Крепость Ивангород

Тема в разделе "Россия. Русская Императорская Армия", создана пользователем Wolf09, 5 июн 2014.

  1. Wolf09
    Offline

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    9.949
    Спасибо:
    46.412
    Отзывы:
    622
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    История русских крепостей, как и вся история России в первой мировой войне, соткана из подлинного героизма и трусости, таланта и бездарности и самого настоящего предательства.
    Пять крепостей – и каждая с совершенно разной судьбой.
    Первой, ещё в 1914-м году, приняла на себя удар крепость Ивангород.
    История обороны одной из слабейших крепостей на Восточном фронте, – Ивангорода, – интересна и поучительна. Именно на его примере можно увидеть, как могли бы развиваться события вокруг Ковно иНовогеоргиевска, о которых пойдёт речь в следующей части, а также получить ответ на ряд часто озвучиваемых вопросов.
    Главное, чем Ивангород отличался от других крепостей, – это боевой опыт. Русские войска в сентябре-октябре 1914 года, теснимые противником, поспешно отступали, позволив врагу обложить крепость и приступить к полноценной осаде.

    К началу войны Ивангород представлял собой ряд сильно устаревших фортов, совершенно непригодных для условий современной войны, некоторые из которых вряд ли выдержали бы обстрел даже в эпоху Франко-Прусской. По распоряжению военного министра Сухомлинова крепость была разоружена в 1909-м году и полностью заброшена. На начало войны в фортах имелось всего лишь 8 орудий, и для подготовку обороны «с нуля» у командования было всего два месяца.

    Тем не менее, русской армии несказанно повезло в том, что оборонительными работами в Ивангороде занимался деятельный, инициативный и талантливый человек, чей опыт особенно ярко выделяется в сравнении с действиями комендантов других крепостей: генерал А.В. фон Шварц Алексей Владимирович прошёл оборону Порт-Артура, будучи награждённым орденом Св.Георгия, после стал членом Военно-исторической комиссии при Главном управлении Генерального штаба по описанию действий русско-японской войны, членом главного крепостного комитета Военного министерства и, наконец, преподавателем Николаевской инженерной академии и училища, где обучались некоторые из командиров, впоследствии принявшие участие в боях под Ивангородом.

    AlexeyShva_5943777_7343916.jpg

    Прибыв в июле, уже после начала войны он стал комендантом, и развернул бурную деятельность по подготовке крепости к осаде.

    Первым делом, хорошо сознавая слабость имевшихся разоружённых фортов, а также то, что планы крепости за то время, что укрепления были заброшенными, стали хорошо известны противнику, он сделал ставку на оборудование новых полевых позиций. Не поддавшись искушению укрыться в пусть и устаревших, но с виду надёжных оборонительных сооружениях, Шварц вынес главную линию обороны максимально вперёд. Пусть полевые позиции, к тому же наспех устраиваемые, были гораздо менее устойчивы к огню артиллерии, но у них было неоспоримое преимущество: начертание и устройство новой линии были совершенно неизвестны противнику, и столкновение с ней стало бы полной неожиданностью.

    Ивангород-1915_2.jpg

    Основой сопротивления должна была стать спешно собираемая в крепости артиллерия. К началу боёв она составляла:

    - 36 6-ти дюймовых гаубиц обр. 1910 года

    - 8 пушек 6-ти дюймовых в 200 пудов

    - 8 пушек 6-ти дюймовых в 190 пудов

    - 8 пушек 6-ти дюймовых в 120 пудов

    - 32 42-линейных пушки обр. 1877 года

    - 16 лёгких полевых пушек в 3 люйма

    - 24 47-мм. морские пушки, переделанные в противоштурмовые

    - 4 75-мм морские пушки

    Также крепость поддерживал дивизион легкой артиллерии 81-й дивизии (24 пушки в 3 дюйма)

    Как нетрудно увидеть, вооружённость Ивангорода многократно уступала как Брест-Литовску и Ковно, так и тем более, Новогеоргиевску, однако эффективность использования артиллерии оказалось многократно выше.

    Одной из важнейших задач являлось грамотное рассредоточение и маскировка артиллерии. В реализации этих целей генерал Шварц не искал препятствий и оправданий: например, желая добавить огневой мощи одной из групп укрепений, в два дня были изысканы средства и построено дополнительное ответвление от железной дороги, позволившее доставить орудия на труднодоступную, но очень выгодную огневую позицию. Всего же артиллерия была разбита на три основных группы, с целью иметь возможность взять противника в огневой мешок, и поддерживать максимальным числом орудий как любой из атакованных участоков крепости, так и участки соседних полевых корпусов.

