Маресьев Первой Мировой

Тема в разделе "Россия. Русская Императорская Армия", создана пользователем Wolf09, 14 фев 2014.

  1. Wolf09
    Online

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    9.948
    Спасибо:
    46.282
    Отзывы:
    622
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    Ас России Юрий Гильшер

    f3f49cc86f73.jpg

    Во время Первой мировой войны в авиационном лексиконе появилось новое слово – ас. Так называли лётчиков, которые сбили несколько самолётов противника. Во всех воюющих странах количество сбитых самолётов, необходимых для достижения звания аса, было разным. Во Франции эта цифра достигала 10, в Германии – 7. В России, из-за сравнительно низкой активности авиации на восточном фронте по сравнению с западным асом называли лётчика, который сбил 5 и более вражеских самолётов. Современные исследователи авиации, видимо, пытаясь восстановить историческую справедливость, считают асами Первой мировой войны всех лётчиков, которые сбили 5 и более самолётов противника.
    В Российской авиации во время "Великой войны" почётное звание аса заслужили 15 лётчиков. Особое место среди них занимает военный лётчик 7-го истребительного авиаотряда корнет Ю.В. Гильшер, который стал асом, летая с протезом вместо одной ноги.

    [​IMG]

    Авиационная карьера Гильшера была нелёгкая, но он проявил себя как горячий патриот, беззаветно преданный авиации и как лётчик, одарённый большим самообладанием.
    Юрий Владимирович Гильшер родился 14 ноября 1894 года1 в Санкт-Петербурге. Мать Юры, урожденная Азанчеева-Азанчевская, принадлежала к древнему роду московских столбовых дворян, и детство мальчик провел вместе с братом и сестрой в подмосковном имении Азанчеевых. Он увлекался верховой ездой, получил хорошее образование, окончив Московское Алексееаское коммерческое училище. А будучи от природы очень симпатичным юношей, Юра пользовался большой популярностью у барышень. Впереди было перспективное будущее.

    [​IMG]

    Но окончание училища как раз совпало с началом войны. Долг патриота не позволял Юрию отсиживаться в тылу. 30 ноября 1914 года Гильшер поступил юнкером рядового звания в Николаевское кавалерийское училище2. Сказалась любовь к лошадям, только теперь предстояли не приятные, конные прогулки, а следовало готовить себя к жестоким боям.

    [​IMG]

    Здесь, в Николаевском училище, Юрий показал себя прилежным учеником и отличным стрелком. На соревнованиях по стрельбе из винтовки он занял второе место, за что был отмечен специальным нагрудным знаком.
    Учеба шла успешно, командиры и педагоги были довольны своим учеником, и уже 7 мая 1915 года Гильшер как один из лучших получил первое повышение в чине – стал юнкером унтер-офицерского звания. Окончив училище по 1-му разряду и получив первое офицерское звание – прапорщик3, Юрий Гильшер был зачислен в 13-й драгунский Военного ордена генерал-фельдмаршала графа Миниха полк. Это был один из старейших полков в русской кавалерии4, и служить в нем было большой честью. Юрий гордился этим и всегда носил нагрудный знак полка.
    К началу 1915 года командование русской армии хорошо осознало, какую важную роль в современной войне может и должна играть авиация. Она срочно усиливалась, формировались новые отряды, требовалось постоянно увеличивать число летчиков. Не удивительно, что Юрий очень заинтересовался авиацией и еще во время учебы в училище подал рапорт с просьбой о направлении в одну из авиашкол. Командование поддержало его инициативу, и сразу по окончании училища Гильшер был откомандирован в авиацию.
    Уже 3 июня офицер-кавалерист прибыл в Гатчинскую авиационную школу и приступил к изучению устройства аэропланов и практическим полетам. Как и прежде, учеба давалась ему легко, и Юрий довольно быстро усвоил необходимый объем знаний. Инструкторам был по душе этот любознательный и инициативный молодой офицер. В августе он уже летал самостоятельно и вскоре был командирован на две недели в Царское Село для несения службы в специальном авиаотряде по воздушной обороне императорской резиденции. Для двадцатилетнего кавалерийского офицера, не имевшего еще звания пилота, это было большим доверием со стороны командования, и прапорщик Гильшер старался его оправдать. 9 сентября Юрий выдержал испытания на звание летчика, а 8 октября обучение было закончено. Гильшер получил назначение в 4-й армейский авиационный отряд. Начальник авиационной школы полковник Ульянин так охарактеризовал Гильшера в телеграмме в штаб авиации: "Предназначенный в 4-й армейский а.о. прапорщик Гильшер – отличный".
    17 октября Юрию было присвоено звание "военный летчик", и через десять дней он в составе 4-го армейского авиаотряда, вооруженного самолетами типа "Вуазен", уже прибыл на фронт.

