Наши герои

Тема в разделе "СССР и Красная Армия", создана пользователем MikeGorby, 1 апр 2015.

  1. Offline

    MikeGorby Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 мар 2013
    Сообщения:
    2.391
    Спасибо SB:
    4.449
    Отзывы:
    182
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Калужская обл
    Ахтунг, ахтунг, Покрышкин ин дер люфт !
    1427553319_leonid-timbre1_zps92bf7a30.jpg

    Его знали и боялись враги. Уже в 1943 году летный почерк А.И. Покрышкина стал известен фашистскому воздушному командованию. Гитлеровские наблюдатели на земле и в воздухе предостерегали своих пилотов: "Внимание! Внимание! В небе Покрышкин!" Это паническое предупреждение являлось и высшей аттестацией нашему славному летчику.

    Среди имён боевых лётчиков имя Покрышкина стоит отдельно. Первый трижды Герой войны, и таким он был единственным до конца Великой Отечественной. Он был автором новых тактических построений и приёмов воздушного боя, несгибаемым борцом с рутиной, образцом бойца — искусного, яростного и благородного.
    Природа чрезвычайно скупа. С неохотой она являет миру людей одаренных, а еще реже — настоящих гениев. Но что всегда отличает людей неординарных — им в жизни неизменно приходится труднее, они не во всем удобны окружающим. Причиной тому, скорее всего, выступает характер личности. Выдающиеся и осознавшие себя таковыми, как правило, люди с характером, да еще с каким! Однако характер сам по себе еще не служит пропуском в мир исторических личностей. Чтобы его проявить, необходима воля. Наличие обоих качеств в человеке нередко и делает его выдающимся. Именно таким был Покрышкин. Его нрав и характер формировало время, в котором он жил, — романтическое, патриотическое и тяжелое. Нередко говорили: Покрышкину везло. Но, так ли это на самом деле.

    Он из народной, бедной и многодетной семьи. Его отец Иван Петрович Покрышкин дал свою фамилию сыновьям и дочери в городе Новониколаевске Томской губернии. Со строительством новых городов был связан приезд многих людей из дальних мест. Приехал и Иван Петрович, без денег. И нашел приют на окраине Новониколаевска, ставшим только что городом. Бедные люди приютили их, дав маленькую хибару из одной комнаты. Здесь 6 марта 1913 года и родился Александр Покрышкин, став вторым сыном после Василия. Через год родилась сестра Мария, затем братья Алексей, Петр, Валентин, Виктор. Сейчас сложно представить, как эта многодетная семья из 9 человек размещалась и жила в одной небольшой комнате на три окошка.

    В 1928 году Александр окончил семилетнюю школу и пошел в кровельщики. Однако через два года профессия изменилась: Покрышкин поступил в училище ФЗУ в Новосибирске для обучения специальности слесаря-лекальщика. По комсомольской путевке был направлен в авиационное училище в 1932 году, но летчиком стал только перед войной, успешно окончив 3 военных училища и успев отслужить авиатехником 4 года. Словом, надо было пройти тяжелый, долгий и тернистый путь за 8 лет, написать 39 военных рапортов командирам, командующему ВВС, наркому обороны, чтобы окончить летное училище и стать летчиком. Везением это не назовешь...

    Первым военным авиационным училищем Покрышкина было пермское. Пока он ехал, сократился курс подготовки летчиков. И полное наименование этого училища стало: "Пермская авиационно-техническая школа №3". Александр решил забрать документы и вернуться домой. Но у начальника этого учебного заведения вопрос решался круто: или остаться в училище и учиться на авиатехника, или положить на стол комсомольский билет. Принято первое решение: стать военным техником. Учился прилежно, глубоко изучал авиационную технику. В 1933 году окончил на «отлично». Затем — Ленинградская авиационная школа теории (1933-1934 годы). Покрышкин учится, почти круглый отличник. И начинается первый этап военной биографии Александра: служба старшим авиатехником звена. На множество рапортов ответы были отрицательные: " Отказать", "Воздержаться".
    1427554204_x_ce5950ad.jpg

    Во время отпуска Покрышкин обращается к начальнику Краснодарского аэроклуба с заявлением на разрешение сдать экзамены с зачетами по теории и практике в объеме полного двухлетнего курса. Увидев Покрышкина в офицерской форме — в хромовых сапогах, синих галифе, зеленой гимнастерке, с "кубарями" в голубых петлицах, начальник аэроклуба растерялся. Такого еще не было. Такое было впервые. Покрышкин настоял, начальник сдался. За 17 суток сдал все экзамены, зачеты, практические полеты с инструктором и осуществил первый самостоятельный полет на У-2 (По-2).

    После этого — 40-й рапорт с копией отличного аттестата из Краснодарского аэроклуба. Теперь командир части все-таки направил Покрышкина в известную Качинскую авиашколу. Летчиком стал в 1940 году и был направлен в истребительный полк в Молдавию.

    Александр Иванович вступил в смертельную битву с фашистами утром 22 июня 1941 года. Окончил он войну 9 мая 1945 года. В этот день в 18 часов 9 мая 1945 года в небе над Прагой, ведомый Александра Ивановича — Георгий Голубов — сбил последний фашистский самолет. И это был последний гитлеровский самолет, уничтоженный в Великой Отечественной войне. А также 1147-й самолет, сбитый покрышкинской дивизией.
    1427553929_trbxz.jpg

    В мировой военной истории мало героев, сравнимых с Покрышкиным. В авиационной истории их еще меньше. Только его личные подтвержденные воздушные победы и боевые результаты дивизии являются непревзойденным достижением. Даже в испытавших неимоверную нагрузку ВВС немного найдется летчиков, которые имели столько успешных воздушных боев, как Покрышкин. Он выполнил свыше 650 боевых вылетов. Он дважды прошел воюющую страну с западных границ до Кавказа и назад с боями от Кавказа до западной границы, и далее в небе Румынии, Польши, Германии, Чехословакии. Покрышкин не имел ни одной серьезной раны или контузии, после которых лежат в госпиталях. Но он постоянно, всю войну смотрел смерти в глаза. Его сбивали над территорией, занятой врагом. Однако возвращался в боевой строй эскадрилий, полков, дивизии и снова вел воздушные бои.

    Он создал свою тактику воздушного боя, ввел свои боевые приемы, свои основы стрельбы при встрече с противником, свои нормативы поведения истребителей в отличие от тех, которые были утверждены Главкомами ВВС и наркомом обороны страны еще до войны. Эту воздушную тактику и боевые приемы распространили во всех ВВС, на всех фронтах.

    Своими корнями "академия" Покрышкина уходит в его давние записи, где он по каплям собирал информацию о Нестерове и Крутене, о боях в небе Испании и на Халхин-Голе, разбирал по частям свои находки и неуспехи. Почему Покрышкин быстро доказал, что он не просто техник, а отважный пилот? Он отличался от других отличным пилотированием и глубоким знанием конструкции истребителя и его двигателя. Уровень знаний выделил его среди других, превратил молодого летчика в инструктора. В последующем он будет лучше других обучать и воспитывать вновь поступающее молодое пополнение и займет должность помощника командира полка по воздушно-стрелковой службе.

    Его настольной книгой были мемуары именитого летчика-аса Первой мировой войны Р.П. Фонка «Мои воздушные бои». В ней подробно описывалась тактика воздушных боев того времени. Фонк был признанным асом и подбил 75 аэропланов. Но Покрышкин не копировал теорию Фонка. Он реализовал основы боевого применения Фонка, его боевые маневры, сумел развить и усовершенствовать применительно к истребителям 40-х годов.

    Знания механика, полученные в Перми и Ленинграде, позволяли лётчику решать тактические задачи. Ему помогали отличные знания по математике, теоретической механике, физике. На основе их он всегда стремился просчитывать свои маневры и действия противника. С помощью своих расчетов, эскизов и схем он мог доказать, что отлично подготовленный пилот на плохом истребителе может успешно воевать с менее подготовленным пилотом противника на лучшем самолете. Покрышкин был автором неожиданных и стремительных атак. Помог ему в создании теории этих атак был летчик-истребитель Соколов — однополчанин по первой эскадрилье, где служил сибиряк. Там и появилась в его дневнике запись: "Ключ к победе — это маневр и огонь!"

    Не сразу к Покрышкину пришли успешные навыки в воздушной стрельбе. Ему понадобились упорные тренировки в стрельбе по буксируемому конусу, чтобы понять причины невысоких результатов стрельбы. Вновь шли вычисления траекторий, скорострельность, писались формулы, чертежи и графики. В итоге — еще запись в дневнике: "Успех зависит от стрельбы с малой дистанции".

    Дальше шли обоснования самой лучшей позиции для удара в упор. Так развивалась "академическая" палатка Покрышкина. Ее так прозвали его сослуживцы. В ней вывешивались схемы, диаграммы, проходили занятия, разборы полетов. Разработанная Покрышкиным тактика помогла советским асам «снять» смирительную рубашку горизонтальных маневров, что предписывалось руководящими документами ВВС.

    В течение 1941-1942 годах шло переучивание летчиков. Новые самолеты-монопланы открыли эпоху вертикального маневра в истребительных боях. Покрышкин был пионером среди первых, кто внес значительный вклад в разработку новой тактики. Так, в небе Кубани была выработана главная формула удачного воздушного боя: "Высота, скорость, маневр, огонь". На хороших самолетах подготовленные, как Покрышкин, лётчики-истребители не боялись в воздушных боях никакого противника. Тетрадь, названная "Тактика истребителя в бою", содержащая заметки, эскизы, зарисовки, расчеты, стала основой покрышкинской науки побеждать. Эта записная книжка была передана в Центральный музей Вооруженных сил.

    Уже с весны 1943-го гитлеровские посты оповещения, применяя агентуру, неустанно предупреждали — известный советский ас в небе. Предписывалось — усилить осторожность, выйти из воздушного боя, "охотникам" набирать высоту, а неопытным пилотам срочно возвращаться на аэродромы. Тем, кто собьет аса, обещали высокие награды. Желающих пойти на этот подвиг было немало. Но это не помогало. И дело тут не только в выдающемся мастерстве Александра Ивановича, стоит напомнить, что в его авиационных подразделениях были такие асы, как Речкалов и братья Глинки, Клубов и Бабак, Федоров и Фадеев. Если такая группа вступала в бой, надеяться сбить командира было просто наивно.

    На Кубани начался второй период боевой биографии Героя. Здесь ярко раскрылся его военный талант, отсюда его имя стало известно на всех фронтах, в том числе за рубежом. Главное, чем отличался Покрышкин от других, — это применением новых боевых приемов в ходе воздушных боев, использованием элементов новой тактики. Но эти боевые приемы не предусматривались довоенными наставлениями по использованию истребительной авиации в боях. И за это он получал неоднократные упреки, замечания, вызывал недовольство у старших командиров и начальников. Иногда это заканчивалось более строгими мерами, вплоть до снятия с должности, не представления к поощрению, награде или отзыву материалов с наградными листами.
    1427554022_b98058fe80.jpg
    Командиров и командующих в период войны у Покрышкина было немало. Среди них — командиры полков, дивизий, корпусов, командармы и командующие фронтами. В их числе — командир 55-го иап подполковник В.П. Иванов и комиссар полка М.А. Погребной. Эта пара руководителей у него осталась в памяти навсегда — умных, деловых организаторов и руководителей. Среди командующих воздушными армиями были генералы Науменко, Вершинин, Хрюкин, Красовский и Вершинин (в послевоенные годы стал Главнокомандующим ВВС). Все они оставили свой след в боевой биографии Покрышкина.

    Весной 1943 года, перевооружившись на "Аэрокобры", полк начал боевую работу с аэродрома под Краснодаром. Воздушное сражение в Краснодарском небе было самым насыщенным в Великой отечественной войне: за 2 месяца было уничтожено более 800 самолетов противника. 12 апреля Покрышкин сбил четыре Ме-109. Потом Александр Иванович уничтожил еще три вражеских машины и довел количество сбитых за один день самолетов до семи.

    С августа 1943-го 16-й гвардейский иап принимал участие в боях над водами Черного моря и Днепра. В сражениях на Украине Александр Иванович уничтожил 18 "юнкерсов" и "мессершмиттов". Среди наиболее победоносных и ожесточенных воздушных боев была и схватка в небе Большого Токмака. Известный ас со своим ведомым Г.Г. Голубевым осуществляли «свободную охоту». Заметив над фронтовой линией приготовившихся к бомбометанию фашистских стервятников, Покрышкин стремительно перешел в атаку, сбил один бомбардировщик, еще два повредил и вступил в схватку с самолетами прикрытия. Во втором боевом вылете в составе четверки истребителей, обнаружив группу Ju-88, Александр Иванович позволив ей пройти в тыл, набрал высоту и, развернувшись с солнечной стороны, решительно атаковал. На крыльях бомбардировщиков мелькнули желтые блики. Так рефлектировали порой наши красные звезды. Покрышкин, подал приказ "не стрелять" и прошел вперед. Однако, увидев кресты на машинах, молниеносно совершил резкую полупетлю и, очутившись позади ведущего фашистской группы, дал по нему пушечную очередь. Последний взорвался. "Аэрокобра" нашего аса пролетела через центр сильного взрыва, но осталась неповрежденной. Соседний "юнкерс" загорелся от попадания обломков. Покрышкин опять выполняет максимально крутой разворот и снова атакует. Враг хочет спастись отвесным пикированием, но оказывается сбит второй атакой «кобры». Этот знаменитый бой видели сотни людей, о нем написаны десятки воспоминаний и картин.
    1427553598_hqdefault.jpg

    Накануне весны 1944-го Покрышкину предложили в Москве генеральскую должность. В кабинете Главкома ВВС Александр Иванович отказался от должности, от московской квартиры: только фронт, только воевать и сбивать самолеты противника. Маршал согласился. Дважды Герой возвратился из Москвы в свою дивизию и продолжил боевой путь.

    19 сентября 1944 года, в Кремле состоялось вручение Покрышкину третьей Золотой Звезды. Первый и единственный в период войны трижды Герой Советского Союза стал известен всему миру, на всех континентах.

    В 1945 году Александр Иванович командовал дивизией в ходе Висло-Одерской, Нижне-Силезской, Верхне-Силезской, Берлинской и Пражской наступательных операциях. Дивизия под его командованием получила почётное наименование «Берлинская» и была награждена тремя орденами. Сам Покрышкин последний боевой вылет выполнил 30 апреля 1945 года.
    1427553710_pic_166.jpg
    На Параде Победы.

    Его подвиги и военный талант признали 39 государств мира. В 1944 году президент США Рузвельт официально объявил Покрышкина «лучшим лётчиком-истребителем всех союзных армий». Ему пришлось быть во многих десятках стран. И в каждой принимали, встречали первые лица. Каждому из них хотелось увидеть, услышать человека с мировой славой. Ему вручены 19 наград других стран. Первая среди них — Соединенных Штатов Америки. Наш летчик-истребитель был первым удостоен американской высокой награды еще в 1943 году, когда война была в самом разгаре. К Покрышкину и его семье проявил живой интерес вице-президент США Джонстон, когда осенью 1944 года возвращался из Москвы, после встреч со Сталиным, другими руководителями СССР в свою страну и сделал остановку в Новосибирске для встречи с родственниками Покрышкина.

