История населённых пунктов Выксунского района Нижегородской области

Тема в разделе "Поволжье", создана пользователем Wolf09, 3 сен 2017.

  1. Online

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    17.779
    Спасибо SB:
    82.812
    Отзывы:
    1.234
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Основание Выксы (как и основание близлежащих рабочих поселков) связано с именами успешных российских предпринимателей XVIII века – братьев Андрея и Ивана Родионовичей Баташевых, владевших до этого заводами в Тульской губернии.

    После указа императрицы Елизаветы Петровны «О закрытии заводов винокуренных, стеклянных и железных на расстоянии двухсот верст от Москвы», последовавшего в 1754 году и направленного на предотвращение полного уничтожения лесов, эти предприниматели вынуждены были оставить прежнее производство и начать новое дело на новом месте. В течение пяти лет (в 1755 – 1760 годах) Баташевыми было подано девять заявок в Берг-коллегию на вновь открытые рудные месторождения в Приокском районе.

    После постройки уникальной Выксунской гидросистемы из четырех прудов с плотинами и водосборами и основания Выксы в 1765 году, в 1766 году вступил в строй Верхне-Выксунский завод. На следующий год, в километре от него, был основан Средне-Выксунский завод. Ещё через год у нижней плотины основывается Нижне-Выксунский завод.

    Параллельно в окрестностях Выксы организовываются вспомогательные предприятия: в период с 1754 по 1803 год здесь было сооружено 18 железноделательных и чугунных заводов с новыми заводскими слободами при них6 . Так возникли Виля и Проволочное (Верхне-Железницкий и Проволочный заводы), Нижне- Железницкий завод в Досчатом, Сноведь с железноделательным заводом, Ближне-Песочное, Решное, Новодмитриевка, Верхняя Велетьма и др. Эти населенные пункту составили каркас системы расселения территории Выксунского района и определили дальнейшую ее историю развития: остальные поселения возникали уже как вспомогательные, с населением, различным образом связанным с промышленным производством.

    Посетивший Выксу в 1760-е годы И. Лепехин, отмечал, что «заводчик имеет изрядно заселенную слободу крестьян, которых он единственно для заводского дела употребляет. Сверх сего и много есть наемщиков из окрестных деревень». Тем более, как отмечалось в «Экономических примечаниях» к Генеральному межеванию, проводившемуся в России в конце XVIII века, плодородие почв в окрестностях было низкое: «…грунт земли вообще пещаной, на коей родится рожь, овес, греча и лен, равно и сенной покос, посредственно». Это, естественно, не способствовало развитию землепашества.
    В «Экономических примечаниях» отмечены также, значительные лесные богатства этой территории: «лес строевой, сосновой, еловой и осиновый, в отрубе от пяти до десяти вершков, вышиною от семи до тринадцати сажен, дровяной – березовый, ивовой и ольховой, в онем звери: медведи, волки, лисицы, зайцы и куницы, птицы: тетерева, соловьи, дрозды и протчих мелких родов…».
    Кроме того, в округе существовали мелкие, но пригодные для сплава леса и доставки его к заводам, речки и ручьи: «…речки в самое жаркое летнее время шириною бывают в две сажени, а глубиною в четверть аршина, в них рыба пискари и гольцы, а ручьи пересыхают… по речкам Выксуне и Железнице бывает в летнее время для довольствия завода гонка лесу плотами…».
    Таким образом, муромские леса оказались очень удачным топографическим местоположением заводов, поскольку на малозаселенной территории оказалось все необходимое для производства чугуна и стали: железная руда, доломит для флюсов-плавней, глина, формовочные пески, а также лес и вода. Готовая продукция по полноводной речке Железнице, на которой размещался Запасный пруд, переправлялась до реки Оки – важной торговой «артерии» России.
    Заводы, а также пристань на реке Оке, затем будут связаны между собой железной дорогой на конной тяге.

    Все предприятия были в основном посессионными, основанными на труде крепостных крестьян, вывезенных промышленниками Баташевыми из своих вотчин в Тульской и Владимирской губерниях. Так, например, основание села Ново-Дмитриевка было связано с переселением на это место в 1766 году жителей села Дмитриевы Горы, приписанных ранее к владимирским Унженским заводам. Ново-Дмитриевка, наряду с Елатьмой, Ермишевым и Илевым стала одним из центров заготовки дров и древесного угля для железоделательного производства.

    Рабочие слободы были застроены домами сельского типа, распространенного в данной местности, единообразными по своей планировке. В случае, когда крепостные перевозились из других губерний, то их дома сохраняли те особенности, которые бытовали в местах их прежнего проживания. Если для сельских поселений, таких как Ново-Дмитриевка, наиболее характерна была рядовая и уличная планировка, то в заводских, рабочих слободах часто встречалась и квартальная (Досчатое).

    Рабочие слободы заводских поселков поначалу назывались деревнями и носили деревенские названия, которые впоследствии сохранялись в названиях улиц возникших на их месте поселков городского типа и самого города Выксы.

    В административно-территориальном отношении в XVII веке территория Выксунского района относилась к Муромскому уезду. В XVIII – XIX веках она была поделена между Ардатовским уездом Нижегородской губернии, Муромским и Меленковским уездами Владимирской губернии и Темниковским уездом Тамбовской губернии. Причем граница между Нижегородской и Владимирской губерниями (Меленковский уезд) проходила прямо по западной части Выксы.

    Выкса формально считалась селом, входившим в состав Ардатовского уезда Нижегородской губернии, в то время как близлежащие к ней рабочие поселки Шиморское и Досчатое (также формально села) относились уже к Меленковскому уезду Владимирской губернии. В 1858 и 1868 годах в той части Выксунского района, которая входила в Ардатовский уезд (в Выксунской, Велетьминской и Сноведской волостях) проживало 12 тысяч 787 человек и 12 тысяч 795 человек соответственно. Количество населения, таким образом, в середине XIX века здесь оставалось стабильным.

    Стабильность можно назвать и самой отличительной чертой всей системы расселения в XIX веке: новые населенные пункты после 1803 года не образовывались, а исчезло всего одно поселение – деревня Карашево, располагавшаяся в старице реки Оки, в северо-западной части современного Выксунского района. Резкая убыль населения в 1890-х годах вызвал только кризис заводской промышленности в переходную эпоху от крепостного к вольнонаемному труду и невозможность создать необходимое количество заводских рабочих мест, что привело к оттоку работников в другие районы.

    В Выксунской волости население с 1858 по 1890-й год сократилось в два раза – с 6 тысяч 130 человек до 3 тысяч 90 человек. Несмотря на то, что большую часть населения района в конце XIX – начале ХХ века составляли мастеровые и рабочие, не имевшие земельных наделов и занимавшиеся только работой на заводах, в юго-восточной части Выксунского района (в дореволюционный период – Ардатовский уезд Нижегородской губернии) существовали населенные пункты с земледельческим населением. Земля, полученная крестьянами по выкупным актам после отмены крепостного права, здесь состояла из песчано-глинистой неплодородной почвы, дававшей скудные урожаи. Как следует из архивных документов, уже в начале 1880-х годов населенные пункты этой части Ардатовского уезда Нижегородской губернии были включены в список тех селений уезда, «в коих хозяйство крестьян собственников пришло в расстройство вследствие особенно неблагоприятных условий полученного надела».

    Кроме того, размер наделов оставался неизменным все последующее время, тогда как количество «едоков» постоянно возрастало. Малоземелье и плохие урожаи вынуждали крестьян прибегать к аренде у владельцев-помещиков лесных участков, которые расчищались и использовались под пахоту, сенокосы и участки для выгона скота. Именно таким образом в районе Ново-Дмитриевки сформировался небольшой фонд земель, пригодных для ведения сельского хозяйства. Впоследствии, арендуемая земля стала выкупаться. Активно этот процесс начался после открытия в Нижнем Новгороде в 1886 году отделения Крестьянского поземельного банка, главной целью которого было «облегчение крестьянам всех наименований возможности увеличивать свои наделы покупкою продающихся земель». Достаточно сказать, что уже к 1902 году ссуду из банка на приобретение земли получили около 40 крестьянских обществ и товариществ Ардатовского уезда. На этих арендуемых или купленных землях и стали появляться новые населенные пункты.

    Селения образовывались как путем «внутренних» переселений (из сел и деревень близлежащей округи), так и приходом на пустынные участки населения из пограничных уездов соседних губерний. Именно так на рубеже XIX – ХХ веков и в первые десятилетия ХХ века в районе Ново-Дмитриевки возник целый «куст» населенных пунктов: Новая и Старая деревня были основаны переселенцами из села Кононова и деревни Толстиковой Дмитриевогорской волости Меленковского уезда Владимирской губернии, также в этот же период появились деревни Дальне-Песочная, Дальне-Черная, Тайга, Покровка, Малиновка, Пустошка, Ореховка, Боевой, чуть позднее – в 1918 году – деревня Ягодка (ее первыми жителями стали переселенцы из сёл Бахтызино и Мотызлей современного Вознесенского района).

    После установления советской власти произошли значительные изменения административно-территориального деления и количества населения: в 13 января 1921 года ВЦИК принимает Постановление об образовании Выксунского промышленного района на правах уезда (из населенных пунктов Муромского, Меленковского уездов Владимирской губернии и Ардатовского уезда Нижегородской губернии) с населением 66 тысяч 251 человек, в 1922 году Выксунский рабочий район переименовывается в Выксунский уезд, и из его состава была исключена Тепловская волость, в связи с этим население сократилось до 40 тысяч 857 человек.

    В 1920 году 25% населения Выксунского уезда было занято в промышленности.
    В 1923 году Постановлением ВЦИК от 7 января 1923 года во время работ по «исправлению границ Воронежской, Рязанской, Пензенской и Тамбовской губерний к Выксунскому уезду из Темниковского уезда Тамбовской губернии были присоединены 4 волости: Бутаковская, Вознесенская, Криушинская и Мотызлейская, что, естественно, увеличило население уезда до 82 тысяч 700 человек.
    В июле 1929 года был образован Выксунский район.
    В 1934 году Выкса официально получает статус города.

    Некоторое время (с января 1954 года по апрель 1957 года) Выксунский район был частью Арзамасской области.
    Затем получил статус района Горьковской области.

    1.jpg
    2.jpg
    3.jpg
    4.jpg
    5.jpg
    6.jpg
    7.jpg
    8.jpg
    9.jpg
    10.jpg
    11.jpg
    12.jpg
    13.jpg
    14.jpg
    15.jpg
    16.jpg
    17.jpg
    18.jpg
    19.jpg

    http://bibliokray.ru/images/istoriya/istoricheskay/formirovanie_rasselenia.pdf
    http://bibliokray.ru/images/istoriya/istoricheskay/ischeznyvshiederevni.pdf

    Указанный путь к забвению

    01_b5mv2j7.max-1200x800.watermark-lb-10x10-0.6.jpg
    Свыше полувека минуло с момента исчезновения рабочего посёлка Указки…

    Начало-середина 1930-х годов – время великих открытий и масштабных строек в молодом советском государстве. По объёму внутреннего валового продукта Советский Союз в ходе второй пятилетки в кратчайшие сроки вышел на первое место в Европе – это был поистине феноменальный прорыв! В тот период в нашей стране возводили ударными темпами десятки новых фабрик, заводов и больниц, стремительно развивался военно-промышленный комплекс, закладывались мощные основы отечественной науки, массово развивался спорт. На карте СССР появлялись новые города и рабочие посёлки, а старые населённые пункты массово развивались за счёт пополнения переселенцами.

