Кёнигсберг

Тема в разделе "Северо-Запад и Север России", создана пользователем fantom1, 28 июл 2015.

  1. Offline

    fantom1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 ноя 2014
    Сообщения:
    1.547
    Спасибо SB:
    5.036
    Отзывы:
    117
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородчина
    Интересы:
    история под пивко

    Когда Вернер фон Шлиден увидел, что Вильгельма Хорста в бункере уже нет, он сказал себе: "Пора!"
    Майор двинулся к выходу. Обернувшись в дверях, Вернер заметил, как Крейслейтер Эрнст Вагнер прячет пистолет в ящик большого дубового стола, стараясь сделать это незаметно. Руководитель нацистов столицы предпочитал сдаваться в плен без оружия.
    В бункере царили смятение и паника.
    ...А город горел. По времени был полдень, но зловещий дым застилал солнце. Сумерки, пронизываемые молниями разрывов, господствовали над Кенигсбергом.
    Вернер мгновение помедлил, стоя на верхних ступенях, ведущих из бункера в этот ни с чем не сравнимый ад, потом рванулся вперед, к дереву с обломанной вершиной, и в это время в здание университета ударил снаряд, бесшумно просыпав на землю чудом сохранившиеся стекла окон. От дерева Вернер ползком добрался к развалинам длинного дома, перевалился через бруствер и упал в траншею, которая привела его к полузасыпанному входу в подвал. Он нырнул в него и увидел десятка два солдат, сидевших на длинных скамьях вдоль стен. Лица их, землистые, покрытые копотью и пылью, были безучастными. На мгновение Вернеру показалось, что это рассаженные мрачным шутником трупы, но винтовки, зажатые между солдатскими коленями, подрагивали, и майор понял, что видит живых людей.
    Искоса поглядывая на солдат, не обративших на офицера никакого внимания, фон Шлиден быстро прошел в подвал, подумав о странной форме массового шока. Усмехнулся: "Немудрено... Четвертый день такой музыки".
    Через подвал он с трудом выбрался на противоположную сторону разрушенного здания и, прижимаясь к остаткам стен, двинулся к уцелевшей кирке. До нее оставалось не более сотни метров, когда вдруг справа от майора ударила пулеметная очередь. Вернер упал на землю и осторожно повернул голову в ту сторону, откуда стреляли. Путаясь в полах длинной зеленой шинели, по заваленной трупами мостовой бежал долговязый солдат с остекленевшими глазами, без шапки и пояса. Он волочил за собой пулемет, падал через десять - пятнадцать шагов, припадал к оружию и стрелял туда, откуда бежал, спотыкаясь...
    Одна из его очередей едва не задела Вернера. Майор лежал у противотанковой рогатки и думал, что совсем уж глупо попадать сейчас под пули. А солдат все бежал по мостовой, заваленной трупами, волоча за собой пулемет, и он был уже недалеко от королевского замка. Но небо, закрытое дымом, разорвал нарастающий вой. Едва не сбив вершину кирки, пикировал советский штурмовик, поливая землю свинцом из пулеметов.
    "Черная смерть!" - мелькнула у фон Шлидена мысль.
    Он увидел, как солдат в длинной шинели неторопливо поднял руки, подержал их мгновение над головой, повернулся на пятке, и рухнул, накрыв пулемет своим телом.
    В это самое время Вильгельм Хорст сидел на дне воронки неподалеку от набережной Прегеля и обдумывал маршрут, который привел бы его к той же кирке, неподалеку от которой, прячась за противотанковую рогатину, лежал майор фон Шлиден. Час назад Хорст был в королевском замке. В комнате, обитой голубым шелком, его слушал обергруппенфюрер СС Ганс-Иоганн Бёме.
    - Положение безвыходное, обергруппенфюрер, - говорил Хорст. - Я только что из ставки Ляша. Генерал решает капитулировать. Вагнер и этот доктор Вилл в панике. Войсковые подразделения разобщены, не имеют связи со штабом...
    - Ваше мнение, Хорст?
    - Умереть за фюрера - это счастье, обергруппенфюрер!
    Бёме поморщился:
    - Налейте мне вина, Хорст. Сильный взрыв потряс стены замка. Обергруппенфюрер вопросительно посмотрел на Хорста.
    - Нет-нет! - успокоил Хорст. - Дальнобойная артиллерия русских. Наверно, их последний снаряд...
    Обергруппенфюрер обеими руками сбрасывал книги одного из шкафов. Он опустошил уже две полки и, заметно нервничая, принялся за третью. Наконец внутри скрипнуло, и шкаф медленно отошел в сторону, обнаружив отверстие в стене.
    Дальше была винтовая лестница. По ней они долго спускались вниз. Лестница привела в комнату с низким потолком. Она была совершенно пуста. В трех ее стенах темнели небольшие двери. Под потолком тускло светил плоский плафон.
    - Все готово, Хорст?
    - Так точно, обергруппенфюрер!
    - Давайте ключи. Еще есть такие?
    - Только у генерала Ляша.
    - Который сдается русским? И передаст им ключи!
    - Не беспокойтесь, главное - шифр. Его не знает никто, кроме меня.
    - Сообщите шифр, - сказал Бёме.
    Хорст подошел ближе, склонился к уху обергруппенфюрера и негромким голосом сказал шифр.
    - С этим ясно. Как с убежищем?
    - Можно отправляться хоть сейчас
    Они вышли из комнаты, пошли коридором, затем свернули направо.
    Обергруппенфюрер остановился перед низкой сводчатой дверью и отпер ее ключом. За дверью находилась библиотека: высокие стеклянные шкафы, поблескивающие золотом фолианты.
    Они двинулись узким коридором, пригнувшись и освещая дорогу фонарями. Обергруппенфюрер по-прежнему заставлял идти Хорста впереди. Разрывы сюда не доносились. Пахло сыростью и морскими водорослями. Запах водорослей удивил Хорста. "Море ведь далеко, - подумал Хорст. - Откуда здесь водоросли?"
    Метров через триста - четыреста - Хорст считал шаги - Бёме приказал ему остановиться. Потом осветил фонарем стену.
    - Еще немного вперед. Метров пятнадцать...
    Они пошли дальше. Обергруппенфюрер вновь осветил стену, и Хорст увидел железный ящик, вмурованный на высоте полутора метров от пола. Бёме открыл ящик, схватил один из рубильников, спрятанных там, и резко потянул его вниз. Где-то далеко вздохнула земля, и волна затхлого воздуха едва не сбила их с ног.
    - Назад хода нет, Хорст, - сказал Бёме.
    Второй штурмовик снова спикировал рядом с киркой, когда Вернер добрался до ее главного входа. Здание качнулось, сверху упала красная пыль. Фон Шлиден толкнул резную дверь и спустил предохранитель пистолета. Так он и вошел в кирку - с пистолетом в руке и в красной от пыли одежде. Вход в подземелье майор нашел быстро. Он разбросал доски, закрывавшие люк, осторожно нащупал кольцо и отсоединил взрыватель контактной мины, о которой его предупреждали. В темноте Вернер спустился по ступенькам, фонарь пока не зажигал, провел рукой по левой стене и, нащупав рубильник, включил свет. Аккумуляторы были свежие, и яркий свет залил бункер. Первую дверь он открыл длинным ключом с замысловатой бородкой, с улыбкой вспомнив, как дважды пришлось делать с него слепок. За дверью был короткий коридор. Вернер помедлил, поднял руку с пистолетом и резко шагнул вперед. Но здесь никого не было. Метрах в пяти от него находилась вторая дверь. Она была даже не заперта. За нею Вернер увидел бункер округлой формы. Яркий плафон наверху освещал пустое помещение.
    "Значит, она здесь, знаменитая дверь", - подумал майор.
    Он подошел к ней и остановился, разглядывая. Дверь была овальной формы. По краям - странного вида ручки. Никаких отверстий, ничего похожего на замочную скважину. И только в самом центре двери круглый, вроде телефонного, диск.
