Неизвестные страницы кровавого пути эсэсовцев Оскара Дирлевангера

Тема в разделе "Германия и Вермахт", создана пользователем RAUS, 2 авг 2014.

  1. RAUS
    Offline

    RAUS Мордулятор

    Регистрация:
    24 ноя 2010
    Сообщения:
    2.676
    Спасибо:
    1.568
    Отзывы:
    32
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленские леса
    Интересы:
    Разнообразные
    [​IMG]
    Капслок в заголовке случаен (так скопировалось) прошу модератора изменить его.
    ШТРАФНИКИ-УГОЛОВНИКИ В ВАРШАВЕ
    НЕИЗВЕСТНЫЕ СТРАНИЦЫ КРОВАВОГО ПУТИ ЭСЭСОВЦЕВ ОСКАРА ДИРЛЕВАНГЕРА


    В этом году исполняется 70 лет освобождения Белоруссии от германских оккупантов. К сожалению, сегодня мало кто отчетливо представляет, что пришлось пережить советским гражданам, вынужденным три года существовать в условиях нацистского «нового порядка». Жизни десятков тысяч мирных людей, включая глубоких стариков, женщин и беспомощных детей, оказались загублены в ходе так называемых антипартизанских операций. Именно на территории Белоруссии карательные операции проводились с особой, беспрецедентной жестокостью. Разумеется, для того чтобы проводить в жизнь свои планы по завоеванию «жизненного пространства на Востоке», нацистам требовались не обычные исполнители, а безжалостные убийцы, фанатики либо вовсе беспринципные индивиды, полностью лишенные моральных ориентиров и совести. Пожалуй, самую дурную «славу» завоевало эсэсовское штрафное формирование под командованием Оскара Пауля Дирлевангера.

    С первых месяцев своего существования зондеркоманда Дирлевангера специализировалась на борьбе с партизанами и проведении акций против гражданского населения. Подавляя сопротивление на оккупированных территориях Советского Союза, Польши и Словакии и совершая при этом чудовищные преступления, подчиненные Дирлевангера заработали себе самую скверную репутацию даже в войсках СС!

    Бессменный командир формирования Оскар Дирлевангер – в прошлом кайзеровский офицер и уголовник – прививал своим солдатам самые бесчеловечные принципы ведения войны. Под его началом служили криминальные преступники, проштрафившиеся эсэсовцы и военнослужащие вермахта, европейские и советские предатели-коллаборационисты, а в конце войны – даже политзаключенные, в том числе коммунисты, социал-демократы и священники. Команда была последовательно развернута в батальон, полк, бригаду и дивизию. Этот невиданный эксперимент можно без сомнения назвать насмешкой над всеми традициями военной службы.

    Идея поставить уголовников под ружье родилась в высших эшелонах Третьего рейха в начале 1940 года. Адольф Гитлер получил письмо от жены одного функционера нацистской партии, отправленного в тюрьму за незаконную охоту. Супруга арестованного нациста просила фюрера разобраться и освободить ее мужа, тем более, как утверждала женщина, ее благоверный великолепно стрелял из винтовки и мог быть полезен на фронте. Гитлер, будучи вегетарианцем, с отвращением относился к охоте, но это письмо его заинтриговало. В одном из разговоров с руководством СС в Берхтесгадене он обмолвился об этом случае и высказал предложение об использовании браконьеров в боевых действиях.

    В войсках СС отнеслись к словам диктатора серьезно. Тем более что с началом Второй мировой войны у эсэсовцев, в отличие от вермахта, существовали проблемы с набором личного состава. Было принято решение сформировать экспериментальное подразделение, укомплектованное осужденными браконьерами. 29 марта 1940 года рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер направил письмо имперскому министру юстиции Францу Гюртнеру, в котором, в частности, подчеркнул: «Фюрер распорядился, чтобы все браконьеры… которые охотились не с помощью силков, а с ружьями и преступили закон, были амнистированы для прохождения во время войны службы в особой снайперской роте СС, с целью исправления, и могли быть помилованы за хорошее поведение».

