Дикун Владимир Пантелеевич. 214 ШАД 606 ШАП. Поиск завершен

Тема в разделе "Поиск завершен", создана пользователем Бурухина Анна, 15 мар 2015.

  1. Offline

    Бублик* Завсегдатай SB

    Регистрация:
    16 апр 2015
    Сообщения:
    633
    Спасибо SB:
    3.257
    Отзывы:
    96
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Имя:
    леха
    Интересы:
    Собаки, природа, рыбалка
    вот еще статья из газеты:
    ВОЗВРАЩЕНИЕ В СТРОЙ
    12 октября 2015
    Дикун.jpg
    Больше года работали поисковики отряда «Зеленая верста», собирая по крупицам появившуюся информацию о погибшем в войну советском самолете, его экипаже и родственниках пилота. По разрозненным обломкам машины, смогли определить ее принадлежность. На деталях двигателя был обнаружен номер, по которому удалось установить, что найденный Ил-2 – из 606 штурмового авиаполка Военно-Воздушных сил Красной Армии (ВВС РККА). На этом самолете сражался и погиб 2 июня 1942 года летчик, командир звена лейтенант Дикун Владимир Пантелеевич.

    На прошлой неделе, 8 октября бригада журналистов «Звездочки» отправилась вместе с поисковиками на место гибели Ил-2. Рассказывает наш спецкор Анастасия Лешкина:
    Когда мне, корреспонденту «Звездочки» предложили поехать на раскопки сбитого во время войны самолета, я сначала даже не поверила – неужели так быстро силами поисковиков-общественников можно расследовать гибель самолета? Это же событие более чем 70-летней давности.
    raskopki_samoleta_2.jpg

    ДОРОГА: КРУЧЕ «НИВЫ» НЕТ МАШИНЫ

    Маршрут, ведущий к месту падения штурмовика Ил-2 на границе Калужской и Смоленской областей, может с полным правом носить гордое звание настоящей российской дороги, у которой, как известно, «семь загибов на версту». Доехать до нужного места можно только на внедорожниках. Но поисковики – народ бывалый, добрались довольно быстро. В очередной раз стало ясно, что нет в мире машины круче нашей «Нивы»!
    rodstvenniki_pilota.jpg
    Еще по дороге, у мемориала на Заячьей горе мы познакомились с родственниками погибшего летчика. Оказалось, они уже не первый год разыскивают своего деда и прадеда. Все их поиски оканчивались неудачей, пока однажды с ними не связался отряд «Зеленая верста».
    Для поисковиков оказалось редкой удачей, что номерные детали самолета были в целости.
    2_(2).jpg nomer_detali_il_2.jpg
    Именно по этим номерам через архивы и узнали имя пилота - им оказался лейтенант Дикун Владимир Пантелеевич, сбитый во время возвращения с боевого задания в 1942 году. Именно с этого начались поиски потомков погибшего летчика, увенчавшиеся успехом - внучка и правнучка откликнулись сразу.

    РАСКОПКИ: БРОНЕКАПСУЛА, «РС» И ЛЕЙТЕНАНТСКИЕ «КУБАРИ»

    На месте раскопок металлоискатель звенит почти не переставая. Повсюду попадаются ржавые осколки от снарядов. Местные жители с интересом наблюдают за процессом, приходят греться к нашему костру и охотно рассказывают о тех событиях, что развернулись здесь во время войны. Два пацана лет 12, видимо чьи-то внуки, заворожённо смотрят на бронекапсулу самолета – его пилотскую кабину.
    raskopki_samoleta_1.jpg
    Копатели народ знающий. Один из них, в синей офицерской шинели советского образца, чертит на земле схему: «Здесь проходили немецкие рубежи. Один конец – у Ржева, а второй – тут. С концов их и давили. В этих лесах по разным данным полегло от 60 до 120 тысяч человек».
    Недалеко от самолета находим неразорвавшийся реактивный снаряд, «РС» – саперы осторожно уносят его в сторону. Таких снарядов было по 4 на каждом крыле штурмовика, а местные говорят, что именно таким в перестроечные годы хулиганы подорвали кабину самолета. Зачем?! И если бы не те вандалы, самолет был бы почти целым…
    oblomok_il_2.jpg
    В 1942 году самолет сбили, крыло отлетело сразу же, а сама машина, уйдя в штопор, дотянула до болота. Именно болото и хранило долгое время тайну ИЛ-2. Теперь болото и даже питавший его ручей высохли, и в черном торфе явно проступают проржавевшие детали.
    4_(1).jpg
    Чуть ниже – пряжки от снаряжения и даже монеты – с 1936 по 1942 год. Но самое интересное – глубже: же перед самым отъездом откопали наконец знаки отличия – так называемые «кубари». Из 4-х полагавшихся лейтенанту «кубиков», крепившихся к голубым петлицам на воротнике гимнастерки, нашли только три, но и это немало! Возле крыла нашли обрывки красного картона – скорее всего, партбилет.
    _(4).jpg 2_(3).jpg
    ИТОГ ПОИСКОВ: САЛЮТ В ПАМЯТЬ ГЕРОЯ