    - Гнейзенау, Гнейзенау, - пробормотал Вернер. С минуту стоял он неподвижно у стальной двери, пристально рассматривая круглый диск с буквами и цифрами на белых ячейках. - Гнейзенау, - снова повторил он неосторожно стал набирать это слово на диске. "Теперь цифры, - подумал майор, двадцать восемь - сорок три. И тридцать четыре - восемьдесят два..."
    Когда майор Вернер фон Шлиден набрал последнюю цифру и убрал палец из ячейки диска, раздался короткий мелодичный звон и дверь бесшумно отворилась.
    - Сейчас выходим, Хорст. Будьте осторожны, - сказал обергруппенфюрер.
    Подземный ход из королевского замка привел их в бомбоубежище под одним из домов по правому берегу Прегеля. Из бомбоубежища они выбрались к набережной и стали пробираться к устроенному Хорстом тайнику.
    - Быстрее, быстрее! - торопил обергруппенфюрер Хорста. - Я не намерен попасть в руки русских.
    - Позвольте, обергруппенфюрер, но операция "Костер нибелунгов"...
    - Не ваше дело, Хорст! У меня есть особые соображения на этот счет, сказал Бёме. - Идите быстрее!
    Они спустились к самой воде, поблескивающей от ближних пожаров. Отовсюду стреляли, пули проходили над их головами. Визжали мины. Королевский замок не был виден под черным покрывалом дыма, окутавшего центр города. По реке плыли трупы.
    "Что произошло? - лихорадочно думал Хорст. - Неужели Бёме отказался от операции "Костер нибелунгов"? Приказ свыше, или его инициатива... Понимаю, он хочет купить этой ценой расположение русских, если вдруг попадет к ним в руки... Но, черт побери, в первую очередь я. Ирокез, не получал приказа о ликвидации "Кактуса"... Как ни жаль, обергруппенфюрер, но с этой минуты я уже не служу вам больше!"
    С другого берега донеслись крики "ура".
    - Поторопитесь, Хорст! - крикнул Бёме.
    Через несколько десятков шагов Хорст остановился.
    - Это здесь, - сказал он.
    Хорст поднял крышку канализационного люка и стал спускаться по скобам. Обергруппенфюрер последовал за ним. Они оказались в подземном зале. Вдоль одной из стен протянулся причал, у которого стояла небольшая, в четыре метра, подводная лодка.
    Обергруппенфюрер СС Ганс-Иоганн Бёме прошел вперед, и в тот момент, когда он занес ногу, чтобы поставить ее на борт лодки, оберштурмбанфюрер Вильгельм Хорст ударил его рукояткой пистолета в висок. Ганс-Иоганн Бёме медленно повернулся, недоуменно глядя на Хорста, разжал руку, в которой держал портфель, потянулся к поясу, царапнул пальцами по кобуре пистолета и упал плашмя на корпус подводной лодки..
    Панель щетинилась рубильниками и занимала почти всю стену. Вернер внимательно осмотрел ее и полез в карман за ножом.
    Рубильники были сгруппированы по районам города. Вот надпись: "Шарлоттенбург" - и шесть рубильников, от которых идут провода к взрывным механизмам, что поднимут в воздух эту часть Кенигсберга. А вот написано: "Альтштадт". Здесь уже двенадцать рубильников.
    На панели указаны форты, важнейшие объекты, которые в соответствии с планом операции "Кактус", она же "Костер нибелунгов", должны взлететь на воздух, как только советские солдаты займут город.
    Майор Вернер фон Шлиден вытащил нож и перерезал первые провода, идущие от рубильников к взрывным механизмам.
    Не взлетит на воздух королевский замок, останется цел Гауптбаннхоф Центральный вокзал, сохранятся корпуса судостроительного завода и причалы морского порта, не полетит электрическая искра к складам боеприпасов многочисленных фортов Кенигсберга, и останутся живы тысячи русских солдат, которые через несколько часов будут праздновать победу.
    Майор Вернер фон Шлиден обламывает ядовитые иголки "Кактуса", уничтожает страшный "Костер нибелунгов".
    - Не слишком ли торопимся, Вернер?
    Эти слова были произнесены на английском языке. Майор резко повернулся и сунул правую руку за пазуху. В дверях стоял оберштурмбанфюрер Вильгельм Хорст.
    Он дружелюбно улыбался, не замечая перерезанных проводов за спиной майора:
    - Впрочем, не Вернер, а Генри... Джон или Ричард... А, коллега?
    До последней минуты не сомневался Вильгельм Хорст в том, что Вернер фон Шлиден является сотрудником американской разведки, и, затевая свою собственную игру, полагал, что именно Вернер будет той лошадкой, на которую он, Хорст, поставит в последний, решительный момент. Теперь, когда Вильгельм Хорст увидел вдруг майора фон Шлидена в бункере с панелью, он понял, что недооценивал Вернера, что тот проник в тайну секретной двери, используя свои каналы. Может быть, и смерть Гельмута на счету у этого ловкого парня, которого он давно держал на прицеле... Что ж, это даже лучше. Это замечательно, что они встретились именно здесь, где решается судьба операции "Костер нибелунгов". Да и предупреждение оберста фон Динклера лишь утвердило Хорста в том, что он правильно определил истинное лицо Вернера фон Шлидена, и теперь Хорст не очень удивился, застав майора в секретном бункере с электрической панелью.
    Словом, Арвид Янович Вилкс был совершенно прав, когда сказал в Москве подполковнику Климову, что если поручить организацию этого дела профессору Иоганну фон Шванебеку в Берлине, то он сделает все солидно и чисто. Третье лицо Януса создавалось специально для Вильгельма Хорста, он принял навязанные ему правила игры. Теперь Вильгельм Хорст, увидев майора у открытой двери, искренне приветствовал Вернера фон Шлидена.
    Это была последняя ошибка оберштурмбанфюрера Вильгельма Хорста. Он сделал шаг вперед.
    - Интересно узнать, откуда ты родом, парень, - продолжая приветливо улыбаться, сказал Хорст. - Из Нью-Джерси, Огайо или Оклахомы?
    - Моя родина - Дагестан, - просто ответил Вернер.
    Длинное лицо Хорста вытянулось ещё больше. Улыбка исчезла, Хорст опустил руку на открытую кобуру парабеллума.
    - Такого штата нет в Америке, - неуверенно произнес он.
    - Этот штат находится в России, Ирокез.
    Хорст рванулся к Вернеру, но три пули из пистолета фон Шлидена швырнули его на бетонный пол бункера. Майор повернулся к панели и стал рвать ножом последние провода.
    Второпях Вернер не заметил небольшую кнопку и нечаянно придавил ее локтем. Где-то у входа в бункер завыла сирена. Майор замер у панели и глянул на лежащего ничком Хорста.
    "А если Хорст не один, если снаружи ждут эсэсовцы?"
    Поддевая ножом по две-три проволоки сразу, Вернер фон Шлиден сохранил жизнь району Розенау. Аккуратная прежде, панель разлохматилась искромсанными проводами. Майор сунул нож в карман, перешагнул через тело Хорста и осторожно двинулся к выходу, держа пистолет наготове.
    Но Вильгельм Хорст еще не был трупом. Вой сирены привел его в чувство. Теперь он все понял наконец.
    Хорст приподнялся на локтях и подполз к панели. Силы оставили его, голова тяжело упала. Хорст заставил себя поднять правую руку и опустил вниз маленький незаметный рубильник. Последний козырь был у Вильгельма Хорста. Последний и смертельный козырь. И оберштурмбанфгорер выбросил его, перед тем как умереть.
    Когда майор фон Шлиден миновал поворот, в грудь его толкнула волна пыльного воздуха, дрогнули стены бункера. Вернер бросился вперед - и наткнулся на сплошную бетонную стену, закрывшую выход из подземелья.