    Если продолжить демографическую тему и обратиться к выксунской летописи, то можно сделать следующий вывод: ситуация с расселением в нашем районе на тот момент не сильно отличалась от общей обстановки в стране. Только основной пик образования крестьянских деревень в окрестностях Выксы пришёлся на начало-середину 1920-х годов (Вежонка, Малиновка, Пятово, Михайловка, Пустошка и др.), а в конце 1920-х – начале 1930-х появлялись, в основном, кордоны и рабочие посёлки лесорубов и торфоразработчиков (Внутренний, Каменный Шолох и пр.

    20_7HUHHF6.width-1200.watermark-lb-20x20-0.7.jpg
    Схематичное расположение дорожных маршрутов и основных объектов инфраструктуры в посёлке Указки в середине-конце 1950-х гг.
    Важное уточнение: местные семьи периодически выезжали на ПМЖ в другие пункты или переселялись в соседние дома внутри посёлка, поэтому фамилии жильцов в некоторых бараках в разные годы могли быть иными


    1. Одиночный дом (Крайнова, незадолго до распада посёлка в это строение переселились Тихоновы);
    2. двухэтажный восьмиквартирный барак (на первом этаже жили Шиковы, Моруговы, Денежкины и Оглодковы, на втором – Мысягины, Мирошкины, Сопляковы и Кондрушины);
    3. баня;
    4. одиночный дом (Залётины);
    5. конюшня;
    6. магазин;
    7. одиночный дом (Шиковы);
    8. одноэтажный четырёхквартирный барак (Моруговы, Фроловы, Денискины, Будановы);
    9. клуб;
    10. пятистенный двухквартирный дом (Голубевы, Кузины);
    11. одиночный дом (Филатовы);
    12. школа/одноэтажный жилой барак (Царёва, Бурмистровы, Елискины, Пантелеева, Мальцев);
    13. одноэтажный барак (Шиковы, Филатовы);
    14. одноэтажный барак (Моруговы, Пантелеевы, Тихоновы, Ромашины, Чуркин, Мартышины);
    15. одноэтажный барак (Мирош-кины, Денискины, Кондрушины, Пантелеевы);
    16. одноэтажный барак (Пупковы, Мирошкина);
    17. дворовые постройки.
    • Огороды
    Кстати, общее число домиков и сторожек лесничих в предвоенное время в Выксунском районе исчислялось десятками, и ещё свыше десятка новых кордонов появилось уже после окончания Великой Отечественной. Достаточно сказать, что до 1960-1970-х годов на юго-западном направлении от Выксы находились сразу несколько пунктов лесной стражи. В их числе – Семёновский (между сёлами Нижняя и Верхняя Верея), Ефремовский (между деревней Тамболес и Верхней Вереёй), Первомайский (неподалёку от несуществующего ныне посёлка Рожновский), Черноярский (между Нижней Вереёй и посёлком Бакин), Сноведской (между Верхней Вереёй и селом Сноведь), Елатьмовский, Святоозёрский и Кокшинский кордоны (названия говорят сами за себя). Это лишь некоторые лесные посты из общего числа, а ведь ещё были Тугарёвская стража (в районе 25-го болота, что за микрорайоном Жуковского), Сусловская стража (по соседству с посёлком Унор; название пункту было присвоено по фамилии местного лесничего), Подборный кордон (около посёлка Внутренний), сторожка Грязновского колхоза и… даже диковинный Хренов кордон (вблизи исчезнувшей деревни Круглово)!

    Главным предназначением подобных пунктов лесной охраны являлась защита от незаконных вырубок. Кроме того, лесники в своих районах регулярно наблюдали за местной флорой и фауной. Во времена СССР в лесной промышленности работали сотни тысяч человек, в отрасли крутились огромные деньги, но, как видно, и контроль был соответствующий. Стоит также отметить, что при создании подобных временных или стационарных «лесных точек» дома иногда строили двухквартирные, чтобы семье лесничего не так скучно было жить в глухомани.

    В одном из выпусков рубрики «Деревеньки» («Каменная тишина», №90, 2016 г.) я писал об истории появления в Выксунском районе в 30-х годах прошлого века некоторых рабочих посёлков, в которых жили торфоразработчики. Вкратце напомню причину появления этих пунктов.

    В ходе первой пятилетки на Выксунском металлургическом заводе была произведена масштабная реконструкция для перехода на мартеновский способ производства стали, после чего ВМЗ стал испытывать острую потребность в топливе. В начале 1930-х в Выксунском районе было образовано мощное подразделение – Лесоторфоуправление (ЛТУ), в функции которого входили разработка и доставка на завод торфяных брикетов и дров. Усилиями этой новой организации в довоенное время было возведено множество деревянных бараков для торфо- и лесоразработчиков, а также построено несколько населённых пунктов для рабочих, в том числе посёлок Указки, который располагался юго-западнее Выксы.

    04_n43Drgq.width-1200.watermark-lb-20x20-0.7.jpg
    Татьяна Мигунова и Владимир Пантелеев поднимаются на лесной пригорок в поисках забытого посёлка. Впереди – три часа утомительной ходьбы по окрестным полянам и холмам…

    Если верить народной молве, топоним «Указки» был присвоен новообразованному поселению по причине особого географического положения: посёлок находился на стыке Горьковской, Рязанской и Владимирской областей. Как раз на этой пограничной линии стоял дорожный деревянный столб-указатель с табличками-пояснениями. Точная дата появления Указок не установлена, известно лишь приблизительное время – 1934-1935 гг.

    – В Указках первое время жили наёмные лесорубы, которые занимались в основном сплавом леса по реке, – разъясняет бывшая жительница посёлка 78-летняя Нина Васильевна Денежкина. – Обосновавшись на новом месте, эти рабочие стали перевозить на ПМЖ свои семьи, а через несколько лет в Указки потянулись жители окружных сёл и деревень – например, из Нижней Вереи.

    05_S3TvgDe.width-1200.watermark-lb-20x20-0.7.jpg
    Изначально нам казалось, что найти в лесу полуторакилометровый участок, на котором в советское время располагался посёлок Указки, не составит особого труда.
    Однако время шло, мы обследовали приличный район, а результата всё не было.
    На снимке: Владимир Пантелеев вспоминает старые ориентиры посёлка


    Таковы особенности местной истории: с момента образования Указок и на протяжении последующих 25 лет социальные связи между посёлком и соседним селом Нижняя Верея были очень крепки, поскольку множество родственников проживало в этих двух поселениях. Когда в начале 1960-х годов Указки канули в небытие, большинство местных учеников продолжили обучение в нижневерейской общеобразовательной школе. Но к этим событиям мы вернёмся чуть позже, а тогда, в середине 1930-х, численность населения в Указках росла как на дрожжах.

    – Мой дед по маминой линии – Фёдор Николаевич Фролов – был родом из села Нижняя Верея и очень любил лошадей, – делится семейной историей ещё одна бывшая жительница Указок 65-летняя Татьяна Сергеевна Мигунова. – Когда в нашем районе началась повсеместная коллективизация, дедушка добровольно сдал в местный нижневерейский колхоз лошадь и корову. Спустя какое-то время он увидел свою бывшую кобылу на полевых работах, и с ним чуть плохо не стало: лошадь из-за слабой кормёжки и непосильной работы отощала и выглядела заморенной. Дедушка тогда ради принципа переселился в Указки – так велико было его возмущение колхозным управлением.

    И подобных житейских историй в процессе сбора материала для статьи бывшие жители посёлка поведали автору этих строк немало. Примечательно, что все рассказчики во время бесед обязательно оговаривали такую деталь: сельчане всегда помогали друг другу и жили в Указках очень дружно одной большой семьёй.

    …С началом Великой Отечественной войны большинство местных мужчин получили бронь от ЛТУ, однако это не значит, что никто из жителей посёлка не воевал.

    – В двухэтажном бараке в Указках в послевоенное время жили ветераны Николай Яковлевич Сопляков и Фёдор Иванович Оглодков, – говорит Нина Денежкина. – Им повезло уцелеть, а вот другие мужчины, призванные на фронт из нашего посёлка, почти все погибли. В Указках после окончания войны проживали несколько солдатских вдов – Стефанида Денискина, Ефросинья Мирошкина, Анна Крайнова…

    06_emTcEaQ.width-1200.watermark-lb-20x20-0.7.jpg
    В самом начале поисков именно эту ровную площадку мы ошибочно приняли за бывшую поселковую территорию. В итоге оказалось, что настоящее место расположения Указок находилось… всего в 100 метрах от данного участка.

    Читатели, не знакомые с историей Указок, вероятно, задались логичным вопросом: как, собственно, выглядел упомянутый посёлок и как там жили люди? Итак, представьте себе ровную полуторакилометровую площадку в форме овала, которую со всех сторон окружал хвойный лес. Добирались до него по узкоколейной железной дороге, в километре от посёлка находился полустанок. Впрочем, полустанок – это громко сказано: так себе, непримечательная крохотная площадка, вытоптанная за долгие годы прибывающими и уезжающими людьми.

    В самом начале Указок (со стороны посёлка Внутренний) стоял двухэтажный деревянный барак («большой дом») на восемь семей; в 20 метрах от этого строения располагались земляные погреба для хранения припасов. В жаркую пору жители этого барака ставили на своих погребах навесы и отдыхали там в прохладе. Приусадебные участки в Указках были разбросаны по всему периметру посёлка. Неподалёку от «большого дома» стояли конюшня и баня. С конюшней всё ясно – обычная хозяйственная постройка, а вот о местной помывочной стоит отдельно сказать пару слов.

    Дело в том, что личных бань в Указках отродясь не было, все местные жители мылись в общественном заведении. В посёлке официально числилась банщица, которая грела воду и отвечала за чистоту в помещениях. Каждую пятницу в определённое время на помывку шли женщины (как правило, в два захода), в субботу – мужчины (лесорубы работали шесть дней в неделю). Малолетние дети обоих полов купались вместе со своими матерями и бабушками, а подросшие мальчики, начиная примерно с восьмилетнего возраста, мылись с отцами – таков был общий порядок в посёлке. Парная, по утверждению бывшей жительницы посёлка 63-летней Нины Александровны Ивановой, была замечательной, но частенько случалось так, что жители, мывшиеся в бане в первую очередь, неэкономно расходовали воду, и в этом случае людям из второй партии доставалась «лишь пара ковшей». Тогда кому-то из жителей приходилось идти к оборудованному колодцу, зачерпывать несколько вёдер, а затем переливать воду в воронку трубопровода, ведущего к бакам.

