Древняя Русь и Варяги. Проблемы истории

Тема в разделе "Разговоры о истории", создана пользователем Dr.Wood, 4 янв 2013.

  1. Dr.Wood
    Offline

    Dr.Wood Завсегдатай SB

    Регистрация:
    26 сен 2011
    Сообщения:
    1.622
    Спасибо:
    3.298
    Отзывы:
    108
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Северо-Восток
    Дмитрий Гаврилов

    МИФ О КНЯЗЕ РЮРИКЕ В СВЕТЕ
    ЗАПАДНО-СЛАВЯНСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ
    ПРИИЛЬМЕНСКИХ СЛАВЯН

    Д
    олгое доминирование в России норманнской теории; утрата славянами в процессе войн и междоусобиц достоверных первоисточников; политическая цензура киевских, а затем и московских князей в периоды составления русских летописей - вот с какими трудностями непременно столкнется исследователь славянских древностей, вот уязвимые места, куда будут направлены удары его оппонентов.[/SIZE] [SIZE=12pt]
    Приведенные ниже сведения восходят к северной славянской (новгородской) традиции и дают основания говорить о летописных варягах как западных славянах. Легендарный князь Рюрик интерпретируется автором как вождь ругов и бодричей, призванный на княжение новгородскими словенами, приильменской русью и союзными с ними племенами. Легендарные сведения сопоставляются с данными современной науки.

    http://www.kurgan.kiev.ua/gavril2.html
     
    Последнее редактирование модератором: 29 сен 2014
    ValeraMXM нравится это.
  2. Dr.Wood
    Offline

    Dr.Wood Завсегдатай SB

    Регистрация:
    26 сен 2011
    Сообщения:
    1.622
    Спасибо:
    3.298
    Отзывы:
    108
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Северо-Восток
    [SIZE=12pt] к предыстории пути "из варяг в греки". [/SIZE]( ок.750 - 850)



    Путь «из варяг в греки» понимается здесь прежде всего как меридиональная система транзитных коммуникаций, связавшая сетер и юг Восточной Европы в кон. I - самом нач. II тыс. н.э. и сыгравшая важную роль в образовании Древнерусского государства. В археологической литературе путь «из варяг в греки» принято рассматривать как феномен Х - нач. XI вв. [Авдусин 1972; Лебедев 1975], хотя письменные источники прямо или косвенно фиксируют его использование в военно-политических целях (эпизодическое?) на протяжении большей части IX в. Традиционные археологические индикаторы транзитных военно-торговых путей кон. 1 тыс. в Восточной Европе (полиэтничные торгово-ремесленные центры, скандинавские и, в меньшей степени, синхронные византийские и восточные древности, т.н. «вещи, появившиеся благодаря скандинавам», «торговый инвентарь», клады и т. д.) на большей части известного по ПВЛ меридионального маршрута датируются не ранее кон. IХ(?) - 1-й пол. Х вв. (исключения рассмотрены ниже). Попытки их удревнения в бассейне Днепра и Днепро-Двинском междуречье до 2-й пол. IX в. или более раннего времени [Булкин 1973, 1977; Лебедев 1985; Андрощук 1995; Ширинский 1997] основаны на недостаточной или источниковедчески несостоятельной аргументации. Однако, перечисленные данные наиболее информативны для периода стабильного функционирования пути «из варяг в греки», когда он представлял собой сложную коммуникационную систему, обеспеченную иерархической, быстро развивавшейся инфраструктурой. Очевидно, для изучения условий и динамики формирования этой системы они не вполне применимы или должны рассматриваться в более широком контексте. Очевидно также, что путь не мог возникнуть внезапно, т.е. он складывался в течение определенного времени. В настоящей работе предпринята попытка выявить основные факторы и кратко охарактеризовать начальный этап этого процесса.

    Первым из важнейших факторов формирования пути «из варяг в греки» является славянское расселение в Восточной Европе в VIII в. В самом общем виде его можно представить так. В конце VII - начале VIII вв. в Среднем Поднепровье появились памятники типа Сахновка-Хитцы, включая верхний слой Пастырского городища. На левобережье Днепра на их основе складывается роменская культура. По-видимому, этот культурно-хронологический горизонт связан с продвижением в бассейн Днепра группы славянского населения из Нижнего Подунавья [Щеглова 1991; Приходнюк 1996; Григорьев 2000]. В сер.- 3-й четв. VIII в. в Верхнем Поднепровье формируется культура смоленских длинных курганов.(КСДК) Происхождение ее носителей, по крайней мере частично, связано с населением, оставившим древности сахновского и волынцевского типов [Нефе дов 2000]. Продвижение славян в Приильменье и Поволховье относится ко 2-й пол. VIII в. В Ладоге они появились со II строительного яруса по Кузьмину-Мачинской (ок. 770 г.), южнее, на селище Прость, вероятно, немного раньше [Носов, Ершевский, Плохов 1998, 1999]. Не позднее 1-й трети IX в. в основном сложилась «преддревнерусская культура» Северо-Запада. Ее происхождение связывается со славянским населением более южных регионов Восточной Европы или побережья Балтики [Мачинский 1982; Седов 1982; Кузьмин, Мачинская 1989; Кузьмин 1989, 1998].

    Славянское расселение кон. VII - нач. IX вв., охватившее обширную территорию от Подунавья до Балтики, правомерно рассматривать в виде единого процесса, состоявшего из взаимосвязанных этапов, в результате которого в Восточной Европе оформились крупные славянские группировки (летописные поляне/северяне, кривичи и словене), занявшие три ключевых участка будущего меридионального пути (Поволховье, Днепро-Двинское междуречье, Среднее Поднепровье) и связанные, с одной стороны, со Скандинавией, с другой — с Хазарским каганатом. Их поселенческие структуры стали основой инфраструктуры пути «из варяг в греки». Их культурное сходство, усиленное общностью или близостью происхождения, создало благоприятные условия для взаимных контактов и, как следствие, образования единой коммуникационной системы.

    Наличие ранних связей между упомянутыми группировками является вторым фактором формирования пути «из варяг в греки». Показателем регулярных контактов носителей КСДК с более южными районами (прежде всего с роменским населением) выступают многочисленные салтовские древности, в т.ч. детали ременных гарнитур, из смоленских длинных курганов (раскопки В.И. Сизова, Е.А. Шмидта, С.С. Ширинского). Самые ранние находки (2-я пол. VIII - 1-я пол. IX вв.): Цурковка, к. 2 [Шмидт 1958], Арефино, к. 4(6) (1881 г.) и к. 2, Сельцо, к. 12, Шугайлово, к. 7, Шишкинo, к. 1 (2) (1881 г.), Слобода-Глушица, к. 11 [Третьяков, Шмидт ,1963] и др. (рис. 1). Синхронное проникновение на юг украшений КСДК маркируется частью головного венчика из ранней катакомбы Верхне-Салтовского могильника [Федоровский 1914], трапециевидными подвесками из Ивахниковского клада и Марьяновки [Макаренко 1908; Самоквасов 1917], круглыми бляхами с городища Супруты (С.А. Изюмова). «Неволинскую» поясную бляшку из Пнёвой Слободы, к. 1 (В.И. Сизов) допустимо рассматривать в одном ряду с находками этого круга, в Поволховье (Победище, Прость), хотя она могла попасть в Смоленское Поднепровье и другим путем, в т.ч. с юга. В Ладоге самым ранним артефактом КСДК является височное кольцо из 1 яруса (ок. 750-770 гг.) {Рябинин 1985). Оно представляет собой ювелирный лом, но доказывает наличие контактов (возможно, опосредованных) с Верхним Поднепровьем. К IV-V ярусам (ок. 810-865 гг.) относится несколько украшений того же происхождения [Давидан 1986], которые уже свидетельствуют о присутствии в Ладоге кривичей. Примечательно, что эти находки синхронны появлению в Поволховье салтовских вещей, так что не исключено проникновение последних на Северо-Запад не только по волжскому, но и по днепровскому пути.

    Проведенный обзор демонстрирует существование уже во 2-й пол. VIII - 1-й пол. IX вв. в Восточной Европе меридионального направления культурных и, вероятно, торговых связей, которые лучше прослеживаются в бассейнах Днепра и Зап. Двины и менее четко — между ними и Поволховьем.

    Третьим фактором формирования пути «из варяг в греки» является включение жившего на нем населения в международную торговлю, основным индикатором чего служат находки монетных кладов. На север (Поволховье) и юг (левобережье Среднего Поднепровья) Восточной Европы куфическое серебро начало поступать практически одновременно, в кон. VIII - нач. IX вв. [Носов 1976; Фомин 1982; Зоценко 1996]. В центральной части меридионального маршрута, в населенном кривичами Днепро-Ловатском междуречье, циркуляция восточной монеты началась не позднее 2-й четв. IX в. (рис. 1). Примечательно, что самые ранние клады (810-е гг.) найдены на северной и южной периферии этого региона, что косвенно подтверждает проникновение монеты как с юга, из Нижнего Подесенья и Гомельского Поднепровья, так и с севера. Прямым доказательством существования северного монетного потока является наличие в кладе у д. Кислая полубрактеата Хедебю [Шмидт 1969]. Однако, утверждать, что уже в 1-й пол. IX в. серебро циркулировало на всем протяжении пути «из варяг в греки», преждевременно, поскольку клады этого времени не известны в бассейне Ловати.

    Дальнейшее формирование и развитие пути «из варяг в греки» было обусловлено превращением его в трансъевропейскую систему военно-торговых коммуникаций, произошедшим во многом благодаря освоению этого пути скандинавскими отрядами, а также установлением над ним государственного контроля. В результате стабилизировались его основные маршруты, наиболее удобные для тран- зитных сообщений, и усложнилась инфраструктура. Действие этих факторов происходит позже рассматриваемого периода. Комплексы IX в. с североевропейскими вещами в бассейне Днепра не известны. В бассейне Зап. Двины они есть, но не обязательно относятся к 1-й пол. IX в. (Торопец 2, к. 23 [Корзухина 1964], Шугайлово, к. 6 (Е.А. Шмидт) (рис. 1); другие ранние находки (Клименки, Рокот) не поддаются узкой датировке).

    Таким образом, начальный этап формирования пути «из варяг в греки» следует относить ко 2-й пол. VIII - 1-й пол. IX вв. и рассматривать его в первую очередь в контексте этнокультурных и социально-экономических процессов, происходивших внутри славянского мира Восточной Европы, а не славяно-скандинавских отношений. Скандинавы (точнее, надэтничная военно-торговая «корпорация», в которой они играли главную роль) подключились к процессу становления меридионального пути и активизировали его позднее, когда он зашел достаточно далеко, чтобы стать необратимым.




    PUT.jpg





    Нефедов В.С. Сборник.Ладога и Северная Евразия от Байкала до Ла-Манша. Связующие пути и организующие центры.» 2002.
     
