Ельня. Ельнинский уезд

Тема в разделе "Ельнинский район", создана пользователем jagd, 16 янв 2009.

  1. Ellenna
    Offline

    Ellenna Поручикъ

    Регистрация:
    10 янв 2009
    Сообщения:
    81
    Спасибо:
    38
    Отзывы:
    4
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Калуга
    Интересы:
    Краеведение
    Большая просьба,

    помогите найти приход сельца Вережки. Период около 1835 г. Вероятно, владелец Ермолаев или его вдова.

    с уважением,
    ellenna
     
  2. Рудов
    Offline

    Рудов Завсегдатай SB

    Регистрация:
    22 фев 2010
    Сообщения:
    303
    Спасибо:
    2.087
    Отзывы:
    32
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Ельнинский уезд
    А это для "Люля" . Я думаю, что это фото в пояснениях не нуждается.
    Безымянный2.jpg
     
    Юлиа и Вася Пупкин нравится это.
  3. Ellenna
    Offline

    Ellenna Поручикъ

    Регистрация:
    10 янв 2009
    Сообщения:
    81
    Спасибо:
    38
    Отзывы:
    4
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Калуга
    Интересы:
    Краеведение
    Это акварельный рисунок церкви в Новоспасском?
     
    Рудов нравится это.
  4. Рудов
    Offline

    Рудов Завсегдатай SB

    Регистрация:
    22 фев 2010
    Сообщения:
    303
    Спасибо:
    2.087
    Отзывы:
    32
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Ельнинский уезд
    Нет слов...
     
  5. gvardeez
    Offline

    gvardeez Завсегдатай SB

    Регистрация:
    12 май 2009
    Сообщения:
    855
    Спасибо:
    179
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    провинция
    это не те Оберучевы про которых я подумал?
    недели две назад наткнулся на этот рисунок Новоспаского храма ..."засейвил"
    я ведь живопись тоже "мониторю", Ельню рисовали не единожды особенно в ВОВ
    Зенкевич Б.А. (1888-1972).Ельня. Церковь. 1943 г..jpg 0_945b6_f1d3a1ec.jpg
    добавил фото, было не подписано но мне видится это Ельня, тот же ракурс что и у рисунка, с Заречья с горочки
     
    Последнее редактирование: 23 дек 2015
    Вася Пупкин, Рудов и Alleks нравится это.
  6. "Люля"
    Offline

    "Люля" Полковникъ

    Регистрация:
    12 апр 2012
    Сообщения:
    105
    Спасибо:
    329
    Отзывы:
    12
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Рудов, спасибо, конечно-конечно, никогда не видела этот рисунок)) совсем никогда)) кстате, перед нами вот эта самая дорога, по ней и приезжал Глинка домой из Петербурга, Смоленска, Европы:

    дорога.JPG
    и когда я автору книжки "Русский человек без родни не живёт" (ну, Вы меня поняли:t2750:) сказала, что в этом месте дорога несколько вёрст шла по другому (правому) берегу Десны через описанные в её мемуарах деревни, она очень удивилась. И я тоже очень удивилась, потому что совершенно не знаю, как именно дорога шла в послевоенные годы.

    Но это не по теме.:t1213: Вы вот, Рудов, лучше скажите, не напоминает ли Вам этот разговор ельнинских гласных
    Смол. губернское земское собрание  1900.JPG
    базар современных депов и какое-то пиление денюжек:bz: а дело-то происходит в 1900-м, и ельнинские гласные :m0511: оказываются почему-то совсем несогласные :aq:с открытием памятника земляку. В итоге бюст Глинке в Ельне появится только спустя 104 года.
     
    Юлиа нравится это.
  7. gvardeez
    Offline

    gvardeez Завсегдатай SB

    Регистрация:
    12 май 2009
    Сообщения:
    855
    Спасибо:
    179
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    провинция
    так это ведь не уездные гласные а губернские
    P.S.есть у кого инфа по д.Подбудье?
     
    Последнее редактирование: 24 дек 2015
  8. "Люля"
    Offline

    "Люля" Полковникъ

    Регистрация:
    12 апр 2012
    Сообщения:
    105
    Спасибо:
    329
    Отзывы:
    12
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Правда Ваша, из Ельнинского уездного земства здесь, наверно, только Опочинин.
     
  9. Рудов
    Offline

    Рудов Завсегдатай SB

    Регистрация:
    22 фев 2010
    Сообщения:
    303
    Спасибо:
    2.087
    Отзывы:
    32
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Ельнинский уезд
    Вот эта дорога. Карта 1870г. На карте 1924 года, она уже не такая "важная".
    Павлово.jpg
     
    Последнее редактирование модератором: 26 мар 2016
  10. Рудов
    Offline

    Рудов Завсегдатай SB

    Регистрация:
    22 фев 2010
    Сообщения:
    303
    Спасибо:
    2.087
    Отзывы:
    32
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Ельнинский уезд
    P.S.есть у кого инфа по д.Подбудье?[/QUOTE]
    Если это Подбудье, что рядом с Костылёвом, то увы... Слышал только, что там, где-то у дуба, ведьмы со всей округи на шабаш слетались.
     
  11. gvardeez
    Offline

    gvardeez Завсегдатай SB

    Регистрация:
    12 май 2009
    Сообщения:
    855
    Спасибо:
    179
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    провинция
    Если это Подбудье, что рядом с Костылёвом, то увы... Слышал только, что там, где-то у дуба, ведьмы со всей округи на шабаш слетались.[/QUOTE]
    оно самое
     
  12. Рудов
    Offline

    Рудов Завсегдатай SB

    Регистрация:
    22 фев 2010
    Сообщения:
    303
    Спасибо:
    2.087
    Отзывы:
    32
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Ельнинский уезд
    Решил немножко продолжит тему, связанную с Новоспасским.
    Думаю, что не все читали в 60-годы прошлого века районную газету "ЗНАМЯ". Там была интересная статья А. Ф. Маслова. Кстати есть и продолжение. И так с благословения Александра Фёдоровича...
    ИСКУПЛЕНИЕ БРАТЬЕВ СТАНЧИНСКИХ
    Из раскопанного в собственном архиве

    ЖАВОРОНОК
    «Недуг подточил силы раньше, чем успел окрепнуть его талант, Громадный, редкий талант – один из тех, что появляются в столетия….» Журн. «Музыка».№195, 1914 г.