    До июля 1946 года Калининград назывался Кёнигсбергом. Частью России город стал по решению Потсдамской конференции СССР, Великобритании и США, прошедшей в июле 1945 г. До этого Кёнигсберг был частью Германии и был фактически "второй столицей" после Берлина.
    kaliningrad16.jpg
    По моему мнению, история Кёнигсберга началась не в 1255 году (год основания крепости Кёнигсберг), а чуть раньше. В 1190 году в Палестине был основан Тевтонский Орден. Официально Орден был утвержден римским Папой Иннокентием III в 1198 году.

    REAidy0SuWw.jpg

    После окончания крестовых походов Орден получил некоторые земли в Германии и южной Европе. В центральной Европе земля была давно поделена и поэтому взоры рыцарей Ордена обратились к востоку.
    В то время на территории Калининградской области и части нынешней Польши жили племена пруссов. Эта группа племен была родственна латышским, литовским и славянским народам. С пруссами торговали древние греки - покупали янтарь в обмен на оружие. Также упоминания о пруссах можно найти в трудах Плиния Старшего, Тацита и Клавдия Птолемея. В IX - XIII веках на землях пруссов не раз бывали христианские миссионеры.

    Покорение Пруссии Тевтонским Орденом шло долго. В 1255 году крестоносцами на месте прусского селения Твангесте (по другим источниками - Тувангесте или Твангсте) была основана крепость Кёнигсберг. Есть легенда, что рыцари стали свидетелями солнечного затмения. Это было сочтено ими за знамение, и поэтому на месте стоянки была основана крепость Кёнигсберг (Королевская гора). Честь основания города приписывается богемскому королю Оттокару II Пшемыслу. Однако, есть мнение, что название - это больше дань уважения рыцарей к королевскому сану.
    kaliningrad2.jpg

    Вокруг крепости Кёнигсберг было основано 3 города: Альтштадт, Кнайпхоф и Лёбенихт. Города входили в Ганзейский торговый союз.

    kaliningrad3.jpg
    Интересно, что город Кёнигсберг появился лишь в 1724 году, когда Альтштадт, Кнайпхоф и Лёбенихт объединились. Поэтому некоторые историки считают именно 1724 год годом основания Кёнигсберга. Первым бургомистром объединенного города стал бургомистр Кнайпхофа, доктор юридических наук Захариас Хессе.

    Самая древняя постройка из сохранившихся в Калининграде - Юдиттен-кирха. Она была построена в 1288 году. Здание благополучно пережило Вторую Мировую войну, но было разрушено переселенцами из СССР. Лишь в 1980-х кирху фактически отстроили заново и сейчас там находится православный Свято-Никольский собор.

    kaliningrad4.jpg

    Главный символ города Калининграда - это Кафедральный собор. Он был заложен в 1325 году. Первый вариант собора был реализован в 1333 - 1345 гг., впоследствии многократно перестраивался. Изначально это была просто церковь, а название Кафедральный собор было дано лишь в XVII веке, возможно по нахождению там местных церковных властей. Собор очень сильно пострадал от налета английской авиации на Кёнигсберг в 29-30 августа 1944 года и боев в апреле 1945 г. Внешняя часть отреставрирована лишь в 1994 - 1998 гг., Сейчас там находится музей янтаря.


    С 1457 года Кёнигсберг был резиденцией магистров Тевтонского ордена. В это время Орден вел войну с Польшей, которая окончилась в 1466 году подписанием Второго Торуньского мира. Орден потерпел поражение и до 1657 года был вассалом Польши. Орден был уже сильно ослаблен и уже в 1525 году Альбрехт Гогенцоллерн секуляризировал земли Ордена и основал герцогство Прусское.

    kaliningrad7.jpg


    Прежде чем пойти на такой шаг, Альбрехт советовался в том числе с Мартином Лютером. Интересно, что сын Лютера Иоганн (Ганс) похоронен в Альтштадте, в церкви св. Николая (которая была снесена в XIX веке). Дочь великого реформатора Маргарита вышла замуж за прусского землевладельца Георга фон Кюнхайма и поселилась в имении Мюльхаузен (ныне пос.Гвардейское Багратионовского района). Скончалась в 1570 году и похоронена в местной церкви.

    История Тевтонского Ордена не закончилась секуляризацией его земель. Орден был распущен в 1809 году, восстановлен в 1834 г. в Австрии, существовал до аншлюса Австрии и захвата Чехословакии Германией в 1938 - 1939 гг. После Второй Мировой войны Орден был восстановлен и ныне резиденция магистра находится в Вене.

