-го нью-йоркского саперного полка
    Станция Раппаханнок, Вирджиния.
    Март 1864

    281.jpg
    Общий вид интендантского управления 50-го нью-йоркского саперного полка.
    Петерсберг, Вирджиния.
    Ноябрь 1864.

    275.jpg
    Брезентовый понтон 50-го нью-йоркского саперного полка
    Станция Раппаханнок, Вирджиния.
    Март 1864.

    486.jpg
    Понтонная тележка 50-го нью-йоркского саперного полка
    Станция Раппаханнок, Вирджиния.
    Март 1864

    282.jpg
    Штаб-квартира 50-го нью-йоркского саперного полка
    Петерсберг, Вирджиния.
    Ноябрь 1864.


    492.jpg
    Инженеры-топографы
    Лагерь Уинфилда Скотта
    Близ Йорктауна, Вирджиния.
    Май 1862


    489.jpg
    Рота B, федеральный саперный батальон
    Петерсберг, Вирджиния.
    Сентябрь 1864.

    490.jpg
    Рота D, федеральный саперный батальон.
    Петерсберг, Вирджиния.
    Август 1864.


    ***
    Вскоре Линкольн понял, что допустил ошибку и внес в свою военную политику существенные коррективы. 3 мая 1861г. он призвал еще 42034 добровольца (на этот раз не из состава милиции) в вооруженные силы США на три года, а так же санкционировал увеличение регулярной армии на 8 пехотных и один кавалерийский полк общей численностью 22714 солдат и офицеров.

    Однако эта правильная в целом мера несколько запоздала. Первый призыв президента, обращенный к милиции вызвал на Севере настоящую эпидемию военной лихорадки. Едва текст президентской прокламации был опубликован, как по стране прокатилась волна общественных собраний и митингов, неизменно сопровождавшихся патриотическими речами и пением гимнов и заканчивавшихся формированием милиционных рот или даже полков. » Как только новости о призыве добровольцев дошли до Галены,—вспоминал находившийся в те дни в Иллинойсе Улисс Грант—повсюду были расклеены плакаты, призывавшие граждан на общественное собрание в здание суда вечером. Деловая жизнь полностью замерла; все были взбудоражены и на время партийные пристрастия исчезли; все были сторонниками Союза и все были готовы отплатить за оскорбление нанесенное национальному флагу».

    Похожие сцены можно было наблюдать практически во всех городах, городках и даже незначительных населенных пунктах свободных штатов. Например, в Бостоне, штат Массачусетс желающие вступить в ряды милиции штата ломились не только в двери, но и в окна Фэниул Холла избранного в качестве сборного и учебного пункта для добровольцев. На собрание в здании суда городка Кортланд, штат Нью-Йорк, народа пришло так много, что оно не смогло вместить всех желающих и еще несколько сотен человек стояли на улице. После нескольких зажигательных речей произнесенных местными ораторами все годные к строевой службе мужчины, присутствовавшие на собрании, внесли свои имена в список первых добровольцев Кортланда.

    Численность милиционеров принимавшихся на федеральную службу ограничивалась квотами, которые были посланы военным министерством в каждый штат. Однако число желающих стать под знамена республики превзошло все ожидания и просто не вписывалось в планы военных властей Севера. Все новые и новые роты рапортовали губернаторам о готовности поступить на службу в милицию и последние вскоре не знали, что с ними делать. Уже 16 апреля, т.е. на следующий день после выхода президентской прокламации, губернатор Айовы доносил военому министру что он получил заявления от 15-20 рот, и что предложения продолжяют поступать (квота Айовы составляла 1 милиционый полк в 10 рот или 780 человек).

    Власти многих штатов вскоре были вынужлены отказывать добровольцам в приеме на службу, но зачастую это приводило к общественным беспорядкам и даже открытому бунту. В Индиане желающие войти в состав вооруженых сил США, которых попросили разойтись по домам подняли такой ропот, что властям штата пришлось пойти им на встречу из прострого чувства самосохранения.

    Иными словами патриотический подъем охватил все верные Союзу штаты (за исключением Вирджинии, Арканзаса, Теннеси и Северной Каролины, которые вскоре вышли из США и примкнули к Конфедерации). При этом штаты с преимущественно демократическим электоратом, такие как Иллинойс, Индиана и Огайо не только не отставали, но даже и опережали своих республиканских соседей, т.е. партийные пристрастия действительно отошли на время на задний план. Перед лицом возникшей опасности население Севера сплотилось и выступило единым фронтом.

    Однако бурная реакция граждан Севера на президентскую прокламацию и события в форте Самтер имела и свою оборотную сторону. К тому моменту, когда Руководство Союза отказалось от своих оптимистических иллюзий, и решило воспользоваться услугами добровольцев, многие из волонтеров уже успели поступить в ряды 90-дневной милиции. 3 мая, т.е. в день выхода второй прокламации Линкольна губернаторы уже приняли заявки от 57 полков и 28 батальонов состоявших из трехмесячных добровольцев и количество последних продолжало неуклонно расти. Всего вместо запланированных 75000 милиционеров в армию Союза по первой прокламации президента потупили 91816 человек. Все они завербовались на три месяца и по истечении этого срока имели законное право разойтись по домам.

    В результате своих ошибочных действий исполнительная власть Союза оказалась в сложном положении. В отличие от большинства своих сограждан и президент, и военный министр понимали, что покончить с мятежом за три месяца вряд ли удастся, и что собранная по их приказу армия может исчезнуть, прежде чем она будет готова приступить к решительным действиям.

    Возможный выход заключался в том, что бы перевести трехмесячных милиционеров на трехлетние контракты, и именно это попытался сделать военный министр США Саймон Камерон. 6 мая он разослал губернаторам штатов просьбу перевести все милиционные роты еще не отправленные в полки в статус трехлетних добровольцев, если, конечно, те изъявят свое согласие.