    Музыкантов и певцов за их творчество часто сравнивают с жаворонком. Но вряд ли думала Евгения Егоровна - бабушка только что появившегося на свет малыша и названного потом Алешей, что он станет музыкантом. С доброй улыбкой она показала старшим внукам маленького человечка и сказала:
    - Вот вам, дети, и жавороночек.
    9-е марта считалось днем жаворонков и первым днем весны.
    1.jpg
    Так, 9 марта 1888 года родился в маленьком поселке Оболсуново Владимирской губернии (Ныне Ивановская область) Алексей Владимирович Станчинский, человек, который был наделен от природы огромным талантом, и судьба которого сложилась очень трагично, в некоторой степени загадочно… Рос он в семье Владимира Николаевича Станчинского, работавшего сначала в Оболсунове химиком-технологом небольшой красильни от крупной Тейковской мануфактурной фабрики купца Каретникова. Потом был уволен хозяином без предупреждения и объяснения причин. Стал служить фабричным инспектором. А так как всегда вступался за рабочих и спорил с фабрикантами из-за плохих условий их труда, то ему часто приходилось менять места работы. Из Владимира он перебрался в Псков, затем в Ревель (Таллин), Смоленск.
    У его второго сына - Алексея, рано пробудился интерес к музыке. Немалую роль в этом сыграла его мать Татьяна Алексеевна, которая получила музыкальное образование во второй женской гимназии в Москве. С жадностью перенимал у нее Алеша основы музыкальной грамоты. В шесть лет он написал свою первую пьеску и сам же исполнил на фортепиано. Родные, понятно, были в восторге. На Алешу, как когда-то юного Глинку, неизгладимое впечатление произвел колокольный звон, который он услышал в старинном Пскове.
    Любил музыку и глава семейства – Владимир Николаевич Станчинский. Он увлекался романсами Чайковского, Гурилева, Глинки, с душой исполнял их.
    В 1889 году Станчинские покупают имение в Логачеве Ельнинского уезда Смоленской губернии. Чудеснейшее место: лес, красавица Десна. Старинные песенные места, оказавшие большое влияние на творчество Великого Глинки. В двух верстах от Логачева – село Новоспасское с его прекрасным парком на берегу Десны – бывшее имение Глинок.
    2.png
    На пылкую и восприимчивую натуру мальчика производит огромное впечатление русская природа, крестьянский быт. Позднее он восторженно запишет в своем дневнике: «Как хорошо в России. Все хорошо – и ее убогие деревни, и ее снега, а крестьяне, лошади, дровни – все одно, что-то неотделимое… Как хорошо, как мощно на Руси! Как люблю тебя, матушка Россия…»
    Домашнее образование закончилось. Одиннадцатилетнего мальчика в 1899 году отправляют в Смоленскую гимназию. У Алеши разносторонние интересы. Он прекрасно рисует, зачитывается книгами о приключениях путешественников. Пробует писать рассказы. Как и старший брат - Владимир, будущий профессор Смоленского университета, страстно увлекается биологией, с удовольствием изучает языки.
    Но музыка все больше и больше захватывает все его существо. Часами сидит он за фортепиано. Серьезно Алексей Станчинский начинает заниматься музыкой у смоленского пианиста А.Ф.Боркуса. А через пять лет, уже в Москве, начинает брать уроки у Иосифа Аркадьевича Левина, профессора Московской консерватории, известного пианиста. Александр Федорович Гречанинов, хорошо известный уже в то время композитор, дает ему уроки по теории музыки..
    3.jpg
    После окончания гимназии Алексей Станчинский поступает сразу на второй курс Московской консерватории. Гречанинов представляет его Сергею Ивановичу Танееву, крупнейшему музыкальному теоретику, пианисту, композитору, замечательному педагогу. У него учились Р.М.Глиер, С.Н.Василенко, Н.К.Метнер, С.В.Рахманинов, А.Н.Скрябин. Б.Л.Яворский. Алексей брал у Танеева уроки по полифонии.
    Танеев сразу заметил в Станчинском очень талантливого ученика и с большим удовольствием занимался с ним. Когда Станчинский жил в Логачеве, он отправлял свои работы Танееву в Дюдьково (под Москвой). Учитель тщательно разбирал их и возвращал ученику подробный анализ. В этих письмах чувствуется трогательная забота Танеева о своем питомце. Он обращает внимание Алексея на необходимость добиваться большей музыкальной связности, на развитии музыкальной мысли и, таким образом, воспитывает композитора в классических традициях с самой ранней поры обучения.
    Сергей Иванович Танеев знакомит Алексея со своим учеником Николаем Сергеевичем Жиляевым, который многое сделал впоследствии для сохранения творческих работ Станчинского. Леонид Сабанеев писал в 1914 году в журнале «Музыка»: «Н.С.Жиляев одним из первых открыл в нем необычайное дарование композитора… Он сразу склонен был признать в нем гения. С каким-то упоением ждал от него новых сочинений, играл их, переписывал и корректировал». С Жиляевым Алексей прошел курс гармонии и контрапункта.
    Алексей Владимирович часто приезжал в Логачево. Здесь он много работает. Посещал старинный парк в Новоспасском, Бродил по его аллеям, трогал рукой шершавый ствол любимого дуба Михаила Ивановича Глинки. Подолгу просиживал на живописном берегу Десны. Множество мыслей бродили в его голове. Он стал задумываться над тем, какую роль может сыграть народное музыкальное творчество в его собственном. Он записывает в своем дневнике: «Я создам великое, истинно великое, если пойду по пути творчества народа».
    Алексей Владимирович интересовался бытом крестьян, с удовольствием работал в поле: пахал, косил. Принимает участие в народных гуляньях, слушает крестьянские песни, записывает их. Чуткий, образованный человек, он легко разбирался в людях, к каждому имел свой подход. Характер ровный, спокойный, жизнерадостный. Вера Владимировна Станчинская (жена старшего брата – А.М.) вспоминает:
    - Алеша был душой общества. Организовывал игры, забавы, где было много смеха, веселья. Был очень доволен, когда собирались гости. Много разговаривал. Шутил. Иногда придумывал шарады, загадки, по которым нужно было угадать кого-либо из присутствующих. Фантазия у него была богатая. Играл гостям. Можно было часами сидеть и слушать его.
    Летом 1910 года Алексей Владимирович написал в Логачево десять шотландских песен на слова Роберта Бернса – для конкурса «Дома песни». Ноктюрн, два этюда, прелюдии – все для фортепиано – написаны им к этому времени.
    В 1913 году в издательстве П.Юргенсона выходит первый сборник музыкальных сочинений Алексея Владимирович, названный им «Эскизы для фортепиано». На появление этого сборника живо откликнулся юный Сергей Прокофьев. Он помещает свою небольшую рецензию в журнале «Музыка». Прокофьев пишет: «…Многое в сборнике очень мило и вселяет желание познакомиться с другими, более основательными произведениями. Что касается до каждого эскиза в отдельности, то 1-й… очень недурен и приятен своею определенностью…»
    Алексей Владимирович продолжает много работать. Своими успехами он приводил с восторг Танеева. Как пианист молодой композитор занимается у Константина Романовича Эйгеса. Изменились его литературные вкусы. Любимыми произведениями становятся «Война и мир»» и «Анна Каренина» Л.Н.Толстого. «Вечера на хуторе близ Диканьки Н.В.Гоголя, зачитывался стихами А.С.Пушкина. С восхищением Алесей Станчинский отзывается о русских художниках Нестерове и Васнецове.
    Московские афиши 2 марта 1914 года известили, что в Малом зале консерватории состоится концерт пяти композиторов: Евгения Гунста, Александра Крейна, Григория Крейна, Леонида Сабанеева и Алексея Станчинского, устраиваемый журналом «Маски». Первый публичный концерт. Алексей должен был играть свои эскизы. Взволнованный, в черном фраке, еще больше оттенявшем бледность его красивого лица, он появился на сцене. Слушателей собралось в этот воскресный день в консерватории много. Концерт вызвал интерес. Станчинского уже немного знали. Его произведения распространялись в списках среди московских знатоков, о подающем большие надежды композиторе уже начинали говорить. Алесей Станчинский начал играть. Казалось, отступили стены большого зала, куда-то исчезли слушатели и остались только он и его музыка. Никогда еще Алексей не играл так самозабвенно.