    ValeraMXM нравится это.
  3. Dr.Wood
    Offline

    Dr.Wood Завсегдатай SB

    Регистрация:
    26 сен 2011
    Сообщения:
    1.622
    Спасибо:
    3.298
    Отзывы:
    108
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Северо-Восток
    [SIZE=12pt]Среднее Поднепровье и Неманско-д[/SIZE]непровский путь в lX -Xl вв.



    Проблема историко-культурных контактов населения Среднего Поднепровья и Юго-Восточной Прибалтики обозначается как весьма перспективная в работах историков, археологов и лингвистов. Представления об исконной разобщенности этих земель выглядят анахронизмом основательно подорванным специалистами в области языкознания (Топоров. Трубачев), но который поддерживается, по-прежнему, скорее традицией, нежели сов ременными представлениями о судьбах восточноевропейских народов на рубеже варварства и утилизации. Тот факт, что Среднее Поднепровьй, а точнее, прилегающие к Киеву земли, являлись временами южной окраиной расселения древних балтов, обычно отчуждается от историко-археологичзской проблематики периода образования Древнерусского государства, как и в общем от вопросов славянского расселения. Рискнем высказаться более откровенно: судьбы западных земель Руси в послемонгольский период в своих исторических рамках, может быть, обусловлены былой причастностью к общебалтийскому (в широком понимании) миру.

    При всей даскуссионности проблемы полагаем, что доминирование балтоязычного населения в области Верхнего Поднепровья (для первой половины I тыс. н.э. это не вызывает нынче возражений) сформировало достаточно определенную систему взаимосвязей между родственным населением, в частности центра и периферии, которые в новых условиях славянского расселения могли быть потревожены, но все же не нарушены, в силу традиционной тысячелетней притягательности Балтики и Черноморско-Каспийского междуморья. Образование Киевской Руси и новая ситуация в Восточной Европе меняют местами "центр" и "перифедпо" на полтысячелетия (до образования Венике го княжества Литовского), но каналы связи между ними в основном остаются прежними,.

    Историография этого конкретного вопроса невелика. Сближение рек днепровского правобережного бассейна и юго-восточной акватории Балтики определяет соответствующие направления передвижений и культурных контактов, о которых писали З.Ходаковский, Л.В .Алексеев, В.П.Даркевич, Я.Х.Зверуто и др. Важность зтих направлений для судеб славянства подчеркивали Ф.Д.Гуревич,Д.А.Мачйнсхский. Независимо друг от друга той же теме посвящали свои работы и авторы данной статьи.

    Привлекая еще раз внимание специалистов к этому направлению связей между Средним Поднепровьем и Балтикой, мы в данном случае сосредоточились на географии речного пути (IX-XI вв.).

    Период IX-XI вв. выбран не случайно: эпоха викингов в Европе и активность арабского Востока фиксируются в восточноевропейской археологии многочисленными и разнообразными проявлениями., обозначающим весьма отчетливо речные трассы путей. То же время для истории Руси соответствует становлению единого государственного образования с центром в Киеве, а также системы городских поселений, размещение которых не в последнюю очередь было подчинено направлениям культурных контактов, а следовательно,тем же речным путям.

    Источник работы - археологические комплексы, состоящие частично или полностью из предметов иноземного происхождения (восточного, западно- и североевропейского адреса), а также отдельные находки - случайные или в слое и с аналогичными хронологическими характер -этиками. В сводку включены комплексы и вещи из исторических областей Юго-Западной Прибалтика. Таким образом а работе учтены: клады монет -восточных, западноевропейских и византийских - 65 ед.; погребения с предметами импорта - 112; поселение с аходдеами привозных вещей - SO: отдельные (случайные) находки - 78. Адреса импорта: Скандинавия - 72 случая; Западная Европа; 34. Византия - 44: Арабский Восток - 63. исторические области Юго-Восточной Прибалтики-78.

    Территориальные рамки собранного материала охватывают Юго-Восточную Прибалтику - от Курземе на севере до устья Вислы на юге (вместе с течением Прегель) междуречье Даугавы - Западной Двины и Нямунаса ~ Немана (вместе с Нярисом - Виличей); течение Днепра по Березине до устьев Роси и Супы; междуречье Припяти и Западного Буга.

    Методика работы предусматривала разнесение собранного материала по трем картам. Картографирование скандинавского западно-европейского и восточного импорта (карта 1) лучше всего показывает основные линии водных коммуникаций, ритм и содержание контактов, и, казалось бы. стихийный на первых порах по своим направлениям (но не по целям) характер продвижения варягов и арабов вглубь материковой Европы. Поэтому для европейской археологии распределение восточного серебра на территории Древней Руси не менее важно, чем картирование скандинавского импорта.




    KARTA_1.jpg




    На карте 2 учтены вещи, связанные по происхождению с племенными территориями балтов. Находки такого рода в Киеве и его окрестностях еще не подвергались ни отдельной характеристике, ни общей оценке. Не претендуя в полном объеме ни на то, ни на другое, мы ограничиваемся представлением карты, подчеркивая, что балтийский импорт более убедительно, чем предметы скандинавского, и, пожалуй, восточного (арабское серебро) происхождения, указывает на существование именно неманско-березинскоднепровской связки общей трассы - от Юго-Восточной Балтии к Киеву.

    Цель карты 3, на которой суммированы данные двух предыдущих, - выявить территориальные сгустки находок, позволяющие судит» о самом характере продвижения вдоль речного пути и местах регулярного оседания импорта.

    Картографирование выделило наиболее выразительные направления контактов между Киевским Поднепровьем и Юго-Восточной Прибалтикой, проходившие в створе Немана и Вилии - с одной стороны, и бассейна Березины (днепровской) - с другой. Наибольшая концентрация импорта - низовья Немана, округа Каунаса, Вильнюса и Минска, отчасти район Речицы и особенно район Днепра ниже Десны до Канева - Корсуня. Разряженность импорта приходится на течение Немана между его низовьем и Каунасом, Каунасом и Гродно, а также, в сущности, на остальное течение реки, разно как и Вилии от Вильнюса до истоков. "Зияющая пустота" соответствует поречьям Цны, Бобра, Случи, Лани и Березины (между Минском и Борисовом до устья). Подобную неравномерность распределения находок импорта нельзя объяснять исключительно состоянием источниковедческой базы.

    При объяснении путей формирования киевского сгустка импорта требуется известная осторожность. Не приходится сомневаться, что часть предметов скандинавского происхождения могла поступать сюда путем из "варяг в греки'', в первую очередь, имея в виду указания летописи о походах северных дружин в Киев. Правда, археологические свидетельства продвижения варягов по меридиональному отрезку течения Днепра маловыразительны: фигурки викингов первой половины XI в. из-под Нового Быхова и, возможно, из кургана у дер.Колодизско-Могилевской обл. В то же время скандинавский импорт на неманско-березинском пути более представителен. Находки такого рода в значительном числе известны по течению Немукаса - Немана и его правым притокам: Минин, Юре, Дубисе, Невяжису, Швяюойи, Нярису - Вилии, Жеймяне и Вяркне.




    KARTA_2.jpg




    Среди находок отметим камень с рунической надписью близ каймы Станявос это рой половины VI - первой половины VII в., погребения IX-X вв, со скандинавским оружием и украшениями у д.Страгняй, У пина, Бикавеняй„др. Аналогичные находки на Имбарском и Плунгском городищах. В Белорусском Понемаиье и на Березине (днепровской): золотой брактеат первой половины - середины VII в. вблизи Борисова, шлем IX-X вв. из культурного слоя Слонима, меч типа V из окрестностей Гродно, две серебряные антропоморфные подвески из культурного стоя X ~ начала XI в. Волковыска. Вероятно, из дружинного погребения середины - второй половины X в. в окрестностях Волковыска происходит наконечник копья с серебряной насечкой. В кургане с трупо-сожжением могильника Городилово найдены согнутый меч типа X, два ланцетовидных наконечника копий, фибула с длинной иглой, поясные накладки, отлитые в золоте: в кургане восточнее Минска (Логойскик или Борисовский р-ны) - бронзовая кольцевидная фибула с длинной иглой; из слоя Минскoro городища происходит полубрактеат Хедебю чеканки около 1000 г.

    Как видим, неманско-днепровский путь мог составить серьезную конкуренцию пути из "варяг в греки" или быть достаточно самостоятельным в связях со странами Скандинавии эпохи викингов.

    Нет полной ясности и в отношении Киева к первым этапам поступления в Восточную Европу арабского серебра. Цепочка кладов, зарытых до 824 г. (по младшей монете) , тянется от Северного Кавказа через Маныч, Нижний Дон, Донец к Днепровскому Левобережью (Паристово, Новотроицкое), проходя восточнее или северо-восточнее Киева и далее к верховьям Немана и самбийскому побережью Балтики. В самом Киеве и его округе (Монастырек) известны единичные находки восточных монет VIII-IX вв., в том числе из культурного слоя, но первые клады относятся лишь к началу X в. (Киев, 906 г.). Проходил ли путь восточного серебра до начала X в. через Киев, или город и его округа представляли собой периферию этого пути - на этот вопрос взгляды авторов статьи расходятся.

    В историко-географическом комментарии к теме обратим внимание на соответствие зон скопления импорта местам городских поселений (из этого ряда выпадает Слуцк, где пока не найдены привозные вещи IX-XI вв.). Исключая Киев, остальные города (Минск, Логойск, Лукомль, Гродно и др.) упоминаются в летописи не ранее XI в., хотя культурные напластования некоторых из них оказываются более древними. Мы не решаемся однозначно ответить на вопрос, наличие ли городских центров способствовало оседанию в них и поблизости иноземных предметов, или же обусловленные географическими особенностями пути, места выпадения импорта стали благоприятной почвой для становления здесь города. Расположение Минска, Логойска и Лукомля в полосе балтийско-черноморского водораздела, на перевале из днепровской системы в неманскую или западаодвинскую (здесь же Друцк) склоняет скорее ко второму решению. В любом случае, однако, не приходится сомневаться в функциональной связи этих городов с неманско-березинскоднепровским направлением.




    KARTA_3.jpg




    Пространство, лишенное импорта ("зияющая пустота"), можно представить опрокинутым треугольником с вершиной в Киеве, которому противостоит основание из цепочки городов, расположенных в зоне Большого водораздела: Пинск, Минск, Логойск, Лукомль, Друцк. Между основанием и вершиной древнерусские города отсутствуют, как и находки импорта.