    Но эта мера имела лишь частичный успех. Правда, многие милиционные части согласились стать в строй на три года, но все же они не составили большинства. Даже среди огайских полков собранных в лагере Деннисон, в своем родном штате, а по началу они единодушно решили продлить сроки своего пребывания под звездно-полосатым знаменем, вскоре, появилось много недовольных этим решением. В целом же трехмесячные милиционеры не только не выражали желания служить в армии три года, но и задерживаться там даже на день дольше положенного срока. По истечении 90 дней они дружно покидали ряды федеральной армии невзирая на требования оперативной обстановки и просьбы а под час и мольбы своих командиров. Так уже упоминавшийся ранее генерал Паттерсон докладывал 18 июля что «некоторые из полков предупредили, что они не прослужат и часа сверх срока». Похожие рапорта приходили и от других командующих, например, от генерала Бенджамена Ф. Батлера из Мериленда или от генерала Джорджа Мак-Клелана из Западной Вирджинии. Но самый вопиющий случай произошел в главной армии Союза, которой командовал Ирвин Мак-Дауэл. Срок службы одного милиционного полка и одной батареи из этой армии истекал 21 июля, в то самый день, на который была назначена атака позиций Конфедератов на Булл-Ране. Однако уставшие от службы милиционеры не пожелали участвовать в битве и категорически потребовали немедленно распустить их по домам. «Я написал полку просьбу, настолько убедительную, насколько мог,—сообщал в своем последующем рапорте генерал Мак-Дауэл,—Военный министр находившийся в это время на поле боя пытался убедить батарею задержаться еще хотя бы на пять дней, но все было тщетно. Они настаивали на увольнении в тот же вечер. Их просьба была удовлетворена и следующим утром, когда армия пошла в бой, эти солдаты отправились в тыл под звуки канонады вражеских пушек».

    Причин такого поведения трехмесячных милиционеров было несколько. Одну из них указал в своем письме военному министру губернатор Вермонта: «Что касается полка находящегося в настоящее время на сборном пункте,—сообщал он,—то значительная его часть состоит из представителей деловых кругов, которые, хотя и исполнены патриотизма и желания откликнуться на зов своей страны, но, которые не желают поступать на службу на два или на три года».Полк, о котором идет речь в этом послании, был составлен из так называемых униформированных рот, т.е. из элитарных военных клубов. Когда в апреле 1861г. была издана президентская прокламация, именно псевдовоенные формирования откликнулись на нее первыми (некоторые униформированные роты предложили свои услуги правительству еще раньше), но род занятий членов этих клубов, а так же их абсолютная неподготовленность к военной службе, привели к тому,

    Но главную причину резкого угасания патриотических настроений в среде трехмесячных добровольцев следует искать в области человеческой психологии. Люди, поступавшие на военную службу на 90 дней, наивно полагали, что война будет короткой, а победа скорой и легкой, и не предвидели опасностей и трудностей военной службы. «Все были в наилучшем расположении духа,—писал впоследствии сержант 3 полка милиции штата Висконсин Джулиан Хинкли.—Нам казалось, будто мы отправились на большую развлекательную экскурсию. Ни одна мысль о смерти или опасности не приходила нам на ум».

    Но суровые реалии армейского быта вскоре вернули этих легкомысленных энтузиастов на землю. Вернее пока новобранцы оставались под опекой властей своего родного штата, окруженные вниманием и заботой, военная служба казалась им праздником. Многие из них на всю жизнь сохранили память о «тех счастливых золотых днях лагерной жизни», как выразился один доброволец из Огайо. Переход под федеральную юрисдикцию для многих был подобен низвержению в Мальстрем.

    Военное министерство США оказалось так же не готово к возникшей чрезвычайной ситуации, как и аналогичное ведомство Юга (там так же не хватало чиновников, и оно так же было вынужденно заниматься посторонними делами). Как и его коллега на Юге военный министр Саймон Камерон был некомпетентен в вопросах создания армии и снабжения войск, и, кроме того, он вскоре стяжал себе печальную славу одного из самых коррумпированных чиновников администрации Линкольна.

    c26.jpg
    Саймон Камерон

    Как следствие поступавшие в федеральное подчинение милиционеры вскоре начинали чувствовать себя подкидышами, брошенными своими родителями. Лагеря, организованные для них неизменно оказывались грязными, кое-как устроенными заведениями в лучшем случае, состоявшем из бараков, где ранее держали свиней (лагерь 9го Мэнского полка), в худшем его устраивали прямо под открытым небом, при чем палаток на всех не хватало, а иногда солдатам не выдавали даже одеял. Провиант и обмундирование так же нередко задерживались и некоторые из первых добровольцев Севера вскоре походили на толпу голодных и оборванных бродяг.

    Как вспоминал впоследствии генерал Грант «у людей не было одежды, кроме той, в которой они поступили на службу, да и она так износилась, что едва держалась на плечах.…В этих обстоятельствах формирование полковника Брауна (одно из добровольческих соединений занимавшее вначале войны позиции в штате Миссури) было сильно деморализовано. Эскадрон кавалерии мог ворваться в долину и взять его в плен целиком».

    Похожую картину можно было наблюдать и в других частях и соединениях федеральной армии. «Многие из полков без обуви—сообщал генералу Скотту в своем рапорте от 18 июля генерал Паттерсон,—правительство отказывается обеспечить их, а люди не получают жалования, и офицеры и солдаты не имеют денег что бы приобрести необходимые вещи. В такой ситуации я не могу просить трехмесячных добровольцев остаться дольше, чем на неделю».

    Иными словами нехватка военного имущества в начале войны оказалась для северян проблемой настолько же злободневной насколько она была таковой для южан. Именно плачевное состояние материально-технической базы северян оказалось главной причиной падения боевого духа трехмесячных волонтеров еще до начала боевых действий. Вина за такое положение вещей, безусловно, покоиться на военном ведомстве и его главе, Саймоне Камероне, но в целом оно так же характеризует боевые и моральные качества трехмесячных милиционеров. Конечно, нехватка еды, обуви, амуниции и провианта не способствовала росту патриотических настроений, но сам патриотизм, который может угаснуть по столь ничтожной причине стоит недорого.