    Местом сбора была определена база 5-го полка частей СС «Мертвая голова» – в концлагере Заксенхаузен, рядом с Ораниенбургом. В июне 1940 года в концлагерь привезли 80 человек. Все они прошли тщательный отбор и осмотр. По результатам медицинского освидетельствования врачи СС признали годными 55 человек. Жесткие требования, существовавшие в первое время, в последующем снизились, поскольку проблема с комплектованием никуда не исчезла. Положение исправили быстро: уже в августе 1940 года в штрафной роте служило около 90 уголовников.

    Спецподразделение получило наименование команды браконьеров «Ораниенбург». В ее рядах собрали осужденных из южных земель рейха, Остмарка (Австрии), Судетской области и Восточной Пруссии. Скоро в часть прибыл и ее командир – Дирлевангер.

    ОСКАР ПОВРЕДИЛСЯ УМОМ В ПЕРВУЮ МИРОВУЮ

    Оскар Пауль Дирлевангер, принадлежавший к швабской народности германской нации, родился 26 сентября 1895 года в Вюрцбурге, в добропорядочной буржуазной семье состоятельного торгового агента Августа Дирлевангера и его супруги Паулины (в девичестве – Херрлингер). В 1900 году семья переехала в столицу Вюртембергского королевства, Штутгарт, а спустя еще пять лет – в столичный пригород, Эсслинген. Оскар окончил начальную и среднюю школу и сдал экзамен на аттестат зрелости. Планируя в будущем поступать в высшее учебное заведение, молодой Дирлевангер воспользовался своим правом вместо двухгодичной срочной службы в качестве рядового отслужить один год вольноопределяющимся. В 1913 году он был зачислен в пулеметную роту 123-го гренадерского полка и вполне успешно влился в воинский коллектив, быстро освоив предписанные уставами и наставлениями строевые и тактические нормативы. Первую мировую войну он встречал уже унтер-офицером.

    123-й полк принимал участие в триумфальной для немцев Арденнской операции, сражался в Лотарингии, затем в Люксембурге, участвовал в боевых действиях на Маасе. Как следует из характеристики Дирлевангера, он воевал отчаянно и всегда находился на переднем крае. Неудивительно, что 14 апреля 1915 года ему было присвоено звание лейтенанта. Разумеется, Дирлевангера не обошли многочисленные ранения и контузии. В сражении у Лонгви 22 августа 1914 года он был ранен дважды, получив пулю в ногу и сабельный удар в голову. На следующий день он был контужен шрапнелью в одном из встречных боев. В ходе оборонительных боев в Шампани 7 сентября 1915 года Дирлевангер получил ранение в руку и штыковой удар в правое бедро. Наконец, 30 апреля 1918 года он был ранен в левое плечо в ходе боя за село Покровское под Таганрогом.

    В результате всех этих увечий Дирлевангер фактически стал инвалидом и, скорее всего, несколько повредился умом. Он был одним из очень немногих солдат Первой мировой, сумевших выжить, получив подобные раны.

    Вернувшись в Эсслинген, Дирлевангер увидел совершенно не ту Германию, за которую проливал кровь. Монархия пала. Страну охватили революционные беспорядки, инициированные левацки настроенные кругами, ориентировавшимися на «мировую революцию». Дирлевангер нисколько не симпатизировал левым. Он примкнул к контрреволюционному движению и воевал в составе добровольческих корпусов Эппа, Хааса, Шпроссера и Хольтца, принимавших участие в подавлении коммунистических восстаний в Бакнанге, Корнвестгейме, Эсслингене, Унтертюркгейме, Алене, Шорндорфе и Гейденгейме. После образования рейхсвера ему было поручено командование бронепоездом.
    Подлинным «звездным часом» Дирлевангера стало участие его бронепоезда весной 1921 года в освобождении саксонского города Зангерхаузена от банды анархо-коммунистического авантюриста Макса Гёльца, намеревавшегося ограбить и сжечь населенный пункт. Город удалось очистить от радикальных элементов. В знак благодарности в 1934 году будущему военному преступнику было присвоено звание почетного гражданина Зангерхаузена.