    Летописец помещает между Припятью и Западной Двиной дреговичей. Попытка устранить расплывчатость летописного описания была предпринята В.В.Седовым. Территория дреговичей описывается так: южная граница проходила по правобережью Припяти, восточная - по Днепру, северо-восточная - по водоразделу Друти и Березины, северная - по линии Заслав ль - Борисов (зона частичного смешения с полочанами), западная - по верховьям Немана и Лани. Дреговичская территория, таким образом, довольно точно соответствует киево-минскому треугольнику, располагаясь между столицей Руси и городскими центрами Полоцкой земли. Политическая история дреговичей очень слабо отражена в письменных историках. Считается, что административным центром их был Туров, следовательно, поречье Друти, Березины и Птичи находились в отдалении от княжеской резиденции на Припяти. Но сообщениям Константина Багрянородного, дреговичи были данниками Киева. Подчиненность Киеву Турова и окрестных земель во второй половине X - начале XI в. выявляется и при разделе киевского княжения между сыновьями Владимира Святославича. Одним словом, есть достаточные оснований считать, что речной путь по Друти, Березине и Птичи (от устья почти до верховьев) по крайней мере с середины (первой половины) X в. контролировался Киевом, создававшим благоприятные условия для продвижения на этом участке. Быть может, поэтому здесь и не было причин для массового "выпадения" импорта. Однако в верховьях названных рек начинался не только географический, но и политический рубеж - граница Полоцкой земли.

    Борьба Киева и Полоцка в XI - начале XII в., достаточно подробно описанная в трудах историков и археологов, носила упорный и своеобразный характер. Заметим, что ослабление соперника достигалось не столько утверждением в его столице, сколько захватом крупных городов, расположенных на основных речных перевалах из Днепра в Неман или Западную Двину. Только Минск за 50 лет - с 1067 по 1117 г. - оказывался 7 раз под ударами киевских князей. Ключевое положение города на стыке противоборствующих сил отразилось и на его судьбе: по данным археологических исследований, город был перенесен с берегов Птичи на берега Свиспочи.

    Таким образом, в истории киево-полоцкой конфронтации просматриваются, помимо всего прочего, определенные претензии на подчинение важного отрезка речного пути.

    Контакты Киева с землянами Юго-Восточной Прибалтики вполне ощутимы в материалах средневековой археологии столицы Руси. Но в письменных источниках звучание этих контактов менее выразительно по сравнению даже с варзго-киевской проблематикой. В этой связи стоит отметить пруссо-литовское представительство в составе русских послов, заключавших договоры с Византией с 911 и 944 гг., в частности прямое указание на участие в посольстве 944 г. ятвяга Гукарева. Скудость таких данных заставляет с большим вниманием относиться к результатам историко-лингвистических исследований.

    В этой связи считаем существенной параллель киевскому Самбатасу в ойконимии Юго-Восточной Прибалтики. В обширной историографии вопроса о происхождении указанного топонима отметим лишь попытку объяснения его из литовского языка (Ляц-122 кий). Предложенная им конструкция вызвала резкую критику большинства исследователей, так как выводила топоним из не существующего в литовском языке глагол "zamatas", якобы означающего "городить лежмя", "делать Замятину ". Тем не менее идея балтского происхождения Самбатаса оказывается продуктивной, если за исходную этимологическую композицию брать не литовский, а древнепрусский язык. В Самбатасе можно усматривать кальку с русского имени Киев, поскольку прусское существительное "zambas" - "угол", "зуб", "острие" (Буга). Сравним: "кий" - "палица'' - "дубина*'. Сходное с "$ац(5ата%* в форме "sambitae" зафиксировано у Петера Д юс бурга в значении населения "прусского зуба" - Самбии. Топоним Самбатас, обозначающий город-крепость Киев, мог попасть в греческую письменную традицию при посредничестве пруссов-самбов или усвоивших прусский язык скандинавов. Это могло произойти скорее всею в период между отмеченными выше датами посольств руссов в Константинополь.

    В заключение кратко остановимся на общей периодизации неманско-березинскоднепровского пути. Следами древнейших культурных связей по этому направлению (до рубежа эр), повидимому, являются гидронимы, восходящие к названию Вислы, известные в бассейне Немака (Свислочь), Березины Днепровской (Свислочь) и Припяти (Виславица), а также "зеркальное" расположение двух Березин: на Днепре - Борисфене - и Немане по обеим сторонам Минской возвышенности. Связям между Прибалтикой и Киевским Поднепровьем мог способствовать и общий для этих территорий балтоязычный фок, выявленный на материалах гидропимии (Топоров, Трубачев). Следующий период - III-V вв. н.э. - документируется картой вещей с эмалями, составленной Г.Ф.Корзухикой. Тот же путь просматривается и в письменных источниках первой половины I тыс. н.э. (Птолемей, Марцеллин, Маркиан). В них содержатся косвенные сведения о сближении истоков Борисфена (Днепр - Березина), Рудона - Рубона (Западная Двина) и Крона (Неман) в пределах Аланской (Алауиской) возвышенности (Белорусский кряж), что отражает определимый опыт продвижений от Балтики к Черному морю.

    Начало следующего периода (славяно-русского) представлено находками шейных гривен балтийского происхождения из с.Орловец Городищенского р-на Черкасской обл., Киева, с.Ивахнихи Лохвицкого р-на Полтавской обл., датируемых VIII-IX вв. Кэтому же времени относятся находки вещей скандинавского круга из Киева, Вышгорода, Ходосовки (оббивка штевня ладьи, обломки стеатитового котла, стеатитовое пряслице и спиральный перстень). По-видимому, реилая транспортная система сохраняла свою актуальность и в новое время: в XVIII в. г.Докшицы (верхосья Березины Днепровской) был удостоен герба, символизирующего речную связь Балтийского и Черного морей.

    Как приходится убеждаться, неманско-березршско-днепровский путь в связях Киева с Балтикой является более древним, чем путь из "варяг в греки". Ясно, что степень интенсивности и эффективность его использования зависели от общей этнополитической ситуации на черноморо-балтийском пространстве, точнее, вдоль трасс других путей, соединяющих оба моря. Этой особой темы мы не касаемся. Но с появлением славян в белорусском Правобережном Поднепровье и закреплением столицы Руси в Киеве данный путь переживает один из своих самых ярких периодов.




    В.А.Булкин, В.Н.Зоценко

    Проблемы археологии Южной Руси. Материалы историко-археологического семинара "Чернигов и его округа в X-ХIII вв." // Киев, 1988.
     
    ValeraMXM нравится это.
  4. Dr.Wood
    Offline

    Dr.Wood Завсегдатай SB

    Регистрация:
    26 сен 2011
    Сообщения:
    1.622
    Спасибо:
    3.298
    Отзывы:
    108
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Северо-Восток
    Янсон И.

    РУСЬ И ВАРЯГИ


    Контакты Руси и Скандинавии с особой интенсивностью развернулись в эпоху викингов, которая соотносится с концом VIII—первой половиной XI в. Чем характерна эта эпоха и что можно сказать о взаимоотношениях славян-русских и скандинавов?

    Викинг — скандинавское слово, означающее «морской воин» или «пират», а эпоха викингов — исторический период, когда многие скандинавы на кораблях отправлялись в далекие путешествия на запад и на восток от своей родины. Наиболее известной целью этих поездок были грабительские набеги. Франкские, английские и ирландские хроники того времени содержат краткие, но достоверные свидетельства о нападениях на монастыри и города. Первым попавшим на страницы хроник является сообщение о нападении викингов в 793 г. на монастырь на о. Линдисфарн в Англии. Исландские письменные источники XII— XIV вв. рисуют не столь исторически достоверные, но яркие картины жизни, в которой военное дело и грабежи были основными занятиями честолюбивых мужчин.

    Однако более внимательное изучение источников показывает, что скандинавы были вовлечены и в другие виды деятельности. Предводители военных отрядов занимали в обществе весьма высокое социальное положение и часто использовали свои победы для укрепления политической власти. Под защитой вождей простые люди могли поселяться для постоянной жизни на землях, которые раньше являлись объектами их грабительских нападений. Под 876, 877 и 880 гг. англосаксонская хроника сообщает, что предводители викингов поделили между собой захваченные земли в северной и восточной Англии и что люди «занимаются пахотой и добыванием средств к существованию».

    Дейнло — область датского права в Англии — была основана в 886 г. по мирному договору с единственным остававшимся англосаксонским королем Альфредом Великим. На севере Атлантического океана скандинавы обнаружили и колонизировали прежде не заселенные земли Фарерских островов, Исландии и Гренландии. Они даже пытались обосноваться в Северной Америке.

    Вероятно, торговля играла наиболее важную роль в занятиях скандинавов, и, может быть, именно она положила начало их экспансии. VIII и IX века характеризуются нарастанием экономической активности и возрождением городской жизни в Западной Европе. В это время урбанизация охватила и Скандинавию. В Рибе на юго-западе Дании властители области около 710 г. основали торговое поселение, которое вскоре превратилось в город, существующий до наших дней. Хедебю на старой датско-германской границе, ныне на самом севере Германии, и Бирка на маленьком о. Меларен к западу от Стокгольма, вероятно, возникли в конце VIII в. Оба поселения были покинуты на рубеже X—XI вв., и их роль как торговых центров перешла к до сих пор существующим городам Шлезвигу и Сигтуне.

    Общая канва исторического развития на Западе в своих основных чертах хорошо известна и не является предметом дискуссии, благодаря сообщениям различных хроник, составлявшихся в тот же период, когда имели место сами события. В Британии и Ирландии скандинавские поселенцы были ассимилированы, но оказали значительное влияние на английский язык и местную топонимику. Скандинавские поселения на Фарерских островах и в Исландии существуют до наших дней. Именно в Исландии были записаны и таким образом сохранены для истории древняя скандинавская мифология, поэзия и рассказы об эпохе викингов.

    Если обратиться к восточным территориям, затронутым походами викингов, то перед исследователями встает гораздо больше проблем, и точки зрения на характер проходивших там исторических процессов значительно разнятся. Дело в том, что в Восточной Европе недостаточно письменных документов, синхронных путешествиям викингов. Историки в данном случае стараются привлекать источники, относящиеся к Византийской империи и к Исламскому халифату. В самых ранних из них скандинавов обычно называют «рос» (rhos) на греческом или «рус» (rus) на арабском языках, в более поздних — варяги (по-гречески varangoi, по-арабски warank). Внутренние конфликты в Восточной Европе, конечно, мало интересовали византийцев и мусульман, и в их источниках упоминается только несколько вторжений со стороны Черного и Каспийского морей. В основном византийских и исламских писателей привлекала торговая деятельность северных народов.

    Тем не менее есть один важный письменный источник, созданный в Восточной Европе, — Повесть временных лет, составленная в начале XII в. в Киеве, столице Руси. Многие сведения Повести заслуживают серьезного внимания, так как основаны на достоверных данных, восходящих по крайней мере к X в. Повесть содержит подробное описание происхождения и начальной истории Руси, и скандинавам, называемым варягами, отведена в ней весьма выдающаяся роль — настолько важная, что сообщается об основании ими правящей династии Рюриковичей и создании в связи с этим самого Русского государства.

