Некоторые сведения о клириках и мирянах Смоленской епархии, пострадавших в 1918г.

Тема в разделе "История Смоленска", создана пользователем ИРИНА, 28 дек 2010.

  1. ИРИНА
    Offline

    ИРИНА Завсегдатай SB

    Регистрация:
    10 мар 2010
    Сообщения:
    985
    Спасибо:
    162
    Отзывы:
    2
    Из:
    г.Смоленск
    Может не совсем к теме относиться, если, что перенесите. Если повторяюсь, извените. Возможно, кому - нибудь да пригодиться.

    Некоторые сведения о клириках и мирянах Смоленской епархии, пострадавших во время гонения
    на Православную Церковь в 1918 году.

    I. Священнослужители и миряне, имена которых имеются в списках пострадавших за веру, составленных Комиссией о гонениях на Православную Церковь Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. и Делегацией Высшего Церковного Управления для защиты пред правительством имущественных и иных прав Православной Церкви (1918 - середина 1919 г.).

    Таких списков известно четыре: два «Списка лиц, пострадавших за Веру и Церковь в дни нынешней смуты» Комиссии о гонениях Св. Собора 1917-1918 гг., от 20 июня/2 августа и 7/20 сентября 1918 г. (Российский Государственный Архив. Ф. 3431. Оп. 1. Д. 563. Л. 417; 443-445), и два «Списка лиц, пострадавших за Веру и Церковь в дни гонений на них» Делегации Высшего Церковного Управления для защиты пред правительством имущественных и иных прав Православной Церкви, от 4 февраля и 15 августа 1919 г. (Отдел рукописей Российской Государственной Библиотеки. Ф. 257. П. 9. Ед. хр. 9. Л. 1-2; 5-8).

    Список от 15 августа 1919 г., наиболее полный из всех известных (включает 150 имен), помимо имени епископа Вяземского Макария (Гнушева), уже прославленного в лике святых, содержит в себе имена еще 24 пострадавших из Смоленской епархии:

    Никифор, архимандрит, настоятель Колочского монастыря;1
    Филадельф, иеромонах, Колочского монастыря;
    Афанасьев Александр, протоиерей;
    Афонский Василий, иерей;
    Бородкин Стефан, иерей;
    Добромыслов Николай, иерей;
    Заболотский Павел, протоиерей, г. Юхнова;
    Зыков Александр, иерей;
    Каменцев Николай, иерей;
    Карташев Владимир, секретарь Смоленской Духовной Консистории;
    Марков Феодор, иерей, с. Духовщины;
    Михайлов Алексий, иерей;
    Недачин Николай, иерей;
    Попов Григорий, иерей;
    Попов Иоанн, псаломщик;
    Руженцев Александр, иерей, с. Печатников;
    Селезнев Иоанн, иерей;
    Сергиевский Капитон, иерей;
    Скворцов Михаил, иерей;
    Смирнов Николай, иерей;
    Соколов Анатолий, диакон;
    Стефанов Стефан, иерей;
    Чулков Сергий, иерей;
    Шестериков Петр, иерей.

    В списке Комиссии о гонениях от 20 июня/2 августа 1918 г. из Смоленской епархии никого нет; в списке от 7/20 сентября 1918 г. из вышеперечисленных содержатся имена архимандрита Никифора, иерея Александра Руженцева, секретаря Смоленской Духовной Консистории мирянина Владимира Карташева, и в подпункте «Неизвестных имена убиенных» – «Михайлова, священника Смоленской епархии».

    В списке Делегации ВЦУ от 4 февраля 1919 г. из вышеперечисленных содержатся имена протоиерея Павла Заболотского, иеромонаха Филадельфа, священников Василия Афонского, Алексия Михайлова, Александра Руженцева, Капитона Сергиевского, Сергия Чулкова, мирянина Владимира Карташева, а также:

    Тройницкого Петра, диакона;
    Диаконова Александра, псаломщика
    (в более позднем вписке от 15 августа 1919 г. эти последние два имени отсутствуют).

    В настоящее время о них имеются следующие данные:

    1. Недачин Николай, священник села Сосницы Гжатского уезда 2 – упоминается в списке пострадавших за веру от 15 августа 1919 г.; имеются воспоминания очевидцев, заметки в периодической печати за 1918 г. См. о нем отдельную статью.

    2. Заболотский Павел, протоиерей г. Юхнова 3– упоминается в списках пострадавших за веру с 4 февраля 1919 г. Был протоиереем Юхновского Казанского Собора, Председателем Юхновского отделения Епархиального училищного Совета, занимал много других должностей.4

    • Расстрелян в г. Юхнове в ночь с 19 на 20 сентября 1918 г. Об этом можно заключить из следующего ряда данных:

    - в газетной заметке, помещенной в «Известиях Юхновского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» за 5 октября 1918 г. (№42), говорится о расстреле ЧК семи заложников буржуазии за покушение на Ленина, убийство Володарского и др. В заметке упоминается, что среди расстрелянных был бывший пристав Гулевич;

    - в этом же номере газеты в заметке «Зашевелились кудлатые сычи», повествующей о пожертвовании одним диаконом 10 рублей по призыву советской власти и тем не менее обвиняющей его в «шкурничестве», содержится такая фраза: «… И если бы не отправили бы двух Юхновских иерархов в небесную консисторию, то наверное о. диакон и по сие время сидел бы, как сыч» (орфография оригинала), из чего можно заключить, что из семи расстрелянных двое были священнослужителями;

    - в «Электронной картотеке жертв политических репрессий Смоленской области, 1917-1953 гг.», составленной в Смоленском государственном педагогическом университете на основании данных Архива УФСБ по Смоленской области 5 (далее – «Электронная картотека жертв репрессий»), содержатся данные о семи расстрелянных в один день (19 сентября 1918 г.) по одному обвинению («приговорены к расстрелу 19.09.1918 г. Юхновской УЧК по ст. антисоветская агитация, реабилитированы 30.04.1993 г Прокуратором Смоленской обл. на основании Закона РСФСР от 18.10.91 г.»): Павел Заболотский, Капитон Сергеевский, Александр Гулевич, Алексей Данилов, Георгий Лавровский, Андрей Дунаев, Николай Ковалев (имеется фамилия Гулевича, а из списка Делегации ВЦУ – только две фамилии: Заболотский и Сергиевский).