    Все современные гаубицы обр. 1910 годы были снабжены лошадьми из полковых обозов и объединены в 9 подвижных батарей, которые могли быть выдвинуты из резерва с целью усилить любую из атакованных групп укреплений.Также мобильная артиллерийская группировка позволяла поддерживать полевые части ещё на подступах к крепости, как в обороне, так и в наступлении, что и было неоднократно использовано.

    10-ти-сантиметровая-германская-гаубица.jpg

    Работа артиллерии была организована наилучшим образом:

    Начальник каждой группы артиллерии имел свой собственный наблюдательный пункт, связанный телефоном как с командиром крепостной артиллерии, так и с командирами своих батарей.

    В центральном пункте по управлению огнем находился план крепости, на который были нанесены все батареи. Все местность была изучена и нанесена на карту с разбивкой по квадратам, каждый из которых имел свой номер и был разбит на 25 более мелких квадратов по 100 сажен в стороне. Вся система поддерживалась корректировщиками из воздухоплавательных рот, имевших телефонную связь с начальниками групп артиллерии и непосредственно с комендантом. У каждого наблюдателя была копия плана местности, соответственно любое движение противника, любое изменение в его положении, не оставалось незамеченным, и крепость имела возможность моментально сосредоточить мощный огонь по нужному квадрату. Таким образом были подавлены некоторые немецкие батареи, ещё до того, как успели развернуться.

    Помимо централизованной системы управления огнём, каждая батарея имела свой наблюдательный пункт, как правило замаскированный на деревьях; также не была забыта и непосредственная поддержка войск – в передовые окопы были направлены наблюдатели от каждой батареи, опять-таки с телефонной связью.

    Ивангород-19141.jpg

    Нетрудно догадаться, что, имея столь развитую систему связи, грамотно рассредоточенную артиллерию, что максимально затрудняло её подавление врагу, крепость была в то же время способна организовать огневой налёт на любой участок местности перед крепостью, поддержать каждый атакуемый участок, либо же просто вести беспокоящий огонь, мешая врагу вести осадные работы.

    За всё время бомбардировки, с 28-го сентября по 8 октября, немецкая и австро-венгерская артиллерия так и не смогли подавить ни одну из групп артиллерии, либо разрушить полевые укрепления. В свою очередь, крепостная артиллерия сумела подавить как минимум одну тяжёлую немецкую батарею, и уничтожить одну австрийскую.

    111.jpg

    Гарнизон крепости к началу непосредственного обложения противником 28 сентября составляли:

    - Бригада пехоты 81-й дивизии (полки Солигаличский и Юрьевецкий).

    - Бригада пехоты 75-й дивизии (полки Мстиславский и Дубненский).

    - 24-я и 19-я бригады ополчения

    - 38-я Артиллерийская бригада

    - Батальон моряков

    - рота моряков Гвардейского экипажа

    - 32-я сапёрная полурота

    - 5 сотен пограничной стражи (2 конных, 3 пеших)

    - автомобильная команда (10 грузовых, 15 легковых автомобилей)

    - авиационный парк, 14-я и 5-я воздухоплавательные роты, телеграфная рота, прожекторная команда.

    Операция, получившая название Варшавско-Ивангородская, проводилась 9-й немецкой армией «злых гениев» русской армии Гинденбурга и Людендорфа. Часть сил под командованием генерала А. фон Маккензена была направлена на Варшаву; непосредственно же против Ивангорода были поначалу задействованы Гвардейский резервный и 11-й армейский корпуса с 41-й пехотной дивизей.

    Незадолго до начала осады гарнизоном крепости были проведены дневные и ночные манёвры, позволившие частям непосредственно ознакомиться с позициями, с их преимуществами, а также вскрыть и устранить имевшиеся недостатки. Войска, знающие, где и как им предстоит обороняться, были гораздо опаснее для противника, нежели беспорядочно занимавшие тыловые укрепления части образца 1915-го года, что не преминуло сказаться на всём ходе боевых действий.

    Не оставаясь в роли пассивного наблюдателя, гарнизон Ивангорода с самого приближения врага начал активно помогать полевым войскам 3-го Кавказского и Гренадерского корпусов, а позднее и 17-му корпусу как огнём артиллерии, так и вылазками, что в конечном итоге привело к стабилизации положения и возможности для контрнаступления, положившего начало разгрому противостоящих австро-германских войск.