    В Указках в 1940-1950-х годах также числилось несколько одноэтажных многоквартирных бараков и четыре отдельных дома от ЛТУ. Почти в центре поселения находился магазин, рядом располагался деревянный барак, разделённый напополам: в одной части этого строения жили люди, в другой половине учились местные школьники. Неподалёку от школы стоял двухквартирный дом, в котором жили семьи Кузиных и Голубевых. Это строение примечательно тем, что в нём находился единственный в посёлке стационарный телефон. Жил в этом доме Николай Голубев, работавший мастером заготовительного участка в лесу, и для связи с руководством ЛТУ ему в своё время провели телефонную линию.

    Газа и водопровода в Указках никогда не было. В качестве осветительных приборов долгое время местные жители пользовались керосиновыми лампами, однако за несколько лет до ликвидации посёлка здесь был установлен дизель-генератор. Электричество подавалось, как правило, после наступ-ления вечерней темноты до 23 часов; ответственным за подачу света был специально назначенный человек – дизелист.

    – Бывало, что и сами жители дежурили на дизеле, – делится воспоминаниями житель Указок 82-летний Александр Васильевич Денежкин. – Со временем мы уже примерно знали, сколько надо солярки на рабочую смену двигателя, и поэтому делали так: заводили агрегат, а сами уходили по своим делам. Топливо заканчивалось – и свет в посёлке гас.

    Клуб в Указках был построен в послевоенное время силами самих жителей. Работа работой, а в выходные и праздничные дни людям хотелось и фильм посмотреть, и потанцевать. Александр Денежкин рассказал, как в середине 1950-х, только-только демобилизовавшись из армии, он вместе со своими приятелями решил наконец-то построить клуб для общего блага. Трудились дружно, быстро собрали сруб и крышу. Только кто же знал, что через 10 лет этот клуб разберут и увезут в неизвестном направлении, и некому уже будет в Указках песни петь и хороводы водить.

    А ведь до поры до времени всё вроде шло гладко: к середине 1950-х посёлок значительно расширился в размерах, земли и работы хватало всем. Оказалось, что в ту пору невидимые тучки над Указками сгущались день за днём, просто жители их не замечали. А может, и не хотели замечать…


    08_hb3uMSe.width-1200.watermark-lb-20x20-0.7.jpg
    Вот она, найденная с огромным трудом территория Указок: за несколько десятилетий полного забвения посёлок превратился в частичку местного лесного пейзажа.

    10_PKmuY1P.width-1200.watermark-lb-20x20-0.7.jpg
    Эта заросшая крапивой яма – одно из немногих сохранившихся свидетельств былой человеческой деятельности в Указках.

    В «Списке населённых пунктов и количества населения Нижневерейского сельсовета» от 1 января 1958 года приведены следующие данные по Указкам: 39 хозяйственных построек и 188 официально зарегистрированных жителей. Пройдёт пара лет, и в 1960 году первые семьи из посёлка начнут переезжать в различные пункты (Внутренний, Нижняя Верея, Выкса), а ещё спустя год переезды станут массовыми. Кстати, примерно в это время в Указках произошёл первый и последний в истории данного поселения пожар – по одной из версий, местный житель неосторожно обращался с керосиновой лампой, и в результате сгорел многоквартирный барак со стороны полустанка…

    12_77pspRR.width-1200.watermark-lb-20x20-0.7.jpg
    Исследуя в выгоревшем лесу эту небольшую опушку, на которой росли несколько садовых деревьев, мы окончательно убедились, что посёлок Указки до своего исчезновения находился именно на этой территории.

    Началом конца Указок принято считать 1961-й год. Именно тогда ВМЗ (после очередной реконструкции) отказался от торфа в качестве топлива и перешёл на мазут. В одночасье стали ненужными десятки разрабатываемых торфяных карьеров в Выксунском районе. В ЛТУ стремились сократить издержки и закрывали неликвидные точки, в том числе и некоторые отдалённые рабочие пункты. И если соседний посёлок торфодобытчиков Каменный Шолох после сокращения производства всё-таки дотянул до начала 1980-х, из Указок всё население буквально испарилось за три года. Большинство местных жителей при переселении получили от ЛТУ квартиры в бараках в соседнем посёлке Внутренний. В «Списке населённых пунктов и количества населения Нижневерейского сельсовета» от 1964 года об Указках уже нет ни слова – пункт официально перестал числиться жилым. Последними из посёлка в 1963 году выехали Денискины (отец, мать и трое детей), после чего в обезлюдевших Указках начался демонтаж всех местных строений.

    13_tIxiYf8.width-1200.watermark-lb-20x20-0.7.jpg
    Владимир Николаевич Пантелеев (64 года):

    «Я родился в Указках в 1953 году и жил там с родителями до 1961 года, а потом наша семья переехала в соседний посёлок Внутренний. Там я проучился пару лет в местной школе, затем до 10-го класса жил в нижневерейской школе-интернате. Ну а дальше – обычная биография советского юноши: армия, устройство на работу, женитьба. Практически всю трудовую жизнь я проработал связистом – эту специальность получил ещё в павлоградской армейской «учебке». Начинал с низших ступеней, со временем получил должность начальника городского радиоузла. Очень жалею, что моего родного посёлка уже давно нет на нашей карте. Одно время я частенько ездил в здешний район за грибами, и когда проходил мимо бывшей территории Указок, аж сердце сжималось от тоски. Слишком быстро этот посёлок распался, слишком быстро…»

    …Тревожась, что в малознакомом районе банально не смогу найти следы исчезнувшего поселения, перед поездкой я попросил указать дорогу бывшую жительницу посёлка Татьяну Мигунову, а она, в свою очередь, позвала своего двоюродного брата Владимира, тоже когда-то проживавшего в Указках.

    Опасения были не напрасны – с момента ликвидации Указок прошло свыше 50 лет, к тому же лесные пожары, бушевавшие в Нижегородской и Рязанской областях в 2010 году, по касательной прошли как раз по территории бывшего посёлка, начисто стерев с лица земли старые ориентиры. Неудивительно, что оказавшись в заданном районе, мы больше трёх часов плутали в местном горельнике. По истечении четвёртого часа удача нам всё-таки улыбнулась – удалось найти несколько ям от погребов двухэтажного барака.

    14_WNpL0pL.width-1200.watermark-lb-20x20-0.7.jpg
    Татьяна Сергеевна Мигунова (65 лет):

    «Из посёлка Указки наша семья переехала в Выксу в конце 1950-х, мне тогда было пять лет. Училась я в городских школах, но каждое лето на каникулах просила родителей отвезти к бабушке и дедушке в Указки, меня всегда туда тянуло! После школьной скамьи я заочно выучилась на воспитателя, вышла замуж, родила двух сыновей, а затем долгие годы работала по специальности в городских детских садах. Но воспоминания об Указках за все эти годы в моей памяти стали только сильнее. Мне один раз даже сон приснился: будто приезжаю я в свой родной посёлок, а там вместо старых деревянных бараков повсюду строят новые пятиэтажки. Видимо, так сильно я в своём подсознании хотела, чтобы в Указки вдохнули новую жизнь…»


    Странное чувство, скажу я вам, испытываешь, когда находишься в таких глухих, обезлюдевших местах. Ощущение, будто прочитал сценарий какого-то мрачного сюжета и заранее знаешь, что сейчас будет. Но проходит минута, вторая, а всё остаётся на своих местах. Нещадно жарит солнце, стрекочут на все лады беззаботные кузнечики, в стороне шелестит и покачивается в такт порывам ветра уцелевший лес, а ты стоишь в центре большой поляны и как будто мысленно прикасаешься к нашей далёкой истории. А эта история – очень своеобразная дамочка: ничему не учит, лишь наказывает время от времени за незнание уроков…

    19_VthlNBQ.width-1200.watermark-lb-20x20-0.7.jpg
    Нина Александровна Иванова (63 года):

    «Указки – моя малая родина. Мой папа, Александр Васильевич, трудился в местном отделении лесхоза, а мама, Полина Петровна, работала поселковой учительницей. В нашей начальной школе мама обучала всех детей, живущих в Указках, в том числе меня и мою сестру Надю. Наше детство в посёлке было очень весёлым – мы постоянно придумывали развлечения и во что-то играли; все Указки принадлежали нам, ребятне! А уж как мы были счастливы, когда в играх принимал участие дядя Вася Кондрушин – команда с его участием всегда выигрывала! Но в начале 1960-х местные жители начали массово покидать посёлок. Мы уехали в числе последних, но моя дружба с ровесниками из Указок продолжилась в нижневерейской школе. Более того, мы общаемся, поддерживаем друг друга и сейчас, спустя полвека…»

    15_PL6FWes.width-1200.watermark-lb-20x20-0.7.jpg
    Учительница Полина Мысягина около 15 лет обучала местных детей в Указках – вплоть до закрытия поселковой школы (фото 1949 года).

    16_0GkvkEh.width-1200.watermark-lb-20x20-0.7.jpg
    Указки, 1949 год. Учительница Полина Мысягина (в центре) и школьная техническая служащая Марфа Пантелеева (в чёрном платке в верхнем ряду) в окружении учеников.

    17_TFROvrG.width-1200.watermark-lb-20x20-0.7.jpg
    Ученики поселковой школы вместе с учительницей Полиной Мысягиной (в центре верхнего ряда). Указки, 1951 год.

    18_gF9l41z.width-1200.watermark-lb-20x20-0.7.jpg
    Супруги Денежкины – бывшие жители Указок – вот уже более 45 лет живут в районе Лесозавода. Глава семьи Александр Васильевич жил в Указках в период с 1937 по 1960 гг., за это время он окончил местную школу и стал работать лесорубом. Нина Васильевна после свадьбы прожила в упомянутом посёлке чуть больше года (1959-1960 гг.), после чего молодожёны из распадающегося поселения переехали в соседний пункт – Внутренний

    http://vr-vyksa.ru/derevenki/ukazannyj-put-k-zabveniyu/
     
    Последние данные обновления репутации:
    Юлиа: 1 пункт (Спасибо за тему!) 3 сен 2017
    PaulZibert: 1 пункт (Класс! За уголок Нижегородчины!) 4 сен 2017
    PaulZibert и Юлиа нравится это.
  2. Online

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    17.779
    Спасибо SB:
    82.812
    Отзывы:
    1.234
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Мишкина деревня

    1.jpg


    31 год назад прекратила своё существование Михайловка – небольшая деревушка в лесном массиве на юго-востоке нашего округа.

    Очередной стремительный отток молодёжи из села начался в Советском Союзе сразу же после окончания Великой Отечественной войны, в 1945-1946 гг. Для восстановления разрушенной инфраструктуры страны привлекали десятки тысяч заключённых ГУЛАГа (Главного управления исправительно-трудовых лагерей), но рабочих рук всё равно не хватало. В этот короткий послевоенный период условному деревенскому пареньку зачастую удавалось закрепиться в городе даже с пятью классами образования. Однако вскоре ситуацию с переездами сельского населения власти снова взяли под контроль – колхозников начали жёстко удерживать на своих местах, а наличие специальности стало важным условием, чтобы гарантированно взобраться по социальной лесенке.