    Вывод, который напрашивается в этой связи, очевиден: люди из которых были составлены 90-дневные полки федеральной армии, не отличались стойкостью и силой духа. Отчасти их невысокие боевые качества объясняются все тем же психологическим фактором, о котором уже шла речь выше. Поступать на военную службу всего на три месяца могли лишь те из патриотов, кто относился к сложившейся в стране ситуации легкомысленно, и не был готов к опасностям и лишениям, свойственным службе в действующей армии. Косвенно это соображение подтверждается тем, что трехлетние добровольцы в целом не вызывали нарекания своих командиров, и критика со стороны последних выпадала главным образом на долю их 90-дневных коллег.

    Другое возможное объяснение следует искать в самом процессе создания первой армии Союза, или вернее в том, как происходил это процесс. Военное министерство не могло контролировать происходившую мобилизацию, по двум главным причинам: во-первых, оно не располагало для этого достаточным штатом чиновников и офицеров, а во- вторых все равно не имело права вмешиваться в организацию рот и полков, поскольку по закону 90-дневные волонтеры считались милицией штатов, т.е. до момента перехода под федеральную юрисдикцию подчинялись губернаторам и местным военным властям.

    Как следствие процесс создания первичных военных организаций носил на Севере характер столь же сумбурный и хаотичный сколь и на Юге, но имел и свои характерные недостатки. Если на Юге и центральные и местные власти старались доверять процесс комплектования, а затем и командование добровольческими формированиями людям с военным образованием и опытом (хотя бы на уровне полков и бригад), то на Севере профессиональные военные, за исключением тех, кто уже вышел в отставку, оказались изолированными от милиционных и добровольческих структур. Произошло это главным образом из-за стремления главнокомандующего вооруженных сил США Уинфилда Скотта сохранить регулярную армию, во что бы то ни стало. Многие младшие офицеры профессиональной армии изъявляли желание поступить на службу в милиционные и добровольческие части, но получили отказ командования. «Не может быть сомнений в том, что истинная политика должна была заключаться в поощрении всех представителей этого молодого класса (младших офицеров) к переходу на добровольческую службу,—резонно заметил по поводу этого решения генерал Джейкоб Кокс.—Они стали бы штаб-офицерами в новых полках и установили бы дисциплину и порядок во всей организации с самого начала…. Менее чем через полгода мы изменили нашу политику, но было уже слишком поздно убеждать многих из регулярных офицеров занимать посты в добровольческих частях».

    Вследствие ошибочного решения Скота формирование милиционных частей происходило под руководством далеких от военного дела людей, как правило, местных знаменитостей мечтавших занять высокие военные посты и таким образом сделать политическую карьеру. Даже на высокие генеральские должности часто назначались претенденты далекие от военного дела, такие как известные политики Бенджамен Ф. Батлер, Франц Зигель и Дэн Сиклс, не говоря уже о более скромных позициях полковых командиров. Их участие в процессе создания армии превратили этот процесс в некое подобие избирательной кампании, где все новые и новые организации (создаваемые нередко, только для того, что бы снабдить очередного амбициозного политика офицерскими эполетами) возникали прямо на пустом месте.

    Используя избирательные технологии того времени, главным образом плакаты и объявления в газетах, они наперебой зазывали добровольцев (поодиночке и ротами) в свои ряды. При этом рисовались всевозможные преимущества от покроя униформы до высоких призовых выплат. Порой содержания этих плакатов было курьезным. Например, один из полков тяжелой артиллерии сформированных в Нью-Йорке привлекал добровольцев тем, что «Этот отряд будет всегда содержать гарнизоны фортов Вашингтона; он представляет желающим вступить в военную службу неоценимое преимущество быть избавленными от всех трудов и лишений лагерной жизни».

    34395_1.jpg

    В западных штатах, далеких от федерального центра, формирование добровольческих частей и вовсе приобретало причудливые формы. Так генерал Грант назначенный командовать частями в городе Джефферсон, штат Миссури, с удивлением узнал о проходившей там мобилизации. «Я обнаружил,—вспоминал он,—что волонтеры получили, или утверждали, что получили от командующего округом разрешение сформировать, кто полк, кто батальон кто роту с условием предоставления им соответствующих офицерских званий, в зависимости от количества приведенных на службу людей. По всему городу были открыты вербовочные бюро, имевшие над дверями доски, на которых грубо нарисованными буквами указывался род войск и срок службы принимаемых добровольцев. Согласно закону добровольцы должны были служить три года или пока не закончиться война. Но в Джефферсон Сити в августе 1861г. они поступали на разные срока и на разных условиях; кто-то завербовался на полгода, кто-то на год, кто-то без всяких условий, кто-то с условием, что они будут служить только в границах штата. Рекруты были в основном солдатами расквартированных в городе полков, которые уже были на службе на три года, если война не закончиться ранее».

    Разумеется, в таких условиях, и речи быть не могло о каком то конкурсном отборе, т.е. в 90-дневные милиционные полки мог поступить любой, независимо от своих моральных или физических качеств. Именно поэтому там оказалось много представителей криминальных кругов, а физическая подготовка, по крайней мере, части новобранцев оставляла желать лучшего. Английский военный корреспондент Уильям Ховард Рассел, побывавший в начале войны и на Севере и на Юге, был невысокого мнения о силе и выносливости федеральных волонтеров и считал, что в целом они уступают в этом отношении добровольцам южанам.