    7777.jpg

    В результате войска германских 2-го резервного гвардейского, 20-го, 11-го, 18-го и Силезского ландверного корпусов, по мере ввода в бой русских резервов, были принуждены к отходу. Не видя перспектив в направлении Ивангород-Сандомир, Гинденбург был вынужден отступить и перенацелить свою группировку на Варшаву, перепоручив осаду Ивангорода и удержание позиций у Вислы 1-й австрийской армии Данкля. Однако двигавшиеся на смену немцам австрийцы столкнулись уже с основными силами сразу двух русских армий и, проведя встречный бой у переправ, были разбиты, уже к 14 октября отступив с большими потерями.

    ШВАРЦ 2.jpg
    Генерал-майор А.В. фон-Шварц раздает Георгиевские кресты и медали гарнизону крепости Ивангорода 17 октября 1914, на 4-й день после отступления германцев.

    С опорой на активную, деятельную крепость русские войска смогли преодолеть кризис и сорвать планы германского командования. Фланги полевых корпусов надёжно опирались на крепостные укрепления; их боевые действия поддерживались мощным огнём артиллерии, так и не выявленной и не подавленной, несмотря на использование противником авиации. Богатая сеть сообщений позволяла быстро рокировать части на угрожаемое направление, а также развить удар из глубины крепости, вне досягаемости для врага.

    По сути, именно поддержка крепости позволила одинокому 3-му Кавказскому корпусу удержаться под натиском подавляюще превосходящих сил противника. Затем переправиться через Вислу, развернуться и удержаться на плацдарме 17-му корпусу, который одно время был прижат немцами к переправам, и даже начал отход за реку. И, наконец, развить контрнаступление вводом в бой 16-го корпуса на правом фланге, Гвардейского в центре (развёрнутом непосредственно в крепости), 25-м и 14-м корпусами на левом фланге, окончательно переломив ход сражения в свою пользу.

    Так, например, в переломный день наступления 7 октября полевые корпуса поддерживали:

    - 4 батареи 6 дм. крепостных гаубиц обр. 1910 г.

    - 2 батареи 6 дм. в 200 пудов

    - 2 батареи 6 дм. в 120 пудов

    - 1 батарея 42 лн. пушек обр. 1877 г.

    В общей сложности 36 тяжёлых орудий. Учитывая то, что на армейский корпус согласно штата полагалось всего лишь всего 12 орудий, помощь крепостной артиллерии более чем удвоила артиллерийский кулак 16-го и 17-го корпусов.

    Здесь стоит заметить, что формально германский армейский корпус не сильно превосходил русский по числу тяжёлых орудий – 16 против 12, однако в каждой дивизии у немцев присутствовало по 18 тяжёлых полевых пушек калибром 105-мм, что давало подавляющее преимущество германскому корпусу над русским в артиллерии: 34 тяжёлых орудия против всё тех же 12, не считая немецкой осадной артиллерии.

    Без опоры на крепость корпуса были бы просто разбиты поодиночке.

    555.jpg

    Однако, как показали события октября, оборона крепости всё же имела множество недостатков, и деятельный комендант немедленно принялся за их исправление, благо до следующей осады оставалось ещё более полугода.

    Вот как генерал Шварц описывал произошедшие за несколько месяцев изменения:

    По части укреплений Ивангород в сентябре минувшего года состоял из главной оборонительной линии в виде полукольца на левом берегу Вислы. Это была линия стрелковых окопов в 6-6,5 верстах от цитадели, расположенных в низменной, болотистой местности и поэтому не глубоких и не располагавших мощными убежищами для защитников. Перед ней – импровизированные препятствия в виде наводнений и одной полосы проволочных сетей. Сзади – старая линия фортов, кольцом вокруг цитадели, на обоих берегах Вислы. В артиллерийском вооружении крепости числилось около сотни орудий. В гарнизоне – две бригады пехоты и три бригады Государственного ополчения.

    Теперь, в июле 1915 года, Ивангородские укрепления были уже иными. Кроме того, что было сделано в прошлом году и что теперь являлось уже второй и третьей линиями обороны, уже существовала новая главная оборонительная линия, охватывавшая старую крепость на обоих берегах кольцом, с радиусом в 14 верст на левом, и около 10 верст на правом берегах.