    2.jpg
    Галина Зудина: «Примерно в этом месте в советское время стоял небольшой деревенский магазин, но где конкретно он находился, уже не помню.
    За те 30 лет, что я не была в Михайловке, тут всё заросло травой и изменилось…»


    3.jpg
    Ржавый чугунок с остатками эмали на внутренних стенках – артефакт времён СССР, случайно найденный в зарослях травы при въезде в Михайловку


    Какие перспективы могла предложить своим жителям любая крохотная деревушка нашей страны? Правильно, никаких. Вот потому-то в эпоху СССР год от года увеличивалось количество юношей и девушек, желающих покинуть сельскую местность ради возможности продолжить учёбу, устроиться на работу и, таким образом, закрепиться в городе.
    Конечно, далеко не всем выходцам из деревни повезло обустроить свою жизнь, многие возвращались обратно в родительский дом. А в середине 1970-х (период наивысшего расцвета советских сёл и деревень) стала отчётливо видна ещё одна цель подросшего поколения: загородные населённые пункты молодёжь стала массово покидать ради лёгкой жизни. Прилавки магазинов вместо огромного огорода, газовая плита взамен русской печи, водопровод вместо колодца – попробовав эти и многие другие удобства в быту, вчерашний деревенский житель вряд ли добровольно откажется от подобных благ и в дальнейшем.

    4.jpg
    Информационный щит на въезде в Михайловку гласит, что за годы Великой Отечественной войны из деревни на фронт было призвано 27 местных жителей, больше половины из них (15 человек) погибло.


    Вышеописанные причины вкупе с отдалённостью от города и минимумом бытовых условий стали решающими в истории деревни Михайловки – ныне исчезнувшего пункта, расположенного в бытность свою в 10 км к северо-западу от Новодмитриевки. У этой деревни очень интересная и необычная история возникновения топонима. О происхождении названия рассказала бывшая михайловская жительница, 80-летняя Любовь Фёдоровна Макарова:

    – В 1910-1930-е годы в наших краях очень много крестьян переселялись в поисках земли. Наделов не хватало, вот и маялись люди, искали себе свободные места. В 1920-е годы несколько крестьянских семей нашли себе площадь в лесу, аккурат напротив Новодмитриевки. Самыми первыми сюда переехали семьи Михаила Кузьмича Зонина, Михаила Филипповича Кондрушина и Михаила Григорьевича Ганина. Главы этих семей были тёзками, вот от имён этих первых поселенцев и пошло название новой деревни. В Михайловке, кстати, всегда было много мужчин с именем Михаил…

    5.jpg
    Любовь Фёдоровна Макарова


    Любовь Фёдоровна Макарова (80 лет):

    «Я родилась в деревне Осинки Владимирской области, а в Михайловку меня, годовалую, перевезли родители в 1937 году. В школе я училась в военное время, бумаги постоянно не хватало, и приходилось вместо тетрадей иной раз писать… на газетах. Закончила михайловскую четырёхлетку, в 12 лет начала работать на местной шерстобойке. И воду, и дрова носила, какую работу скажут, такую и выполняла. Приходилось каждую копейку с детства добывать. Пять с лишним лет я отпахала в грязи, это был очень тяжёлый труд. В 1953 году устроилась продавцом в михайловский магазин, в итоге так до самой пенсии и проработала в торговле. Из деревни я уехала 37 лет назад. Уже тогда, в 1980-м, было ясно, что Михайловка доживает свои последние денёчки…»

    «Я родилась в деревне Осинки Владимирской области, а в Михайловку меня, годовалую, перевезли родители в 1937 году. В школе я училась в военное время, бумаги постоянно не хватало, и приходилось вместо тетрадей иной раз писать… на газетах. Закончила михайловскую четырёхлетку, в 12 лет начала работать на местной шерстобойке. И воду, и дрова носила, какую работу скажут, такую и выполняла. Приходилось каждую копейку с детства добывать. Пять с лишним лет я отпахала в грязи, это был очень тяжёлый труд. В 1953 году устроилась продавцом в михайловский магазин, в итоге так до самой пенсии и проработала в торговле. Из деревни я уехала 37 лет назад. Уже тогда, в 1980-м, было ясно, что Михайловка доживает свои последние денёчки…»


    В первые годы своего проживания на новом месте михайловские жители занимались в основном строительством и возделыванием земли. Уж кому-кому, а нашим крестьянам упорства и трудолюбия не занимать. Упомянутый Михаил Ганин, например, построил для своей семьи деревянный двухэтажный дом, что по тогдашним деревенским меркам считалось шикарным жильём. Михайловка потихоньку разрасталась – в местных семьях рождались дети, на ПМЖ в деревню приезжал народ со всей округи. Впрочем, даже в наилучшие годы численность местного населения не превышала 200 человек.

    …А в столице в этот период (середина-конец 1920-х годов) на партийных съездах кипели нешуточные страсти среди большевистских лидеров. После смерти Ленина к власти рвался Иосиф Сталин, вступив в прямую конфронтацию с некоторыми однопартийцами. Сначала он оттеснил на фланг с политической доски с помощью Григория Зиновьева и Льва Каменева сильную фигуру в лице Льва Троцкого, а затем в период 1926-1927 гг. в тандеме с Николаем Бухариным нанёс сокрушительный удар по объединённому «левацкому» троцкистско-зиновьевскому блоку. Наконец, в течение последующих двух лет (1928-1929 гг.) Генеральный секретарь ВКП(б) «разделался» во внутрипартийной схватке с уже упомянутым Бухариным и всеми «правыми», окончательно замкнув на себя всю власть в стране. Интересно отметить, что позднее Сталин вместе со своими сторонниками не стеснялся использовать с трибун лозунги своих недавно поверженных политических оппонентов о раскулачивании и стремительной индустриализации.

    6.jpg
    На этом участке (слева от дороги) в советскую эпоху стояли в ряд деревенские избы.
    Спустя три десятилетия на заросшем поле в Михайловке уже невозможно найти следы былого присутствия человека.

    Итоги тех противостояний в стане большевиков отразились на жизни всего населения СССР. Так, к примеру, в 1927 году, когда разразился сильнейший кризис хлебозаготовок, на XV съезде ВКП(б) было принято историческое решение о сворачивании НЭПа (новой экономической политики) и начале коллективизации. Основным этапом этого знаменитого процесса принято считать 1929-1930 гг., когда по всему Советского Союзу единоличные крестьянские хозяйства стали массово объединять в коллективные. В 1929 году отзвуки большой политики докатились и до нашей провинции: михайловский колхоз «Сотрудник» был организован в числе первых в Выксунском районе (к слову, в том же году появился и колхоз «Новая заря» в соседней Новодмитриевке). Разумеется, далеко не все жители Михайловки горели желанием вступать в «общак», но местные руководители решали этот вопрос различными способами.

    7.jpg
    Михайловский пруд.

    По воспоминаниям бывшей жительницы деревни Любови Макаровой, в советские годы был небольшим и довольно мелким.
    Тем не менее даже малые искусственные водоёмы могут порой преподнести неприятные сюрпризы: в 1971 году, после затяжных летних ливней, местный пруд смыл хлипкую песочную насыпь и затопил в деревне обширную площадь.

    – Мой папа был лесником, и от лесничества ему в своё время выделили земельный участок, – делится воспоминаниями Любовь Макарова. – Всего у нашей семьи было в пользовании около 30 соток, что не так уж и мало. Деревенским колхозникам выделяли гораздо бо́льшие наделы для личного пользования, а кто не числился в колхозе, не мог владеть площадью более 15 соток. Всякие были ограничения, и они действовали почти всё советское время.

    В начале 1930-х в Михайловке ещё не было никакой техники, все работы выполнялись вручную. Тем не менее за первые годы существования колхоза здесь было построено множество новых объектов. До войны в «Сотруднике» числились на балансе скотные дворы, шерстобойка, водокачка, мельница, склады под сено, кузница, конюшня. Кроме того, для колхозных нужд в деревне был значительно расширен местный прудик и освоены новые территории для полей. Фельдшерско-акушерский пункт, библиотека и клуб здесь появились несколько позднее, но ещё до начала Великой Отечественной в Михайловке успели возвести деревянную двухэтажную школу-четырёхлетку. На первом этаже этого учебного заведения находились кабинеты колхозного управления и бухгалтерии, а в боковой части здания располагался небольшой магазинчик. Разнообразием товаров на полках эта деревенская лавка не отличалась, продавали лишь самое необходимое – керосин, мыло, спички, хлеб и пр.

    8.jpg
    На этом участке при въезде в Михайловку когда-то стоял дом – остатки старого некрашеного забора на возвышенности явно свидетельствуют об этом.

    После выхода в свет постановления ЦК ВКП(б) от 30 мая 1950 г. «Об укрупнении мелких колхозов и задачах партийных организаций в этом деле» михайловскому «Сотруднику», по задумке местных руководителей, предстояло стать эдаким центральным ядром при объединении с соседними хозяйствами деревень Ма́евки и Макаровки. Данное укрупнение произошло в 1951 году, новый колхоз получил звучное название «1-е Мая». Однако в таком виде сельхозпредприятие просуществовало лишь семь лет, поскольку в 1958 году на территории Новодмитриевского сельсовета произошла ещё одна реорганизация колхозов. При эксцентричном Хрущёве страна всё время шарахалась из стороны в сторону, и во многих сферах производства (в том числе и в сельском хозяйстве) происходили постоянные пертурбации.

    9.jpg
    Михайловка за долгие годы забвения стала настоящей зоной отчуждения, всё здесь заросло бурьяном и видоизменилось.
    Этот ветхий сарайчик, что находится у края дороги, в былые времена стоял позади деревенской избы, на задворье.

    Итак, в 1958 году новое единое сельхозпредприятие объединило восемь мелких колхозов в Новодмитриевке, Михайловке, Чураевке, Маевке, Домиках, Макаровке, Ореховке и Боевом с центром управления в новодмитриевской «Новой заре». Однако и на этом чаяния местных скотоводов и работников полей не закончились! В 1965 году был образован совхоз «Новодмитриевский», куда, помимо колхозов в упомянутых пунктах, вошли единым «сельхозсоставом» деревни Казачка, Пятово, Вежонка и посёлок Унор, а также государственные базы «Заготскот» в Виле, Навашине и Кулебаках.

    10.jpg
    Умиротворяющий летний пейзаж.
    Заросший участок слева от дороги – на этой площадке в самом начале деревни полвека назад стояли два деревенских дома.


    В 1961 году, после проведения денежной реформы, в Михайловке появилось долгожданное электричество. Впрочем, как утверждает Любовь Макарова, свет в местных домах загорелся не у всех сразу. Жителям сначала следовало заплатить «вступительные» 250 рублей за подключение, лишь после этого приезжал электрик и официально подводил к избе провода от общей линии.