    Кроме магистров Ордена в Кафедральном соборе похоронен один из деятелей немецкой классической философии Иммануил Кант, чье имя также ассоциируется с городом. Ныне его имя носит образованный недавно Балтийский Федеральный университет.


    kaliningrad8.jpg

    Имя Альбрехта Гогенцоллерна связано с основанием Кёнигсбергского университета "Альбертины". Свое правление в роли герцога прусского в 1525 году Альбрехт начал с того, что повелел собирать все нужные книги для университетской библиотеки. Среди тех, кто помогал Альбрехту основывать университет, был белорусский первопечатник Франциск Скорина. Памятник ему можно ныне увидеть перед одним из корпусов Балтийского Федерального Университета им. И.Канта.

    kaliningrad9.jpg

    В разные годы в «Альбертине» работали и выступали с лекциями Иоганн Гаман, Иоганн Гердер, Фридрих Бессель, Карл Якоби, Фердинанд фон Линдерман, Адольф Гурвиц, Давид Гильберт, Герман Гельмгольц; изучал богословие основоположник литовской художественной литературы Кристионас Донелайтис; слушал лекции по философии писатель и композитор Эрнст Теодор Амадей Гофман. Стоит упомянуть и то, что здесь работал Иммануил Кант.


    Традиции «Альбертины» продолжает Балтийский Федеральный университет имени Иммануила Канта, который был образован в 2010 году на базе Российского Государственного университета им. И.Канта указом Президента РФ.

    После Тридцатилетней войны последовала другая война - Северная (1655 - 1660). В ней Швеция воевала против Польши за прибалтийские территории и господство на Балтийском море. В ходе этой войны было покончено с зависимостью Пруссии от Польши. Было создано Бранденбургско-Прусское государство, столицей которого стал Берлин. Курфюрст Фридрих III объявил себя королем Пруссии Фридрихом Первым. В период его правления Кёнигсберг несколько раз посетил Петр I, которому Фридрих подарил известную Янтарную комнату и прогулочную яхту "Либурика". Сам же Фридрих I среди прочего очень любил высоких солдат и собирал их по всей Европе. Поэтому Петр в качестве ответной любезности подарил королю 55 отборных гренадеров самого высокого роста.


    kaliningrad10.jpg
    Янтарная комната оставалась в Пушкине до 1942 года. Отступая, немцы увезли комнату в Кёнигсберг, где была смонтирована для показа узкому кругу лиц. В 1945 году она была спрятана в подвалах замка. Дальнейшая судьба комнаты неизвестна. По одной из версий она до сих пор находится под руинами замка. По другим - могла оказаться на борту "Вильгельма Густлоффа" или где-то в Германии. К 300-летию Санкт-Петербурга Янтарная комната была отреставрирована (в том числе с привлечением немецкого капитала) и сейчас доступна к посещению в Екатерининском дворце.

    Многим известен Фридрих II Великий. Интересно, что он заселял пустующие земли Пруссии, стремясь увеличить число налогоплательщиков. Для увеличения занятости король резко выступал против машинной техники. Кроме того, король считал, что дороги должны быть в плохом состоянии, чтобы затруднить движения неприятельской армии. Прусская армия была одной из самых лучших в Европе.
    В 1758 - 1762 гг. Кёнигсберг входил в состав Российской империи. В то время городом управлял губернатор. Одним из губернаторов был Василий Иванович Суворов - отец великого полководца Александра Васильевича Суворова. После В.И.Суворова губернатором стал Петр Иванович Панин (1721 - 1789), участвовавший в подавлении восстания Пугачева. Кстати говоря, Емельян Пугачев принимал участие в Семилетней войне и вполне мог посетить Кёнигсберг.


    Впрочем это небольшое вступлении...сам рассказ хочу посвятить...
    ,,Ночной перине Кёнигсберга,,


    koenigsberg_forts.jpg
    Кёнигсберг в военной науке считался «двойным тет-де-понтом», что означает «береговая крепость на обеих сторонах реки».

    Город начался с замка в 1255 году, и почти всю свою историю развивал в себе фортификационно-оборонительную структуру. Крепость-замок Кёнигсберг, городские стены и оборонительные валы, городские ворота, форты… И развил настолько, что, не считая Второй мировой войны, она ему никогда с XIII века и не понадобилась. Тем не менее, на каждое движение военно-инженерной мысли Европы Кёнигсберг реагировал оперативно, строя или перестраивая ту или иную крепость, или редюит, или обводное кольцо фортов, или систему дотов. Если мысленно разложить все эти сооружения в фортификационную цепочку, то мы увидим следующую картину эволюции города-крепости.


    Средневековое кольцо городских стен было сооружено в 1355—1370 годах, причём каждый из трёх городов (Альтштадт, Кнайпхоф и Лёбенихт) был окружён своей стеною.


    Следующий пояс укреплений построен в 1626—1634 годах, окружая Кёнигсберг со всеми общинами в окружности двух миль с валами (тогда же был насыпан Литовский вал), 32 ротондами и равелинами, двумя воротами на юг и с семью на Прегель. Укрепление города было дополнено в 1657 году сооружением крепости Фридрихсбург,
    bd7f54bc3d12251104804844915fd536.jpg p_O.jpg

    на речном входе в Кёнигсберг со стороны моря. Приехав в Кёнигсберг в первый раз с Великим посольством (в 1697 году), молодой Пётр I активно брал на заметку немецкие военно-градостроительные решения. В частности, по примеру расположения перед речным входом в город крепости Фридрихсбург, впоследствии Пётр I заложил Кронштадт перед новой российской столицей.


    Строительство укреплений XIX века началось в 1843 году на герцогском пахотном поле и завершено в 1859 году на северо-восточном участке строительством восьми городских ворот. Первым объектом кольца оборонительных сооружений стала оборонительная казарма «Кронпринц»,
    kronpr1.jpg d70f70e15e10.jpg


    строительство которой началось 15 октября 1843 года. Периметр второго обвода частично совпадал с периметром первого. Автором проекта укреплений второго обвода был генерал и инженер-фортификатор Эрнст Людвиг фон Астер

    В рамках создания оборонительного обвода были построены многочисленные бастионы и земляная насыпь на севере для защиты города. Форт Фридрихсбург
    04.jpg 15147.jpg
    вместо редутов был ограждён каменной стеной, сооружены ворота и четыре мощные башни. (Впоследствии крепость-форт Фридрихсбург была снесена немцами в начале XX века при строительстве городской железнодорожной сети; сохранились лишь одноимённые ворота на Левой набережной между эстакадным и двухъярусным мостами). На юго-востоке и юго-западе Верхнего озера стояли оборонительные башни Дона и Врангель (обе сохранились до сих пор).
    g980_14194_a5159e65439910cad5924f3f75621fb1original.jpg 0_67479_baa3162e_L.jpg fort-bashnya-vrangelya-kaliningrad-do-1946-goda-kenigsberg-0004392296-preview.jpg