    Народы многих стран Европы, Азии, Кубы, признавая талант русского летчика, вручали высшие награды Александру Ивановичу. Покрышкин был удостоен двух орденов Румынии, двух — Польши, двух — Монголии, наград Германии, Чехословакии, Вьетнама, Франции, Сирии и других стран. Имя маршала авиации А.И. Покрышкина увековечено в названиях улиц и площадей, учебных заведений, в памятниках и мемориальных досках Москвы, Ржева, Калининграда, Краснодара, Новосибирска, Новокузнецка и других городов России и ближнего зарубежья. Его именем названа малая планета, остров на Дальнем Востоке, станция Новосибирского метрополитена.
    1427553828_fd94ef0badfc258aa21d4e0e5d020645.jpg



    Источники:
    Козлов М.М. Великая Отечественная война 1941—1945. М.: Советская энциклопедия, 1985. С. 567-573, 582-656.
    Тимофеев А. В. Александр Покрышкин. Великий лётчик великой войны. — М.: Яуза; Эксмо, 2009. С. 12-15, 128-133, 206-208.
    Южанинов Л. Александр Покрышкин // Сибирские огни. 2005. №5 С.26-27.
    Каминский П., Хазанов Д. Не только скорость, моторы и пушки // Авиамастер. 1997. № 2. С. 14.
    Устинов Ю. Первый трижды герой // Крылья Родины. 2001. №5. С. 29-31.
    Демин А. «Лаптежники» под огнем советских асов // Авиация и космонавтика. 2001. №10. С. 36-37.
    Документальный фильм «Александр Покрышкин». Режиссёр Д. Демин. Творческое объединение «Экран». Гостелерадио СССР, 1985.
     
    Последние данные обновления репутации:
    PaulZibert: 1 пункт (За Покрышкина!) 1 апр 2015
  2. Offline

    MikeGorby Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 мар 2013
    Сообщения:
    2.391
    Спасибо SB:
    4.449
    Отзывы:
    182
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Калужская обл
    У меня есть определенный ассоциативный ряд по событиям истории страны.
    Сталинград-Чуянов-Чуйков.

    Потом яркие описания В.С.Пикуля.
    Вспомните, чем заканчивается его роман-размышление "Барбаросса".

    Никто не знает, никто не помнит.
    Отвыкли мы помнить то, что забывать нельзя.
    А кто мало помнит, тот мало и знает.
    В этом наша беда!

    Люди героического поколения.

    Есть события, которые регулярно напоминают о себе. 30 марта 2015 года на волгоградской земле будет отмечаться 110-летие со дня рождения первого секретаря Сталинградского обкома и горкома ВКП(б) Алексея Семёновича Чуянова, деятельность которого навеки связана с историей битвы на берегах Волги. История личного подвига началась 23 октября 1941 года, когда был создан Городской комитет обороны под председательством А.С. Чуянова, честного и умелого руководителя, лидера, взявшего на себя чрезвычайно ответственную задачу, поставленную перед ним высшим руководством советского государства — мобилизовать трудящихся Сталинграда для обороны города и нужд фронта. Первоочередной задачей стала реорганизация предприятий для выпуска военной техники и создания оборонительных сооружений.

    В связи с прорывом Вермахта и его союзников в большую излучину Дона по призыву обкома партии и горкома обороны на подступах к Волге развернулось строительство укреплений, железнодорожных и автомобильных дорог, паромных переправ. Ежедневно 180 тыс. сталинградцев участвовали в возведении различных объектов. Было всего построено 2850 км оборонительных рубежей, 1170 км. противотанковых рвов, 85 тыс. огневых точек, 129 тыс. стрелковых окопов и укрытий. Во главе работ стояли секретари всех райкомов ВКП(б).
    1426597049_aleksej_chuyanov.jpg

    Сооружались и три оборонительных обвода. Внешний, протяжённостью 500 км, брал начало от берегов Волги у Горной Пролейки и заканчивался, упираясь в Волгу у Райгорода. Средний обвод простирался на 150 км и тянулся по линии Пичуга-Гавриловка-Красноармейск. Внутренний обвод возник на линии Орловка-Песчанка-Красноармейск. 15 июля 1942 года обком партии в согласовании с военсоветом фронта принял решение о строительстве четвёртого обвода непосредственно на окраине города. На его создание было направлено 50 тыс. человек. Все учреждения, кроме обслуживающих нужды фронта, были закрыты, а занятые на них граждане мобилизованы на работы. Во всех этих начинаниях Алексей Семёнович являлся и руководителем и вдохновителем, сочетая в себе немало организаторских и иных талантов. Будучи членом Военных советов фронтов, он блестяще проявил себя в организации мероприятий на стыке гражданской и военной областей. Он умел и чётко представить доводы на закрытом собрании и произнести мотивирующую речь по радио перед народными массами.

    20 июля состоялось собрание партийного актива на котором А.С.Чуянов (который накануне ночью имел серьёзный телефонный разговор со Сталиным) огласил указание ЦК ВКП(б) о необходимости принятия дополнительных мер: увеличении выпуска военной продукции (в частности танков Т-34, артиллерии, боеприпасов), интенсифицировать ремонт повреждённых в боях машин, усилить контроль за выполнением заказов с фронта. Сталинградский партком также удовлетворил требование военных, начав производство бронепоездов на заводах «Красный Октябрь», «Баррикады» и СТЗ, а также удвоил выпуск танков. К началу решающих боёв СТЗ вывел из цехов несколько сотен новых танков.

    В те суровые дни партийные и советские работники трудились сутками напролёт, организуя транспорт, строительство мостов и дорог, переправы, снабжение продовольствием. Параллельно с тем было эвакуировано свыше 33 тыс. жителей города с личным имуществом. В дни наиболее ожесточённых боёв областная парторганизация послала в ряды Красной Армии дополнительно 9 тыс. коммунистов, а всего за время войны от неё на фронт ушло 32 тыс. членов партии. Свыше 7,5 тыс. сталинградцев сражалось в рядах народного ополчения.

    Деятельность А.С.Чуянова в те тяжёлые годы была неоднократно отмечена достойным образом, о чём свидетельствуют государственные награды: Орден Ленина, Орден Трудового Красного Знамени, Орден Октябрьской Революции. Алексей Семёнович с 1941 по 1950 гг. избирался депутатом Верховного Совета СССР, и был кандидатом в члены ЦК ВКП(б). Окончил он свой жизненный путь 30 ноября 1977 года и за выдающиеся заслуги был похоронен на Мамаевом Кургане. В Волгограде Чуянову установлены памятник и мемориальная доска.

    http://topwar.ru/71065-lyudi-geroicheskogo-pokoleniya.html
     
  3. Offline

    Шмяк Консерватор и ретроград

    Регистрация:
    24 май 2008
    Сообщения:
    1.067
    Спасибо SB:
    262
    Отзывы:
    9
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    По Покрышкину как-то все не совсем однозначно Мне раза 2-3 встречались в мемуарах других летчиков весьма сдержанные, аргументированные отзывы о нем. Мне кажется, заслуживает внимания довод о том, что Покрышкин просто перенял немецкую тактику. Один из летчиков, служивших после войны с бывшим ведомым Покрышкина А.Трудом свидетельствует со слов последнего, что П.взлетал во главе группы и вся группа прикрывала его, только этим и была занята. Ведомых не берег. Знаменитая формула высота-скорость-маневр-огонь была известна и до Покрышкина, с воздушных боев Первой мировой. Этажерка покрышкинская также не его изобретение, она применялась помимо его с первых дней войны, другое дело - не всегда позволяли силы эшелонироваться по высоте.
    В действительности, в ВВС РККА были асы, превосходящие П. Тот же Борис Сафонов, не погибни, по личному счету точно догнал бы Покрышкина. 14 (с учетом сомнительных - 20) лично сбитых самолетов и это - в первый год войны! Или Вадим Фадеев, сбивший за первые неполных 2 года войны 17 самолетов лично. К этому же времени П. сбил только 13 личных.
    Поэтому, мне кажется, он, как и многие другие герои того периода - в значительной степени плод пропаганды. Не важно, сколько он сбил, важно то, что были летчики гораздо лучше его, которым менее повезло, они погибли...И о них, я думаю, нужно помнить прежде всего.
     
    бетман, kolya 27091975, KATI и 4 другим нравится это.
  4. Offline

    Зяблик Команда форума

    Регистрация:
    21 дек 2014
    Сообщения:
    2.244
    Спасибо SB:
    6.579
    Отзывы:
    194
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    ЦАО
    Интересы:
    Поиск, автотуризм
    Есть повесть написанная одним из ведомых А.И.Покрышкина, Голубевым В.Н. "Рядом с Сотым" подробно и без лести описывает события, с Покрышкиным воевал до последнего дня войны и до последнего самолета сбитого уже после 9 Мая(а вот здесь интересно, в статье приведенной Сергеем, сказано что это произошло 30 апреля, но Голубев рассказывал как мне кажется, о 12 Мая(могу ошибиться конечно, давно читал)). Рекомендую почитать.
     
  5. Offline

    fantom1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 ноя 2014
    Сообщения:
    1.547
    Спасибо SB:
    5.032
    Отзывы:
    117
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородчина
    Интересы:
    история под пивко
    Моё мнение ....не важно,Покрышкин пропаганда или нет.ПРАВДА в одном-он воевал и сбивал! А если его сделали Героем для подражания ,ничего в этом не вижу плохого. Сейчас происходит тоже самое-ничего не меняется. Но! Он воевал и мы живём благодаря им! Матросов тоже пропаганда..и многие другие. И пусть закулисные игры были..но СПАСИБО ДЕДУ ЗА ПОБЕДУ! Это не стикер на авто..а моё личное мнение...
    С Ув Стас
    Сообщения объединены, 6 апр 2015, время первого редактирования 6 апр 2015
    Василий Иванович Пешехонов
    75233191_Pechehonov_VasilIvan.jpg
    Родился в 1925 году в селе Аламасово ныне Вознесенского района Нижегородской области в крестьянской семье. Русский.

    Его мать умерла в 1942 году, отец умер в 1994 году. У Василия были три сестры — Татьяна, Евдокия и Мария, а также брат Александр.

    Окончил 6 классов. Работал в колхозе, затем лесником.

    В Красной Армии с 1943 года. В действующей армии — с апреля 1944 года.

    Заместитель командира отделения роты комсомолец гвардии младший сержант Василий Пешехонов в бою в районе населённого пункта Жонска (Польша) лично уничтожил две огневые точки и несколько гитлеровцев. Действуя в группе автоматчиков западнее города Кракова, перерезал дорогу КраковКатовице.

    20 января 1945 года в критический момент боя бесстрашный воин-бронебойщик своим телом закрыл амбразуру дзота. Ценой своей жизни гвардии младший сержант Пешехонов В.И. способствовал выполнению боевой задачи подразделением.

    Похоронен в селе Баланцы Краковского воеводства (Польша).