    Памятник погибшему герою был сооружен из шасси его самолета – прикрепили памятную табличку, возложили цветы. В тихом осеннем лесу громом прогремел салют.
    Найденные останки самого летчика передали его родным – пилота, лейтенанта ВВС РККА Владимира Дикуна похоронят на его Родине, в Белоруссии.
    Подробности – на страницах форума поисковиков http://4x4niva.ru/index.php?topic=3135.0
    otryad_zelenaya_versta.jpg
    Фотографии © Владимира Гердо и поисковиков отряда «Зеленая верста»

    Источник: http://www.zvezdochka-smi.ru/news/uniq/69/
     
  2. Offline

    Татьяна**А Сибирячка-беспокойная душа Команда форума

    Регистрация:
    6 июн 2014
    Сообщения:
    4.998
    Спасибо SB:
    9.332
    Отзывы:
    237
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нск
    Имя:
    Татьяна
    Интересы:
    Поиск Юриспруденция
    Алексей, спасибо!
    Сообщения объединены, 22 окт 2015, время первого редактирования 22 окт 2015
    О сплетении судеб...

    Пишет Анна (на форуме поисковиков-коллег из отряда "Зелёная верста"):
    Лейтенант Дикун Владимир Пантелеевич
    Родился 13 июня 1913 года в Белоруссии в с.Новая Корма Жлобинского района.
    В семье было семеро детей – четыре мальчика и три девочки.
    С детства мечтал стать летчиком.
    В возрасте двадцати двух лет (1935 год) работал мотористом в 40авиабригаде.
    В 1937 году окончил с отличием Витебскую аэрошколу, в 1939 году-Одесскую
    Военно – авиационную школу пилотов.
    С 1939 года по 1941 год служил в 64 авиаэскадрильи ПриВо, вначале младшим летчиком, затем
    старшим летчиком.
    Приказом ПриВО №0306 от 04.07.1941г. назначен на должность командира звена 64 отд. разведывательной авиаэскадрильи 606 штурмового авиаполка.
    С 07.10.1941г по 07.12.1941г воевал в составе 77 САД 606ЛБАП, участвовал в битве за Москву.
    В 1942 году воевал на Западном фронте, а в мае 1942г. в составе 214 ШАД, 606 ШАП.
    Летал на самолетах У2,П-5, ИЛ-2. Всего было сделано 36 боевых вылетов, общий налет-463 часа,
    на ИЛ-2-10,5 часов.
    02.06.1942 года после выполнения боевого задания и по возвращении на аэродром был сбит миной противника в 5-6 км юго-восточнее д.Ключики Угранского района.
    По свидетельствам боевых товарищей, у самолета оторвало крыло и он мгновенно упал в болото.

    Немного истории ( в ЦАМО найти документы о боевом пути конкретного человека практически невозможно)
    1941 год «Авиация в битве под Москвой» А.Г.Федоров
    ,,,По соседству с полком Витрука действовал 606-й легкобомбардировочный авиационный полк, в котором насчитывалось 20 самолетов Р-5. 6 октября полк вошел в состав 77-й авиационной дивизии ВВС Западного фронта и с 7 октября по 11 ноября наносил удары ночью по мостам и переправам через реки Угра, Ока и Протва. Летчики уничтожали танковые, артиллерийские и пехотные части, вели воздушную разведку для установления интенсивности подвоза войск и техники противника по шоссейным, железным и грунтовым дорогам, устанавливали сосредоточение войск противника. Полк нанес также ночной бомбардировочный удар по аэродрому Баево. Только за один месяц было [127] произведено более 800 ночных и дневных боевых вылетов и сброшено на врага 7 тыс. бомб разного калибра, 900 тыс. листовок и 600 зажигательных бомб. В результате этих ударов уничтожено и повреждено 38 танков, до 90 автомашин с боеприпасами и живой силой, 3 батареи зенитной артиллерии, 2 самолета, 7 железнодорожных составов, разрушено 4 моста, 9 переправ, выведен из строя штаб крупного соединения{64}. В последующем полк был перевооружен самолетами Ил-2 и переименован в 606-й штурмовой авиационный полк.
    Авиационный полк особого назначения. О подвиге лётчиков рассказывает экспозиция музея Яковлевской школы