    В «Сказании о призвании варягов» в том виде, как оно излагается в Повести временных лет по Ипатьевскому списку под 862 г., говорится, что варяги, собиравшие дань с различных славянских и финских племен на севере Руси (чуди, словен, кривичей, мери, возможно, веси), были изгнаны ими «за море» и «не даша им дани, и почаша сами в собе володети». Между племенами начались взаимные распри и усобицы «и не бе в них правды, и въста род на род». Тогда они решили — «поищем сами в собе князя, иже бы володел нами и рядил по ряду по праву. Идоша за море к Варягом, к Руси». Те варяги назывались Русью, а «друзии зовутся Свее [свей, шведы], друзии же Оурмане [норвежцы], Аньгляне [англичане], инеи и Готе [готландцы]». «Земля наша велика и обилна, а наряда в ней нет, да пойдете княжить и володеть нами» — так летописец передает обращение северных племен к варягам. «И изъбрашася трие брата, с роды своими и пояша по собе всю Русь и придоша к Словеном первее, и срубиша город Ладогу и седе старейший в Ладозе Рюрик [скандинавское имя Rörik], а другии Синеоус [Signjut?] на Белеозере, а третей Трувор [Thorvard?] в Изборьсце и от тех Варяг прозвася Руская земля». Через два года, после смерти братьев, «прия Рюрик власть всю один, и пришед к Ильмерю и сруби город над Волховом, и прозваша и Новъгород и седе ту княжа». Его преемником был Олег, который в 882 г., как сказано в летописи, ушел на юг и вокняжился в Киеве.

    RIS_1.jpg
    Рунический камень в Туринге в Седерманланде дает представление о людях, возглавлявших восточные экспедиции: «Кетиль и Бьерн, они установили этот камень в память Торстейна, своего отца, Анунд в память своего брата, а дружинники в память справедливого и мудрого человека, Кетелё в память своего супруга. Братья были среди лучших людей на земле и в воинском походе, держали своих дружинников хорошо. Он пал в битве на востоке на Руси, предводитель войска, лучший из мужей страны». XI в. Камень найден вмурованным в средневековую церковь, где был зарисован Юханом Перингшельдом (государственный антикварий в 1693—1720 гг.).

    Эта легенда об основании Русского государства дала повод к длительной и острой дискуссии, получившей название «норманнского вопроса». Она началась еще в XVIII в. и до сих пор вызывает интерес, хотя в своей первоначальной постановке уже не рассматривается в серьезных академических исследованиях. Создание государства является комплексным процессом, который нельзя свести только к деятельности воинов, пришедших извне, в данном случае из Скандинавии. Большинство ученых согласно с тем, что скандинавы наряду со славянами, балтами и финнами, заселявшими Восточную Европу, сыграли важную роль в ранней истории Руси, и эта роль уменьшилась в конце эпохи викингов, когда возросли значимость самого русского общества, а также влияние Византии и степных кочевников. Вопрос заключается в конкретизации характера деятельности скандинавов и выявлении их места в различных слоях общества. Советские и российские ученые обычно подчеркивали роль скандинавов в окружении местных князей, основываясь в первую очередь на летописной информации. В то же время современные скандинавские и западные исследователи главным образом опираются на сообщения византийских и исламских источников IX—X вв., в которых акцентируется внимание на торговой деятельности русов и варягов.

    Оба подхода кажутся недостаточными для объяснения причин широкого распространения на Руси скандинавских деталей одежды (мужской и женской), оружия, ритуальных и магических предметов, а также множества культурных элементов, связывавших между собой Русь и Швецию в эпоху викингов. Появление этого археологического материала, которого на Руси гораздо больше, чем в Западной Европе, кажется, гораздо легче объяснить переселением групп скандинавов на восточные земли для несения военной службы, занятий ремеслом и даже сельским хозяйством, как это было с датчанами и норвежцами на западе. Наука располагает данными о том, что скандинавы переселялись на восток Европы целыми коллективами, да и в походы и на военную службу пребывали большими группами, что предполагает их постоянное проживание, нередко семьями, в городах и иногда сельских местностях.

    RIS_2.jpg
    Рунический камень из Ниббл Екеро, Упланд, содержал следующую надпись (средняя часть утрачена): «Гунне и Каре установили камень в память... Он был лучшим бондом в команде Хакона». «Команда» обозначена словом rodhr, которое по заключению филологов послужило основой для появления названия «Русь». XI в. Камень утерян, но сохранился его хороший рисунок, выполненный Юханом Хадорфом (государственный антикварий в 1666—1693 гг.).

    В начале XII в., когда составлялась Повесть временных лет, имя «Русь» означало русских людей и Русскую землю (ядро современных государств России, Белоруссии и Украины), но первоначально оно, скорее всего, относилось к скандинавам. Этимология, с которой более или менее согласились многие филологи, в том числе российские, такова: название происходит от финского слова Ruotsi (Rootsi), в наши дни используемого финнами и эстонцами для обозначения Швеции, а это слово в свою очередь происходит от скандинавского слова rodhr, современного шведского rodd, что означает «гребля», а также «регион, отличающийся греблей» и «команда гребцов». В средние века «Роденом» (Roden), позднее «Руслагеном» (Roslagen) именовался прибрежный район Упланда, провинции к северу от оз. Меларен, а найденный здесь рунический камень XI в. восхваляет человека как «лучшего бонда в rodd Хакона», т. е. в команде Хакона. Финны и эстонцы, очевидно, часто сталкивались с такими командами шведов и восприняли это слово в качестве их имени, и когда скандинавы стали проникать в глубь восточноевропейского материка, местные финские и славянские племена использовали тот же термин. Поскольку эти скандинавы активно участвовали в политической борьбе на Руси, а княжеская семья — Рюриковичи возводила свой род к скандинавам, термин постепенно стал употребляться для обозначения людей, окружавших вождей рождающегося государства, и в конце концов — всей земли и ее жителей. Возникла необходимость найти для скандинавов другое имя, и таковым стал термин «варяги», от скандинавского Vaeringjar, который первоначально, возможно, обозначал определенные группы людей, давших клятву друг другу.

    RIS_3.jpg
    Скандинавские мужские и женские предметы украшения одежды обычны в захоронениях IX и X вв. во многих областях Руси. Здесь представлен инвентарь из погребения X в. в Тимерево около Ярославля. Погребение принадлежало к типу обычному как в Скандинавии, так и на Руси — курганная насыпь, перекрывающая слой кремации. В слое кремации были найдены предметы, принадлежавшие мужчине и женщине. Среди них части кольцевидной булавки (№ 4, 5, 17, 19) и овальной фибулы (№ 9), которые в Скандинавии являлись, соответственно, мужскими и женскими типами застежек одежды. Другие предметы характерны и для скандинавских, и для русских захоронений, как, например, обломки гребней (№ 2а), ледоходный шип (№ 6) и оселок (№ 25). (По книге: Ярославское Поволжье. М, 1963. С. 18.)

    Норманны, двинувшиеся на восток, так же как и те, которые направились на запад, вероятно, происходили из разных частей Скандинавии, но археологические находки определенно указывают, что на Русь большинство из них пришло из центральных провинций Швеции вокруг оз. Меларен, из других провинций восточного побережья, а также с Аландских островов, сейчас принадлежащих Финляндии. В этих районах разнообразие восточноевропейских и восточных предметов из кладов, захоронений и поселений свидетельствует о разносторонних контактах с востоком в эпоху викингов, особенно с областью, которая стала называться Русью. Клады, погребения и поселения на территории Руси также дали большое количество вещей скандинавской материальной культуры, представляя такое же разнообразие, как и в центральной Швеции.

    Особо следует сказать о Готланде. Эта провинция представила самое большое в Европе количество драгоценных металлов и особенно исламских монет эпохи викингов. Достаточно сказать, что из более чем 67 000 этих монет, относящихся к VIII—началу XI вв., найденных на территории Швеции и на Готланде, три четверти обнаружены на Готланде. Однако раскопки захоронений и поселений дают мало свидетельств широких связей жителей острова, и типы готландских ювелирных изделий редко встречаются на востоке. Возможно, готландцы вели активную торговлю, но не принимали участия в войнах, политике и колонизации.

    Среди пришедших на Русь скандинавов нельзя не отметить также выходцев из Дании и Норвегии. Некоторые исследователи не без оснований считают позванного славянами Рюрика датским викингом. В западноевропейских хрониках отмечен для событий второй и третьей четверти IX в. датский по происхождению властитель с аналогичным именем. Он мог оказаться и на Руси. Норвежцы также посещали Русь. Так, в 1019 г. принцесса Ингигерд, став женой великого князя Ярослава Мудрого, как гласят саги, привела с собой много норвежцев. Из какой бы части Скандинавии ни приходили норманны на Русь, они входили в самое тесное и активное общение со славянами, финнами и другими народами Восточной Европы. Столь разнообразных и глубоких контактов между людьми Руси и Скандинавии история не знала ни до, ни после эпохи викингов, и в этом мы видим непреходящее значение этой эпохи для народов Восточной и Северной Европы.


    ansson J. Ovala spånnbucklor, en Studie av vikingatidens standardsmycken med utgångspunkt från Björköfynden (Oval brooches. A study of Viking period standard jewellery based on the finds from Björkö (Birka), Sweden). Aun 7. Diss. Uppsala, 1985. 238 p.

    Jansson J. Kalifatet och barbarerna i norr / The Caliphate and the northern barbanans//Islam, konst och kultur (exhibition catalogue, Museum of National Antiquites, Swedish and English text). Stockholm, 1985. P. 51—68, 77—78, 179—192.

    Jansson J. Gürtel und Gürtelzubehör vom orientalischen Typ. Birka II: 2. Stockholm, 1986. P. 77—108.

    Jansson J. Communications between Scandinavia and Eastern Europe in the Viking Age. The archaeological evidence // Abhandlungen der Akademie der Wissenschaften in Göttingen. Philol.-hist. Klasse, 3. Folge, Nr 186. Göttingen, 1987. P. 773—807.

    Jansson J. Wikingerzeitlicher orientalischer Import in Skandinavien // Bericht der Römisch-Germanischen Kommission 69, 1988 (Oldenburg—Wolin—Staraja Ladoga—Novgorod—Kiev. Internationale Fachkonferenz 1987 in Kiel). Frankfurt am Main, 1989. P. 564—647.

    Jansson J. Skandinavien Baltikum och Rus' under vikingatiden (Scandinavia, the East Baltic countries and Rus' in the Viking period) //Norden og Baltikum (Det 22. nordiske historikermøte, Oslo 13.—18. august 1994, rapport I). Oslo, 1994. P. 5—25.

    Jansson J. Palaeobotanical studies on the Novgorod Land с 400—1200 AD // Archäologisches Korrespondenzblatt. 1994. 23. P. 527—535.

    Янссон И. Контакты между Русью и Скандинавией в эпоху викингов // Тр. V Международного конгресса славянской археологии. Киев. 1985. III: 1Б. М., 1987. С. 119—133.

