Иван Грозный не убивал сына

Тема в разделе "Разговоры о истории", создана пользователем liliya777, 14 сен 2011.

  1. liliya777
    Offline

    liliya777 Новобранец

    Регистрация:
    14 сен 2011
    Сообщения:
    2
    Спасибо:
    0
    Отзывы:
    0
    Из:
    размещение
  2. CCCER
    Offline

    CCCER Завсегдатай SB

    Регистрация:
    22 апр 2009
    Сообщения:
    397
    Спасибо:
    15
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Познавательно,вот только где правда теперь не узнаешь.
     
  3. Влад Сибиряк
    Offline

    Влад Сибиряк Завсегдатай SB

    Регистрация:
    5 авг 2010
    Сообщения:
    458
    Спасибо:
    711
    Отзывы:
    8
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Иркутская область
    Интересы:
    1812 год,ПМВ, РККА
    из книги Натальи Прониной Иван Грозный " мучитель или мученик? Да, добрый наш, терпеливый и внимательный читатель! Здесь мы подошли к самой тяжелой, самой мрачной загадке царствования Ивана Грозного, которая жутким кровоподтеком заволакивает, напрочь скрывая от потомков его подлинный образ, реальные дела и свершения, отталкивая, уничтожая самое желание их понять. Легенда о том, как в припадке гнева убил он своего сына, запечатленная на холсте даже великим русским живописцем, словно проклятие, из века в век довлеет над именем Грозного царя, сама по себе став наиболее ярким «доказательством» его «тиранства» и «психической ненормальности».
    Конечно, следуя излюбленным приемам дешевой беллетристики, наш всезнающий историософ не отказал себе в удовольствии «обыграть» эту легенду возможно более отвратительно. Причем с мерзкой изощренностью усилив ее и без того тягостный смысл ссылкой на заключение антрополога М.М. Герасимова, данное ученым после исследования останков старшего сына Грозного — Ивана Ивановича. Заключения о том, что ввиду повышенной влажности в саркофаге череп царевича Ивана сохранился плохо, поврежден, почему и восстано-
    383
    вить внешний облик царского сына оказалось невозможно1. По всей видимости, именно это заключение позволило нашему автору, мягко говоря, снова несколько отступить (или дополнить?) показания некоторых исторических источников, а конкретно — «Исторического сочинения о России» уже известного читателю Антонио Поссевино....
    Дело в том, что папский легат, действительно являющийся одним из первых, кто поведал миру о якобы произошедшей трагедии в царском дворце Александровской слободы, на страницах своих «Записок», где ему не было совершенно никакой надобности ни смягчать характер упоминаемых событий, ни тем более сколько-нибудь оправдывать Грозного (как раз наоборот!), передавая обстоятельства кончины наследника, по сути ограничил все только случайной семейной ссорой, хоть и со смертельным исходом. Как-то, сообщает Поссевино, царь неожиданно застал свою беременную невестку недостаточно одетой. Эта небрежность рассердила его, он сделал женщине суровое порицание. А молодой царевич, попытавшийся заступиться за жену, тут же сам получил от разгневанного отца удар тяжелым посохом, который попал «почти в висок»2 и стоил наследнику жизни. На четвертый день он умер... Нереальность, явная целенаправленная надуманность передаваемой «сцены» сама бьет в глаза. (Сцены, которой Поссевино, кстати, не мог видеть, ибо посетил Россию (вторично) только три месяца спустя после смерти царевича. По собственному признанию, он записал лишь придворные слухи...) Но для нас в данный момент важно даже не это. Важно другое,
    1 Антропологическая реконструкция и проблемы палеоэтнографии. Сборник памяти М.М. Герасимова. — М., 1973. С. 24—33. Поссевино А. Указ. соч. С. 50.
    384
    важно то, что, хотя и утверждая: убийство было, сей искушеннейший автор-иезуит, отлично сознававший, что его слова уйдут в века, тем не менее ни единым, хотя бы слабым намеком не додумался сказать, что оно было преднамеренным или, точнее, было осуществлением долго вынашиваемого подспудного желания чересчур подозрительного царя-тирана покончить с сыном-соперником. Нет, все это «домыслил» за святого отца инквизитора, мастерски «дорисовал» в своем тексте уже г-н Радзинский. Цинично используя сообщение о «поврежденном», истлевшем за четыре сотни лет черепе, он со сладостной жестокостью вещает доверчивому обывателю: царевич пал жертвой отнюдь не минутного гнева отца. «Вскрытие могилы подтвердило» — это было «зверское избиение», опровергающее «известную версию о том, что убийство случилось из-за пустячной ссоры». «Иван не просто убил — он убивал... Боярин Борис Годунов, который пытался вмешаться, был весь изранен... Чтобы так убивать, нужны были серьезные причины...» Какие? Увы, ответ и на сей вопрос у нашего историка не блещет оригинальностью, как и вся вышеприведенная версия. Главной причиной, толкнувшей Грозного на сыноубийство, считает он, был «постоянный маниакальный страх, владевший деспотом». Именно страх «заставил его подозревать даже сына. Царя пугало, что сын так похож на него, что смеет он осуждать сдачу Полоцка и даже хочет возглавить войска в Ливонии. Он уже тогда носил в тайниках своей души страшную мысль: его сын замышляет против него... И оттого ничтожный повод — ссора из-за жены — вызвал бешеный гнев». Но очень скоро «кровь покорно умирающего сына вернула несчастного царя к реальности. Его безумие оставило страну без наследника... На трон после него теперь должен был сесть второй сын, Федор, — жал-
    385
    кий карлик с «семейным» крючковатым носом. Таково было божье наказание»...
    Кстати, последняя радостная фраза о смерти старшего сына как «божьем наказании», якобы постигшем на склоне лет царя-изверга, заимствована нашим глубокомысленным повествователем уже не из сочинений Антонио Поссевино, а у другого автора-иностранца, тоже писавшего о загадочной смерти царевича. Правда, в отличие от г-на Радзинского, без тени сомнения утверждающего, что молодой Иван был «весь в отца», столь же необуздан, жесток, развратен и, повзрослев, наравне с родителем всегда принимал участие во всех злодеяниях рассматриваемой эпохи, так вот в отличие от этого «психологического портрета» Джером Горсей, английский купец и дипломат, отзывается об Иване Ивановиче совсем по-другому. Неоднократно посещая Россию в качестве посланника английской королевы Елизаветы и лично встречавшийся как с самим царем, так и с его сыном-наследником, Джером Горсей в своих мемуарах сообщает, что последний производил впечатление «мудрого, мягкого и достойного царевича (tbe prince), соединявшего воинскую доблесть с привлекательной внешностью»1. Исходя из этой характеристики принца Ивана, мистер Горсей дал совершенно иное, чем отец иезуит Поссевино, объяснение причины рокового конфликта между царем и наследником. Англичанин считает: толчком к нему послужила отнюдь не неряшливость царской снохи, а вещь гораздо более серьезная — разногласия между отцом и сыном по вопросу о методах управления, о чрезмерной жестокости Грозного к своим подданным. «Царь, — пишет Горсей, — разъя-
    1 Горсей Дж. Записки о России. XVI — начало XVII в. — М., 1990. С. 81.
    386
    рился на царевича Ивана за его сострадание к этим забитым бедным христианам... Кроме того, царь испытывал ревность, что его сын возвеличится, ибо его подданные, как он думал, больше его любили царевича. В порыве гнева он дал ему пощечину... царевич болезненно воспринял это, заболел горячкой и умер через три дня»1.