    В школьном историко-краеведческом музее Яковлевской школы собран материал по истории нашей страны, деревни Яковлево и школы. Большая часть экспозиций музея посвящена истории 606-го штурмового авиационного ордена Кутузова III степени полка. Это и документы, и фотографии, и личные вещи лётчиков.
    На территории сельского поселения Десёновское находятся могилы двух лётчиков этого полка, за которыми ухаживают ученики нашей школы. Под руководством ветерана Вооруженных сил, жителя нашего поселения Алексея Васильевича Рожкова ребята занимаются поисковой работой по раскрытию страниц боевой истории полка.
    История полка начинается в ночь с 3 на 4 октября 1941 года, когда из преподавателей, стрелков-бомбардиров, лётчиков-инструкторов и курсантов Ярославской школы был создан авиаполк особого назначения - Ярославский лёгко-бомбардировочный ночной полк. Шестого октября полк перелетел в Московскую область сначала на аэродром Липицы, а на следующий день - на аэродром Власьево, получил армейский номер 606 ЛБНП и вошёл в состав 77-й смешанной авиадивизии. С 7 октября 1941 года лётчики полка стали вылетать на боевые задания.
    За два месяца боёв бомбардировщики уничтожили 128 фашистских танков и 99 автомашин с боеприпасами, 3 вражеских аэродрома и 3 батареи, штаб крупного воинского соединения, более 2000 немецких солдат, а также 4 моста, 9 переправ, 2 железнодорожных состава, 5 железнодорожных станций, на которых были сосредоточены войска и техника противника.
    Из воспоминаний Алексея Павловича Абрамова: «Непогода, туман, плохая видимость, дождь, темень, не видно ни зги, а лететь бить фрицов надо, и мы летели. Некоторые за ночь делали по 3-4 вылета. За весь период боевых полётов (октябрь-декабрь) и базирования аэродрома на лесной поляне наш аэродром немцы ни разу не бомбили, потому что не находили его. У нас была хорошая маскировка. В основном, благодаря указаниям и требованиям командира. Если лётчик улетал ночью на боевое задание, то при возвращении на свой аэродром, он должен выйти на Калужскую дорогу, дойти до моста через реку Пахра и село Красная Пахра, а от моста взять курс на 90о, идти 5 минут и бортовыми огнями дать свой позывной. Тогда на аэродроме быстро выкладывали световые огни для посадки. Как только самолёт садился, огни быстро убирали. Днём самолёты были хорошо закрыты ветками. Если лётчик, выполняя задание, возвращался утром, когда рассветёт, то его специально вылетали «ловить», чтобы привести на свой аэродром. Очень много боевых ночных вылетов сделал полк и внёс свою лепту в оборону Москвы, для её защиты от немецких захватчиков».
    В ходе кровопролитных боёв за Москву личный состав 606-го ЛБНП проявил беспредельный героизм и мужество: 40 человек были награждены орденами и медалями, 10 лётчиков и 15 штурманов погибли, защищая столицу.
    С мая по октябрь 1942 года 606-й, но уже штурмовой авиационный полк вёл боевые действия в районах станций Западная, Завальная, на дорогах Помадово-Хатьково, Клиново, Сорокино, Доршего, а 9 июля 1942 года выполнил задачу по уничтожению 30 фашистских самолётов на аэродроме Брянска. В декабре 1942 года 606-й полк был переформирован, 15 января 1943 года прибыл на Воронежский фронт для борьбы с фашистами на Харьковском направлении и принимал участие в наступлении под Сталинградом. Жаркие были дни, когда лётчикам приходилось летать, как в песне поётся, «на честном слове и на одном крыле».
    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 ноября 1943 года полку было вручено боевое знамя. Через год, 31 октября 1944 года, за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецкими захватчиками, за овладение городом Рига и проявленные при этом доблесть и мужество Президиум Верховного Совета СССР наградил 606-й ШАП орденом Кутузова III степени.
    За годы Великой Отечественной войны в списках отличившихся лётчиков полка есть один Герой Советского Союза, один кавалер ордена Ленина, 17 человек были награждены орденом Красного Знамени, 28 - орденом Отечественной войны 1 и 2 степени, 47 - орденом Красной Звезды, 1 - орденом «Знак Почёта», 4 - орденом Славы, 28 - медалью «За Отвагу», 18 - медалью «За Боевые заслуги».
    За годы войны полк потерял 117 человек. Вечная им память!
    Сегодня мы склоняем головы перед героизмом и мужеством авиаторов полка, живых и павших. Ради нашего мирного будущего они сражались, горели в самолётах, умирали от ран в госпиталях. Это нам забывать нельзя.

    И немного о семье…
    К сожалению, я росла, не зная бабушки и дедушки.
    Бабушка Мартынова Анна Афанасьевна родилась в Саратовской области, там же и познакомилась с моим дедушкой, поженились, и вскоре началась война. В январе1942 родилась моя мама Людмила, а в июне пришла похоронка. Есть письмо, где фронтовые товарищи дедушки писали бабушке, подбадривали ее , писали, что дедушку раньше несколько раз сбивали, а он возвращался, еще умудрялся самолет притащить на аэродром, обещали свозить бабушку на место гибели, передать личные вещи, но потом наверное все погибли, в то время люди гибли целыми полками. Бабушке, конечно, было очень тяжело, судьба дальше не сложилась; она сильно болела. А мама до сих пор затаила обиду. Она росла ребенком «войны» и эта травма осталась на всю жизнь. Иногда говорит «Где справедливость? Одни вернулись с войны живые – им все почести и льготы, а кто голову сложил, о них и не вспоминают». Тяжело им было в то время выживать.
    Но судьба ей подарила замечательного человека, моего отца, вместе они уже более 50 лет. В семье детей трое, у меня есть старшая сестра и младший брат.
    Когда умерла бабушка, через 2,5 года родилась я. Назвали меня в память о ней -Анной. Самое удивительное, внешне я очень похожа на нее.