    Второй вальный обвод города утратил военное значение и был продан городу военным ведомством в начале XX века. Часть сооружений обвода была срыта для обеспечения развития города. Например на месте снесённых Трагхаймских и Штайндаммских ворот была устроена площадь Ханза-Плац, нынешняя Площадь Победы. Однако значительная часть сооружений Второго вального обвода сохранилась до сих пор. Прежде всего это семь городских ворот, оборонительная казарма «Кронпринц», оборонительные башни «Врангель» и «Дона», Астрономический бастион (назван так из-за близости к бывшей обсерватории Бесселя) и несколько менее значительных сооружений — бастионов, редюитов и т. п.

    y_82deee54.jpg
    Кёнигсберг как крепость все века строился и перестраивался, и финалом этих перманентных перестроек стала мощная кольцевая система городских фортов, возведённых в XIX веке и блокирующих подступы к городу. Кольцо проходило на удалении около 5 километров от городских стен и состояло из 12 больших и 5 малых фортов. Поперечник кольца составлял около 13 километров, а протяжённость более 40. Расстояние между фортами — 2—4 километра, что обеспечивало зрительную и огневую связь фортов. Там, где по условиям местности это было невозможно, в промежутках между большими фортами были устроены малые (литерные) форты. Они были значительно меньше по размерам и вмещали гарнизон численностью до роты с несколькими пушками. Обычный же гарнизон форта составлял 200—300 солдат и 30-40 орудий.

    Помещения фортов больших и малых (казематы, капониры, казармы) были кирпичными со сводами толщиной не менее 1 метра. Слой земли над помещением предусматривался толщиной около 3 метров. Всем фортам были даны имена собственные в честь прославленных немецких полководцев и королей:

    Форты правого берега реки Прегель:

    Форт № 1 — Штайн (Stein am Lauther Muhlenteich), прикрывал шоссейную дорогу Кёнигсберг-Инстербург
    Форт № 1a — Грёбен
    Форт № 2 — Бронзарт (Bronsart bei Mandein), прикрывал шоссейную дорогу Кёнигсберг-Тильзит
    Форт № 2a — Барнеков (Barnekow)
    Форт № 3 — Король Фридрих-Вильгельм I (Friedrich Wilhelm I), прикрывал железнодорожные линии на Тильзит и Кранц, шоссейную дорогу на Кранц
    Форт № 4 — Гнайзенау (Gneisenau), прикрывал открытую местность
    Форт № 5 — Король Фридрих-Вильгельм III (Friedrich Wilhelm III), прикрывал шоссейную дорогу на Пиллау
    Форт № 5a — Лендорф (Lehndorf)
    Форт № 6 — Королева Луиза (Konigin Luise bei Juditten), прикрывал железную и шоссейные дороги на Пиллау
    Форт № 7 — Герцог фон Хольштайн (Herzog von Holstein), прикрывал Кёнигсбергский канал и реку Прегель с запада
    Форты левого берега реки Прегель:

    Форт № 8 — Король Фридрих I (Konig Friedrich I), прикрывал железную и шоссейные дороги на Эльблонг
    Форт № 9 — Донна (Donna), прикрывал шоссейную дорогу на Пинтен
    Форт № 10 — Канитц (Koniz), прикрывал шоссейную дорогу на Цинтен и Домнау и железную дорогу на Домнау
    Форт № 11 — Дёнхоф (Donhoff bei Seligenfeld), прикрывал железную дорогу на Инстербург
    Форт № 12 — Ойленбург (Eulenburg bei Neuendorf), прикрывал шоссейную и железную дорогу на Инстербург
    Кроме них были построены форты № VII и № VIIb, которые не имели своих названий и были упразднены вскоре после создания, ныне номер VII носит форт, изначально называвшийся VIIa.

    К 1875 году строительство фортов было в основном закончено. Между фортами, кроме того, были устроены укрытые позиции для артиллерийских батарей, полузаглубленные и заглубленные кирпичные казематы для пороховых погребов, блиндажи для пехоты. Однако едва лишь строительство фортов было закончено, они стали стремительно устаревать и уже после 1880 года не отвечали требованиям времени. Дело в том, что снаряды стали начиняться не порохом, а новыми мощными взрывчатыми веществами (пироксилином, мелинитом). Кроме того, появились гораздо более крупнокалиберные осадные пушки и мортиры. Проведенные в Германии опытные стрельбы в 1883 году показали, что даже 210 мм снаряд, содержащий 19 кг пироксилина, пробивает кирпичное перекрытие толщиной в 1 метр, прикрытое сверху слоем бетона 0,75 м и слоем земли 1,5 метра.

    В 1885 году комиссия государственной обороны пришла к выводу о том, что форты нуждаются в реконструкции из-за недостаточности прочности. Было решено усилить бетоном фортовые помещения, убрать часть мест для артиллерии и создать новые стрелковые позиции. Эти работы начались в 1887 году и продолжались до конца 1891 года. Поверх кирпичного свода устроен слой песка толщиной в 1 метр, а выше него бетонный слой толщиной 1—1,2 м. Стены казематов в ряде случаев усиливали до толщины 3 метров.

    Но эволюция артиллерии была столь стремительна, что в первые годы XX века, изучив опыт осады японцами русской крепости Порт-Артур, немцы приходят к выводу о том, что форт как артиллерийская позиция себя изжил полностью. Он становится лишь центром так называемой «укреплённой группы», чисто пехотным укреплением, складом боеприпасов, продовольствия.


    Кёнигсбергским фортам в Первой мировой войне повезло, до них война не докатилась. Сражения в Восточной Пруссии происходили летом-осенью 1914 года в 50 километрах от Кёнигсберга и закончились поражением русских армий генералов Самсонова и Ранненкампфа (кстати, в одной из них воевал вольноопределяющийся Николай Гумилёв, описавший этот период своей жизни в «Записках кавалериста»). Кёнигсбергские форты мирно продремали всю войну.

    Кёнигсберг разрастался и давно перешагнул свои границы, определенные старой городской стеной и системой ворот. Старые сооружения безжалостно сносились муниципалитетом, так что в тридцатых годах XX века от прежней оборонительной системы сохранился лишь в северо-восточной части города Литовский вал, несколько старых городских ворот, имевших теперь лишь историческое значение, да несколько башен-блокгаузов — бастионы «Литауэн», «Грольман», «Прегель», «Штернварте» («Астрономический»), башни «Дона» и «Врангель», да остаток стены в южной части города возле вокзала. Эти сооружения теперь играли лишь историческую роль.