    Критика не замедлила откликнуться на «концерт пяти» (на самом деле выступили четыре композитора, Григорий Крейн в концерте участие не принял). Довольно резко она прошлась по новаторским устремлениям композиторов, хотя заметила, что «концерт является удачной попыткой, которой можно пожелать повторения и еще большего успеха». О Станчинском, самом молодом участнике концерта, было сказано, что он, «пожалуй» самый уравновешенный и гармоничный автор, все элементы творчества которого достигли почти одинакового уровня ценности»
    Борис Владимирович Асафьев, народный артист СССР, музыкальный деятель и композитор, писал о творчестве Алексея Владимировича Станчинского: «Перед нами живые думы и чувства одаренной творческим призывом души, выраженные в лаконичной, строго очерченной форме. Здесь не расплывчатые построения, а зрелые, осознанные замыслы, сплошь интересные и безупречно выполненные».
    Окрыленный успехом Алексей Станчинский уезжает в Логачево, где его опять ждет работа. Он пишет под влиянием русских народных песен несколько хоров без сопровождения, каноны, сонаты.
    Болезнь. Она сильно мешала работать. Самое страшное, начала отражаться на его творчестве. У Алексея проявился религиозный мистицизм. Его начинают привлекать духовные тексты. Сохранились два наброска: «В свете желаний человеческих» и «В каких размышлениях человеку быть при печальных обстоятельствах» - из задуманных композитором произведений для баса в сопровождении фортепиано. К прежним своим сочинениям Алексей Станчинский стал относиться с какой-то болезненной ненавистью, старается все их уничтожить. И если бы не Николай Сергеевич Жиляев, вряд ли мы сегодня говорили о композиторе Станчинском. Жиляев, спасал работы своего любимого ученика, восстанавливал их. Стоило большого труда уберечь рукописи от композитора, желавшего во что бы то ни стало сжечь их.
    Первые признаки тяжелой болезни появились в 1910 году после смерти Владимира Николаевича Станчинского, отца композитора. Трудно сказать, было ли это причиной или только ее толчком. Алексей очень любил своего отца. Может, не последнюю роль сыграли и семейные неурядицы. Первый удар был жесток. Врачи констатировали тяжелое психическое заболевание Хрупкая, утонченная натура композитора не выдержала житейских испытаний. Почти год он провел с Московской клинике. Врачи сумели поставить его на ноги. Но все же вынесли ему страшный приговор.
    Последние годы жизни его все время мучили какие-то навязчивые идеи. Ответа на них он не находил ни в самой жизни, ни в религии, к которой обратился.
    Лето 1914 года Алексей Владимирович проводит в Крыму на даче известной оперной певицы Марии Адриановны Дейша-Сионицкой. Осенью вернулся в Логачево. Ничто не предвещало трагедии. Она подошла неожиданно. Елена Ивановна Бай, жена Алексея Владимировича, рассказывает:
    «С вечера Алеша ушел. Сказал, что пойдет на прогулку. Домой не вернулся. Ночью с фонарями стали искать его по лесу. Не нашли. Утром следующего дня Татьяна Алексеевна, мать его, возвращаясь из уездной полиции, встретила крестьян. Те рассказали: «Видим, идет он куда-то - на ночь глядя. Спросили:
    - Куда ты, Алексей Владимирович? Он ответил странное:
    - В белые берега Богу молиться, - и ушел»
    Его наши на берегу реки Стряны, недалеко от деревни Малышевки. Он лежал вниз лицом. Рядом церковная книга «Житие Алексея, Божьего человека». Алексей Владимирович вброд перешел глубокую речку. А был уже конец сентября, начались заморозки. На берегу его и настигла смерть. Когда мне сообщили, у меня все поплыло перед глазами, упала на пол и больше ничего не помню».
    Так погиб Алексей Владимирович Станчинский. Что побудило его уйти из дому? Идеи Толстого, которого он так любил? Трудно ответить на этот вопрос, тем более что прошло уже более полувека с тех пор. Исследователи его творчества склонны думать, что это было самоубийство. Может быть и так. На этот вопрос нет ответа.
    Хоронили Алексея Владимировича Станчинского 29 сентября. Логачевские крестьяне несли гроб с телом композитора до самого Новоспасского, не давали ставить его на подводу. Они хоронили человека, которого любили и уважали не только за музыку, но и за отзывчивость, человечность, за то, что он любил и уважал их. Его похоронили в Новоспасском, рядом с церковью, в нескольких метрах от могил родителей великого Глинки.
    4.jpg
    Весенний жаворонок так и не допел свою последнюю песню. Смерть забрала Алексея Станчинского, когда его необыкновенный талант едва начал входить в силу. Ему было всего двадцать шесть лет. Сделано мало и так много задумано. Но его наследие, по выражению Леонида Сабанеева, «не велико объемом, но велико содержанием» Произведения Алексея Владимировича Станчинского отличаются своеобразным полифоническим стилем. Станчинский дальше развивает русскую линию полифонии.
    Еще в 1914 году Л.Сабанеев не без оснований тревожился, что имя А.Станчинского будет забыто. И если бы не Н.С. Жиляев, сохранивший работы Алексея Владимировича, и вместе с композитором А.Н.Александровым не издаст в 1926-1928 годах несколько его пьес, опасения Сабанеева и впрямь оправдались бы. В 1960-м году был издан Музгизом большой сборник избранных произведений А.Станчинского. Три года назад вышло еще одно произведение композитора – «Трио для скрипки, виолончели фортепьяно».
    Музыковед Ю.Юсфин писал в журнале «Советская музыка»: «Да, видимо, мы очень богаты, если можем позволить себе роскошь не замечать такое удивительное явление как Станчинский за 26 лет своей жизни сделавший столь много для русской культуры, в известном смысле осуществил многие из знаменитых пожеланий Танеева - в его прогнозах развития отечественной музыки»
    Сейчас уже, видимо, нет нужды опасаться, что Алексей Владимирович Станчинский будет незаслуженно забыт. На его творчество обратили внимание музыканты и музыковеды. В 1958 году в Москве в музее А.Н.Скрябина на юбилейном концерте, посвященном творчеству Станчинского, впервые исполнено его «Трио для скрипки виолончели и фортепьяно». Исполнителями были В.Матвеев. И.Фролов, Г.Зубарева. Валентин Сергеевич Матвеев, составитель сборника произведений композитора, является также и автором его биографии. Кроме того, в этом году вышли две интересные книги: «Вопросы теории музыки», сборник статей под редакцией профессора С.Скребкова и книга А.Д.Алексеева «Русская фортепьянная музыка (конец XIX- начало ХХ века)» В первом помещена большая статья московского музыковеда Ирины Сергеевны Лопатиной «Черты стиля А.Станчинского», во второй целая глава посвящена разбору творчества композитора.
    …В деревне Лопатино Ельнинского района живет семья композитора – его сын Андрей Алексеевич Станчинский, жена Елена Ивановна Бай. Об Алексее Владимировиче здесь помнят всегда. В этой семье его называют просто Алешей, отцом, Алексеем Владимировичем, но с большим уважением, с не угасшей даже спустя половину века любовью
    А.МАСЛОВ.
    «ЗНАМЯ», 5 августа 1969 г.
    В ДОПОЛНЕНИЕ К КОГДА-ТО СКАЗАННОМУ. Над этим очерком работал достаточно долго. Идея пришла в 1968 году, когда в смоленском «Рабочем Пути» прочел, говоря профессиональным языком, расширенную информацию о музыкальном уникуме из Ельни. Он, как сообщалось, рано и при драматических обстоятельствах ушел из жизни еще в самом начале века. Но след этой короткой жизни ярок, и, возможно, как тогда замечалось, еще будет оценен. И все. Тем не менее, сугубо информационное сообщение сделало свое дело. Задело, как говорится, за живое. И не только меня. Начались разговоры о том, что нужно бы отыскать утраченное захоронение. Достаточно быстро разыскали - с небольшой степенью условности (фото). Прямой след активности тогда еще только будущего директора мемориального комплекса М.И.Глинки, по сути его основателя А.И.Швайкина (1928-1988) и Т.К.Королевой – тогда преподавателей местной школы. Еще были живы те, кто помнил семью и знал о ее трагедии.