    [​IMG]

    Отряд расположился на аэродроме у ст. Койданово. Авиаторы начали выполнять разведывательные полеты. 7 ноября 1915 года Гильшер и Соловьев прилетели в штаб 4-й армии близ имения Станьково для получения задания на полет. Уже стояли холода, и чтобы моторы не застыли5, летчики по очереди запускали их, проворачивая специальной рукояткой. Во время очередного запуска случилась беда: при отдаче Гильшер замешкался и не успел вовремя отдернуть руку. Последствия были тяжелыми – летчик получил закрытый перелом костей правого предплечья и сильный ушиб кисти. Юрию оказали первую помощь, а потом отправили в 345-й полевой госпиталь, где на руку наложили гипс. О полетах не могло быть и речи, и Гильшеру поручили другое задание. 15 ноября по указанию штаба 4-й армии его командировали в Москву на завод "Дукс" для приемки запасных частей.

    [​IMG]

    Жизнь в Москве текла размеренно и неторопливо, словно никакой войны и не было. Приемка запчастей на заводе – работа нетяжелая и монотонная. И хотя Гильшер повидал родных и жил в своем доме, это поручение откровенно тяготило его. Деятельная натура Юрия требовала занятия иного рода. 31 января 1916 года он подал рапорт командиру отряда: "Ввиду состояния моего здоровья, не позволяющего мне в настоящее время летать в условиях военного времени, и желая использовать это время для обучения на быстроходных бимонопланах систем "Ньюпор", "Моран" и "Сопвич", прошу командировать меня в Военную авиационную школу".
    Командование не стало возражать, и в конце февраля прапорщик Гильшер отправился в Одесскую авиационную школу для переучивания на аппараты типа "Моран". Юрий был хорошим летчиком, и освоение нового типа самолета не заняло много времени. Закончив обучение на "Моране", он получил новое назначение – в 7-й авиационный отряд истребителей.
    В феврале 1916 года заведующий авиацией и воздухоплаванием в действующей армии великий князь Александр Михайлович отдал приказ о формировании первых в российской армии истребительных авиационных отрядов. Два первых отряда формировались в 7-й и 12-й армиях; 7-й формировал в Киеве при 3-й авиационной роте6 уже широко известный к тому времени военный летчик подпоручик Иван Александрович Орлов7. Гильшер прибыл в отряд 22 марта, где и познакомился со своим новым командиром. Орлов был его ровесником, и они быстро нашли общий язык. 25 марта 1916 года подпоручик Орлов своим приказом № 1 объявил 7-й авиационный отряд истребителей сформированным. На его вооружение поступили российские истребители-бипланы "С-16" конструкции И.И. Сикорского, оснащенные синхронным пулеметом "Виккерс". Отряд доукомплектовался летным и техническим составом, и 4 апреля Орлов доложил великому князю об окончании формирования и готовности к выступлению на фронт.
    Отряд получил назначение, и 10 апреля отправился из Киева в 7-ю армию. Расположившись на аэродроме у деревни Яблонов (Галиция), летчики и механики приступили к сборке, регулировке и облетам самолетов. До этого никто из прибывших не летал на аэропланах Сикорского, но “С-16" оказался достаточно простым по устройству и легким в управлении. Гильшеру понадобилось всего два тренировочных полета, чтобы освоить новый истребитель.