    Согласно документам выксунского городского архива, численность михайловских жителей на 1 января 1961 года составляла 143 человека, количество хозяйств – 39 единиц.
    В «Списке населённых пунктов Новодмитриевского сельсовета по состоянию на 1 января 1965 г.» имеются следующие данные: в указанном году в Михайловке числилось 40 домовладений и 180 зарегистрированных жителей (из них семь человек на момент переписи временно отсутствовали).

    11.jpg
    Эпизод из советской жизни: продавец Любовь Макарова обслуживает клиентов за прилавком михайловского магазина (ориентировочное время создания снимка – 1970-е годы)

    1960-е годы – время расцвета Михайловки. Вероятно, советский деревенский быт многим читателям сегодня покажется безнадёжно архаичным, но ведь это наша недавняя история! Местные жители все излишки молока, мяса и овощей сдавали в «Заготконтору», а на просмотр фильма периодически собирались в клубе по выходным (детский билет стоил 5 копеек, взрослый – двугривенный). Хлеб в Михайловку привозили один-два раза в неделю (хлебобулочные изделия зачастую были очень чёрствыми). При этом важно отметить, что социальные связи в деревне всегда были сильны. Вот простой пример. По воспоминаниям Любови Макаровой, на День колхозника (второе воскресенье октября) в Михайловке обычно резали жеребёнка и варили для всех мясо в печи, а затем выносили на улицу столы и праздновали весь вечер с песнями и плясками…

    12.jpg
    Ежедневный физический труд – такова была жизнь в советской деревне.
    На фото: михайловские жители только что закончили загрузку брёвен на местную пилораму (дата съёмки – 1962-1963 гг.)


    Казалось, такой монотонный уклад жизни продлится здесь ещё много-много лет, но в середине 1970-х Михайловка начала стремительно хиреть. К этому времени в деревне демонтировали многие сов-хозные постройки, молодёжь разъехалась кто куда, и потому местную школу за ненадобностью в 1976 году разобрали и перевезли в село Семилово. К 1980 году несколько михайловских работников совхоза получили ордера на новые квартиры в соседней Новодмитриевке, а иные семьи, не занятые в сельскохозяйственном секторе, начали строить дома в Антоповке. В деревне же на тот момент осталось не более десятка жилых избушек, в которых коротали свой век старожилы (Кондрушины, Артамошкины, Ромашихина, Лексина, Никитаев, Филаткины, Даранов). Верится с трудом, но уже через несколько лет всё было кончено: в 1986 году Михайловки официально не стало. Был пункт – и нет его, вот как всё просто. В настоящее время на территории бывшей деревни расположено фермерское хозяйство, но к истинной михайловской истории оно никакого отношения не имеет.

    13.jpg
    Осень 1974 года. Жительница Михайловки Татьяна Тимофеевна Лексина позирует фотографу во время уборки картофеля на своём приусадебном участке

    Интересная деталь: в здешнем михайловском лесу, оказывается, в своё время проходила линия узкоколейки.
    В 1960-1970-х годах в этом районе добывали древесину в промышленных масштабах, но воды с тех пор утекло много, и сейчас несуществующую ветку УЖД можно опознать лишь по еле заметным очертаниям просеки…

    14.jpg
    В советских совхозах постоянно не хватало рабочей техники и специалистов для механизации процесса по сбору урожая.
    Уборка картофеля традиционно считалась самой затратной работой, поэтому с конца 1960-х и до самого развала СССР по указке «сверху» большинство учебных заведений страны осенью массово направляли старшеклассников и студентов на помощь работникам сельского хозяйства.
    На этом снимке запечатлены михайловские школьницы вместе со взрослыми жителями деревни на совхозном картофельном поле (1968 г.)

    Бывшая жительница этой деревни, 57-летняя Галина Николаевна Зудина:

    – Эти цветы я помню с детства, – оглядываясь вокруг, тихо говорит Галина Николаевна. – Раньше в Михайловке люпинами засеивали поля на корм колхозному скоту.
    Летом, бывало, окно откроешь, выглянешь на улицу, а вокруг всё синее от распустившихся цветов. Сколько лет прошло, а до сих пор эта картина перед глазами стоит.
    Ничего в Михайловке не сохранилось, всё исчезло. Остались лишь одни воспоминания…


    15.jpg
    В настоящее время на михайловской территории находится крестьянское (фермерское) хозяйство общей площадью 29 тысяч гектаров.
    Границы КФХ, расположенного на юго-востоке нашего округа, весьма обширны – от посёлка Ризадеевский до деревни Мяря


    16.jpg
    «…Но не могут люди бросить землю, велика привычка и тяга к ней, вера в неё: а вдруг беда какая? Неурожай? Засуха? Война, не дай Бог, снова?
    На кого и на что надеяться тогда?
    На землю. Она никогда не предавала и не подводила, она – кормилица наша, всепрощающая, незлопамятная…»
    (Виктор Астафьев, «Ода русскому огороду», 1971 г.)


    http://vr-vyksa.ru/derevenki/mishkina-derevnya/
     
    АЕБ и Юлиа нравится это.
  3. Online

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    17.779
    Спасибо SB:
    82.812
    Отзывы:
    1.234
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    1.jpg

    Краткая хроника Мотмоса – села, расположенного в двух километрах к северу от Выксы.

    Мотмос – один из старейших населённых пунктов Выксунского округа, история которого затерялась в глубине веков. О хронике мотмосских событий до начала XVIII века имеются лишь обрывочные сведения, а уж когда речь заходит о зарождении данного поселения, то в местной летописи фигурируют, как правило, предположения и косвенные факты.
    Точная дата появления села до сих пор не установлена, нет и стопроцентных доказательств, объясняющих происхождение необычного для нижегородской провинции топонима.
    Это сейчас, в нынешнюю цифровую эпоху, когда все мотмосские новости можно прочитать в Рунете, повседневные эпизоды скрупулёзно фиксируются на сайтах.
    Но вот о событиях, которые происходили, скажем, лет эдак 400 назад на территории Мотмоса, известно очень мало, тут в летописи зияют сплошные исторические провалы.

    2.jpg
    Село Мотмос, улица Ленина. Съёмка – май 2017 г.

    Русский лексикограф и учёный-энциклопедист Иван Лепёхин (1740-1802), побывав в середине XVIII века в наших краях, оставил описание Мотмоса в третьем томе «Записок путешествия…» (книга вышла в 1821 году после смерти учёного –прим. авт.). Автор писал: «Вёрст за шесть от Оки переезжать нужно речку Мотмос, при деревне того же имени». Лепёхинское описание старой мотмосской территории – один из немногих сохранившихся документов, который может пролить свет на появление интересующего нас топонима. Получается, название напрямую связано с гидронимом «Мотмос» (другой вариант – «Мотмосска»). В свою очередь, исконное обозначение местной реки имеет финно-угорские (мордовские) корни. Также стоит напомнить о двух небольших старинных речушках Пуклей и Буклей, протекающих ныне по окраине Мотмоса, названия которых – подтверждение теории, что, якобы, мордва заселяла местные территории издавна.

    Если детально изучить карту нашей области, можно сделать интересный вывод: гидроним «Мотмос» – диковинный только для нижегородских мест, зато вполне типичный для Рязанщины. В этой соседней области многие названия рек и деревень имеют характерные окончания «ос», «ус» или «ес». Опять же: Рязанская область на северо-востоке граничит с Нижегородской, а на востоке – с Мордовией. «Мот» на древнем финно-угорском языке означает «черника», а «мос» – «родник, водный источник». Якобы название здешней реке (а позже – и поселению) присвоили из-за обилия низкорослых кустов черники, растущих у берегов водного потока. На сегодняшний день это – основная версия, наиболее внятно объясняющая происхождение гидронима и топонима «Мотмос».

    Существует ещё одна гипотеза, что название селу «подарили» татарские первопоселенцы, некие братья Мот (по иной версии – Мота) и Мос (или Моса). Но данное предположение – откровенно слабое с точки зрения документальных доказательств и ныне живёт лишь в народных сказаниях, поскольку ни в одном научном трактате упоминаний о братьях-татарах не встречается.

    3.jpg
    В мотмосском школьном краеведческом музее находится любопытнейшая экспозиция, посвящённая теме житейского быта в России в конце XIX-начале XX веков.
    Предметы для музея собирали, что называется, всем миром и ныне коллекция представленных здесь вещей весьма разнообразна.
    В музее можно увидеть старинную мебель, раритетный граммофон с пластинками, столетний веер, зингеровскую швейную машинку, набор кухонной посуды, предметы домашнего декора.
    Особое место в данной экспозиции занимают два стеклянных витража, на которых представлены изделия народных промыслов – расписные матрёшки и самовары, глиняные чашки, кувшины и пр.


    Топонимика – наука удивительная, и местные названия лесов или природно-ландшафтных областей вблизи Мотмоса иной раз скрывают в себе целые истории. Вот, например, участок в районе нынешней сельской улицы Братьев Епифановых ранее назывался «Пуловские ворота». Эти ворота были сделаны из жердей в форме арки и обложены дёрном. Местные жители прогоняли через этот проём домашних животных и считали, что данный обряд помогает уберечь скот от падежа – якобы земля забирала всю хворь.

    Мало кто из мотмосских жителей сейчас знает, что дремучие леса в сторону железнодорожной станции Выкса-Промышленная раньше называли Канышево и Черновской землёй. А ведь была ещё когда-то в местном лесу вырубка, которая вела прямёхонько от Мотмосского рудника в сторону Иверского женского монастыря, и название у этой просеки было очень звучное – Фомина сеча…

    Коли речь зашла о местном руднике, следует обязательно рассказать о таком мрачном периоде в XVIII-XIX веках, когда практически всё тогдашнее население Мотмоса работало на дудках – глубоких (до 22 метров!) шахтах для подземной добычи полезных ископаемых. А началось всё с того, что в 1722 году чиновники Берг-коллегии (государственный орган, созданный Петром I в целях управления горнорудной промышленностью – прим. авт.) внесли в общий реестр залежи мотмосской железной руды. В начале 1760-х годов магнаты Иван и Андрей Баташевы, развивая свою металлургическую империю в наших краях, обратили взор на мотмосскую территорию и арендовали в этом районе у проживающей новокрещённой мордвы большой участок земли с лесами.

