Кваркуш или память о джиперах.

Тема в разделе "Урал, Сибирь, Дальний восток", создана пользователем Джокер, 3 фев 2016.

  1. Джокер
    Offline

    Джокер Лесной сказочник.

    Регистрация:
    28 фев 2009
    Сообщения:
    370
    Спасибо:
    1.928
    Отзывы:
    83
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Бармия
    Интересы:
    Поиск каликов
    Часть первая..

    Природа, мать ее....

    Хребет Кваркуш – один из отрогов водораздельного хребта в Северном Предуралье. Находится он между Улсом и верховьями Яйвы. Этот плосковершинный горный массив, протянувшийся с севера на юг на 60 км, достигает в ширину 12-15 км.

    [​IMG]

    В слове Кваркуш последний слог «куш» - «голый» явно коми-пермяцкого происхождения и указывает на особенности этого хребта, имеющего отметки высот в переделах 1000 м. На этой высоте не растет лес. На коми-язьвинском языке слово «Кварк» обозначало «Урал». Следовательно, Кваркуш можно перевести как «безлесый Урал» в отличие от лесистых Парм. Манси именуют хребет Пурап.
    «Там снег, там горная страна, тундра. А здесь поляны, альпийские луга! Какое немыслимое соседство, какое чудо природы! Разве поверишь в него, не увидев своими глазами?» - писал Виктор Астафьев.
    Кваркуш – лишь осколок огромного горного тела, наделенный большинством его особенностей. Здесь на относительно небольшой площади сконцентрированы почти все виды природных ландшафтов, которые можно встретить в горах Северного Урала.
    Подножие хребта тонет в труднопроходимой елово-пихтовой тайге. Кое-где плотную стену деревьев прорезают бурные горные речки и редкие тропинки, заваленные упавшими стволами. Тропа карабкается с увала на увал, и постепенно лес вокруг меняется. Деревья стоят все реже, они более приземисты и сильно искривлены. Подлесок здесь гуще, а под ним начинают появляться лесное высокотравье и папоротники в человеческий рост. Это горно-таежный пояс.
    Все выше взбирается тропа, все светлее над головой. Появляются первые лесные поляны. Тайга расступается в субальпийском поясе. Широко раскинулись субальпийские луга. Слой почвы здесь толще, вот и вырастают травы высотой в человеческий рост. Первое, что поражает, когда среди лета попадаешь на горные луга – это богатство растительности и буйство красок. Просыпаются горные луга с первых же дней весны. Еще сереют вокруг пятна снега, а растения уже тронулись в рост. Не успеешь оглянуться – все вокруг зазеленело. Прошла неделя – и трава по колено. Скорость роста и развития просто невероятная.
    Субальпийский пояс – это и пихтово-еловое криволесье, сумрачное и приземистое. Кривые искалеченные стволы стоят тесными группами, вершины обломаны жестокими ветрами. Кажется, что мы в сказочном лесу Бабы Яги. Ближе к вершине тускнеют краски лугов. В их травостое все больше скромных злаков. Изменилось и криволесье. Оно почти сплошь березовое. Но как не похожи эти уродцы на стройные русские березки! Белые стволы и земля, покрытая ярким зеленым ковром, создают впечатление ухоженного сада.
    Гораздо скромнее горная тундра. Но и она только на первый взгляд монотонна и скучна. Горная тундра – это не только равнина, покрытая низкими травами, мхами и лишайниками. Здесь заросли полуметрового можжевельника, разнообразные ивняки по берегам бесчисленных ручьев, карликовые березки и хвойные стланики.
    Своеобразны горные болота. Они неглубоки – редко провалишься глубже, чем по щиколотку – и пахнут не тиной и гнилью, а чем-то сладким и дурманящим.
    На Кваркуше редко встретишь участки каменных россыпей, столь характерных для более северных и высоких районов. Иное дело – осыпи. Там, где склоны круты, в обнаженном виде предстает щебнистое тело горы, покрытое оспинами лишайников.
    Попасть на Кваркуш можно с востока, севера или запада.
    Первый путь – для тех, кому обременительна ходьба с рюкзаком по горам – начинается в Свердловской области в городе Североуральск. Грунтовка, идущая на запад, через 80 км приводит к речке Жигалан, до водопадов которой остается всего 30 минут хода по тропинке. Эта дорога пересекает Главный Уральский Хребет под горой Казанский камень (1034 м), где на обочине установлен недавно знак «Европа-Азия», и, минуя Жигалан, через 6 км достаточно близко подходит к реке Улс. Дорога поддерживается в хорошем состоянии. Небольшая пешая экскурсия по Кваркушу – на водопады, в скалам Три Брата и восхождение на гору Вогульский Камень (1066 м) – завершается сплавом по Улсу и Вишере.