    Коротко говоря, перед нами, читатель, предстает действительно совсем другая версия, в которой и молодой царевич уже не «весь в отца», а прямая ему противоположность, да и смертельный царский «удар посохом в висок» вырисовывается всего лишь пощечиной. Кому же верить? Кому из вышеозначенных авторов-иностранцев отдать предпочтение? Тем более что существует и еще несколько свидетельств современников, опять-таки по-своему передающих причины и обстоятельства смерти цесаревича...
    Например, польский хронист Рейнгольд Гейденштейн, составивший весьма содержательные, а потому неоднократно цитировавшиеся здесь «Записки о Московской войне» (т.е. о походах Стефана Батория на Россию). Правда, в самой Москве хронисту никогда бывать не доводилось, и информация, даваемая им о происходивших там событиях, уже не столь достоверна, чем, скажем, о передвижении польских войск. Между тем, не упоминая ни имени сего автора,
    1 Горсей Дж. Записки о России. XVI — начало XVII в. С. 80. Причем, как подчеркивает А.А. Севастьянова автор используемого здесь перевода «Записок», а также вступительной статьи и комментариев к ним, на полях рукописи Горсея, НО НЕ ЕГО РУКОЙ, возле слов «дал ему пощечину» имеется сделанная каким-то таинственным редактором роковая ПРИПИСКА, оставшаяся в тексте навсегда и в корне меняющая излагаемую Горсеем версию смерти царевича: «Thrust at him with his piked staff», т. е. «метнул в него своим острым посохом». — См.: там же. С. 187.КТО и когда позволил себе таким образом «подправить» рукопись английского дипломата, мы, пожалуй, уже не узнаем. А вот ЗАЧЕМ— понять можно...
    387
    ни названия его труда (хотя это в данном случае очень важно), именно трактовку Гейденштейна использует в своем тексте г-н Радзинский, рассказывая, что страшные подозрения и гнев царя на сына могло вызвать несогласие царевича с уступкой полякам Полоцка и его желание самостоятельно возглавить русские войска в Ливонии. Правда, если до конца точно следовать Гейденштейну, то Иван Иванович рвался тогда не в Ливонию, а «сразиться с королевскими войсками» под Псковом. Но... так и не смог этого сделать. Ибо «немного спустя» царь ударил сына жезлом, после чего «тот или от удара, или от сильной душевной боли впал в падучую болезнь, потом в лихорадку, от которой и умер»1.
    «В духе Гейденштейна и со ссылкой на Поссевино» о жестком споре между сыном и отцом о целесообразности присылки дополнительных войск под Псков, во время которого будто бы молодой наследник был ранен царем и назвал его «кровавой собакой», сообщал также (правда, уже полгода спустя после упоминаемого события) в письме от 10 мая 1582 г. и один из военачальников Батория — Г. Фаренсбек. Наконец, этой же канвы (лишь с незначительными вариациями в подробностях) придерживаются немецкий протестантский пастор П. Одеборн, автор знаменитого, отличающегося особенной злобностью памфлета на Грозного царя2, и более поздний мемуарист И. Масса, писавший уже в XVII столетии3.
    1 Гейденгитейн Р. Указ. соч. С. 213, 242.
    2 По мнению историка, «памфлет пастора превосходит другие иностранные записки обилиям грубых вымыслов и фантазий». См.: Скрынников Р.Г. Иван Грозный. С. 445.
    3 Краткий обзор этих источников см: Зимин А.А. В канун грозных потрясений. — М., 1986. С, 91 —92.
    388
    Иными словами, хотя красочная легенда «о царевиче Иване — ратоборце за Псков» имеется в Псковском летописце и, как полагает один из исследователей, «скорее всего родилась на Псковщине, где пытались как-то осмыслить, почему же Грозный не оказал действенной помощи осажденному городу и связывали это с гибелью Ивана Ивановича»1, все-таки большинство авторов, отстаивающих версию «Иван Грозный — сыноубийца», это авторы-иностранцы. Ни один из них, как было показано выше, не являлся непосредственным очевидцем описываемой трагедии. Не было также в руках этих писателей-обвинителей ни единого достоверного документа, свидетельствующего о том, что это горестное событие действительно произошло. Но тем не менее в своих и без того крайне тенденциозных по отношению к России сочинениях они единым слаженным хором говорят практически одно и то же: Грозный деспот — не только мучитель своей страны, он — убийца собственного сына. Так, видимо, не одолев крепнущую Россию в открытом столкновении на Балтийском плацдарме, заклятые враги решили нанести великому русскому государю более коварный и жестокий удар, на веки пригвоздивший его к позорному столбу истории.
    Так с подачи иезуита-инквизитора, католического хрониста, и прочих не менее одиозных авторов родился «миф о тиране-сыноубийце»... Фактически же это можно назвать первой в истории попыткой своего рода информационного заговора, блокады. Первым пробным залпом той беспощадной информационной войны, которую Запад с упорной ненавистью и поныне ведет против России. Залпом, направлен-
    1 Зимин А.А. В канун грозных потрясений. С. 90.
    389
    ным на политическую и — главное! — моральную дискредитацию наиболее сильного противника, каким был для западных агрессоров Грозный русский царь. Личная драма Ивана — неожиданная смерть старшего сына 19 ноября 1581 г. (смерть, о которой русские летописи говорят именно как о кончине, а не убийстве: «Ноября 19 преставился царевич Иван Иванович на утрени, а лет его 28»1), эта драма немедленно кощунственно и цинично была использована заинтересованными лицами. Был пущен слух, послана по миру жуткая ложь: царевич умер не естественной смертью. Царь сам, своими руками убил его... Причем, как указывает выдающийся русский церковный публицист митрополит Иоанн (Снычев), нелепость этой первой версии «мотивов убийства», высказанной Поссевино — скандал из-за жены царевича, — «уже с момента возникновения была так очевидна, что потребовалось «облагородить» рассказ, найти более «достоверный» повод и «мотив» «убийства». Так появилась другая сказка — о том, что царевич возглавил политическую оппозицию курсу отца и был убит царем по подозрению в участии в боярском заговоре»2.
    Следуя исключительно этим откровенно русоненавистническим «сказкам», наш досточтимый телелитератор снова не поставил в известность ни зрителя своего, ни тем паче читателя о том, что существует — все же существует! — непобедимо, как сама правда, продираясь сквозь толщу многовековой клеветы, действительно другая версия кончины царевича Ивана. Версия не «гибели от руки отца», но его ес-
    1 Летопись занятий археографической комиссии. Вып. 3 (1864). — СПб., 1865. С. 6. См. также: «того же году (7090) преставился царевич Иван Иванович в Слободе». — ПСРЛ. Т. 4. С. 320.
    2 Иоанн (Снычев). Указ. соч. С. 174.
    390
    тественной смерти от болезни. Смерти, которую он, возможно, задолго предчувствовал сам. Предположения об этом, в отличие от «свидетельств» иностранцев, как опять-таки указывает митрополит Иоанн, «имеют под собой документальную основу»1. Думается, читатель вправе ознакомиться и с ними...
    Начнем с того, что англичанину Джерому Горсею молодой наследник царя далеко не случайно запомнился человеком «мудрым и мягким». Эти чудом уцелевшие осколки разбитого, злобно раскромсанного и оплеванного образа царевича, как и образа его отца, действительно передают нам реальные черты личности старшего сына Ивана Грозного. Иван Иванович в самом деле был очень похож на отца. Похож прежде всего глубокой образованностью, искренней верой. Именно поэтому «еще в 1570 г., — пишет церковный автор, — болезненный и благочестивый царевич, благоговейно страшась тягот предстоящего ему царского служения, пожаловал в Кириллов-Белозерский монастырь огромный по тем временам вклад — тысячу рублей. Предпочитая мирской славе монашеский подвиг, он сопроводил вклад условием, чтобы «ино похочет постричися (принять постриг), (то) царевича князя Ивана постригли за тот вклад, а если, по грехам, царевича не станет, то и поминати». Косвенно свидетельствует о смерти Ивана от болезни и то, что в «доработанной» версии о сыноубийстве смерть его последовала не мгновенно после «рокового удара», а через четыре дня, в Александровской слободе. Эти четыре дня — скорее всего время предсмертной болезни царевича». Наконец, добавляет тот же автор, «в последние годы жизни Иван Иванович все дальше и дальше отходил многомятежного
