Калужский церковно-общественный вестник

Тема в разделе "Калужская область", создана пользователем MikeGorby, 19 май 2014.

  1. MikeGorby
    Offline

    MikeGorby Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 мар 2013
    Сообщения:
    2.033
    Спасибо:
    3.402
    Отзывы:
    129
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Калужская обл
    Калужский церковно-общественный вестник № 32 10 ноября 1913 г
    С.10 Деревня умирает.
    Кто знал нашу русскую деревню лет 20-30 тому назад, тот созерцая нынешнюю, невольно вздрогнет и ужаснётся, потому что в нынешней деревне всё иссякло, замерло, что её живило прежде и чем она была особенно привлекательна и манила к себе. Первое худо то, что нынешняя деревня пустеет с каждым годом: самый рабочий класс, самый живой бежит из неё, бежит куда глаза глядят, по столичным и большим городам, на какие-то сказочные заработки, в деревне же остаются стар да млад, да тот который по своему убожеству не способен почти ни к какому труду. И прежде правда, сельский люд уходил на заработки в те же столичные и большие города и на фабрики, но всё же не в таком количестве, как сейчас. По самому своему призванию и назначению от природы, житель деревни – крестьянин должен и обязан сидеть на земле и её возделывать. Но какой же работник землепашец старик, баба или подросток, как сейчас вы видите в деревне ? Такие рабочие руки как совсем слабые, не ухаживают за землёй- кормилицей как бы следовало, а скорее изводят, истощают природные её силы - не в то время, кое-как вспашут, взборонят, кинут на ней кое-каких сорных и тощих семенцов, а потом и жалуются на плохой урожай.
    Не то было прежде. Я хорошо помню, как прежний хозяин-крестьянин рано утром, чуть зорька, помолясь усердно Богу, выезжал на свою нивку и начинал пахать её не спеша, ровно, глубоко, боясь сделать так называемый огрех ( грех ), и работал с раннего утра до позднего вечера, именно в поте лица своего. Он не знал никаких чаёв, отнимающих драгоценное рабочее время и несомненно расслабляющих его физически и даже нравственные силы, потому что за чаем от большей частью ведёт самые пустые разговоры. Нынешний пахарь в деревне в большинстве случаев женщина. Когда-то она бедная, уберёт своё домашнее хозяйство, накормит малых детей, напьётся непременно чаю и выедет в поле уже тогда, когда прежний хозяин вволю наработается.
    Где же в самом деле настоящий хозяин-крестьянин, работник земли ? он, видите ли, пристроился где-либо в столичном городе дворником чистым, или номерным в гостинице, где почти ничего не делая, обирает простодушную глупую публику своими поздравлениями с праздниками, с приездами и отъездами, получая на чай рублёвками и более и проигрывая их в карты с подобными себе бездельниками, или прокучивая их по трактирам, а законная семья забыта и заброшена, сидит дома в нетопленой хате и голодает – буквально. И вы слышите стон, хозяин давно ушёл и ничего не шлёт. А он видите ли натянул на себя тройку, заложил часы в карман, на что ему семья, зачем нужна ему соха-матушка ? В деревне мол, скучно, а в городе всё к его удовольствию: и друзья-приятели, и театры, и кинематографы, не закрывающиеся даже под воскресные и праздничные дни, трактиры с граммофонами и проч. И это так делается кстати сказать, на св. Руси, где православная вера и церковь якобы господствующая. Вообще, большие города стали настоящие вампиры, пожирающие деревенский крестьянский люд, который в буквальном смысле слова стал бросать деревню и всё, чем она живёт и радует – хорошим хозяином.