    С Александром Илларионовичем Швайкиным встречался во время наездов в Новоспасское. Поэтому знаю, какой воз рутинной будничной работы - ежедневной и кропотливой, пришлось ему вывезти на собственных плечах. Ведь были не только школа, хлопоты по восстановлению парка, кое-как еще сохранившей церкви, могил родителей и родственников композитора, восстановление общего вида и плана когда-то проданного на вывоз помещичьего дома, сбор информации по истории села, поиски в архивах, переписка с ведомствами, надзор за восстановительными и реставрационными работами. Тоже своего рода человеческий подвиг, все еще неоцененный по достоинству. Разве только теми, кто приезжает сегодня в этот чудесный парк. Я помню его запущенным, с почти разрушенной церковью рядом.
    А как непросто добывать первичную информацию из глубин времени, знаю по собственной практике. В том числе по истории Алексея Станчинского. Для этого несколько раз выезжал в «ленинку», с ее нынешним названием Российской государственной библиотеки, копался в фондах питерских библиотек, переписывался с родственниками Алексея Владимировича, в одной из ельнинских деревень отыскал его жену и сына. Встреча с ними дала немногое. «Ты знаешь о прошлом семьи больше, чем мы сами», - только и сказал мне тогда при встрече Андрей Алексеевич Станчинский. Позже эти же слова не раз мне повторяли те, кто был хоть немного, как говорится, «в теме». Регулярные контакты не сложились. Впрочем, на них и не рассчитывал, Я тогда уже практически жил в Питере, окруженный массой текущих забот, а из Ельни добраться до Лопатино было тогда не так уж и просто. В темном доме с плохонькой тогда своей фотокамерой делать хоть какие-то снимки попросту не решился, да к тому же Елена Ивановна была нездорова и не вставала с кровати. Решил, что это серьезно. Но ошибся - Елена Ивановна прожила еще десять лет. А тогда публичную демонстрацию человеческой немощи посчитал неуместной. Разве что по портрету, висевшему над кроватью, отметил, что в юности Елена Ивановна была очень красива.
    О деталях сложных отношений в семье расспрашивать тоже не стал, решив, что быть судьями - не позволено ни мне, ни кому бы то ни было еще. И сейчас так считаю. Хотя и не без сожаления об упущенных возможностях. Именно по этой причине журналисты больших газет проводят по нескольку встреч с героями своих будущих работ, понимая, что с одного раза весь объем информации освоить очень сложно. Но я тогда был всего лишь студентом первых курсов с незадубевшей еще программой журналиста-районщика. Это когда приехал, быстренько пообщался, отписался, напечатался, забыл. Практически навсегда. Избавляться от такой, как сегодня говорят, матрицы пришлось довольно долго. Помогали старшие товарищи. Разными способами. В том числе, как говорили тогда, дружеской критикой. Вызывавшей икоту.
    Дело в том, что на эту публикацию нечаянно-негаданно откликнулся профессиональный тогда журнал «Журналист», бывший для меня тогда чуть ли не Зевсом на Олимпе. Или Гермесом, с тех же самых высот, отрезвляющим неразумным своим тяжелым молотом. Прямо по головам. Для лучшего вразумления. Кому как нравится.
    Напечатали, в вольном изложении, следующее: автор – имярек, вместо того, чтобы рассказывать о достижениях передовиков производства и текущих проблемах в делах района, огромную часть драгоценной газетной площади уделил какому-то там композитору…
    Я был несколько обескуражен, хотя и не принял мнение близко к сердцу. Такой подход и в наши щедро информационные времена помогает часто давать сдачи. С дополнением на чай. Хотя хрущевские времена с их безмерной болтовней уже канули в Лету, но их рецидив ощущался еще многие годы. Особенно в практической журналистике низового уровня. И, по сути, сорвал давно необходимую реализацию как экономических реформ, так и остро ощущавшуюся переналадку всей идеологической машины. Хрущев продолжился Брежневым. В том числе в визуальном оформлении общей политической среды как бы застывшей в своем развитии.
    Опыта еще почти не было, знаний тоже. Поэтому чтобы проверить самого себя и собственные оценочно-целевые подходы, воспользовался тем, что было под рукой. А было уже немало – могучая и влиятельная школа питерской журналистики. В том числе в конкретном лице моего университетского наставника А.А.Дубровина. Преподавателя курса практической журналистики, испаниста, какою-то часть своей жизни проработавшего за рубежом – неважно в качестве кого, познакомившего с внутренними разработками агентства Ассошиэйтед Пресс (АП) по практическому формированию информационных сообщений. Это пригодилось в работе - позволило оформлять новостное сообщение с максимальной степенью убедительности при минимуме, скажем так, словесных затрат. Больше того, с опорой на эту внутрицеховую методичку разработал и предложил студентам Ташкентского университета расширенные начала системного и морально-этического оформления информационно-публицистического продукта.
    А тогда я попросту сдал своему преподавателю очерк об Алексее Станчинском - в качестве курсового зачета. С надеждой оценить его реакцию. И сделать с ее учетом собственные выводы.
    В то время еще не сложилось понимание, в том числе и в собственной голове, что заведомый, в том числе умышленный отказ от любой части информационных начал из прошлого, искажает картину мира, Зато позволяет паразитировать в текущем как конкретным личностям, точнее – пройдохам, так и целым их слоям. И в малой степени не мог представить себе масштабов этого сокрытия, тем более, побудительных его мотивов. Нет этой полноты и сегодня. Но подвижка к ней обозначилась четко. Как говорится, и слава Богу!
    А тогда мой наставник констатировал четко и внятно: «Работа принята, с отличной оценкой. Единственное замечание: если бы это я делал сам, то наполнил бы изложенное большей плотью…» Оценка вполне устраивала. Разве что только возразил, что сданное уже опубликовано, и в малоформатном издании вынужденно считался с этим обстоятельством, ведя счет даже не словам, а буквам. Поштучно. И рассказал Алексею Автономовичу об оценке этого моего практического опуса автором «Журналиста». Тот хмыкнул и подвел итог моим сомнениям: «С дураками в нашем ремесле придется сталкиваться еще не раз, так что будь к этому готов».
    Дураков впереди. действительно, оказалось в достатке, Как и практики, когда в ограниченный условиями объем изложенного приходилось вкладывать по нескольку информационных слоев сразу. Особенно в тех работах, которые касались пространственно-временного обустройства тронутых вниманием тем.
    Стремительное расширение информационного пространства и его возможностей позволило присматриваться к этой конкретной судьбе с достаточной степенью регулярности. История погибшего под Ельней композитора с незаурядными талантом то и дело напоминала о себе в разных обстоятельствах, обрастала новыми подробностями, но этот некогда выстроенный мной каркас, по сути, так и остался нетронутым. Разве что стали понятными причины заболевания, что помешало реализоваться этому дарованию. Оно оценено и при жизни, и после ее трагического завершения.
    Уже упоминавшийся нами русский музыковед, композитор, музыкальный критик и ученый отметит в своем некрологе о безвременно ушедшем молодом коллеге: «Слабого здоровья, хрупкий и нежный – он, как выяснилось довольно скоро, […] носил в себе зародыш страшной болезни, притом наследственной, за «грехи отцов», – прогрессирующий паралич. Не исключена вероятность того, что самое его музыкальное дарование, безусловно, отмеченное известной печатью болезненности и психопатичности, – было обязано своим происхождением (как это часто бывало в мире художественном) именно этой болезни» (Леонид Сабанеев - 1881-1968).
    О наследственном характере болезни знал и сам Алексей. Относился к этому как закономерной линии судьбы, как знаку еще неискупленной поколениями расплаты за содеянное не им. Понимание и связь эта четко прослеживаются в сохранившихся документах и свидетельствах. В 1910 году течение болезни обострилось тяжелым нервным потрясением в связи с кончиной отца. Оно побудило оставить консерваторию, но не занятия с А.С.Танеевым.
    5.png