    Той же точки зрения придерживался и полковник регулярной армии США Франклин, проводивший в конце мая 1861г. инспекцию десяти полков выставленных на средства Комиссии по делам обороны штата Нью-Йорк. В своем докладе военному министру этот офицер сообщал, что, по меньшей мере, 1/8 личного состава этих полков не может быть принята на службу по причине физической неспособности, возраста и по болезни. Наконец на отсутствие выносливости и физическую слабость своих солдат сетовал и сам генерал Ирвин Мак-Дауэл, командующий первой главной армии Союза. «Люди оказались к тому же неготовыми к маршу,—писал он в своем рапорте о сражении на Булл-Ране,—их тела были не в состоянии справиться с такой работой, и не приспособлены к нагрузкам даже «облегченного марша»».

    irvin_mcdowell_-_brady-handy-e1374253593693.jpg
    Ирвин Мак-Дауэл

    Итак, принятые в ряды федеральной армии без должного отбора милиционеры оказались неготовыми к походной жизни не только морально, но и физически, а часть из них была и вовсе непригодна к строевой службе. Именно поэтому, столкнувшись с первыми трудностями, многие из них вскоре не выдержали, и стали считать дни до «почетной» демобилизации. Первыми приуныли новобранцы из крупных городов и особенно военнослужащие униформированных рот, состоявших, как уже говорилось выше, из представителей деловых кругов изнеженных сытой и благополучной довоенной жизнью. На самом ходе боевых действий слабая физическая подготовка федеральных солдат сказалась самым плачевным образом. Не приученные «даже к нагрузкам «облегченного марша»» они двигались к месту предстоящего сражения слишком медленно. Вместо запланированных нескольких дней марш к Булл-Рану занял у армии Мак-Дауэла неделю, позволив южанам выиграть драгоценное время и подтянуть резервы.

    Но самым худшим было то, что в подавляющем большинстве 90-дневные милиционеры не имели и понятия об армейской дисциплине и военно-полевой службе, а времени на их обучение не было. Теоретически предполагалось, что они постигнут основы военной науки в составе своих рот еще до поступления на федеральную службу, но в действительности все было совсем по-другому. Как и на Юге, избранные солдатами офицеры имели о преподаваемом своим подчиненным предмете, мягко говоря, неполное представление, и обучение в составе милиционных рот нередко превращалось в пустое времяпрепровождение или в детскую забаву. «Обучение было специфическим,—вспоминал в своих мемуарах доброволец из Массачусетса.—Насколько я помню, по большей части оно заключалась в том, что мы бегали вокруг городского холла гуськом, издавая боевой индейский клич и, стреляя на бегу в угол холла».

    Следствием такой подготовки было полное невежество новобранцев во всем, что касалось армии и войны. К моменту поступления на федеральную службу многие из них не только не знали элементарных основ военной тактики, но (в отличие от южан учившихся стрелять с детства) даже не умели обращаться с огнестрельным оружием. Уже упоминавшийся выше Уильям Ховард Рассел во время экскурсии по лагерю армии Мак-Дауэла на Арлингтонских высотах (незадолго до сражения) вдруг услышал раздававшиеся отовсюду беспорядочные выстрелы. «В ответ на мой удивленный взгляд инженерный офицер сказал спокойно: «Это волонтеры подстреливают сами себя»,—записал в своем дневнике английский корреспондент.—Количество несчастных случаев связанных с неосторожностью солдат поразительно; каждый день в газетах появляются сообщения о смерти и ранениях нанесенных случайными выстрелами в палатках».

    К несчастью для северян, даже в специализированных учебных лагерях, куда по мере сведения в полки направлялись милиционные и волонтерские роты, им не удавалось существенно пополнить багаж своих военных знаний. Пребывание в этих лагерях по необходимости было кратким,—те, кто поступали на службу на три месяца не могли тратить время на обучение,—а само обучение поверхностным. К тому же благодаря нерасторопности военного министерства многие из проходивших подготовку полков не получали оружия своевременно (хотя в отличие от Юга оружия на Севере было) и, следовательно, не могли приобрести необходимых навыков. Так 3 кавалерийский полк штата Айова не имел в своем арсенале даже сабель, вплоть до прибытия в казармы в Бентоне. Однако и там федеральным кавалеристам выдали лишь холодное оружие и револьверы, и только несколько месяцев спустя после вступления полка в состав действующей армии он получил карабины, бывшие главным оружием конницы гражданской войны в США. Такое же положение сложилось и в учебных лагерях Индианы. 19 апреля возмущенный губернатор этого штата писал военному министру Камерону: «В лагере находиться две тысячи четыреста человек и менее половины из них вооружены…. Пока что мы не получили ни фунта пороха и ни одной пули. Позвольте мне узнать, что все это значит?»

    Однако самым существенным пробелом в военной подготовке 90-дневных волонтеров оставалось незнание азов воинской дисциплины и как следствие неумение действовать организованно, особенно на уровне полков и бригад. Последнее было важным для успешного ведения боя в середине XIX в., когда пехотная тактика представляла собой комбинацию сложных маневров и эволюций большими массами войск. На поле первого сражения на Булл-Ране федералы проявили полную неспособность к координированным действиям и в результате были разбиты. «Трехмесячный доброволец,—писал в своем рапорте о сражении начальник инженерной службы армии капитан Вудбери,— так и не приобрел этой инстинктивной дисциплины. В моменты опасности или даже просто волнения он покидал ряды и в смятении искал безопасное место. К четырем часам пополудни 21-го июля на поле боя на Булл-Ране находилось более 12 тысяч волонтеров, полностью утративших полковую организацию. Ими больше нельзя было руководить как войсками, поскольку офицеры оказались оторванными от солдат. Солдаты и офицеры беспорядочно перемешались; стоит заметить, что эта дезорганизация отнюдь не была следствием разгрома или паники, так как вплоть до 4-х часов нам в целом сопутствовал успех».