    Ещё худо. Испорченный широкой городской жизнью является в деревню, и чем же занимается здесь ? пьянствует с утра до поздней ночи, нахальничает и издевается над всем что только видит глаз его, не исключая церкви Божьей и духовенства православного. Наевшись колбасы в великую пятницу, во всеуслышание орёт: церкви лучше бы обратить в “тиятры”, а попы и совсем не нужны. И ему, безумцу верят, потому что он слышал об этом в столице от якобы учёных людей. И смрад от слов такого безумца распространяется по всей бедной деревне и глубоко западает в души пока ещё невинных детей и подростков. А если такой развращённый в столице субъект окажется прогнанным в деревню по подозрению хотя бы то полиции, то такое исчадие поистине кара Божья, посланная на всю бедную, захолустную деревню, а главное может ли он опять взяться за соху и быть сельским хозяином ? Никоим образом, потому что живя в столице или в другом каком-либо большом городе, он отвык от неё, и таких субъектов в последнее бурное время немало пожаловало в деревню, которые прежде всего в буквальном смысле слова мучают свою семью, а потом и всю деревню. Такой нравственно-изуродованный субъект – первый горлопан, буян и скандалист на бабьих сходках ( за отсутствием мужчин теперь на сходку являются бабы и также пьянствуют ), первый подстрекатель к общественной попойке и первый развратник, готовый на всякую пошлость. Напротив ему никто и ничего не скажи, иначе в дело пойдёт кулак, а то и нож покажет, или спицею угостит на кого зол. Вот чем снабжают нас, в деревне живущих, столицы, большие города и фабрики,- о каком же сельском хозяйстве можно не только говорить, а и думать даже ! Это не жизнь, а смерть или постепенное умирание деревни.
    Правда, правительство как бы проснулось, хочет поднять сельское хозяйство на ту высоту, как например за границей, правильно рассуждая - что в сельском хозяйстве вся сила и богатство России, как владеющей громадным пространством земли. Открыло земельные банки, мелкие кредиты, придумало отрубное и хуторское хозяйство, посадило по участкам агрономов и инструкторов маслоделательного производства для обучения крестьян правильному и выгодному хозяйству, открыло много сельскохозяйственных школ и летних курсов по сельскому хозяйству, но все эти несомненно благие начинания придуманы, к сожалению, с большим опозданием. Мужик-крестьянин, как сказано, плюнул, проклял землю, передробился и бежит,- бежит из деревни, оставляя её на произвол судьбы или вернее на вымирание. Бежит под тем предлогом, что у него якобы мало земли, ему нечего пахать и жить нечем. Чистейшая ложь и клевета. Отчего же он не идёт на хуторское хозяйство, которое даёт ему одному хозяину, по 25 и более десятин земли с уплатой за неё целые десятки лет ? Оттого главным образом, что он чересчур обленился, потерял совесть, ищет лёгких заработков,- только и твердит, что ему дана теперь полная свобода: что хочет, то и делает, куда хочет, туда и идёт, страха никакого и не перед кем, он и самого Бога-то не боится. Вот и бежит с котомкою за плечами в города на лёгкий промысел, вплоть до воровства на толкучках и базарных площадях. Если бы правительство лет 20-20 тому назад сделало то, что оно сейчас придумало для поднятия сельского хозяйства, тогда бы было действительно великое, неоценённое благо не только для крестьян, но и для всей матушки России.
    Тогда русский мужичок был богобоязненен, имел страх, действительно любил кормилицу-землю и соху-матушку и с радостью возделывал её. Он охотно брал даже на исполь землю у помещика, у духовенства и у крупных собственников и возделывал её с великой благодарностью. Сам был сыт и других кормил вволю. А теперь он бежит от земли, почему много хорошей земли остаётся без всякой обработки и пустует. А как её обрабатывать и кому ? Вследствие безлюдья в деревне как дороги рабочие руки стали, что заниматься сельским хозяйством, например крупным землевладельцам, нет никакой возможности. А сколько рабочий люд нравственной муки доставляет своим хозяевам в страдную летнюю пору, знает только тот, кто испивает её. Если и впредь так свободно будет бежать крестьянин из деревни¸ то у нас на св.Руси не будет никакого хозяйства, и мы с обильной землёй будем покупать хлеб или у Америки или ещё у кого.