    Другой путь начинается в Красновишерске. Дорога ведет в поселок Золотанка и далее 17 км на юг – в верховья речки Пеля. На площадке, где обычно высаживают туристов, идущих на Кваркуш, стоит небольшой навес со скамейкой. От лесоквартального столбика по просеке на восток идет хорошая тропа. Она пересекает речки Пеля, Рассоха и через 8 км подходит к избе в районе вершины 927 м. Вы на Кваркуше. Дальнейший путь на юг – к высшей точке Кваркуша.
    Для получения полного представления о районе предлагаем и западный вариант пути, который начинается в поселке Северный Колчим. От Красновишерска сюда ходит рейсовый автобус (75 км). Из Колчима на восток идет хорошая лесовозная дорога в верховья речки Ошмаси далее в Золотанку.
    Многие годы в верховья Цепела, притока Язьвы на так называемые Цепельские Поляны, летом пригоняют на откорм телят. Хутор Цепельские Поляны – летнее жилище пастухов: 2 домика, баня и загон. Эти поляны, расположенные на юго-западном склоне Кваркуша, Уральский хребет защищает от холодных северных ветров, здесь всегда больше солнца и осадков. Поэтому травы густые, в человеческий рост. Местные пастухи вспоминают: «Было время, когда тут сено косили, прилетали самолеты, один даже поломался: в ямку, видно угодил».
    Когда в Кутиме был завод, то для лошадей на Кваркушк траву косили, ставили стога, а сено вывозили зимой. В 1930-1935 годы леспромхозы пробовали здесь сено заготавливать, да отступились: трудным оказалось это дело. В середине 1950-х годов колхозник из Верх-Язьвы Тимофей Паршаков первым пригнал на Цепельские поляны стадо телят – голов семьдесят – и пропас его до осени. А как вернулся в верх-Язьву – всех удивил: за лето телята так выросли, так в весе прибавили, что никогда такого не бывало. Молодняк прибавлял в весе почти на килограмм в сутки! По его примеру остальные колхозы стали общими силами сюда гонять стада. Старая скотогонная тропа и сейчас идет из Северного Колчима, вдоль Язьвы, Цепела, через урочище Верхнее-Язьвинское на субальпийские луга в верховья Цепела. Желающие могут ей воспользоваться.
    Пешком – короче, но на автомобиле быстрее – можно попасть в верховья речки Ошмас к поселку-поселению Ошмас. Отсюда начинается пешая часть пути по старой лесовозной дороге на восток. Через 5 км она приводит на поляны в урочище Верхнее-Язьвинское. С юго-запада подходит скотогонная дорога, которая через 10 км, обходя заболоченные верховья Цепела, выводит к домам хутора Цепельские Поляны. Наиболее ретивые могут «срезать» этот крюк на 5 км, взяв от Верхнее-Язьвинских полян азимут 85о между горами Верблюд и Бронепоезд – так их называют пастухи за внешнее сходство.
    В горах Северного Урала лучше всего заселен субальпийский пояс. Места на любой вкус: и обширные луга, и заросли ивняков, и островки криволесья, а кое-где участки горной тайги с небольшими полянками. На просторах горных тундр – изобилие различных кормов, но на открытых участках подстерегает опасность. Не очень жалуют своим вниманием животные и чащобы горной тайги. Здесь вся жизнь теснится по берегам рек, около тропинок, дорог, квартальных просек. Пробираясь по тайге, сквозь бурелом, редко вспугнешь какую-либо живность. На тропе же, что ни шаг, то новая встреча или след на влажной земле. Особым вниманием четвероногих и пернатых почему-то пользуются лесные избушки и их окрестности.
    Кваркуш – это медвежий рай. Медведь в этих местах сыт, незлобив и доставляет беспокойство лишь пастухам, которые пригоняют коров и телят на горные пастбища. Вот к этой-то возможной добыче медведь остаться равнодушным не может. Но и печалиться тоже не стоит: сразу исчезает проблема с отстающими в вашей группе. Особенно после рассказов о том, как медведи обдуривают идущих по следу охотников, заходя им в тыл.
    С приходом лета все живое замирает, прячется. В это время можно бродить по лугам и лесам целыми днями, так никого и не встретив. Зато осенью, когда начинают поспевать ягоды, на черничные, брусничные и морошечные поля постоянно наведываются подросшие выводки птиц, белки и медведи. Изредка встречаются лоси, хотя многочисленные следы говорят о том, что летом их в горах немало. В жаркие дни любимым местом отдыха оленей на Кваркуше бывают снежники на восточных склонах горы Вогульский Камень. Здесь они спасаются от кровососов – слепней и Паутов, отдыхают от изнуряющего зноя. В последние годы лосям, диким оленям и мансийскому стаду изрядно достается от волков, численность которых резко возросла.