    Напомню, не просто представителем российского музыкального Олимпа, но и государственного тоже, а также хорошо известным интеллектуалам отцом Анны Александровны Вырубовой (1884-1964), ближайшей подруги последней русской императрицы Александры Федоровны. Но это уже кольца других историй и страстей. От этого времени сохранился снимок Мастера и его ученика (фото). Как орла и его птенца, как отца с сыном, как невольное подсмотренное сравнение двух талантов – уже зрелого, раскрытого, признанного, и которому еще только предстоит утвердиться, дождавшись своего часа. И это время придет, несмотря на перипетии судьбы, весь ее драматизм. Казалось бы финальный. Но произошло иное.
    Во время учебы у Танеева созданы прелюдии-каноны, вариации, цикл «Эскизов», две фортепианные сонаты, сонатное Allegro. Еще при жизни эти работы изданы П. Юргенсоном в отдельных выпусках «Эскизов». Музыкальная критика отнеслась к ним доброжелательно. 2 марта 1914 г. Алексей Станчинский выступил с большой программой из собственных произведений в концерте московских композиторов, что был устроен в Малом зале консерватории. с большой программой из собственных произведений.
    В своих заметках об Алексее Станчинском современный нам композитор и пианист Валентин Матвеев-Вентцель приводит письмо Алексея своей родственнице по линии матери - Галине Астафьевой: «Дорогая Галя! Мой концерт сошел благополучно. Было очень страшно играть. Очень много новых ощущений. Я не чувствовал волнения, но в некот. своих вещах вдруг замечал, что пальцы мне не поддаются. Значит, волновался где-то внутри… Для меня совершенно неожиданно вдруг поднесли цветы… Вообще публика отнеслась ко мне с большим участием, и многие меня поздравляли. Дейша-Сионицкая сейчас же после концерта пригласила меня на май к себе в Крым. Наверное, поеду…»
    Поехал, провел в Крыму несколько месяцев. После возвращения в Логачево события приняли трагический оборот, о котором осенью 1914 года сообщала в коротком некрологе «Русская музыкальная газета»: «... Он ушел из жизни при весьма загадочных обстоятельствах. Разлученный матерью со своей возлюбленной - Еленой Бай, и родившемся в 1910 году сыном, Алексей тайком покинул дом, чтобы встретиться с ними. Однако, свидеться им не было суждено…»
    Это обстоятельство – о семейных ссорах, было мне известно, но я не стал тогда акцентировать на нем внимание, полагая, что передача родового имени Алексея Владимировича своему сыну снимает саму тему. Раз и навсегда.
    Сегодня стали известны подробности жизни молодых людей, которые позволяют лучше понять суть семейного конфликта, который в какой-то мере подвел к драматической развязке.
    6.jpg
    Сохранилась фотография Елены Ивановны Бай (1882-1978), фрагмент которой я и видел когда-то при встрече с ней в Логачево. Судя по оттиску на паспорту, здесь обрезанному, она сделана в фотосалоне Смоленска в 1899 году. Если честно, то увидеть это изображение вновь уже и не надеялся. Но в информационных следах часто проявляются чудеса в их собственной борьбе за свое выживание. Так и в этом случае.
    Красивая статная девушка, одетая по моде своего времени, была дочерью управляющего логачевским имением Станчинских. В том, что молодые люди обратили внимание друг на друга, нет ничего удивительного. Но семья уже считала невестой Алексея Владимировича другую девушку и такой незапланированный поворот в событиях не мог не вызвать напряжения в семейном кругу. Речь об Анне Александровне Астафьевой (1892-1973), родители которой были крестными Алексея Владимировича, и надеялись «на взаимность дочери – в то время студентки Питерской консерватории, и Алексея, но так и не дождались желанной свадьбы» (Д.Г.Рубинштейн). Об Анне Александровне Астафьевой мне было известно, как и то, что она вела активную переписку с Алексеем сохранился даже в собственном архиве ее питерский адрес. Но поскольку очерк считал законченным, и желания его продолжить за собственными студенческими хлопотами так тогда не возникало, то визит постоянно откладывал. Сегодня об этом, как и ином, остается только сожалеть. Впрочем, как сказать. Знай я тогда обо всех обстоятельствах, не раз бы подумал, нужно ли его ворошить, эту глубоко интимную часть человеческих отношений из давнего, но явно не забытого прошлого. Тем более, что собственный опыт такого рода отношений мной самим еще только приобретался. Но твердо знал, что копаться в тайниках чужих душ занятие из не очень корректных.
    На отношениях в семье не могло не сказаться и то обстоятельство, что Елена Ивановна Бай была старше своей сердечной привязанности на шесть лет. И это обстоятельство, очевидно, не могло не тревожить Татьяну Алексеевну Станчинскую – мать Алексея. Короче, клубок сложнейших отношений, к которому бессмысленно подходить с позиций рациональности. Их не только не было, но и не могло быть. Многие годы спустя, уже при знакомстве с потомками столь рано и драматически ушедшего композитора, мне рассказали, что с последним вздохом на грешной нашей земле, Елена Ивановна Бай произнесла имя Алексея. Как говорится, не судите, да не судимы будете.
    Стараниями московского музыковеда, преподавателя музыкального училища при Московской консерватории Ирины Сергеевны Лопатиной - она упоминалась в очерке, а познакомился совсем недавно на смоленской краеведческой конференции - несколько прояснилась и суть «белых берегов», к которым направлялся молиться Алексей Владимирович. По результатам ее поисков в начале прошлого века в нынешних пределах Брянской области была известна монашеская Белобережная обитель (Брянская Белобережская Иоанно-Предтеченская мужская пустынь). Она широко известна по своему времени под топонимом «Белые Берега». Исследователь настаивает, что мистически настроенный Алексей Станчинский направлялся именно к ее пределам - с целью найти ответы на сложные вопросы бытия, и не только собственного, что вполне логично для глубоко верующего человека. При этом полностью исключается версия самоубийства, которая выплыла вдруг и множества расплодившихся публикаций о композиторе. Как абсолютно неприемлемая для православного человека.
    К слову, эта семейная коллизия, что когда-то потрясала кипящими страстями ельнинское Логачево, стала темой для спектакля «Дневник». В его основу положены материалы исследователя и исполнителя всех значимых музыкальных произведений Алексея Владимировича Станчинского пианиста и композитора Валентина Сергеевича Матвеева-Вентцеля.
    В сложных коллизиях завершилась судьба и поминавшего в том старом очерке учителя Алексея Николая Сергеевича Жиляева (1881-1938), благодаря которому, помним, сохранилась сама память о логачевском музыкальном уникуме. Профессор Московской консерватории, учениками которого были также Арам Хачатурян, Лев Книппер, Антонио Спадавеккиа, Сигизмунд Кац и иные именитости, был расстрелян на одном из подмосковных полигонов в связи с так называемым делом маршала М.Тухачевского.
    Во многом благодаря Николаю Сергеевичу имя нераскрывшегося в полной мере еще одного музыкального гения из Ельни не забыто, что его помнят, а произведения исполняют в камерных концертах. Отдавая тем самым должное тому, что внесено им в теорию и практику отечественного и мирового музыкознания.
    В короткой беседе с помянутым московским музыковедом я спросил, почему, на ее взгляд, имя Алексея Владимировича не забыто, и почему о нем сегодня говорят с заметно нарастающей частотой. Ирина Сергеевна ответила, что этим не в полную меру раскрытым жизнью музыкальным гением внесены в общую копилку отечественного музыкознания мощнейшие основы целого направления. Придет время и они будут развиты в творчестве таких великих мастеров как С.Рахманинов, Г.Свиридов и иных. Это многого стоит. Потому к творчеству Алексея Владимировича все чаще обращаются музыканты и музыковеды России, О нем все чаще говорят в Европе, Америке. Многие именитости – из тех, что приезжают к М.И.Глинке в Ново-Спасское, открывают для себя и Алексея Станчинского. И идут на поклон к его могиле, что у стены местной церкви. Той, что построена предками великого композитора. Старое ее изображение сохранено акварелью начала прошлого века (рис.). Она введена в информационные Сети нынешним настоятелем этого храма отцом Николаем (Погореловым). Нам рисунок любопытен и изображением подъезда к церкви и ее погосту со стороны Логачева. Это последняя дорога Алексея Станчинского.