    Борьбу с красными Дирлевангер пытался совмещать с получением высшего образования. Еще в 1919 году он поступил в Высшую техническую школу в Мангейме, откуда его отчислили за антисемитскую агитацию. Пришлось переводиться в другое учебное заведение – в университет Франкфурта-на-Майне, где способный к наукам шваб в течение шести семестров изучал экономику и право. В 1922 году он успешно защитил докторскую диссертацию на тему: «К критике идеи планового управления экономикой». В том же году он вступил в нацистскую партию. Партийную карьеру Дирлевангера сложно назвать удачной. Кроме того, она несколько раз прерывалась. Тем не менее в партии увечный ветеран обзавелся теми связями, которые впоследствии не раз выручали его из безвыходных ситуаций. В Штутгарте, куда Дирлевангер переехал после получения докторской степени, он подружился с человеком, сыгравшим в его жизни ключевую роль.

    Этим человеком был Готтлоб Кристиан Бергер, ставший позднее обергруппенфюрером и начальником Главного управления СС. Он был не просто земляком и ровесником Дирлевангера. Оба они пошли добровольцами на войну, оба воевали в вюртембергских частях германской армии, оба были награждены за боевые отличия. Так же как и Дирлевангер, Бергер участвовал в боях против коммунистов. Вступив в НСДАП, Бергер сделал головокружительную карьеру.

    ДОКТОР-ПЕДОФИЛ И ЕГО КОМАНДА

    Имея высшее образование, Дирлевангер без труда устроился на штутгартскую фирму «Тройханд», а затем стал исполнительным директором компании «Корникер» в Эрфурте. Он заведовал финансовыми делами этой фирмы. Интересным обстоятельством является то, что владельцами «Корникер» были евреи. Видимо, это развязало Дирлевангеру руки: он без зазрения совести провернул ряд махинаций, позволивших ему совершить хищение нескольких тысяч марок. Часть этих средств была им направлена на поддержку эрфуртских штурмовых отрядов.

    После прихода к власти нацистов (30 января 1933 года) Дирлевангер, как «старый борец», получил высокооплачиваемую должность на бирже труда в Хайльбронне. Казалось бы, жизнь повернулась к нему лицом. Однако вскоре в его адрес начали сыпаться обвинения со стороны штурмовых отрядов и местного партийного руководства. Новоиспеченного бюрократа обвиняли в полном отсутствии дисциплины, называли «смутьяном и болтуном», «злым духом Хайльбронна». Вероятно, одной из причин всех его злоключений был алкоголизм.

    По случаю присвоения Дирлевангеру звания почетного гражданина Зангерхаузена он устроил фуршет для своих сотрудников, после чего в пьяном виде стал разъезжать по Хайльбронну на служебном автомобиле. Совершив две аварии, он попытался скрыться. Еще более серьезные вопросы вызвало то, что он имел сексуальные отношения с тринадцатилетней девочкой, состоявшей в организации Союз немецких девушек (Bund Deutscher Mädel, БДМ). Его недоброжелатели из местных штурмовых отрядов и вовсе принялись утверждать, что он регулярно подвергал девочек из этой организации сексуальному насилию.

    В итоге Дирлевангер потерял работу, был исключен из партии, лишен звания почетного гражданина и докторской степени и получил два года тюремного заключения. Он признался в своем преступлении, но категорически отрицал, что являлся серийным маньяком: якобы он полагал, что девушка достигла шестнадцатилетнего возраста. В тюрьме Людвигсбурга, где он отбывал срок, сокамерники дали ему прозвище Жеребец-БДМ.