    От Цепельских Полян начинается некрутой подъем на плато Кваркуша, который идет по слабо заметной грунтовой дороге мимо возвышенности 914 м.
    Но вот подъем кончился, и перед нами открывается плоская равнина горной тундры. На севере и юге конец ее теряется за горизонтом, а на востоке сереют вершины Главного Уральского хребта. Монотонность картины нарушают немногочисленные вершины: приплюснутая сверху Плоская (909 м), ощетинившаяся останцами Пай-Мык (918 м), похожая на вулкан Круглая (991,6 м), «могильный холм» горы Гроб (931 м), монументальный Вогульский Камень (1066 м). С расстояния в несколько километров они кажутся монолитами, а приблизишься к ним и видишь, что это лишь груды камней различной величины и формы. Многие миллионы лет трудились солнце и ветер, мороз и дождь, лишайники и микроорганизмы, пока превратили скалы в груду щебня.
    У подножия Гошьянмыка, рядом с болотом, откуда берут начало Рассоха, Пели и Жигалан, высятся останцы – три Брата. На самом деле их не три, а пять: три огромные глыбы высотой 10-12 м и два камня поменьше. Когда-то они были частью одной горной массы. Со временем более мягкие горные породы потрескались, обрушились, а более стойкие тела останцев продолжают стоять теперь уже на равнине, ровной, как аэродромное поле (сравнение, данное Михаилом Заплатиным, автором многих фильмов про Урал).
    Отсюда хорошо виден дальнейший путь на север в направлении горы Вогульский Камень, у подножия которой две избушки. С давних пор пасли стада на Кваркуше оленеводы-манси Бахтияровы. В 1970-х годах стадо насчитывало более 1000 голов, летом 2001 года – только 39. Волки порезали весь молодняк, стадо на грани вымирания. Правда, и люди играют в этом не последнюю роль.
    От избы можно совершить восхождение на вершину горы. Абсолютная высота 1066 м. На плато возвышается огромная груда камней различной величины и формы. Эта груда и зовется Камнем. Есть тут и кварциты, и песчаники, и многие другие породы. А вокруг – ни травинки. Но даже камни не мертвы: обращенные к солнцу поверхности покрыты разноцветными крапинками, пятнышками и узорами лишайников. С вершины, куда ни бросишь взгляд – тундра. Она покрыта ковром осок и злаков, мхов и ягодников, а под ними лишь 20-30 см почвы – ниже все тот же камень. Бедная, скудная земля. Горная тундра очень ранима. Места, где нарушена дернина, не зарастают многие годы. В начале 1960-х годов работали на Кваркуше геологи, ездили по тундре на вездеходе. А раны, оставленные гусеницами этой машины, не затянулись до сих пор.
    Вдоль подошвы западного склона на север идет тропа. Она проходит через болото в истоках Крестовки, огибает с запада гору Гроб, столь «поэтическое» название которой, вероятнее всего, дали в свое время туристы. У северной оконечности горы Гроб есть удобное место для стоянки, из-под склона бьет родник.
    Место это, расположенное на высоте около 900 м, весьма живописно и необычно для попавшего сюда впервые. И вот почему.
    Суровые условия гор меняют облик большинства деревьев. Огромные густые лапы кольцом опоясывают ствол от земли до высоты полутора метров, потом идет почти голый участок ствола и пушистая вершина, похожая на флажок. Их так и называют: флагообразные. Необычная форма кроны – из-за холодных зимних ветров, которые оголяют ствол выше поверхности снежного покрова. Вершинка же, как самая гибкая и упругая часть дерева, умудряется устоять.
    В горной тундре встречаются пихтовые и еловые островки с деревцами низенького роста. Это стланики. А самое распространенное дерево в горах – это береза. И чем выше в горы она забирается, тем ниже ростом. Совсем уже необыкновенная береза – карликовая. С виду это кустарник высотой не более полуметра, а приглядишься пристальней – настоящая березка. Только листья с копеечку. Рассказывая про тундру, мы обычно шутим: «Тундра – это страна, где грибы выше деревьев. Там гриб ПОДберезовик правильней будет называть- НАДберезовик». Чаще всего так и случается. Ходить по грибы здесь одно удовольствие. Чего не скажешь про передвижение по зарослям карликовой березы. Поэтическое настроение быстро улетучивается, когда за ноги на каждом шагу начинают хватать невидимые ручки этого карлика.