    Янссон И., Мельникова Е. А., Тегнер Ё., Панова Т. Д. Наследие викингов: Диалог культур. Stockholm, 1996.

    Викинги и славяне, СПб., 1998.
     
    ValeraMXM нравится это.
  5. Dr.Wood
    Offline

    Dr.Wood Завсегдатай SB

    Регистрация:
    26 сен 2011
    Сообщения:
    1.622
    Спасибо:
    3.298
    Отзывы:
    108
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Северо-Восток
    [SIZE=12pt]Кирпичников А.Н. СКАЗАНИЕ О ПРИЗВАНИИ ВАРЯГОВ. ЛЕГЕНДЫ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ



    [/SIZE] В начальной части «Повести временных лет» помещено «Сказание о призвании варягов». Оно лаконично, но по своему историческому значению относится к документам первостепенной важности. Речь в нем идет о событиях, приведших к созданию крупнейшей в тогдашней средневековой Европе империи Рюриковичей.

    «Сказание о призвании варягов» породило громадную литературу. Уже 250 лет ученые спорят об этом произведении, насколько оно легендарно и насколько достоверно. Высказываются самые противоположные точки зрения.

    Ряд ученых отрицал или сомневался в исторической основе «Сказания», ибо оно, по их мнению, состоит из позднейших домыслов, является тенденциозной искусственной конструкцией сводчиков рубежа XI и XII вв., и лишь его ничтожная часть сохранила местные предания.

    Дискуссия по поводу «варяжского вопроса» подчас приобретала обостренно политический характер. Так называемые норманисты были причислены к буржуазным ученым, недругам России, унижавшим ее национальное достоинство. Те же, кто сомневался или отрицал достоверность «Сказания» и писал о приоритете славян в сравнении с чужестранцами, считались безусловно прогрессивными учеными. К каким зловещим оценкам «Сказания о призвании варягов» прибегала официальная наука, можно судить по словам авторитетного историка Б. Д. Грекова. «Легенда о „призвании варягов", — писал он, — много веков находилась на вооружении идеологов феодального государства и была использована русской буржуазной наукой. Ныне американско-английские фальсификаторы истории и их белоэмигрантские прислужники — космополиты вновь стремятся использовать эту легенду в своих гнусных целях, тщетно пытаясь оклеветать славянское прошлое великого русского народа. Но их попытки обречены на провал».'

    Время не подтвердило такого приговора. Варяжское «призвание» отнюдь не принижало прошлого России. Так называемое иностранное вмешательство в ее судьбу — результат нормальных общеевропейских контактов и всемирной этнокультурной открытости Руси, с самого начала включавшей в состав своего населения наряду с русскими более 20 народов, племен и групп.

    Ныне времена политических обвинений и «поиска врага» на примерах истории, будем надеяться, остались позади. Наука освобождается от государственного вмешательства и давления партийной идеологии; мы спокойно можем обсуждать славяно-норманнское (как, впрочем, и другое) взаимодействие.

    Что касается оценки самого источника, то предприняты попытки объяснить создание «Сказания» противоборством киевской и новгородской летописных традиций, использованием северных легенд в идейно-политической борьбе рубежа XI и XII вв. Конечно, обстановка, сложившаяся на момент окончательной записи «Сказания», не могла не повлиять на его изложение, но вряд ли этим можно ограничиваться. Нет спора, источник по времени своей окончательной записи более чем на два века отстоит от зафиксированных в нем событий. «Сказание», судя по всему, складывалось постепенно. Как полагают некоторые исследователи, оно записано впервые при великом князе Ярославе Мудром для подтверждения единства и законности княжеского дома и родства со скандинавскими правителями. Побудило к этому предложение о женитьбе, сделанное Ярославом Владимировичем шведской принцессе Ингигерд. В дальнейшем появились литературные версии «Сказания». Около 1113 г. варяжская легенда была использована Нестором при создании «Повести временных лет». Позднее и этот текст претерпел изменения. Приведенная версия правдоподобна, но, конечно, допускает и иные толкования.

    Каким бы многосоставным ни было «Сказание» и в каком бы виде ни заключало в себе те или иные исторические факты, вслед за большинством ученых полагаю, что оно зафиксировало реальное событие, связанное с появлением в среде славян и финнов севера Восточной Европы скандинавских пришельцев. По крайней мере часть «Сказания» не несет черт устного народного творчества, напоминает скорее деловое, протокольное описание событий.

    Ниже приведем в переложении на современный язык один из наиболее надежных текстов «Сказания о призвании варягов», содержащийся в Повести временных лет по Ипатьевскому списку.

    «В лето 859. Имели дань варяги, приходившие из-за моря, на Чюди, и на Словенах, и на Мере, и на всех [Веси?] Кривичах. ...В лето 862. Изгнали варягов за море, и не дали им дани. И начали сами собой владеть, и не было у них правды [закона]. И встал род на род, и были усобицы, и стали сами с собой воевать. И сказали: Поищем себе князя, который владел нами и управлял по ряду [договору], по праву. Пошли за море к варягам... Говорили Русь, Чудь, Словени, Кривичи и вси [Весь?]. Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Да поидите княжить и владеть нами. И избрались три брата со своими родами и взяли с собой всю Русь [в значении „дружина"]. И сперва пришли к словенам и срубили город Ладогу. И сел старейший [старший] в Ладоге Рюрик, а другой Синеус на Белоозере, а третий Трувор в Изборске. ...Через два года умер Синеус и брат его Трувор и принял Рюрик всю власть один, и пришел к Ильмерю [Ильменскому озеру] и срубил город над Волховом и прозвали его Новгород. И стал тут княжить, и роздал своим мужам волости, и города рубить, одному Полотск, другому Ростов, третьему Белоозеро. И по тем городам суть находники варяги; первые поселенцы в Новгороде Словени, и в Полотске Кривичи, в Ростове Меряне, в Белоозере Весь, Муроме Мурома. И теми всеми обладал Рюрик».

    Резюмируем приведенное сообщение. После изгнания варягов северные славянские (словени и кривичи) и финские (чудь, меря, возможно, весь) племена вступили в междоусобные войны. Замириться не могли и поэтому добровольно пригласили скандинава Рюрика с братьями, чтобы они стали управлять славянами и финнами по договору и установили правопорядок. Центрами новых княжений названа Ладога, Изборск, область Белого озера. Через два года в 864 г. Рюрик перебрался в новоукрепленный, а точнее, новооснованный Новгород и роздал своим мужам кривичский Полоцк, мерянский Ростов, а также Муром и Белоозеро (здесь в значении не края, а города) в землях муромы и веси. Этим очерчивается первое на севере Восточной Европы единодержавное государство — «Верхняя Русь», возникшее на месте конфедерации славянских и финских племен. Было положено начало династии Рюриковичей, правившей Россией вплоть до конца XVI в.

    После знакомства с текстом источника прежде всего возникает вопрос, можно ли на основании «Сказания о призвании варягов» судить о происхождении Русского государства. По поводу появления варягов и организации государства Д. С. Лихачев в статье «Легенда о призвании варягов и политические тенденции русского летописания второй половины XI— XII века» писал следующее: «Хотя эти два вопроса и близки друг другу, но не идентичны. Русское государство могло возникнуть под влиянием внутренних потребностей в нем, а династия Рюриковичей, тем не менее, явиться извне. Династии большинства западноевропейских государств имели иноземное происхождение, но это не побуждало историков сомневаться в том, что государственные образования Западной Европы имели автохтонное происхождение». 2 Действительно, государство нельзя было учредить в один момент по воле одного или нескольких людей. Для этого были необходимы определенные предпосылки. К середине IX в. такие предпосылки вполне сформировались. Восточнославянские и финские племена: словени, кривичи, чудь, меря и весь имели общие интересы, сообща принимали ответственные решения, экономически и социально находились в процессе создания целостного государства. Толчок по воле случая пришел извне. Обращает внимание, что скандинавским пришельцам без особых трудностей и в короткий срок, иными словами — на подготовленной почве, удалось организовать новую систему властвования и наладить механизм ее работы.

    «Сказание о призвании варягов» сложный источник, вновь и вновь требующий источниковедческого анализа. Начнем с сомнений и разноречий вариантов летописных текстов.

    Одно из бросающихся в глаза расхождений в летописных версиях «Сказания» заключается в том, что скандинав Рюрик, по одним записям, оказался в Ладоге, а по другим — в Новгороде. Одно время, вслед за историком летописания А. А. Шахматовым, считали, что ладожская версия, записанная в 1118 г. безымянным редактором «Повести временных лет», вторична по отношению к новгородской. Историку А. Г. Кузьмину удалось, однако, доказать обратное. Именно свидетельство о Ладоге не только первоначально, но и дошло до нас в самых исправных летописных списках (Ипатьевском, Радзивиловском, возможно, Лаврентьевском).

    «Сказание» порождает еще одно недоумение. Если варягов изгнали, то почему именно их призывают вновь для установления порядка? Разгадка этого противоречия, думается, не в том, что славяне и финны не способны были сами умиротворить внутренние распри и пошли «на выдачу» к недавним врагам. Объяснение в ином. Северные племена, освободившись от обременительных поборов, готовились к отражению нового натиска скандинавов. Угроза была реальной. В «Житии святого Ансгария», составленном Римбертом, описано нападение датчан в 852 г. на некий богатый город (аd urbem) в «пределах земли славян» (in finibus Slavorum), который можно сопоставить с Ладогой. Этот поход, вероятно, сопровождавшийся обложением данью, показал растущую опасность экспансии на восток со стороны викингов. О дальнейшем развитии событий можно судить по «Сказанию о призвании варягов». Смысл приглашения чужестранцев , очевидно, заключался в стремлении привлечь опытного полководца с отрядом воинов, в данном случае Рюрика, чтобы он смог защитить славянских и финских конфедератов. Пришелец-скандинав, конечно, знал военные приемы своих соотечественников, в том числе и тех , которые приходили на Русь с грабительскими, пиратскими целями. Выбор полководца оказался удачен, до конца Х столетия скандинавы не отваживались нападать на северные земли Руси.

    В «Сказании о призвании варягов» фигурируют три брата-пришельца. Ученые давно обратили внимание на странные имена двух из них — Синеуса и Трувора, бездетных и как-то подозрительно одновременно умерших в 864 г. Поиски их имен в древнескандинавской ономастике не привели к обнадеживающим результатам. Замечено, что сюжет о трех братьях -чужестранцах — основателях городов и родоначальников династий — своего рода фольклорное клише. Подобные предания были распространены в Европе в средние века. Известны легенды о приглашении норманнов в Англию и Ирландию. Видукинд Корвейский в «Саксонской хронике» (907 г.) сообщает о посольстве бриттов к саксам, которые предложили последним «владеть их обширной великой страной, изобилующей всякими благами». Саксы снарядили корабли с тремя князьями.