    Однако кольцевая система фортов, расположенных на подступах к городу, сохранилась в целостности, и сыграла свою роль при взятии Кёнигсберга Красной Армией (в первую очередь форт № 5). Из того, что сказано выше о кёнигсбергских фортах, не значит, что штурм Кёнигсберга в апрельские дни 1945-го был лёгким. Достаточно сказать, что Кёнигсберг — единственный город, не являющийся столицей государства, за взятие которого была учреждена медаль.
    image385.jpg

    Несмотря на свой почтенный возраст, в 1945 году форты всё ещё оставались «крепким орешком». Они были слишком маленькой целью для бомбардировочной авиации; в то же время полевая артиллерия была не в состоянии пробить толстые стены фортов. Специально для штурма фортов под Кёнигсберг были направлены восемь отдельных дивизионов артиллерии особо большой мощности, на вооружении которых стояли орудия калибром 203, 280 и 305 мм. О размерах этих орудий говорит хотя бы то, что для их выдвижения на боевые позиции была построена специальная узкоколейная железная дорога. Но даже для таких «мастодонтов» разрушение фортов оказалось трудной задачей. Например, форт № 10 получил 172 прямых попадания 305-миллиметровых снарядов, но только два попадания привели к сквозным пробоинам.
    5a5b45e29447f87c46dfddd89f8b4ee8.jpg

    С окончанием Второй мировой войны форты долгое время стояли по большей части бесхозными, но под охраной, как имеющие военное значение. В форте № XII «Ойленбург» 11-я гвардейская стрелковая дивизия, оставшаяся в городе навсегда, разместила свои склады боеприпасов и оружия. В форте № XI «Дёнхов» хранилось трофейное немецкое стрелковое оружие. В левом крыле форта № V «Король Фридрих-Вильгельм III» после войны саперы взрывали собранные с окружающей местности боеприпасы. Правое крыло этого форта в восьмидесятые годы превратили в туристический объект, куда до сих пор возят туристов и гостей города. В башне «Дона» в семидесятые годы разместился уникальный музей янтаря. Башня «Врангель» (позади городского рынка) до сих пор используется частью как складское здание одной из торговых организаций города, в другой же части башни открыт ресторан. Бастион «Штернварте» («Астрономический», расположен по Гвардейскому проспекту) частично используется облвоенкоматом в качестве сборного пункта призывников, частично разрушен и на этом месте возведён памятник 1200 героям-гвардейцам, павшим при штурме крепости. Форты внешнего обводного кольца использовались министерством обороны под склады.

    13650.jpg 8-vi.jpg vhod-v-fort-3-v-kaliningrade-0000266373-preview.jpg 0_8342d_76cf338a_L.jpg P1130469.jpg 71202020.jpg y_c6782c78.jpg 1418887968_1418887927.jpeg 1418887932_1418888027.jpeg 1418887953_1418888006.jpeg

    hqdefault.jpg IMG_5934_новый размер.JPG 26854352.jpg 4e442c98ae98da8b1e7a55ccbf7959a2.jpg fort-5-koenigsberg-1945-april.jpg kenig.JPG 0_83434_46649375_L.jpg 414418603.jpg medium_tonnel.jpg 22.jpg vg1Tr.jpg

    Да к чему я....а ..вспомнил...действительно увлекательна и интересна земля Кёника ...сколько тайн она хранит...и почему не даются они???? Может уже и нет ни каких тайн и сокровищ??? А давно осели они в руках ...нквд...кгб..?.. Думаю так и есть...а то смешно прям...все подозревают...ЧТО ТАМ ЕСТЬ ВСЁ...(одной янтарной комнаты хватило бы.) На финансирование поиска..со стороны государства...весь Кёник бы перевернули и стёрли с лица земли....ан...нетути там нифига!!!! Все знают...украдено до нас...Ohh:)



    Проведенные исследования позволили составить план-схему предположительного местонахождения основных древних подземных ходов и сооружений Кенигсберга, в которых находятся богатейшие ценности, включающие значительное количество (десятки тонн) золота, серебра, янтаря, драгоценных украшений, а также части Янтарной комнаты, картины, книги и т.п. Сеть подземных ходов и сооружений, в которых спрятаны ценности, построены на различных глубинах (16-68 метров) в разное время, начиная с XIII века, и имеет несколько главных направлений от центра города (бывшего Королевского замка)... Имеется так же особое помещение, где находятся план-схемы всех подземелий Кенигсберга. Главный вход в эти подземелья осуществлялся с территории бывшего Королевского замка. Он был взорван и завален на глубину до 16 метров. Однако на большой глубине ходы-коридоры находятся в нормальном состоянии и не затоплены. Имелись ранее и другие входы в подземелья. Для их нахождения необходимо произвести дополнительные исследования.
    Иван Кольцов. 8 мая 1982 года

    На эту докладную записку в ЦК КПСС я наткнулся изучая в Центральном государственном архиве Российской Федерации документы, связанные с культурными ценностями, похищенными гитлеровцами в нашей стране. Содержание докладной мне показалось настолько интересным, что я сразу же занялся поисками автора.

    И вот мы беседуем с Иваном Еесеевичем Кольцовым, который в 80-х годах работал в «закрытом» тогда бюро по биолокации при Совете Министров СССР. В 1982 году Кольцов был приглашен в Государственную историко-археологическую экспедицию по поиску культурных ценностей в Калининграде (бывшем Кенигсберге). Обследовав с помощью «рамки» и других средств биолокации центральную часть города, Иван Евсеевич составил подробные схемы огромных подземелий под бывшим Королевским замком и вместе с докладной запиской направил их в ЦК КПСС (наиболее общую схему мы публикуем сегодня).

    - Последовала по меньшей мере странная реакция,- до сих пор недоумевает Иван Евсеевич.- Меня отстранили от участия в Государственной историко-археологической экспедиции, а вскоре расформировали и все бюро по биолокации. Насколько мне известно, через несколько месяцев прекратила свое существование и сама экспедиция, и никто не использовал в поисковых работах полученные нами схемы. Во всяком случае - гласно.

    После беседы с Кольцовым не мог не возникнуть вопрос насколько можно доверять его данным о существовании подземелий под Калининградом, подтверждаются ли они иными источниками? Для начала решил поискать ответ на него в самом бывшем Кенигсберге.

    Еще в поезде по пути в Калининград мне довелось услышать историю, связанную с подземельями этого города. Пожилая женщина рассказывала в купе:

    - Сын моей знакомой притащил домой большой отрез синтетической ткани. Говорит, мол, из затопленного подвала одного из фортов с пацанами вытащили целый рулон. Столько лет в воде пролежала, а как новенькая! Из той ткани моя знакомая сшила сыну рубашку. Стала гладить, а та как вспыхнет - прямо порох. Знакомая - в милицию. Послали в форт водолазов. Так там в подвале склад фашистский обнаружили и таких рулонов - сотню. Говорят, порох в виде ткани гитлеровцы выпускали, а зачем, почему - не знаю.