    Андрей (Шугарт), прислал историю самолета в своей семье:
    Писать за деда или отца даже не стану и пытаться - возможно в их изложении все события приобрели бы иной смысл и иную последовательность. Поэтому здесь лишь увиденное и услышанное мной, такая семейная легенда, которая, как любая другая легенда, с годами шлифуется и где-то лукавит, но разве только в деталях, но не по сути.
    Когда война откатились от наших мест, здесь мало что осталось. Леса, болота и железо. Немного жителей, голод и усталость. Уцелевшим мужчинам колхозный председатель назначал жён лично. Да, именно так. Надо было создавать семьи, строить дома и рожать детей. Так появилась наша семья. Срубили пятистенок, и даже корову правление нашло возможность выдать, вернулась из концлагеря сестра бабушки. Жизнь временами сильнее железа.
    Дед часто уходил на охоту со старой одностволкой 16 го калибра и латунными патронами, которые хороши были тем, что допускали многоразовое использование. Плащ, телогрейка и на пару суток в лес. Тогда ещё стоял он, боровой, столетний на многие километры вокруг тех мест. Так вот, буднично, в один из дней появился в его, и уже позже в нашей жизни, самолёт. Дед списал номер с крыла и отправил его в районный военкомат, но там промолчали, оно понятно - поля окрестные белели костями, в болота и вовсе забредать не стоило. Шёл 1968 год.
    Дед умер за девять лет до моего рождения, ему было 48, пережить войну и умереть на сенокосе от остановки сердца, справедливостью это никак не назовешь. Но жизнь продолжалась.
    Отца он привёл к самолёту, когда тому было 14. Вместе они хоронили останки пилота - кости и половину челюсти, все, что нашлось на поверхности. Без крестов, без звёзд, просто под берёзой.
    Отец служил в армии, потом заканчивал Бауманский. Куратор университетской группы, узнав про самолет и летчика, вызвалась помочь с установлением личности через КГБ, отчёты в который она регулярно предоставляла. Отцу дали два дня для поездки на родину, вручили казённый фотоаппарат. Не знаю, что стало с номерами в КГБ, и попали ли они туда вообще, но снимки самолёта участвовали в университетской выставке "Они сражались за Родину".
    Потом самолёт взорвали. В уцелевшую бронекабину заложили реактивный снаряд, разожгли костёр и война вновь не оставляла штурмовик. Это были местные мальчишки. Вторым РС-ом решено было подорвать лёд на озере. Лёд выдержал. А вот самолет- нет. Отец всыпал тем, кого смог найти, но дело было сделано.
    Самолёт лежал в весеннем ручье, когда я восьмилетний, с мокрыми ногами, впервые дошёл до него. Отец пальнул в воздух и сказал - смотри, вот он. Лёгкое разочарование - а где же гордая машина, повисшая на лианах, здесь же только груда обломков. Но вот я осматривают пушку в крыла и тащу из торфа стойку шасси с удивительно целым колесом. И конечно разговоры о пилоте, отец уже не очень верил, что удастся докопаться до истины.
    Так незаметно подкрались 90-е. Все пошло на слом, торфопредприятие закрыли, посёлок оставили доживать. Ушлые местные, у которых ни желания, ни возможности уехать не было, сдавали лисички, били рыбу, воровали лес - выживали как умели, ну и пили, все, что горит, естественно. Самолёту тоже досталось - весь доступный к разграблению дюралюминий перекочевал из леса в пункт приёма металла.
    Я ещё несколько раз был на самолёте за эти годы, собирал детали, писал в проект "Крылья Победы", пару раз имел беседы с поисковыми отрядами, как-то раз один командир такого отряда угрожал мне уголовным кодексом. Но мне совершенно не хотелось подвести отца и деда, просто выдав координаты места падения тем, кто хотел на этом заработать.
    Теперь есть большая надежда на то, что лётчик вернётся из полёта, хотя бы памятью о себе и о той войне. Дед вот только не дожил. Но жизнь продолжается.

    Пишет Dmitry_WILD:
    Я слышал эту историю, не придавал значения некоторым фактам пересказываемым Андреем. Поймите меня правильно, история одной из многих семей и судеб, на что-то не обращаешь внимание, что-то слышишь, что-то пропускаешь, выделяя только необходимую для работы информацию. Да и сердца наши черствеют с каждым прожитым днем. Но сейчас, переживая события этого года, перечитывая эту историю в письменном виде, сердце начинает сжиматься.

    Хочется сказать спасибо всем неравнодушным людям, всем, не зависимо от того, чем бы они не занимались, и над чем бы они не работали. Главное, что они не остаются в стороне от окружающих их событий.

    Хочу сказать спасибо, Андрею, просто за то, что мы когда-то познакомились. Спасибо, тому человеку, который мне вкратце поведал эту историю о самолёте, и тем самым свёл нас. Его участие в судьбе летчика лейтенанта Дикуна В.П., не мене значимо, чем всё то, что мы уже смогли сделать.
    Для меня, история этого самолёта начиналась с переписки. Весна этого года, богатого на события. Я горел огромным желанием попасть на это место, в памяти стояли кадры конца 2014 года, завершая который, мы работали на месте падения другого самолёта, отважно защищавшего мирное небо. Со временем, цепь событий уводила нас в сторону, по делам не менее важным и значимым, для аналогичных историй других семей, многих из которых Война лишала родных и близких. Для меня они все равны, и летчик лейтенант, и безымянный солдат лежащий в болоте, мирные граждане и работники тыла, все те, кто отдал жизнь за Победу.
    В обсуждении планов на предстоящие работы, мы, на протяжении года, неоднократно искали возможность вернуться к месту падения. Иногда, обсуждения о сроках и возможностях перерастали в яркие дискуссии, как написал Святослав, героические судьбы связанные с этим самолетом плотно вплелись в жгут жизненных путей членов нашего отряда. И лишь усилием всех его сотрудников, без исключения, мы приблизились к логическому завершению истории одного лётчика. Отдельно хотелось бы выделить проделанный труд нашего инструктора, Сергея, и его настойчивость.
    Хочу поблагодарить наше непосредственное руководство, и особенно Головина Э.Л., за помощь и поддержку, такие как он, уже не один десяток лет своей жизни посветил поиску и увековечиванию памяти павших воинов. Сложно подобрать слова благодарности Анне, внучке самого летчика. Благодаря таким людям, мы помним нашу историю.