    Эти главные укрепления представляли собой отдельные группы, расположенные на командующих высотах или в лесах и находящиеся в крепкой связи друг с другом. Каждая группа состояла: 1) из нескольких рядов стрелковых окопов, глубоко вырытых, мощных, снабженных всем, что было вызвано последними требованиями войны, и отлично маскированных, 2) из весьма сильных препятствий в виде проволочных сетей громадной мощности (местами до 5 и 7 полос, то есть более 20 сажен ширины), фугасов и мин и, местами, гидротехнических сооружений в виде глубоких и широких каналов, заполненных водой и продольно обстреливаемых, а также наводнений и заболачиваний и 3) железобетонных убежищ для гарнизона групп, вполне безопасных против бомб всех калибров, до 12 дм. включительно.

    На левом берегу Вислы главная оборонительная линия состояла из трех групп: Гневашовской, захватывавшей деревню Гневашово и Гневашовский лес и являвшейся левофланговой, в центре – группа Банковец и на правом фланге – группа Мозолицы, охватывавшая деревню этого имени.

    Укрепления правого берега Вислы также состояли из отдельных групп. Начиная с севера, то есть от находящейся в связи с Мозолицкой группой, это были: Стенжицкая группа, группа у деревни Бржезины, на Красноглинских высотах, у Вымыслова, у деревни Бобровники и у деревни Голомб.

    Как между собой, так и с центром крепости, все группы были связаны сетью железных и шоссейных дорог, что давало возможность быстрого перемещения резервов, вооружения и подвоза всякого рода снабжения. Так на левом берегу, от разъезда на 13-й версте железной дороги Ивангород-Радом (центр Банковецкой группы) были построены две ветки широкой колеи: одна влево, до Гневашовского леса, другая вправо, до деревни Козеницы. Кроме того, от предмостного укрепления “Князь Горчаков” в центре крепости были положены три линии полевой железной дороги, по одной к каждой группе укреплений, а в каждой группе – ветки к каждой батарее крепостных орудий. Наконец, к каждой группе – отдельное шоссе, а для связи этих трех радиусов две кольцевые шоссейные дороги, одна в тылу новой главной линии обороны, другая за второй линией.

    По существу, каждая группа являлась как бы одним громадным укреплением, по своим очертаниям зависящим от местности, на которой группы располагались. Представляя собой отдельное, выдвинутое вперед большое укрепление, группы имели свой напольный фас, фланги и горжу, но укрепления горжи были обращены не в тыл, как это обыкновенно делалось, а в поле, и составляли как бы последний ряд окопов, между которыми и напольным фасом существовали еще ряды траншей или отдельные укрепления. Везде проводилась мысль, чтобы потеря напольного фаса не влекла бы за собой необходимость оставления всей группы, а оставалась бы возможность дальнейшей упорной ее обороны последовательно внутри группы, вплоть до последнего горжевого ряда окопов.

    Под прикрытием такой группы, частью в тылу ее, частью на флангах, устраивались отдельные капониры для дальнобойных орудий, совершенно неуязвимых с фронта и предназначенных для поддержки соседних групп фланговым огнем тяжелой артиллерии вправо и влево. Для того, чтобы гарнизон групп был в состоянии развить упорную оборону, каждая группа была снабжена большим количеством безопасных (бетонных) убежищ, расположенных как внутри группы, так и в первых рядах ее окопов, а для того, чтобы дать возможность каждой группе обороняться самостоятельно, каждой были приданы три или четыре батареи тяжелой артиллерии.

    Артиллерийское вооружение крепости к июлю 1915 года превосходило таковое сентября 1914 года более, чем в три раза, так как к прежнему вооружению удалось добавить еще несколько десятков тяжелых орудий, разысканных мною в складах Киева и Двинска. Кроме того, были присланы орудия из Новогеоргиевска, Бреста и Ковно, а в конце июня пришла из Бреста 2-я осадная бригада полковника Лукьянова в количестве более 120 орудий. Сама крепость (морской полк генерала Мазурова) изготовила в течение этого периода более 100 противоштурмовых 47 мм. пушек, но большая их часть была послана в армии, и в крепости оставалось менее половины. В общем, орудий всех калибров насчитывалось до 500. Общего количества пулеметов я не помню, но во всяком случае их было не менее двухсот. Теоретически это было для крепости такого масштаба, как Ивангород, не много, но практически было совершенно достаточно.

    Интендантскими запасами крепость была снабжена в количестве достаточном для гарнизона в два корпуса пехоты и шести батальонов крепостной артиллерии в течение шести месяцев осады.

    Как нетрудно заметить, устаревшие форты для обороны Ивангорода не имели совершенно никакого значения по причине того, что оборона была вынесена далеко вперёд, и подавить её огнём было гораздо труднее.