    Высказано предположение, что Синеуса и Трувора не существовало, а летописец буквально передал слова старошведского языка «sune hus» и «thru varing», означавших «с родом своим и верной дружиной». Это предполагает существование документа на старошведском языке, очевидно, того самого «ряда», который заключил Рюрик со славянскими и финскими старейшинами. Полагают, что Нестор при написании своего труда располагал текстами договоров 911 и 945 гг., заключенных между русскими и греками. Возможно, что в княжеском архиве находился и упомянутый «ряд», впервые использованный летописцем-сводчиком, не понявшим его некоторых выражений. 3

    Рюрик летописный, если считать его тождественным своему датскому тезке (о чем скажем далее), действительно имел двух братьев Гемминга и Гаральда, но они относительно рано умерли (в 837 и 841 гг.) и поэтому не могли сопровождать брата на Русь. Как бы то ни было, эпизод с двумя братьями вызывает сомнение в его достоверности и, возможно, основан на каком-то языковом недоразумении.

    Определенное недоумение оставляют и города или местности, куда направились Синеус и Трувор, в первом случае «на Белоозеро», во втором — в Изборск. Белоозеро в заключительных словах «Сказания» отмечено не как район, а как город. После археологических исследований Л. А. Голубевой мы знаем, что Белоозеро датируется Х—XIV вв., следовательно, в IX в. еще не существовало. Отстоящее от Белоозера на 15 км поселение IX—Х вв. Крутик является финско-весьским, рассматривать его в качестве резиденции норманнского владетеля нет оснований. Таким образом, «город Синеуса» на Белом озере пока неизвестен. Добавим, что само присутствие скандинавов в Белозерской округе, судя по археологическим находкам, не только в IX, но и в Х в. прослеживается слабо. Что касается Изборска, то, по наблюдениям В. В. Седова, характерный комплекс скандинавских изделий IX— Х вв. там не обнаружен. Как пишет Седов, «Изборск, по-видимому, не принял норманнов и развивался на основе племенного центра одной из ветвей кривичей». 4

    Переходим здесь к достоверным, с нашей точки зрения, моментам «Сказания», частью подтвержденным и другими исследователями.

    У большинства ученых сам факт приглашения скандинавов не вызывает сомнений. С оговоркой, что хронология начальной части «Повести временных лет» условна и может отличаться в отдельных случаях от истинной на 6—10 лет, признана и дата события — 862 г. Исторична и личность Рюрика. Некоторые историки отождествляют его с ютландским и фрисландским викингом Рёриком. Оба жили примерно в одно время, а их биографии схожи. Они служили своим господам, обязывались защищать их землю, были предводителями своих дружин, в поисках «славы и добычи» участвовали в походах и войнах, интригами и мечом добывали свои владения, странствовали из страны в страну.

    Рёрик происходил из знатной датской семьи Скиольдунгов. По западным источникам известно, что он в 837—840 гг. и после 850 г. владел Фрисландией с ее главным городом Дорестадом, полученными от франкского императора. В договоре об условиях владения, заключенном в 850 г., было сказано, что Рёрик обязан верно служить, платя дань и другие подати, и защищать край от датских пиратов. Противникам Рёрика удавалось изгонять его из Фрисландии, а ему отвоевывать свои владения. В 857 г. ему была уступлена в Ютландии южная часть Датского королевства, но и здесь было неспокойно. Рёрику приходилось оборонять свои территории и вторгаться в пределы соседей. Он совершил сухопутные и морские походы на Гамбург, Северную Францию, Данию, Англию, даже на свои владения во Фризии, а 852 г. мог участвовать в походе датского войска на шведскую Бирку (об этом упоминалось выше) и, что не исключено, с отрядом корабельщиков-датчан напасть на «город славян», в котором усматривается Ладога. Особенно Рёрика привлекал главный город Фрисландии Дорестад, где сходились торговые пути из Майнца, Англии и Скандинавии. За обладание этим городом и его округой он боролся почти до конца жизни, неоднократно возобновляя свои вассальные отношения с каролингским императором.

    Воюя за власть и земли, Рёрик приобрел опыт полководца, дипломата, искателя приключений. Никогда не считал себя побежденным, вновь и вновь выступал против неприятелей. Возможно, что именно этот датский по происхождению викинг оказался на востоке Европы и там преуспел более, чем на западе. При этом, правда, даты пребывания Рёрика на Руси и в Западной Европе трудно уверенно сопоставить в силу их условности в русских источниках. Лакуны о деятельности Рёрика во франкских хрониках в отдельные годы, например в 864— 866 гг., позволяют предположить, что он мог в это время находиться на Руси. Одним словом, по историческим свидетельствам выявляется непротиворечивая совместимость Рёрика-датчанина и Рюрика ладожского.

    К моменту приглашения на Русь за Рёриком закрепилась слава опытного воителя, умевшего оборонять свою землю, нападать на чужую и выполнять поручения верховной власти — франкского императора. О нем могли узнать северные восточноевропейцы, а их приглашение Рёрик — вечный воин и странствующий рыцарь, хорошо знавший военное и корабельное дело не только скандинавов, но и франков и фризов, принял как бывалый наемник на определенных договорных условиях. Он, очевидно, должен был за определенное вознаграждение себе и дружине защищать новых хозяев и освободить их от скандинавской дани. Если такие поборы исходили от шведов, обращение к датчанину было вполне оправданно, если же этим занимались датчане , то Рёрик, нередко враждовавший с соотечественниками, и в этом случае был подходящим кандидатом. Возможно, что в пределы Руси Рёрик отплыл из средней или южной Швеции, где встретился с ладожским посольством. Для славян адрес «за морем» чаще всего означал именно Швецию.

    Обстановка на востоке Европы отличалась от того, с чем приходилось сталкиваться Рёрику на западе. Основной удар викингов в 840—850 гг. пришелся на германо-французские и британские города. На востоке также устраивались грабительские походы, но предпочтительнее там была необычайно выгодная торговля по великим водным путям Балто-Каспийскому и Балто-Черноморскому. К тому же в этой части Европы дравшиеся за власть феодальные владетели в тот период были или редки, или уживались друг с другом.

    Столицей новоорганизованного княжения стала, как упоминалось, Ладога, занимавшая ключевое место на магистральных евразийских торговых путях. С приходом Рёрика-Рюрика здесь произошли заметные перемены. Археология здесь дополняет летопись. Были отстроены сначала деревянные, а затем, ближе к концу IX столетия, каменные укрепления. На почетном месте, напротив крепости на другом берегу реки Волхов в урочище «Плакун», возник особый норманнский могильник. Возможно, что пришельцы не только хоронили своих особо, но и жили отдельно. Не к этому ли периоду восходит упомянутая в источниках XV в. Варяжская улица? Территория города расширилась, что, несомненно, было стимулировано развитием евразийской торговли и международного рынка. Судя по раскопкам, городская земля была разделена на равные по площади парцеллы. Их заселили торговцы-ремесленники, которые не только умели изготовлять вещи, но и транспортировать их, преимущественно по воде, и продавать. Такой универсальный по занятиям класс свободных горожан, получивший во Фрисландии наименование штединги (нем. Stedinger — «береговой житель») обеспечил быстрый экономический подъем Ладоги как производственного и купеческого центра евробалтийского значения. Аналогичные парцеллы рыночно-сезонного характера были археологически открыты в датском городе Рибе. В отличие от Рибе в Ладоге парцеллы использовались не временно, а для постоянного заселения. Не заимствовали ли ладожане планировку своего города в Дании? Невероятного в этом предположении нет. Подчеркнем, что определенный порядок городского землепользования и распределение стандартных участков среди новопоселенцев по времени примерно совпадают с периодом появления в Ладоге скандинавского, а точнее датского, пришельца и его дружины.

    Укрепившись в Ладоге, Рюрик (теперь будем называть его по русской огласовке) вскоре продвинулся в глубь страны к Ильменскому озеру, где, по словам «Сказания», «срубил город над Волховом и прозвали его Новгородом». Таким образом, Новгород стал после Ладоги следующей столицей державы Рюрика. Здесь необходимо уточнение. Во времена Рюрика город с таким именем еще не существовал. Как показали археологические раскопки, он возник на своем нынешнем месте едва ли раньше третьей четверти Х в., а наименование Новгород было внесено в тексты «Сказания», скорее всего, под влиянием новгородского приоритета и амбиций местного боярства. Один из летописцев—сводчиков сведений о варяжской легенде не мог пропустить такого материала, который бы отдавал старейшинство в династических и политических делах «пригороду» Ладоге, и поэтому вместо этого центра вписал Новгород. К тому же в XI—начале XII в. наименование того города, который срубил Рюрик «над Волховом», было забыто. Между тем такое поселение — Рюриково городище существует в 2 км к югу от Новгорода, Оно, как показали исследования Е. Н. Носова, действительно возникло примерно в середине IX в., т. е. именно тогда, когда некую крепость в этих местах отстроил Рюрик. Совпадение исторической и археологической дат практически почти полное и позволяет убедительно идентифицировать предшественника Новгорода и выяснить его настоящее имя. Его сохранили скандинавские саги: это Холмгард— иначе не что иное, как калька славянского наименования Холмгорода или Холмограда. Именно Холмгород, уже существовавший до прихода Рюрика и имевший славянское имя, стал его укрепленной резиденцией.

    В период смены столиц, как передано в «Сказании о призвании варягов», умерли братья Рюрика и он «принял всю власть один». Ни о каком договоре-«ряде» уже не упоминалось. По-видимому, использовав личную гвардию, Рюрик совершил переворот. Племенные старейшины утратили власть. На месте служивого наемника оказался самовластный вождь.

    По сообщению опубликованной В. Н. Татищевым Иоакимовской летописи — источника, сохранившего ряд уникальных и вовсе не фантастических сведений относительно Северной Руси и русско-скандинавских отношений, Рюрик «прилежа о росправе земли» «посажа по всем градом князи от варяг и словян, сам же проименовался князь великий, еже Кречески архикратор или василевс». 5 Здесь важно упоминание о принятии великокняжеского титула — своеобразной коронации, что совпало с «окняжением» земли. В состав нового государственного объединения вошли, как уже упоминалось, города—центры своих областей: Полоцк, Ростов, Муром, Белоозеро (скорее округ, чем определенный центр) и , конечно, Ладога и Холмоград-Холмгард. Было закреплено образование многонационального государства. Так на Руси начался, по определению Б. А. Рыбакова, норманнский период ее истории (отношу его не к 879—911 гг., а 862— 911 гг.).