    http://4x4niva.ru/index.php?topic=3135.165
     
  3. Offline

    Dmitry_WILD Новобранец

    Регистрация:
    22 сен 2015
    Сообщения:
    3
    Спасибо SB:
    14
    Отзывы:
    3
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    Туризм, путешествия, поиск
    Только вернулись с завершающей вахты 2015, итог четырех дней, еще пятеро безымянных солдат подняты с мест боевых действий и сейчас ведутся необходимые действия для захоронения их останков на месте поклонения. Одном из мемориалов павшим защитникам Отечества
    http://4x4niva.ru/index.php?topic=3236.0;topicseen.

    Параллельно собираются документы и решаются вопросы для транспортировки останков Дикуна В.П. К месту захоронения, ведётся переписка с посольством Республики Беларусия. Будем держать Вас в курсе дела

    IMG-20151025-WA0005.jpg
     
    Юниор, oleg_g, Юлиа и 4 другим нравится это.
  4. Offline

    sergeevsergey Новобранец

    Регистрация:
    22 сен 2015
    Сообщения:
    12
    Спасибо SB:
    66
    Отзывы:
    8
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    Военный поиск
    Последние данные обновления репутации:
    Татьяна**А: 1 пункт (+++++++++++) 25 июл 2018
  5. Offline

    Лабрусь Завсегдатай SB

    Регистрация:
    26 янв 2015
    Сообщения:
    526
    Спасибо SB:
    1.215
    Отзывы:
    61
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Имя:
    Татьяна
    Интересы:
    поиск
    Вот и вернулся!
    Вечная память!
     
    Юниор и sergeevsergey нравится это.
  6. Offline

    sergeevsergey Новобранец

    Регистрация:
    22 сен 2015
    Сообщения:
    12
    Спасибо SB:
    66
    Отзывы:
    8
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    Военный поиск
    Дикун и др.jpg

    В белорусском городе Жлобине 12 ноября нашел упокоение военный летчик Владимир Дикун. Он погиб летом 1942 года в Смоленской области. Семья ждала возвращения летчика с войны долгие 73 года. И только в этом году факты люди и случай выстроились в один ряд. Эта история затронула и меня, корреспондента «ВМ». Потому что война — это огромное горе, страдание и общая скорбь. И неважно, сколько времени прошло.

    Гроб, обитый алой тканью, держат два солдата. Он — маленький, как для ребенка. В таких хоронят и солдат, которые спустя 70 лет после войны вернулись домой. Как летчик Владимир Дикун.

    На центральном кладбище белорусского Жлобина прощаются с 28-летним летчиком — Владимиром Дикуном.

    За 73 года до похорон: Аня, нам очень жаль

    Ни страха высоты, ни чувства опасности. Взмывать над землей все выше и выше, а потом вниз сломя голову, на одном выдохе, ко взлетно-посадочной полосе. Благодарить небо за то, что живой. И землю за то, что приземлился. И, конечно, самолет, как всегда, не подвел, старик.

    Владимир Дикун с детства знал, что летчик — его призвание. Может быть, всматривался в глубокую синеву и чувствовал: «Неба бояться нельзя». Он поступил — сначала в Витебскую аэрошколу, окончил ее в 1937 году с отличием. Затем отучился и в Одесской военно-авиационной школе пилотов. Небо все так же стучалось в сердце с каждым взлетом. С 1939 по 1941 год служил в авиаэскадрилье Приволжского военного округа. Оттуда в 1941 году ушел на фронт. Участвовал в Битве за Москву. В 1942 году был переброшен на Западный фронт. Совершил 36 боевых вылетов, в общей сложности налетал 463 часа — без страха, без оглядки, с синевой под крылом.

    «2 июня 1942 года мы все вместе получили задание — бить врага. В том числе был и Володя. Проработали задание, пошли самолетами в 08:45, стали взлетать, настроились и полетели бить немцев. После атаки, по всей видимости, Володя налетел на минометную группу, и мина прямым попаданием отшибла крыло. Машина сразу ударилась в болото. Это получилось мгновенно, не больше секунды».

    Так описывают последнее боевое задание Владимира сослуживцы. В моих руках — письмо, отправленное Анне Мартыновой, супруге летчика. Листочки, пожелтевшие, мягкие, на сгибах почти истерлись, а некоторые слова едва различимы. Бумага линованная, как из тетрадки. Боевые товарищи из 606-го штурмового авиационного полка на четырех страницах убористым почерком рассказывают, как погиб летчик. Это письмо буквально зачитали до дыр. И наверняка, как и я, пытались тоже перенестись в то роковое утро 2 июня 1942 года.

    Нежный рассвет, день обещает быть солнечным. Острый запах машинного масла. На взлетной полосе — «черная смерть», «летающие танки» — штурмовики Ил-2. Так прозвали советские самолеты солдаты вермахта. Пилоты захлопывают кабинки, застегивают ремни безопасности…

    Я переворачиваю измятый лист. По словам боевых товарищей, самолет был сбит противником в 5–6 километрах юго-восточнее деревни Ключики Угранского района, что в Смоленской области.