    На основании вышеизложенных данных можно сделать вывод, что среди семи расстрелянных 19 сентября 1918 г. Юхновской УЧК по обвинению в антисоветской агитации «два Юхновских иерарха» – это протоиерей Павел Заболоцкий и священник Капитон Сергиевский.

    • В «известиях Юхновского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» за 12 октября 1918 г. (№44) помещена такая заметка:


    «От Юхновской Чрезвычайком. Объявление. За последнее время в г. Юхнове гражданами совершается паломничество к тому месту, где был совершен расстрел контрреволюционеров. Такое явление Комиссия считает недопустимым, а потому все лица, замеченные в этом месте, будут строго наказываться».

    • В книге А.П. Гагарина «Борьба за установление Советской власти в Юхновском уезде» (Смоленск, 1958) повествуется:


    «Алексей Кулаков (с отрядом ЧК, в который вступил 5 сентября 1918 г.) участвовал в ликвидации действовавшей в пределах Юхновского уезда контрреволюционной организации, возглавляемой протоиереем Заболотским, а затем в разгроме контрреволюционных восстаний в Медынском и Мосальском уездах» (С. 41).

    3. Сергиевский Капитон, иерей – см. о нем выше, расстрелян по одному делу с протоиереем Павлом Заболотским. Упоминается в списках пострадавших начиная с 4 февраля 1919 г.

    4. Афонский Василий, иерей. Упоминается в списках пострадавших начиная с 4 февраля 1919 г.

    • В «Смоленских епархиальных ведомостях» №8 за 1901 год (С. 41-48: Адрес-календарь) значится, что священник Василий Иванович Афонский (32 лет, окончил духовную семинарию в 1890 г., священник с 1895 г., награжден набедренником в 1898 г.) служил (в 1901 г.) в с. Заборье Поречского уезда.

    • В «Известиях Дорогобужского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» за 2 октября 1918 г. (№15) в статье «Расстрел контрреволюционеров» говорится:


    «26 сего сентября по постановлению Чрезвычайной Комиссии расстреляны священник с. Елисеенок Василий Иванович Афонский и б. Военный чиновник Семен Федорович Николаев, оба за контрреволюционные деяния. Следствие по делу Афонского и Николаева с несомненной ясностью установило преступность расстрелянных. Афонский вел энергичную агитацию против Советской власти, провоцировал в среде крестьянства и вносил смуту, пользуясь своим положением священника. …Между прочим, за попытку бежать священник Афонский был застрелен возле Чрезвычайком…».

    • В «Электронной картотеке жертв репрессий» имеются такие сведения:

    Афонский Василий Иванович;
    год рождения – 1872;
    место рождения – Смоленская губ., Дорогобужский уезд, д. Елисеенки;
    место жительства – Дорогобужский район, с. Высокое;
    социальное положение – священнослужитель;
    место работы – «с.с. Высокое Михайловское»;
    профессия – священник;
    дата ареста – 23.09.1918;
    приговорен 23.09.1918 Дорогобужской ЧК к расстрелу;
    приговор приведен в исполнение 26.09.1918;
    реабилитирован 30.04.1993 Прокуратурой Смоленской обл. на основании Закона РСФСР от 18.10.91.

    5. Никифор, архимандрит, наместник Колочского монастыря, упоминается в списках пострадавших за веру начиная с 7/20 сентября 1918 г.

    • В документах Комиссии о гонениях Св. Собора 1917-1918 гг. имеются следующие о нем упоминания:

    - в сводном докладе по материалам Комиссии6 :

    «Третьим видом убийств пастырей является так называемый красный террор, применяемый теперь очень широко советской властью… Убивают людей по приказу правительства только потому, что они не принадлежат к рабочему классу… Забывшие всякую совесть агенты Всероссийской Чрезвычайной Комиссии, не считаясь ни с чем, хватают и расстреливают всех, кого хотят. Преосвященный Макарий, …архимандриты Никифор… и многие священнослужители сделались жертвами этого бессмысленного истребления и приняли венец мученический от руки Советской власти» (РГА. Ф. 3431. Д. 563. Л. 453).

    «В большинстве же случаев захваты монастырского имущества носили ясно правительственный характер, хотя и сопровождались также нередко убийствами и ранением кого-нибудь из братии, как например, в Колочском монастыре, Смоленской епархии и др.» (Там же. Л. 458);

    - в «Списке пострадавших Преосвященных и священнослужителей; о которых имеются газетные сообщения (Там же. Л. 479);
    «Архимандрит Никифор, настоятель Колочского монастыря – Известия 2 Октября 1918 г.».7

    • В «Памятной книжке Смоленской губернии» за 1914год упоминается Настоятель Колочского монастыря Архимандрит Никифор.
    Немало сведений содержится и в советской исследовательской литературе и мемуарах большевиков-участников событий:

    • П.С. Степанов. Борьба за укрепление Советской власти и смоленской губернии в 1917-1920 гг. Смоленск. 1957. С. 75-77 – о мятеже в Гжатском и Юхновском уездах в ноябре 1918 г.:

    «16 ноября выступили против Советов белогвардейские банды в Гжатском уезде. Главными участниками мятежа были бывшие офицеры, городская буржуазия, часть духовенства, кулаки (ГАСО 8, ф. 2232, д. 6, л. 102, 1918). …Непосредственным организатором Гжатского мятежа был настоятель Колочского монастыря архимандрит Никифор (в местной печати этот мятеж чаще называют Колочским) вместе со своими монахами (ГАСО, ф. 2232, д. 13, л. 9)».

    «По постановлению Чрезвычайной Комиссии четверо из главарей банды во главе с архимандритом Никифором были расстреляны, несколько участников мятежа, главным образом гжатские купцы, были отправлены под конвоем в Смоленск (ГАСО, ф. 2232, д. 6, л. 44, 1918)».

    • Н.А. Раевский. Из истории разгрома Гжатского кулацко-эссеровского мятежа // Материалы по изучению Смоленской области. Вып. 3. Смоленск. 1959.
    С. 132 – о мятеже в июле 1918 г.:

    «Мятежники были рассеяны, а подстрекатели – духовенство Колочского монастыря – были арестованы и переданы в ЧК, а монахи были распущены. В монастыре решено было организовать первую в Гжатском уезде коммуну».

    С. 135 – о мятеже в ноябре 1918 г.:

    «…в Колочской коммуне разыгралась первая кровавая трагедия. Один из двух монахов, оставленных в коммуне, оказался предателем и ночью 16 ноября открыл монастырские ворота мятежникам».