    4.jpg
    Бригада животноводов мотмосского колхоза им. Красной Армии (дата съёмки не указана, ориентировочно – 1930-1940-е годы)

    Итак, руда найдена в изобилии, источники воды – непременное условие для тогдашнего металлургического производства – тоже есть, дело осталось за малым. И в 1765 году братья-промышленники начинают строительство Выксунского завода (ВМЗ). Примерно в это же время в паре километров от нынешней территории села и открылся Мотмосской рудник. Баташевым требовалось множество людей для основных и черновых работ на заводах, поэтому они со временем просто-напросто выкупили деревню Мотмос вместе со всеми её жителями – вот и нашлась в одночасье готовая рабочая сила. «Производственный оброк» мотмосяне отрабатывали в основном на заготовках дров, угля и руды. Да, во времена крепостного права с простым народом не церемонились. В мотмосском краеведческом музее сохранились следующие записи о жизни местных рудокопов в те далёкие годы:

    «Работа на руднике была тяжёлой и низко-оплачиваемой. Рудокоп работал в штольне, согнувшись, в грязи и духоте, используя зубило, молоток, кайло, бадью, канат и во́рот… Вместе с отцом на работы ходили дети в возрасте 10-12 лет. Они по жёрдочкам таскали руду до бадьи и потом грузили в телеги. Работали и женщины. Труд был тяжёлый и изнурительный, вся работа проводилась вручную. И, конечно, женщинам и детям приходилось особенно трудно, к тому же их труд ценился дешевле мужского.

    В начале XX века за пуд добытой руды платили три копейки. Мужчина в день мог заработать до 40 копеек, женщина – до 20. А работать приходилось по 12-14 часов. Очень часто крестьяне, работавшие на Мотмосском руднике, подвергались мученическим истязаниям. Тяжёлые условия, низкая оплата труда и обсчёты приводили к частым возмущениям и бунтам…»

    Масштабная добыча руды в районе Мотмоса привела к тому, что в начале ХХ века здешние запасы минеральных образований практически иссякли. Да и на других выксунских добывающих площадках ситуация складывалась критическая. Дальнейшая разработка местных рудников была признана нерентабельной, и с 1922 года началось постепенное закрытие выксунских шахт. Впрочем, рудник в Мотмосе ещё сослужил добрую службу нашим металлургам спустя пару десятков лет, когда началась Великая Отечественная. В тяжёлые военные годы здесь добывали небольшое количество руды, которую в основном использовали на ВМЗ. В 1946 году сельский рудник окончательно закрыли.

    Малоизвестный факт: оказывается, неподалёку от Мотмоса свыше двух веков назад был найден минеральный источник! В 1801 году вокруг него соорудили специальный колодец. Химический анализ местной воды, правда, тогда не проводили, но, по всей видимости, она была богата сернистыми и железными частицами. Согласно сохранившимся материалам, заводской штаб-лекарь Генненберг «часто с пользой применял её для больных с различными болезнями». В 1811 году рядом с минеральным источником построили два дома для принятия ванн – «один домик побогаче, чистый, с диванами, а другой – победнее, для простолюдинов». Минеральная вода для процедур поступала по трубам внутрь помещений. Впрочем, существовал источник недолго, чуть больше полувека – из-за близкого соседства с шахтами целебная вода попросту ушла вглубь земли. В мотмосском краеведческом музее сохранились воспоминания местного старожила Т.С. Викуловой, которая рассказывала, что после отмены крепостного права обозлённые крестьяне сожгли оба лечебных дома.

    5.jpg
    Первый магазин в Мотмосе появился только в 1960-х годах.
    В послевоенное время большинство советских торговых точек, расположенных в небольших деревнях и сёлах, были схожими и лишёнными всякого изыска: жестяная крыша, деревянный корпус, тамбур-крыльцо, минимум ассортимента на полках и – обязательные железные решётки на окнах во избежание кражи товаров.


    В течение многих десятилетий крестьянский быт в Мотмосе оставался неизменным. Деревянные избы местных жителей были, как правило, однотипными и состояли из двух основных помещений: холодного (сени) и тёплого (собственно, самой комнаты с печью). В многодетных сельских семьях каждая копейка была на счету, родители не имели возможности покупать одежду и обувь каждому своему быстрорастущему ребёнку. Поэтому крестьяне обеспечивали сами себя домотканой продукцией и плетёными лаптями.
    Стулья, полки, сундуки, столы, лавки – мебель в избах простых мотмосян была сплошь деревянной и самодельной. При этом часть предметов в домашней крестьянской обстановке использовалась по двойному назначению. К примеру, полати (лежанки) на печи, скамейки и сундуки в больших деревенских семействах по ночам превращались в импровизированные кровати…

    Ну а как обстояло дело с численностью населения в XIX-ХХ веках в Мотмосе? Есть данные, что за пару лет до официальной отмены крепостного права (то есть в 1859 году) в Мотмосе проживало ровно 1 100 человек (мужчин – 502, женщин – 598) в 118 дворах. И далее количество местных жителей год за годом увеличивалось. В 1897 году в селе проживал 1 751 человек. В «Алфавитном списке населённых пунктов Нижегородской губернии» (1925 г.) указано, что в Мотмасе (так в документе –прим. авт.) Шиморской волости Выксунского уезда числилось 2 385 человек.

    6.jpg
    Уникальное фото 1920-х годов: деревянная церковь Покрова Пресвятой Богородицы на окраине села (ныне – это район конечной остановки автобусного маршрута №3 на Советской улице). Храм в Мотмосе был открыт во второй половине 1896 года и до прихода к власти большевиков в нём проводились обычные богослужения среди местных прихожан.
    Всё круто изменилось 23 февраля 1922 года – после подписания Лениным исторического декрета «Об изъятии церковных ценностей в пользу голодающих». К середине 1920-х годов мотмосской приход пришёл в запустение, а в 1931 году сельская церковь полностью сгорела при таинственных обстоятельствах.


    …В 1896 году в селе была открыта церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Кажется странным: в стремительно разрастающемся населённом пункте, каким являлся Мотмос в конце XIX столетия, так поздно был возведён православный храм. Но не всё так просто. Строительство церкви по инициативе Выксунского Иверского женского монастыря в здешнем районе было в какой-то степени вынужденной мерой. Дело в том, что на протяжении многих лет в Мотмосе жили старообрядцы, то есть представители религиозного течения, упрямо отвергающие никоновскую церковную реформу в 1650-1660-х годах. Раскольники – люди с активной жизненной позицией. Поэтому возведение храма в Мотмосе в известной степени предупреждало дальнейшие возможные конфликты между старообрядцами и большинством местных православных верующих.

    В 1897 году в селе была открыта церковно-приходская школа, в которой было три помещения для занятий. В это учебное заведение каждый год поступало в среднем по 60-65 детей, в основном – мальчики. В 1915 году мотмосскую школу сняли с баланса Выксунского женского монастыря и передали в дальнейшее ведение Меленковского земства, после чего она стала называться земской.

    7.jpg
    Снимок советского периода: Дом колхозника (двухэтажное здание справа на фото) в Мотмосе в 1960-х годах

    В начале XX века Мотмос считался довольно крупным населённым пунктом в составе Досчатинской волости Меленковского уезда. После революции 1917 года начались постепенные изменения во всех сферах здешней жизни. 13 января 1921 года был образован Выксунский уезд, в результате чего село стало числиться нижегородским (до этого свыше 200 лет территория Мотмоса относилась к Владимирской губернии). В 1923 году местный сельсовет принял постановление о строительстве новой школы, поскольку компактные классы местного учебного заведения уже физически не выдерживали наплыва учеников. Прежнее школьное здание решили переоборудовать в сельский клуб. В 1928 году в Мотмосе был образован колхоз «Красная Армия», а с 1929 года село официально числилось центром Мотмосского сельсовета в составе Выксунского района. В 1938 году в местной школе открыли 5-7 классы обучения, после чего учебное заведение получило статус семилетки.

    8.jpg
    Удивительно, как в небольшом помещении мотмосского краеведческого музея удалось разместить сразу несколько интереснейших исторических экспозиций, которым позавидуют и большие городские музеи.
    К примеру, на этом фото представлены множество предметов военнослужащих времён Великой Отечественной войны: макеты пистолетов-пулемётов Шпагина и МР-40, красноармейская форма, переносная радиостанция, солдатские медали и походный котелок, маскировочная сеть и – куда ж без неё! – знаменитая русская гармонь, на которой, вероятно, сыграли не одну мелодию в честь Великой Победы.


    Послевоенный период в селе главным образом характеризуется стабильным социальным положением местного общества. Люди вкалывали на полях и на заводах, сдавали нормы государству, учились, женились, строили дома, а в свободное время – массово отмечали праздники, ходили на танцы и в кино, часами копошились на своих огородах. В общем, всё как у всех. В 1959 году мотмосской колхоз преобразовали в пятое отделение совхоза «Выксунский». В начале 1960-х в селе построили первый магазин, а в 1965 году на окраине Мотмоса возвели подстанцию «Радуга», которая принимала, преобразовывала и распределяла электроэнергию по юго-западному направлению Горьковской и (частично) соседней Владимирской областей.

    9.jpg
    Так выглядел деревянный клуб в Мотмосе в послевоенные годы (здание сгорело в 1975 году)

    Аккурат перед распадом Советского Союза на стыке границ между Выксой и Мотмосом началось строительство нового микрорайона.
    Этот жилищный комплекс, полностью состоящий из пятиэтажных домов и ныне обозначенный на городской карте как микрорайон Мотмос, возводился при прямом участии ВМЗ. Часть заводчан (к примеру, работников железнодорожного и трубоэлектро-сварочных цехов) перед получением ордеров на квартиры привлекали на местную стройку.

    В 1996 году в Мотмосе было сдано в эксплуатацию современное здание школы на 260 человек. Позднее в селе произвели реконструкцию старого корпуса школы – в 1998 году были возведены столовая, пристрой, спортивный и актовый залы. На момент выхода статьи в мотмосской школе значатся 314 школьников.

    10.jpg
    1969 г. Снимок брежневской эпохи правления: мотмосские жители позируют на крыльце местного сельсовета

    Данные о количестве населения в Мотмосе за последние 20 лет: в 1999 году в селе было зарегистрировано 1 582 жителя, в 2002-м – 1 683, в 2010-м – 1 858 человек. В 2011 году, после того как Выксунский район был переименован в Выксунский округ, микрорайон Мотмос вошёл в состав города. По состоянию на 1 января 2017 года в селе числилось 2 080 жителей и 868 домохозяйств.

    Сегодняшний Мотмос – газифицированный населённый пункт, на территории которого расположены ряд современных объектов инфраструктуры: почта, офис врача частной практики, художественная и общеобразовательная школы, салон красоты, библиотека, несколько продуктовых магазинов, строится вместительный супермаркет. Одним словом, село благополучно развивается, а уж как в дальнейшем будут складываться события – покажет время.