    «Аня, я очень уважал Володю, и мне его очень и очень жаль, как и товарищам, которые работали с ним. Все его здорово любили… Аня, не расстраивайся, ведь ты хорошо знаешь, что сейчас война…»

    Подпись короткая — А. Колбецкий, ни должности, ни звания. Видимо, однополчанин.

    Я еще раз вглядываюсь в местами затертые буквы: вдруг что-то упустила. Наверное, когда-то так же внимательно вчитывалась в каждое слово Анна. Потом положила письмо на колени и опустила руки. А в маленькой деревянной колыбельке проснулась шестимесячная дочка Людмила. Она еще не понимала, почему мама плачет. Эта девочка никогда не увидит отца, не заглянет ему в глаза, не узнает, что такое быть папиной дочкой…

    За месяц до похорон: лесная трясина высохла

    Октябрь, 2015 год. Лесная опушка на границе Калужской и Смоленской областей. Когда-то здесь было глубокое болото. В этом году трясина высохла. Сейчас земля размечена веревками и колышками на ровные квадраты. Здесь работают поисковики столичного отряда «Зеленая верста».

    Останки Владимира Дикуна впервые обнаружил еще в 1968 году охотник Михаил Романов. Ребята из поискового отряда сыплют фактами как из решета. Говорят спокойно. Им не впервой искать пропавших героев Великой Отечественной войны.

    — Охотник показал место катастрофы самолета своему сыну Владимиру, — рассказывает командир поискового отряда «Зеленая верста» Дмитрий Мысник. — Опознать летчика они не смогли, а потому похоронили части тела просто под березкой. Тогда так делали. Ведь останки в лесах находили часто, буквально повсюду. Вот с тех пор это болото стало для семьи Романовых чем-то вроде легенды.

    Да, Романовы обращались в местные исполкомы, но там никто не жаждал искать родных погибшего воина, рыться в пыльных архивах, отправлять похоронки. История подвисла в воздухе. До тех пор, пока не подрос внук Михаила Романова Андрей. О неизвестном летчике он узнал еще восьмилетним от отца. Он же и показал ему место крушения.

    — Сначала я расстроился, ведь надеялся увидеть огромный самолет в болоте, а папа показывал какие-то фрагменты штурмовика, — вспоминает Андрей Романов. — Если честно, я сам не знаю, почему эта история меня так зацепила. Приходил к болоту часто, меня мучило что-то, как будто я не выполнил долг. Будто бросил важное дело на полпути. Обязан был найти семью этого летчика. Я бы не простил себе, если бы он остался безымянным. Мне было бы стыдно смотреть своему сыну в глаза, потому что, если бы я не завершил это дело, его пришлось бы доводить моему сыну. И представьте, в этом году болото вдруг высохло!

    Андрей сразу же разместил на специальных интернет-ресурсах информацию о неизвестном самолете. За эту новость зацепился поисковый отряд «Зеленая верста». Волонтеры решили искать по документам в этих краях предположительно потерянных летчиков — Филиппова и Раппопорта. А нашли Владимира Дикуна.

    — При первых же раскопках мы обнаружили множество обломков, и они рассказали нам историю самолета, — поясняет Дмитрий Мысник. — Можно было различить номера на броне, на крыле и на двигателе. Как только мы вернулись в Москву, сразу же опубликовали данные о находке в интернете. Буквально на следующий день удалось установить имя пилота. Владимир Пантелеевич Дикун, 1913 года рождения, воевал и совершил последний вылет на самолете с найденным нами номером двигателя. На том же интернет-ресурсе мы нашли данные внучки Дикуна, которая в это же время разыскивала информацию о своем дедушке.

    — А иногда бывает, звоним родственникам, говорим: «Мы деда вашего нашли». А они и отвечают: «Ну и что? Нам все равно, не беспокойте нас с этим»,— добавляет волонтер отряда Сергей Сергеев.

    Но москвичка Анна Бурухина не из таких. Она тут же присоединилась к раскопкам. И решила: хоронить дедушку будет в его родном Жлобине.

    — Я как чувствовала: мы его точно найдем, это подсознание, интуиция, называйте как хотите, — вспоминает Анна. Кусочек звезды от самолета, части парашютной системы, пожарный кран, кнопка «бензин» и монеты, которые я теперь перебираю в руках, — сложно поверить, что до всего этого когда-то дотрагивался погибший летчик.

    — А эти монетки я решила похоронить с дедушкой, мне на днях прабабушка приснилась, эти копеечки в руках перебирала, пересчитывала, — делится сокровенным внучка.

    За 30 часов до похорон: красные гвоздики из Москвы

    Встречаемся в 6 утра на севере Москвы. Венок, цветы и пара сумок — это все отправляется в багажник машины. На заднем сиденье — гроб, укутанный в черный полиэтилен. Поверх него кладем красные гвоздики. Живые. Цветы завернуты в газету. Я сразу же занимаю свое место у окна. Чувствую себя неуютно. На кладбищах мне обычно становится не по себе. А сейчас в одной машине, прямо за моей спиной, лежат останки летчика, который 73 года провел в болоте, и только сейчас, обретя имя, он наконец-то возвращается с фронта домой.

    — Прошел, получается, ровно месяц после того, как мы нашли дедушку,— первая начинает диалог внучка летчика Анна.

    — Как вы себя чувствуете? — интересуюсь.