    • М.В. Воробьев. Борьба за власть Советов в Гжатском уезде // Материалы по изучению Смоленской области. Вып. 4. Смоленск. 1961. С. 135:


    «Кулаки Корытовской волости вместе с монахами Колочского монастыря в июле 1918 г. подняли против Советской власти мятеж, который был быстро подавлен («Известия Гжатского Совета» №41 от 31 июля 1918 г.)»;

    6. Миладельф, иеромонах, Колочского монастыря, упоминается в списках пострадавших за веру с 4 февраля 1919 г.

    7. Михайлов Алексий, иерей, упоминается в списках пострадавших за веру с 7/20 сентября 1918 г. (в первом из них – без имени, в графе «Неизвестных имена убиенных:… свящ. Смоленской епархии Михайлова»; в последующих списках – «иерей Алексий Михайлов, Смоленской епархии»).

    • В документах Комиссии о гонениях в «Списке пострадавших Преосвященных и священнослужителей, о которых имеются газетные сообщения» указывается:


    «Свящ. Алексей Михайлов – Известия 2 Октября 1918 г. 9 » (РГА. Ф. 3431. Д. 563. Л. 479)

    • В «Кратком описании церквей Смоленской епархии» (Смоленск. 1898 г. Вып. 1. С. 215) значится священник села Ново-Рождествено Гжатского уезда Алексей Константинович Михайлов, 26 лет, окончил семинарию в 1893 г., священник с 1895 г.

    • В «Памятной книжке Смоленской губернии» за 1914 год упоминается благочинный 2-го благочиннического округа Гжатского уезда, священник села Новорождествена Алексей Михайлов.

    8. Афанасьев Александр, протоиерей – в списке пострадавших за веру от 15 августа 1919 г.

    • В «Памятной книжке Смоленской губернии» за 1914 год; священник Александр Афанасьев, г. Белый, член Уездного Училищного Совета, учитель инспектор высшего нач. училища, наблюдающий за ц.-пр. школами.

    9. Бородкин Стефан, иерей – в списке пострадавших за веру от 15 августа 1919 г.

    • В «Кратком описании церквей Смоленской епархии» (Смоленск. 1898 г. Вып. 1. С. 259): священник села Клетки Дорогобужского уезда Стефан Андреевич Бородкин, 28 лет, окончил духовную семинарию в 1892 г., священник с 1896 г.

    10. Добромыслов Николай, иерей – в списке пострадавших за веру от 15 августа 1919 г.

    • В «Памятной книжке Смоленской губернии» за 1914 год: иерей Николай Добромыслов, Духовщинский уезд, с. Введение, Председатель Тяплово-Введенского с/х Общества.

    11. Зыков Александр, иерей – в списке пострадавших за веру от 15 августа 1919 г.

    • В «Смоленских епархиальных ведомостях» за 1901 год (№ 7. С. 33-40: Адрес-календарь): священник Александр Аполлон. Зыков, г. Поречье, Пятницкая церковь, 27 лет, окончил духовную семинарию в 1893 г., священник с 1894 г., на настоящем месте с 1898 г., награжден набедренником в 1900 г.

    • В «Памятной книжке Смоленской губернии» за 1914 год: иерей Александр Зыков, Поречье и уезд, законоучитель высш. нач. училища.

    • В «Известиях Вяземского Совета…» за 13 декабря 1918 г. (№235) говорится, что национализирован дом священника Зыкова по ул. Нижне-Калужская, г. Вязьма, оценен в 400 р. (возможно, что речь идет о другом священнике).

    12. Каменцев Николай, иерей – в списке пострадавших за веру от 15 августа 1919 г.

    13. Карташев Владимир, секретарь Смоленской Духовной Консистории – в списках пострадавших за веру начиная с 7/20 сентября 1918 г.

    14. Марков Феодор, иерей, с. Духовщины – в списке пострадавших за веру от 15 августа 1919 г.

    • В «Смоленских епархиальных ведомостях» за 1899 год (№3. С. 14; №4. С. 18: Адрес-календарь): священник села Мигновичи Краснинского уезда, 2-го благочиннического округа Феодор Иванович Марков, член благочиннического Совета, 26 лет, окончил духовную семинарию в 1893 г., священник с того же года, имеет набедренник с 1898 г.

    • В «Памятной книжке Смоленской Губернии» за 1914 год: священник Феодор Марков, Духовщина и уезд, законоучитель школы грамоты при Духовской церкви, законоучитель Ремесленной школы, член Уездного комитета Попечительства о народной трезвости.

    15. Попов Григорий, иерей – в списке пострадавших за веру от 15 августа 1919 г.

    16. Попов Иоанн, псаломщик – в списке пострадавших за веру от 15 августа 1919 г.
    • В «Кратком описании церквей Смоленской епархии» (Смоленск. 1898 г. Вып. 1) имеются сведения о двух псаломщиках с таким именем:

    - Иван Дмитриевич Попов, 45 лет, псаломщик с. Шиловичи Духовщинского уезда (4-й благочиннический округ), из дух. уч., в должности с 1879 г. (С. 315);

    - Иван Иаковлевич Попов, 38 лет, псаломщик с. Дятлово Гжатского уезда, в должности с 1883 г. (С. 222).

    17. Руженцев Александр, иерей, с. Печатников – в списках пострадавших за веру с 7/20 сентября 1918 г.

    • В «Кратком описании церквей Смоленской епархии» (Смоленск. 1898 г. Вып. 1) имеются сведения о двух священниках с таким именем:

    - Александр Григорьевич Руженцев, 27 лет, священник с. Печатники Бельского уезда (2-ой благочиннический округ), окончил курс сем. В 1893 г., священник с 1893 г. (С. 113),

    - Александр Васильевич Руженцев, 52 лет, сверхштатный священник с. Стрелки (Белая Церковь) Духовщинского уезда (3-й благочиннический округ), из 4 кл. сем., священник с 1892 г., сост. законоуч. в 2-кл. мин. учил., награжден набедренником в 1895 г.. имеет медаль за труды по народному образованию и орден св. Анны 3-й степени (С. 301).

    • В газете «Рославльский Коммунист» 10 за 6 сентября 1918 г. (№3) имеется сообщение о расстреле Бельской ЧК среди «руководителей контрреволюционного движения в Покровской, Холмской и Комаровской волостях» «офицера Руженцева» (речь, по-видимому, о другом человеке, но может быть и опечатка).