    Выйдя в 1937 году на свободу, Дирлевангер попытался инициировать пересмотр дела. Но местные партийные лидеры отправили его в концлагерь Вельцгайм, откуда его вызволил Бергер. Старому другу удалось убедить Гиммлера в возможности «исправления» Дирлевангера. И вчерашний «зэк», дабы искупить свои грехи, отправился на службу в сухопутные подразделения легиона «Кондор», принимавшие участие в гражданской войне в Испании на стороне войск генерала Франко.

    Возвратившись на родину в 1939 году, Дирлевангер добился возобновления процесса по своему старому делу. На этот раз удача улыбнулась ему. 30 апреля 1940 года обвинения в растлении несовершеннолетних были с него сняты, а приговор отменен с формулировкой: «за отсутствием состава преступления». После этого он получил обратно свою ученую степень, возобновил членство в нацистской партии, вступил в СС и был назначен командиром команды браконьеров.

    Для своих подчиненных Дирлевангер был «полубогом». Как заметил один из бывших служащих карательного батальона, он был «повелителем жизни и смерти, он относился к нам, как он хотел. Он мог вынести смертный приговор и тут же привести его в исполнение. Ему не нужно было проводить судебное разбирательство».

    Дирлевангер был поборником железной дисциплины и абсолютного послушания его воле. Он достойно относился только к тем осужденным, кто беспрекословно выполнял его приказы. Участь тех, кто не желал подчиняться, была печальной. Дирлевангер разработал свой собственный «дисциплинарный устав». Меры наказания были такими же, как в концлагерях. За обычный проступок солдат получал 25 ударов палкой, за аналогичное нарушение – 50. За грубый проступок полагалось 75 ударов, а если он повторялся вновь – 100. После пятидесятого удара нарушителя, как правило, увозили в военный госпиталь. Грубым проступком считался протест. Открытое неповиновение каралось смертью на месте. Кроме того, командир части придумал особое наказание. Оно называлось «ящик Дирлевангера» или «гроб Дирлевангера». Суть его состояла в том, что нарушителя дисциплины заставляли стоять в узком ящике по стойке смирно две недели! Ящик проверяли на третьи или четвертые сутки. Когда его отпирали, штрафник всегда находился без сознания.

    В части также господствовало кулачное право. Жесточайшим образом били за трусость. Осужденные, спасовавшие в бою или замеченные в чем-то подобном, сразу же приговаривались к расстрелу. Словом, грубая физическая сила как воспитательное средство применялась в зондеркоманде постоянно.

    При этом палочная дисциплина, введенная в формировании, часто не мешала штрафникам заниматься грабежами и убийствами. Дирлевангер не отличался постоянством. В один день он мог смотреть на грабежи сквозь пальцы, а на другой – вывести известных ему вымогателей из строя и собственноручно расстрелять. Прекрасно зная психологию своих подчиненных, он умел ими руководить и в зависимости от ситуации мог попустительствовать тому, чтобы они совершали преступления, даже провоцировать их на это, а затем вновь «завинтить гайки», превращая булькающее уголовное болото в воинский коллектив, способный выполнять боевые задачи. Он регулировал жизнь части по собственному разумению и своим стандартам, находя место для всего – и для муштры, и для совместного употребления алкогольных напитков с солдатами. Но главным был только один принцип – слепое повиновение воле командира. Когда-то Дирлевангер был уголовником, но когда-то он был и офицером. Эти два аспекта его личности оказались в неразрывном единстве и привели к тому, что в нем уживались преступник и службист.

    СВОДКА О БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ В ХАТЫНИ
    [​IMG]

    ЛЮБЛИНСКИЕ ОРГИИ

    В формировании Дирлевангера человеческая жизнь ничего не стоила. Для командира части не считалось зазорным избивать женщин, которых ему приводили для сексуальных оргий, или продавать их за несколько бутылок самогона. Особенно показательный случай произошел в оккупированной Польше, названной нацистами «генерал-губернаторством», куда штрафной батальон СС перебросили в 1940 году. Ведя борьбу с польскими повстанцами, уголовники одновременно занимались грабежами и убийствами еврейского населения Люблина. Ими было ограблено местное гетто, они арестовывали евреев, обвиняя их в ритуальных убийствах, шантажировали и вымогали у них крупные денежные суммы, грозя расстрелом.