    — Очень плохо сплю, на этой неделе даже вздремнуть не получалось. Скорее бы мы уже все сделали. Хочется успокоиться,— признается женщина.

    Машина подпрыгивает на железнодорожных рельсах. Я впервые за всю дорогу решаюсь обернуться. Гроб лежит на месте, красные гвоздики немного съехали. Осторожно поправляю цветы. Анна, похоже, задремала.

    За 12 часов до похорон: сковородка летчика и бабушкины колдуны

    В уютной квартирке рядом с центром Жлобина Людмила Владимировна— родная дочь летчика Дикуна, показывает мне старые фотографии отца, немного выцветшие, черно-белые, на плотной бумаге. Он среднего роста, волосы разделены на ровный пробор, высокий, почти сократовский лоб и ровный, прямой нос. Взгляд открытый, мягкий, внимательный.

    — Я помню, как у соседских ребятишек отцы возвращались с войны, помню, как они бежали, встречали их, на плечи кидались. А мой так и не вернулся, — вспоминает Людмила Владимировна и делает огонь на газовой конфорке потише. В сковородке шипит масло. Для гостей из Москвы хозяйка решила приготовить белорусское блюдо — колдуны — крупные картофельные клецки с мясной начинкой.

    — Людмила Владимировна, а от отца остались какие-нибудь вещи? — спрашиваю.

    — Да какой там… Одна сковородка только, — отвечает женщина и достает из кухонного шкафа чугунную сковородку угольного цвета.

    Ее прислали вместе с коротким письмом, которое больше напоминало отчет: «Владимир Пантелеевич Дикун погиб на боевом задании». И это все, что осталось от отца у Людмилы Владимировны: письмо от сослуживцев, записка и солдатская сковородка.

    — А какой он был? Наверняка же мама или родители его рассказывали,— уточняю.

    Людмила Владимировна меняется в лице. Женщина опускает глаза и вертит головой — нет-нет, не знаю. Такого ответа я точно не ждала. Видно, что Людмила Владимировна не хочет слышать лишних вопросов.

    — Почему? — спрашиваю шепотом.

    — Отец его тогда плотником работал, всей деревне дома строил, в колхоз не пошел, — тоже шепотом отвечает Людмила Владимировна. — Семья была большая, нужно всех прокормить. А это же тогда приравнивалось к преступлению. Его и объявили единоличником. И когда папа закончил летное училище, ему сказали: откажись от родителей, иначе карьеры никакой не будет…

    — И что же он… — не решаюсь я закончить вопрос.

    — Он отказную и написал. Раньше такие законы были: или откажись, или дальше хода нет. А он служить хотел, летать, на войну хотел, — скороговоркой произносит женщина, будто оправдываясь.

    Наконец она поднимает глаза и неожиданно обнимает меня, крепко-крепко, затем уже спокойнее продолжает:

    — Поэтому никто про него много рассказать и не может.

    — А как жили после войны? — осторожно спрашиваю.

    — Мать Владимира решила, что неправильно мне без мужского воспитания расти, — вспоминает Людмила Владимировна. — После войны два брата моего уже покойного отца — Николай и Иван — вернулись домой. Она и сказала им: ну что, хлопцы, решайте, кто на Аннушке женится, то бишь на маме моей. Говорит, неправильно, чтоб Люда без отца росла.

    Тогда младший брат Владимира Николай достал из кармана парочку конфет, протянул Людмиле. Девочка взяла угощение и улыбнулась.

    — Получается, что я сама его выбрала,— признается она. Тогда Николай и стал новым защитником этой семьи.

    — Так просто? — удивляюсь.

    — А время такое было, Наташенька, простое,— пожимает плечами Людмила Владимировна.

    Правда, счастья у новой семьи не прибавилось. Брат погибшего летчика слишком любил алкоголь. Людмила до сих пор уверена: из-за скандалов с пьяным супругом мама ушла в 42 года, слишком молодой. Вообще, мужскую часть этой семьи как выкосило. Среднего брата — Дмитрия — утопили сокурсники на выпускном мореходного училища: позавидовали красавцу отличнику. Самый младший брат — Михаил — умер от туберкулеза в 1953 году. А Николая сгубила водка.

    — Я себя винила в смерти мамы, ведь это я Николая выбрала, когда маленькая была, — признается Людмила. — Но кто ж знал… — обрывает себя на полуслове женщина и приглашает за стол: колдуны готовы.

    За 15 минут до похорон: войну помню, хотя надо бы забыть

    Рядом дедушка в серой шапочке сметает листья с надгробия на могиле дочери.

    — Это дело доброе, правильное, душа успокоиться должна, — говорит 78-летний Борис Ляпцев. — А я же, получается, земляк вашего героя. Я здесь войну встречал, в деревне Большие Роги. Помню, вышел из дома и вижу, как с неба падают два самолета: немцы их сбили. Один в Днепр упал, только брызги разлетелись, а другой о землю разбился — черный дым по всей деревне разнесло.

    — Сколько же вам лет было? — уточняю.

    — Мне пять, мальчишка еще. Но все понимал, головой и сердцем, — поясняет Борис Ляпцев. — Говорят, что скорбят первые 40 дней, а потом уже помнят. Я вот всех погибших, всех родных своих помню, уже не плачу. И войну помню, хотя надо бы забыть.