    11.jpg
    Эпизод из жизни мотмосского совхозного отделения: новая сельхозтехника на полевых работах

    12.jpg
    На фото – экспозиция в местном краеведческом музее, посвящённая школьной форме времён позднего СССР.
    Читатели, заставшие систему советского образования, вероятно, сразу вспомнят, как в первом классе их торжественно принимали в октябрята, а в третьем – в пионеры. В старших классах возрастала и ответственность школьника за внешний вид: костюм должен быть чистым, а галстук – выглаженным и аккуратно завязанным, иначе ученик рисковал получить нагоняй от преподавателя.
    И хотя сейчас во многих школах нашей страны стараются придерживаться определённого дресс-кода одежды, всё-таки это уже не то время – нравы стали более свободными, да и страна уже 26 лет как сменила своё название…


    13.jpg
    Мемориал, посвящённый памяти погибших жителей Мотмоса в Великой Отечественной войне, был установлен 9 мая 2010 года.
    В суровые годы ВОВ из села на фронт были призваны более 600 человек, 237 из них не вернулись с полей сражений.
    На шести плитах выбиты фамилии 170 мотмосских защитников Родины, и до сих пор этот печальный список постоянно пополняется новыми данными.


    IMG_7197.jpg

    IMG_7360.jpg

    IMG_7371.jpg

    img_1913.JPG

    http://vr-vyksa.ru/derevenki/reka-ruda-kusty-cherniki/
     
    PaulZibert нравится это.
  4. Online

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    17.779
    Спасибо SB:
    82.812
    Отзывы:
    1.234
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    1.jpg

    Краткая летопись посёлка Досчатое – населённого пункта в 10 км к северу от Выксы.

    Одно из самых первых упоминаний о древней местности, на которой расположен современный посёлок Досчатое, относится к середине XVI века.
    В марте 1564 года (по другим данным – в 1554 году) царь Иван Грозный государственной грамотой одарил жителя мордовского села Кужендей Ивана Кильдяева «вотчинами, лесами… верх по Оке до устья реки Железницы» за отличную службу. В числе кильдяевских приобретений тогда оказалась небольшая деревушка Рудня (ныне это один из районов Досчатого), жители которой в то далёкое время умели выплавлять чугун кустарным способом. В глубине здешних земель скрывались богатые залежи железной руды, поэтому геологоразведка и добыча минеральных образований в промышленных масштабах в нашем металлургическом крае были лишь вопросом времени.
    Так и случилось: в сентябре 1769 года молодые братья-промышленники Иван и Андрей Баташевы, подыскивая подходящие территории для строительства своих заводов, купили некую «пустошь Ерохину с 35 десятинами земли, восемью десятинами строевого леса и небольшим кладбищем».

    По соседству с новыми баташевскими владениями находилось ещё одно примечательное село – Решное. Сегодняшний посёлок Досчатое, словно лоскутное одеяло, состоит из больших и малых участков земли, на которых в разные годы находились несколько соседних сёл и деревень. Местная история витиевата, и нынешнее Досчатое есть не что иное, как объединение трёх сёл (Решное, Азовка и Досчатое), каждое из которых до 1962 года числилось отдельным пунктом.

    01.jpg
    2.jpg
    03.jpg
    04.jpg
    В посёлке находится архитектурный памятник конца XVIII века – т.н. охотничий домик Баташёвых.

    05.jpg
    Согласно описанию XIX века, «мыза представляет собой замок башенного типа округленного вида и увенчанного на кровле беседкой под белым железом с куполом, тремя окнами и дверью, ведущей на плоскую обнесенную железной узорчатой решеткой крышу.

    История гласит, что приказ о строительстве этого здания в Досчатом отдал промышленник Иван Баташёв. У магната тяжело болел сын и якобы уединение от городского шума и чистый воздух должны были поспособствовать скорому выздоровлению отпрыска в живописном месте у Оки.
    Двухэтажный кирпичный дом был построен в романском стиле с необычайным изяществом: просторный круглый зал, мощные колонны внутри помещения, полукруглая терраса, высокие стрельчатые окна и т.д. В XIX веке данное строение использовалось владельцами завода преимущественно для отдыха и развлечений (рыбалка, охота, пикники), а позже баташёвскую постройку переоборудовали в качестве Дома отдыха для работников ВМЗ.

    11.jpg

    В советские годы в стенах бывшего охотничьего дома разместили приёмное и родильное отделения. В 2012 году Досчатинская больница была расформирована, а 22 мая 2014 года внутри бесхозного помещения произошёл пожар. В настоящее время бывшее баташёвское имение числится на балансе местной администрации и, в связи с нехваткой бюджетных средств, дальнейшая судьба этого уникального строения представляется туманной.

    Досчатое 2.jpg

    …В 1770-х Баташевы продолжали активно расширять границы своей металлургической империи. В 1773 году заводчиками было получено разрешение на строительство сверлильной фабрики, которую затем преобразовали в Железницкий (или, как его ещё называли, Досчатинский) завод. Данное предприятие окончательно построили в 1774 году, а вскоре на новом заводе начали выпускать артиллерийские пушки. Дело в том, что в это время шла последняя стадия Крымской войны (1768-1774 гг.), вот Баташевым и достался государственный заказ, поскольку казённые предприятия уже попросту не справлялись с запросами военных. Ну да, выпуск артиллерийских орудий на гражданской фабрике, безусловно, особое производство. К тому же пушки были очень тяжелы, и нужно было ещё как-то доставлять крупные партии военных стволов в города или на границу страны. Ясное дело, на крестьянской телеге мощное орудие не перевезёшь, однако здесь для Баташевых как раз проблем и не было: для транспортировки такой специфической продукции на дальние расстояния в ведении братьев-заводчиков имелись собственные суда.

    3.jpg
    Ландшафт Досчатого – один из красивейших в Выксунском округе.

    Природа посёлка очень выразительна: здесь и река Ока (крупнейший правый приток Волги), и хвойно-лиственные леса, и живописные низменности.
    Даже на этом снимке, сделанном в начале апреля, когда снег только-только сошёл, а деревья ещё не покрылись зеленью, можно лицезреть гармонию человеческой деятельности и красоту спящей природы.

    В нескольких верстах от Железницкого завода в середине 1770-х был построен Пристанской завод, в состав которого входили три деревянных помещения.
    По соседству с пристанским предприятием находились кирпичные склады-магазины для продажи готовой продукции (кровельного железа). По сути дела, именно тогда металлургическое производство предопределило появление на свет поселения Досчатое, поскольку для трудоустройства сюда съезжались люди со всей округи.

    05.jpg

    Есть сведения, что на строительство Железницкого завода прибыло довольно много рабочих, ещё совсем недавно участвовавших в восстании Емельяна Пугачёва.
    Вполне логично, что первое время к этим вчерашним мятежникам относились с подозрением, а потому приезжих отдавали «под надзор заводским мастеровым и крестьянам в соседние деревни» – так сказать, на время испытательного срока.

    4.jpg
    На снимке – заброшенная Успенская церковь на окраине Досчатого (бывшая территория села Решное).

    Местная летопись гласит, что в 1798 году епископ Суздальский и Владимирский Виктор удовлетворил просьбу промышленника Ивана Баташёва о строительстве в Досчатом новой церкви, поскольку деревянный храм в Решном к этому времени сильно обветшал. Получается, уже в конце XVIII века Успенская церковь находилась в плачевном состоянии, и это значит, что строили её как минимум за 30-40 лет до описываемых выше событий. В начале XIX века решновский храм числился приписным (кладбищенским), но через несколько десятилетий ему снова вернули статус приходского. В 1869 году деревянное строение сгорело, новое кирпичное здание Успенской церкви было построено в другом месте (ориентировочно в 1862-1867 гг.), а колокольню возвели позже, в 1874 году. На заре сталинской антирелигиозной кампании (конец 1920-х – начало 1930-х гг.), когда в стране набирали силу пропаганда атеизма и гонения на духовенство, местная церковь была закрыта. В настоящее время храм полуразрушен и находится в аварийном состоянии.

    Досчатое.jpg

    Любопытно отметить, что в местной летописи тесно переплелись названия рек и населённых пунктов из разных языковых групп – тюркской (Азовка, Досчатое), славянской (Железница, Бочиха, Рудня, Решное) и финно-угорской (Ока). Если же детально рассматривать историю появления топонима «Досчатое», то можно выделить три основные гипотезы. Версия первая: якобы в баташевские времена в окрестностях Досчатого строили многочисленные досчанки (досчаники) – самодельные судна для перевозки железного литья по Оке. Вторая версия ныне порядком забыта, но имеет право на жизнь: топоним появился из-за названия дощатой печи, которую в ту далёкую пору использовали в металлургическом производстве. К примеру, сохранились сведения, в которых фигурирует управляющий Железницким заводом Авраам Сорокин, первым употребивший «чугунные круга вместо стальных и в дощатой чугунные молота вместо железных», а также местный умелец Гаврила Пономарёв, усовершенствовавший «дощатые и китальные печи». Наконец, третья версия о происхождении топонима «Досчатое» гласит, что название поселению дали из-за дощатых настилов, которыми для удобства при ходьбе была покрыта часть пристанской набережной Оки. Какая из этих трёх версий настоящая, а какая – вымысел, сейчас уже и не определишь. Возможно, со временем наши историки найдут новые факты и доказательства в пользу какой-либо вышеуказанной гипотезы…

    5.jpg
    На фото – поселковый микрорайон Приокский, в состав которого входят 13 двухэтажных и 5 пятиэтажных домов.

    Первые двухэтажки появились в Досчатом ещё в конце 30-х годов прошлого века, а следующую партию «сталинок» (именно так в народе называли многоквартирные дома такого типа) возводили сразу после окончания Великой Отечественной.
    Пятиэтажные дома в посёлке построили значительно позже, на заре горбачёвской перестройки – в середине-конце 1980-х.

    В досчатинскую историю золотыми буквами вписаны фамилии многих замечательных людей, которые родились и жили в посёлке в разные годы. Их с полным правом можно назвать выдающимися личностями, ибо своим усердным трудом они заслужили почёт себе и приумножили славу Отечества. Это и биохимик и политический деятель Сергей Салазкин (1862-1932), и преподаватель Решенского училища Николай Соколов (1867-1934), награждённый в 1906 году серебряной медалью с надписью «За усердие», и лётчик, Герой Советского Союза гвардии полковник Александр Харитошкин (1922-1988), и основатель Дружбинской музыкальной школы, заслуженный работник культуры РФ Александр Лепёшкин (1949-2001), и велогонщик, заслуженный мастер спорта СССР и бронзовый призёр летней Олимпиады-80 Юрий Баринов (1955 г. р.). Здесь представлен далеко не полный перечень прославленных досчатинцев, а сколько ещё было металлургов, колхозников и иных специалистов, вложивших своё терпение и здоровье в местное производство! Рассказать обо всех событиях в Досчатом в одной небольшой статье, к сожалению, нет возможности. Поэтому ниже приведён краткий список некоторых досчатинских событий и статистических сводок о количестве местного населения в разные годы.

    6.jpg
    На территории посёлка находятся два памятника, которые были воздвигнуты в честь досчатинских участников Великой Отечественной войны.
    В Выксунском округе среди всех подобных объектов, посвящённых теме ВОВ, данный мемориал (расположенный неподалёку от ДЗМО - Досчатинский Завод Медицинского Оборудования), пожалуй, один из самых выразительных и монументальных.

    7.jpg
    Досчатинская средняя школа открыта в октябре 1985 года.