    7.jpg
    Изображение любопытно нам и такой подробностью. Сотрудники музея-усадьбы М.И.Глинки настаивают, что это не акварель, а фотография - из самого начала ХХ века. Если это так, то сделать ее мог только С.М.Прокудин-Горский, автор собственной технологии цветных фотоизображений. Известна его смоленская серия, дорогобужские снимки. О них уже вели речь в рамках наших заметок. Отмечался ли Сергей Михайлович со своим громоздким фотооборудованием в ельнинском селе Ново-Спасском – вопрос. Если это имело место, то знаменитая его фотосерия вполне может пополниться новыми работами. Возможно, по Ельне тоже. Большая часть архива мастера, судьба которого сама закручена в тугую спираль времени, так еще и не найдена. А отличить хорошо исполненную акварель от фотографии, не так просто, как кому-то представляется по первому поверхностному взгляду. Этот поворот для исследователей. Но это уже совсем другая тема.
    Есть в этом информационном срезе времени и такая подробность. Известно, что премьера оперы Глинки «Руслан и Людмила», завершилась шумным провалом. Еще более шумное мировое признание пришло, но позже. Подобное происходит и с творчеством его земляка и соседа по имению А.В.Станчинского.
    Что касается сына композитора, ельнинца Андрея Алексеевича Станчинского. «Ставить его на ноги», помогал брат Елены Ивановны, который жил в то время в Москве. Андрей Алексеевич немалую часть своей жизни отдал сельскому школьному учительству, что само по себе всего всегда считалось на Руси высшей степенью подвижничества. Преподавал, помнится рисование и черчение. Он сам и его мать - Елена Ивановна, что подарила композитору счастье любви, упокоены оба, на Гнездовском погосте, что под Смоленском. Попытки отыскать следы семьи в Лопатино – почти заброшенном ныне старинном ельнинском селе, успеха не принесла.
    Весьма странным образом во всей этой давней истории повела себя еще одна линия, едва только обозначенная тогда в моих давних очерковых заметках. Речь о старшем брате композитора, который навсегда остался молодым, и жизнь которого завершилась в одном из стертых уже с лица земли ельнинских сел. Речь о Владимире Владимировиче Станчинском (20.04.1882 – 29.03.1942). С его следом я столкнулся при поисках имения в Логачево. Один из жителей окрестных деревень рассказывал о том, что знакомил Владимира Владимировича с местными лесам. По сути, был у него проводником.
    8.jpg
    Информации о старшем брате в информационных источниках шестидесятых годов тоже было совсем немного. Разве что его обозначали как именитого зоолога, по учебникам которого долгое время обучали студентов биологических факультетов. Сегодня этот информационный след заметно расширился и укрепился. В музее М.И.Глинки мне показали рукопись детских воспоминаний Владимира Владимировича – оказывается, были когда-то написаны и сохранились. В них идет речь и о том мартовском дне, когда Алексей появился на свет. Меня они обрадовали тем, что в деталях совпали с изложенным в моем очерке. Были подробности, которые ни в моем очерке, ни в публикациях других исследователей на массовое обозрение не выставлялись. Полагаю, что без них можно, в принципе, обойтись.
    Важнее то, что большее внимание матери к младшему сыну, побудило старшего уйти со своими подростковыми переживаниями в мир природы – благо, она была рядом. Об этом говорится прямо. По конечному результату естественная детская ревность сформировала из него ученого и организатора науки, масштаб которого нам еще только предстоит прописать в своем сознании. Но уже сегодня профессора Владимира Станчинского, одного из основателей Смоленского университета, ни много, ни мало называют отцом советской экологии, организатором природоохранного направления, родоначальником заповедного дела в современном его виде, то есть в опоре на базу из синтеза генетики, эволюции и экологии.
    В компилятивном ключе изложу, что идея создания биосферных заповедников очерчена им еще на первой Всесоюзной фаунистической конференции 1932 г. в Ленинграде, где, цитируем, заявлено: «Мы на Украине думали над вопросом создания такой [исследовательской] станции, которая была бы связана с определенным хозяйственным районом. Тут нужно подчеркнуть, что чрезвычайно важное значение имеют заповедники, которые дают возможность сравнивать изменения, которые происходят в определенных хозяйственных условиях с тем, что происходит в природе» (В.Станчинский).
    Считается, что ученый не был понят в полной мере современниками, но намного опередил коллег в своей сфере научной деятельности. В зоогеографии он пошел дальше академиков П.П. Сушкина и М.А. Мензбира. В частности, с обоснованием вывода, что сама степь являет собой удачную лабораторию для изучения экологических законов. Позднее его учениками назовут себя многие известные деятели охраны природы – академик Н.Т. Нечаева, доктор биологических наук С.В. Кириков и другие.
    Не обошла его стороной и активная политическая деятельность. Из более или менее известной биографии ученого известно, что эта тяга определена его отцом и матерью, которые в свое время были связаны с народовольческим движением. Еще со времен учебы в гимназии и университете Владимир посещал марксистские кружки, за что и был отчислен в 1902 году с естественного отделения физико-математического отделения МГУ. И вынужден был продолжить занятия и научную деятельность в старейшем университете Германии - Гейдельбергском. После 2 съезда РСДРП вступил в партию меньшевиков, с 1915 по 1917 гг. служил в армии, участвовал в организации московской милиции, в том числе на выборной должности ее комиссара. Весной 1917 г., по поручению Временного правительства выезжал с инспекционной поездкой в российскую глубинку. Но уже осенью свою политическую деятельность посчитал законченной и всецело отдался науке.
    Известно, что на ставшей ему родной Смоленщине Владимир Владимирович возглавлял кафедру зоологии местного университета, создал Смоленское общество естествоиспытателей и врачей, университетскую биостанцию, подготовил к печати несколько трудов по фаунистике. Он также провел «бобровую» экспедицию – с итогом в рамках заданий природоохранных органов РСФСР, Украины и Белоруссии учреждения известного Березинского биосферного заповедника.
    В июле 1925 года Владимир Владимирович Станчинский инспектирует работу заповедника Аскания-Нова. И тогда же принимает решение именно в нем реализовать свои экологические замыслы. С апреля 1929 г. Владимир Станчинский становится заместителем его директора по научной части, а затем параллельно возглавляет кафедру зоологии позвоночных Харьковского университета. Харьков те годы был столицей Украины.
    Авторитет ученого был настолько высок, что он был научным руководителем не только Аскании, но и курировал работу других, подчиненных отделу заповедников Всеукраинской сельхозакадемии природных заказников - Приморского, Каневского, Конча-Заспы. Совместно с московским профессором А. Вангенгеймом формировал идею создания первой на Украине станции по изучению проблем засухи и практической борьбы с ней. Итогом этих научных обоснований стало формирование из Украины устойчивого зернового союзного района.
    В начале января 1930 г., вместе с директором Аскании-Нова Ф.Бегой, Владимир Владимирович отправляет письмо Станиславу Косиору, Григорию Петровскому и Власу Чубарю с приложением плана развития заповедника и обоснованием необходимости проведения экологических исследований.
    «Открывается чрезвычайно обширное и совершенно новое поле для плодотворных исследований, - заявит позднее ученый в публичных выступлениях того времени. - Это поле для исследования принадлежит развивающейся молодой науке – экологии».
    В это же время вокруг В.Станчинского начала формироваться группа «идейных противников», которые все настойчивей начинают высказывать сомнения в правомочности существования экологии как науки.
