Жертвы политического террора в СССР

Тема в разделе "Генеалогический форум", создана пользователем Ротмистръ, 15 сен 2014.

  1. Ротмистръ
    Offline

    Ротмистръ Завсегдатай SB

    Регистрация:
    27 фев 2013
    Сообщения:
    245
    Спасибо:
    556
    Отзывы:
    20
    Страна:
    Ukraine
    Из:
    Черкассы
    Доброго времени, сдесь можете своих родсвенников поискать. http://lists.memo.ru/index1.htm Я нашел семью своего прадеда линии матери ,хотя архивная справка от 27.10.2003 из ФСБ по Омской обл. на всю семью прадеда имееться .
    Сдесь в базе коротко : "
    Кириленко Василий Григорьевич

    Родился в 1892 г., Таврическая губ., Мелитопольский уезд, с. Большебелозерское; украинец; малограмотный; кузнец колхоза.. Проживал: Омская обл., Павлоградский р-н, с. Ясная Поляна.
    Арестован 7 июня 1938 г.
    Приговорен: Тройка при УНКВД по Омской обл. 27 июня 1938 г., обв.: по ст. 58-10 УК РСФСР.
    Приговор: ВМН. Расстрелян 7 июля 1938 г. Место захоронения - Омск. Реабилитирован 4 июля 1989 г. Прокуратурой Омской обл. на основании Указа ПВС СССР. "

    Дальше цитирую по справке имеющейся на руках : " Кириленко Василий Григорьевич, 27 июня 1938 г., обв . по ст. 58-10 УК РСФСР. ( контреволюционная деятельность ).
    Имущественное положение : в момент ареста -корова.До коллективизации-две ветряные мельницы,десять рабочих лошадей ,четыре пары волов ,десять коров ,молотилка и две лобогрейки. 1929 был лишен изберательных прав , в 1930 г осужден за не выполнение хлебозаготовок на 5 лет лишения свободы, с высылкой в Иркутск ,хозяйство было " экспроприровано " . Жена Кириленко В.Г в 1931 г выслана с детьми в Тарский округ . в 1932 Кириленко В.Г.направился в ссылку к семье. "
    Конец цитаты.
    Дальше от себя . Бабушка рассказывала что бараки строили сами , торф добывали и лесозаготовки в основном.Работали даже дети, семья большая 10 или 11 детей. Умерло за это время пятеро или шестеро. Многих умерших людей хоронили прямо в торфе.
    Тарский округ образован в составе Сибирского края Постановлением ВЦИК от 25 мая 1925 года в границах бывшего Тарского уезда Омской губернии. Центром округа был назначен город Тара.
    В 1928 году на севере округа на Васюганских болотах было организовано спецпоселение политзаключённых Кулай.
    Гиблое место

    Уже в начале весны на север Омской области, в сторону Васюганских болот, потянулись первые ссыльные обозы. В повозках - старики и дети, беременные и кормящие женщины. На улице - обычный для марта мороз. Очень скоро по сторонам скорбного тракта стали появляться могилы. Первыми погибали оставшиеся без молока младенцы.

    - Нас привезли почти на голое место, - вспоминают участники событий. - Выгрузили и сказали: "Живите". Когда рассвело, мы увидели страшную картину: замерзшую мать и стайку сбившихся возле нее восьмерых окоченевших детей.

    Подобная участь постигла многие семьи, которых высылали без мужиков. В то время нередко, чтобы не создавалось лишних препятствий, мужчин удерживали в комендатуре. И пока шел разбор "полетов", родственников отправляли на выселки. Когда туда с очередным этапом прибывал глава семейства, нередко встречать его уже было некому.

    Всего в регионе было раскулачено около 28 тысяч семей. Домой вернулись немногие.

    "Сначала мы спали на лапнике, потом мужики вырыли землянки, - гласят строки выцветших от времени документов. - Ели все, что можно было жевать. Хлеб с корой, траву. Мы потеряли половину семьи, и все-таки нам повезло вернуться в родное село. Соседки, одетые в мамины юбки, встречали нас без особой радости".
    Письма в никуда

    Несмотря на лишения, ссыльные верили, что весь этот кошмар - недоразумение. Ведь они ни в чем не виноваты. Люди надеялись, что справедливость восторжествует, и слали письма Сталину и Калинину с просьбой разобраться. Но конверты возвращались в местные сельсоветы и вновь попадали на стол обидчиков крестьян. Вступиться за опальных переселенцев было некому. Их численность таяла буквально на глазах.