    При огульном бегстве крестьян из деревни большие траты на улучшение сельского хозяйства далеко не достигают полных результатов. И сельскохозяйственные орудия, до какого бы усовершенствования не дошли, польза от них одним изобретателям и заводам, но никак не сельскому хозяйству, которое прежде всего требует всё-таки рабочих рук для разумного ими пользования, их-то к сожалению и нет; сами плуги не пойдут пахать. Кто ведает судьбами России и желает ей искреннего добра, добра на деле, а не на бумаге, тот должен обратить и сейчас же, серьёзное внимание на нашу деревню, пока она ещё не совсем замерла и опустела. Зачем это, в самом деле, дозволяется такое беспардонное и неопределённое, куда глаза глядят, бегство из деревни ? Неужели правда, так и нельзя учесть, сколько требуется пришлого народа из деревень и сёл в города, на фабрики, заводы и разные службы, чтобы он не гранил там мостовой попусту и не бродяжничал на каком-нибудь Хитровом рынке ? Стоит серьёзно заглянуть и в подвалы столичных домов и на фабрики, сколько молодых сил сидят и даже без всякого дела, гибнут физически и нравственно, а в деревню не хотят и глаз показывать, где им вволю было бы работы. Сколько лишней, совсем почти ненужной прислуги живёт по богатым домам и в других столичных гостиницах. Чем наводнять до излишества столицы, лучше бы было сидеть в деревне и заниматься благословенным от самого Господа трудом землепашеством. Как ни много дано свободы 17-ми числами, особенно русскому крестьянину, но само время, сама жизнь требуют, чтобы всё и везде учесть и привести к общему знаменателю. Того требует общее благо всех и каждого в отдельности. Чем гранить без дела мостовую в больших городах, лучше пахать землю. Земский начальник и волостной старшина должны хорошо знать, кому можно идти из деревни на заработки и кому нельзя, того и отпускать на сторону, кто лишний в семье. Деревня прежде деревню должна достаточно снабжать рабочими руками, чтобы сельское хозяйство как оплот всего русского государства, никак не страдало от недостатка рабочих рук. Если, как говорят шатуны-крестьяне, мало земли у них, - хотя по русской пословице, “не поле кормит, а нива”,- то нужно откупить её у помещиков и у крупных землевладельцев и наделить ею жалобщиков. Одним словом, нужно немедленно вступиться за деревню и возвратить к ней на жительство тех самых, которые вышли из неё и бродят по свету Божию часто без всякого дела. Вот тогда и заводите всякие нововведения и обучение по сельскому хозяйству: будет кому их слушать и будет кому прилагать их к делу. Ныне только и говорят о свободе, о нравах хотя бы тех же крестьян, а как он должен жить и что именно делать, об этом ни слова. Кто же должен заняться устройством крестьян и поднятием сельского хозяйства на Руси, дошедшего в последнее время, благодаря отсутствию рабочих рук до нуля ? Государственная Дума. Пусть она, радетельница общего блага на св.Руси, получше возьмётся за нашего крестьянина и удержит его в деревне на пашне и получше пригрозит, чтобы он добросовестно занимался сельским хозяйством, а не раскидывал свои взоры на разные стороны, а министерство земледелия пусть поучит его разумному хозяйству. И тогда деревня опять оживёт, познает Бога и всякую власть придержащую, и заживёт она во славу Божию несомненно довольно и покойно. Ей будет хорошо и другим всем. Мужик-крестьянин будет сыт и чиновник не будет голодать как сейчас. Если же подобные сему вопли останутся гласом вопиющего в пустыне, то деревня умрёт непременно, а с нею и всё, чем она должна снабдить нас. Вот тогда-то застонет вся Русь святая, не хватит никаких сил утешать её. Вся наша сила в крестьянине и всё наше богатство в разумном сельском хозяйстве.
    Перемышльского уезда, пригорода Воротынска св. Михаил Андреев Баталин
     
    Seregas1979 и PaulZibert нравится это.