    Все эти безобразия привели к тому, что в Люблин был направлен следователь СС, унтерштурмфюрер Конрад Морген, сумевший собрать на Дирлевангера множество компрометирующих материалов. На Дирлевангера было заведено 10 уголовных дел. Вдобавок ко всему командир штрафников в очередной раз подтвердил свое звание «мастера сексуально-патологической изощренности». Согласно показаниям свидетелей и докладам сотрудников криминальной полиции Люблина, Дирлевангер, не имея на то полномочий, как-то арестовал дюжину еврейских девушек в возрасте от 13 до 18 лет, работавших при одной из частей снабжения вермахта. Он пригласил евреек к себе на квартиру, заставил их раздеться догола, включил по радио музыку и приказал им танцевать. Во время танцев он, совместно с несколькими офицерами своей части и в присутствии представителей СД, приглашенных на вечеринку, избивал девушек кожаными кнутами.

    К концу оргии Дирлевангер устроил так называемые «научные эксперименты». Каждой девушке он сделал инъекцию стрихнина, а потом, стоя в кругу собутыльников и дымя сигаретой, наблюдал за предсмертной агонией отравленных жертв.

    Морген также установил, что у Дирлевангера была переводчица-еврейка, Сара Бергманн, и доктор любил отдыхать с ней наедине. Разумеется, в ходе следствия командир уголовников полностью отрицал интимные связи с представителями «низшей расы», но в той или иной мере признавал (конечно, не перед судебными органами СС) связи с евреями вообще. В письме своему другу, сотруднику Главного управления СС доктору Фридриху, Дирлевангер писал: «Вся эта люблинская история просто комична; по одной версии, у меня были отношения с жидовкой, я распивал с жидами шнапс, а после этого вновь стал бессердечным и отравил этих людей. В одном случае меня обвиняют в том, что я неправильно относился к ним, и в том, что я предал свои идеологические убеждения из-за жидовки, а когда это оказывается неправдой, меня обвиняют в совершенно обратном – в отравлении евреев».

    Дирлевангера хотели посадить за решетку. Но тут, как обычно, ему пришел на помощь Бергер. Только его ходатайство спасло безумного доктора от неминуемого наказания.
    После шумного скандала в Люблине, достигшего самого рейхсфюрера СС, не могло быть и речи о том, чтобы особая команда СС продолжала оставаться в польском генерал-губернаторстве. Шла война. Германские вооруженные силы столкнулись на востоке с серьезным противником. В тылу немецкой армии тоже было неспокойно. Опасность партизанской угрозы нарастала день ото дня, доставляя вермахту, его тыловым службам и коммуникациям массу хлопот. Поэтому Бергер отправил батальон Дирлевангера на оккупированную территорию Советского Союза.

    ОТЧЕТ О СОЖЖЕННЫХ БЕЛОРУССКИХ ДЕРЕВНЯХ
    [​IMG]

    ОХОТНИКИ НА ЛЮДЕЙ

    В январе 1942 года уголовники появились в захваченной Белоруссии и сразу стали совершать чудовищные преступления. Поначалу штрафники расстреливали евреев в гетто Могилёва, затем их переключили на борьбу с партизанами. За несколько месяцев браконьеры заслужили уважение у вышестоящего командования СС, а самого Дирлевангера представили к награде.

    Команда постоянно практиковала сожжение населенных пунктов, пытаясь таким образом снизить партизанскую активность. Порою для решения об уничтожении села хватало одного выстрела, сделанного из леса, и в подозрительную деревню прибывали каратели. В воспоминаниях одного ветерана СС, служившего у Дирлевангера, встречается рассказ о том, как члены команды действовали летом 1942 года: «Вокруг деревни выставлялось оцепление, чтобы предотвратить бегство местных жителей, все дома и землянки осматривались. Происходило это так. Мы заходили в дом и кричали: «Давай, давай, выходи наружу!»