    "Большинство местных дорог - непроезжие. Поселения находятся в сорока километрах от базы. Почтовая связь совершенно не организована, - говорится в акте обследования условий расселения кулаков в Кулае от 6 июля 1930 года. - В силу отсутствия природных возможностей занятия сельским хозяйством и промыслом для кулаков невозможны. Суровые климатические условия и голодный паек (люди едят даже кожу лошадей) создают болезни и увеличивают смертность взрослых и детей. 85 процентов населения больны. Единственный фельдшерский пункт отстоит от поселений на 10-40 километров. Лекарства без оплаты не отпускаются. Из 8 891 души к моменту обследования имелось 1 607 человек".

    Многие поселенцы от невыносимых условий спасались бегством.

    - Бежала в основном молодежь, - вспоминает бывший конвоир Георгий Чукреев. - Но люди дорог не знали и тонули в трясине. Я сам то руку, то ногу, торчащую из болота, видел. Когда мы искали беглецов, у многих из-за ядовитых газов носом шла кровь. При мне освободили только одного мужчину.

    По словам историков, даже ГУЛАГ, по сравнению с условиями, в которые попадали многодетные семьи кулаков, меркнет.

    Вот дело Ивана Петрова, отправившегося в Кулай за использование наемной рабочей силы. В списке, кроме жены, - Семен 17-ти лет, Анна 15-ти, Ольга 10-ти, семилетний Петр, четырехлетний Николай и полуторогодовалый Павел. Из восьми человек не уцелел никто. Таких дел - тысячи.

    - По нашим данным, семьдесят-восемьдесят процентов омичей, пострадавших от раскулачивания, - дети, - говорит Мария Сбитнева.

    P.S. Коллектив редакции Книги Памяти раскулаченных крестьян надеется, что она увидит свет в 2012 году. Правда, тираж составит всего 1 000 экземпляров. Издание будет передано в архивы, библиотеки и музеи.

    КУЛАЙСКИЙ МЕМОРИАЛ МОЖЕТ ИСЧЕЗНУТЬ

    На месте кладбища спецпоселенцев планируется строительство базового лагеря для нефтяников Крапивинского месторождения. Омские ученые выступают против уничтожения захоронения
    Ночевали в могилах

    О трудпоселке Нижний Кулай, куда с 1929 года на протяжении 18 лет отправляли для исправления общественно полезной работой зажиточных крестьян со всей Омской области, сейчас мало кто знает. Казалось бы, для сибиряков ссылка в Сибирь вроде как и не наказание вовсе, а лишь перемена их места жительства - ан нет. Чудом выжившие в спецлагере, расположенном в Тарском районе среди тайги и непроходимых болот, иначе как адом это место не называют. Власти, видно, считали, что горбатого только могила исправит - первое время вновь прибывшим поселенцам даже ночевать приходилось в могиле.

    - Мужики на снегу жгли костры, на оттаявшую землю бросали ветки и на эти ветки укладывали спать самых слабых - стариков и детей, - вспоминает те далекие дни Анастасия Войцеховская из Малой Омки. - Чем не подобие могилы?

    - Попасть в Нижний Кулай можно было только зимой, когда замерзали непроходимые болота, окружающие трудпоселок со всех сторон, - поясняет доцент Омского государственного университета, кандидат исторических наук Борис Мельников, занимающийся изучением этого спецпоселения. - Попробуй вырой землянку в насквозь промерзшем грунте, к тому же голыми руками! Голыми, потому что инструментов-то у крестьян практически не было - на три-четыре семьи им выдавали только один топор.

    Инструменты появились лишь после того, как лагерь был обустроен и поселенцы стали заготавливать лес для страны. Заготавливали на голодный желудок, так как продуктами их почти не снабжали. Один из бывших нижнекулайских спецпоселенцев рассказывал, что еду репрессированным сбрасывали с самолета. Иногда. "Гуманитарную помощь" распределяли сосланные вместе с кулаками священники - крестьяне справедливо считали, что служители Господа поделят по справедливости - всем поровну. С наступлением тепла "кулакам" стало легче - недалеко протекала река, в ней поселенцы ловили рыбу, а к осени на болоте поспели ягоды и орехи...