    Однажды, оставшись дома из-за болезни, я решила перебрать фотографии. Их скопилось очень много: коробка и два больших альбома. Снимки лежали вперемешку, бессистемно. Я перебирала фотографии и передо мной проходила череда событий: свадьбы, дни рождения, будние дни, семейные праздники. На многих из них были знакомые мне лица: мама и папа в молодости, бабушки и дедушки, я сама, мой брат, знакомые и друзья. Эти фотографии открывали мне разные стороны моей семьи.
    И вдруг на одной из фотографий я увидела совершенно незнакомое лицо. Это был снимок молодого человека в военной форме, не похожей на нынешнюю. На груди у него медаль и какой-то воинский значок.
    Незнакомый головной убор, и лицо, которое смотрело прямо мне в глаза. Эти глаза словно пронизывали меня насквозь. Они смотрели на меня и серьезно, и с улыбкой одновременно. Я не знала изображенного на фотокарточке человека, но чувствовала, что между мной и этим человеком есть какая-то связь. Ведь не случайно эта фотография оказалась в нашем архиве. Я отложила ее в сторону, чтобы вечером расспросить родителей об этом человеке.
    Из маминого рассказа выяснилось, что на фотографии изображен один из наших родственников – Василий Иванович Пешехонов. Снимок был сделан во время войны, примерно в 1944 году. А о самом Василии мама знала немного. Жил он в селе Аламасово Вознесенского района, где на улице его имени и сейчас живут мои бабушка и дедушка. А недалеко от них проживает сестра Василия – Евдокия Ивановна. Но самым поразительным был тот факт, что этот простой скромный деревенский парень в годы Великой Отечественной войны был удостоен звания Героя Советского Союза.
    Я по натуре человек любознательный, мне стало странно, почему родители знают так мало о своем героическом родственнике. Поэтому я поставила перед собой цель – найти все возможные материалы о самом Василии Ивановиче Пешехонове и о его подвиге, который он совершил, и на их основе создать для себя и своих родственников картину этого события. Еще мне захотелось узнать, помнят ли о Герое его земляки – жители села Аламасова, сохраняют ли память о нем.
    Чтобы достичь поставленной цели мне предстояло проделать большую работу. Я решила, что мне нужно будет встретиться с родственниками и знакомыми В. И. Пешехонова и записать их воспоминания о нем. Кроме этого, по возможности, найти и изучить сохранившиеся документы, газетные и журнальные статьи, книги, в которых содержатся необходимые мне сведения, а затем составить по возможности полное описание подвига Василия Ивановича Пешехонова.
    Удача сопутствовала мне с самого начала этой работы. Евдокия Ивановна, сестра В. И. Пешехонова, с которой я встретилась, помнила многое о жизни Василия, хотя была моложе его. Она рассказывала мне о том, как проходила жизнь семьи Пешехоновых до войны, вспоминала, как слушались отца, как начали ходить в школу, как провожали на войну старшего брата Александра, а затем и Василия. Только от нее мне стало известно о детских годах Василия Ивановича, о том, каким он был человеком. Ее воспоминания о брате во многом помогли мне понять, почему Василий совершил свой подвиг.
    Евдокия Ивановна хранит большое количество ценных материалов, изучение которых помогло мне достичь моей цели. В ее архиве имеются документы разного характера. Среди них официальные: ходатайство командования воинской части, где служил Василий Пешехонов, о присвоении ему звания Героя Советского Союза посмертно, Указ Верховного Совета СССР и Грамота о присвоении Василию звания Героя Советского Союза и награждении его орденом Ленина и медалью «Золотая звезда», Приказ министра обороны СССР о вечном зачислении В. И. Пешехонова в списки Кантемировской дивизии, где он служил. Этот приказ дал мне первое представление о подвиге, совершенном Василием Пешехоновым. Именно из него я узнала, что Василий Пешехонов повторил при освобождении Польши 20 января 1945 года подвиг Александра Матросова, закрыв собой амбразуру вражеского дзота.
    Очень бережно хранит Евдокия Ивановна единственное сохранившееся письмо Василия, написанное им в апреле 1944 года во время короткого отдыха, предоставленного ему за взятие Тернополя. Это время он провел в семье немолодых людей, которым помогал по хозяйству: пахал, сеял, копал огород и т.д. Василий пишет семье о своей жизни на фронте, о нелегкой службе, о том, что встретил на фронте земляка, и вместе с ним воевать легче. Но никто не заменит ему его родных, поэтому он пишет родным письма. Это единственное сохранившееся из писем, присланных Василием с фронта.
    Хранит Евдокия Ивановна еще одно письмо. Оно написано в январе 1945 года гвардии капитаном Анисимовым, командиром части, в которой сражался Василий, и адресовано его отцу Ивану Михайловичу. В нем Анисимов рассказывает о героическом подвиге его сына. Из этого трагического письма отец узнает, что его второй сын погиб за Родину. В письме говорится: «Мы бойцы, его боевые товарищи, поклялись отомстить немцам за пролитую молодую кровь Вашего сына».
    Евдокия Ивановна сберегла большое количество вырезок из газет и журналов советского периода, в основном 70-80-х годов ХХ века. К сожалению, не на всех из них стоит точная дата. Вырезки эти – статьи, очерки, размышления о подвиге Героя и о нем самом, репортажи с митингов, посвященных его памяти.
    Вот, например, подборка статей в газете «Колхозный путь» 21 января 19770 год. Публикация «Землю спасая, мир защищая, он ушел в бессмертие» рассказывает о том, как Василий Пешехонов совершил подвиг. Она представляет собой литературную обработку воспоминаний однополчанина Василия, гвардии старшины Ивана Бабичева, и сестры героя – Евдокии Ивановны. Под рубрикой «Шел вперед солдат» помещены материалы о том, как хранят память о герое-земляке его односельчане и те, кто служил в Кантемировской дивизии, то есть однополчане Василия. Репортаж «Он живой среди нас, живых» рассказывает о торжественном митинге в Аламасове, состоявшемся 1 января 1970 года и посвященном двадцать пятой годовщине подвига Василия Ивановича.
    Очерк Н. Шемякова «Бессмертный подвиг Пешехонова», опубликованный в в газете Вознесенского района «Колхозный путь» 9 февраля 1978 года, состоит из нескольких глав. Одна из них – «Навечно в строю», повествует о том, как воины Кантемировской дивизии, где служил Василий, хранят память о нем. В Ленинской комнате солдаты оформили стенд, рассказывающий о Василии и его подвиге. В очерке рассказывается, что солдаты-кантемировцы приезжают на родину героя, в село Аламасово, беседуют с его отцом, встречаются с учащимися школы. Заключительная часть очерка называется «В стихах и бронзе». Само название говорит за себя. Суть этого очерка в том, что память о Василии будет жить вечно. Чтобы мы не знали ужасов войны, чтобы спокойно учились и отдыхали, отдали за нас свои жизни такие, как Пешехонов.
    О дружбе воинов Кантемировской дивизии, где служил Василий, и его родных говорится во многих публикациях, с которыми я познакомилась. Репортаж «Отец героя в гостях у воинов» в газете «Советская Родина» повествует о том, как Иван Михайлович Пешехонов по просьбе танкистов посещает первую роту Кантемировской дивизии. Там он рассказывает о детских и юношеских годах Василия, отвечает на вопросы солдат. Но годы Ивана Михайловича дают знать о себе и ему трудно ежегодно посещать Катемировскую дивизию. А когда был помоложе и в силе, содержал в огороде небольшую пасеку. И каждую осень посылку с медом отправлял в первую роту и обязательно вкладывал записку: «Ешьте, сынки, на здоровье». После того, как не стало Ивана Михайловича, связь с однополчанами Василия Пешехонова поддерживала сестра героя – Евдокия Ивановна. Об этом говорится в одной из журнальных статей. Она называется «В сердцах однополчан».
    Интересна статья «Корчагинцы», опубликованная в газете «Красная звезда» от 1 сентября 1967 года. Ее автор, А. Канунников – директор Государственного музея Н. Островского в г. Сочи. Статья повествует нам о том, что книга Николая Островского «Как закалялась сталь» укрепляла боевой дух советских молодых воинов в годы Великой Отечественной войны. Многие из них стремились получить право называть себя гордым именем «Корчагинец». Статья рассказывает лишь о нескольких воинах, для которых герой книги Н. Островского комсомолец Павел Корчагин стал примером служения Родине. Звание «Корчагинец» заслужил своим подвигом и Василий Пешехонов. В его солдатском вещмешке после гибели нашли книгу Н. Островского «Как заклялась сталь», на одной из ее страниц сохранилась надпись, сделанная героем: «Корчагин – это самый сильный человек. Он будет моим любимым героем в жизни. Василий».
    Самое большое количество публикаций посвящено подвигу, совершенному Василием Ивановичем Пешехоновым. Каждая из них добавляет что-то новое к описанию события, делая его картину все более подробной. Все эти статьи помогают создать целостную картину подвига Василия Пешехонова.
    Среди фотографий, которые хранятся в альбоме у Евдокии Ивановны, только одна относится к военному времени – та, на которой снят Василий в 1944 году. Я уже упоминала о ней в начале своего рассказа. Остальные сделаны в разные годы послевоенного периода.
    На одной из них, которая, по словам Евдокии Ивановны, датируется скорее всего 1959 годом, изображен родной дом Василия, где он провел свои детство и юность. Дом расположен на берегу реки Сатис, в лесу.
    Отец построил его там потому, что работал на лесосплаве, так ему было удобнее выходить на работу. А сам Василий очень любил ходить в лес. Этот дом – родной уголок Героя, где его любят и чтят его память. К сожалению, он не сохранился, был сломан и сожжен, а на его месте построили новое жилище.
    Большое количество фотографий, связанных с памятью о Василии Ивановиче Пешехонове, рассказывают о поездках его отца в Кантемировскую дивизию. Снимки запечатлели его встречи с военнослужащими. Чаще всего они происходили в Ленинской комнате, где помещен портрет Василия Ивановича и Приказ о вечном его зачислении в списки дивизии. На одной из фотографий показан уголок казармы, где жил Василий Пешехонов во время обучения в 1943 году. На кровати висит табличка с надписью «Герой Советского Союза Гвардии младший сержант Василий Иванович Пешехонов».
    Все эти фотографии позволяют понять, насколько близка была память о Василии тем солдатам, которые никогда не знали войны, как бережно они хранили все, что хоть как-то связано с именем знаменитого однополчанина.
    В ходе изучения имевшихся в моем распоряжении материалов стали появляться новые вопросы. Например, кто такой Александр Матросов и как совершил он свой подвиг? Как проходили боевые действия на территории Польши в 1945 году? Возникли вопросы, связанные с историей села Аламасова. Мне становилось ясно, что без научно-популярной литературы мне нельзя обойтись.
    Из книги В. Логинова «Отчий край» я узнала об истории села Аламасова с ХV века до наших дней. Это позволило мне лучше понять условия, в которых жил и рос Василий Иванович Пешехонов, формировался его характер. Статья из Детской энциклопедии помогла мне узнать о подвиге Александра Матросова и о сражениях на территории Польши в 1945 году. Подвиг Матросова олицетворяет способность воина сознательно пойти на самопожертвование. За время войны с гитлеровскими захватчиками и японскими милитаристами подвиг, подобный подвигу А. Матросова, совершили более 200 советских бойцов. В числе «матросовцев» – русские и украинцы, белорусы и казахи, армяне и татары, эстонцы и узбеки, марийцы и представители других народов, живших в Советском Союзе. В строю «матросовцев» были и горьковчане. Один из них награжден Орденом боевого Красного Знамени, другой – Орденом Отечественной войны I степени, пятерым присвоено звание Героя Советского Союза. Старший из них прожил более тридцати лет, младшему шел двадцатый год. Это и был Василий Пешехонов.
    Книги «Уроки мужества» и «Горьковчане в Великой Отечественной войне» посвящены подвигам наших земляков, жителей Горьковской области на фронтах Великой Отечественной войны. Из них я узнала о некоторых подробностях подвига, который совершил В. И. Пешехонов. Книга «Край родной между Мокшей и Тешей» рассказывает об истории и природе Вознесенского района, о людях, которые принесли ему славу. Поэма Бориса Пильника помогла мне кратко узнать обо всей жизни Василия Пешехонова.
    В результате изучения документальных материалов, научно-популярной литературы у меня сложилась история жизни и подвига Василия Пешехонова.
    Он родился в августе 1925 года в селе Аламасово, которое находится сейчас в Вознесенском районе Нижегородской области. Впервые это село появилось на карте в ХV веке. В книгах его называют по-разному. Одно из ранних названий деревни – деревня Миевлей. В книгах о ней записано: «А в той деревне дворы в междоусобье выжжены, а селятся мордва ново…». Новопоселенная деревня получила название по имени первопоселенца Отюжи Аномасова. В 1614 году в деревне Аномасово было всего три двора. Мордовская деревня Аномасово давно обрусела, - ныне это село Аламасово Вознесенского района. В 1696 году «покидная усадьба, деревня Миевлей Отюжки Аномасова», была отдана во владение его потомкам за принятие ими христианской веры. В ХIХ веке село Аламасово было маленьким, это видно из того, что в 1888 году в сельской школе обучалось 3 мальчика и 2 девочки. В деревне жили удельные крестьяне, это крестьяне всех имений удельного ведомства. Жители Аламасова особенно активно выступали против притеснения Саровского монастыря.
    Территория, на которой ныне расположен Вознесенский район, до революции 1917 года входила в состав трех разных уездов и губерний: Аломасово, Нарышкино, Илев, Сарминский Майдан относились к Ардатовскому, часть населенных пунктов – к Выксунскому, а остальные к Темниковскому.
    Как и вся Россия, Вознесенский район пережил годы революции и гражданской войны, индустриализации и коллективизации сельского хозяйства. В годы Великой Отечественной войны многие жители района боролись с фашистами на фронтах, а те, кто остался в тылу, отдавали свои силы для Победы.
    Василий Иванович Пешехонов родился в семье крестьянина-лесника. Его мать умерла в 1942 году, когда Василию было 17 лет. А отец его умер в 1994 году. У Василия были три сестры – Татьяна, Евдокия и Мария, а также брат Александр.
    С малых лет Васиным любимым занятием была рыбалка. Любил он ходить на работу к отцу, а работал его отец на лесосплаве. С детства Василию был привычен любой сельский труд. В семь лет он, как и все другие дети, пошел в школу. Учился хорошо. Учителя хвалили Василия за стремление к учению и хорошим оценкам. А в свободное от школы время он помогал по дому. Как и все мальчишки, Василий любил поиграть и немного пошалить, но времени на это у него было мало. Всегда трудился по дому или был с отцом на его работе. У мальчика было много друзей, которые могли его поддержать в трудную минуту. Но также они не забывали о нем в своих бедах и огорчениях, потому что знали, им поможет, их поддержит Василий. Он не мог смотреть, как страдают его друзья. Лучшим другом Василия был Михаил Мешалкин, он тоже герой войны. К сожалению, он умер несколько лет назад, поэтому у меня не было возможности с ним поговорить. Когда Евдокия Ивановна рассказывала мне о своем брате, она отметила его чистоплотность, добродушие, храбрость и трудолюбие. Василий больше был похож на отца, и поэтому, наверное, к нему перешли его многие хорошие качества.
    Очень хорошо характеризуют детство Героя строки из поэмы Бориса Пильника:
    Ты жил и рос, как все, что родились в колхозе в наши годы.
    Цвели сады, несла река Сатис прохладные и ласковые воды.
    Шумели липы молодой листвой, шумели дети в семилетней школе,
    И колыхалось в полдень золотой колхозное до горизонта поле.
    И трактора гудели на ходу, и ты наверно стал бы трактористом,
    Ты привыкал к прекрасному труду под нашим небом, солнечным и чистым.
    А на досуге брал ружье отца, и лес встречал тебя открытый настежь,
    И думалось, не будет им конца, годам труда, спокойствия и счастья.

    Заработок у отца, все время работавшего в лесу на заготовке дров, не ахти какой. А детей в семье пятеро. Поэтому, закончив пять классов, Василий стал подрабатывать. Работал он и в Сарове, и с отцом на лесосплаве. Василий пробовал поступить вместе с Михаилом в ремесленное училище в Вознесенском, но у него, увы, не получилось.
    Но прошли спокойные и счастливые годы, началась война, поэтому работать Василию пришлось недолго. С фронта Пешехоновым пришло письмо. В нем сообщалось, что в боях за родину убит старший брат Василия – Александр.
    Потом война, письмо, что брат убит.
    Потом семья, скрывая скорбь и жалость,
    Для новых дел, для беспощадных битв,
    Тебя ему на смену провожала.