    1 Иоанн (Снычев). Указ. соч. С. 175.
    391
    бурления мирской суеты. Эта «неотмирность» наследника престола не мешала ему заниматься государственными делами, воспринимавшимися как «божие тягло». Но душа его стремилась к Небу. Документальные свидетельства подтверждают силу и искренность этого стремления. В сборнике библиотеки Общества истории и древностей помещены служба преподобному Антонию Сийскому, писанная царевичем в 1578 г., «Житие и подвиги аввы Антония чудотворца... переписано бысть многогрешным Иваном» и похвальное слово тому же святому, вышедшее из-под пера царевича за год до его смерти. Православный человек поймет, о чем это говорит...»1
    Кстати, о духовных сочинениях Ивана Ивановича, сохранившихся в архиве графа ФА. Толстого (и действительно опубликованных в многотомной Библиотеке императорского Общества истории и древностей российских), вспоминает в своей книге о Грозном историк Казимир Валишевский. Но... ограничивается по сему поводу лишь снисходительным указанием на то, что царевич был-таки «не чужд образования»2. В большинстве же прочих исследований сам факт существования этих рукописей и вовсе обходится глухим, бессильным молчанием. Ведь тогда потребовалось бы, волей-неволей нарушая вековое табу, пересмотреть, глубинно переосмыслить всю привычную схему убогих (так и разящих за версту непримиримым «классовым подходом») представлений о «жестоком и разнузданном» наследнике тирана. Наследнике, у которого с отцом, по «свидетельству» пастора Одеборна, даже любовницы были
    1 Иоанн (Снычев). Указ. соч. С. 175.
    2 Валишевский К. Указ. соч. С. 391. См. также: Иловайский Д.И. Царская Русь. - М., 2002. С. 340—341.
    392
    общие, и коими отец и сын, ради дикой прихоти, время от времени менялись друг с другом...
    Между тем о кончине царевича так или иначе сообщают не только иностранные авторы. И не только русские летописи. Читатель должен знать (хотя г-н писатель-историк Э. Радзинский снова не предоставляет ему этой возможности): о смертельной болезни сына говорил сам Грозный. В личном послании из Александровской слободы, адресованном боярину Н.Р. Юрьеву и дьяку А. Щелкалову, царь писал: «Которого вы дня от нас поехали и того дня Иван сын разнемогся и нынече конечно болен и что есма с вами приговорили, что было нам ехати к Москве в середу заговевши и нынече нам для сыновий Ивановы немочи ехати в середу нельзя... а нам докудова бог помилует Ивана сына ехать отсюда невозможно»1. Послание датируется серединой ноября 1581 г., т.е. действительно последними днями жизни царевича. Но, как видим, в нем отсутствует даже слабый намек на какие-то серьезные разногласия, трагический конфликт между отцом и сыном. А ведь именно в своих письмах царь всегда был предельно эмоционален. Именно в них — когда с презрительной надменностью или едким сарказмом, а порой и с пронзающей горечью — говорила его пылкая, искренняя душа, не таившая ни доброго, ни злого, ясно сознававшая все свои пороки и «язвы духовные». А потому случись действительно нечто страшное в те ноябрьские, уже по-зимнему стылые дни, и оно неминуемо прорвалось бы на бумагу десятками, сотнями самобичующих слов, подобных тем, что на веки остались в Завещании Грозного-. «От божественных заповедей ко ерихонским страстям
    1 Лихачев Н.П. Дело о приезде в Москву А. Поссевино. — СПб., 1903. С. 58. См. также: СкрынниковР.Г. Великий государь... С. 534.
    393
    пришед, и житейских ради подвиг прелстихся мира сего мимотекущею красотою... Лемеху уподобихся первому убийце, Исаву последовах скверным невоздержанием»1...
    Но нет. Ничего подобного в том письме нет. В нем нет даже такой присущей Ивану Васильевичу фразы, как «по грехам моим» (все беды и неудачи царь неизменно объяснял в первую очередь своими же собственными грехами, просчетами, ошибками). Он скажет эти слова позднее, на заседании боярской. Думы, собранной уже после похорон наследника. А пока в царской грамоте чуть слышно лишь глухое мужское отчаяние, молчаливо-безысходное горе отца, на глазах у которого умирает сын. Именно оно сделало речь государя столь сдержанной и отрывистой: «Сын конечно болен, ехать нельзя...» Правда, цитируя это же самое послание, современный исследователь услышал в нем другие, более привычные мотивы. По его мнению, Грозный писал четыре дня спустя после ссоры с сыном, когда тот уже лежал на одре, а сам царь «колебался между страхом и надеждой и гнал от себя мысль, что «немочь» наследника смертельна. В Слободу были спешно вызваны медики, но их вмешательство не помогло. На одиннадцатый день болезни, 19 ноября 1581 г. царевич Иван умер от нервного потрясения»2.
    Итак, «удар в висок», «зверское избиение», «пощечина», наконец, «падучая болезнь», «нервное потрясение»... Что угодно, лишь бы не тихая кончина на руках у скорбящего отца. Какие угодно ужасы, лишь бы не действительное понимание человеческой боли... А посему, как это не раз уже случалось выше, приведя
    1 Послания Ивана Грозного. С. 524.
    2 Скрынников Р.Г. Великий государь... С. 534-
    394
    все показания наиболее значимых исторических источников, а вместе и мнения специалистов, мы снова предоставим внимательному читателю сделать свой, ни от кого не зависимый и, следовательно, непредвзятый вывод...
    Смерть старшего сына и наследника, как когда-то уход из жизни горячо любимой Анастасии, был еще одним тягчайшим испытанием для Грозного царя. Он в который раз остался один на один с собственной жестокой долей. Ему снова не на кого было положиться, не от кого ждать ни помощи, ни человеческого сострадания. Эта горькая и невосполнимая утрата вконец расшатала здоровье государя, без того серьезно подорванное. Подорванное, к слову сказать, не только «разгульным образом жизни», как стараются убедить нас чужеземные мемуаристы. Довольно вспомнить, что Иван IV с семнадцати лет лично принимал участие во всех без исключения войнах, которые вела его молодая держава. Никогда не щадил он себя и во время кратких мирных передышек. Мощные громовые раскаты русских пушек, обстреливающих казанский Кремль и ливонские замки, сменялись неистовыми спорами в боярской Думе, бессонными ночами за столом с рабочими бумагами, летописями, книгами (не забудем: именно Грозный, поддержав Ивана Федорова, основал первую в России типографию!1). Далекие «объезды» вотчин чередовались с многодневными допросами, «перебором людишек», холодная жестокость смертных приговоров — с горячей, исступленной, до кровавого пота, молитвой. Все это было реальностью его
    1 Эта типография вскоре сгорела, подожженная по чьему-то злому умыслу, и царь приказал возобновить печатное дело уже не в Москве, а в своей личной резиденции — Александровской слободе.
    395
    жизни. Все требовало огромных физических и нервных перегрузок, дотла сжигавших силы могучего некогда организма. Думается, прежде всего они стали причиной того, что Грозный уже в 51 год выглядел глубоким старцем. Его постоянно мучили сильные боли в позвоночнике и суставах. Однако истощались силы телесные, но никак не духовные. Душа Ивана по-прежнему принадлежала России. Священный долг царского служения звал его бороться за свою отчину даже после кончины сына...
    396