    [​IMG]

    Прибытие 7-го авиационного отряда на фронт совпало с началом подготовки войск Юго-Западного фронта к наступлению, впоследствии названному Брусиловским прорывом. 18 апреля 1916 года главнокомандующий фронтом генерал Брусилов провел совещание с командующими армиями8 и начальниками их штабов, на котором изложил свое решение о подготовке к наступлению и план действий. Отряду была поставлена задача воспрепятствовать полетам самолетов-разведчиков противника над боевыми порядками 7-й армии. С 18 апреля они приступили к интенсивным тренировкам по перехвату самолетов противника, а уже 20-го Гильшер с подпоручиками Орловым и Бычковым провел свой первый воздушный бой. Обычно Юрий летал один, без летчика-наблюдателя. Подниматься в воздух приходилось практически ежедневно, иногда по нескольку раз. Во время полетов часто происходили встречи с самолетами противника, но добиться победы никому не удавалось. 27 апреля в 15 ч в отряд поступило сообщение о замеченном австрийском самолете-разведчике. Прапорщик Гильшер тут же вылетел на перехват. Набрав высоту, он обнаружил неприятеля. Австрийцы вели наблюдение за расположением войск 7-й русской армии в районе местечка Бурканув. Зная о малочисленности и слабости нашей истребительной авиации, австрийцы не проявляли беспокойства, все внимание сосредоточив на земле. За потерю бдительности они и поплатились. Атака русского летчика была стремительной и безошибочной. Сблизившись, Гильшер выпустил по неприятельскому разведчику несколько очередей из "Виккерса". Самолет противника, пуская клубы черного дыма, устремился к земле. Так Юрий Гильшер открыл счет своим воздушным победам и победам 7-го истребительного авиаотряда.
    Однако этот самолет Гильшеру засчитан не был, так как австриец упал на своей территории. В императорском военно-воздушном флоте существовали строгие правила учета побед. Сбитыми считались только те самолеты противника, которые либо упали в нашем расположении, либо данный факт подтверждался наземными войсками. К сожалению, очевидцев боя Гильшера не было, и командование, признавая факт уничтожения австрийского разведчика, победу отважному летчику не засчитало.

    [​IMG]

    И все же отряд праздновал первый успех. Однако радость была недолгой. Судьба уже готовила Юрию новое испытание.
    После короткого отдыха прапорщик Гильшер вновь вылетел на задание, на этот раз с летчиком-наблюдателем прапорщиком Квасниковым. Перед ними стояла задача по патрулированию воздушного пространства над расположением 7-й армии, и пилоты запаслись биноклями. Но австрийские самолеты больше не появлялись. Уже возвращались назад, когда случилось несчастье. Вышла из строя система управления. Самолет несколько раз перевернулся в воздухе, отчего, видимо, заклинило рули высоты. Авиаторы пытались до последнего справиться с поломкой, но их попытки были безуспешны. С высоты около 1000 метров аэроплан устремился к земле, но его прочная конструкция спасла экипаж. Оба летчика получили множественные ранения и, потеряв сознание, лежали среди обломков самолета.

    [​IMG]

    У Гильшера, в частности, оказалась оторвана стопа левой ноги и сильно травмирована голова. Летчиков доставили в 526-й полевой госпиталь, где после осмотра пришлось ампутировать Гильшеру ногу до колена.

    [​IMG]

    Казалось, с авиацией Юрию Гильшеру придется распрощаться навсегда, но так можно было подумать, не зная его. Офицер твердо решил вернуться в строй.
    4 мая, в госпитале, Юрий получил известие, что 30 марта 1916 года он произведен в корнеты9. Нога постепенно заживала. В начале июля Гильшер узнал еще одну приятную новость. Приказом по армиям Юго-Западного фронта № 1010 от 17 июня 1916 года за воздушный бой, произошедший 27 апреля 1916 года, его наградили орденом Св. Владимира IV степени с мечами и бантом.