    18. Селезнев Иоанн, иерей – в списке пострадавших за веру от 15 августа 1919 г.

    • В «Памятной книжке Смоленской Губернии» за 1914 год: благочинный 3-го благочиннического округа Гжатского уезда, священник села Воронцова Иоанн Селезнев.

    • В «Кратком описании церквей Смоленской епархии» (Смоленск. 1898 г. Вып. 1) имеются сведения о трех священниках с таким именем:

    - Иоанн Николаевич Селезнев, 25 лет, священник с. Воронцово Гжатского уезда, студ. сем. 1894 г., с того же года священник (С. 220);

    - Иоанн Никанорович Селезнев, 32 лет, священник с. Сержань Вяземского уезда (3-й благочиннический округ), окончил духовную семинарию в 1885 г., священник с 1886 г., награжден набедренником в 1897 г. (С. 187);

    - Иоанн Иоаннович Селезнев, священник с. Воскресенское (Плещеево тож) Вяземского уезда, из 5 кл. дух. сем., священник с 1897 г. (С. 176).

    19. Скворцов Михаил, иерей – в списке пострадавших за веру от 15 августа 1919 г.

    • Смоленские епархиальные ведомости. 1901. №11. С. 49-56 (Адрес-календарь): священник села Глазово Поречского уезда, 3-го благочиннического округа Михаил Васильевич Скворцов, 25 лет, из 5 кл. сем., священник с 1895 г.

    20. Смирнов Николай, иерей – в списке пострадавших за веру от 15 августа 1919 г.

    • В «Кратком описании церквей Смоленской епархии» (Смоленск. 1898 г. Вып. 1) имеются сведения о двух священниках с таким именем:

    - Николай Васильевич Смирнов, 44 лет, священник, с. Ахтырка Бельского уезда и благочинный 3-й благочиннического округа, студ. сем. 1873 г., священник с 1874 г., награжден камилавкой в 1896 г. (С. 116),

    - Николай Николаевич Смирнов, 26 лет, священник с. Острицы Гжатского уезда, окончил духовную семинарию в 1893 г., священник с 1895 г. (С. 216).

    21. Соколов Анатолий, диакон - в списке пострадавших за веру от 15 августа 1919 г.

    22. Стефанов Стефан, иерей - в списке пострадавших за веру от 15 августа 1919 г.

    • В «Памятной книжке Смоленской губернии» за 1914 год: священник Стефан Стефанов, Сычевка и уезд, Председатель Правления Писковского Кредитного Товарищества в с. Пискове.

    23. Чулков Сергий, иерей - в списке пострадавших за веру от 4 февраля 1918 г.

    24. Шестериков Петр, иерей - в списке пострадавших за веру от 15 августа 1919 г.

    25. Тройницкий Петр, диакон – упоминается в списке пострадавших за веру от 4 февраля 1919 г. и не упоминается в последующем списке.

    26. Диаконов Александр, псаломщик – упоминается в списке пострадавших за веру от 4 февраля 1919 г. и не упоминается в последующем списке.

    II. Сведения о других пострадавших, содержащихся в материалах Комиссии о гонениях на Православную Церковь Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. и Делегации Высшего Церковного Управления для защиты пред правительством имущественных и иных прав Православной Церкви.
    В документах Комиссии о гонениях в составе фонда Священного Собора Православной Российской Церкви 191701918 гг., кроме вышеозначенных списков, имеются следующие данные о пострадавших от преследования со стороны советской власти священнослужителях Смоленской епархии:

    27. Скворцов Иосиф, священник с. Дор Гжатского уезда.

    • В делах Комиссии содержатся:

    - прошение на имя Святейшего Патриарха Тихона от содержащегося в Гжатской тюрьме по приговору Гжатского военно-революционного трибунала от 14 апреля 1918 г. священника села Дор Иосифа Скворцова (РГА. Ф. 3431. Д. 563. Л. 419-419об), в котором говорится:

    «По доносу некоторых лиц бывших моих прихожан я был по распоряжению Председателя следственного отдела при Гжатском Трибунале заключен предварительно в тюрьму, а затем судим Гжатским Военно-Революционным Трибуналом… Хотя я по чистой совести не могу считать себя виновным ни в одном из приписываемых мне деяний и несмотря на то, что защищавший меня гражданин Васильев с полной очевидностью доказывал суду несостоятельность предъявленных мне обвинений, а собравшаяся на процессе в значительном количестве публика требовала моего оправдания, - я был приговорен в тюрьму на пять лет с конфискацией всего моего имущества, что немедленно и было приведено в исполнение».

    - его же (священника Иосифа Александровича Скворцова) кассационная жалоба в Народный Комиссариат Юстиции (Там же. Л. 420-421об) с изложением обстоятельств дела, где он, в частности, пишет:

    «Главный пункт обвинения: на совершаемых Богослужениях упоминал царствующий дом Романовых и по мнению прихожан был ярым контрреволюционером и отъявленным монархистом».

    В отношении других обвинений
    («Грубое отношение с прихожанами, притеснение их поборами; деспотичное отношение в школе, истязание детей, придирки к учительскому персоналу; такое же деспотичное отношение с приходом…; незаконно пользовался землей… причта; вел развратный образ жизни, подавая, как пастырь, пример прихожанам; продавал церковное вино и просвирную муку на блины; сеял раздор между крестьянами, натравлял одну часть населения на другую…; пользовался незаконно церковной печатью»)
    он говорит:

    «В стадии предварительного следствия председателем следственной комиссии не были опрошены свидетели с моей стороны в числе 30 человек, явившихся к нему для дачи показаний, как равно и по постановлению самого трибунала не были допущены к даче показаний те 40 человек свидетелей с моей стороны, которые в день разбора явились на заседание Трибунала для дачи показаний на суде. Таким отказом в допросе свидетелей я был лишен возможности защиты, тем более ввиду того, что показания не явившихся в суд без всяких уважительных причин свидетелей со стороны обвинения были оглашены на суде полностью. Основанием обвинения послужили показания свидетелей, основанные лишь на слухах и личных умозаключениях без проверки их путем опроса тех лиц, которые по мнению этих свидетелей, явились мною непосредственно обиженными…»,
    и далее попунктно опровергает все позиции обвинения.