    О русском периоде деятельности Рюрика-Рёрика сохранились скудные отрывочные сведения. В этом отношении помимо «Сказания» особый интерес приобретают записи Никоновской летописи XVI в., попавшие в нее из какого-то несохранившегося более раннего источника. Из них мы узнаем неизвестные подробности, например, о собрании словен и других племен, обсуждавших, где искать князя: среди своих, хазар, полян, дунайцев или варягов. Победило «скандинавское направление». Вряд ли это было всенародное вече. Практически имели возможность собраться в своем межплеменном центре Ладоге только старейшины племен. Ведь до прихода Рюрика Ладога уже существовала сто лет и в то время была единственным самым значительным поселением на севере страны.

    Согласно Никоновской летописи, Рюрик, будучи в Новгороде (а по нашей мысли — в Холмгороде), подавил оппозиционное выступление местной знати, казнив их предводителя (?) Вадима Храброго и его единомышленников. Словенская племенная элита, однако, не покорилась. В 867 г. много новгородских мужей, очевидно, опасаясь преследований от Рюрика, сбежали в Киев (В. Н. Татищев отнес это известие к 869 г.).

    Судя по летописным данным, Рюрик правил с 862 по 879 г., т. е. 17 лет. За это время он объединил ряд городов и областей, укрепил свою власть, подавил оппозицию и, что необычно, не совершал походов. Более того, посланные им норманны Аскольд и Дир, укрепившись в Киеве, по сообщению Никоновской летописи, в 865 г. напали на подвластный Рюрику Полоцк. Был ли им оказан отпор, неизвестно. Согласно свидетельству Иоакимовской летописи, северный властитель правил, «не имея ни с кем войны». Утверждение Новгородской четвертой летописи о том, что он «начаша воевати всюду», если в какой-то мере достоверно, то относится, по всей видимости, к начальному периоду появления варяжского конунга на Руси и закрепления за ним и его «мужами» городов и мест. Странная для своего времени военная пассивность Рюрика, ставшего великим князем, объясняется, возможно, тем, что, находясь в Восточной Европе, он не порывал с родиной. В 870 и 872— 873 гг. он, судя по известиям западных источников, побывал на Западе, очевидно, с целью удержать свои прежние владения во Фрисландии и Дании. Путь от Холмогорода до Дорестада на корабле занимал полтора-два месяца и не составлял непреодолимых препятствий. По мнению историка Н. Т. Беляева — автора одной из лучших статей о Рёрике-Рюрике, нет противоречия в том, что после 862 г. (или с учетом неточной летописной хронологии, 856 г.) Рюрик время от времени появлялся во Фризии.

    О дальнейших обстоятельствах жизни «русского датчанина» узнаем из сообщения Иоакимовской летописи. В этом источнике отмечено, что женой Рюрика стала норвежка Ефанда (Сфанда, Алфинд), родившая ему сына Игоря. Сын был малолетним, когда в 879 г. умер отец и у власти оказался Олег, названный в русских летописях то воеводой, то великим князем. Неуверенность летописей относительно статуса Олега объясняется тем, что он был родственником Рюрика, а не его наследником. Согласно Иоакимовской летописи, он назван «князем Урманским», т. е. норвежским, братом Ефанды. Олег, прозванный Вещим, успешно продолжал геополитические устремления своего предшественника. Главное, ему удалось судьбоносное дело — объединить север и юг страны. Столицей стал Киев. В Европе довершилось образование могущественной державы — «империи Рюриковичей».

    Первые норманнские династы, судя по всему, оказались людьми незаурядными. Основатель новой династии и его продолжатель, придя к правлению в чужой стране, поняли, что следует считаться с местными интересами и осуществлять внутренние задачи молодого Русского государства. Следующее археологическое наблюдение дает понятие об их некоторых масштабных действиях. По находкам восточных серебряных монет —дирхемов VIII— Х вв. судят о торговой активности викингов, славян и других народов. Эти монеты через Русь попадали в страны региона Балтики. До середины IX в. не устанавливается их сколько-нибудь значительное проникновение на о. Готланд и в материковую Швецию (больше их обнаруживают в областях западных славян). Во второй половине IX в. складывается иная ситуация. К этому периоду относятся 10261 дирхем, обнаруженные на о. Готланд ив Швеции. По сравнению с периодом 770—790 гг., число находок в упомянутых регионах возросло почти в 8 раз. 6 Из этого можно заключить, что после 850 г. на смену даням и спорадическим торговле и поездкам пришла растущая регулярная прямая и посредническая торговля Руси со Скандинавией, точнее Швецией. Видимо, новые правители Руси едва ли не впервые создали для нее особо благоприятные условия. Не только монеты, но и русские и восточные вещи все в большем количестве стали поступать в земли викингов. В этот период резко расширяются контакты Восточной и Северной Европы. Скандинавские пришельцы, будь то дружинники, придворная элита, купцы, мастера-ремесленники, включились в местную жизнь, охотно селились в русских городах, строили корабли и ковали оружие, изготовляли украшения, а в дальнейшем шли в услужение русским князьям. Где откупаясь от скандинавских соседей, где поощряя их военную, дипломатическую и купеческую деятельность, норманнские по происхождению руководители Руси укрепили страну, построили новые крепости, создали многоплеменное войско и оснастили его тяжелым вооружением, направляли в своих целях военную активность викингов, оказавшихся на просторах русской равнины. Они использовали их в качестве иноземной наемной части государственного войска. На месте разрозненных племенных областей возникло единое экономическое и социальное пространство. Действия правителей Руси способствовали безопасности северных земель и расширили международную торговлю. Выбор Рюрика в военном отношении, похоже, себя оправдал. Вплоть до конца Х в. скандинавы не нападали на области Ладоги и Новгорода, предпочитая войне торгово-транспортные и межгосударственные связи. На первый взгляд это выглядит парадоксально. Норманны-воители, ставшие составной частью древнерусского правящего класса, принесли не потрясения, а мир нескольким поколениям жителей Северной Руси. Ускорился ее хозяйственный подъем. Может быть, это стало одной из причин мощного политического и военного импульса, который шел с севера и способствовал образованию общерусского государства.

    В ознаменование 1000-летия России в 1861—1862 гг. в Новгороде был воздвигнут многофигурный монумент, выполненный скульптором М. О. Микешиным и его помощниками. Среди главных персонажей мы видим Рюрика в образе воина в шлеме, кольчуге, с мечом. На щите проставлен 862 г. Россия оказалась едва ли не первой тогда страной Европы, где был сооружен памятник норманну, в данном случае основателю династии и, как думали, государства. По-иному отнеслись к образу Рюрика советские пропагандисты (да и не только они). «Советская историческая наука, — писал один из них в буклете „Памятник тысячелетию России" (Новгород, 1965 г.),—установила возникновение государства восточных славян без вмешательства пришельцев из других стран и отменила норманнскую теорию, созданную в XVIII в. официальной историографией».

    История русского народа, думаю, не I примет этих строк. Россию всегда отличали живительные связи со всем миром, в том числе и Скандинавией. Русско-норманнские контакты в период создания государства обогатили технику и культуру обеих стран, ускорили их развитие. Варяги принесли на Русь лучшее оружие, совершенные корабли, свои украшения, приемы пешего боя, способствовали организации евразийской торговли. От славян и других восточноевропейских народов они получили меха, невольников, мед, воск, зерно, восприняли приемы кавалерийского боя и восточное оружие, приобщились к строительству городов. Скандинавы, славяне и финны обогатили себя арабским серебром, хлынувшим на европейские рынки по великим водным путям из «варяг в греки» и из «варяг в арабы».

    Цифры, отлитые на щите Рюрика — «862 год», при всей их условности, — крупная веха в жизни Руси и Скандинавии. Тогда народы этих стран вышли вместе на арену европейской истории. 862 год достойно признать в качестве государственной даты, не стыдясь того, что она запечатлена на щите норманнского пришельца. Побуждает к этому и «Сказание о призвании варягов», сохранившее драгоценные моменты исторической истины.


    1 Очерки по истории СССР. Период феолализма IX—XV вв. Ч. 1. М.. 1953. С. 76.
    2 Varangian Problems. Copenhagen, 1970. p. 174—175.
    3 Любопытно, что в Новгородской Первой летописи приведены выражения, в определенной мере соответствующие расшифровке неясных для летописца древнешведских слов: «избирались три брата с родами своими и взяли с собой многую дружину». Однако в том же тексте поименно указаны два брата Синеус и Трувор. Возможно, что в данном случае оказались совмещенными по меньшей мере две разновременные версии «Сказания», выполненные Нестором и его предшественником, работавшим в середине XI в.
    4 XII Конференция по изучению истории, экономики, литературы и языка Скандинавских стран и Финляндии: Тезисы докладов. М., 1993. С. 106.
    5 Татищев В. Н. История Российская. М.; Л., 1962. Т. 1. С. 110.
    6 Noonah T. S. The Vikings in the East: Coins and Commerce. Birka Studies, 3. Stockholm, 1994. P. 226—227.
     
    ValeraMXM нравится это.
  6. Zabubok
    Offline

    Zabubok Завсегдатай SB

    Регистрация:
    17 окт 2008
    Сообщения:
    2.935
    Спасибо:
    1.440
    Отзывы:
    13
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Интересы:
    Есть
    О варягах в "Велесовой книге".

    v.kn1.jpg
    v.kn2.jpg
    v.kn3.jpg
    v.kn4.jpg
    v.kn5.jpg
    v.kn6.jpg
    v.kn7.jpg
    v.kn8.jpg

    И ещё, но видимо это уже какие-то другие варяги.

    v.kn9.jpg
     
  7. Dr.Wood
    Offline

    Dr.Wood Завсегдатай SB

    Регистрация:
    26 сен 2011
    Сообщения:
    1.622
    Спасибо:
    3.298
    Отзывы:
    108
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Северо-Восток
    Вы сейчас подняли,.......НЕвообразимую..проблему!!! :unsure: -А что собственно такое,...- "Велесова книга"?! И на сколько она (если её признать!) исторически реальна?!...(Ёёёё..моёёё, зачем я это написал??!) :kisskate2:
     
  8. Саратовский
    Offline

    Саратовский Завсегдатай SB

    Регистрация:
    28 янв 2012
    Сообщения:
    2.000
    Спасибо:
    728
    Отзывы:
    23
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Очень интересно!!! особливо вот про книгу сейчс начнеться)))
     
    Тата63 и Дождевой Земляк нравится это.
  9. rshb
    Offline

    rshb Завсегдатай SB

    Регистрация:
    17 ноя 2009
    Сообщения:
    374
    Спасибо:
    190
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    67
    Интересно разобраться, как могло такое получиться? Жила была Русь, строили мастера крепости, города возводили, соборы. И вдруг понадобились какие-то иностранцы. Куда свои-то делись? Историки в этот момент всегда затягивают одну и ту же заунывную песню про тяжкое татаро-монгольское иго и упадок ремёсел. Но археологические данные говорят о другом – в эти столетия многие ремёсла здесь, наоборот, возродились и развились после провала в начале тысячелетия, который странным образом совпал с насильственным крещением Руси.