    [​IMG]

    Юрию сделали деревянный протез, и он практически стал заново учиться ходьбе – сначала на костылях, потом с тростью. В этих тренировках Юрий достиг определенного успеха и научился ходить довольно уверенно.
    Корнет Гильшер стремился на фронт. Он добился приема у начальника Управления военно-воздушного флота10 генерал-майора Н.В. Пневского, который согласился оказать всяческое содействие в осуществлении его мужественного и смелого плана. О возвращении летчика в строй перед великим князем Александром Михайловичем ходатайствовал его заместитель – генерал для поручений Н.Ф. Фогель. Но поддержка высоких чинов не потребовалась, медицинская комиссия и так дала положительное заключение11. Надежда не обманула Юрия. 30 октября 1916 года он возвратился в свой отряд.

    [​IMG]

    Уже 9 ноября Гильшер с наблюдателем штабс-капитаном Меделем вылетел на разведку и фотографирование вражеских позиций. А двумя днями раньше командир отряда подпоручик Орлов убыл в командировку во Францию. За него исполнять обязанности назначили Юрия. Сослуживцы это восприняли как должное, так высок был его авторитет летчика и офицера.
    Юрий уверенно справлялся с возложенными на него обязанностями и еще летал на боевые задания. 11 декабря он писал домой: "Когда появляются на горизонте белые дымки, это значит, что наша очередь подниматься: наша артиллерия обстреливает немецкий аппарат. Быстро садимся в свои "Бебе"12, срываемся с места и идем в бой.
    Последний раз я был на 80 метров от немца, но у меня заел пулемет, и я едва увернулся от его пуль: ужасно неприятно трещат немецкие пулеметы.
    В нелетную погоду летчики также не теряли даром времени: занимались техникой и вооружением, упражнялись в стрельбе по мишеням. Когда не было полетов, Юрий по утрам ездил верхом.
    Наступил 1917 год. Погода в январе была отвратительная, поэтому отряд практически весь месяц не летал. Сослуживцы Юрия ходили на охоту и приносили добычу – лисиц и кабанов. Гильшер придумал себе другое занятие: стал изучать беспроводное телеграфирование, азбуку Морзе.
    В конце января погода наладилась. Пилоты летали почти ежедневно: разведывали позиции противника, прикрывали с воздуха сухопутные войска, отражали атаки самолетов противника. Часто, рискуя, вели воздушные бои. Так, 31 января Юрий Гильшер обнаружил над боевыми порядками противника двухместный самолет и атаковал его» В течение десятиминутного боя он расстрелял весь боекомплект и оказался безоружным под огнем двух пулеметов. Только мастерское владение самолетом и большое самообладание позволили ему невредимым вернуться на свой аэродром.
    Другие летчики отряда были удачливее. 22 февраля 1917 года подпоручик Макеенок и прапорщик Янченко атаковали самолет противника и сбили его в районе Липица Гурна.
    23 февраля инспектор авиации армий Юго-Западного фронта подполковник Ткачев проверял авиаотряды 7-го авиадивизиона13. По 7-му он сделал следующее заключение: "Работа 7-го истребительного отряда очень интересная и продуктивная. Большинство совершенных полетов сопровождались боем, из которых один – подпоручика Макеенок – закончился ощутимым успехом.
    В этом отряде необходимо поднять на исключительную высоту стрельбу из пулеметов, дабы получить большой процент боев, оканчивающихся решительным успехом.
    Выделяются своей работой, полной мужества и отваги: военный летчик подпоручик Макеенок, прапорщик Шкарин и корнет Гильшер...

    [​IMG]