    Можно было бы и дальше перечислять недостатки трехмесячной милиции,—выше приведены лишь самые существенные из них,—но уже сказанного вполне достаточно, что бы понять, что она была не готова к боевым действиям. Необученное, недисциплинированное и плохо экипированное это первое федеральное ополчение сумело проявить себя в грабежах и насилии над мирными жителями, но оказалось совершенно непригодным на поле боя. Сэр Уильям Ховард Рассел, опытный военный корреспондент лондонской «Таймс», наблюдавший за действиями армии союзников во время Крымской кампании и за операциями британских колониальных войск подавлявших восстание сипаев в Индии, был буквально поражен бросившимися ему в глаза слабостями собранной в районе Вашингтона армии. «Я противник националистической похвальбы,—записал он в своем дневнике 13 июля 1861г., после того как посетил лагерь армии Мак-Дауэла,—но я твердо уверен, что 10000 британских или 12000 французских регулярных солдат с соответствующей поддержкой артиллерии и кавалерии, под компетентным командованием не только отразят атаку этой армии с величайшей легкостью, но и смогут атаковать ее и вступить в Вашингтон, пройдя сквозь нее или ворвавшись туда на ее плечах. Англичане и французы тоже далеки от совершенства, но американцы из этой армии не знают, и более того, не желают знать дисциплины».

    williamhowardrussell-1-1120x0.jpg
    Уильям Ховард Рассел
    Крым, 1854.

    То, что понимал английский военный корреспондент, было очевидно и для профессиональных американских военных. И главнокомандующий северян Скотт и его друг, командир Вирджинской федеральной армии Ирвин Мак-Дауэл предпочли бы не торопиться с наступлением и подождать пока трехлетние волонтеры поступавшие на службу с начала мая не превратятся в солдат, из которых можно будет сформировать армию. К 1 июля 1861г. в составе федеральных вооруженных сил уже находилось 153 полка принятых на службу на три года, а еще 55 могли присоединиться к ним через три недели. Но на обучение и организацию этих полков требовалось время, которым военные власти Союза не располагали. Общественность северных штатов уже подхватила знаменитый лозунг «Вперед на Ричмонд!» брошенный редактором «Нью-Йорк Трибьюн» Горацием Грили и требовало от администрации Линкольна немедленных действий. Поэтому новый президент США настаивал на проведении наступательной операции против столицы мятежников имевшимися силами. «Вы зелены, это правда,—сказал он в ответ на сетование Мак-Дауэла по поводу неопытности 90-дневных солдат.—Но они (т.е. южане—К.М.) зелены тоже».Так было принято фатальное для северян решение. Оставив большинство трехлетних волонтеров обучаться военному делу в особых лагерях (по 4-5 полков в каждом) верховное командование Союза двинуло «вперед на Ричмонд» армию состоявшую в основном из 90-дневных добровольцев. Результатом этого похода стало оглушительное поражение в сражении на Булл-Ране, после которого 90 дневная милиция и сама армия престали существовать.

    Итак, первые волонтерские формирования, как Севера, так и Юга пока, что не были армиями в полном смысле этого слова. Два ополчения встретившихся на Булл-Ране были плохо организованны, еще хуже обучены и, главное, недисциплинированны. Впрочем, удивляться этому не приходиться, если принять во внимание неготовность воюющих сторон к войне, отсутствие опыта военного строительства и ошибки, допущенные руководством Союза и Конфедерации.
    Но этот первый негативный опыт оказался важным для дальнейшего хода войны, особенно для потерпевших поражение северян. После того как их разгромленное на Булл-Ране ополчение практически престало существовать, они взялись за работу засучив рукава, и с поразительной быстротой создали на ее месте настоящую, хорошо организованную и прекрасно обеспеченную армию).

    Ранний этап войны и формирования вооруженных сил Севера и Юга представляет интерес и по другой причине. Несмотря на все недостатки этих первых армий, они были первыми настоящими волонтерскими формированиями, ибо даже 90-дневная федеральная милиция была милицией лишь формально. Таким образом, обе воюющих стороны уже в начале войны признали принцип добровольчества единственно возможной основой системы комплектования своих вооруженных сил и это во многом вынужденное решение (напомним, что Конфедерация изначально сделала ставку на формирование регулярной армии, а Союз на призыв милиции штатов) имело важные последствия. Именно принцип комплектования определил лицо армий гражданской войны, а вместе с ним в значительной степени и сам ход боевых действий.
    Авторство: Ness Peter Van

    Квартирмейстерская служба, снабжение, маркитанты
    075.jpg
    Интендантское управление, штаб-квартира Армии Потомака.
    Станция Бренди, Вирджиния.
    Февраль 1864.

    479.jpg
    Палатка маркитанта при штаб-квартире Армии Потомака
    Биэлет, Вирджиния.
    Август 1863.

    523.jpg
    Палатка маркитанта А. Фулке при штабе 1-й бригады конной артиллерии
    Станция Брэнди, Вирджиния.
    Февраль 1864.

    105.jpg
    Вид на торговые ряды маркитантов с улицы.
    Чаттануга, Теннеси.
    1864.

    078.jpg
    Рядовой состав интендантского управления, занят постройкой пароходов на реке Теннеси.
    Чаттануга, Теннесси.
    1864.

    077.jpg
    Выгрузка припасов на пристани
    Сити-Пойнт, Вирджиния.
    1864.

    382.jpg
    Служащие перед квартирмейстерским офисом.
    Порт Акия-Крик, Вирджиния.
    Февраль 1863.


    Инфраструктура, промышленные районы
    024.jpg
    Понтонный мост через Булл-Ран, Вирджиния
    1962.

    025.jpg
    Федеральные саперные части наводят мост через Теннесси
    Чаттануга, Теннеси.
    Март 1864.

    026.jpg
    Строительство Датч-Гэп канала на реке Джеймс
    Вирджиния.
    1864.

    027.jpg
    Четырехярусный железнодорожный мост длиной 780 футов, возведенный федеральными инженерами. На переднем плане сторожевой лагерь.
    Уайтсайд, Теннеси.
    1864.


    349.jpg
    Блокгаус на берегу Теннесси

    350.jpg
    Блокгауз близ Акведук-Бридж
    Арлингтон-Хайтс, Вирджиния.