    В начале января 1943 года его призывают в действующую армию. Было тогда Василию семнадцать с половиной лет. Провожая сына, отец наказал ему: «Отомсти им, Вася, за Александра». Эти слова глубоко запали в сердце сына. Василий не мог просить гитлеровцам гибели старшего брата.
    Ты не забыл отцовской седины, улыбку матери,
    Веселый смех девчонок, и в тишине, как было до войны,
    Отсветы солнца на кленовых кронах
    Война, война, поход и новый бой
    Семья друзей, проверенных и строгих,
    И бесконечной лентой за тобой
    Лежат тысячеверстные дороги,
    Развалины и тысячи людей – истощены, бездомны, одиноки,
    Старухи, старше матери твоей,
    И старики, как твой отец далекий,
    Где их богатство? Где у них семья?
    Убита немцами иль угнана куда-то!
    В твоей душе растет день ото дня
    Святая ярость русского солдата
    И вновь, и вновь ведет она в поход
    По свежему фашистских полчищ следу.
    Эти строки, по-моему, говорят о том, что Василий был намерен, несмотря ни на что, отомстить фашистам за смерть старшего брата. Короткая подготовка к тылу, а в июне 1943 года он уже был направлен на Первый Украинский фронт в четвертый гвардейский танковый корпус. Здесь молодой боец становится командиром отделения в роте противотанковых ружей. В составе танкового десанта Василий Пешехонов принимал участие в освобождении Кантемировки, после чего их дивизия получила почетное право называться Кантемировской. А потом были Ахтырка, Шепетовка, Тернополь, другие города и совсем не известные ему ранее деревни и села.
    В бою возле населенного пункта Жонска в Польше младший сержант Пешехонов в составе моторизованного батальона автоматчиков лично уничтожил две огневые точки противника и несколько гитлеровцев. Действуя в группе автоматчиков западнее города Краков, перерезал дорогу Краков – Катовице.
    08-05-2013_005.jpg
    О солдатском житье-бытье лучше всяких книг рассказывают короткие письма с фронта. Вот одно из них, датированное 17 апреля 1944 года. Написано на чистом бланке какой-то ведомости – не всегда удавалось найти чистый листок бумаги:
    «Гвардейский привет с фронта, - так начинается письмо. – Здравствуйте, дорогие родители. Папа и сестра Таня, Маня и Дуся, передаю я вам свой гвардейский привет и желаю вам всего хорошего в вашей семейной жизни. Еще передаю привет снохе Матрене и ее дочке Нюре. Во первых строках моего письма я вам сообщаю, Папа, что я ваше письмо получил, за которое вас сердечно благодарю. Папа, ваше письмо писано 24 января. Но я получил его на первый день Пасхи, оно долго ходило, потому что я из роты уехал на отдых, и его, было, направили обратно. Но мы проверяли эти письма, которые послали обратно, и нашли ваше письмо. Папа, мы здесь проводим Пасху хорошо, пожалуй, вы так не провели – все было у хозяев и мы с ними ели одно – что они едят, то и мы. Папа, я вам посылал очень много писем, но ответа на них не получал. Дуська только мне постаралась, два письма от нее получил. Папа, я покуда живу хорошо, как вы живете.
    Папа, за мной покуда не тужите. Я покуда нахожусь на отдыхе, но скоро поеду опять воевать. Папа, я воевал, не сходя с передовой ровно два месяца, но нас, кто награжденные, отправили на отдых. Папа, вы пишете, что Пашка женился, вот и пускай отсиживаются, а мы будем воевать. Только бы бог дал здоровья, да бы не ранили и лучше всего не убили. Папа, со мной есть товарищ из Дивеевского района из поселка Темяшево Марков Александр Павлович. Папа, писать больше нечего, затем до свидания. Остаюсь, жив и здоров, слава богу, того и вам, папа, желаю. Ваш сын В. Пешехонов».
    … Наступил 1945 год. Советская амия уже била врага в Европе. Бои шли в Восточной Пруссии, у стен Будапешта, в горах Югославии и Чехословакии. Центральная линия фронта проходила по реке Висле. Фашисты судорожно цеплялись за каждый рубеж обороны.
    Войскам первого Украинского фронта было приказано разгромить врага на рубеже Петраково – Родомское – Ченстохов. В распоряжении командующего фронтом находилось три танковых корпуса. В их числе был четвертый гвардейский, где служил десантником младший сержант Пешехонов Василий.
    Вечером накануне наступления Василий Пешехонов был принят в комсомол. В его заявлении было написано: «Перед решительным наступлением прошу принять меня в ряды комсомола. За нашу Советскую Родину хочу идти в бой комсомольцем». Но комсомольский билет получить Василий не успел, погиб, повторив подвиг Александра Матросова.
    20 января 1945 года. Третье утро наступления. Падал снег, влажные хлопья липли к броне машин. Десантники, и без того неуклюжие в белых своих халатах, казались причудливыми скульптурами на фоне металла, танковой копоти и огня. Командир одного из отделений – младший сержант Пешехонов. Рядом с ним солдаты, его товарищи, сидят, прижавшись к броне, словно хотят слиться с ней. Изредка командир бросал на них взгляды, отмечая уставшие осунувшиеся лица, темные тени под глазами.
    Головной танк выскочил на опушку. Она изрыта, перепахана снарядами, снег перемешан с землей, поваленные столбы, змеящиеся по земле молчаливые провода. Неподалеку редкий кустарник, а за ним дома, окраина, по-нашему, по-деревенски – околица. А здесь, на польской земле, может она так и называется. Как выяснилось позже, селение называлось Боленцин.
    С ходу танк проскочил опушку, за ним рванул второй, третий. И тут ударило откуда-то сбоку. Длинный оранжевый язык лизнул снежное поле. Где-то неподалеку в кустах засели фашисты с фаустпатронами, стараясь преградить дорогу десантникам.
    Бойцы соскочили с танков, залегли. Так было лучше – машины могли маневрировать, уходя от снарядов. Чтобы двигаться дальше, десантникам нужно было уничтожить огневую точку. Еще один снаряд упал где-то сзади. Черное облако взметнулось в негустом кустарнике, но точки не было видно.
    А в это мгновение вдоль просеки полоснула пулеметная очередь. Словно кто-то невидимый и огромный зажигал спички в кустах. Десантники прижались к земле, пулемет не давал поднять головы, он охранял своего фаустника, чтобы тот мог бить по танкам. Еще один снаряд просвистел над поляной. Наши бойцы прижались у небольшого пригорка. Длинными очередями из автомата по дзоту бил товарищ Василия. Но усилия автоматчика были тщетными. Нужно было исхитриться и ударить в самую щель дзота, так чтобы наверняка уничтожить его.
    И Василий решительно двинулся вперед. Рыхлый снег налипает на валенки, халат тоже мешает ползти. Метров пятьдесят до дзота, а кажется тысяча, кажется бесконечной эта дорога. Еще немножко, еще… вон до того кусточка.
    Нет, убить его не могли. Он просто об этом не думал. Он был командиром и долгом своим считал обеспечить успех боя. Он должен был уничтожить пулемет, заставить его замолчать. Дал длинную очередь из автомата – пулемет замолчал. Теперь можно подняться и крикнуть ребятам: «За мной!». Но в это время снова ударил пулемет.
    Брызги снега летят в лицо. Это от пуль… Чем-то острым царапнуло щеку. Палец на пусковом крючке автомата. Но автомат молчит. Оказалось, что в диске закончились патроны, а запасного с собой не было. Возвратиться было невозможно – тогда товарищи не выполнят задание.
    И Василий решился.
    geroj_2.jpg
    Вот как описывает его подвиг однополчанин Иван Бабичев:
    «Он бросился к пулемету и упал на него, пулемет смолк, захлебнулся кровью нашего товарища. Фашисты пытались сбросить тело солдата через отверстие амбразуры, с пулеметного ствола, но это не удалось им. Он и неживой был им неподвластен… А тех дорогих минут замешательства хватило десантникам, чтобы штурмом овладеть дзотом… Боленцин мы взяли, и после боя похоронили Василия в братской могиле на той же поляне в местности Хэлапув – Косцелец, Польской Народной Республики, где совершил он свой бессмертный подвиг».
    Земляк и однополчанин Василия А. Кочкин говорил о нем так: «Мне посчастливилось служить вместе с моим земляком Василием Пешехоновым. Скромный и неприметный, но отзывчивый, по-душевному добрый, Василий сразу полюбился всем нам, завоевал авторитет. В любую трудную минуту он мог придти на помощь товарищам, подбадривал нас теплым словом. Он первым рвался в бой, всегда был там, где кипели жаркие схватки с врагом. Никогда мне не забыть, как Василий делился с нами своим последним куском хлеба, как рассказывал о своих мечтах и планах, когда кончится война. Фронтовые дороги разлучили нас. Скажу одно: Василий Пешехонов, воспитанный партией, комсомолом и народом, был весь соткан из безграничной преданности Отчизне, скромности, благородства, душевных прорывов. Нам, сельчанам Пешехонова, нужно построить памятник герою. Пусть он гордо высится в центре села, как признание нашего уважения и почестей народных. Об этом стоит подумать.
    Ни в одном уставе, ни в одной инструкции или наставлении не указано, что солдат должен грудью закрыть амбразуру дзота, летчик или танкист идти на таран. Но бывают моменты, когда необходимо действовать по велению сердца. Так поступил и Василий Пешехонов. Его мужество и отвага, беспредельная преданность Отчизне – вдохновляющий пример выполнения патриотического и национального долга. Образ замечательного воина-гвардейца, повторившего подвиг Александра Матросова, живет в наших сердцах однополчан».
    Жители Польши хранят память о советских бойцах, освободивших их страну от фашистских захватчиков. В селе Боленцин Катовицкого воеводства они соорудили памятник Герою Советского Союза Василию Ивановичу Пешехонову.
    Через три дня после 20 января командир части гвардии капитан Анисимов пишет отцу письмо: «Ваш сын, Пешехонов Василий Иванович, в боях за Социалистическую Родину совершил героический поступок, во славу нашего русского народа… Его имя никогда не умрет в народе…». Автор оказался прав. Имя героя никогда не умрет в народе. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1945 года Пешехонов В. И. был удостоен звания Героя Советского Союза и награжден медалью Золотая Звезда (посмертно). Приказом Министра Обороны СССР он навечно занесен в списки одного из полков гвардейской Кантемировской танковой дивизии. В приказе есть такие строки: «Его беззаветная преданность социалистической Родине, мужество и геройство должны служить примером для всего личного состава Вооруженных Сил СССР». Каждый день на вечерней поверке в одной из воинских частей Кантемировской дивизии, старшина называет фамилию его сына. И правофланговый громко докладывает:
    - Герой Советского Союза младший сержант Пешехонов пал смертью храбрых в боях за свободу и независимость нашей Родины!
    Воины – кантемировцы приезжали на родину героя, беседовали с отцом, встречались с учащимися. Приезжал к танкистам и сам Иван Михайлович. Тепло встречали его. Гордость за сына переполняла его чувства. В Ленинской комнате солдаты оформили стенд, рассказывающий о сыне и его подвиге. Иван Михайлович зашел в первую роту. Подошел, прочитал. Это койка его сына. Сын навечно в строю.
    Несут службу в Кантемировской дивизии и другие Пешехоновы – близкие и дальние родственники героя. Они приумножают боевые традиции своего земляка.
    Известный горьковский поэт Борис Пильник посвятил подвигу Василия Пешехонова свою поэму. Никого не оставит равнодушным этот рассказ в стихах о человеке, отдавшем за Родину самое дорогое – жизнь.
    Пионерским дружинам Аламасовской и Барановской школ Вознесенского района было присвоено имя Героя Советского Союза Василия Пешехонова. 20 января каждого гола, в день гибели Героя, собираются ученики в сквере рабочего поселка Вознесенское, где ему в 1972 году был установлен бюст. Кто-то из офицеров райвоенкомата рассказывает о бессмертном подвиге земляка. Простые слова рассказчика четко откладываются в памяти молодых ребят. Это ради того, чтобы они не знали ужасов войны, чтобы спокойно учились и отдыхали, отдавали свои жизни такие, как Пешехонов.
    Вот так всего одна фотография военных лет позволила открыть совершенно новую, неизвестную для меня, страницу истории моей семьи.
    Скоро минет 60 лет с тех пор, как советский народ победоносно завершил великую битву с фашизмом. Но память о ней, о ее героях, павших и живых, вечна в сердцах людей.
     
    Последние данные обновления репутации:
    Татьяна**А: 1 пункт (СПАСИБО!!!!!!!!!!) 12 апр 2015
  6. Offline

    Marty McFly Завсегдатай SB

    Регистрация:
    11 фев 2015
    Сообщения:
    533
    Спасибо SB:
    2.371
    Отзывы:
    110
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    СЗАО
    Имя:
    Александр
    Интересы:
    История, поиск с МД
    Покрышкин воевал в самое страшное время 42-43 гг, поэтому переоценить его заслуги сложно, он и Кожедуб это суперасы !
    про него много литературы написано, есть герои, которые не так широко известны, например Колдунов, который получил второго Героя Советского Союза за бой с американскими лайтингами в конце войны, очень много интересных людей
     
    Димитрий Борисов, Юниор и fantom1 нравится это.
  7. Offline

    Шмяк Консерватор и ретроград

    Регистрация:
    24 май 2008
    Сообщения:
    1.067
    Спасибо SB:
    262
    Отзывы:
    9
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    О Фадееве скажу для полноты...Фадеев Вадим Иванович родился 25 декабря 1917 года - погиб в воздушном бою 5 мая 1943г. Несомненно, один из тех людей, которых природа щедро одарила. ОТличался могучим телосложением, хорошо пел, был смел и находчив. Свой первый орден БКЗ получил еще в 1941г. Первым в 4ВА, ранее своего однополчанина Покрышкина, был представлен к званию ГСС за бои над Кубанью.
    Вадим Иванович был не просто военным летчиком, а военным по призванию. Еще будучи лейтенантом, после приземления в боевых порядках наших войск на подбитом И-16, сумел помочь организовать атаку пехоты, приняв в ней личное участие. Кроме того, Фадеев был признанным мастером штурмового удара, уничтожив по официальным данным до 80 автомашин, 15 орудий и до 200 человек живой силы противника
    Иногда о нем говорят, что был недисциплинирован. На мой взгляд, это не совсем обоснованно, точнее - это была "недисциплинированность" бойца, хорошо знавшего свои силы, возможности своей техники, а также - возможности противника.

    Официальная версия гибели достаточно поверхностна. Считается, что Фадеев, находясь в группе Покрышкина, самовольно (вместе с ведомым) покинул группу и погнался за Мессером, после чего был атакован превосходящими силами противника.Наша пара была разбита, бой каждый вел в одиночку. Самолет Фадеева в конечном счете был подбит и упал в кубанских плавнях, где Вадим Иванович, будучи раненым, умер от потери крови. Не совсем понятен вопрос, почему группа Покрышкина, находясь в этом же районе, не пришла на помощь паре Фадеева или хотя бы не поддержала ее. тем более, бой наблюдали и с земли кодив Ибрагим Дзусов.
    24 мая 1943г Вадиму Ивановичу было присвоено звание ГСС. на момент своей гибели он сбил около 20 самолетов противника, провел более 50 воздушных боев.. Похоронен в Центральном парке с.Киевское Краснодарского края. Вечная память тебе, русский богатырь!

    [​IMG]
     
    Lemmik, Andrey70, Khron и 3 другим нравится это.
  8. Offline

    MikeGorby Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 мар 2013
    Сообщения:
    2.391
    Спасибо SB:
    4.449
    Отзывы:
    182
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Калужская обл
    Что делать, когда кажется, вам известно или тоже не совсем однозначно?
    Плод пропаганды в вашей голове, в значительной степени от попытки семечко сомнения тиснуть еще кому-нибудь. Одному скучно "песнь" самому себе гундеть?
    Так на фронт рвались полетать от души или воевать т.е бить врага?
    В отличии от неназванных, хорошо летавших, но погибших летчиков Покрышкин А.И. остался жив, даже не ранен т.е. все время бы в строю, а не медсанбате.
    Значит все время плохо летающий Покрышкин сбивал вражеские самолеты, а не бинты наматывал, что, как бы вы не старались принизить его заслуги, говорит о мастерстве Покрышкина Александра Ивановича, которого в своем тексте вы удосужились обозначить буквой П, что позволяет оценить автора поста тоже.
    Мертвые сраму не имут?

    Ты можешь ответить, что мертвых
    Завидуешь сам ты судьбе,
    Что мертвые сраму не имут,—
    Нет, имут, скажу я тебе.

    Нет, имут. Глухими ночами,
    Когда мы отходим назад,
    Восставши из праха, за нами
    Покойники наши следят.

    Солдаты далеких походов,
    Умершие грудью вперед,
    Со срамом и яростью слышат
    Полночные скрипы подвод.

    И, вынести срама не в силах,
    Мне чудится в страшной ночи -
    Встают мертвецы всей России,
    Поют мертвецам трубачи.

    Беззвучно играют их трубы,
    Незримы от ног их следы,
    Словами беззвучной команды
    Их ротные строят в ряды.

    Они не хотят оставаться
    В забытых могилах своих,
    Чтоб вражеских пушек колеса
    К востоку ползли через них.

    В бело-зеленых мундирах,
    Павшие при Петре,
    Мертвые преображенцы
    Строятся молча в каре.

    Плачут седые капралы,
    Протяжно играет рожок,
    Впервые с Полтавского боя
    Уходят они на восток.

    Из-под твердынь Измаила,
    Не знавший досель ретирад,
    Понуро уходит последний
    Суворовский мертвый солдат.

    Гремят барабаны в Карпатах,
    И трубы над Бугом поют,
    Сибирские мертвые роты
    У стен Перемышля встают.

    И на истлевших постромках
    Вспять через Неман и Прут
    Артиллерийские кони
    Разбитые пушки везут.