    Ответить на этот вопрос можно одним словом – «раскол». Когда Московское княжество отделилось от Великой Тартарии (Куликовская битва), то прервались культурные и хозяйственные связи с Империей. Многие мастера не пожелали принять нового положения и покинули Московию, либо просто отказывались работать. Империя тоже не спешила помогать потенциальному врагу. На мой взгляд, такая же ситуация сложилась при Петре I. Он привозил из-за границы инженерные и управленческие кадры вовсе не потому, что своих не было. Свои, как правило, служить ему не хотели. Это ведь люди не рядовые. Они должны были понимать, что происходило вокруг.

    Лучшее доказательство этому, так называемые, мастера-самородки, которых в 18 веке много можно назвать. Например:

    «В 1718 г. крестьянин из подмосковного села Покровское Ефим Прокопьевич Никонов, работавший плотником на казённой верфи, в челобитной Петру I писал, что берётся сделать судно, которое может идти в воде "потаённо" и подходить к вражеским кораблям "под самое дно", а также "из снаряду разбивать корабли". Петр I оценил предложение и приказал, "таясь от чужого глазу", приступить к работе, а Адмиралтейств-коллегий произвести Никонова в "мастера потаённых судов". Вначале была построена модель, которая успешно держалась на плаву, погружалась и двигалась под водой. В августе 1720 г. в Петербурге на Галерном дворе тайно, без лишней огласки была заложена первая в мире подводная лодка… Оригинальная система погружения представляла собой несколько оловянных пластин с множеством капиллярных отверстий, которые монтировались в днищевой части лодки. При всплытии вода, принятая в специальную цистерну через отверстия в пластинах, удалялась за борт с помощью поршневой помпы. Сначала Никонов предполагал вооружить лодку орудиями, но затем решил установить шлюзовую камеру, через которую при нахождении корабля в подводном положении мог выходить водолаз, одетый в скафандр (разработанный самим изобретателем), и с помощью инструментов разрушать днище вражеского корабля. Позднее Никонов довооружил лодку "огненными медными трубами", сведений о принципе действия которых до нас не дошло…»

    Раздел 1. Прошлое нашей Цивилизации
    Стены «Древнего Кремля» не древние – 2


    Хорош крестьянин – и с помпами на ты, и с водолазной техникой. А если надо, так нате вам и огненные медные трубы. Видно, он эти специфические знания на посевной приобрёл. На самом деле, Никонов – из той самой параллельной культурно-инженерной элиты, которая в петровских академиях не училась. Не учился заморским наукам и знаменитый Левша, но это не значит, что он не учился вообще. Уверен, что некая преемственность знаний сохранялась.
     
  10. андерсон
    Offline

    андерсон Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 май 2008
    Сообщения:
    2.368
    Спасибо:
    500
    Отзывы:
    19
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г.Смоленск
    "Интересно разобраться, как могло такое получиться? Жила была Русь, строили мастера крепости, города возводили, соборы. И вдруг понадобились какие-то иностранцы. Куда свои-то делись? Историки в этот момент всегда затягивают одну и ту же заунывную песню про тяжкое татаро-монгольское иго и упадок ремёсел. Но археологические данные говорят о другом – в эти столетия многие ремёсла здесь, наоборот, возродились и развились после провала в начале тысячелетия, который странным образом совпал с насильственным крещением Руси."-
    Расшифруйте эту мешанину.Какие именно крепости и соборы строили до прихода иностранцев? И каких именно иностранцев Вы имели ввиду?
    Какие ремесла развились невероятно в период ига и в каких княжествах? И какие ремесла пришли в упадок после крещения Руси?
     
  11. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.525
    Спасибо:
    959
    Отзывы:
    13
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    "Велесова книга" - это общеизвестная фальсификация, сделанная в 20 веке. Ссылаться на нее ни один уважающий себя историк не будет.
     
    Сом и Копатыч нравится это.
  12. Вахтер
    Offline

    Вахтер Фельдфебель

    Регистрация:
    8 июн 2011
    Сообщения:
    34
    Спасибо:
    6
    Отзывы:
    0
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Московская область
    Цитата(Кузьмич @ 21 Апреля 2013, 20:39)
    "Велесова книга" - это общеизвестная фальсификация, сделанная в 20 веке. Ссылаться на нее ни один уважающий себя историк не будет.
    Кузьмич, это вердикт книжке? Окочательный и безповоротный?
     
  13. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.525
    Спасибо:
    959
    Отзывы:
    13
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Да. Фальшивка. Доказано.
     
  14. Костян_mkr1
    Offline

    Костян_mkr1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    14 окт 2013
    Сообщения:
    850
    Спасибо:
    1.011
    Отзывы:
    12
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    д.Высокое
    Имя:
    Константин
    Интересы:
    чем их больше тем сложнее
    По моему я по адресу с ссылкой ,-вот собственно,смотру уже 20 минут и решил доглядеть до конца.Выношу на обсуждение фильмец ,ведь есть же у нас светлые головы в этом вопросе ,да и так всяк проходящий мимо черкните пару слов будет интересно проникнутся этой темой.
     
    Дождевой Земляк нравится это.
  15. Zabubok
    Offline

    Zabubok Завсегдатай SB

    Регистрация:
    17 окт 2008
    Сообщения:
    2.935
    Спасибо:
    1.440
    Отзывы:
    13
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Интересы:
    Есть
    Фильм смотрел, понравился.

    В повести временных лет сказано, что Рюрик был из варягов, называвшимися "русь", (свеи, оурмане, англы и готе перечисляются как совсем другие народы). Норманскую версию происхождения Рюрика подкинули нам немецкие ученые мужи, писавшие историю Руси в 18 веке.
     
    Дождевой Земляк нравится это.
  16. Дождевой Земляк
    Offline

    Дождевой Земляк Команда форума

    Регистрация:
    26 апр 2014
    Сообщения:
    6.332
    Спасибо:
    14.891
    Отзывы:
    258
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Смоленская губернiя
    Интересы:
    Реставрация
    Кузьмич, я вот тут не совсем понимаю о какой книжке идет речь, да и по истории у меня в школе была тройка с крепким плюсом (ели на чистоту, то это была двойка и спасало лишь то, что моя бабушка была учительницей) и я прежде всего, попытаюсь наверстать упущенное с Вашей помощью и с верой в Ваш авторитет в этой заинтересовавшей меня вдруг сегодня, теме..если позволите. кхм..
    Я кратко, всего лишь парочку вопросов, уж не сочтите за труд, дать на них мне неучу, более развернутый и понятный ответ.

    Есть ли примерная датировка появления и местоположения того места на континенте, где ея и нацарапали, сию столь крамольную и противную ученым людям книжицу.
    Ведь столько простых и неграмотных людей сегодня заблуждаются по поводу и, верят этому писанию так, что пришлось доказывать что это фальшивка, причем искусная и грамотная настолько, что её не смогли сразу же разоблачить и прекратить на корню, всякие там гнусные поползновения и пляски последователей этого писания.
    Из этого вытекает следующий вопрос,- зачем и какую цель преследовал автор(ы), так как ничего не делается вдруг-с-перепоя, всегда есть цель и средства..кхм., были уж потрачены. По другому вопрос звучит так: "Кому выгодно" и такой вопрос при исследованиях подобного рода, ставится прежде всего и превыше.
    Не знаю как и сколько раз здесь задавались подобные вопросы, но раз пошло обсуждение такой темы, - не станем же мы сразу жечь книги, мы же образованные на секундочку, средне, по крайней мере.
    Ну и напоследок, позвольте-с и сами доказательства. :m1018:
    Не стоит право дело, разводить пустопорожние споры из-за всякого там вздора и, мы наконец продолжим наши живые обсуждения, не отвлекаясь от начала не менее интереснейшей темы.
    С уважением. :c0102:
     
    Последнее редактирование: 29 сен 2014
  17. SIMON
    Offline

    SIMON Partisan

    Регистрация:
    6 мар 2010
    Сообщения:
    2.448
    Спасибо:
    1.217
    Отзывы:
    14
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    спод Вязьмы
    Интересы:
    сеять смуту.
    Да нетрогайте вы эту драную повесть!
    История Д. Руси на одной только ПВЛ и замешена собственно. Уж так повелось.
    Ее уже вывернули так, что от кель первоисточник позабыли, хлеще всякой книги велеса.
    Токмо исторической правды в ней, не на много больше.
    Но типо хоть шо-то :wink:
     
    АлХимик и Дождевой Земляк нравится это.
  18. dex
    Offline

    dex Завсегдатай SB

    Регистрация:
    4 окт 2013
    Сообщения:
    761
    Спасибо:
    5.358
    Отзывы:
    143
    Страна:
    Ukraine
    Из:
    Львов
    Интересы:
    Поиск
    Никогда раньше не видел изображения этого рунического камня. Но теперь, увидев его, на 99% уверен что "Рюрика" к нашим предкам внедрили, или лучше сказать навязали... И был он не созидатель, а разрушитель.
     
    Последнее редактирование: 29 сен 2014
  19. Саратовский
    Offline

    Саратовский Завсегдатай SB

    Регистрация:
    28 янв 2012
    Сообщения:
    2.000
    Спасибо:
    728
    Отзывы:
    23
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    вот именно-УВАЖАЮЩИЙ!!! а у нас историки то фальшивые..пляшут так как им говорят..фальсификация их версия истории-поэтому все что противоречит их мнениям -фальсификация..как же признают они правду-а как же тогда их заслуги перед родиной?? сказать мол ошиблись?? не будет такого..там им все воздастся за то что здесь врали народу и таили правду..вот там они и узнают была ли такая книга..
    а вам как любителю истории и разбирающемуся хорошо,да еще и копарю-должно уж судя по раскопкам,быть понятно-что та история что нам втюхивают-фуфло полное..доказано им что фальсификация-кем доказано то?? когда историкам задают неугодные вопросы-они тупо обзывают человека неграмотным и дураком-вместо того чтоб просто ответить на вопросы..
    звиняйте не выдержал,все же отписался))
     
    Zabubok, dex, Тата63 и ещё 1-му нравится это.
  20. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.525
    Спасибо:
    959
    Отзывы:
    13
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Аргументированную информацию о том, что "Велесова книга" является фальшивкой, можно без всякого затруднения найти в интернете. Хотя бы на Википедии почитайте.
    Фальшивка остается фальшивкой при любом политическом режиме и при любых историках. Эмоции тут ни к чему. Они как раз являются основой для верований, а не для знаний.
    Кто кому чего втюхивает, я не знаю. У нас полно людей, верящих в домовых, чудо-целителей, зеленых человечков и в любую другую мистическую околесицу. "Велесова книга" из той же серии мистической околесицы.
    Если человек верит, что славяне - это древнейший на земле народ, который возник 10 миллионов лет назад, наука тут бессильна. Может быть, медицина поможет, но я сомневаюсь.
     
    Vivent, Festor и PaulZibert нравится это.

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)