    351.jpg
    Укрепленный железнодорожный мост через реку Камберленд
    Нэшвилль, Теннесси.
    Декабрь 1864.

    352.jpg
    Блокгаус у железной дороги Нэшвилл - Чаттануга
    Близ Чаттануга, Теннесси.
    1864.

    429.jpg
    Виноградный Мост
    Построен 27-28 мая пехотинцами 5-го Нью-Гемпширского полка под командованием полковника Эдуарда Кросса.
    Чикагомини, Вирджиния.
    1862.


    369.jpg
    Новый мост построенный инженерами Макдауэлла
    Слева повозка фотографа.
    Булл-Ран, Вирджиния.
    Август 1862.

    396.jpg
    Строительство канала Датч-Гэп
    Вирджиния.
    Ноябрь 1864.


    395.jpg

    Вид на завершенный Датч-Гэп канал, который федералы начали строить в 1864 году в военных целях
    Джеймс Ривер, Вирджиния.
    Апрель 1865.

    081.jpg
    Паровоз федеральных войск "Генерал Хаупт"
    Построен в 1863 году.

    080.jpg
    Железнодорожная станция
    Штат Пенсильвания.

    079.jpg
    Земляные работы на Александрийской железной дороге

    086.jpg
    Паровоз "Светлячок" на мосту Александрийской железной дороги.

    085.jpg
    Паровоз федеральных войск № 137
    Построен в 1864 году в паровозном парке в Чаттануге, штат Теннеси.
    На заднем плане видно войсковое построени.

    084.jpg
    Депо федеральной военной железной дороги
    Виден паровоз "Президент"
    Сити-Пойнт, Вирджиния.
    1864.

    678.jpg
    Железнодорожный мост и старое металлургическое предприятие на Белл-Айленд
    Ричмонд, Вирджиния.
    Апрель 1865 года.


    721.jpg
    Развалины старой бумажной фабрики на водяной тяге
    Ричмонд, Вирджиния.
    1865.


    083.jpg
    Руины сталепрокатного завода Шофилда и всё что осталось от железнодорожного состава Худа с 28 вагонами боеприпасов
    Близ Атланты, Джорджия.
    Сентябрь 1864.
     
    Последние данные обновления репутации:
    PaulZibert: 1 пункт (За интересные материалы по теме!) 22 мар 2017
    PaulZibert, Wolf09 и 2bellum нравится это.
  8. Online

    Дождевой Земляк Команда форума

    Регистрация:
    26 апр 2014
    Сообщения:
    8.495
    Спасибо SB:
    23.157
    Отзывы:
    514
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Смоленская губерния
    Интересы:
    Реставрация
    Партизанская Война
    Обычно, гражданская война представляется в виде масштабных битв между американцами в серых и синих мундирах. Однако, боевые действия велись не только на привычных полях брани - в ответ на федеральное вторжение на территорию Юга, вспыхнула кровавая партизанская война. С её характерными засадами, внезапными рейдам и нетрадиционными методами ведения боевых действий, партизанская война превратилась в жесткий хаос, который мало кто был способен контролировать. Партизанили на Юге не только Конфедераты, но сторонники федералов, которые вели эту войну с 1861 по 1865 и оказали немалое значение на её исход.

    1200x628.jpg

    Вскоре после начала Гражданской войны, уход в партизаны стал довольно популярной альтернативой записи в ряды Армии Конфедерации. Опасаясь скорого федерального вторжения, по всему Югу сецессионисты не тратили времени зря и довольно оперативно самоорганизовались в партизанские отряды для автономного сопротивления оккупации янки. Помимо этого, быть партизаном было еще и удобно; свобода, которой никогда не было в регулярной армии и, что было пожалуй, ключевым фактором - можно было крошить янки не покидая дома.

    1447413156_full.jpeg

    В ходе войны появилось несколько типов партизан. Большинство называлось бушвакерами (bushwacker), за манеру атаки на противника из "зеленки", которую федеральные солдаты называли кустами (bush). Бушвакеры были никак не аффилированны с Армией Конфедерации, не носили униформу и каких-либо знаков различия, чем довольно сильно досаждали федеральной армии, солдаты которой не могли отличить достопочтенного миролюбивого южного джентельмена от такого же джентельмена, только не столь миролюбиво стреляющего в них из засады. В 1862 году появилось новое течение - партизаны-рейнджеры, легитимизированные Конгрессом Конфедерации через Акт о партизанах-рейнджерах, который позволял мужчинам официально записываться в партизанские формирования, а не в регулярную армию.
    Рейнджеры использовали, примерно, ту же тактику, что и бушвакеры (учитывая, что ими они в прошлом и были), однако уже носили униформу Конфедерации, находились под командованием офицеров с патентами Конфедерации и что наверное, самое важное - были обязаны отчитываться о действиях перед ответственным лицом в Армии Конфедерации.

    Армия Союза отдавала отчет, что между бушвакерами и партизанами-рейнджерами есть существенная разница и, изначально, общей стратегии контрпартизанской борьбы не имела. Но в 1862 году Генерал Генри Хэллек, выпустил Общий приказ №100, известный также как Кодекс Либера, написанный философом, доктором Фрэнсисом Либером.
    Либера уточнял различия между партизанами, бушвакерами и рейнджерами, а также объявлял бушвакеров участниками незаконных бандформирований, которых следовало расстреливать на месте. Рейнджеры же относились, несмотря на все условности, к Армии Конфедерации и, в случае пленения, к ним следовало относится как к военнопленным.