    • В «Известиях Гжатского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» за 10/23 апреля 1918 г. (№16) помещена пространная статья «Процесс священника Скворцова. (Окончание)», где в отношении вины священника председатель военно-революционного трибунала т. Кисель говорит:
    «Контрреволюционность его я считаю доказанной, так как он сам сознался, что упоминал бывшего царя; веял раздоры и расстраивал единство революционного фронта».

    Затем приводится приговор трибунала:

    «Суд, руководствуясь дополнением приказа «2 статья 20 постановил: заключить Скворцова в тюрьму сроком на пять лет, имущество его конфисковать. А его самого объявить врагом народа».

    • В «Кратком описании церквей Смоленской епархии» (Смоленск, 1898. Вып. 1) имеются такие сведения: Иосиф Алексеевич Скворцов, 33 лет, священник храма Свт. Николая в с. Дор Гжатского уезда (3-й благочиннический округ), окончил духовную семинарию в 1885 г., священник с 1887 г., награжден скуфьей в 1898 г.
    28. Лызлов Александр, священник с. Хотькова Сычевского уезда.

    • В делах Комиссии содержатся:

    - прошение на имя Святейшего Патриарха Тихона от «живущего в Москве на Лесной ул. д. 9 крестьянина Смоленской губернии Сычевского уезда Якова Григорьевича Смирнова» с просьбой принять меры к освобождению его приходского священника «о. Александра Лызлова, арестованного в г. Смоленске за распространение изданных Вашим Святейшеством Посланий», датированного 24 марта (ст. ст.) 1918 г. (РГА. Ф. 3431. Д. 563. Л. 275; 301);

    - Протокол №7 заседания Комитета о гонениях от 7/20 апреля 1918 г., на котором зачитывалось это прошение (Там же. Д. 560. Л. 41);

    - упоминание его имени в перечне арестованных: «Священник с. Хотькова, Сычевского уезда, Смоленской губернии Александр ЛЫЗЛОВ. Арестован, неизвестно оп чьему распоряжению, около 1 Апреля (19 Марта) за распространение Патриаршего послания, о месте содержания сведений нет» (Там же. Д. 569. Л. 153об)

    - заметка из газеты «Утро России» от 4 апреля 1918 г.:
    «Смоленск, III, 9 – IV, 1 (Соб. Кор.) Арестован священник с. Хотькова Сычевского уезда А. Лызлов за распространение посланий Патриарха Тихона” (Там же. Д. 563. Л. 274а).

    • В «Электронной картотеке жертв репрессий» говорится только, что Александр Лызлов, крестьянин, место рождения и жительства – д. Хотькова Сычевского района, арестован в 1918г.

    29. Никуленков Григорий, священник с. Надвы. Сведения о нем содержатся в журнале Делегации ВЦУ для защиты пред правительством имущественных и иных прав Православной Церкви №5 от 5 июня 1918 г., где говорится, что «Прихожане с. Надвы, Смоленской губ., телеграммою сообщив об аресте, по навету злых людей, священника о. Григория Никуленкова, просят ходатайствовать об его освобождении», по поводу чего было поставлено: «Разъяснить прихожанам с. Надвы, что с ходатайством об освобождении священника Никуленкова им надлежит прежде всего обратиться к центральной власти».11

    30. Понасечкин Александр, иерей.

    • В документах Комиссии о гонениях содержится:

    «вход №521 18/31 мая 1918 г. №2769
    Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Феодосию Архиепископу Смоленскому
    Из Канцелярии Священного Собора препровождается к Вашему
    Высокопреосвященству прошение священника села Селезнева Смоленской епархии
    Александра Понасечкина о защите его от гонений и освобождении от денежного штрафа» (РГА. Ф. 3431. Д. 563. Л. 362).

    31. Соколов Иоанн, протоиерей Сычевского собора.

    • В документах Комиссии о гонениях имеются такие сведения:

    - на 7-м заседании Комиссии о гонениях 7(20) апреля 1918 г. слушалось «заявление Смоленского епископа Феодосия, от 5 апреля 1918 года, в Комиссию о гонениях, о принятии мер к освобождению арестованного в г. Сычевке протоиерея Сычевского собора И. Соколова» (Протокол №7 // РГА. Ф. 3431. Д. 560. Л. 42об);

    - в перечне арестованных значится «Протоиерей соборной церкви г. Сычевки, Смоленской губернии, СОКОЛОВ. Время ареста неизвестно, причина (по газетному сообщению): был прежде членом Союза русского народа, распоряжение исходило от местных властей. Содержится в Сычевской городской тюрьме» (Д. 569. Л. 153об).

    - Имеется просьба (собственноручная) еп. Феодосия от 5 апреля 1918 г. принять меры к освобождению томящегося в Сычевской гор. тюрьме протоиерея соборной г. Сычевки церкви Иоанна Соколова, «за то, что был в свое время членом Союза русского народа» (Там же. Д. 563. Л. 350).

    • В «Известиях Сычевского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» за 19 ноября 1918 г. (№29) говорится о том, что оштрафованы священники г. Сычевки Соколов и Назаревский (возможно, речь здесь идет о другом священнике Соколове).

    III. Сведения о пострадавших церковно- и священнослужителях из других источников.

    32. Доронин Павел Иванович, псаломщик Никольского храма в с. Сосницы, Гжатского уезда. Расстрелян 5/18 ноября 1918 г. в один день со священником Николаем Недачиным, но имя его почему-то не попало в список пострадавших за веру (от 15 августа 1919 г.), в которой занесено имя священника Н.Недачина. О факте его расстрела вспоминала Л.Н. Недачина (1903-1995), дочь убитого священника, очевидца расстрела. Она говорила, что псаломщик и учитель церковно-приходской школы Павел Иванович Доронин был убит, когда выходил из храма. Его поведение настолько прогневало красноармейцев, что во все время пребывания их в Сосницах они запрещали его хоронить, так что тело его так и лежало на дороге до тех пор, пока они не покинули деревню. 12 О расстреле также совершенно определенно говорится в газетной заметке «Расстрел попов-мятежников» («Известия Юхновского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. 1918. 23 ноября (№55)):

    «За выступление против Советской власти в с. Сосницах расстреляны участники белогвардейского мятежа – два попа села Сосницы и учитель того же села Доронин. Церковь, школа, и поповские хоромы сожжены. Среди населения пострадавших нет».