  2. MikeGorby
    Offline

    MikeGorby Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 мар 2013
    Сообщения:
    2.033
    Спасибо:
    3.402
    Отзывы:
    129
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Калужская обл
    Калужский церковно-общественный вестник № 32 10 ноября 1913 г
    С.10 Деревня умирает.
    Кто знал нашу русскую деревню лет 20-30 тому назад, тот созерцая нынешнюю, невольно вздрогнет и ужаснётся, потому что в нынешней деревне всё иссякло, замерло, что её живило прежде и чем она была особенно привлекательна и манила к себе. Первое худо то, что нынешняя деревня пустеет с каждым годом: самый рабочий класс, самый живой бежит из неё, бежит куда глаза глядят, по столичным и большим городам, на какие-то сказочные заработки, в деревне же остаются стар да млад, да тот который по своему убожеству не способен почти ни к какому труду. И прежде правда, сельский люд уходил на заработки в те же столичные и большие города и на фабрики, но всё же не в таком количестве, как сейчас. По самому своему призванию и назначению от природы, житель деревни – крестьянин должен и обязан сидеть на земле и её возделывать. Но какой же работник землепашец старик, баба или подросток, как сейчас вы видите в деревне ? Такие рабочие руки как совсем слабые, не ухаживают за землёй- кормилицей как бы следовало, а скорее изводят, истощают природные её силы - не в то время, кое-как вспашут, взборонят, кинут на ней кое-каких сорных и тощих семенцов, а потом и жалуются на плохой урожай.
    Не то было прежде. Я хорошо помню, как прежний хозяин-крестьянин рано утром, чуть зорька, помолясь усердно Богу, выезжал на свою нивку и начинал пахать её не спеша, ровно, глубоко, боясь сделать так называемый огрех ( грех ), и работал с раннего утра до позднего вечера, именно в поте лица своего. Он не знал никаких чаёв, отнимающих драгоценное рабочее время и несомненно расслабляющих его физически и даже нравственные силы, потому что за чаем от большей частью ведёт самые пустые разговоры. Нынешний пахарь в деревне в большинстве случаев женщина. Когда-то она бедная, уберёт своё домашнее хозяйство, накормит малых детей, напьётся непременно чаю и выедет в поле уже тогда, когда прежний хозяин вволю наработается.
    Где же в самом деле настоящий хозяин-крестьянин, работник земли ? он, видите ли, пристроился где-либо в столичном городе дворником чистым, или номерным в гостинице, где почти ничего не делая, обирает простодушную глупую публику своими поздравлениями с праздниками, с приездами и отъездами, получая на чай рублёвками и более и проигрывая их в карты с подобными себе бездельниками, или прокучивая их по трактирам, а законная семья забыта и заброшена, сидит дома в нетопленой хате и голодает – буквально. И вы слышите стон, хозяин давно ушёл и ничего не шлёт. А он видите ли натянул на себя тройку, заложил часы в карман, на что ему семья, зачем нужна ему соха-матушка ? В деревне мол, скучно, а в городе всё к его удовольствию: и друзья-приятели, и театры, и кинематографы, не закрывающиеся даже под воскресные и праздничные дни, трактиры с граммофонами и проч. И это так делается кстати сказать, на св. Руси, где православная вера и церковь якобы господствующая. Вообще, большие города стали настоящие вампиры, пожирающие деревенский крестьянский люд, который в буквальном смысле слова стал бросать деревню и всё, чем она живёт и радует – хорошим хозяином.