    1447413164_full.jpeg

    Гражданская война, зачастую описывается как братоубийственная, в которой сосед воевал с соседом. В рамках всей войны, это, разумеется, преувеличение, а вот в части партизанской войны - почти буквальное описание событий.
    По всему Югу сторонники федералов также организовали небольшие партизанские группы для защиты от сторонников сецессии в своих общинах. На Среднем Западе их называли джейхоуками (Jayhawks, перевод на русский этого термина не представляется возможным, а анализ этимологии займет целую статью), а на Востоке - Бизонами (Buffaloes). Основной целью этих групп были бушвакеры. Стоит отметить, что несмотря на относительно небольшую роль в боевых действиях, обе стороны партизанской войны оказали значительное влияние на ход войны почти в каждом южном штате.

    Партизанские действия велись в разных уголках Конфедерации по-своему и с "учетом региональных особенностей".
    Наибольшую активность, в начале войны проявил Средний Запад, на котором все разгорелось в начале 1861 года в Миссури.
    С самого начала бушвакеры начали вести себя словно преступники, не ограничивая себя ни в чем. Уильям Кларк Куантрилл и Уильям Т. "Кровавый Билл" Андерсон устраивали рейды, которые выходили за рамки того, что можно назвать "беспорядочные убийства". В 1863 году в Куантрилл он убил 200 мужчин и мальчиков в юнионистском городке Лоуренс, Канзас. А в следующем году, Андерсон возглавил Резню в Централии, в которой его люди, включая молодого Джесси Джеймса, сняли 24 невооруженных федералов с поезда и казнили их.
    К слову, джейхоуки также не сильно отличились благородством и буквально терроризировали Средний Запад, охотясь во имя Союза, на членов семей сецессионистов и поголовным истреблением всех, кто мог быть бушвакером (если, конечно, подозреваемые не успевали расправиться с ними первыми).

    1447413172_full.png

    Партизаны и рейнджеры на Востоке предпочитали фокусироваться на захватчиках с Севера и, вскоре стали постоянной и довольно неприятной угрозой для федеральных войск. Иррегулярные части атаковали преимущественно пикеты федералов и уязвимые, малочисленные формирования. Также они перехватывали поставки снабжения, пытались нарушить линии связи, уничтожали вагоны и железнодорожные пути, а также любили молниеносные рейды не гнушаясь наряжаться по такому поводу в синее.
    Эта тактика настолько эффективно запугивала и деморализовала несчастных янки, что в 1863 году был сформирован 43-й батальон кавалерии Вирджинии под командованием полковника Джона Синглтона Мосби, собравший в себя партизан-рейнджеров. "Серые Призраки Мосби" в течение двух лет, беспрерывно беспокоили федералов. Уже к концу 1863-го года, Армия Союза осознала, что не может остановить активность Мосби, люди которого называли Северную Вирджинию и долину Шенандоа не иначе как "Конфедерацией Мосби".

    Почти все попытки нападения партизан на Армию Союза были удачными. В ответ на это, командование федералов занялось формированием групп контрпартизанской борьбы, действия которых оказались, мягко говоря, низкорезультативными.
    Ловить партизан, у которых было преимущество не только во внезапности, но и в знании территории, было делом неблагодарным, да и отвлекающим от более эффективной борьбы с регулярными частями Конфедератов. Неспособность противодействовать партизанам, регулярно уничтожавших запасы и живую силу не добавляло любви ко всем жителям Юга у солдат Союза.
    К концу 1862 года федеральная армия испытывавшая трудности на линии фронта с регулярной армией и, атакуемая партизанами со всех других сторон, решила бороться с партизанами практикой "жесткой войны".
    Командование Союза решило, что если уж оно не может поймать самих партизан, то ответственными за злодеяния можно назначить гражданских лиц, сжигать их дома (причем как выборочно, так и общины целиком), арестовывать некомбатантов, а в ряде случаев и просто переселять целые графства (стоит отметить, что практика оказалась по нраву менее демократичным странам несколько десятилетий спустя).
    К 1865 году, действия партизан на Юге стали менее организованными, но не менее кровавыми.
    Армия Союза со своей стороны, научилась с ними воевать и уже довольно успешно отвечала на каждое нападение. Гражданское население Юга, помимо общей усталости от войны, находившееся под жесткой тиранией федералов, начало постепенно отказываться от поддержки партизанского движения.

    Несмотря на значительную роль в ходе войны, партизаны не наши серьезного отражения в академической истории. Ранние исследователи считали их интересными, но нерелевантыми, в результате чего вся важность партизанских действий в Гражданскую войну оказалась недооцененной.
    Только в последние годы историки обратили внимание на эту часть Гражданской войны, осознав, настолько сильным оказалось влияние партизанской войны на исход самой войны и жизнь всего общества военного времени. Партизаны, вне зависимости от того как их называли; бушвакеры, джейхоуки или рейнджеры - оказали влияние на внутренний фронт Конфедерации, военную доктрину Федерации и доказали, что они достойны особого места в истории американской Гражданской Войны.
    Авторство: B.C. O’Flannigan


    Портреты солдат Армии Конфедеративных Штатов
    38368v.jpg
    Джеймс У. МакКуллох
    Рядовой, Рота E, 7-й пехотный полк Джорджии, д
    Во второй части рамки хранится локон волос что оставляют на память по умершему родственнику, а также стихотворение.

    confederate_with_colt_revolver.jpg
    Солдат Конфедерации с револьвером Кольта.

    confedrate_with_3_band_rifle.jpg
    Солдат Конфедерации вооруженный винтовкой Энфилда обр. 1853 года.

    Unidentified-soldier-in-Confederate-uniform-with-knife-and-revolver.jpg
    Безымянный солдат в форме Конфедерации вооруженный ножом и револьвером.

    12.jpg
    Безымяный капрал
    Рота К, 19-я пехотная дивизия Миссисипи "Гвардия Джейка Томпсона".

    13.jpg
    Уильям Сэвидж Мур (слева) со своим братом.
    Рота I, 15-я пехотная дивизия Вирджинии, легкая артиллерия Ричмонда Паркера.

    NewImage1.png
    Безымянный офицер Конфедерации с женой и ребенком.