    Видимо, именно тогда, учтя замечание подполковника Ткачева, Юрий сконструировал специальный качающийся тренажер для отработки навыков стрельбы в полете. Летчики отряда много тренировались на нем и в будущем показали себя отличными стрелками.
    В начале марта в отряд вернулся подпоручик Орлов, и Гильшер передал ему командование.
    31 марта 1917 года летчики 7-го истребительного отряда провели великолепный воздушный бой и сбили два австрийских самолета. События этого дня развивались так.
    В 8 ч утра в воздух поднялись два самолета "Hanza-Brandenburg C-I” 7-й австрийской авиароты. Первый под управлением летчика фельдфебеля Хаблитчека и наблюдателя обер-лейтенанта Шмидта должен был произвести разведку позиций частей 7-й русской армии. Второй с летчиком Клефаком и наблюдателем лейтенантом Сзелигой охранял его. О появлении австрийских самолетов наблюдатели за воздухом сразу сообщили в 7-й истребительный авиаотряд. Навстречу противнику подняли свои машины трое: поручик Макеенок и корнет Гильшер на "Ньюпорах", прапорщик Янченко на "Моране-Монокок". Прилетев в указанный район, Макеенок первым заметил, что один из австрийских самолетов (охраняющий) атаковал оказавшийся неподалёку русский разведчик "Моран-Парасоль". Он пошел на выручку товарищу. Австрийцы оставили жертву и ответили на вызов. В течение нескольких минут Макеенок атаковал противника, но тот, пользуясь превосходством в скорости, неизменно уходил из-под обстрела и не позволял занять выгодную позицию, сам контратакуя. Но тут вовремя подоспел прапорщик Янченко, заставив противника снизиться. Воспользовавшись этим, поручик Макеенок буквально прошил того из пулемета. Австрийский самолет потерял управление, завалился на бок и, упав на землю у Майданской Буды, загорелся14.
    Второго австрийца атаковал корнет Гильшер. Первая же очередь его пулемета оказалась точна. Пули перебили тросы управления элеронами, повредили пулеметную установку наблюдателя, а одна попала летчику в правую ногу. Все это вынудило Хаблитчека срочно садиться. Но из-за большой потери крови он, видимо, плохо контролировал свои действия, и самолет упал15. Факт победы Гильшера подтвердил в рапорте командиру отряда прапорщик Янченко: "Второй самолет противника, вступивший в бой с корнетом Гильщером, снизился в районе высоты 417 у надписи Пусте Поле".
    Это было официальное признание боевых заслуг отряда. Свой следующий успешный бой Юрий провел 24 апреля. В тот день он, патрулируя над линией фронта, в 18 ч 15 мин заметил вражеский самолет, нарушивший наше воздушное пространство у Подгайце. Гильшер атаковал его, но неудачно. Противник пытался перехватить инициативу, но русский пилот второй очередью повредил ему радиатор. Самолет, оставляя за собой шлейф белого дыма (на самом деле пара), стал уходить на свою территорию. Через несколько минут дымный след исчез (вся вода вытекла), но самолет противника уже был над своей территорией. К сожалению, Юрий расстрелял всё патроны и вынужден был вернуться на свой аэродром. Что случилось с самолетом противника, сумел ли он дотянуть до своего аэродрома или совершил вынужденную посадку, так и осталось невыясненным. Учитывая боевые успехи Юрия, в конце месяца командир отряда подпоручик Орлов за самоотверженную боевую работу в апреле 1917 года и, в частности, за сбитый 31 марта 1917 года самолет, упавший в расположении противника представил корнета Гильшера к награждению орденом св. Анны IV степени с надписью "За храбрость".
    Вот выписка из аттестации того времени на Гильшера, написанная командиром отряда: "Корнет Гильшер – идейный работник. Любит свою службу авиации прежде всего, храбро ведет воздушные бои, очень дисциплинирован. Характера спокойного -43-. Всего больше подходит для истребительного дела".

    [​IMG]