     
    ВикНатАле нравится это.
  4. Трошкин
    Offline

    Трошкин Завсегдатай SB

    Регистрация:
    14 апр 2009
    Сообщения:
    4.477
    Спасибо:
    472
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    +
    Интересы:
    +
    плохо читать с монитора,глаза слезятся....
    так кто убил сына?
    вкратце 1:_sbb
     
  5. jagd
    Offline

    jagd «Старая Гвардия SB»

    Регистрация:
    16 янв 2009
    Сообщения:
    6.479
    Спасибо:
    1.100
    Отзывы:
    38
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    смоленская область
    Интересы:
    водка
    Цитата(Трошкин @ 15 Сентября 2011, 22:00)
    плохо читать с монитора,глаза слезятся....
    так кто убил сына?
    вкратце 1:_sbb

    его убили проамериканские силы.
    гнилому западу продавшиеся бояре, а опричники(фсб того времени) вовремя пресекли заговор и спасли рассею от гнилой идеологии мирового заговора всех против нас. :blink:
     
  6. Трошкин
    Offline

    Трошкин Завсегдатай SB

    Регистрация:
    14 апр 2009
    Сообщения:
    4.477
    Спасибо:
    472
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    +
    Интересы:
    +
    спасибо, брат :rolleyes:
    а причем здесь SB
    1:_sbb
     
    Андрон нравится это.
  7. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.542
    Спасибо:
    976
    Отзывы:
    17
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Сейчас читаю историческую монографию Андрея Булычева "Между святыми и демонами". Она о том, какими лютыми казнями казнил Иван Грозный в пору опричнины сотни и сотни русских людей.
    Поубивал немало. И сына в том числе. Потом каялся. Это по-русски. Рассылал по монастырям огромные деньги на помин невинно убиенных душ.
     
  8. jagd
    Offline

    jagd «Старая Гвардия SB»

    Регистрация:
    16 янв 2009
    Сообщения:
    6.479
    Спасибо:
    1.100
    Отзывы:
    38
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    смоленская область
    Интересы:
    водка
    Цитата(Трошкин @ 15 Сентября 2011, 22:08)
    спасибо, брат :rolleyes:
    а причем здесь SB
    1:_sbb

    хз крайний наверное....