    Мнение генерала Шварца, высказанное начальнику штаба Верховного главнокомандующего М.В. Алексееву о том, что крепость способна продержаться до полугода стоит считать сильно оптимистическим, однако имевшиеся системы укреплений при условии занятия сильным гарнизонам дали бы, на взгляд автора, никак не менее месяца успешной обороны.

    Однако обстановка на фронте катастрофически отличалась от осени 1914-го.

    888.jpg

    На Юго-Западном фронте после зимней кампании, с одной стороны, Австро-Венгрия была надломлена неудачной для неё Галицийской битвой, усугублённой падением крепости Перемышль с 300-тысячным гарнизоном и значительными запасами военного имущества. Русские войска стояли у подножия Карпат, готовясь преодолеть перевалы и выйти на Венгерскую равнину.

    С другой, успех в Галицийской битве был осуществлён высокой ценой израсходования почти всех довоенных запасов снарядов, патронов, большими человеческими жертвами. Армии далеко оторвались от линий снабжения, пройдя по опустошённой боями вражеской территории. Коммуникации же противника существенно сократились, и по скорости переброски пополнений австрийцы заметно выигрывали, что давало им, пусть и побитым, определённые преимущества.

    На Северо-Западном фронте после жестокого поражения под Танненбергом и последующего отступления 1-й армии Ренненкампфа из Восточной Пруссии обратно за границу, Германия и Россия провели несколько встречных сражений, окончившихся не в пользу русских армий.

    Нависающее положение Варшавского района над Восточной Пруссией из преимущества для России превратилось в угрозу – ослабленные части оказывались под ударом во фланг и тыл, чем немцы вскоре не преминут воспользоваться. Было ясно, что немцы не смогут и далее закрывать глаза на угрозу Восточной Пруссии и Венгрии и, зайдя в позиционный тупик на Западе, основное внимание в кампании 1915-го года уделят фронту Восточному.

    Ситуацию усугубляло то, что уже к декабрю 1914-го года проявился дефицит винтовок, запасные формирования вместо усиления частей на передовой начали скапливаться в тылу и при обозах безоружными, новые формирования также не получали должного снабжения. Артиллерия, после впечатляющих действий начального периода войны, когда наши батареи подавляли зачастую более могущественную артиллерию германцев и австро-венгров ураганным огнём, уже столкнулась с жёстким лимитом снарядов. На скорое их пополнение, не говоря уже о восстановлении довоенных запасов, рассчитывать не приходилось.

    Учитывая сказанное выше, для русского командования вырисовывались, по сути, лишь два варианта действий.

    Первый, представлявшийся наиболее разумным, это умерить аппетиты и попытаться хотя бы удержать уже взятое. Оставить попытки с растянутыми донельзя линиями снабжения и бедным тылом перевалить через Карпаты и снова готовить удар в Пруссию. Требовалось сократить линию фронта, отведя армии вглубь, на наиболее подходящие для обороны естественные рубежи.

    При подобном развитии событий большое наступление австро-германцев удалось бы встретить на более-менее подготовленных устойчивых рубежах при некотором запасе огневых средств, которые удалось бы скопить за время оперативной паузы. Войска получили бы отдых. В результате, имея больше возможностей для сопротивления, кажется вполне возможным успешный отход под нажимом противника на линию привислинских крепостей и её удержание.

    Этот вариант, как не трудно догадаться, был совершенно неприемлем для опьянённых перспективами покорения Венгрии русских генералов, и в первую голову главнокомандующего великого князя Николая Николаевича и его начштаба генерала Янушкевича. Командующие армиями Юго-Западного фронта, например Брусилов, непосредственно на своём опыте оценившие перспективы войны в таких условиях, были куда сдержаннее.

    Было принято решение продолжить наступление через Карпаты, и одновременно начать повторное наступление в Пруссии.

    Немцы упредили русских, проведя Лодзинскую операцию, в ходе которой нанесли большие потери 10-й армии, а затем отразили наступление 1-й и 12-й русских армий в Праснышской операции, приведя последние к серьёзному истощению. Русские армии были снова выдворены за пределы Восточной Пруссии, и армия Гинденбурга заняла угрожающее положение по отношению к Варшаве. Армии же Юго-Западного фронта увязли в Карпатах в безрезультатных боях вплоть до 11 апреля.