    14.jpg
    Архивное фото 1985 года: А.С. Артамонов (первый секретарь горкома партии, стоит в центре) и А.И. Опарёнков (председатель горисполкома, справа у ленты) на церемонии открытия досчатинской средней школы.


    8.jpg
    Ольга Лебедева (пенсионерка, 60 лет):

    «История моя такова: я родилась в Досчатом, но когда мне было четыре годика, родители переехали на Крайний Север в погоне за «длинным» рублём и, разумеется, взяли меня с собой. Там, в суровом крае, я закончила образование, вышла замуж, родила детей и дождалась внуков. Но в 2014 году мы с мамой вновь вернулись в Досчатое, как я со смехом говорила всем знакомым и родным, «помирать в берёзках». А если серьёзно, то в посёлке и климат, конечно, мягче по сравнению с северным, и продукты дешевле, да и сама жизнь полегче. Вот недавно сломала руку и очень переживала по этому поводу: как же я буду огород копать?! Но соседи меня успокоили: «Нашла проблему! В какой день скажешь, в такой соберёмся и вскопаем твой участок, не волнуйся!» Люди вокруг меня все душевные, я ни одного злого человека в посёлке не встречала!»

    Некоторые значимые события и статистические данные посёлка Досчатое с момента основания и до нынешнего времени.

    1774 г.
    – введён в эксплуатацию Железницкий завод, очередное новое предприя-тие металлургической империи Баташевых.

    1779 г. – из Железницкого завода по реке отправили 29 новеньких пушек в архангельский порт.

    1798 г. – начало строительства Троицкой церкви.

    1815 г. – 15 мая этого года управляющий Сноведским заводом отправил письмо в главную контору, в котором жаловался, что из числа 11 присланных с Дос-чатинского завода детей для обсечки ядер и гранат «в среду без спроса бежали пять человек, прикажите Аврааму Ивановичу розгами их посечь и выслать обратно к нам».

    1826 г. – отечественный дипломат, писатель и художник П.П. Свиньин, посетив Железницкий завод, составил небольшой отчёт о досчатинском предприятии. Согласно записям чиновника, в состав Железницкого завода в ту пору входили деревянные корпуса для молотовой с четырьмя горнами и котельной с продольным станом, а также слесарная, кузница с воздушными печами для расплавки чугуна и кирпичные здания с резными и катальными станами для лужения жести.

    1827 г. – Спущен на воду пароход. На тот момент это судно было одним из первых, ходивших по Волге на паровой тяге.

    1859 г. – общее количество жителей в селе составило в этом году 1 208 человек.

    1861 г. – многие жители села Решное после отмены крепостного права, не имея другой возможности прокормить семью, массово шли в наёмные работники в качестве возчиков и рудокопов.

    1890 г. – в Решном открыта церковно-приходская двухклассная школа.

    1894 г. – для доставки нефтепродуктов от досчатинской пристани до Выксы оперативно проложена узкоколейная железная дорога. Поскольку никаких паровозов в нашем округе на тот момент не было, вагоны с грузом и пассажирами до города передвигали при помощи конной тяги.

    1905 г. – согласно данным переписи населения, в селе Досчатово (так указано в документе – прим. авт.) Досчатинской волости Меленковского уезда в этом году числилось 2 723 жителя (количество дворов – 345), в Решном – 745 человек (163 двора).

    1913 г. – согласно предвоенным документам, в состав Досчатинского завода на тот момент входили три основных цеха: лопатный, листоотделочный и листопрокатный.

    1918 г. – с началом Гражданской войны на фронт было мобилизовано 33 рабочих с Досчатинского завода.

    1928 г. – после ликвидации Приокского горного округа Досчатинский завод был включён в состав Нижнего завода в Выксе в качестве цеха.

    1929-1930 гг. – в селе Азовка образован колхоз «Красный восход». Осенью 1930 года между Азовкой и селом Решное началось строительство агломерационного завода по переработке пиритных огарков (отходы, образующиеся при переработке железного колчедана – прим. авт.) для нужд ВМЗ.

    1932 г. – 1 февраля селение Дощатое (так в документе – прим. авт.) Выксунского района постановлением ВЦИК было преобразовано в рабочий посёлок. В этом же году в Решном образован колхоз «Коммунар» и построена начальная школа, которую позже реформировали в семилетнюю.

    1933 г. – в Решном электрифицировали колхозные постройки и частные дома.

    1934 г. – официальный пуск агломерационного завода. Однако высокая себестоимость сырья быстро превратила данное производство в убыточное, и предприятие вскоре закрыли.

    1941-1945 гг. – в тяжёлые героические годы Великой Отечественной войны многие жители Решного, Азовки и Досчатого были призваны на фронт. В частности, в Решном за время ВОВ повестки получили 130 человек, 85 из них погибли в боях. Местный ДЗМО с сентября 1941 года был переведён на военный режим, а спустя месяц в Досчатое начали прибывать эвакуированные из Москвы и Ленинграда.

    1942 г. – Досчатому присвоен статус посёлка городского типа.

    1953 г. – открыт в Досчатом Дом творчества.

    1959 г. – согласно Всесоюзной переписи населения, в этом году в посёлке проживало 6 655 человек.

    1962 г. – в состав Досчатого включены два села – Решное и Азовка.

    1970 г. – согласно очередной переписи населения, в Досчатом зафиксировано наибольшее количество жителей за всю историю существования этого населённого пункта – 6 751 человек. В этом же году досчатинский листокровельный цех перешёл в ведение горьковского завода «Метиз».

    1978 г. – за календарный год на благоустройство посёлка потрачено 13 947 рублей. Был проложен водопровод общей протяжённостью 14 км, полностью газифицированы 140 поселковых квартир, а в 480 частных домах установлены газобалонные установки.

    1979 г. – численность населения Досчатого в этом году составила 6 086 человек.

    1990-е гг. – после распада СССР жизнь в посёлке (впрочем, как и во всей стране) представляла неровную чёрно-белую полосу. И хотя численность населения в Досчатом за эти 10 лет почти не изменилась (в 1989 г. – 5 066 человек, в 1999 г. – 5 100), из-за постоянной нехватки финансов благоустройство посёлка оставляло желать лучшего. «Метиз» и ДЗМО, главные досчатинские работодатели, из-за отсутствия постоянных заказов в 90-е годы прошлого века испытывали сильные затруднения.

    2000 г. – из-за разрушения плотины полностью вытек местный Досчатинский пруд площадью около 370 га.

    Начало-середина 2000-х гг. – т.н. «сытые нулевые» благоприятно сказались на социальной жизни посёлка, у людей появилась уверенность в завтрашнем дне. В Досчатом открываются новые точки розничной продажи, газифицируются частные дома.

    2013 г. – начиная с этого года и на протяжении нескольких лет численность населения в посёлке незначительно уменьшалась. В 2013 году здесь было зафиксировано 5 286 жителей, в 2014 году – 5 217, спустя год – 5 207 и, наконец, в 2016 году в Досчатом проживало 5 170 человек.

    2017 г. – по итогам работы за 2016 год ДЗМО награждён почётным штандартом губернатора Нижегородской области.

    9.jpg
    Первый камень при возведении Троицкой церкви в Досчатом был заложен в 1798 году на средства промышленника Ивана Баташёва. Строительные работы продолжались без малого 11 лет и были закончены только в 1809 году. В 1937 году, в самый разгар сталинских репрессий, Троицкую церковь закрыли. Больше полувека храм стоял без дела, однако перед распадом СССР (в 1989 году) в посёлке началась передача местного культового здания в ведение РПЦ, а затем – дан старт небольшим реставрационным работам. В 1991 году Троицкая церковь снова открыла свои двери для прихожан. Стоит отметить, что досчатинский храм был построен в стиле позднего классицизма (направление в искусстве, которое было очень распространено в России во второй половине XVIII – первой половине XIX веков). Именно поэтому архитектурный вид Троицкой церкви довольно необычен: к главному зданию (однокупольная центрическая постройка с вытянутым «барабаном») слева примыкают помещение трапезной, колокольня и два придела.

    10.jpg
    На окраине посёлка, заброшенная скульптура на берегу Оки. На первый взгляд это – забытый всеми памятник Сергею Есенину («лицо» статуи и впрямь очень схоже с обликом великого поэта). Но всё оказалось намного прозаичнее: в советские времена здесь стояли три скульптуры: женщина с ребёнком и, собственно, наш герой, который, «опустившись» на одно колено, был запечатлён играющим на гитаре. Этим-то и объясняется странная поза сохранившейся статуи. Очень жаль, что этот необычный памятник советской семье не дожил до наших дней…

    13.jpg
    Досчатинский Дом творчества был построен в 1953 году, и вот уже на протяжении почти 65 лет в этом учреждении проводят главные культурные мероприятия в посёлке.
    В помещениях Дома творчества находится библиотека, функционируют несколько детских кружков (вокальный, «Умелые руки», танцевальный), а также репетирует вокальный ансамбль «Приволье», состоящий из местных пенсионерок.
    В настоящее время в клубе готовятся к проведению очередного торжества (8 мая) – празднованию Великой Победы.


    11.jpg
    Удивительная инсталляция советских времён находится на входе в досчатинский Дом творчества: массивные (более двух метров в высоту) статуи воина-освободителя и крестьянки с фруктовой корзиной. Данные скульптуры были установлены в середине 1950-х годов (сразу после постройки клуба) и символизировали собой два великих события в СССР: победу над фашистской Германией и светлую послевоенную жизнь.

    12.jpg
    Главный работодатель в посёлке – Досчатинский завод медицинского оборудования (ДЗМО).

    Предприятие основано в 1936 году после решения Наркомздрава СССР о создании в стране нового завода по производству медицинского оборудования для оснащения лечебно-профилактических учреждений страны. В настоящее время ДЗМО выпускает широкий набор медицинской техники: от функциональных кроватей и дезинфекционных кипятильников до вращающихся кресел и тележек для перевозки больных.

    15.jpg
    Печальный привет из лихих 1990-х: недостроенный объект ДЗМО-2 на окраине Досчатого (бывшая территория села Решное).

    Этот завод медицинского оборудования начали строить аккурат перед распадом СССР. Строители возвели бетонные стены и перекрытия, провели коммуникации и подвели к предприятию ветку железной дороги, но в начале 1990-х стройку остановили из-за недостатка финансирования. Первые месяцы после «заморозки» завод охраняли, и ещё теплилась надежда на успешное завершение строительства. Однако шли месяцы и годы, оборудование и материалы начали потихоньку растаскивать все кому не лень, а со временем мародёры добрались даже до рельсовой колеи. Нестабильная экономическая ситуация в стране в 1990-е годы поставила жирную точку в истории этого медицинского предприятия: Досчатинский медицинский завод №2 умер, так и не родившись…

    16.jpg 17.jpg

    http://vr-vyksa.ru/derevenki/31-ili-kuda-podatsya-gorozhaninu-ot-shuma-i-smoga/
     
    Эрудит и PaulZibert нравится это.

Поделиться этой страницей