    После этого осматривался дом, и в нем искали что-нибудь подозрительное – оружие, элементы военной формы или обрывок листовки… Местные жители, оказавшиеся в домах и возражавшие против обыска – неважно, словами или жестами рук, – расстреливались на месте. В таких случаях их объяснения никого не интересовали. Других обычно арестовывали и либо расстреливали из пулемета, либо загоняли в какое-нибудь строение (часто в бывшую церковь) и поджигали. Мы бросали несколько ручных гранат, после чего ждали, когда внутри разгорится пламя. Для нас в то время самым главным было обезопасить глубокий тыл армии… Такие нам отдавали приказы. Конечно, это объяснение вряд ли может служить оправданием, но мы воспитывались в Третьем рейхе, где часто звучал лозунг: «Послушание до смерти».

    Именно по такой схеме 15 июня 1942 года были сожжены деревня Борки и окрестные поселки. Подчиненные Дирлевангера при поддержке команды СД и подразделений охранной полиции уничтожили здесь 2027 женщин, стариков и детей. Из деревни спаслись только 12 человек. Такая же печальная судьба постигла и многие другие деревни – например, Пируново, Виленку, Забуднянские Хутора и Немки. В деревне Збышин было сожжено и расстреляно 1076 человек. В ноябре 1942 года, когда каратели (в рамках операции «Фрида») охотились на минских партизан, ими были сожжены деревни Дубовручье и Боровино. Так, в Боровино было замучено около 300 человек. Окружив деревню, эсэсовцы убивали всех, кто им попадался на глаза. Часть жителей была брошена в колодцы и в горящие дома.

    Безусловно, одной из самых известных акций, в которых принял участие особый батальон СС, стало уничтожение 22 марта 1943 года деревни Хатынь. Надо сказать, что зондеркоманда сыграла здесь скорее второстепенную роль. Больше всего зверствовал личный состав 118-го батальона охранной полиции, укомплектованный украинскими коллаборационистами. Эсэсовцы Дирлевангера прибыли к месту операции, когда их об этом срочно попросило командование украинского батальона. В дневной сводке от 23 марта 1943 года, отправленной на имя «шефа соединений по борьбе с бандами» генерала СС Эриха фон дем Баха, события в Хатыни представлены так: «118-й батальон срочно запросил поддержки около населенного пункта Губа. Немецкая моторизованная рота совместно со 118-м батальоном преследовала бандитов, отступивших в Хатынь. После огневого боя населенный пункт был взят и уничтожен. 30 вооруженных бандитов (в полной экипировке, в том числе 1 партизанка) убиты. Трофейное имущество и оружие оставлены 118-му батальону».

    В Хатыни было расстреляно и сожжено 149 человек, в том числе 76 грудных и малолетних детей. По тому, с какой жестокостью украинские полицаи расправились с населением, можно сказать, что они мало чем уступали немецким уголовникам и даже, возможно, их превзошли. Для батальона Дирлевангера это была рядовая акция, поскольку браконьеры стирали с лица земли и более крупные села.

    За два с половиной года, пока каратели Дирлевангера находились в оккупированной Белоруссии, ими было сожжено более 180 населенных пунктов и уничтожено более 30 тысяч человек. Личный состав особого батальона СС принял участие практически во всех крупных операциях против партизан, спланированных охранными войсками вермахта и командованием СС. Среди них – «Майский жук», «Орел», «Карлсбад», «Франц», «Праздник урожая», «Февраль», «Волшебная флейта», «Сорвиголова», «Коттбус», «Герман», «Весенний праздник» и «Баклан».

    Так, в ходе операции «Коттбус» батальон уголовников встретил упорное сопротивление партизанских бригад Борисовско-Бегомльской зоны. Народные мстители умело минировали подходы к своим оборонительным позициям, а каратели из-за этого несли большие потери. Дирлевангер пустил впереди эсэсовских цепей захваченных местных жителей, которых буквально разрывало на куски. Тех, кто был ранен и еще оставался жив, добивали выстрелом в затылок. В донесении генерала СС фон дем Баха о результатах операции «Коттбус» от 23 июня 1943 года сообщалось, что было захвачено 2–3 тысячи человек, которые «очищали минные поля и взлетели на воздух».