    И если вопрос с пополнением людьми ещё не стоял настолько остро, как в 1916-м году, то с большим трудом накопленные за зиму запасы оружия и боеприпасов были стремительно израсходованы без видимого результата. Когда вскоре австро-германцы перешли в решающее наступление, авантюрность замыслов на зимнюю кампанию стала очевидной. Началось Великое отступление, без снарядов, без винтовок, без патронов.

    В результате, после серии тяжёлых поражений, начавшихся с Горлицкого прорыва, к линии крепостей войска отошли уже в очень плачевном состоянии.

    Вторая осада Ивангорода началась.

    осада.jpg

    К моменту подхода противника к крепости 8-го июля гарнизон составляли:

    23-я, 32-я и 84-я бригады Государственного ополчения

    - 2-я осадная артиллерийская бригада (128 орудий):

    Тяжелый Мортирный полк

    - дивизион из 4-х батарей 11 дм. мортир

    - дивизион из 4-х батарей 9 дм. мортир

    Тяжелый Пушечный полк

    - 3 дивизиона по батарее 10 дм. пушек и батарее 6 дм. пушек системы Канэ

    Осадный Артиллерийский полк

    - 2 дивизиона из 2-х батарей 6 дм. гаубиц и батареи 42 лин. пушек

    - 2 дивизиона 2-х батарей 6 дм. гаубиц и батареи 42 лин. пушек обр. 1877 г.;

    - дивизион из 3-х батарей 6 дм. пушек в 200 пудов

    - дивизион из 3-х батарей 42 лин. пушек обр. 1877 г.

    - 5 батальонов крепостной артиллерии (около 250 орудий)

    - Морской полк особого назначения (4 батальона)

    - Сапёрный полк (4 батальона)

    - 3 воздухоплавательные роты

    - Телеграфный батальон

    8-го июля к крепости начали подходить разбитые полки Гренадерского и 16-го корпусов.

    Непосредственно обложению крепости предшествовал бой на заранее оборудованной передовой позиции, которую отходящие войска заняли без привлечения крепостных инженеров, не были с ней ознакомлены, и в результате оказались легко сбиты наседающим врагом. Как результат, к периметру крепости в значительном беспорядке отошли уже ошмётки боевых соединений:

    1) 1-я гренадерская дивизия 1-го Гренадерского корпуса:

    - Перновский полк (ок. 900 человек)

    - Ростовский полк (700)

    - Екатеринославский полк (350)

    2) 47-я дивизия 16-го корпуса:

    - Башкадыклярский полк (ок. 2500 человек)

    - Карсский полк (2000)

    - Асландузский полк (1200)

    Итого немногим более 7,5 тысяч человек сомнительной боеспособности.

    Подобное соотношение сил кардинальным образом отличало условия 1915-го года от 1914-го, когда в составе гарнизона крепости присутствовали четыре полнокровных полка вместе с дивизионными частями (около 15 тысяч человек по штату). Помимо этого, во время первой осады полки были тщательно ознакомлены с занимаемыми ими позициями; были проведены, как уже говорилось, два учения непосредственно перед началом сражения.

    Теперь же изрядно потрёпанные полки отходили на совершенно незнакомые им позиции; они не были осведомлены о сильных и слабых их сторонах, не знали пути подхода и систему огня. Во многом именно эти обстоятельства стали причиной того, что несколькими днями ранее ещё относительно полнокровные части двух корпусов были с лёгкостью сбиты с усердно готовившейся передовой позиции, что чуть было не привело ко взятию крепости сходу, до того, как защитники успеют организовать оборону.

    Подошедшие к Ивангороду силы австро-германской армейской группы генерала Р. фон Войрша (3 дивизии) расположились и открыли огонь по укреплениям уже 9 июля. В тот же день была сделана попытка быстрого штурма на плечах отходящих русских частей, однако все успехи ограничились занятием укрепления у деревни Вулька-Бачинская, которое с наступлением ночи было возвращено контратакой дружины 23-й бригады ополчения.
    атака.jpg
    На следующий день штурм продолжился, однако снова не принёс результатов: все атаки были отражены приведённой в боеготовность крепостной артиллерией.

    Таким образом, несмотря на то, что гарнизон крепости состоял лишь из бригад ополчения, а отошедшие полки Гренадерского и 16-го корпусов понесли тяжёлые потери и были деморализованы, противник не сумел достичь совершенно ничего.