    Ты слышишь, товарищ, ты слышишь,
    Как мертвые следом идут,
    Ты слышишь: не только потомки,
    Нас предки за это клянут.

    Клянемся ж с тобою, товарищ,
    Что больше ни шагу назад!
    Чтоб больше не шли вслед за нами
    Безмолвные тени солдат.

    Чтоб там, где мы стали сегодня,—
    Пригорки да мелкий лесок,
    Куриный ручей в пол-аршина,
    Прибрежный отлогий песок,—

    Чтоб этот досель неизвестный
    Кусок нас родившей земли
    Стал местом последним, докуда
    Последние немцы дошли.

    Пусть то безыменное поле,
    Где нынче пришлось нам стоять,
    Вдруг станет той самой твердыней,
    Которую немцам не взять.

    Ведь только в Можайском уезде
    Слыхали названье села,
    Которое позже Россия
    Бородином назвала.

    Июль 1942
    Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т.
    Москва: Художественная литература, 1966.
    http://rupoem.ru/simonov/opyat-my-otxodim.aspx
     
    Последнее редактирование: 6 апр 2015
  9. Offline

    MikeGorby Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 мар 2013
    Сообщения:
    2.391
    Спасибо SB:
    4.449
    Отзывы:
    182
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Калужская обл
    «Гибнут стада,
    Родня умирает,
    И смертен ты сам;
    Но смерти не ведает
    Громкая слава
    Деяний достойных» –
    «СТАРШАЯ ЭДДА»,
    древнеисландский эпос.
    M_Potapov.jpg
    Среди блистательной плеяды советских полководцев, разгромивших фашистскую Германию, имя генерал-полковника Михаила Ивановича Потапова мало известно, хотя стратегия и тактика его военных операций по сдерживанию превосходящих сил противника с черного для нас дня 22 июня и по середину сентября 1941 г., изучается по сей день в военных академиях мира. Высокую оценку его полководческому таланту дали в послевоенных воспоминаниях и его соратники Г.К. Жуков, К.К. Рокоссовский, С.М. Штеменко, К.С. Москаленко, и его противники – Гудериан, Гейдель, Гальдер. А сам печально знаменитый фюрер, в первые месяцы войны не раз издавал приказы «о немедленном уничтожении 5-й Армии», которой командовал генерал Потапов.

    Именно его армия в 1941 году сумела приковать к себе значительные силы группы армий «Центр» и «Юг», позволив остановить темпы наступления вермахта, и начать перегруппировку войск. 5-я армия командарма Потапова дралась до последнего, в прямом смысле этого слова.
    Оказавшись вместе со штабом армии в окружении, Потапов сражался врукопашную, но был тяжело ранен. В горячке боя его приняли за погибшего и похоронили, закидав сверху телами павших. Документы Потапова передали Кириллу Семеновичу Москаленко, которому удалось пробиться из окружения: «Я буквально рыдал, когда мне передали документы нашего командарма. Я не знал вообще, что с нами теперь будет, раз погиб Михаил Иванович».
    20 сентября 41-го контуженный, окровавленный генерал был взят в плен…
    А плененный герой вроде и не герой вовсе, – так считали в послевоенные годы даже историки.
    Лишь в 1992 г. «Военно-исторический журнал» № 2 обнародовал отчеты и стенограммы допросов военнопленного генерал-майора Потапова, из которых явствует: командарм даже перед лицом смертельной опасности не дал захватчикам надежд на победу: «на вопрос о том, готов ли русский народ в глубине души вести войну в случае, если армия отступит до Урала, ответил: – «Да, он будет оставаться в состоянии моральной обороны», а «Красная Армия будет продолжать сопротивление»…

    «В решениях тверд».
    Из характеристики выпускника Военной академии РККА 1936 г.
    img_56321.jpg

    Вклад в дело общей Победы генерала Потапова и вверенной ему 5-й армии трудно переоценить – историки не исключают, что именно её стойкая оборона предотвратила падение Москвы осенью 1941 года.

    На советско-германском фронте по состоянию на 25 августа 1941 года, к этому времени немцы заняли Новгород, Смоленск, приблизились к Брянску, на юге осаждали Одессу и вышли на линию Днепра от Кременчуга до устья.

    И только южнее Пинских болот мощный клин на несколько сотен километров буквально вонзался в толщу территории, занятой фашистами. На острие этого клина значилась лаконичная надпись «5 POTAPOV». Это была 5-я армия Юго-Западного фронта под командованием генерал-майора Потапова.
    Invasion1941.jpg

    http://www.troshka.ru/militera/h/vladimirsky/04.html

    Безусловно, линия фронта и не могла быть равномерной, на разных его участках друг другу противостояли несовпадающие по численности и силе соединения, а на успех или катастрофу влияло множество обстоятельств. Кроме того, подобный клин не мог существовать долго, поскольку легко оборачивался окружением. С юга немцы вплотную подошли к Киеву, и требовалось выровнять фронт для организации устойчивой обороны города. Назревала потенциальная угроза и правому флангу 5-й армии, после того как немецкие войска группы армий «Центр», обойдя болотистый бассейн Припяти, вышли на рубеж Гомель, Стародуб. 19 августа 5-я армия получила приказ отойти за Днепр на глубину 140 – 180 километров. И все-таки тот факт, что путь отступления 5-й армии от западной границы СССР пусть на некоторое время оказался почти в три раза короче, чем у соседей, вызывает желание, как можно больше узнать об этом соединении и его командующем.
    1427305535_potapov-main.jpg

    На протяжении двух первых военных месяцев войска Потапова угрожающе нависали с севера над германской группой армий «Юг», но и после отступления за Днепр 5-я армия оказывала заметное влияние на решения высшего командования вооруженных сил рейха. В первой же своей директиве, посвященной боевым действиям на Восточном фронте (Директива № 33 от 19.07.1941), Гитлер указывает: «Вражеская 5-я армия должна быть быстро и решительно разбита». Но быстро и решительно не получается, и следующая директива № 34 от 30.07.41 снова предписывает германским войскам «5-ю Красную армию ... вынудить к сражению западнее Днепра и уничтожить». Фюрер не исключал прорыва войск Потапова на север через Полесье во фланг группы армий «Центр» и требовал принять меры для предотвращения этого, прямо скажем, маловероятного маневра. Проходит две недели и Гитлер вновь раздраженно напоминает о том, что «5-я армия русских должна быть … наконец, уничтожена». (Приложение к Директиве № 34 от 12.08.41). Однако спустя несколько дней армия Потапова скрылась за широкой гладью Днепра.

    Удивляться настойчивости фюрера не приходится – он видел те же карты боевых действий, что мы видим сейчас, и вполне адекватно воспринимал угрозу, исходящую от активности войск под командованием Потапова.
    Наконец, 21 августа Гитлер издает приказ, в котором трижды (!) повторяет мысль о необходимости уничтожения 5-й армии. Но главное, что он впервые готов выделить для выполнения этой задачи «столько дивизий, сколько необходимо». Наряду с успехом операции по блокированию Ленинграда разгром армии Потапова фюрер причисляет к предпосылкам для успешного наступления «против группы войск Тимошенко», то есть Западного фронта. Получается, что путь на Москву, по мысли Гитлера, лежал через поверженную 5-ю армию.

    Из дьяконов в генералы

    Михаил Иванович Потапов родился в октябре 1902 года в селе Мочалово Юхновского уезда тогда Смоленской губернии, ныне Калужской области. Хотя в анкетах будущий командарм-5 относил своих родителей к «крестьянам-середнякам», скорее, их стоило бы причислить к зажиточным ремесленникам: отец Михаила был подрядчиком при мощении дорог и улиц.

    Не покидая пределов волости, Михаил получил весьма достойное для деревенского парнишки начальное образование. В сельской школе его учителем был «опростившийся» князь из рода Гагариных, позже он учился в приходской школе при храме в соседнем селе Путогино. Попечителем храма и школы выступал петербургский миллионер-книгоиздатель уроженец этих мест Игнатий Тузов, так что, наверняка, об уровне знаний учеников здесь заботились.

    Первая мировая война и экономический кризис не лучшим образом сказались на семейном благополучии Потаповых. Подростком Михаил стал помогать отцу. Октябрьскую революцию Потаповы встретили в Харькове, где работали мостовщиками в трамвайном депо.
    К весне 1920 года Михаил вернулся в родное Мочалово, а в мае становится красноармейцем в военкомате г. Юхнова. Формально Потапов считается участником Гражданской войны, однако в боевых действиях непосредственного участия он не принимал.

    Потапова, после окончания в сентябре 1922 года кавалерийских курсов в Минске, назначают командиром взвода 43 кавалерийского полка Приволжского военного округа. Непросто было 20-летнему, не нюхавшему пороха юноше командовать бывалыми наездниками из казаков, у многих из которых за плечами было две войны. Как ни странно, завоеванию авторитета у подчиненных способствовало доскональное знание церковных обрядов – в Путогино Михаил не только учился при храме, но и служил какое-то время дьяконом. От дьяконства у Потапова на всю жизнь останется хорошо поставленный роскошный баритон. Многие годы спустя, уже будучи генералом Советской армии, бывший дьякон не чурался при полном «параде» посещать церковную службу.

    Спустя два года уже в должности помощника командира эскадрона Потапов уезжает в Москву, на Военно-химические курсы. Новое место службы – 67 кавалерийский полк СКВО. С 1931 года он снова на учебе – теперь уже в качестве слушателя Военной академии моторизации и механизации РККА. Кавалерист становится танкистом. После окончания академии в 1936 году его карьера развивается стремительно, что, впрочем, характерно для многих будущих полководцев Великой Отечественной. Ровно четыре года понадобилось Потапову, чтобы пройти путь от начальника штаба полка до командующего армией.

    Несомненно, значительную роль в его карьере сыграла встреча с Георгием Константиновичем Жуковым. Произошла она в мае 1937 года в Белоруссии, где Потапов командовал полком, а Жуков – дивизией. К моменту их знакомства будущий маршал уже получил новое назначение, однако с тех пор земляки не выпускали друг друга из виду. В книге «Воспоминания и размышления» Георгий Константинович пишет: «Практически на полевых учениях и маневрах и в 3-м и 6-м корпусах мне пришлось действовать с 21-й отдельной танковой бригадой (комбриг М.И. Потапов). Этот командир был в прошлом моим сослуживцем, и мы понимали друг друга в «боевой обстановке», с полуслова».

    Когда в июне 1939-го Жукову предложили возглавить операцию против японской армии на Халхин-Голе, он настоял на назначении своим заместителем Потапова.
    Они вылетели на Дальний Восток одним самолетом. Маршал вспоминал: «Комбриг Потапов был моим заместителем. На его плечах лежала большая работа по организации взаимодействия соединений и родов войск, а когда мы начали генеральное наступление, Михаилу Ивановичу было поручено руководство главной группировкой на правом крыле фронта».

    В июне 1940-го Жуков становится командующим войсками Киевского особого военного округа, одновременно в КОВО переводится и Потапов на должность командира 4-го мехкорпуса. Спустя полгода Михаил Иванович становится командармом. В феврале 41-го назначенный начальником Генштаба Жуков переезжает в Москву. Встретиться вновь землякам довелось лишь в послевоенные годы.

    Остается сожалеть, что замечательное взаимопонимание двух военачальников не удалось использовать на дело Победы. Замечу, что это были очень несхожие личности, в чем-то даже противоположные, однако это обстоятельство только способствовало их взаимному притяжению.

    Блицкриг не прошел

    В случае нападения неприятеля армия Потапова отвечала за «район прикрытия № 1», протяженностью 170 км от Влодавы до Крыстынополя на севере украинского участка советско-германской границы. В последние мирные дни Потапов предпринял ряд мер по повышению боеспособности армии. В ночь с 16 на 17 июня выступили из лагеря части 62-й стрелковой дивизии и после двух ночных переходов вышли на позиции вблизи границы. 18 июня Потапов приказал вывести с полигона 45-ю стрелковую дивизию. В тот же день получила приказ на выдвижение к границе 135-я стрелковая дивизия.

    Но это не могло изменить общей обстановки, которая с началом боевых действий сложилась крайне неблагоприятно для наших войск. На Сокальском выступе немцы достигли трехкратного превосходства в живой силе и технике. Растянутые по фронту советские дивизии не сдержали удара плотно построенных на направлениях главного нападения немецких армейских корпусов. Механизированные подразделения 5-й армии только подтягивались к границе из мест дислокации.

    Тем не менее, с самых первых часов войны войска Потапова дрались упорно и умело. За каждый подбитый или сожженный советский танк соединения 1-й танковой группы фон Клейста понесли в 2,5–3 раза больший урон. 5-я армия не только отчаянно оборонялась, но и наносила контрудары по врагу. «Руководство войсками противника, находящимися перед группой армий «Юг», поразительно энергичное, его непрерывные фланговые и фронтальные атаки причиняют нам тяжелые потери», – отмечал в своих записках начальник генерального штаба сухопутных войск Франц Гальдер.

    26 июня началось контрнаступление ЮЗФ в треугольнике Броды — Луцк — Дубно, где произошло первое в истории Второй мировой войны встречное танковое сражение. Четырем советским мехкорпусам (два из 5-й армии) не удалось развить первоначальный успех. Свою роль сыграла и непоследовательная позиция командования фронта, которое в разгар боев в треугольнике приказало перейти к обороне, а затем вновь вернулось к плану наступления.

    Отмечу такую деталь: в эти дни ожесточенного противостояния, а именно 30 июня, Потапов издал распоряжение, в котором указал на недопустимость расстрела военнопленных.

    1 июля на фоне общего отхода войск фронта 5-я армия нанесла мощный контрудар по северному флангу немецкого наступления. В частности, 20-я танковая дивизия отбросила части противника на 10–12 км, уничтожила до 1 тыс. солдат противника, 10 танков, 2 батареи.

    Генерал армии С.М. Штеменко писал: "5-я армия… стала, что называется, бельмом на глазу гитлеровских генералов, оказала врагу сильнейшее сопротивление и нанесла ему значительный урон».
    Немецко-фашистским войскам не удалось здесь быстро прорвать фронт. Дивизии Потапова сбили их с дороги Луцк — Ровно — Житомир и вынудили отказаться от немедленного удара на Киев.

    Штеменко, в те месяцы один из ведущих сотрудников Оперативного управления Генштаба РККА, имел в виду удачное контрнаступление 5-й армии, предпринятое 10 июля. Тогда танкисты Потапова за спиной соединений III армейского корпуса перехватили шоссе Новоград-Волынский — Житомир на ширине свыше 10 км. Какой головной болью для немцев стала потеря этой важнейшей коммуникации можно судить по тому, что командующий войсками группы армий «Юг» Герд фон Рунштедт всерьез планировал использовать авиацию для переброски в район Житомира пехотного полка «Герман Геринг».

    Пока войска Потапова атаковали северный фланг немецкого наступления, защитники Киева получили передышку. Командование 6-й немецкой армии вынуждено было заявить: «Характер угрозы нашим войскам со стороны главных сил 5-й армии русских по-прежнему таков, что указанную угрозу следует ликвидировать до наступления на Киев». Потерю украинской столицы удалось отодвинуть на два месяца.