    33. Чаусов Иван Дмитриевич – по данным «Электронной картотеки жертв репрессий», священнослужитель, родился в 1861 г. в д. Даниловичи Ельнинского района, проживал в г. Вязьма или д. Новоселки Вяземского района, приговорен к ссылке в 1918 г., а затем (в 1919-?) расстрелян.

    IV. В «Прибавлениях к Церковным Ведомостям» № 21-22 за 1918 г. на с. 655 содержатся упоминания о заключении в тюрьму пяти священников Гжатского уезда в связи с изъятием метрических книг (30 мая).
    Подготовил иеромонах Ианнуарий (Недачин), Соловецкое подворье, г. Москва

    Примечания:

    1. Колочский монастырь входил в 1918 г. в состав Смоленской епархии, сейчас – в состав Московской епархии.

    2. Сейчас на территории Темкинского района

    3. г. Юхнов сейчас входит в состав Калужской области

    5. Представлена в интернете на официальном сайте Администрации Смоленской области. Содержит 29508 записей

    6. Был зачитан на последнем Соборном заседании 7/20 сентября 1918 г. секретарем Собора В.П. Шеиным (см.: РГА. Ф. 3431. Л. 448-461. См. также: Священный Собор Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Обзор деяний. Третья сессия. Москва. 2000 г. С. 373-374).

    7. По-видимому, опечатка, т.к. в «Известиях» за 2 октября1918 г. такого сообщения нет, тем более, что Комиссия о гонениях закончила свою работу вместе с окончанием работы Собора 20 сентября 1918 г.

    8. Государственный Архив Смоленской области

    9.; См. прим. 7.

    10. Рославльский коммунист. Орган районного Комитета Могилев. Губ. и Рослав. Уезда РКП (большев.) 1918

    11. См.: Следственное дело Патриарха Тихона: Сборник документов по материалам Центрального архива ФСБ РФ. Москва. 2000 г. С. 458-459

    12. Подробнее об этих событиях см. в отдельной статье об обстоятельствах кончины священника Николая Павловича Недачина

    http://www.smoleparh.ru/Istoria/View/591


    Ссылка по Церковь и религия в России:
    (Церковные ведомости и прибавления к ним, издаваемые при Святейшем Правительствующем Синоде. Еженедельное издание, другие книги по РПЦ)
    http://book-old.ru/BookLibrary/00200-TSerkov.html
     
  2. ИРИНА
    Offline

    ИРИНА Завсегдатай SB

    Регистрация:
    10 мар 2010
    Сообщения:
    985
    Спасибо:
    162
    Отзывы:
    2
    Из:
    г.Смоленск
    "Начавшаяся в 1914 году Первая мировая война вызвала в русском обществе большой патриотический подъём. Не остались в стороне и священнослужители Русской Православной Церкви. Помимо военного духовенства непосредственно находившегося в армии к началу военных действий, добровольно уходили на фронт и некоторые представители епархий. Многие из них получали за свои подвиги заслуженные награды. Некоторые, отдав свою жизнь за Отечество, оставались на полях сражений.

    Приводим список потерь священнослужителей воинских частей действующей армии на май 1915 года.



    Убиты : священник Иустин Григорьевич Ковалевич, священник Филлип Горбаневский.

    Умерли от болезни : священник Григорий Насветов, находившийся в плену священник Владимир Андреевич Кавский.

    Ранены : священник Леонид Арсеньевич Любимов, священник Петр Васильевич Глаголев, священник Сергей Сергеевич Кордюков (оставался в строю, пока не исполнил свой пастырский долг), священник Николай Архангельский, священник Сергей Михайлович Соколовский.

    Контужен : священник Иоанн Александрович Каллистов.

    Попали в плен : священник Александр Черкасс, священник Николай Бобачан.

    Пропали без вести : священник Георгий Громов, священник Афанасий Турундаевский.

    В данной подборке материалов даны сведения из газет «Смоленский вестник» и «Смоленские епархиальные ведомости» за 1915 год о священнослужителях и студентах семинарии Смоленской епархии принимавших участие в боевых действиях.



    Герой-иеромонах. «На днях пришлось мне встретиться с иеромонахом местного [Рославльского] Спасо-Преображенского монастыря, отцом Пантелеимоном. Ушёл он в июле 1914 года с Р-ским полком малоприметным и неизвестным монахом священником, а вернулся героем, испытавшим все тяготы необычайно тяжёлых переходов и все ужасы бесконечного ряда славных дел, в которых принимал участие Р-ский полк. (1) Сейчас он заехал в Рославль на несколько дней по экстренным надобностям полка и снова возвращается на позиции.

    Выдающиеся заслуги иеромонаха Пантелеимона оценены высшим начальством: – за ряд беззаветно смелых подвигов он пожалован – золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте, орденами – святого Владимира 4 степени и Анны 3 – 2 степеней с мечами и бантами. (2)

    Отец Пантелеимон не находит слов похвалы для героев родного полка, ни разу не дрогнувшего при невероятно тяжёлом отступлении из Нестельбурга на Мальвишки – Ковну в конце августа начале сентября 1914 года, после боёв у Ширвинты – Нестельбург – Топиау, в Восточной Пруссии.

    Здесь под Мальвишками, когда обозу и походному лазарету, шедшим впереди, грозило окружение и поголовное истребление, отец Пантелеимон заехал вперёд на лошадке с несколькими смельчаками офицерами и, ободряя отряд, пробился через лесистую местность, оцепленную германцами. Несколько раз почтенный иеромонах, герой подвергался опасности быть подстреленным пулемётными отряда и своих же частей. В Мальвишки отец Пантелеимон вошёл первым со своим солдатиком-причетником и фельдшером и наткнулся на немца фермера. Фермер стоял возле сарая с револьвером в руках. Отец Пантелеимон подошёл к немцу и, указав на свой крест, стал знаками объясняться с ним, желая убедить его, что никто не причинит ему никакого зла. Немец растерялся, но отец Пантелеимон поднёс ему крест. Это обстоятельство уже совсем обезоружило немца, и он пропустил храброго иеромонаха и его спутников.

    С 9 декабря отец Пантелеимон совершал похороны наших героев в ряде сражений на фронте Баркупенен – Катану, а с января безотлучно делил боевую страду с родным своим полком в Сталупенене и Пилькалене, денно и нощно обходя окопы с крестом в руках под непрерывным потоком немецких снарядов. В боях за Пилькаленом, с 13 января на фронте Шпулин – Онишки – Блядзин, когда наши войсковые части перешли в наступление, под командой генерала М., а урон в людах был особенно чувствителен, отец Пантелеимон отпевал наших богатырей, бесстрашно выходя в беззащитные зоны.