    Потерпев неудачу, противник приступил к планомерной осаде, начав вести инженерные работы. К 10-му числу австрийцы доставили на позиции восемь тяжёлых орудий 30,5-cm Schweremorser M11/15 и приступили к их установке. Эти орудия достойны отдельного упоминания. Являясь лучшими в своём классе, они уступали только легендарным германским 420-мм “Большим Бертам”. Мортира пробивала более 2 метров железобетона, крупные осколки могли пробить лёгкое укрытие в радиусе 100 метров, радиус же поражения живой силы составял до 500 метров. Недаром 8 таких орудий были переданы в 1914-м году германцам для штурма бельгийских крепостей, которые не устояли перед их огнём.

    305-mm-Schweremorser-M112.gif
    1.jpg

    Уже с 13-го июля оборудование позиций осадной артиллерии было окончено, и крепость начала постоянно обстреливаться 305-мм снарядами, не причинившими, однако, особого вреда, за исключением одного попадания в бетонное укрытие. Сказывалась тщательная подготовка обороны, маскировка и неизвестность её планов противнику.

    С целью сорвать проведение осадных работ гарнизон, не сидя сложа руки в ожидании штурма, немедленно начал осуществлять вылазки, из каждой забирая инструмент и пленных. Всего вплоть до 18 июля гарнизоном крепости было взято около 1500 (!) пленных, из них 750 румын из австрийского 31-го резервного полка, добровольно перешедших на сторону русских. Случай, поистине уникальный в истории войн.

    222.jpg
    Крепость Ивангород. Пленные австрийцы захваченные при осаде крепости.

    Тем временем, верховным командованием русской армии было окончательно принято решение об эвакуации Ивангорода, и крепость, сдержав первый натиск противника, начала постепенно разоружаться.

    Первыми начали выводиться с позиций наиболее потрёпанные Перновский, Ростовский, Екатеринославский полки и 2-я осадная артиллерийская бригада.

    12-го июля на смену ушедшим полкам Гренадерского корпуса в крепость прибыли:

    - Аварский полк 16-го корпуса

    - 24-я бригада ополчения

    Уже 18-го июня Аварский полк также был выведен из крепости, и вместе сАсландузским был отправлен в распоряжение своего корпуса, а на смену им в крепость прибыла 19-я бригада ополчения.

    Также в распоряжение армейских корпусов непрерывно отправлялись батареи крепостной артиллерии. Оборона крепости слабела день ото дня, но, тем не менее, вплоть до 19 июля атаки противника по-прежнему не имели никакого успеха.

    После эвакуации большей части войск и артиллерии, к 19 июля гарнизон крепости составляли:

    - Башкадыклярский полк

    - Карсский полк

    - 6 батарей крепостной артиллерии (24 орудия)

    - 3 батареи 6 дм. гаубиц обр.1910г. (12 орудий)

    - 19-я, 23-я, 24-я, 32-я и 84-я бригады ополчения

    - Морской полк особого назначения

    - Сапёрный полк

    19 июля, оставшись почти без артиллерии, далее подавлять вражеские батареи не представлялось возможным, и очередная атака на позиции наконец привела ко глубокому вклинению. Переброшенные резервы остановили продвижение противника, однако ввиду дальнейшей эвакуации крепости попытки отбить потерянные укрепления не предпринимались, и войска организованно отошли на вторую линию обороны.

    К 21-му июля были сняты остававшиеся батареи, и 22-го июля крепость, наконец, была оставлена. Всё имущество было успешно вывезено, а сооружения подорваны.

    Развалины-фортов.jpg

    Таким образом, за период с 8 по 19 июля противник не имел совершенно никакого успеха как в борьбе с полевой обороной, так и с артиллерией. Отходившие в крепость разбитые полки были приведены в порядок и получили значительную по времени передышку, прежде чем отправиться обратно в состав своих корпусов, занимавших оборону по Висле.

    Противник, понеся большие потери, был вынужден приступить к планомерной осаде, под непрерывным воздействием со стороны гарнизона, мешавшего проведению осадных работ, и наносившего чувствительные потери.

    Несмотря на постепенное разоружение крепости и отход кадровых полков, оборона сохраняла устойчивость. Артиллерия противника сумела организовать подавляющий огонь лишь 19-го июля, когда на направлении атаки контрбатарейную борьбу могли вести всего лишь 12 орудий, из которых 2 разорвались, не выдержав интенсивной стрельбы.

    Наличие в крепости хотя бы одной полнокровной кадровой бригады, как в 1914-м бою, могло бы позволить удержаться Гренадерскому и 16-му корпусам на передовых позициях, и проводить успешные контратаки в ходе боёв на основной линии обороны, на что были мало способны дружины ополчения.