    Цитата(Кузьмич @ 15 Сентября 2011, 22:40)
    Сейчас читаю историческую монографию Андрея Булычева "Между святыми и демонами". Она о том, какими лютыми казнями казнил Иван Грозный в пору опричнины сотни и сотни русских людей.
    Поубивал немало. И сына в том числе. Потом каялся. Это по-русски. Рассылал по монастырям огромные деньги на помин невинно убиенных душ.

    еще есть очень интересная книга "История телесных наказаний в России" рекомендую)
     
  9. Трошкин
    Offline

    Трошкин Завсегдатай SB

    Регистрация:
    14 апр 2009
    Сообщения:
    4.477
    Спасибо:
    472
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    +
    Интересы:
    +
    stepnam,
    вы подозрительно хорошо знаете тему :rolleyes:
    вам наверное скучно с нами.....
     
  10. shac-07
    Offline

    shac-07 Приказный

    Регистрация:
    4 мар 2011
    Сообщения:
    26
    Спасибо:
    4
    Отзывы:
    0
    Из:
    МО
    Самое простое: сравнить размер Московского княжества до Ивана Грозного и после.Что он сделал для земли Русской и какие угрозы устранил.А после смерти человека-либо хорошее,либо помолчать.Охаять можно все,особенно когда ответить не могут.А историю всегда пишут победители.
     
  11. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.542
    Спасибо:
    976
    Отзывы:
    17
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Хочу закрыть тему: Иван Грозный убил своего сына. И даже жестоко избил Бориса Годунова, который попытался заступиться за Ивана Ивановича. Исторический факт!
     
  12. Makss
    Offline

    Makss Завсегдатай SB

    Регистрация:
    27 май 2009
    Сообщения:
    2.079
    Спасибо:
    187
    Отзывы:
    4
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Только цитаты:

    "...Манягин отмечает, что такой же точки зрения придерживались митрополит Иоанн и историк Р.Г. Скрынников, которые указали, что за время правления «грозного царя» к смертной казни были приговорены не более 4-5 тысяч человек. Но из этой цифры надо убрать казненных бояр до 1547 года, то есть до венчания Иоанна Васильевича на царство. Не может же он отвечать за взаимные убийства различных боярских кланов, рвавшихся к власти."

    "Власть православного царя Иоанна Васильевича была много мягче, нежели в Европе. В 1572 году во время Варфоломеевской ночи во Франции было перебито свыше 80 тысяч протестантов. В Англии за первую половину XVI века было повешено только за бродяжничество 70 тысяч человек. В Германии при подавлении крестьянского восстания 1525 года казнили более 100 тысяч человек..."

    По сыну:
    «В 1963 году в Архангельском соборе Московского Кремля, – пишет Манягин, – были вскрыты четыре гробницы: Иоанна Грозного, царевича Иоанна, царя Феодора Иоанновича и полководца Скопина-Шуйского. При исследовании останков была проверена версия об отравлении царя Иоанна Грозного. Ученые обнаружили, что содержание мышьяка примерно одинаково во всех четырех скелетах и не превышает нормы. Но в костях царя Иоанна и царевича Иоанна было обнаружено наличие ртути, намного превышающее допустимую норму. Некоторые историки пытались утверждать, что это вовсе не отравление, а последствие лечения сифилиса ртутными мазями. Однако исследования показали, что сифилитических изменений в останках царя и царевича не обнаружено. Не были обнаружены в останках царевича и повреждения, которые он мог бы получить от удара отцовским посохом. После того как в 1990-х годах провели исследование захоронений московских великих княгинь и цариц, был выявлен факт отравления той же сулемой матери Иоанна Васильевича Елены Васильевны Глинской (умерла в 1538 году) и его первой жены Анастасии Романовой (умерла в 1560 году)».
    Царская семья на протяжении нескольких десятилетий была жертвой отравителей. Среди преднамеренно убитых – царевич Иоанн. Содержание яда в его останках во много раз превышает допустимую норму.

    И наконец -
    Историк Иван Егороич Забелин (писал как раз по теме):

    «Как известно, мы очень усердно только отрицаем и обличаем нашу историю и о каких-либо характерах и идеалах не смеем и помышлять. Идеального в своей истории мы не допускаем... Вся наша история есть темное царство невежества, варварства, суесвятства, рабства и так дальше...»
     
    ValeraMXM нравится это.
  13. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.542
    Спасибо:
    976
    Отзывы:
    17
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Кто такой Манягин????
    Выдающийся отечественный историк Русского Средневековья В.И. Корецкий на основании многочисленных письменных источников установил следующие факты:
    1. Иван Иванович был убит своим отцом, царем Иоанном Грозным в 1581 г. не случайно, в приступе гнева, а сознательно. Страна в результате тиранического правления Иоанна Грозного находилась в глубочайшем политическом и экономическом кризисе. Часть дворянства, представлявшая видных государственных деятелей, пытались остановить движение страны к катастрофе. Они видели в передаче престола сыну Иоанна Грозного выход из сложившейся драматической ситуации. Грозный пошел на провокацию, поставив на царство потешного царя Симеона Бекбулатовича, а следом начав очередную волну террора. В конце концов пришел черед сложить голову и собственному сыну. О его убийстве известно из различных источников, сомнений в этом факте ни у одного серьезного историка быть не может.
    2. Иоанна Грозного, действительно, отравили его же ближайшие сподвижники из страха быть убитыми царем. Имена их известны. Это Богдан Бельский и Борис Годунов - самые близкие к царю люди. Яд царю дал придворный лекарь Иоганн Эйлоф. Когда начались приступы, царя еще для верности Годунов и Бельский придушили. Такая смерть - удел тиранов.
    Те, кто восхваляет правление Иоанна Грозного, почему-то забывают ужасающее запустение страны во время его правления, а также тяжкий политический кризис, переросший в катастрофическое Смутное время - междуусобную, кровопролитную войну, отбросившую развите страны на многие десятилетия. Государство было ослаблено, материальная и духовная культура страны пришла в упадок, общество растерзано. Тиранство Грозного стало отправной точкой для веков последующей тирании в русской истории. Не изжили мы этой тирании и поныне.