    – Не ходи, батя, предупреждал его генерал М., – убьют!

    На эти предупреждения иеромонах Пантелеймон отвечал:

    – Вам, господа, следует поберечь себя, а мне, одинокому, холостому стыдно беречься.

    За эти выдающиеся подвиги отец Пантелеимон назначен был полевым дивизионным благочинным.

    Отец Пантелеимон на днях возвращается на позиции обратно».



    Герои – семинаристы. «Из воспитанников Смоленской духовной семинарии, призванных по мобилизации и ушедших добровольцами, в числе убитых значатся трое (на декабрь 1915 года): Аниханов Семен, Жданов Павел и Селезнев Константин. Все они вышли из третьего класса семинарии. Аниханов получил военную подготовку в Петергофской школе прапорщиков; убит 10 июля (сего 1915 года) близь деревни Воля-Пясецкая, Холмской губернии. Жданов учился в Чугуевском военном училище, ранен в ногу в первых числах июня, лежал в Алексеевском лазарете, затем вновь отправился на театр военных действий, где и был убит. Селезнёв поступил в действующую армию вольноопределяющимся, получив три Георгиевских креста, был произведен в прапорщики.

    По просьбе товарищей на днях (3 ноября) в храме Авраамиевского монастыря совершена была заупокойная литургия по павшим героям».



    Смерть отца А.И. Заостровского. «Получено телеграфное сообщение о смерти находящегося на театре военных действий священника смоленской Верхне-Георгиевской церкви А. Заостровского. Прибытие тела его в Смоленск ожидается в скором времени».



    Среди духовенства. « На средства епархиального комитета 23 июня священник Крестовоздвиженской церкви отец А. Залесский отбыл в действующую армию, на австрийский фронт, к городу Тернополю и в его окрестности. Отец А. Залесский поехал отыскивать тело убитого священника смоленской Верхне-Георгиевской церкви отца А. Заостровского».



    Священник А.И. Заостровский. Священник Крестовоздвиженской церкви отец А. Залесский, командированный для отыскания тела священника смоленской Верхне-Георгиевской церкви (на Покровской горе) отца Александра Иаковлевича Заостровского, возвратился в город Смоленск 28 июня, доехав до станции Ровно. Из официальной бумаги, как у нас уже сообщалось, выяснилось, что священник А.И. Заостровский умер от припадка грудной жабы в ночь на 13 июня и погребен близ храма в братской могиле в Бучаче (в Австрии).

    Покойный по собственному желанию отправился на театр военных действий 10 мая, а 13 июня семьей была получена телеграмма, о его кончине. Спустя почти сутки получена была запоздавшая телеграмма, что он заболел. На первую телеграмму было послано семьей две телеграммы с просьбой, отправить тело в Смоленск, и уже на кладбище Верхне-Георгиевского храма приготовили могилу. Не получая ответ на посланные телеграммы, семья послала телеграмму на имя Верховного главнокомандующего, из ставки которого семья была уведомлена, что сделано распоряжение о наведении справок, по получении которых будет прислано уведомление.

    В настоящее время уже имеется сообщение, привезенное священником Залесским.

    Покойный священник А. Заостровский окончил курс Вологодской духовной семинарии в 1890 году. С 1905 года по 1914 год состоял законоучителем Смоленского ремесленного училища; в последние годы состоял законоучителем частной мужской гимназии господина Воронина и во второй женской гимназии. В текущем году окончил курс Московского археологического института. Уже после телеграммы о его смерти получено было от него два письма от 8 июня; в последнем письме он уведомлял, что жив, здоров, что с отъездом из города Смоленска не был в бане и сегодня идёт купаться… Через сутки его не стало. Покойному всего 45 лет. Тело вывезти не представляется возможным».

    Священник А.И. Заостровский (Некролог). « 13 минувшего июня, в 3 часа пополуночи, скончался в действующей армии священник Верхне-Георгиевской города Смоленска церкви Александр Иаковлевич Заостровский, 45 лет от роду. Покойный отец Александр окончил курс Вологодской духовной семинарии в 1890 году и был псаломщиком Николаевской Золотокрестенской церкви города Вологды (с 8 августа 1890 г.) и Иоанно-Предтеченской церкви города Тотьмы (с 13 июня 1891 г.). Затем покойный перешел в Архангельскую епархию и епископом Никанором рукоположен в священника к Мезенскому Богоявленскому собору (25 июля 1893 г.), а через два года перемещен священником Лисестровскаго прихода, Архангельского уезда, и назначен помощником благочинного 2 округа того же уезда (13 августа 1895 г.). Перемещение отца Александра в Смоленскую епархию состоялось 28 июня 1896 года. Здесь он назначен был сначала на место старшего священника села Покровского, Гжатского уезда, 21 сентября того же 1896 года перемещен уже был к церкви села Горок Духовщинского уезда, а 20 апреля 1898 года к Верхне-Георгиевской города Смоленска церкви, где и состоял до самой кончины. (3) Как в других местах службы, так и в Смоленске, покойный кроме главной проходил много других должностей. Так, с 1905 по 1914 годы он был законоучителем Смоленского ремесленного училища; состоял он также законоучителем частной мужской гимназии Воронина, второй женской гимназии (с 1910 г.), членом правления семинарии (1905-1908 гг.), совета епархиального училища, Смоленского отделения училищного Совета и пр.

    Покойный отец Александр 10 мая сего (1915) года по собственному желанию отправился на театр военных действий, а 13 июня скончался от припадка грудной жабы и погребен близь храма в братской могиле в городе Бучаче (в Австрии), так как только тело его во время наступления австрийцев вывезти не представлялось возможным. Пока не было получено официальное сообщение об этом, для отыскания тела покойного Комитетом помощи жертвам войны командирован был на театр военных действий священник Крестовоздвиженской церкви отец А. Залесский, который, доехав до станции Ровно и получив здесь официальное сообщение о месте погребения покойного, возвратился в Смоленск 28 июня.