    Взятие крепости было жизненно необходимым австро-германскому командованию по причине того, что Ивангород контролировал узел железных дорог, проходивших на Варшаву, Радом, Краков, Люблин, Луков и Брест, и шоссе на Ново-Александрию, Люблин, Радом, Брест и Варшаву. Обладание Ивангородом кардинально меняло ситуацию со снабжением армий Центральных держав при боевых действиях за Вислой, и от этого зависели все темпы операций противника.

    С оставлением Ивангорода противник получил в свои руки как магистраль Ивангород – Брест, позволявшую обеспечивать дальнейшие операции в глубь, так и рокаду Люблин – Ивангород – Варшава, ставшую опорой войск противника за Вислой, благодаря возможности свободно рокировать соединения вдоль фронта. Неудивительно, что вскоре противник уже вышел к Брест-Литовску, который был поспешно эвакуирован без боя.

    В силу вышеописанных обстоятельств стоит констатировать, что оставление Ивангорода явилось серьёзной ошибкой Главнокомандования, и непосредственно М.В. Алексеева.

    Даже без артиллерийских средств 2-й Особой бригады, артиллерия крепости была ещё достаточно сильна для того, чтобы подавлять огонь противника, не позволяя ему обеспечивать необходимую для успешной атаки поддержку.

    Учитывая реально сложившуюся обстановку, оборона первой линии могла продолжаться ещё неопределённое время. Случившееся 19-го июня вклинение не произошло бы, оставайся в крепости артиллерия для контрбатарейной борьбы, а при сохранении в крепости кадровых частей, могло быть ликвидировано контратакой. По самым пессимистичным оценкам, оборона первой линии могла бы продолжаться ещё неделю, т.е. до 25-26 июля, когда, ориентировочно, могло произойти смыкание кольца окружения и обложение фортов правого берега Вислы переправившимися 16-го июня соединениями.

    Далее, после окружения крепости, противнику потребовалось бы ещё около недели на подготовку решающего штурма и несколько дней на его проведение, но даже в этом случае гарнизон имел возможность отойти на тыловые позиции, т.е. к линии, занимаемой на момент осады 1914-го года, а затем непосредственно на линию фортов, для бомбардировки и взятия которых также ушло бы какое-то время.

    В условиях эвакуации и разоружения Ивангород продержался 10 дней на первой линии обороны, а всего продолжал сопротивление 15 дней.

    Значительно более мощная крепость Ковно пала через 14 дней после обложения, а сильнейшая крепость России Новогеоргиевсккапитулировала через 4 дня бомбардировки, на 10 день обложения.

    SWScan0007_4328611_7353502.jpg SWScan0007_5747043_7353460.jpg
    http://www.lessons-of-war.ru/kreposti_1/
     
    Последнее редактирование: 6 июн 2014
    Юниор, Advokat, ohranik и 2 другим нравится это.
  2. Wolf09
    Offline

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    9.949
    Спасибо:
    46.412
    Отзывы:
    622
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    111.jpg
    222.jpg
    444.jpg
    333.jpg
    555.jpg
    666.jpg
     
    Последнее редактирование модератором: 6 июн 2014
  3. Wachtmeister
    Offline

    Wachtmeister Полковникъ

    Регистрация:
    12 мар 2014
    Сообщения:
    143
    Спасибо:
    418
    Отзывы:
    26
    Страна:
    Latvia
    Из:
    Olaine
    Интересы:
    Первая Мировая Война.
    Здесь какой-то винегрет.На фотографиях две разные крепости.Крепость Ивангород на реке Нарова в Ленинградской области и описание боев крепости Ивангород на реке Висла в Польше.
     
    Wolf09 нравится это.
  4. Wolf09
    Offline

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    9.949
    Спасибо:
    46.412
    Отзывы:
    622
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    Спасибо.Поправил.Если есть замечания отпишите.
     
    PaulZibert нравится это.
  5. Галина Сванидзе
    Offline

    Галина Сванидзе Завсегдатай SB

    Регистрация:
    30 янв 2013
    Сообщения:
    236
    Спасибо:
    937
    Отзывы:
    32
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Кингисепп
    Wolf09, это фотографии не Ивангородской крепости в Ивангороде Ленинградской области. Это какая-то другая. Ивангородская в Польше
     
  6. Wolf09
    Offline

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    9.949
    Спасибо:
    46.412
    Отзывы:
    622
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    Так и есть.
     
    Галина Сванидзе нравится это.

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)