    Осенью 1933 года в Харькове отменили очередной пятый Всесоюзный съезд зоологов, анатомов и гистологов – его организацией занимался Станчинский, рассыпали набор очередной номер «Журнала экологии и биоценологии», который редактировал ученый. Тогда же хорошо известный в свое время помощник хрущевского проходимца от науки Т.Д. Лысенко И.И. Презент обрушился с «товарищеской критикой» на профессоров А.П.Семенова-Тян-Шанского, М.Н.Римского-Корсакова и В.В.Станчинского. Они напрямую обвинялись в «политических» ошибках. Один из деятелей украинского общества биологов-марксистов истинный украинец Е.О.Финкельштейн писал: «Треба згадати (упомянуть – А.М.) i проф. Станчинського. Вiн частенько говорить, що вiн стоїть на позицiях дiалектичного матерiалiзму. Але, товаришi, чи можемо ми погляди (взгляды) проф. Станчинського вважати (считать) за погляди дiалектичного матерiалiста? Його вихiдна (исходная) теза — це теорiя рiвноваги (равновесия). Що[…] шкодить (вредит) марксистсько-ленiнської реконструкцiї». С аналогом этой же позиции довелось столкнуться и мне. В оценках младшего Станчинского. К сожалению, не единожды.
    Точка зрения «истинных» тогда взяла верх. Осенью 1933 г. профессора Станчинского пригласили в Харьковское ГПУ, оттуда уже не был отпущен. Организаторами так называемого «асканийского дела» считают Лысенко и Презента. В принципе четыре его тома, что хранятся в архивах СБ Украины, не содержат привычных на то время доносов. Но все арестованные имели «черные пятна» в своих биографиях (непролетарское происхождение, служба у белых, членство в различных партиях, нестандартное, парадоксальное мышление и т.п.). Из них для имитации собственной деятельной инициаторы и создали контрреволюционную организацию в сельском хозяйстве.
    В.В. Станчинский «признался» в том, что представленные им, цитируем, «теоретические проблемы экологии и биоценологии были совершенно оторваны от хозяйственных требований. Подрывной характер имела выставленная мной проблема степи, как основная проблема Аскании-Нова еще потому, что она, подкупая своей логикой практической актуальности, обещала разрешение таких важных вопросов, ради которых можно было бы рискнуть потребовать даже миллион. Действительно, за мной пошли научные работники Аскании-Нова, дирекция, НКЗ (Наркомат земледелия – А.М.) Украины и Госплан. Соответственно с этой установкой был разработан пятилетний план развития научно-исследовательской работы научных учреждений Аскании-Нова, утвержденный НКЗ и Госпланом (...). Примерами вредительских установок в пятилетнем плане могут служить следующие: По степной станции: 1) огораживание 5.400 заповедной степи проволочной сеткой на железных столбах с бетонным основанием; 2) изучение природы степи без увязи с конкретными проблемами хозяйства...»
    Владимира Владимировича приговорили к 5 годам исправительных работ. Но в мае 1936 года решением так называемой тройки НКВД УССР В.В. Станчинского досрочно освободили, то есть вины за ним не нашли.
    Однако в августе 1940 г. на основании ордера, подписанного сержантом госбезопасности Цветковым, ученый арестован вновь. Конкретно сержантом Бутылкиным. 21 февраля 1942 г. постановлением Особого Совещания при НКВД СССР он приговорен к восьми годам исправительно-трудовых лагерей - «за антисоветские высказывания и как социально-опасный элемент». В вологодской тюрьме у Владимира Владимировича развился миокардит. Умер в тюремной больничной камере. в возрасте шестидесяти лет. Место захоронения неизвестно. И о Станчинском на полвека забыли.
    О нем вспомнили в конце восьмидесятых годов прошлого века, когда американский историк пpофессоp Дуглас Уинеp вновь «открыл» Станчинского. По его мнению, основатель советской экологии также далеко обошел коллег в зоогеогpафии, заповедном деле, теоpии акклиматизации, орнитологии. Вот почему так актуально звучит высказывание, сделанное ученым в 1933 году на Всесоюзном съезде по охpане пpиpоды в Москве: «Изучение природных условий, как естественной пpоизводительной силы, в настоящее время может считаться научно-поставленным только пpи условии комплексного исследования всех ее стоpон в их динамике и противоречиях».
    Это может показаться странным, но это действительно так. Научные подходы Станчинского к экосистемам были положены в основу государственного плана преобразования природы, что известен как сталинский. Речь, по сути, о комплексной природозащитной программе, рассчитанной на 1949-1965 годы. В ее рамках многое сделано, что принесло свои результаты. Например, ни много, ни мало вывело Украину в один из основных зернопроизводящих районов Союза. Устойчивых. Главным пропагандистом этого плана, и себя, понятно, стал Трофим Лысенко. Понятно, что имя профессора Владимира Станчинского при этом не упоминалось ни в каком виде. Причин чего-то опасаться уже не было.
    Современные исследователи замечают сегодня в своих интервью масс-медиа: «Что касается экологии как науки в СССР, то можно сказать вот что. Очень много пишут про разгром большевиками генетики. Но перед этим была разгромлена экология […] в конце 20-30-х годов, очень многие учёные пострадали. В чем провинилась? Да в том, что показывала: все в природе существует в форме био- геоценозов экосистем. И там существует определенная иерархия, где никакого равенства быть не может. А это входило в противоречие с марксистской теорией. И эти идеи – энергетического расчета экосистем, взяли на вооружение американцы, уже после Второй мировой войны - Вальдман в частности. А наш ученый Станчинский, который эту идею выдвинул впервые, скончался в тюрьме…» (А.Ю.Евдокимов). Такая «научная практика» не со Сталиным пришла, тем более не ушла с ним. В наши дни не так уж и трудно отыскать тому примеры.
    К слову, забвение этой программы в лихие перестроечные и деградация проверенной годами системы, созданной на ее основе, уже вызвало катаклизмы. Вновь о себе напоминают забытые было могучие снежные заносы и иные природные потрясения. «Ящик» сообщает о примерах такого «новостийного плана» с сезонной регулярностью. Как и то, что забвение самих себя обходится без меры дорого. В чисто экономических началах, не говоря об иных.
    Сегодня В.В.Станчинского по интеллектуальной мощи ставят на один уровень с академиком Н.И.Вавиловым. Ровесники - оба родились в Москве, и ушли с разницей в несколько месяцев. Оба с парадоксальным, неординарным мышлением. Оба затравлены проходимцами от политики и науки. Оба убиты серостью. Той, что усмотрела в них способ заявить самоё себя. Что прорвалась во власть, и использовала ее в своих собственных мелочных интересах. Помним, забвение этого урока стоило жизни всей советской стране, о судьбе которой жалеем. Понимая только сейчас, что утратили и как сложно вновь обрести твердую почву под ногами. Самоутверждение амбиционных, но нищих духом и умом бутылкиных, - а таких немало, путалось и по-прежнему путается под ногами, слишком дорого всем нам обходится. Но, похоже, что-то начинаем понимать. Как говорится, дай-то Бог!
    Впрочем, в рамках этих заметок нам важнее, что начала формирования личности нашего земляка Владимира Станчинского заложены опять же в Ельне, что может быть лишь подтверждением странного ее – Ельни, феномена.
    В сентябре 2014 года, ровно век спустя после трагедии в Логачево, волей все того же случая, хотя сам давно уже в случайности не верю, я созвонился с Заслуженным учителем России Александром Васильевичем Зуем – правнуком Алексея Станчинского Он многое уже сделал для сохранения памяти своего прямого предка. В музыкальном мире Смоленска имя известное, Александр Васильевич руководит местным джаз-оркестром. Он был безмерно удивлен моему звонку. Впрочем, я сам – в не меньшей степени. Особенно, когда выяснилось, что он растит двух серьезно занимающихся музыкой мальчишек. Одного из них из них назвали в честь именитого предка Алексеем и записали на фамилию Станчинского. Жизнь тогда не оборвалась в холодной воде смоленской речушки. И по-прежнему выписывает свои замысловатые узоры. Что-то они еще явят.
    Что касается сделанного в своих прежде срока оборвавшихся судьбах Станчинскими, то оно по итогу оказалось настолько принципиально значимым и важным, что и через сто лет не позволяют это сделанное предать забвению.