    Ещё худо. Испорченный широкой городской жизнью является в деревню, и чем же занимается здесь ? пьянствует с утра до поздней ночи, нахальничает и издевается над всем что только видит глаз его, не исключая церкви Божьей и духовенства православного. Наевшись колбасы в великую пятницу, во всеуслышание орёт: церкви лучше бы обратить в “тиятры”, а попы и совсем не нужны. И ему, безумцу верят, потому что он слышал об этом в столице от якобы учёных людей. И смрад от слов такого безумца распространяется по всей бедной деревне и глубоко западает в души пока ещё невинных детей и подростков. А если такой развращённый в столице субъект окажется прогнанным в деревню по подозрению хотя бы то полиции, то такое исчадие поистине кара Божья, посланная на всю бедную, захолустную деревню, а главное может ли он опять взяться за соху и быть сельским хозяином ? Никоим образом, потому что живя в столице или в другом каком-либо большом городе, он отвык от неё, и таких субъектов в последнее бурное время немало пожаловало в деревню, которые прежде всего в буквальном смысле слова мучают свою семью, а потом и всю деревню. Такой нравственно-изуродованный субъект – первый горлопан, буян и скандалист на бабьих сходках ( за отсутствием мужчин теперь на сходку являются бабы и также пьянствуют ), первый подстрекатель к общественной попойке и первый развратник, готовый на всякую пошлость. Напротив ему никто и ничего не скажи, иначе в дело пойдёт кулак, а то и нож покажет, или спицею угостит на кого зол. Вот чем снабжают нас, в деревне живущих, столицы, большие города и фабрики,- о каком же сельском хозяйстве можно не только говорить, а и думать даже ! Это не жизнь, а смерть или постепенное умирание деревни.
    Правда, правительство как бы проснулось, хочет поднять сельское хозяйство на ту высоту, как например за границей, правильно рассуждая - что в сельском хозяйстве вся сила и богатство России, как владеющей громадным пространством земли. Открыло земельные банки, мелкие кредиты, придумало отрубное и хуторское хозяйство, посадило по участкам агрономов и инструкторов маслоделательного производства для обучения крестьян правильному и выгодному хозяйству, открыло много сельскохозяйственных школ и летних курсов по сельскому хозяйству, но все эти несомненно благие начинания придуманы, к сожалению, с большим опозданием. Мужик-крестьянин, как сказано, плюнул, проклял землю, передробился и бежит,- бежит из деревни, оставляя её на произвол судьбы или вернее на вымирание. Бежит под тем предлогом, что у него якобы мало земли, ему нечего пахать и жить нечем. Чистейшая ложь и клевета. Отчего же он не идёт на хуторское хозяйство, которое даёт ему одному хозяину, по 25 и более десятин земли с уплатой за неё целые десятки лет ? Оттого главным образом, что он чересчур обленился, потерял совесть, ищет лёгких заработков,- только и твердит, что ему дана теперь полная свобода: что хочет, то и делает, куда хочет, туда и идёт, страха никакого и не перед кем, он и самого Бога-то не боится. Вот и бежит с котомкою за плечами в города на лёгкий промысел, вплоть до воровства на толкучках и базарных площадях. Если бы правительство лет 20-20 тому назад сделало то, что оно сейчас придумало для поднятия сельского хозяйства, тогда бы было действительно великое, неоценённое благо не только для крестьян, но и для всей матушки России.
    Тогда русский мужичок был богобоязненен, имел страх, действительно любил кормилицу-землю и соху-матушку и с радостью возделывал её. Он охотно брал даже на исполь землю у помещика, у духовенства и у крупных собственников и возделывал её с великой благодарностью. Сам был сыт и других кормил вволю. А теперь он бежит от земли, почему много хорошей земли остаётся без всякой обработки и пустует. А как её обрабатывать и кому ? Вследствие безлюдья в деревне как дороги рабочие руки стали, что заниматься сельским хозяйством, например крупным землевладельцам, нет никакой возможности. А сколько рабочий люд нравственной муки доставляет своим хозяевам в страдную летнюю пору, знает только тот, кто испивает её. Если и впредь так свободно будет бежать крестьянин из деревни¸ то у нас на св.Руси не будет никакого хозяйства, и мы с обильной землёй будем покупать хлеб или у Америки или ещё у кого.