    Немецкий военный историк Альфред Филиппи также указывает на то, что причиной замедления темпов наступления группы армий «Юг» стало противодействие 5-й армии. «И хотя противодействие это… не было для немецкого командования совершенно неожиданным, оно, тем не менее, уже с самого начала кампании приносило русским тактические успехи, а затем в районе Новоград-Волынский, Житомир приобрело и оперативное значение, гораздо более серьезное, чем можно было предполагать. Это оказало довольно значительное парализующее воздействие на волю командования 6-й армии к выполнению главной оперативной задачи, заключавшейся в выходе к Днепру у Киева».

    В конце июля – начале августа в ходе боев за Коростеньский укрепленный район армия Потапова вновь не столько стремилась удержать немцев прочной обороной, но и решительными контратаками и нажимом на фланги заставляла наступающих ослаблять удар. Здесь противник сосредоточил против 5-й армии 11 дивизий. Если учесть, что штатный состав немецкой пехотной дивизии составлял 14 тысяч человек, то вражеские войска, по крайней мере, вдвое превосходили силы, имевшиеся в распоряжении Потапова. Немецкий военный историк Вернер Гаупт отмечает, что «5-я советская армия под командованием талантливого генерал-майора Потапова, была расположена на левом фланге 6-й немецкой армии и наносила ей очень большие потери». После войны будет подсчитано, что в среднем на каждые сутки военных действий в полосе 5-й армии приходилось от 8 до 10 ударов наших войск по противнику.

    9 августа командующий фон Рунштедт отдал приказ приостановить наступление на рубеже Киев, Коростень и временно перейти к обороне, с тем, чтобы, рассредоточив войска в глубину, обеспечить им возможность отдыха. В оценке обстановки, представленной в ОКХ, командование группы армий «Юг» выразило довольно пессимистическое мнение относительно положения на своем северном крыле. Высказывалось даже предположение о намерении русских «перейти в наступление из района Киева и из района Овруча с целью разгромить северное крыло группы армий». Однако физическое истощение и потери, на которые сетовал фон Рунштедт, в не меньшей, если не в большей степени сказывались и на состоянии советских войск.

    Роковой триумф?

    Таким образом, приказ Гитлера от 21 августа, нацеленный на уничтожение войск Потапова, выглядел вполне обоснованным. Нельзя назвать спонтанной и идею для выполнения этой задачи выделить танковые силы Гудериана, действовавшего в Белоруссии. Месяцем ранее в самом первом документе, касавшемся 5-й армии – директиве № 33 от 19.07.1941, фюрер уже предполагал использовать южный фланг группы армий «Центр» для операции севернее Киева. Возможно, он посчитал заслуживающим внимания предложение, поступившее накануне из штаба «южан»: нанести удар через Мозырь на Овруч силами 35-го корпуса группы армий «Центр». 9 августа фон Рунштедт вновь просил привлечь к себе на помощь соседей.

    Следовательно, к 21 августа у Гитлера сформировалось твердое убеждение, как должна развиваться кампания на Востоке. Первое: начинать наступление на Москву можно только после разгрома 5-й армии, что, с одной стороны, обеспечит безопасность правого фланга нацеленных на советскую столицу войск, с другой – создаст благоприятные условия для действий на Украине группе фон Рунштедта. Второе: для успешного достижения этой цели необходимо привлечение сил группы армий «Центр». Не стоит забывать, что для фюрера приоритетом было методическое уничтожение сил неприятеля на территории, независимо от географических или политических целей. Еще 13 июля он заявлял главкому сухопутных войск Вальтеру фон Браухичу: «Не так важно быстро наступать на Восток, как уничтожать живую силу противника».

    Между тем генеральный штаб практически единодушно склонялся к тому, чтобы усилить группу армий «Центр» и нанести удар непосредственно на узком фронте в направлении Москвы. Наибольшее неудовольствие приказ фюрера о повороте на юг вызвал у ключевой фигуры предстоящей операции – командующего 2 танковой группой Гейнца Гудериана: «23 августа я был вызван в штаб группы армий «Центр» на совещание, в котором принимал участие начальник генерального штаба сухопутных войск. Он сообщил нам, что Гитлер решил наступать в первую очередь не на Ленинград и не на Москву, а на Украину и Крым… Мы все были глубоко уверены в том, что планируемое Гитлером наступление на Киев неизбежно приведет к зимней кампании со всеми ее трудностями…».

    Эти строки, написанные после войны, явно относятся к жанру генеральских воспоминаний «Как Гитлер помешал нам победить». «Всегда легче превозносить достоинства какой-нибудь гипотетической альтернативы, чем оправдывать осторожность и разочаровывающую реальность. А в данном случае к тому же сложилось так, что все люди, выступавшие против наступления в центре, уже скончались. Кейтель, Йодль, Клюге, сам Гитлер – у них не было времени написать оправдательные мемуары», – не без сарказма замечает британский военный историк Алан Кларк.

    На самом деле, в 20-х числах августа 41-го вопрос не стоял столь категорично: либо на Москву, либо на Украину. Операция против войск Потапова мыслилась фюрером как вспомогательная именно в рамках решающего наступления вермахта на столицу СССР.
    30 августа в разговоре между Гитлером и Гальдером отмечалось что войска группы армий «Центр» повернули на Украину не для «войны на юге», а для того, чтобы как можно скорее приступить к «операции против войск Тимошенко». В приказе фюрера от 21 августа отмечается, что разгром 5-й армии должен гарантировать группе армий «Юг» «возможность создания плацдарма на восточном берегу Днепра в его среднем течении, чтобы затем центром и левым крылом продолжать наступление в направлении Харьков, Ростов». Как мы видим, непосредственная задача выглядит достаточно скромно, а о взятии Киева, тем более разгроме Юго-Западного фронта речь не идет вовсе.

    Немецкие генералы не могли тогда знать наверняка, что поворот Гудериана на юг приведет к зимней кампании, как это утверждает в своих записках «быстрый Гейнц», как не могли они знать и того, что непрочное здание Юго-Западного фронта развалится и похоронит под своими обломками планы быстрого и плавного перехода к наступлению на Москву. Потому как уже не директивы Гитлера, а стремительное развитие событий – складывающихся весьма благоприятно для немцев – диктовало германскому командованию логику действий.

    1 сентября из штаба группы армий «Юг» приходит следующее донесение: «Если же противник в Восточной Украине не будет уничтожен, то ни группа армий «Юг», ни группа армий «Центр» не смогут вести наступление безостановочно... Нанести удар на Московском направлении раньше, чем на Украине, нельзя ввиду того, что начатая уже группой армий «Юг» операция и действия южного крыла группы армий «Центр» по поддержке этой операции зашли слишком далеко (выделено мной. – М.З.), чтобы переносить главные усилия в другой район...». У немцев не осталось другого выхода, как действовать сообразно ситуации. Быстрое продвижение Гудериана на севере и занятие Дериевского плацдарма у Кременчуга на южном фланге ЮЗФ побудило фон Рунштедта 4 сентября даже без согласования с верховным командованием отдать приказ о решительном наступлении.

    По мнению Вернера Гаупта, битва за Киев стала самым важным сражением всей войны: «Из-за событий последующих двух недель было проигнорировано решающее немецкое наступление на Москву. Это, вероятно, изменило результат Восточной кампании». Но повторим: все случившееся – результат парадоксальной ситуации, когда вполне реальная перспектива разгрома целого фронта внесла коррективы в стратегию и тактику противника, а катастрофа советских войск и триумф гитлеровский армий в Киевском котле отняли у немцев целый месяц и передвинули дату решающего броска на Москву к началу наступления холодов.

    Хроника катастрофы

    К сожалению, немцам решение их задач облегчили просчеты командования Юго-Западного фронта. Вместе с 5-й армией за Днепр отступал и 27-й стрелковый корпус. Между тем корпус не только не подчинялся Потапову, но и совершал отход по своему графику. Легко прогнозируемая несогласованность привела к тому, что 23 августа немцы прорвали слабую арьергардную завесу на стыке армии и корпуса, вышли к Днепру севернее Киева у Окуниново, захватили мост и заняли плацдарм на восточном берегу. Части 5-й армии и 37-й армии под командованием А.А. Власова безрезультатно пытались ликвидировать расширяющуюся Окуниновскую группировку противника.

    29 августа Потапов попытался перейти в контрнаступление, на этот раз безуспешно. Не удивительно, ведь 5-я армия перестала быть той грозной силой, что месяц назад. Почти третья ее часть (пять дивизий) была передана 37-й армии; 135-я стрелковая дивизия и 5-я артиллерийская противотанковая бригада перешли в состав 40-й армии. Из 5-й армии был также изъят 1-й воздушно-десантный корпус, поступивший в резерв фронта. 9-й и 19-й мехкорпуса из-за отсутствия танков пришлось переформировать в батальоны. Стрелковые дивизии из-за больших потерь имели не более 20—25 % личного состава.

    Только незамедлительный отвод 5-й армии на реку Десна позволял избежать опасности окружения. С таким предложением Потапов утром 30 августа обратился в Военный совет ЮЗФ, но оно не встретило должного понимания.
    В тот же день 21-я армия Брянского фронта неожиданно отошла со своих позиций, и части вермахта немедленно устремились в прорыв на подступах к Чернигову. 1 сентября немцы заняли плацдарм на берегу Десны в ближнем тылу 5-й армии. Брошенным для ликвидации прорыва частям добиться успеха не удалось. Начался отсчет времени, оставшегося до неизбежной катастрофы.

    Вечером 5 сентября Потапов снова обратился по ВЧ к командующему фронтом Кирпоносу c предложением об отводе войск, но получил категорический отказ. Примечательно, что именно в этот день, согласно запискам Гальдера, Гитлер впервые заговорил о Киевском котле. Только 9 сентября Ставка санкционировала отвод 5-й армии на реку Десна. К этому времени главные силы Потапова были надежно окружены. От всей армии из 70 тысяч человек личного состава оставалось меньше 4 тысяч бойцов, а также около 200 орудий и минометов разных систем.

    На исходе 14 сентября Потапов и его штаб еще раз предприняли попытку остановить отход остатков армии, и задержать наступление превосходящих сил противника. Однако закрепиться на каком-либо из последующих рубежей не удалось, так как немцы, тесня с фронта, одновременно обходили и оба фланга. А утром 16 сентября в штабе 5-й армии стало известно, что еще накануне в тылу фронта в районе Лохвицы (Полтавская область) соединились войска 2-й танковой группы Гудериана, наступавшие с севера, с войсками 1-й танковой группы Клейста, прорвавшимися с юга. В окружение попали уже пять советских армий. Киевский котел стал реальностью. По немецким данным, в плен попало более 660 тыс. солдат и офицеров РККА, было захвачено 884 танка и более 3 тыс. орудий.

    21 сентября сводный отряд из остатков штабов фронта и 5-й армии дал последнее сражение врагу. Потапов был контужен и потерял сознание. В горячке боя генерала приняли за убитого и наскоро «похоронили», закидав телами погибших.
    Документы Потапова передали Кириллу Семеновичу Москаленко, будущему маршалу, а тогда командиру 15-го стрелкового корпуса 5-й армии. "Я буквально рыдал, когда мне передали документы нашего командарма. Я не знал вообще, что с нами теперь будет, раз погиб Михаил Иванович".

    Горькая судьба полководца

    Спустя трое суток Потапова обнаружили немцы. Началось испытание пленом. В фашистских концлагерях пути Михаила Ивановича пересекались с генералами М. Лукиным и И. Музыченко, старшим лейтенантом Я. Джугашвили, руководителями обороны Брестской крепости майором П. Гавриловым и капитаном И. Зубачёвым. В 1992 году были обнародованы отчеты и стенограммы допросов Потапова, который на вопрос о том, «готов ли русский народ вести войну в случае, если армия отступит до Урала», ответил: «Да, он будет оставаться в состоянии моральной обороны, а Красная Армия будет продолжать сопротивление». Немецкие следователи так оценили поведение генерала Красной армии: «в качестве пленного держался с достоинством», «по вопросам стратегического свойства ссылался на свою неосведомленность», «на вопросы, касающиеся его будущего, отвечал сдержанно». Еще немцы охарактеризовали Потапова как «русского националиста», хотя трудно утверждать, что именно они подразумевали под данной формулировкой.

    С предателями из РОА Потапов сотрудничать отказался категорически. При этом о самом Власове Михаил Иванович до конца жизни отзывался уважительно, не верил в измену своего южного «соседа» по Юго-Западному фронту, полагая, что немцы каким-то образом использовали генерала в своих целях против его воли.

    Победную весну 45-го Михаил Иванович встретил в «генеральском» лагере Хаммельбург. 22 апреля к ним вплотную приблизились американские войска. Комендант лагеря отправился с белым флагом в армию Паттона. Американцы приехали в лагерь и перевезли всех пленных к себе, затем переправили к французам, и уже из Парижа недавние военнопленные вернулись домой.

    Впрочем, родина встретила их неласково. Буквально с трапа самолета Потапова и его товарищей отправили на «объект» в подмосковное Голицыно. Семь месяцев проходила спецпроверка, которая оставила в душе Михаила Ивановича неизгладимые отметины.
    До конца жизни неизменно уравновешенный и остроумный Потапов мрачнел и замыкался при упоминании имени бывшего шефа СМЕРШ Абакумова, которого считал редким негодяем.

    Тем не менее, результаты проверки, скорее всего, оказались объективными, раз Потапова восстановили в звании генерал-майора и вернули на армейскую службу. Михаил Иванович написал заявление о восстановлении в партии. И снова на помощь пришел Жуков, который дал давнему соратнику следующую рекомендацию: «Что касается командирских качеств, то товарищ Потапов был лучшим командармом, а части и соединения, которыми он командовал, всегда были ведущими. В пограничном сражении 5-я армия дралась с исключительным упорством и доблестью. Отходя под воздействием превосходящих сил противника, она неоднократно контратаковала и наносила поражения немцам. Товарищ Потапов армией управлял блестяще. Еще скажу, что он был большой души человек, которого любили все подчиненные за его доброжелательность и понимание». Трудно без волнения читать эти строчки из официального документа, вышедшие из-под пера далекого от сантиментов маршала.

    Очевидно, мнение Жукова разделяли многие в политическом и военном руководстве СССР. Во всяком случае, Михаил Иванович оказался, наверное, единственным из высших советских офицеров, прошедших плен, кто не только вернулся в армию, но и сделал пусть не феерическую, но, учитывая перипетии нашей послевоенной истории, вполне достойную карьеру. Он служил в Забайкалье, на Дальнем Востоке, смерть застала генерал-полковника Потапова в январе 1965 года в должности первого заместителя командующего войсками Одесского военного округа.

    Место Михаила Ивановича Потапова в своеобразной иерархии военачальников Великой Отечественной, выстроенной в послевоенное время, явно не соответствует его полководческому таланту и вкладу в Победу.
    Но всё же нельзя сказать, что имя командарма 5-й армии замалчивалось. Высокую оценку его полководческому таланту дали в послевоенных воспоминаниях и советские маршалы И.Х. Баграмян, И.И. Якубовский, и бывшие противники – Гудериан, Кейтель, Гальдер. Надо заметить, что 5-я армия стала настоящей кузницей кадров – из нее вышли такие признанные полководцы, как М.Е. Катуков, К.С. Москаленко, К.К. Рокоссовский, И.И. Федюнинский. Все они высоко оценивали заслуги своего бывшего командира. Еще при жизни Потапова в СССР была издана книги А.Филиппи «Припятская проблема», где была подробно исследована роль 5-й армии в срыве блицкрига.