    Раздолье в горах ивам. Чуть повлажней участок, ручеек или болотце – и встают стеной заросли ивняков. Этому растению следует сказать спасибо – за подсказку. Заметив заросли ивы издали, скорректируйте направление движения, выбирая путь в обход заболоченных участков, по водоразделу. Если же у вас кончилась вода и мучит жажда, а спускаться к речке далеко (или лень), то, наоборот, ищите заросли ивы.
    Произрастает в горной тундре и можжевельник, и чаще всего небольшими куртинами. В куртинах кусты почти одинакового роста (не более метра), и поэтому кажется, что кто-то специально подстригал эти клумбы. Этот «парикмахер» - зимний северный ветер, «стригущий» все, что выставляется из-под снега.
    После горы Гроб от хребта на северо-восток отходит отрог с вершинами Круглая, Пай-Мык и Плоская, ограниченный долинами притоков Улса – речками Широкая и Крестовка. Раньше по нему проходила дорога на Кутим.
    Путь по хребту на север лежит через залесеную седловину в истоках реки Широкая. Тропа пересекает ручей и через 300 м выходит на уютные полянки, где можно остановиться на ночлег. Далее, при подъеме на хребет, она проходит между двух скал – это так называемые ворота Кваркуша. Здесь видны следы старой вездеходной колеи, которая приводит к избе.
    Отсюда два пути к реке Улс и поселку Золотанка: на запад – по просеке с выходом на дорогу (25 км) и на север – по хребту и далее вниз по Улсу (22 км). Во втором случае старая дорога выводит на холм, с которого открывается прекрасный вид на север. Перед глазами идеальный купол вершины 927 м, именуемой местными жителями Первый Кваркуш, правее нее «вулканический» конус горы Шудья-Пендыш (1054 м), восток перегородила цепь Главного Уральского хребта, а на севере у горизонта высятся горные хребты в верховьях Вишеры с вершинами Тулым и Ишерим. Через 13 км дорога, идущая по водоразделу в зоне леса, выходит к берегу Улса выше урочища Двадцатка.
    Но наше путешествие по Кваркушу будет неполным, если мы не посетим еще одну достопримечательность – водопады на реке Жигалан.
    Кваркуш – водораздел двух важнейших притоков Вишеры: Улса и Язьвы. Все, что стекает с его северных и восточных склонов, принимает в себя Улс. Язьву же поят речки и ручьи, текущие на юг и запад. Главный узел, откуда берут начало почти все реки Кваркуша, - это верховые болота вокруг двух пологих вершин с непривычным для русского уха названиями – Дормык (989 м) и Гошьянмык (970 м). Здесь начинаются Рассохи, Пели и Цепела, Западный и Восточный Молмыс, Северная Язьва и Жигалан. Все они – типичные горные реки с жестким каменным дном, множеством порогов, ям и хрустально-чистой студеной водой. В большинстве из них водится мечта рыболовов – хариус.
    Жемчужиной среди рек Кваркуша по праву считается Жигалан. (Следует заметить: та, река, которую все мы называем Жигалан, в официальных документах именуется Жигалан 2-й, так как рядом есть еще Нижний Жигалан, впадающий в Улс километром ниже.) Этот коротенький приток Улса буквально обрушивается в долину. При длине около 8 км его устье ниже истоков почти на 700 м, а русло – почти сплошной каскад больших и малых водопадов и нагромождений камней. Едва появившись на свет, Жигалан ныряет в тесный и мрачный каньон. Солнце проникает в глубину этого ущелья лишь по утрам – так высоки и круты его склоны. В распадках – притоках Жигалана – иногда все лето сохраняются снежники. Когда солнце, встающее на востоке, освещает долину Жигалана, все здесь преображается. Солнечные лучи играют в пенных струях, в листьях ив и рябин, расцвечивают яркими красками покрытые лишайниками камни. В это время нет реки красивее. Просверливая на своем пути каменный склон Кваркуша, несется Жигалан в долину Улса. Над тесниной плотной стеной высятся деревья, некоторые из них вот-вот упадут в кипящую воду. Кое-где Жигалан завален почерневшими стволами. Спускаемя ниже и выходим к тому месту, где широкая струя падает метров с десяти в чашу, выдолбленную водой. Каждая глыба облизана потоком и гладко обточена наподобие ванны.
    Тропа с плато идет вдоль правого берега речки. Выше водопадов небольшие площадки для палаток. Перед выходом на дорогу есть участок бурелома. Будете отдыхать на водопадах – найдите пару часиков – почистить тропу. Ведь настоящий отдых (по Павлову) – это смена вида деятельности!
    Маршрут по Кваркушу логично завершить сплавом по Улсу.