    Ради интереса посмотрел, кто же такой Манягин. Шокинг! :blink:

    Манягин Вячеслав Геннадьевич - Русский, православный, монархист, антиглобалист.
    Журналист, писатель.
    Родился в 1960 г. в г. Загорске (ныне Сергиев Посад). В 1978 г. окончил среднюю школу, затем 5 лет работал на оборонном предприятии контролером электронной техники. В 1983—1988 учился в Ленинградском институте культуры, который окончил с красным дипломом. После окончания вуза работал библиографом, воспитателем в общежитии рабочей молодежи, заведующим сектором районной библиотеки. В течение 10 лет — с 1993 по 2002 г. был заведующим церковно-приходской библиотекой при храме РПЦ МП. В 1998—1999 гг. издавал и редактировал на общественных началах малотиражную газету «Собор» (Сергиев Посад). С мая 1999 г. сотрудничал с газетой «Святая Русь» (впоследствии «Сербский Крест»). С августа 2002 года — главный редактор независимого православного общественно-политического журнала «Первый и Последний» и издательства «Библиотека Сербского Креста» (БСК).
    Наряду с этим, с 2006 г. сотрудничаю в качестве редактора исторической литературы с издательством «Алгоритм» (Москва). Готовил к изданию книги таких авторов, как Вадим Кожинов, Лев Гумилев, Виктор Карпец, Владимир Чивилихин, Евгений Шамбаров, Борис Кутузов, Константин Пензев, Ольга Грейг, Алексей Дельнов и многих других.
    Крестился в 1983 г. С 1983 по 2007 г. прихожанин РПЦ МП. В январе 2007 г. прекратил духовное общение с иерархией Московской патриархии из-за неприятия ее позиции по вопросам ересей сергианства и экуменизма.
    В 2001—2006 гг. активный участник антиглобалистского православного общественного движения «За право жить без ИНН», выступавшего против цифровой идентификации людей.
    Печатался в СМИ с 1983 года. Статьи, интервью и исторические очерки публиковались в газетах и журналах: «Благовест Радонежья» (Сергиев Посад), «Завтра» (Москва), «Зеркало СП» (Сергиев Посад), «Колокол» (Волгоград), «Литературная Газета» (Москва), «Первый и Последний» (Москва), «Правда» (Москва), «Русский Вестник» (Москва), «Русь Православная» (Санкт-Петербург), «Святая Русь» (Москва), «Сербский Крест» (Москва), «Царь-Град» (Санкт-Петербург). Всего имею более 200 публикаций.
    В 2003 году вошел в рейтинг журнала «Новый Мир» (см.: Новый мир, 2003, №1, с. 225) «300 самых интересных публикаций года» со статьей «Перепись: почему я против» (опубликована в газете «Завтра», 2002, №38). По опросам читателей газеты «Дух христианина» неоднократно входил в десятку самых известных православных писателей («Дух христианина» №17(17) от 1 декабря 2005 г.; №25(43) от 1 января 2007 г.).
    Автор книг «Апология Грозного царя» (2002), «Белый дом и Третий Рим» (2002), «Вождь воинствующей церкви» (2003), «В тени тенет: кошмар сетевой цивилизации» (2003, в соавторстве с К. Ю. Гордеевым), «Правда Грозного царя» (2006), «История русского народа от Потопа до Рюрика» (2009). Автор-составитель сборника «Хазары: таинственный след в русской истории» (2008). Автор сценария документального фильма о царе Иоанне Грозном «Страж Православия» (2003, режиссер Анна Москвина).
    За свои книги о царе Иоанне Грозном подвергся обструкции со стороны Архиерейского собора РПЦ МП и околоцерковной прессы: газеты «Московский церковный вестник», журнала «Благодатный огонь» и других. Оказался одним из немногих современных писателей, которые удостоились критики на страницах официального печатного органа РПЦ МП, «Журнала Московской патриархии» (2002, №10, с. 74—78).

    Сергей, я тебя умоляю. Не цитируй, пожалуйста, данного "историка". Не надо! Это мракобес, которого даже консервативная Русская православная церковь вынуждена была признать таковым.
     
    ВикНатАле и ValeraMXM нравится это.
  14. Makss
    Offline

    Makss Завсегдатай SB

    Регистрация:
    27 май 2009
    Сообщения:
    2.079
    Спасибо:
    187
    Отзывы:
    4
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Кто такой Булычёв?
    В отличии от мракобеса Манягина, по Булычёву я вообще ничего не нашёл..
    Юр, в дисскуссию вступать не буду. Для меня история - лженаука. Её "имеет" кто как хочет и может вывернуть как ему вздумается, начиная от очевидцев и заканчивая академиками.
    Я просто не люблю "истин" возведённых в абсолют. Истину никто не знает.
    Достаточно немного погуглить и любая моя твёрдая позиция по любому вопросу начнёт "плыть".
    Фактов море. Они противоречат друг другу. И что интересно: они все абсолютно верные. Доказанные.

    Но всё же тезисно

    1.Ты пишешь о фактах, многочисленных описанных. Кем?
    Насколько мне удалось узнать - всё что имеем это: Антоний Поссевин - монах иезуит, и немец Генрих Штаден авантюрист и проходимец. Оба потерпели фиаско в Москве, оба по сути враги. Забей их имена в поисковик, прочти: все поймешь. Кстати, очевидцами они не были и прибыли в Москву спустя неск. месяцев после смерти царевича
    Всё. Все остальные писали используя эти два источника. В том числе и Карамзин.

    2.Смутное время началось спустя почти 20 лет после смерти ИванаIV

    3. Ещё раз: В костных останках и отца и его сына, а также матери и жены обнаружено было лошадиная доза ртути. Это единственный реальный факт.

    По сути данная тема вопрос веры. Ты веришь что отец-царь убил царевича-сына.
    Я не во что не верю. Я стереотипы не люблю.
    И я не историк, и спорить дале не буду. Не моё.
     
    ValeraMXM нравится это.
  15. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.542
    Спасибо:
    976
    Отзывы:
    17
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Сергей, история - предмет науки, а не веры. Корецкий использовал прежде всего русские летописи, в том числе данные летописи Иосифа - келейника первого русского патриарха Иова, очевидца и современника обсуждаемых событий.
    Почему Антоний Поссевин и немец Генрих Штаден - враги, не понял. Чьи враги? Авантюрист может вполне правдиво излагать суть событий в своих описаниях, как и монах-иезуит.
    Настоящий исследователь всегда использует комплекс источников, сравнивает их между собой, проверяет и перепроверяет их достоверность.
    Разобраться в исторических событиях, подробно их описать, осмыслить, отделить правду от вымысла - это задача профессионального историка, от его таланта зависит уровень и глубина исследования. Любительство в этом деле так же вредно, как и в хирургической операции.
     