    9.jpg
    С уважением МАСЛОВ А.Ф.
     
    Юлиа, gvardeez, ЯШКА и ещё 1-му нравится это.
  13. NArz
    Offline

    NArz Фельдфебель

    Регистрация:
    2 авг 2015
    Сообщения:
    40
    Спасибо:
    83
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    генеалогические поиски
    (это в 1864г)
    ...сама так и не смогла до конца понять.
    Подскажите, пожалуйста, сколько церквей было в Ельне в 1900-1917 гг?
    Так и осталось 2?
     
  14. gvardeez
    Offline

    gvardeez Завсегдатай SB

    Регистрация:
    12 май 2009
    Сообщения:
    855
    Спасибо:
    179
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    провинция
    была ещё третья церковь Воскресенская,это которая с парашютной вышкой
    Сообщения объединены, 26 мар 2016, время первого редактирования 26 мар 2016
    кстати,на небезизвестном сайте ельня-архив появились куча сканов Ельнинские газеты 1917 - 1986 -тонны информации
    http://elnarchiv.ru/vsegaz.html
    [​IMG]
     
    Рудов, "Люля" и NArz нравится это.
  15. NArz
    Offline

    NArz Фельдфебель

    Регистрация:
    2 авг 2015
    Сообщения:
    40
    Спасибо:
    83
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    генеалогические поиски
    Cпасибо большоее, @gvardeez
    и 1000 еще спасибо!!
    Зашла туда (давно не заходила), а там опубликовали http://elnarchiv.ru/spisok1924.html

    И там мой прадед - уверена, это он! Правда, отчество с ошибкой - он Семен Северьянович. А вот кто такая Лукерья Карповна... не знаю.
    290. Полякова-<Ящемская> Лукерья Карповна, Выгонная ул.
    291. Поляков Семен Аверьянович, Рославльская ул.
     
    Последнее редактирование: 28 мар 2016
  16. gvardeez
    Offline

    gvardeez Завсегдатай SB

    Регистрация:
    12 май 2009
    Сообщения:
    855
    Спасибо:
    179
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    провинция
    image (3).jpg image.jpg
     
    Рудов и "Люля" нравится это.
  17. gvardeez
    Offline

    gvardeez Завсегдатай SB

    Регистрация:
    12 май 2009
    Сообщения:
    855
    Спасибо:
    179
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    провинция
    Ельнинское добровольное пожарное общество 20 августа 1931 года
    [​IMG]
     
    Рудов и "Люля" нравится это.
  18. Рудов
    Offline

    Рудов Завсегдатай SB

    Регистрация:
    22 фев 2010
    Сообщения:
    303
    Спасибо:
    2.087
    Отзывы:
    32
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Ельнинский уезд
    А.Ф. Маслов прислал несколько фотографий, связанных с Ельней, он использовал их в своей новой книге. Некоторые я уже видел, а вот некоторые вижу впервые. Думаю, что он не обидится, если я некоторые из них здесь выложу.
    Ешльня ведут пленных немцев.jpg
    Для начала: Пленные немцы на ельнинской улице.
     

    Вложения:

    БАТХЕД нравится это.
  19. "Люля"
    Offline

    "Люля" Полковникъ

    Регистрация:
    12 апр 2012
    Сообщения:
    105
    Спасибо:
    329
    Отзывы:
    12
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Воскресенская церковь.jpg
    Воскр. церковь.jpg
     
    Рудов и NArz нравится это.
  20. gvardeez
    Offline

    gvardeez Завсегдатай SB

    Регистрация:
    12 май 2009
    Сообщения:
    855
    Спасибо:
    179
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    провинция
    что за книга?на фото Витебск,вторая да в районе Ельни
     
    Последнее редактирование: 21 сен 2016

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)