    Тяжких условий таежной жизни многие не выдерживали. "Ежегодно на Нижнем Кулае находилось около 200 поселенцев, от грудных детей до стариков, - написано в обращении омских ученых к губернатору Леониду Полежаеву. - Значительная часть из них умерла и была похоронена на местном кладбище". Точное количество захороненных пока не установлено, но было их явно не мало. Только кладбище и сохранилось до нашего времени, как память о тех страшных событиях.

    - Год назад в Нижний Кулай выезжала археологическая экспедиция областной инспекции по охране памятников, - продолжает Борис Мельников. - Кладбище спецпоселенцев давно заросло травой и деревьями, сейчас о нем "напоминает лишь несколько полусгнивших крестов. Помню, я долго стоял возле лежащего в траве небольшого креста у детской могилы и никак не мог оторвать взгляд от вырезанной корявыми буквами надписи - "Ханин Вова"...

    Изучение или уничтожение?

    Но скоро могут исчезнуть и эти последние свидетельства тех страшных событий. "...Научная общественность Омска серьезно обеспокоена проблемой сохранности... урочища Кулай, - это снова отрывок из письма губернатору Омской области, - где в 2001-2002 годах планируется разместить базу для обустройства Крапивинского месторождения... Уже сейчас на Кулае ведется разработка карьера грунта без предварительного согласования. Территория, имеющая огромное значение в культурном и историческом отношении, может быть утрачена".

    Допустить уничтожение кладбища спецпоселенцев просто нельзя, считают ученые. Наоборот, нужно не только сберечь это захоронение, но и продолжить его изучение, установить в Нижнем Кулае поклонный крест в память о тех, кто навеки остался в спецпоселении. Это важно не только для увековечения одной из трагических страниц нашей истории, это необходимо, чтобы отдать последний гражданский и общечеловеческий долг нашим землякам, безвинно погибшим в трудпоселке Нижний Кулай, и тем из них, кто, как Анастасия Войцеховская, все-таки выжил в том таежном аду и вернулся домой...

    - Когда отец умер, -вспоминает Анастасия Леонтьевна, - нас, "кулацких выродков", отпуст или - корень-то "кулацкий" погиб. Но мать и сестра отказались покинуть могилу отца. Я же с братом отправилась в Малую Омку вместе с другими "вольноотпущенными". Шли оборванные, голодные - и не нужные никому. Много нас таких набралось, а сил, напротив, осталось мало. Люди не выдерживали дороги, падали. Им не помогали, не пытались поднять - каждый берег свои силы, а упавших оставляли умирать на дороге. Когда по пути стали попадаться деревни, стало немного легче - крестьяне делились с нами картошкой и хлебом... А в 1947 году наконец-то приехали из трудпоселка мои мать и сестра. Приехали не с пустыми руками - на своей корове, запряженной в небольшие санки. К этому времени брата уже репрессировали во второй раз и расстреляли - в 37-м...

    P.S. Трудпоселок Нижний Кулай как исправительное учреждение просуществовал до 1947 года, но еще до 60-х годов в нем жили люди. Когда ушли и они, исчез не только поселок - за прошедшие десятилетия исчезла сама память об Омском ГУЛАГе. Сейчас историк Борис Мельников и группа исследователей пытаются установить имена тех, кто погиб там, и тех, кто выжил. "Хотим издать Книгу Памяти, - говорят они, - а в Петровке (самой близкой к бывшему трудпоселку деревне) планируем установить мемориальную доску с выбитыми на ней именами всех обитателей трудпоселка. Поэтому всех, кто что-либо знает о трудпоселении Нижний Кулай, просим позвонить по телефону 23-18-24".
    http://www.omsknews.ru/index.php3?id=6957
    https://ru.wikipedia.org/wiki/Кулай_(спецпоселение)
    http://www.rg.ru/2010/03/18/reg-sibir/kniga.html


    ns0112127b.jpg 233px-Поклонный_крест_01.jpg 233px-Поклонный_крест_03.jpg
     
    Lev нравится это.

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)