  16. Makss
    Offline

    Makss Завсегдатай SB

    Регистрация:
    27 май 2009
    Сообщения:
    2.079
    Спасибо:
    187
    Отзывы:
    4
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Цитата(Кузьмич @ 17 Октября 2011, 20:00)
    ...................
    Настоящий исследователь всегда использует комплекс источников, сравнивает их между собой, проверяет и перепроверяет их достоверность.
    Разобраться в исторических событиях, подробно их описать, осмыслить, отделить правду от вымысла - это задача профессионального историка, от его таланта зависит уровень и глубина исследования. Любительство в этом деле так же вредно, как и в хирургической операции.


    Юра, вот с этим я согласен, потому и встрял в тему. Противников стереотипной версии смерти царевича достаточно среди более авторитетных исследователей, чем упомянутый мною Манягин, который опирался в своих статьях на таких историков.
    А История всё же лженаука :)
    (Я географ по образованию и эту фразу часто повторяли мои преподаватели - солидарен!)
     
    ВикНатАле нравится это.
  17. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.542
    Спасибо:
    976
    Отзывы:
    17
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Ну, когда-то географы считали, что мир покоится на трех китах. :)
    История - это наука, не менее объективная, чем математика, только закономерности в ней носят вероятностный характер.
    Сергей, не путай пропаганду с наукой. Это абсолютно разные вещи.
     
  18. Makss
    Offline

    Makss Завсегдатай SB

    Регистрация:
    27 май 2009
    Сообщения:
    2.079
    Спасибо:
    187
    Отзывы:
    4
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Цитата(Кузьмич @ 17 Октября 2011, 21:32)
    Сергей, не путай пропаганду с наукой. Это абсолютно разные вещи.


    По-моему все три мои поста именно про это 1:_sbb
     
    ВикНатАле нравится это.
  19. rshb
    Offline

    rshb Завсегдатай SB

    Регистрация:
    17 ноя 2009
    Сообщения:
    378
    Спасибо:
    194
    Отзывы:
    3
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    67
    Есть еще такое мнение о Иване Грозном:
    Основная черта Ивана Грозного — это его маниакальная страсть к огнестрельному оружию. В русском войске впервые появляются отряды, вооруженные пищалями, — стрельцы, которые постепенно становятся костяком армии, отнимая это звание у поместной конницы. По всей стране возникают пушечные дворы, на которых отливают все новые и новые стволы, крепости перестраиваются под огненный бой — у них спрямляют стены, в башни устанавливают тюфяки и крупнокалиберные пищали. Царь всеми способами запасает порох: покупает, ставит пороховые мельницы, он обложил города и монастыри селитряной повинностью. Иногда это приводит к устрашающим пожарам, но Иван IV неумолим: порох, как можно больше пороха!

    Первая задача, которая ставится перед набирающим силу войском — прекращение набегов со стороны Казанского ханства. При этом молодого царя не интересуют полумеры, он хочет прекратить набеги раз и навсегда, а для этого есть только один способ: покорить Казань и включить ее в состав Московского царства. Семнадцатилетний юноша отправился воевать татар. Трехлетняя война закончилась неудачей. Но в 1551 году царь явился под стены Казани снова — победа! Казанцы запросили мира, согласились на все требования, но, по своему обыкновению, условий мира не выполнили. Однако на этот раз глупые русские почему-то не проглотили обиду и следующим летом, в 1552 году опять распустили знамена у вражеской столицы.

    Известие о том, что далеко на востоке неверные громят единоверцев, застало султана Сулеймана Великолепного врасплох — подобного он никак не ожидал. Султан отдал приказ крымскому хану оказать помощь казанцам, и тот, наскоро собрав 30 000 человек, двинулся на Русь. Юный царь во главе 15 000 всадников ринулся навстречу и разгромил незваных гостей наголову. Следом за сообщением о разгроме Девлет-Гирея в Стамбул полетело известие о том, что на востоке стало одним ханством меньше. Не успел султан переварить эту пилюлю — а ему уже передают о присоединении к Москве еще одного ханства, Астраханского. Оказывается, после падения Казани хан Ямгурчей в приступе гнева решил объявить войну России...

    Слава покорителя ханств принесла Ивану IV новых, неожиданных подданных: надеясь на его покровительство, на верность Москве добровольно присягнули сибирский хан Едигер и черкесские князья. Северный Кавказ оказался так же под властью царя. Нежданно-негаданно для всего мира — в том числе и для самой себя — Россия в считанные годы увеличилась в размерах более чем вдвое, вышла к Черному морю и оказалась лицом к лицу с огромной Османской империей. Это могло означать только одно: страшную, опустошительную войну.

    Преобразуется армия. Самолично участвуя в нескольких войнах и сражениях, царь прекрасно знает про основную беду войска — местничество. Бояре требуют назначения на посты согласно заслугам своих предков: коли дед командовал крылом войска, значит, и мне тот же пост положен. Пусть дурак, и молоко на губах не обсохло: но все равно пост командира крыла — мой! Не хочу старому и умудренному опытом князю подчиняться, потому как сын его под рукой моего прадеда ходил! Значит, не я ему, а он мне подчиняться должен!

    Вопрос решается радикально: в стране организуется новая армия, опричнина. Опричники клянутся в преданности одному лишь государю, и карьера их зависит только от личных качеств. Именно в опричнине служат и все наемники: у России, ведущей долгую и тяжелую войну, хронически не хватает воинов, но зато имеется достаточно золота, чтобы нанять себе вечно нищих европейских дворян.

    Кроме того, Иван IV активно строит церковно-приходские школы, крепости, стимулирует торговлю, целенаправленно создает рабочий класс: прямым царским указом запрещается привлекать землепашцев на любые работы, связанные с отрывом от земли, — работать на строительстве, на заводах и фабриках должны рабочие, а не крестьяне.

    Разумеется, в стране находится немало противников столь стремительных преобразований. Вы только подумайте: простой безродный помещик вроде Бориски Годунова может дослужиться до воеводы просто потому, что он храбр, умен и честен! Вы подумайте: родовое имение царь может выкупить в казну только потому, что хозяин плохо знает свое дело и крестьяне от него разбегаются! Опричников ненавидят, про них распускают гнусные слухи, против царя организуются заговоры — но Иван Грозный твердой рукой продолжает свои преобразования. Дело доходит до того, что на несколько лет ему приходится разделить страну на две части: опричнину для тех, кто желает жить по-новому и земство для тех, кто хочет сохранить старые обычаи. Однако, несмотря ни на что, он добился своего, превратив древнее Московское княжество в новую, могучую державу — Русское царство.