    Подумалось: очередная побасенка. Тогда я не знал, что через несколько дней встречу одного из водолазов, которые ныряли в тот затопленный подвал.

    В местной библиотеке, куда я обратился с просьбой подобрать документальные публикации о калининградских подземельях, ответили, что таковых не имеется, но назвали несколько художественных произведений, в которых об этом идет речь. Приведу только две выдержки из приключенческой повести С.Гагарина «Три лица Януса».

    «Восемьсот шестьдесят два квартала в городе - и каждый из них связан друг с другом единой оборонительной системой. Подвалы домов соединены переходами. Под землей - электростанции, лазареты, склады боеприпасов.»

    «Хорог поднял крышку канализационного люка и стал спускаться по скобам. Обергруппенфюрер последовал за ним. Они оказались в подземном зале. Вдоль одной из стен протянулся причал, у которого стояла небольшая, в четыре метра, подводная лодка.»

    Что стоит за этими описаниями - чистый вымысел или реальные факты? Как бы там ни было, а художественное произведение на документальную точность претендовать не может. Необходимо найти живых свидетелей и участников «подземных историй». И вот мы встретились с начальником отдела отряда подводно-технических работ Михаилом Матвеевичем Лифом.

    - Подземное хозяйство Калининграда действительно большое,- рассказывал он. - Я, конечно, не знаю его полностью, а только в той мере, что связана с нашими работами. Под фортификационными сооружениями в районе бывших дворцов имеются двух- и трехэтажные подземелья. В большинстве своем они затоплены, а ходы туда забиты камнями. Некоторые частично используются и сейчас под склады. Недалеко от Кенигсберга был подземный авиационный завод. Но он, насколько мне известно, тоже затоплен, а входы в него завалены камнями. Несколько лет назад были в нашей среде разговоры о том, что два доморощенных «кладоискателя» обнаружили в одном из озер искусственный грот, вход в который закрывала немецкая якорная мина. Один из них вскоре при неясных обстоятельствах упал с балкона пятого этажа и погиб. Другой после этого пытался склонить знакомого мичмана-сапера частным порядком обезвредить мину. Тот не придал этому разговору серьезного значения. Но когда «кладоискатель», уйдя в очередной раз на озеро, пропал без вести, мичман вспомнил тот разговор и заявил о нем в милицию. Но «кладоискателя» так и не нашли. А вообще обо всем этом советую поговорить с нашим ветераном дедом Гришей, который сразу же после освобождения Кенигсберга прибыл сюда в составе спецподразделения и лично осматривал в водолазном снаряжении многие затопленные подземелья.

    «Дед Гриша» - Григорий Иванович Мацуев прибыл в Кенигсберг в апреле 1945 года. Более десяти лет служил здесь старшиной команды водолазов. Будучи мичманом, уволился в запас и остался работать в отряде подводно-технических работ. Десятки раз спускался в затопленные подземелья, в реку Преголь и в озера.

    - В апреле 1945 года,- рассказал мне Мацуев.- мы начали обследование Преголи. Фашисты затопили здесь множество судов. Предстояло поднять их, очистить реку для судоходства. Приходилось работать и в подземельях. Хорошо помню, в Королевском замке верхние этажи подвалов в то время затоплены не были. Мы спускались туда через специальные люки. Прошли три этажа, потом по каким-то причинам, не помню, вернулись. Вскоре входы в подземелье были завалены обломками взорванного дворца. Группа водолазов из нашего отряда работала также в подземном авиационном заводе. Он был затоплен фашистами. Воду пытались откачать, но безрезультатно. Тогда в подземелье засыпали красящий порошок. Изменение цвета воды на некоторых участках прибрежной полосы показало, что заводские подземелья связаны с Балтийским морем. После этого было принято решение прекратить попытки откачать воду. Входы в подземные этажи завода завалили камнями. На том и закончили работы.

    Что касается «синтетической ткани», то я лично участвовал в ее подъеме из подземелий. Было это в районе старинных городских ворот. В полу фортификационного сооружения нашли огромный люк. Открыли мы его, а под люком вода стоит. Нырнул - и увидел огромное подземелье со стеллажами, на которых лежало множество каких-то рулонов. Долго мы провозились, пока подняли их на поверхность. Потом нам сказали, что анализ будто бы показал - это порох. Подполковник, руководивший работами (фамилию, к сожалению, не помню), высказал такое предположение. После первой мировой войны Германия не имела права выпускать оружие и взрывчатые вещества больше установленного уровня. Вот в Кенигсберге и делали порох, камуфлируя его под ткань.

    После разговора с Мацуевым я понял, что нужно возвращаться в архив и продолжать «копать» там. Должны же остаться какие-либо документальные свидетельства о кенигсбергских подземельях.

    Многомесячная работа в Центральном государственном архиве Российской Федерации дала несколько серьезных подтверждений существования в центральной части Калининграда (Кенигсберга) сети древних подземелий.

    Сохранилась историческая справка немецкого исследователя XIX века Ф.Лаарса о Королевском замке. Его строительство началось в 1257 году и продолжалось до 1810 года. В течение шести веков замок многократно перестраивался, велись мощные подземные работы. Геологические раскопки, проведенные профессором Гейдекком в 1889 году, показали что под поверхностью Замкового двора лежат 7-8-метровые толщи «культурных» отложений. В отчете о раскопках упоминаются глубокие и протяженные подземелья под Замковой церковью, бывшим домом Конвента, рестораном «Блютгерихт» («страшный суд»). Однако речь везде идет о подземельях первого яруса. Более глубокие раскопки проведены по какой-то причине не были.

    Не провели их и в 1945 году, хотя тогда для поиска в Кенигсберге культурных ценностей была создана специальная комиссия с большими полномочиями под руководством генерала Брюсова. В архиве обнаружился подробный исследовательский дневник, который вел Брюсов в то время. Из него выяснилось следующее.

    К работе комиссии был привлечен бывший хранитель Кенигсбергских музеев доктор Альфред Роде, который не успел эвакуироваться из города при его освобождении советскими войсками.

    Крайне загадочной, на мой взгляд, является одна фальсификация доктора Роде. Когда комиссия Брюсова попыталась организовать раскопки в южном крыле замка, Роде сумел отговорить советских исследователей. Аргументы были такими: в южном крыле перед налетом английской авиации находился госпиталь, который завален обломками камней после попадания в него авиабомбы, ничего кроме трупов, в завалах не найти.