    И тем не менее, имя Потапова за 70 лет минувших после победного мая 45-го не стало достоянием широкой общественности. Так, на сегодняшний день память Михаила Ивановича увековечена только на Украине, где его именем названы улицы в Киеве и Житомире. Надолго ли? Думается, что юбилей Великой Победы – достойный повод для россиян по достоинству отметить заслуги замечательного полководца и патриота нашей Родины.
    potapov1.jpg

    В 1954-м он вновь стал командующим 5-й Армии, пусть без него, но дошедшей в 1945-м до логова врага. Самой большой его обидой на Судьбу была эта: «Не дала, злодейка, дойти до Берлина!» А жена, Марианна Федоровна, отвечала: «Благодари Бога, что жив остался!» «Не понимаешь!» – сердился суровый генерал.

    Он ушел из жизни 26 января 1965 г. от сердечного приступа – в звании генерал-полковника, на посту 1-го заместителя командующего Одесским военным округом. Его именем были названы улицы в Киеве, Луцке, Владимире-Волынском.
    …Все эти почти сорок лет верно чтят его память на малой родине, в уютном и зеленом городке Юхнов Калужской области. Имя его носит школа в деревне Рыляки, соседней с деревней Мочалово, где он родился.
    M_Potapov_3-1.jpg

    http://www.admoblkaluga.ru/sub/smi/pressa/yuhnvesti/detail.php?ID=132241
     
    Последнее редактирование: 7 апр 2015
  10. Offline

    Шмяк Консерватор и ретроград

    Регистрация:
    24 май 2008
    Сообщения:
    1.067
    Спасибо SB:
    262
    Отзывы:
    9
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Вы знаете, мне очень не хочется с Вами спорить, потому что Вы мне еще каким-нибудь стихом ответите, надергаете фраз из моего поста и им возразите. Я специально указал "мне кажется", поскольку не идеализирую свое мнение, хотя и стараюсь его максимально аргументировать. Но Вашим аргументам в лице трехзвезд Покрышкина и его большого счета мне возразить нечего. Я и не хочу возражать. Вам уже возражено, существуют ведь мемуаристика, существуют исследования об учете, личных счетах не только в Люфтвафе, но и в РККА. Существует тактика действия авиации. В конечном счете, существует простая логика событий, согласно которой стать за 3 месяца Дважды Героем несколько странно. Так что, кто там песнь гундит уж точно не вам говорить просто потому, что Покрышкин был и легкоранен в 1941г. (царапина, видимо, не оформленная как ранение) и сбит он дважды был и в строю-то в строю, но не все время на передовой. Сталинград, например, он пропустил от и до, а то бы мы с Вами здесь и не спорили бы, повода не было бы.
    Большая просьба мне не отвечать



     
    Don Rumata нравится это.
  11. Offline

    MikeGorby Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 мар 2013
    Сообщения:
    2.391
    Спасибо SB:
    4.449
    Отзывы:
    182
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Калужская обл
    Если нечего было сказать, то не надо просить, чтобы не отвечали.
    Нет сказанного, не будет и ответа.

    Логика, говоришь. Простая, как газета "Гудок"?
     
  12. Offline

    Шмяк Консерватор и ретроград

    Регистрация:
    24 май 2008
    Сообщения:
    1.067
    Спасибо SB:
    262
    Отзывы:
    9
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Талалихин Виктор Васильевич.Имя его достаточно известно, благодаря широко описанному ночному таранну Виктора Васильевича. Вопреки общеизвестной версии, Талалихин не первый совершил ночной таран в ВВС РККА. Как и в некоторых других случаях, сработала установка и именно он стал широко известен стране.

    Из предвоенной аттестации на Т."В. В. Талалихин летать любит... Летает смело... В воздухе энергичен, сообразителен. Хорошо летает на истребителях И-153 и И-16. Может быть допущен к инструкторским полётам... Достоин продвижения по службе на должность командира звена..."

    Но нельзя сказать, что Звезда Героя была незаслужена им. Талалихин еще в Финскую войну сбил 4 самолета противника лично и в группе. К этому добавились 6 немецких самолетов, сбитых в ходе Великой Отечественной. Талалихин был одним из тех "воздушных рабочих войны", которые ковали Победу и сгорели в ее огненной кузнице. Именно он идин из многих героев отражения немецкого воздушного наступления на Москву, ее бессменный на протяжении года воздушный страж. Интересно, что ведомый Талалихина лейтенант А. Печеневский также совершил таран вражеского бомбардировщика.
    Виктор Талалихин погиб 27 октября 1942г. в воздушном бою с превосходящими силами противника, похоронен на Новодевичьем кладбище. Его имя , с одной стороны - известное, тем не менее находится на перефирии пантеона героев Великой Отечественной, между тем именно такие бойцы, как Т., и выковали Победу. Вечная память русскому солдату неба!

    [​IMG]
     
    Andrey70, Tataren67, Татьяна**А и 2 другим нравится это.
  13. Offline

    rshb Завсегдатай SB

    Регистрация:
    17 ноя 2009
    Сообщения:
    385
    Спасибо SB:
    213
    Отзывы:
    3
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    67
    "В истории Великой Отечественной есть такой Герой Советского Союза – Иван Середа. Повар. Он звезду Героя получил за то, что погнул ствол пулемёта. А дело было так. 1941 год. Перед нашими была поставлена задача отбить село, накануне занятое немцами. Ну, начиналось всё нормально, с криком «ура!». Но потом на нейтралке залегли, лежат, немцы постепенно выкашивают из пулемётов. Наши знают, что спастись они смогут, только поднявшись в решительную атаку – практика войн показывает, что в этом случае не только победа, но и существенно меньшие потери. Но для решительного броска вперёд нужна сила воли, а у красноармейцев и командиров её нет. Вот они и продолжают лежать на нейтралке и нести потери. Немцы, чтобы скорее идти обедать, решают передавить залегших гусеницами танков. Высылают два танка. Этого достаточно, чтобы полностью передавить безвольную массу. Но тут на броню одного из приблизившихся танков вскакивает повар Иван Середа. Но вскакивает не с поварёшкой, а с топором для колки дров. Обухом топора он бьёт по пулемёту – и естественно, несколько его сгибает. И тут происходит в точности то же самое, что и на Эльтигене. Наши вдруг резко вскакивают, захватывают оба танка – и село в придачу. Потерь при этом практически не несут."

    Про санинструктора Людмилу Кравец."Немцы закрепились на выгодном рубеже. Парторг Людмила Кравец понимала, что от этого боя во многом зависит дальнейший успех наступления. Она собрала перед боем коммунистов и призвала их служить примером для беспартийных в выполнении боевой задачи. Бой начался рано утром. После сильной артиллерийской подготовки наши части пошли на штурм вражеских укреплений.
    — Горит советский танк! — крикнул кто-то.
    «Там ведь люди», — подумала Людмила и поспешила к горящей машине.
    С одним из бойцов, появившимся около танка, Кравец вытащила раненого водителя, остальные погибли. Танкист был без сознания. Мины ложились все ближе и ближе. Девушку ранило в бедро. Но она все-таки устроила танкиста в укромном месте и поспешила в свое подразделение.
    Тут Кравец узнала, что ранен командир подразделения. Людмила не растерялась. И, когда увидела, что пошли в наступление наши танки, она подняла бойцов в атаку.
    — Вперед! Вперед! — слышался ее призыв. Звонкий голос девушки казался необычным в грохоте боя, и, чем сильнее звучал он, тем большее воздействие оказывал на бойцов.
    Подразделение заняло две линии вражеских траншей и, развивая наступление, приближалось к хутору. На пути наступавших оказался небольшой ручей. Стараясь задержать здесь советских солдат, противник открыл яростный огонь. В роте не осталось ни одного офицера. Людмила понимала, что только решительные, немедленные действия могли обеспечить успех в выполнении задачи, поставленной командованием. Она первой бросилась вброд через ручей, увлекая за собой бойцов.
    А местность открытая, чрезвычайно невыгодная для наступавших. Трудно было продвигаться вперед, приходилось бороться за каждый клочок земли.
    Разгоряченные бойцы смело шли на схватку с врагом и в рукопашном бою овладели частью хутора.
    Не сразу поверили на командном пункте, что этим боем руководила скромная девушка — гвардии старший сержант Людмила Степановна Кравец. А когда убедились — представили к высшей награде."

    http://great-victory.ru/?m=7644
     
  14. Offline

    Зяблик Команда форума

    Регистрация:
    21 дек 2014
    Сообщения:
    2.244
    Спасибо SB:
    6.579
    Отзывы:
    194
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    ЦАО
    Интересы:
    Поиск, автотуризм
    Летчик 1.jpg
    Летчик2.jpg
    Летчик 3.jpg
    Летчик4.jpg
    Летчик 5.jpg

    Летчик.jpg
    [​IMG]
    Антонов Яков Иванович
    [​IMG]
    Яков Антонов родился 24 января 1908 года в деревне Малахово, ныне Шимского района Новгородской области, в семье служащего. Окончив начальную среднюю школу, учился на рабфаке электротехнического техникума в Ленинграде. С 1928 года в рядах Красной Армии. В 1931 году окончил Ленинградскую военно - теоретическую школу, а в 1933 году - военную авиационную школу лётчиков. Затем получил назначение в одну из авиационных частей Ленинградского военного округа.

    Участник Советско - Финлядской войны 1939 - 1940 годов. Свой первый боевой вылет Яков Иванович совершил 6 декабря 1939 года, через неделю после начала боевых действий. Летал на И-16. За отличие в первые дни боёв был награждён орденом Красного Знамени.

    2 февраля 1940 года в воздушном бою сбил истребитель Fokker D.XXI ( подробный рассказ о этом поединке читайте в статье - "Воздушный бой в районе станции Иматра" ). По финским данным 2.02.1940 года в бою с И-16 из 25-го ИАП над посёлком Рауха был сбит один "Fokker" D.XXI из 4/LLv24, его пилотировал датский доброволец лейтенант Фритц Расмуссен ( Fritz Rasmussen ), который погиб.

    21 марта 1940 года за мужество и отвагу, проявленные в схватках с врагами, Антонов Яков Иванович удостоен звания Героя Советского Союза. Из наградного листа явствует, что:

    "Помощник командира эскадрильи 25-го истребительного авиационного полка ( 59-я Ленинградская авиационная бригада, 7-я Армия, Северо - Западный фронт ) старший лейтенант Я. И. Антонов за период с 6 декабря 1939 года по 19 февраля 1940 года произвёл 58 боевых вылетов, выполняя самые сложные и ответственные задания. Участвовал в 5 воздушных боях, самые трудные задания на разведку в сложных метеоусловиях поручались ему; 11 раз производил разведку и атаковал аэродромы противника в глубоком тылу; производил атаки железнодорожных эшелонов и артиллерии противника. Будучи парторгом эскадрильи, умело направлял партийно - политическую работу, личным примером воодушевляя воинов на подвиги".

    [​IMG]

    С началом Великой Отечественной войны Я. И. Антонов снова на фронте. Сначала командовал истребительной эскадрильей, затем - авиационным полком.

    [​IMG]
    25 августа 1942 года командир 84-го ИАП майор Я. И. Антонов был сбит в воздушной схватке под Моздоком и попал в плен. Подробности того боя вспоминает генерал - майор авиации Г. Пшеняник:

    "В тот день предстояло нанести штурмовой удар по вражескому аэродрому. В нём участвовали 9 самолётов нашего полка и 8 соседних И-153, боевой порядок которых возглавил командир 84-го авиаполка майор Я. И. Антонов. Стояла ясная погода, и на фоне белоснежных вершин Кавказа наши самолёты превратились в весьма заметные для врага чёрные мишени. Так что "Мессеры" уже поджидали их в воздухе.

    Судя по всему, это были новые модернизированные Ме-109Ф, которые легко маневрировали и даже шли в лобовые атаки. 20 вражеских самолётов вели бой против 17 наших. И всё - таки, через 10 минут напряжённой схватки, первыми не выдержали немецкие пилоты - один за другим стали падать на земля горящие "Мессера". Вот уже 6-й загорелся...

    Отличились и наши друзья из 84-го полка: они сбили 4 машины и подожгли на земле ещё 12. Враг потерял тогда 22 самолёта, из них 10 были сбиты в воздухе.

    Но помимо радости победы, этот бой принёс нам и боль невосполнимой утраты: немцам удалось сбить 2 истребителя И-153, и на одном из них - Якова Ивановича Антонова, замечательного лётчика и очень толкового командира. Это был тяжёлый день для личного состава обоих полков..."

    Долгое время счеталось, что майор Я. И. Антонов погиб в том бою. Однако это было не так. В 1982 году в США вышла большая книга "Red Phoenix" - "Красный феникс", смысл её в том, как наши ВВС, которые были разгромлены немцами в 1941 - 1942 годах, затем возродились и придавили фашистов. Автор: Вон Хардести собрал много редчайших фотографий и в Германии, и у нас.

    В 1987 году Хардести приехал в СССР, он решил выпустить второе издание с предисловиями немецкого и советского лётчиков. С нашей стороны выбрал бывшего заместителя Главкома ВВС, Героя Советского Союза, генерал - полковника авиации Василия Решетникова, человека, можно сказать, легендарного: когда немцы стояли ещё недалеко от Москвы, он уже бомбил Берлин, трижды жизнь висела на волоске, он спасался на парашюте из горящего самолёта.

    Хардести подарил книгу Решетникову. Тот и увидел в ней снимок, который его ошеломил: советский белобрысый лётчик с заплатами на лбу, две майорские шпалы, видны на груди и "Золотая Звезда" Героя, и орден Ленина, и Красного Знамени, то есть стоит при всех регалиях пленный среди немцев. Наш лётчик несколько удручён, немцы заинтересованно слушают его. Этим лётчиком был... Яков Антонов.

    [​IMG]

    Герой Советского Союза майор Яков Иванович Антонов из 84-го ИАП
    в немецком плену, в окружении германских лётчиков, которые с интересом
    слушают своего коллегу. Видно, что разговор идёт профессиональный.
    Сбитый командиром 77-й немецкой истребительной эскадры ( JG 77 ), майором Гордоном Голлобом, Антонов выпрыгнул с парашютом, удачно приземлился и был захвачен в плен. Знаменитый немецкий ас Гюнтер Ралль в своей книге "Моя лётная книжка" описывает пленение Антонова так:

    "21 сентября 1942 года во время второго вылета мне повезло - около половины пятого я сбил советский самолёт совсем недалеко от нашего аэродрома. Его пилот сумел выброситься с парашютом и спастись. Унтер - офицеры моего штаффеля сразу же поехали на машине к месту его приземления, чтобы захватить его. Русский приземлился на одном из огромных подсолнуховых полей, которых в этих местах было множество. Он был быстро окружён, но его сумели взять только когда он расстрелял по нашим все патроны из своего пистолета, к счастью, не причинив никому вреда.

    После того, как ему обработали резанную рану на лбу, которую он получил, выпрыгивая из самолёта, его доставили ко мне. Я как раз находился у радиомашины, слушая переговоры пилотов.