    2 июля в 20 день кончины отца Александра, в Верхне-Георгиевской церкви совершена была заупокойная литургия и пани­хида о почившем. Панихиду совершали восемь священников, во главе с ректором семинарии отцом архимандритом Дамианом, и два диакона. Пред совершением панихиды отцом Дамианом сказано следующее слово: «Совсем недавно, в начале цветущего мая, полный жизненных сил и горячей любви к родине, дорогой наш сотрудник отец Александр по Александровской железной дороге, напутствуемый общими благожеланиями, направлялся на запад. Всеми порывами горячей души своей он стремился туда, где ручьями лилась горячая кровь защитников родины нашей, где наши доблестные воины вели брань против дерзкого тевтона, грязно и цинично попиравшего все законы Божеские и человеческие.

    В эти грозные исторические дни, когда творится суд Божий над народами, когда решаются на ратном поле судьбы народов Европы, он не захотел воспользоваться естественным летним отдыхом, какой даёт городскому священнику относительная свобода от духовных треб и обязанностей законоучителя. Этот досуг он отдал на кипучую, самоотверженную работу там, на передовых позициях, где так нужно и духовное утешение, и геройский пример военного пастыря. Отец Александр не стал внимать естественным просьбам жены и детей не идти на явную опасность; порывистая душа его не мирилась с настойчивой просьбой почитателей и духовных детей остаться в эти дни с ними. В его сердце и сознании на первом плане стояли не семья, не приход, а другая великая семья – Родина. Безграничною любовью его к этой великой семье горело в те дни все его существо.

    И это горение в сердце его началось не в эти только дни, – готовность идти на позицию созревала много раньше. Еще с самого начала войны на его долю выпало служить напутственные молебны тем маршевым ротам, что обучались в нашем Смоленске военному искусству. На этих молебнах чуткая душа его сливалась до полного мистического единения с нашими христолюбивыми воинами. Могучим пастырским словом, проникающим в сердца, он учил их высшей любви; он призывал их жертвовать жизнью и святою кровью «за други своя», раскрывая всю глубину Христова изречения: «6ольши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит задруги своя».

    И вот это-то единение отца Александра с живыми носителями Христовой любви, защитниками попираемой Божьей правды, это живое соприкосновение его с материком, с самым корнем русской народной веры и заставили его закрепить пастырский свой призыв самим делом. Он едет с ними и вслед за ними; он идёт на войну спокойно, стихийно, как катится река по течению, идёт добровольно, с радостной решимостью.

    Всегда чуткая к попираемой правде, широкая натура отца Александра, как широк и могуч породивший его Архангельский и Вологодский край, где он родился и вырос, прикоснувшись к могучей народной стихии – неотразимо влекла его туда, где борьба идет не на жизнь, а на смерть, где царить ураганный огонь всепожирающего металла.

    И дорогой нам отец Александр, о котором мы сошлись в его храме сегодня помолиться, – остался верен своей пылкой мятущейся глубоко верующей натуре. Он умер на передовых позициях в дни самых серьезных боев в пределах родной нам Галиции; в этой буре, в этом ураганном огне он нашел себе вечный покой. Нам – собратьям по вере и по службе почившему отцу Александру – не удалось встретить даже бездыханного тела его, – прах его лежит вдали, на чужбине. Принесём же ему, что можем: низкий русский поклон с приветом светлой памяти его. А Господь милосердный примет наши общие усердные молитвы о вечном, мирном, радостном покое о. Александра – в светлых обителях Отца Небесного, – там, где царит вечная ничем и никем нерушимая правда».

    Во время панихиды сослуживцем покойного, законоучителем второй женской гимназии протоиерей отцом Владимиром Сеньковским, сказано следующее слово: «Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит задруги своя».

    В полноте и совершенстве эту заповедь Спасителя исполнил наш собрат, новопреставленный иерей Александр, так недавно нас оставивший, образ которого так жив в нашей памяти.

    Грустное, скорбное и в высшей степени печальное событие совершилось для осиротелой семьи, а затем и для всех знаемых усопшего. Но если обратим внимание на то, что усопший добровольно отправился в действующую армию, – отправился за тем , чтобы ободрять, утешать и духовно питать воинов-героев и чудо-богатырей, что ему при исполнении пастырских обязанностей приходилось, конечно, быть под громом и свистом выстрелов, разрывающихся пуль, бомб и других снарядов, и побуждать в себе прирожденный инстинкт самосохранения, – то иное, более отрадное и утешительное, чувство должно возникнуть в нашей душе: Усопший иерей Александр – герой, – такой же герой, как и те миллионы героев, которые на поле брани стоят готовыми положить душу свою и жертвуют своею жизнью за Веру, Царя и Отечество.

    Ныне мы собрались, чтобы отдать христианский долг почившему, помолиться об упокоении его как не молиться вам, прихожане, когда ваш почивший пастырь в течение многих лет в сем храме пред престолом Всевышнего возносил молитвы ваши о грехах и славословил вместе с вами Бога днесь и заутра, и в полдень и полночь. Как не молиться вам, учащиеся? Почивший законоучитель просвещал ваш ум светом и разумом, да познаете Бога истинного; внедрял в ваши сердца и души истины потребные, яже к животу и благочестию. Как не молиться нам, собратьям и знаемым почившего? Он был всегда приветливым, добрым и обходительным. – Соединимся же все молитве. Пусть молитва наша будет молитвой едиными устами и единым сердцем, молитвой ныне и всегда, да упокоит Господь душу новопр. иерея Александра в месте светле, в месте злачне, в месте покойне, где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная».
    http://www.pobeda.ru/content/view/8097/43/
     
  3. Надежда1951
    Offline

    Надежда1951 Новобранец

    Регистрация:
    6 янв 2017
    Сообщения:
    1
    Спасибо:
    0
    Отзывы:
    0
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Московская область, Звезд
    Интересы:
    составление генеалогического древа
    Ирина, спасибо за подробную информацию. Не встречались ли Вам сведения о церкви в селе Кресты. Сейчас это Псковская область, а раньше это была Смоленская область, Велижский уезд. Кресты - это место, где был священником мой прадед Альбицкий Владимир Андреевич. Ищу сведения о нем.
    А в Слободе (ныне Пржевальское) другой прадед Василий Волков был диаконом. Знаю, что в 1922 году он сдал "в помощь голодающим Поволжья" церковные ценности. А потом (впрочем как и до этого факта) о нем ничего не известно.
    Спасибо заранее. Буду благодарна за любую информацию.
     

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)