    В рамках операции «Герман» были побиты все карательные «рекорды» – части СС и полиции уничтожили в пяти районах Барановичской области более 150 населенных пунктов! Согласно донесению батальона Дирлевангера от 7 августа 1943 года, за одни сутки эсэсовцы сожгли деревни Адамки, Углы, Серкули, Скипоровцы, Рудня, Сивица, Добрая Сивица, Дубки, Сидивичи, Дайнова и Погорелка.

    Постоянно участвуя в антипартизанских операциях, формирование Дирлевангера несло потери. Так как быстро подготовить необходимое количество браконьеров не всегда было возможно, командир штрафников был вынужден включать в состав своей части русских, украинских и белорусских изменников, отобранных из числа пленных красноармейцев. Одно время в батальоне числилось по штату несколько русских подразделений, выполнявших карательные функции.

    В последующем, когда особый батальон СС развернули в полк (а затем в бригаду), у Дирлевангера служили не только коллаборационисты. Здесь проходили «реабилитацию» и добровольцы из западных стран, уголовники-рецидивисты из концлагерей, всевозможные асоциальные элементы, включая… гомосексуалистов. А в конце войны в составе штрафного формирования появились и политические заключенные – коммунисты, социал-демократы и священники!

    Как показывают документы, только в ноябре 1944 года в соединение Дирлевангера было направлено 188 политзаключенных-коммунистов. Причины, толкнувшие немецких левых вступить в ряды карателей, могли быть различными. Кто-то, вероятно, хотел при первой возможности перейти на советскую сторону. Некоторые, проведя по 10–12 лет в концлагерях, просто мечтали покинуть барак. Например, коммунист Пауль Лау, узник Заксенхаузена, написал своей сестре в Гамбург письмо, где были такие слова: «Ты, вероятно, удивишься, узнав, что я больше не заключенный концлагеря, а рядовой СС. Да, времена меняются, и мы тоже должны меняться со временем».

    Для Дирлевангера не имело особого значения, сколько человек погибнет во время боевых действий. Главным для него было выполнить поставленную боевую задачу. Наиболее ярко этот подход проявил себя в период подавления Варшавского восстания в августе – октябре 1944 года. За два месяца ожесточенных боев личный состав особого полка СС сменился как минимум три раза! Такое стало возможно благодаря тому, что формирование пополнялось за счет осужденных военнослужащих вермахта и войск СС, прибывавших из тюрем Глаца, Торгау, Анклама и Брухзаля. В общей сложности полк карателей потерял, по разным оценкам, от 2500 до 2700 военнослужащих.

    Подчиненные Дирлевангера совершали в Варшаве жуткие преступления, вошедшие в современную историческую литературу под названием Вольской резни. Кровавая вакханалия длилась двое суток – с 5 по 7 августа 1944 года. Двигаясь к центру города по улице Вольской, боевые группы штрафников СС убивали всех, кто им попадался. Только на территории фабрики «Урсус» было расстреляно от 5 до 6 тысяч человек. Многочисленные убийства сопровождались дикими грабежами, насилием в отношении детей и женщин. Так, один гауптштурмфюрер СС из полка Дирлевангера, как позже вспоминал один эсэсовец, совмещал изнасилования с жестокими извращениями: он помещал ручные гранты в половые органы захваченных девушек, после чего подрывал их. Жертвам отрезали пальцы на руках, если не могли с них снять золотые кольца…

    ОБЕРФЮРЕР СС ОСКАР ДИРЛЕВАНГЕР. ВАРШАВА, 1944 ГОД
    [​IMG]