    При огульном бегстве крестьян из деревни большие траты на улучшение сельского хозяйства далеко не достигают полных результатов. И сельскохозяйственные орудия, до какого бы усовершенствования не дошли, польза от них одним изобретателям и заводам, но никак не сельскому хозяйству, которое прежде всего требует всё-таки рабочих рук для разумного ими пользования, их-то к сожалению и нет; сами плуги не пойдут пахать. Кто ведает судьбами России и желает ей искреннего добра, добра на деле, а не на бумаге, тот должен обратить и сейчас же, серьёзное внимание на нашу деревню, пока она ещё не совсем замерла и опустела. Зачем это, в самом деле, дозволяется такое беспардонное и неопределённое, куда глаза глядят, бегство из деревни ? Неужели правда, так и нельзя учесть, сколько требуется пришлого народа из деревень и сёл в города, на фабрики, заводы и разные службы, чтобы он не гранил там мостовой попусту и не бродяжничал на каком-нибудь Хитровом рынке ? Стоит серьёзно заглянуть и в подвалы столичных домов и на фабрики, сколько молодых сил сидят и даже без всякого дела, гибнут физически и нравственно, а в деревню не хотят и глаз показывать, где им вволю было бы работы. Сколько лишней, совсем почти ненужной прислуги живёт по богатым домам и в других столичных гостиницах. Чем наводнять до излишества столицы, лучше бы было сидеть в деревне и заниматься благословенным от самого Господа трудом землепашеством. Как ни много дано свободы 17-ми числами, особенно русскому крестьянину, но само время, сама жизнь требуют, чтобы всё и везде учесть и привести к общему знаменателю. Того требует общее благо всех и каждого в отдельности. Чем гранить без дела мостовую в больших городах, лучше пахать землю. Земский начальник и волостной старшина должны хорошо знать, кому можно идти из деревни на заработки и кому нельзя, того и отпускать на сторону, кто лишний в семье. Деревня прежде деревню должна достаточно снабжать рабочими руками, чтобы сельское хозяйство как оплот всего русского государства, никак не страдало от недостатка рабочих рук. Если, как говорят шатуны-крестьяне, мало земли у них, - хотя по русской пословице, “не поле кормит, а нива”,- то нужно откупить её у помещиков и у крупных землевладельцев и наделить ею жалобщиков. Одним словом, нужно немедленно вступиться за деревню и возвратить к ней на жительство тех самых, которые вышли из неё и бродят по свету Божию часто без всякого дела. Вот тогда и заводите всякие нововведения и обучение по сельскому хозяйству: будет кому их слушать и будет кому прилагать их к делу. Ныне только и говорят о свободе, о нравах хотя бы тех же крестьян, а как он должен жить и что именно делать, об этом ни слова. Кто же должен заняться устройством крестьян и поднятием сельского хозяйства на Руси, дошедшего в последнее время, благодаря отсутствию рабочих рук до нуля ? Государственная Дума. Пусть она, радетельница общего блага на св.Руси, получше возьмётся за нашего крестьянина и удержит его в деревне на пашне и получше пригрозит, чтобы он добросовестно занимался сельским хозяйством, а не раскидывал свои взоры на разные стороны, а министерство земледелия пусть поучит его разумному хозяйству. И тогда деревня опять оживёт, познает Бога и всякую власть придержащую, и заживёт она во славу Божию несомненно довольно и покойно. Ей будет хорошо и другим всем. Мужик-крестьянин будет сыт и чиновник не будет голодать как сейчас. Если же подобные сему вопли останутся гласом вопиющего в пустыне, то деревня умрёт непременно, а с нею и всё, чем она должна снабдить нас. Вот тогда-то застонет вся Русь святая, не хватит никаких сил утешать её. Вся наша сила в крестьянине и всё наше богатство в разумном сельском хозяйстве.
    Перемышльского уезда, пригорода Воротынска св. Михаил Андреев Баталин
     
    владимир1 и PaulZibert нравится это.

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)