    NewImage.png
    Эдвард А. Кэри
    Рядовой, Рота I, 44-го пехотного полка Вирджинии.


    14.jpg
    Джон В. Энтони
    Рота B, 11-го пехотного полка Вирджинии 'Южная гвардия'.

    NewImage19.png
    Д-р. Александр Харрис
    15-й пехотный полк Вирджинии.


    NewImage20.png
    Уильям Сэвидж Мур Ричмонд "Паркер"
    Рядовой 1-й гаубичной роты лёгкой артиллерийской батареи Вирджинии.


    NewImage21.png
    Дэвид Лоури
    Рядовой, Рота E 25-го кавалерийского полка Вирджинии.


    NewImage22.png
    Томас Бобо
    Рядовой, Рота Н 5-го пехотного полка Ю. Каролины.


    NewImage23.png
    Р. Сесиль Джонсон
    Рядовой 8-го пехотного полка Джорджии.


    NewImage24.png
    Б.Ф. Смит
    Сержант, Рота B 52-го пехотного и, Роты F, 1-го кавалерийского полка Вирджинии.

    NewImage25.png
    Арчибальд Мэджилл Смит
    Рядовой, Рота F, 1-й кавалерийского полк Вирджинии.

    NewImage3.png
    Джоэл Хоутон Эбботт
    Капитан, Рота K, 22-го пехотного полка Вирджинии.


    NewImage14.png
    Чарльз Чепмен (справа)
    Рядовой, Рота А, 10-й кавалерийский полк Вирджинии.

    NewImage15.png
    Реджи Т.Уингфилд и Хамден Т.Флай
    В униформе рядовых войск Конфедерации.

    NewImage16.png
    Серж. Роберт Блэк и ряд. Герман Бекман
    Рота F.


    NewImage17.png
    Безымянные солдаты в рубашках Армии Конфедерации.

    NewImage26.png
    Джон Э. Барлоу
    Сержант 2-ой Роты М, 1-го кавалерийский полка Миссисипи.


    NewImage27.png
    Томас Б. Беалл
    Майор, Рота I, 10-го пехотного полка Миссисипи.

    NewImage18.png
    Безымянные солдаты в армейских рубашках Миссисипи, вооруженные двуствольными дробовиками.

    NewImage19.png
    Безымянные солдаты в форменных рубашках Транс-Миссисипи, армии Конфедерации.

    NewImage20.png
    Ряд. Генрих Лютер со своим братом, серж. Гербертом Э. Ларраби

    NewImage21.png
    Безымянные солдаты в форме Конфедерации.

    7029392067_a3f01c83b6_o.jpg
    Безымянный солдат Конфедерации в форменном жакете и шляпе с опущенными полями, вооруженный ножом Боуи и армейским револьвером Кольта обр.1860.

    37864v.jpg
    Безымянный солдат Конфедерации в форменном жакете войск Сев. Каролины.

    38001v.jpg
    Джон Уэсли Эдмундс
    Капрал, Роты B, 11-го пехотный полка Вирджинии в форме с кокардой и нагрудным знаком Большой печати штата.

    38352v.jpg
    Джон П. Алдреддж
    Рядовой, Рота A, 48-й пехотный полк Алабамы.

    38353v.jpg
    Неизвестный солдат
    Милиция Чарлстона.

    38358v.jpg
    Безымянный солдат
    Рота B (Sunflower Dispersers), 3-й пехотный полк Миссисипи/

    38359v.jpg

    Безымянный солдат Конфедерации вооруженный ружьем и ножом Боуи.

    38360v.jpg
    Элайджа МакКланахан Инглс
    Сержант, Рота G, 4-й пехотный полк Вирджинии.

    38370v.jpg
    Безымянный солдат Конфедерации с девизом "Победа или смерть".

    38604v.jpg
    Стэнфорд Ли Джесси
    Рядовой, Рота A, 29-й пехотный полк Вирджинии.

    38608v.jpg
    Бенджамин В. Варнелл
    Рядовой, Рота B, 1-й кавалерийский полк Техаса.

    38670v.jpg
    Томас С. Маклейн
    Лейтенант, Рота A, 41-й пехотный полк Джорджии.

    38671v.jpg
    Д-р. Эдмунд Льюис Масси
    Управление Транс-Миссисипи, Штаб-квартира санитаров пехотных полков Конфедерации.

    38672v.jpg
    Джордж Гамильтон Гуинн
    Рядовой, Рота A, 52-й пехотный полк Вирджинии.

    38674v.jpg
    Безымянный солдат Конфедерации.

    38677v.jpg
    Безымянный солдат Армии Конфедерации.

    38609v.jpg
    Дж. М. Суитон
    Рядовой, Рота Н, 34-й пехотный полк Миссисипи.

    38610v.jpg
    Элайджа С. Лич
    Рядовой, Рота Б, 31-й пехотный полк Вирджинии.

    38611v.jpg
    Безымянный солдат в форме Конфедерации вооруженный двуствольным дробовиком, ножом Боуи и двумя револьверами.

    38613v.jpg
    Чарльз Х. Руфф
    Рядовой, Рота G, F, и S; 2-й пехотный полк Техаса.

    38615v.jpg
    Безымянный солдат в форменной рубашке западных войск Конфедерации.

    38618v.jpg
    Уильям Бакстер Отт
    Рядовой, Рота I, 4-й пехотный полк Вирджинии.

    38621v.jpg
    Дж. Робертсон
    Рядовой, Рота I, 12-й пехотный полк Юж. Каролины.

    32618v.jpg
    Безымянный солдат в форме Конфедерации с однозарядным пистолетом и ножом Боуи с D-образной гардой.

    37862v.jpg
    Безымянный солдат Конфедерации вооруженный ножом Боуи.

    37863v.jpg

    Вильям Стоун
    Рядовой, Рота D, 2-й кавалерийский полк Южной Каролины.
     
    flyagi, 2bellum и Андрей Бутерман нравится это.

Поделиться этой страницей