    6 июля 1572 года Девлет-Гирей дошел до Оки, наткнулся на 50 000-ную армию под командованием князя Михаила Воротынского (многие историки оценивают численность русской армии в 20 000 человек, а османской — в 80 000) и, смеясь над глупостью русских, повернул вверх вдоль реки. Возле Сенькина брода он без труда разогнал отряд из 200 бояр и, переправившись через реку, двинулся к Москве по Серпуховской дороге. Воротынский поспешил следом.

    С невиданной в Европе скоростью на русских просторах перемещались огромные конные массы — обе армии передвигались налегке, верхом, не отягощенные обозами.

    Опричник Дмитрий Хворостинин крался по пятам татар до деревни Молоди во главе 5000-ного отряда из казаков и бояр и только здесь, 30 июля 1572 года, получил разрешение атаковать врага. Ринувшись вперед, он втоптал в дорожную пыль татарский арьергард и, помчавшись дальше, врезался у реки Пахры в основные силы. Слегка удивившиеся подобной наглости, татары развернулись и бросились на небольшой отряд всеми своими силами. Русские кинулись наутек — враги устремились за ними, преследуя опричников до самой деревни Молоди, и тут захватчиков поджидал неожиданный сюрприз: обманутая на Оке русская армия стояла уже здесь. И не просто стояла, а успела соорудить гуляй-город — передвижное укрепление из толстых деревянных щитов. Из щелей между щитами по степной коннице ударили пушки, из прорубленных в бревенчатых стенках бойниц громыхнули пищали, поверх укрепления хлынул ливень стрел. Дружный залп смел передовые татарские отряды — словно огромная рука смахнула со стола ненужные крошки. Татары смешались — Хворостинин развернул своих воинов и снова ринулся в атаку.

    Подходившие по дороге конные тысячи одна за другой попадали в жестокую мясорубку. Уставшие бояре то отходили за щиты гуляй-города, под прикрытие плотного огня, то бросались во все новые и новые атаки. Османы, торопясь уничтожить неведомо откуда взявшуюся крепость, кидались на штурм волна за волной, обильно заливая русскую землю своею кровью, и только опустившаяся тьма остановила бесконечное смертоубийство.

    Утром османской армии открылась истина во всей ее ужасающей неприглядности: захватчики поняли, что угодили в ловушку. Впереди по Серпуховской дороге стояли прочные стены Москвы, позади пути в степь отгораживали закованные в железо опричники и стрельцы. Теперь для незваных гостей речь шла уже не о покорении России, а о том, чтобы выбраться назад живыми.

    Последующие два дня прошли в попытках спугнуть перегородивших дорогу русских — татары осыпали гуляй-город стрелами, ядрами, кидались на него в верховые атаки, надеясь прорваться в оставленные для прохода боярской конницы щели. Однако к третьему дню стало ясно, что русские скорее умрут на месте, чем позволят незваным гостям убраться восвояси. 2 августа Девлет-Гирей приказал своим воинам спешиться и атаковать русских вместе с янычарами.

    Татары прекрасно понимали, что на сей раз идут не грабить, а спасают свою шкуру, и дрались как бешенные собаки. Накал битвы достиг высочайшего напряжения. Доходило до того, что крымчане пытались разломать ненавистные щиты руками, а янычары грызли их зубами и рубили ятаганами. Но русские не собирались выпускать извечных грабителей на волю, дать им возможность отдышаться и вернуться снова. Кровь лилась весь день — но к вечеру гуляй-город продолжал все так же стоять на своем месте.

    В русском стане лютовал голод — ведь гоняясь за врагом, бояре и стрельцы думали об оружии, а не о еде, попросту бросив обоз с припасами продовольствия и питья. Как отмечают летописи: «В полках учал быть голод людям и лошадям великий». Тут следует признать, что наравне с русскими воинами жажду и голод терпели немецкие наемники, которых царь охотно брал в опричники. Однако немцы тоже не роптали, а продолжали драться не хуже других.

    Татары пребывали в бешенстве: они привыкли не драться с русскими, а гнать их в рабство. Османским мурзам, собравшимся править новыми землями, а не умирать на них, тоже было не до смеха. Все с нетерпением ждали рассвета, чтобы нанести завершающий удар и наконец-то разбить хрупкое с виду укрепление, истребить прячущихся за ним людей.

    С наступлением сумерек воевода Воротынский взял с собой часть воинов, по лощине обошел вражеский лагерь и затаился там. А ранним утром, когда после дружного залпа по атакующим османам навстречу им устремились бояре во главе с Хворостининым и завязали жестокую сечу, воевода Воротынский неожиданно ударил врагам в спину. И то, что начиналось как битва, мгновенно превратилось в избиение.

    Остается ответить только на один вопрос: почему про битву при Молодях не снимают фильмы, не рассказывают про нее в школе, не отмечают праздниками ее годовщину?

    Дело в том, что битва, определившая будущее всей европейской цивилизации, случилась в правление царя, которому не положено быть не то что хорошим, но и просто нормальным. Иван Грозный, величайший царь в истории Руси, фактически создавший ту страну, в которой мы живем, — вступивший в правление Московским княжеством и оставивший после себя Великую Россию, был последним из рода Рюриковичей. После него на престол вступила династия Романовых — и они сделали максимум возможного, чтобы принизить значение всего, сделанного предыдущей династией и опорочить величайших из ее представителей.

    Согласно высочайшему указанию, Ивану Грозному назначено быть плохим — и вместе с памятью о нем была запрещена и великая победа, с немалым трудом добытая нашими предками.

    Первый из династии Романовых отдал шведам побережье Балтийского моря и выходы к Ладожскому озеру. Его сын ввел наследственное крепостное право, лишив промышленность и сибирские просторы вольных работников и переселенцев. При его правнуке была сломана созданная Иваном IV армия и уничтожена промышленность, снабжавшая оружием всю Европу (одни только Тульско-Каменские заводы продавали на запад в год до 600 орудий, десятки тысяч ядер, тысячи гранат, мушкетов и шпаг).

    Россия стремительно скатывалась в эпоху деградации.
    http://prozorov.lenizdat.su/essays/essay_06.shtml
     
  20. Zabubok
    Offline

    Zabubok Завсегдатай SB

    Регистрация:
    17 окт 2008
    Сообщения:
    3.024
    Спасибо:
    1.577
    Отзывы:
    16
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Интересы:
    Есть

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)