    Подтвердить справедливость данной характеристики случай представился Юрию Владимировичу очень скоро. 1 мая его вызвал командир отряда и довел задание командования 7-й армии. Дело в том, что в последние дни, каждое утро с 8 до 9 ч, над боевыми порядками наших частей и соединений по маршруту Галич – Иезуполь – Нижнюв – Вычулки – Большовце пролетал вражеский самолет-разведчик и фиксировал все передвижения войск и расположение артиллерийских батарей. Приняли решение перехватить его из положения дежурства в воздухе.
    Утром 2 мая корнет Гильшер на истребителе "Ньюпор-21" вылетел на патрулирование. В 8 ч 20 мин в районе Иезуполя он обнаружил вражеского разведчика. Это был самолет "Oeffag C-III" 11-й австрийской авиароты. Пилот сержант Мусбруггер и наблюдатель лейтенант резерва Хоченегг уверенно вели свою машину тем же маршрутом. Русский пилот воспользовался стандартностью действий неприятеля, обстреляв его из пулемета. Тут же последовал ответ. Атаки Гильшера следовали одна за другой, и австрийцы, не выдержав натиска, стали уходить к линии фронта. Наконец во время очередного обстрела Юрий повредил пулемет вражеского наблюдателя. Тот стал отстреливаться из сигнального пистолета. Израсходовав все ракеты и не желая быть изрешеченным в воздухе, наблюдатель поднял в знак поражения руки вверх, а потом жестами показал на землю. Гильшер не стал добивать противника, а тот стал быстро снижаться и дотянул до своих окопов. Правда, самолет тут же накрыла огнем русская артиллерия. Артиллеристы внимательно следили за воздушным поединком и довершили дело, начатое нашим летчиком16.
    Когда Юрий Гильшер приземлился на, своем аэродроме, здесь уже знали об успехе. В отряд поступили сообщения из пехотных частей, подтверждающие победу нашего летчика. На основании Георгиевского статута17 Орлов представил корнета Гильшера к награждению орденом св. Георгия IV степени. А дома родные пилота прочитали в газете новое сообщение из Ставки: "Действия летчиков. Нашим летчиком корнетом Гильшером сбит германский самолет, который упал в районе расположения противника у м. Большовце..."
    Но сильнейшее напряжение многочисленных весенних боев не прошло бесследно для Юрия, и командир отряда решил дать ему небольшую передышку. 6 мая корнет Гильшер убыл в служебную командировку в Москву для закупки технического имущества для отряда и нового протеза. Юрий повидал родных и немного отдохнул от боевых будней. 16 мая Гильшер получил от командира отряда радостное известие: "Я и общество офицеров поздравляем тебя с награждением орденом св. Георгия IV степени".

    [​IMG]

    В конце мая корнет Гильшер был представлен к чину поручика. В документе говорилось: "После тяжелых ранений и увечий вернулся в ртряд и продолжает боевую работу, и сбил два самолета"18. Но представление где-то затерялось. Тогда же авиационное командование, по достоинству оценив профессиональные и организаторские качества Гильшера, решило назначить его командиром одного из истребительных авиаотрядов. Командир 7-го авиадивизиона поинтересовался мнением на этот счет подпоручика Орлова. Тот не возражал.
    В начале июня 7 иао перебазировался на аэродром Козово. Шла перегруппировка сил, русский Юго-Западный фронт готовился к июньскому наступлению. Предстояли трудные бои, на счету был каждый летчик, и Орлов отозвал Гильшера из командировки. Перед отрядом стояли задачи: охрана с воздуха частей и соединений, выполнение глубокой разведки и вылеты по вызову.
    17 июня 7-й истребительный авиаотряд постигла тяжелая утрата. В бою с двумя истребителями противника погиб подпоручик Орлов. Вопрос о том, кто его сменит, даже не обсуждался. Исполняющим обязанности командира был назначен корнет Гильшер (хотя в отряде были офицеры старше его по званию).
    Гильшера планировали назначить командиром другого истребительного отряда, но Юрию пришлось принимать свой. Командир 7-го авиадивизиона так характеризовал летчика: "Временно командующий 7-м авиационным отрядом истребителей корнет Гильшер – отличный боевой летчик, хладнокровный. Горячо любит авиацию. Будучи командующим отрядом, поддерживает в отряде дисциплину и порядок. Высоких нравственных качеств, относится серьезно и добросовестно к поручаемому делу, выдающийся. Считаю достойным кандидатом на должность командира отряда".
    Его поддержал инспектор авиации Юго-Западного фронта подполковник Ткачев, наложив на рапорте подчиненного следующую резолюцию: "Достоин повышения на должность командира истребительного отряда". 22 июня назначение состоялось.
    18 июня началось наступление частей и соединений Юго-Западного фронта. Противнику требовалась оперативная информация о передвижении русских войск, и он направлял самолеты-разведчики один за другим. Соответственно немалая нагрузка ложилась на наших летчиков. Они выполняли по 2-3 вылета в день, а некоторые и по 4-5.
    В результате успешных действий вверенного Гильшеру подразделения самолеты противника часто вынуждены были поворачивать назад, так и не выполнив задания. Особенно в этих боях отличились прапорщик Янченко и поручик Макеенок. Уже на второй день наступления, 19 июня, прапорщик Янченко сбил неприятельский самолет-корректировщик, чем значительно усложнил задачу тяжелой артиллерии противника, которая наносила большой урон нашим войскам. 23 июня он же вместе с поручиком Макеенком вновь отличились. 28 июня каждый из названных офицеров пополнил свой боевой счет.