    — Да таких историй сотни, тысячи, миллионы, — вступает в диалог женщина в бежевом пальто, Алла Дугорь. Она как раз собралась уходить с кладбища.

    — У меня дядя числился пропавшим без вести, потом оказалось, что он похоронен где-то под Выборгом в братской могиле. А мы не знали, маялись, искать пытались. Думали, чтоб покой обрел на родине. Это же очень важно: прийти к нему на могилку, поговорить, повспоминать, и на душе легче, — Алла поправляет цветы рядом с высокой надгробной плиткой.

    Справа незаметно подходит женщина лет 70 в длинной дымчато-синей куртке и в больших очках с толстыми стеклянными линзами. Незнакомка представляется Татьяной Петровной. Без фамилии.

    — Хоронят, стало быть? — осторожно спрашивает она.

    — Хоронят, — отвечаю уверенно.

    Женщина с явным недоверием косится на фотокамеру, почему-то извиняется и отходит. Я вижу, как она перешептывается с кем-то. Чуть погодя возвращается ко мне.

    — Это вы что же, из Москвы прямо приехали? — не верит Татьяна.

    — Прямо из Москвы, — все так же спокойно отвечаю.

    — Специально?

    — Да.

    — Ну дела… — растягивает гласные женщина.

    Вдруг она оборачивается по сторонам и, убедившись в том, что рядом никого нет, продолжает:

    — Так он был генерал какой али кто повыше?

    — Нет, летчик, лейтенант.

    — Ну дела… Заради летчика в такую даль… — повторяет Татьяна, но больше вопросов не задает. Отходит на пару шагов, встает около будущей могилы Владимира Дикуна. Долго смотрит на приготовленные красные гвоздики, а потом три раза крестится.

    За 5 минут до похорон: я скучала

    Золотые листья на сером граните надгробных памятников, бронза мемориальных эпитафий, стойкие, вечно живые искусственные цветы, густые тучи. Вот-вот пойдет дождь. На похороны потихоньку собираются люди: родственники летчика, близкие друзья семьи, волонтеры поискового отряда, местные кадеты и солдаты.

    Деревянный крест в человеческий рост держит солдат Егор Канавод. На его лице застыла не то скорбь, не то тоска. Всматриваюсь: Егор еле сдерживает слезы.

    — С вами все хорошо? — переспрашиваю. — Так точно, все хорошо, — будто опомнившись, отчеканивает молодой человек, внимательно на меня смотрит и уже гражданским голосом отвечает:

    — Просто, понимаете, это как будто не с кем-то посторонним происходит, а с родным, с моим. — Солдат замечает у меня в руке включенный диктофон и замолкает.

    Клирик Жлобинского благочиния протоиерей Леонид Михайловский уже совершил заупокойный молебен. Воздух пропитался стойким запахом ладана. Наступила минута прощания. Внучка Дикуна Анна Бурухина держит в руках красные гвоздики. Их она привезла специально из Москвы, для дедушки.

    — Дорогой дедушка, я счастлива, что ты вернулся на родную землю, теперь твоя душа упокоится, — женщина опускается перед гробом на одно колено.

    — Как же долго мы тебя ждали, папа, — говорит Людмила. — Хоть и поздно, но наша встреча произошла. Будешь ты теперь рядышком со своей женой. Вечная память, — полушепотом, будто на ухо, добавляет дочь погибшего летчика и кладет руку на красную крышку гроба.— Я скучала.

    ПРЯМАЯ РЕЧЬ

    Сергей Мачинский, руководитель Департамента поисковой и реконструкторской работы РВИ:

    — В 2013 году все поисковые движения нашей страны объединились в Общероссийское общественное движение.

    На данный момент в составе поисковых объединений и отрядов находятся около 40 тысяч человек. Общероссийское общественное движение сегодня является наиболее крупным объединением в мире. Конечно, есть небольшие поисковые группы в Германии Польше, но как организованное движение они не представлены нигде.

    * Если вы узнали своих родственников на фотографии, снятой, предположительно в 1939 году, обращайтесь в редакцию газеты «Вечерняя Москва» или пишите на почту n.luchkina@vm.ru

    Подробнее:http://www.vm.ru/news/2015/11/18/ya...vshij-geroj-vojni-vernulsya-domoj-303598.html
     
    Последнее редактирование модератором: 19 янв 2018
    Мирумир, Лабрусь, Юниор и 7 другим нравится это.
  7. Offline

    Татьяна**А Сибирячка-беспокойная душа Команда форума

    Регистрация:
    6 июн 2014
    Сообщения:
    4.998
    Спасибо SB:
    9.332
    Отзывы:
    237
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нск
    Имя:
    Татьяна
    Интересы:
    Поиск Юриспруденция
    Колбецкий Алексей Александрович
    Майор __.__.1915 Белорусская ССР, Минская обл., ст. Лунинец. Сводная картотека
    Перечень наград
    05.12.1941 Медаль «За отвагу»
    18.04.1943 Орден Отечественной войны II степени
    31.07.1945 Орден Красного Знамени
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    Колбецкий.jpg
    Алексей Александрович Колбецкий

    [​IMG] Умер: Место: [​IMG] Нижний Новгород
    Алексей Александрович - события в жизни:
    Род занятий: Летчик
    https://www.myheritage.com/person-2500008_142066511_142066511/алексей-александрович-колбецкий?lang=RU#!info
     
    PaulZibert и Юниор нравится это.

Поделиться этой страницей