    Река Улс, левый приток Вишеры, впадает на 182 км от ее истока. Длина реки (89 км) и большая площадь водосбора (2190 км2) выводят ее на третье место среди притоков Вишеры (после Колвы и Язьвы), но не дают полного права называть ее сплавной рекой. В конце июля Улс мелеет. Но сплав на небольших катамаранах с маленькой загрузкой очень интересен даже в эту пору. К началу сплава (если не хотите ломиться 2 км через бурелом и болота вдоль русла Жигалана) нужно пройти по дороге на север 6 км и свернуть направо к реке по лесовозной дороге (100 м). Здесь на бесплатной «автостоянке» часто оставляют свои машины свердловские рыбаки. По тропе до реки метров 300. Правда, площадка у воды не очень большая.
    Истоки Улса лежат под горой Средний Сенной Камень на водораздельном хребте. На старых картах можно встретить его название как «Улсуй». Верховья Улса и его левого притока Ольховки богаты Хариусом. После впадения почти одновременно в 55 км от устья Жигаланов (Нижнего и 2-го), Сурьи и Большой Лямпы (коми-пермяцкое «лямпа» - лыжа, короткая и широкая, не подбитая камусом) Улс становится вполне полноводной рекой. Частые перекаты приходятся по центру сливов. Иногда наибольшую глубину для прохода судов следует искать совсем рядом с берегом. Скалы, в основном вдоль правого берега, приятно радуют глаз, а перекаты – возможность покидать спиннинг или походить с корабликом. Обычно рыбацкое счастье здесь никому не изменяет.
    Ниже устья Крестовки, на повороте реки, открывается вид на отроги Кваркуша – горы Плоская и Пай-Мык. В 5 км выше устья Широкой начинается мелководный участок реки: Улс широко разливается по долине. В межень иногда приходится пешком искать проход для катамарана. Но это бывает не каждый год.
    Красивая скала напротив устья Широкой предупреждает о приближении устья Кутима, перед которым нужно быть внимательным. Выше устья Кутима – остров, на котором скапливается весной всякий хлам (поваленные деревья, кусты), представляющий опасность для сплава. Обходить остров следует правой протокой, весьма извилистой, с поворотом. Струя при этом бьет в правый берег. После острова переходите гребень переката по струе к левому берегу. Справа открывается широкое устье Кутима. У вас есть возможность посетить бывший поселок Кутим с остатками металлургического завода. Отсюда вдоль левого берега Улса до самого устья идет дорога (первоначально- узкоколейная, затем – лесовозная, а теперь – забытая и разбитая), по которой вывозили чугун с Кутимского завода. Но по-прежнему – широкая и прямая, местами еще сохраняющая следы насыпи и водосточных канавок по бокам – это и есть бывшая «французская» железная дорога. Остатки узкоколейки можно обнаружить в урочище Двадцатка. Еще в 1960-х годах здесь был небольшой поселок в 10 домов, лесоучасток. Название свое поселок получил от «французов»: он располагался ровно на 20-й версте от Кутимского завода. Сейчас здесь покосы жителей Золотанки. На правом берегу живописные скалы, а напротив, на северной оконечности Кваркуша, над лесом взметнулись скалы на горе Пелины Уши (764 м). Их видно только с воды. В названии горы – отголоски коми-пермяцкого фольклора: скалы напоминают уши былинного богатыря пели. «Пель» - ухо, и гора, вероятно, раньше называлась Пель-Из – Камень Ухо.
    После Двадцатки в русле реки много островов. Поселок Золотанка находится в устье речки Большая Золотанка в 11 км от Вишеры (если считать по Улсу). Вероятно, названием своим он обязан разработке золотоносных песков в XIX веке (ведь 2 золотых прииска было на Улсе!). Не исключено происхождение его и от названия речек, стекающих с хребта Золотой Камень: Большая и малая Золотанки. В поселке есть магазины, пекарня(!), почта, школа, клуб. Население занимается лесозаготовками.
    В первый раз трудно путешествовать в незнакомом районе, особенно таком, как Кваркуш. Поэтому полезно будет расспросить о маршруте краеведа, знатока здешних мест и просто прекрасного и отзывчивого человека Василия Васильевича Хахеля, дом которого в Золотанке покажет каждый. (По секрету: в огороде его дома стоит трактор-трелавочник. Ориентир – железный! Ничем этот трактор не сдвинешь).
    Ниже Золотанки в устье речки Горнечки был мост через Улс. Сейчас его разрушенные опоры заставляют поволноваться капитанов. Это препятствие, как и последующие перекаты, проходится у левого берега. Ниже моста есть площадки для стоянки, с которых открывается вид на последний на Улсе береговой камень. До Вишеры осталось 6 км спокойного сплава. Рекомендуем совершить заключительную экскурсию на вершину этого безымянного камня, живописные тундры и горы которого еще долго будут сниться. Если полюбишь Кваркуш – это навсегда.