    [​IMG]

    О важности и напряженности июньских боев свидетельствует тот факт, что 30 июня командир 7-го авиадивизиона "за воздушные бои по охране фронта с 18.06.1917 года" вторично представил Гильшера к чину поручика. Через несколько дней документ вернули назад, так как он якобы был неправильно оформлен.
    4 июля, вылетев на очередное задание, корнет Гильшер в районе Посухова обнаружил неприятельский самолет. Немецкие летчики из 242-го артиллерийского авиаотряда корректировали огонь артиллерии. Юрий с ходу атаковал его и первой же очередью убил летчика. Аэроплан противника еще некоторое время планировал, а затем камнем упал вниз на собственные позиции к юго-западу от Помухова. Русская артиллерия сразу же накрыла огнем место его падения и окончательно уничтожила19. Воздушный бой произошел над расположением штаба одного из русских армейских корпусов, откуда сразу поступил соответствующий доклад командованию армии. За эту победу корнет Гильшер был представлен к награждению Георгиевским оружием.

    [​IMG]

    Через день, 6 июля, началось контрнаступление немцев, известное в истории как Тарнопольский прорыв. Деморализованные революционной ситуацией русские войска вместо достойного отпора противнику митинговали и отказывались повиноваться командованию. Атакованные части без приказа отошли назад, и противник, устремившись в образовавшийся проход, начал развивать свой успех в юго-восточном направлении. Аэродром в Козово оказался под угрозой захвата немцами, и рано утром 7 июля отряд перебазировался под Тарнополь20. К тому времени там сосредоточилось 7 русских авиаотрядов. Летное поле было буквально забито самолетами (около 50 единиц). Этот факт не мог не обратить на себя внимание немцев, и они предприняли попытку разом расправиться с крупной авиационной группировкой русских.
    Вечером 7 июля эскадрилья немецких и австрийских самолетов совершила налет на Тарнополь и аэродром. На перехват ей поднялись лишь пять русских истребителей. Три из них были из 7-го авиаотряда. Первым управлял командир отряда корнет Гильшер. Двое других были поручик Макеенок и прапорщик Янченко. В завязавшемся бою Юрий одержал свою пятую и последнюю победу. Он геройски погиб. Этот бой описан в письме прапорщика Янченко отцу Юрия Владимировича:

    "Многоуважаемый Владимир Иванович. Участвуя с Юрочкой в бою с эскадрильей неприятельских самолётов, я как участник этого боя и очевидец геройской смерти Вашего сына беру на себя [смелость] описать этот славный бой, где Ваш сын смертью храбрых запечатлел жизнь, полную героизма. Почти накануне, 4 июля, он один на один в бою с двухместным самолетом противника сбил его, за это блестящее дело он был представлен к Георгиевскому оружию. Таким образом, имея все боевые награды, орден Георгия и оружие – награды храбрейших, не ради наград, с одной ногой Ваш сын продолжал свою самоотверженную, полную опасности и подвигов работу летчика-истребителя.
    7 июля, в начале общей паники и позорного бегства наших войск, когда сдавшиеся в плен без боя полки открыли фронт и горсть немцев погнала в паническом страхе во много раз превосходящие их по численности войска, пользуясь моментом и желая навести большую панику в нашем тылу, через наш аэродром на Тарнополь показалась эскадрилья неприятельских самолетов. Это было около 8-9 часов вечера. Корнет Гильшер, поручик Макеенок и я поднялись на наших истребителях. Поручик Макеенок, отвлеченный боем с одним из самолетов противника, отошел в сторону. Ваш сын и я настигли эскадрилью вблизи Тарнополя, навстречу нам показалось еще 8 аэропланов противника, и эта эскадра из 16 аэропланов окружила нас, уклониться от боя было бы позорно, Тарнополь был бы разгромлен бомбами, и мы приняли бой. Один из неприятельских самолетов был сбит. Атакуя второй, Ваш сын подошел к нему снизу сзади, под пулемет наблюдателя вражеского самолета, Я был сверху и справа, между мной и Вашим сыном была дистанция ,около 50 метров. Немец был метрах в 70 впереди. Я видел, как противник открыл огонь и пули с дымовой траекторией, ясно видимые мной, ложились вдоль корпуса самолета Вашего сына21. Атакованный в, это время сверху остальными аэропланами противника и взглянув вверх, я увидел над собой около 10 самолетов, в это время мотор корнета Гильшера вырвался из рамы и вылетел вперед, крылья его самолета сложились и он камнем пошел вниз. Аппарат частью уже рассыпался в воздухе. Получив несколько пулевых пробоин и не имея возможности драться, видя гибель Вашего сына, которому, быть может, была еще нужна помощь, я тоже пошел вниз и сел у места падения Юрочки. Все было кончено.
    Тело было вынуто из-под обломков, и я отправил его в Тарнополь, оттуда в наш дивизион, где он был запаян в гроб и торжественно похоронен в г. Бучаче в Галиции. Отправить тело в Россию было невозможно, т.к. при паническом бегстве наших войск нельзя было достать вагонов.
    Трагические и полные героизма смерти Орлова и Юрочки, наших командиров, произвели на отряд и всех их знавших тяжелое впечатление. Авиация не забудет своих славных бойцов.
    Уважающий Вас
    Прапорщик Янченко".

    [​IMG]

    Несколько смельчаков, вступивших в бой против 16 самолетов, сорвали планы немецкой эскадрильи. Вражеские бомбы, упав в окрестностях аэродрома, не причинили никакого вреда городу и самолетам на стоянках. Но за это пришлось своей жизнью заплатить корнету Юрию Владимировичу Гильшеру. Отважному командиру авиаотряда истребителей было всего 22 года. Он стал истребителем-асом (с протезом вместо левой ноги), но не дождался погон поручика.
    Командование отрядом принял поручик Макеенок, который в тот же день (7 июля) издал приказ:

    07.07.1917 г.
    Приказ
    по 7-му авиационному отряду истребителей № 195, § 2

    Сего числа командир отряда, военный летчик корнет Гильшер вылетел для преследования эскадрильи противника из 8 самолетов, направляющихся на Тарнополь. Вступив в бой, несмотря на значительный перевес противника, доблестный командир отряда был сбит, будучи атакован несколькими неприятельскими самолетами сразу.
    В лице корнета Гильшера отряд теряет второго командира, свято, идейно и героически исполнявшего свой долг перед Отечеством. Да послужит всем боевым орлам этот святой героический подвиг военного летчика корнета Гильшера как пример безграничной преданности Родине и безупречного святого выполнения своего долга".


    Гильшер был торжественно похоронен в городе Бучач в Галиции.

    Награды
    Орден Святой Анны 4-й степени,
    Орден Святого Станислава 3-й степени,
    Орден Святого Владимира 4-й степени,
    Орден Святого Георгия 4-й степени,
    Георгиевское оружие.


    Источник http://www.vrtu-vvkure.com/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=989&start=10
     
    ValeraMXM, RAUS, Babarin и 3 другим нравится это.
  2. PaulZibert
    Offline

    PaulZibert Администратор

    Регистрация:
    28 апр 2008
    Сообщения:
    19.115
    Спасибо:
    14.807
    Отзывы:
    233
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Порѣчье
    Интересы:
    Русская Армия в ПМВ, Красная Армия
    Wolf09, Алексей спасибо что поделился ! Впервые узнал и прочёл.
     
    Babarin нравится это.
  3. ValeraMXM
    Offline

    ValeraMXM Завсегдатай SB

    Регистрация:
    4 дек 2012
    Сообщения:
    3.397
    Спасибо:
    7.430
    Отзывы:
    180
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Гомель
    Имя:
    Валерий
    Интересы:
    Дрём
    Wolf09, спасибо за тему, прочёл не отрываясь, вечная память героям :excl:
     
    Wolf09 нравится это.

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)