    Русский чертовски юн, так же, как и большинство из нас - ему едва за двадцать. Свои прямые светлые волосы с высокого лба он откинул назад, чтобы освободить место для двух огромных компрессов, покрывающих его порезы. В умных карих глазах в равной степени отражается и гордость и разочарование. На его губах играет лёгкая улыбка. Его грудь украшают 3 ордена, из которых мне известен только один - он называется "Герой Советского Союза".

    Перед нами Воин, который сразу же вызывает уважение у любого, кто сам является Воином. Я тогда саркастически подумал, что порой с врагом тебя может роднить большее, чем с некоторыми людьми из твоего окружения.

    Капитан Антонов боится. [ На самом деле, Яков Антонов был уже майором. Есть в воспоминаниях немецкого аса и другие неточности. Но это не меняет сути дела. ] Предложенную сигарету он сразу же отложил нетронутой в сторону, но когда я сам закурил одну, он немного расслабился. Наш чай, холодный и свежий, но налитый из чистой бензиновой канистры, вызывал у него недоверие, пока я на его глазах не выпил чашку.

    Мы нашли одного фельдфебеля - переводчика и сидели вместе, разговаривая о нашем воздушном бое, об идущей войне.

    Мой противник прекрасно держится и полон достоинства. Он не делает ни малейшей попытки заискивать или втираться в доверие. По его словам можно понять, что политофицеры в ВВС рассказывают о нас то же, что и в Красной Армии. Пропаганда порождает ненависть, ненависть рождает жестокость, жестокость порождает новую пропаганду. Чёртов замкнутый круг.

    Советский лётчик остаётся у нас ещё несколько дней, так как нет возможности его отправить в тыл. У нас нет ни желания, ни возможности держать его под замком. Под ответственность нашего штаффеля, он получает довольствие, как любой другой лётчик и может свободно перемещаться по аэродрому у деревни Солдатская без постоянного надзора. При таких условиях он и не пробует бежать, оценивая такое отношение с нашей стороны, вопреки всем предписаниям. Своим побегом он причинит нам неприятности и понимает это. Позже, мы посылаем его с Ju-52, везущим раненных в лазарет. И тогда он использует удобный случай. Как - мы не знаем точно. Но капитан Антонов точно не прибыл в место назначения. Скорее всего, он воспользовался немецкой шинелью из тех, что перевозили на том Ju-52, чтоб затеряться и бежать. Но то, что Антонов пережил войну - я знаю точно из официальных русских источников".

    К сожалению, Яков Иванович Антонов не выжил...

    Встреча Хардести с Решетниковым состоялась в 1987 году в Доме литераторов. Подошёл незнакомец и предложил: надо бы сообщить матери в Новгородскую область, что сын жив. Но Решетников обрезал его:

    - Вы что ! Там у него на родине памятник ему стоит, мемориальная доска, погибший Герой. И вдруг - в плену, в окружении немцев. Ничего себе радость для матери. Сколько лет прошло, всё равно погиб.

    Да, в 1987 году мы жили ещё в горбачёвском социалистическом строе. И недавний заместитель Главкома ВВС хранил эту фотографию в тайне, показывал только близким друзьям...

    [​IMG]
    На первый взгляд, зтот снимок производит тягостное впечатление. Ведь Антонов был - избранник, Герой Советского Союза. Наверное, помыли его в бане, подлечили, в форме с орденами вывели для пропагандистского снимка, который должен поднять дух немецких асов. Чистенький, аккуратный...

    Генерал Решетников, который столько раз смотрел смерти в лицо, объясняет это всё несколько по - другому:

    - Прокурором быть легче. Я адвокат. Это же август 1942 года. Лето, трава... Лётчик грамотно приземлился, встал, отстегнул лямки, пошёл... Вся помощь от немцев - две нашлёпки, на голову и на глаз. Не забывайте, это 1942-й год, немцы ещё наступают, настроение хорошее, Сталинград ещё впереди. Разговор, судя по всему, идет заинтересованный, профессиональный. Будь это несколькими неделями позже, после Курской битвы или Сталинграда, когда немцы озверели, Антонова бы просто расстреляли... А так ему, Герою, командиру полка, могли и должность предложить. Самолёт бы не дали и в воздух не пустили. Но повысили бы в звании, поручили вести переговоры с другими русскими пленными или служить на наземной авиационной службе.

    В конце беседы, Генерал В. Решетников добавил:

    - Мне рассказывали, что видели потом Антонова в Моздокских лагерях, оттуда он бежал, и следы его окончательно потерялись.

    Дальнейшая судьба отважного лётчика, Якова Ивановича Антонова, неизвестна до сих пор...
     
    Andrey70, Юлиа, Tataren67 и 5 другим нравится это.
  15. Offline

    rshb Завсегдатай SB

    Регистрация:
    17 ноя 2009
    Сообщения:
    385
    Спасибо SB:
    213
    Отзывы:
    3
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    67
    Andrey70 и Зяблик нравится это.
  16. Offline

    Шмяк Консерватор и ретроград

    Регистрация:
    24 май 2008
    Сообщения:
    1.067
    Спасибо SB:
    262
    Отзывы:
    9
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Наганов Алексей Федорович (1915-1941г), лейтенант, командир взвода 333сп 6сд, один из защитников Брестской крепости. Он мог бы так и остаться без вести пропавшим, как и многие его однополчане, но в 1949г при разборе завалов Тереспольской башни были обнаружены его останки, опознать которые помог сохранившийся комсомольский билет. В лежащем рядом пистолете было 4 патрона, 3 в обойме и один в стволе; Алексей Федорович погиб в бою с оружием в руках. Похоронен в крепости, которую он защищал, на Мемориальном кладбище

    [​IMG]
     
    Последнее редактирование: 9 апр 2015
    Andrey70 и Зяблик нравится это.
  17. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    17.032
    Спасибо SB:
    79.350
    Отзывы:
    1.180
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Братья-бронебойщики, подбившие вдвоём 20 танков

    zzcvMudbtQQ.jpg
    Справа налево: Дмитрий Остапенко, Иван Остапенко, бывший пулемётчик Портянкин. 1965 год.

    7 ноября 1942 года в бою в районе Майрамадага братья-близнецы Дмитрий и Иван Остапенко уничтожили 20 танков противника.

    Братья-близнецы Иван и Дмитрий Остапенко были родом из Луганской области. В начале войны их призвали в РККА, но отправили не на фронт, а на курсы бронебойщиков, после чего определили служить в мирное ещё тогда Закавказье, где, правда, в любой момент могла начаться война с турками. Лишь осенью 1942 настала очередь отправляться на фронт и 10-й гвардейской стрелковой бригаде, где служили братья. Бригаду включили в состав 9-й армии генерала Коротеева и направили в Северную Осетию.

    В те дни немецкому командованию удалось скрытно произвести перегруппировку 1-й танковой армии группы армий «А» и сосредоточить её основные силы (2 танковые и 1 моторизованную дивизии) на нальчикском направлении, для захвата Орджоникидзе, чтобы затем развить удар на Грозный и Баку и по Военно-Грузинской дороге на Тбилиси. На шестикилометровом участке прорыва, враг создал трёхкратное превосходство в людях, одиннадцатикратное превосходств в орудиях, десятикратное в минометах и абсолютное превосходств в танках. Последнее означает, что танков 37-я армия, противостоявшая немцам на этом участке, вообще не имела. Прорвав фронт, немцы и румыны уже 2 ноября вышли на подступы к горожу Орджоникидзе, бывшему и нынешнему Владикавказу. Это была самая восточная восточная точка, до которой дошло немецкое военное соединение.

    Однако 5 ноября наступление противника было остановлено, а на следующий день начались контрудары советских войск, и немцы оказались под угрозой окружения. Благодаря успешному продвижению 11-го гвардейского стрелкового корпуса основные силы 23-й танковой дивизии немцев оказались почти полностью окруженными. У них оставался лишь узкий коридор в районе Майрамадага шириной в три километра. Танки устремились в этот коридор, но на их пути встали бойцы 10-й гвардейской стрелковой бригады, в которой и служили братья-бронебойщики.. Ни танков, ни противотанковых орудий в бригаде не было. Вся тяжесть борьбы с танками легла на наших бронебойщиков.

    Как только немецкие танки подошли на стометровое расстояние, бронебойщики ударили из своих бронебоек. Дмитрий Остапенко первой же пулей угодил в башню ведущего танка. Танк клюнул носом и окутался облаком чёрного дыма. Открылся люк. Из него вырвалось пламя, и сноп искр взлетел к небу. Это рвались немецкие боеприпасы. Горящий танк преградил путь другим машинам. У немцев возникло замешательство. Этим умело воспользовался Дмитрий. Он стрелял то по одному, то по другому танку. Пуля Дмитрия перебила гусеницу одного из танков, и машина завертелась на месте. Ещё один танк Дмитрий поджёг, всадив пулю в моторную группу. На выскакивающих из люков солдат и офицеров Дмитрий не обращал внимания: беглецов, так же как и автоматчиков, сидевших на броне, уничтожал пулемётчик Портянкин. С другого конца окопа доносились выстрелы из бронебойки другого брата – Ивана.

    С каждой минутой подбитых танков становилось всё больше и больше. Немецких танкистов объял животный страх. Они повернули назад.
    В этом трудном бою Дмитрии истребил восемь танков противника, но прошло немного времени, и вдали снова загрохотали вражеские танки. Против наших войск двигалась новая большая группа немецких танов.
    На этот раз Дмитрий действовал с ещё большим искусством. Подпуская танки на пристрелянную дистанцию, он бил, как снайпер. Ни одна его пуля не прошла мимо цели. Однако в самый ответственный момент боя патроны закончились. На окоп Дмитрия наполз Pz.Kpfw.IV и начал его утюжить. Дмитрий успел перебраться в соседнюю ячейку и оттуда открыл огонь из ППШ по немецкой пехоте. Тут его заметили немецкие танкисты, и в Дмитрия полетел 75-миллиметровый снаряд. Взрывом Дмитрий был контужен и после боя попал в плен. Иван же вместе с поредевшим подразделением отошёл на новые позиции, где немецкие танки были окончательно остановлены. 11 ноября отрезанные под Орджоникидзе немецкие части были полностью разгромлены. Нашими войсками было захвачено 140 танков, 70 орудий разных калибров и другие трофеи. Немецко-румынские части потеряли убитыми свыше 5000 солдат и офицеров.

    Когда подсчитали танки, подбитые в этом бою, то оказалось, что Дмитрий подбил 12 танков, а Иван – восемь. Ивану за этот бой дали орден Ленина. Эту же награду получил и пулемётчик Портянкин. Дмитрию же посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. Весной 1943 года «Комсомольская правда» опубликовала статью Ивана Остапенко «Как мы с братом подбили 20 танков», в которой он писал, что мстит врагу за смерть брата.

    Однако уже в феврале Дмитрий Остапенко бежал из плена и в марте оказался в расположении наших войск. В мае 1943 года в Кремле Дмитрий Остапенко получил звезду героя из рук Михаила Ивановича Калинина. Пожимая руку Герою, Михаил Иванович улыбнулся и сказал:
    — Дважды рожденный, поздравляю!
     
    Andrey70, Зяблик, Димсаныч и ещё 1-му нравится это.
  18. Offline

    vadimir Завсегдатай SB

    Регистрация:
    6 апр 2015
    Сообщения:
    1.147
    Спасибо SB:
    8.360
    Отзывы:
    270
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Карелия
    Имя:
    Вадим
    Интересы:
    фортификация
    Попал на глаза вот такой плакат с А.И. Покрышкиным. Здесь указано около 200 побед нашего аса. Может посчитаны все официально не учтенные победы? 5e548df527da.jpg
     
  19. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    17.032
    Спасибо SB:
    79.350
    Отзывы:
    1.180
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
     
    Andrey70 и Зяблик нравится это.
  20. Offline

    MikeGorby Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 мар 2013
    Сообщения:
    2.391
    Спасибо SB:
    4.449
    Отзывы:
    182
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Калужская обл
    [​IMG]
    Герою СССР, лётчице "Ночной ведьме" Евгении Жигуленко - 95
    01.12.1920 - 02.03.1994

    Цветы возложить к обелиску старушка пришла как всегда.
    Вдруг слышит: "Простите, Frau, Вы лётчица в прошлом? Да? "
    Она головой кивнула: "Я с небом всегда на ты,
    И хоть на По-2 летала, любила простор высоты".
    Мужчина на ломаном русском: "Я слышал много о Вас:
    "Ночные ведьмы"- Вас звали, страх в души вселяли не раз ".
    Старушка на небо взглянула: в миг прошлое ожило,
    Листая страницы жизни, вновь в юность её унесло.

    Зима сорок первого года, палатки, а рядом штаб.
    Девчат не пугает погода, как птицы в небо летят.
    В луч входят, снизу зенитки и, бомбами цель поразив,
    Друг друга прикроют "Ведьмы " под градом свинцовым - прорыв.
    Горит самолёт у Ани - её вражий "Мессер" сбил,
    Ирина кричит Татьяне: " По "Мессеру" в бак, в бензин! "
    Ревело ночное небо, и слышались стоны земли
    Война - это Ада дочка - с ней только в оба смотри.
    Ведь сколько девчонок славных погибли и в вечность ушли. . .

    Всё в жизни имеет память: года имена сберегли.
    Живые за мёртвых мстили, пусть даже не равен бой,
    На По-2 врага они били , за землю, за близких с лихвой.
    Упав днём в кровать в одежде, забывшись коротким сном,
    Ведь ночью - вылет как прежде, Луны касаясь крылом.
    А те, кто ушли рано в вечность, подругам шептали дождём:
    "Девчонки, мы в небе звёздном, как дома, Вас в гости ждём. . . "
    Старушка в грудь воздух вдохнула, мужчину взглядом сверля:
    "Свою мы страну защищали - девчата погибли не зря! "

    [​IMG]

    Замечательные были люди!
    Найдётся ли сегодня два десятка девушек, готовых ТАК жертвовать собой ради страны?
    Девушки не те? или страна?
    И закончить институт в 50 лет - ещё один маленький подвиг!
    Впрочем, вся их жизнь была подвигом!


    Жигуленко Евгения Андреевна была Командиром звена 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиаполка и к ноябрю 1944 года совершила 773 ночных боевых вылета, нанесла противнику большой урон в живой силе и технике.

    В 50 лет окончила ВГИК, работала режиссёром киностудии имени А.М. Горького.

    Сняла две картины:

    1981 - В небе "Ночные ведьмы"

    1984 - Без права на провал

    [​IMG]
    Портрет лётчиц-героинь 46-го авиационного полка
    Художник Сергей Бочаров - Художник по кинофильму "Без права на провал"

    Это тот самый знаменитый полк "ночных ведьм", в котором Герой Советского Союза, гвардии майор, Кавалер двух орденов Отечественной войны I степени, двух орденов Красной Звезды и двух орденов Красного Знамени Евгения Жигуленко была командиром ( на картине – в центре, в синем кителе с орденами и Звездой героя).


    Вы для своих бойцов - «небесные созданья»,
    А для чужих - "ночные ведьмы" на По-2.




     

Поделиться этой страницей