    [​IMG]

    Фото не мое . Вытянутая сопка , это гора гроб . Чуть левей , это Вогульская сопка.
     
  2. Джокер
    Offline

    Джокер Лесной сказочник.

    Регистрация:
    28 фев 2009
    Сообщения:
    370
    Спасибо:
    1.928
    Отзывы:
    83
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Бармия
    Интересы:
    Поиск каликов
    Часть вторая ..

    МЫ ВЗЯЛИ КВАРКУШ !!!

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Тут и коменты , вроде не нужны.
    Я на Кваркуш первый раз появился в 1985 . Поселение было на Золотанке и поселенцы косили сено , на альпийских лугах Кваркуша. Косили и возили сено , на лошадях . Раз в неделю приходил к ним трактор , с продуктами и топливом.
    У поселенцев было строго . НЕ КОГДА ТРАКТОР НЕ ДОХОДИЛ , ДО ГОРНОЙ ТУНДРЫ . Люди берегли природу и знали что горная тундра , будет за живать веками .
    А теперь ... МЫ ЕГО ВЗЯЛИ !!!
    Мерзко порой становится , от таких вещей... хотя по отзывам вы чуть ли не герои ..
    Для справки....

    Юридически Кваркуш - ООПТ, категориии "охраняемый ландшафт". Там запрещены:
    1. Сплошные рубки леса.
    2. Заготовка живицы.
    3. Проведение гидромелиоративных работ.
    4. Проведение торфоразработок.
    5. Применение ядохимикатов, химических средств защиты растений и стимуляторов роста.
    6. Устройство бытовых и промышленных свалок.
    7. Сброс загрязненных стоков.
    8. Проезд автотранспорта вне существующих дорог, кроме случаев проведения лесохозяйственных и природоохранных мероприятий, а также изыскательских и работ, связанных с проведением хозяйственной деятельности, разрешенной на территории ООПТ.
    9. Действия, ведущие к необратимым изменениям существующего ландшафтного комплекса.
     
    Дождевой Земляк нравится это.

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)