    СМЕРТЬ ВО ФРАНЦУЗСКОЙ ТЮРЬМЕ

    За активное участие в подавлении Варшавского восстания Дирлевангер был награжден высшей наградой рейха – Рыцарским крестом и получил звание генерала войск СС. В конце войны из его подчиненных – осужденных военнослужащих, уголовников и политзаключенных – была сформирована 36-я ваффен-гренадерская дивизия СС. Она была разгромлена в Хальбском котле, во время битвы за Берлин. Дирлевангер, получивший очередное ранение, был отправлен в тыл и на фронт больше не вернулся. После окончания войны он несколько недель скрывался в Верхней Швабии, пока в мае 1945 года его не арестовали солдаты французской армии. Свой путь командир карателей закончил в тюрьме города Альтсхаузен. В ночь с 4 на 5 июня 1945 года его забили насмерть в камере польские охранники, отомстив за злодеяния, устроенные в Варшаве.

    В отличие от Дирлевангера, его старый друг Готтлоб Бергер умер собственной смертью. 11 апреля 1949 года военный трибунал № 4 в Нюрнберге приговорил бывшего начальника Главного управления СС к 25 годам лишения свободы. Но за решеткой Бергер оставался недолго. Его знакомые из фирмы «Бош» подали на имя верховного комиссара зоны США в Германии Джона Макклоя документы о гуманном обращении Бергера с военнопленными, благодаря чему срок тюремного заключения ему сократили до 10 лет. А 15 декабря 1951 года бывший обергруппенфюрер СС был отпущен на свободу за хорошее поведение. Представители компании «Бош» помогли Бергеру успешно пройти процесс денацификации, нашли для него работу в одной из газет Штутгарта. Правда, скоро Бергера оттуда уволили из-за его сотрудничества с неонацистским журналом «Нация Европа». Некоторое время он жил в небольшом городе Бёблингене, а под конец жизни перебрался в свою родную деревню Герштеттен, где скончался 5 января 1975 года.

    В послевоенные годы в разных странах состоялось несколько процессов над штрафниками-эсэсовцами. Некоторые бывшие военнослужащие зондеркоманды – те, которые попали в формирование не по своей воле и, будучи антифашистами, оставались верны своим убеждениям, – смогли избежать какого-либо возмездия за факт службы в СС, а кое-кто из них даже умудрился занять высокое положение (например, Альфред Нойман, возглавлявший в ГДР Министерство материально-технического снабжения!). В СССР практически все каратели, найденные в ходе оперативно-розыскных мероприятий, после судебных процессов были казнены или получили продолжительные сроки заключения.

    История формирования Дирлевангера, как в зеркале, отразила в себе самые неприглядные и чудовищные картины Второй мировой войны и показала, какие деяния способна совершить группа людей, находящаяся за рамками привычных представлений о добре и зле. Это сборище преступников оставило после себя глубокие кровавые раны на теле Центральной и Восточной Европы, которые еще дают о себе знать.
    Из "Сов.секретно"
     
    Последнее редактирование: 2 авг 2014
    Geizerich, Игорь77, Юниор и 6 другим нравится это.
  2. Oleg62
    Offline

    Oleg62 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    24 авг 2010
    Сообщения:
    256
    Спасибо:
    535
    Отзывы:
    3
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Омск
    За два с половиной года, пока каратели Дирлевангера находились в оккупированной Белоруссии, ими было сожжено более 180 населенных пунктов и уничтожено более 30 тысяч человек. Личный состав особого батальона СС принял участие практически во всех крупных операциях против партизан, спланированных охранными войсками вермахта и командованием СС. Среди них – «Майский жук», «Орел», «Карлсбад», «Франц», «Праздник урожая», «Февраль», «Волшебная флейта», «Сорвиголова», «Коттбус», «Герман», «Весенний праздник» и «Баклан».

    Праздник урожая:В группу «Ворм» (командир – полковник полиции Пауль Ворм) входили 13 й полицейский полк (без III батальона) и особая команда СД (гауптштурмфюрер СС Артур Вильке).

    ПАУЛЬ ВОРМ
    Пауль Ворм.jpg
     
    Юлиа, BundeSS и RAUS нравится это.

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)