    Несколько позже, когда Роде загадочно исчез, обнаружилась его ложь. Военные специалисты, исследовав характеристики завала южного крыла замка, убедительно доказали: взрыв произошел не сверху (якобы от авиабомбы), а снизу, что повышает вероятность его искусственного происхождения. Приехавший в Кенинсберг по вызову комиссии бывший помощник Роде доктор Штраус категорически отрицал нахождение в южном крыле (да и в замке вообще) когда-либо госпиталя. Там всегда сосредоточивались музейные ценности.

    Казалось бы, уже одно такое противоречие могло бы послужить поводом для скрупулезных раскопок в районе замка, Но увы, они были организованы поверхностно. Тем не менее, обследовав только часть подземелий первого яруса, комиссия Брюсова сумела собрать больше 1000 музейных экспонатов из серебра, бронзы, фарфора, фаянса, хрусталя и т.д., а также часть картин и мебели из дворцов музеев пригородов г.Ленинграда, похищенных фашистами во время войны. Не наводит ли это на мысль, что нижние ярусы подземелий могут хранить более ценные экспонаты?

    Удалось обнаружить в архиве и множество показаний бывших советских и иностранных военнопленных при допросах в компетентных органах по поводу захоронения фашистами культурных ценностей. Приведу выдержку из допроса 12 февраля 1972 года заключенного варшавской тюрьмы А.Витека (перевод с польского):

    «Во время оккупации я был отправлен на принудительные работы в Кенигсберг, где был размещен в лагере для иностранцев «В сьмецях». Из этого лагеря немцы ежедневно брали нас на работу в город. Я попал в группу, которая вывозила из учреждений и домов различное оборудование и доставляла его на сборный пункт в Вильгельмовскии замок (Королевский - С.Т.) на Кайзер Вильгельм штрассе. В замке был склад и немцы там сортировали и отбирали вещи для упаковки и отправки в Германию. С 1.2.45 г. до 15-20.3.45 г. я помогал упаковывать оборудование в ящики. Я видал большое количество ящиков, обозначенных одинаковой нумерацией. Эти ящики находились в подвале в правом крыле замка. Ящики охранялись, и их осматривал сам гаутляйтер Восточной Пруссии Эрих Кох. Потом во двор замка был завезен кирпич, похожий на тот, из которого был построен замок. Были доставлены несколько старых немцев-каменщиков для ремонта подвалов замка. Через несколько дней ящиков в подвале уже не было, но я не помню, чтобы их вывезли из замка. Немец, с которым я работал, говорил, что замок имел подземелья, которые расходились в двух направлениях. Ящики были разной величины и формы и обозначены буквами «OST» и цифрами. Вероятно, эти ящики были спрятаны в подземельях замка.»

    А вот выдержка из показаний еще одного коллеги доктора Роде профессора Г.Клумбиса (Берлин):

    «Недалеко от винного погреба дворца расположена старая наклонная шахта. Она не использовалась в течение нескольких веков. Шахта закрыта, на поверхности нет никаких признаков о ее существовании. Но доктор Роде знал о существовании старого колодца. Шахта в земле - лучшее укрытие ценных предметов во время военных действий и для их длительного хранения. Транспортировку можно было осуществить быстро, малыми силами и незаметно. Именно на этом основано мое предположение о том, что культурные ценности находятся в шахте.» (На довоенной схеме Кенигсберга, которую мы публикуем, доктор Клумбис отметил вход в шахту крестиком. - С.Т.)

    Профессора Клумбиса, кстати, поддерживает и бывший главный архитектор г.Калининграда Д.Навалихин:

    - В 1948 году я спускался в подземелье замка, видел наклонную шахту под углом примерно 45 градусов. Глубина шахты не менее 20 метров. Возможны более глубокие ответвления.

    В этом районе строители натолкнулись в 1973 году еще на одно подтверждение существования под Королевским замком подземелий. Вот документ из архива:

    «Заместителю председателя Калининградского облисполкома

    Докладная записка

    При производстве работ по устройству свайных оснований Дома Советов четыре сваи, длиной до 11 метров, под ударом копра ушли на всю глубину без сопротивления. На поверхности осталось не более 40 см.

    Исходя из вышесказанного, следует считать, что в указанном месте находится подземный ход или бункер. Не исключена возможность, что там может находиться Янтарная комната или другие ценности.

    Начальник СУ-424 С.Кулешов.
    1.02.73 года.»

    Как удалось выяснить, реакция на докладную записку была такой: сваи приказали вытащить, а дыры залить бетоном. Нашли другое место для забивки свай, а исследование подземелья оставили потомкам.

    Приведенных фактов, на мой взгляд, вполне достаточно, чтобы отнестись с доверием к выводам, которые в свое время сделал в обращении в ЦК КПСС инженер биолокации Иван Кольцов. Но на чем основана его уверенность в том, что в подземельях спрятаны, как утверждает Кольцов, тонны драгоценных металлов?

    - Методы биолокации,- ответил на мой прямой вопрос Иван Евсеевич,- достаточно легко «различают», что находится под землей: вода, нефть, руда, металлы. Ведь не зря наше бюро при Совете Министров успешно работало в области разведки полезных ископаемых. Нет ошибки и в данном случае. Заинтересованным специалистам я готов показать не только места входов в подземелья Королевского замка, но и ряд подземных складов, где до сих пор находятся фашистские законсервированные автомашины, интендантское имущество, станки, другая техника.



    Всем спасибо за терпение...если дочитали..:biggrin::m1077:
    С Ув Стас
     
    Последнее редактирование: 28 июл 2015
    Димсаныч и Aleksk нравится это.
  2. Offline

    Я1ш2к3а4 Фельдфебель

    Регистрация:
    3 апр 2017
    Сообщения:
    55
    Спасибо SB:
    26
    Отзывы:
    0
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Павловский Посад
    Интересы:
    места гибели предков
    Какие полки ( дивизии) русской армии стояли в лесах под Кенигсбергом в 1914-1916 гг.? И были там призванные из Тамбовской губернии?
     
  3. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    17.744
    Спасибо SB:
    82.627
    Отзывы:
    1.233
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Проводы советских солдат из Кенигсберга.
    Коментарии автора фото:

    «Начались проводы победителей домой. „Мы из Кенигсберга!“ — написали плакат воины 3-го Белорусского фронта и закрепили его на паровозе своего поезда».
    Июль-август 1945

    njmz72l66w60uc78th.jpg

    Разрушенный в результате штурма города Королевский замок в Кёнигсберге

    bsk1pr5up48xqi8upp.jpg

    Колонна советских войск движется по разрушенной улице Штайндамм (ныне ул. Житомирская в Калининграде) в Кенигсберге после боев за город.

    n1w47kstsv5qoeffbl.jpg

    Специальный корреспондент, поэт редакции газеты "Красноармейская правда" подполковник Александр Трифонович Твардовский (1910 — 1971) в Кенигсберге после боев за город.

    6v7a84f0jxfqtkzp1f.jpg
     

Поделиться этой страницей