Неравный бой в Рижском заливе

Тема в разделе "Россия. Русская Императорская Армия", создана пользователем zunder1, 24 сен 2014.

  1. zunder1
    Offline

    zunder1 Трофеюга

    Регистрация:
    19 дек 2012
    Сообщения:
    6.804
    Спасибо:
    36.939
    Отзывы:
    500
    Страна:
    European Union
    Из:
    EU
    Имя:
    Зундыч
    Интересы:
    общение на разные темы
    В наше время мало кто знает о том, что во время Первой мировой войны русские моряки канонерской лодки «Сивуч» совершили великий подвиг. Неравный бой, произошедший 6 августа 1915 года в ночном Рижском заливе, обессмертил имя отважного командира канонерской лодки Петра Черкасова.

    Как и многие великие русские моряки, Петр Нилович Черкасов родился далеко от моря – в Нижнем Новгороде 19 июня 1882 года в семье морского офицера. После окончания двух классов Александровского дворянского института он поступил в петербургский Морской кадетский корпус. Это учебное заведение было элитным – в него принимались только дети флотских офицеров и потомственные дворяне. По окончании годичного курса корпуса в сентябре 1900 года гардемарин Черкасов был произведен в первый офицерский чин мичмана. Первым кораблем, на котором выпало служить юному офицеру, стал только что вступивший в строй эскадренный броненосец «Пересвет». В мае 1904 года молодой офицер был произведен в чин лейтенанта. Последовало новое назначение – третьим артиллерийским офицером на эскадренный броненосец «Севастополь».

    0.jpg
    Петр Нилович Черкасов

    Летом 1904 броненосец в составе русской эскадры из одиннадцати кораблей вышел в море с целью прорваться из Порт-Артура во Владивосток, но попытка оказалось неудачной – наши корабли встретились с крупными силами японцев и по приказу командующего В.К.Витгефта повернули назад, причем «Севастополь» напоролся левым бортом на мину, потеряв одиннадцать человек ранеными. После возвращения в строй в июле 1904 года «Севастополь» принял участие во второй попытке прорыва из Порт-Артура – сражении, известном в истории флота как «бой в желтом море». На протяжении этого боя русский броненосец выпустил по врагу 78 снарядов главного калибра и 323 снаряда калибром 152 миллиметра и сам получил несколько попаданий. Три орудия вышли из строя, один член экипажа погиб, 61 моряк был ранен. Одним из двух раненых офицеров был Петр Черкасов – он получил ранение в голову и две контузии, но из боя не вышел и отказался от медицинской помощи.

    После боя в Желтом море попыток прорыва во Владивосток русский флот больше не предпринимал, а корабли фактически стали плавучими батареями, оборонявшими крепость Порт-Артур.

    Первая мировая война застала Петра Николаевича Черкасова в должности командира канонирской лодки «Сивуч», этот класс кораблей предназначался для выполнения боевых операции в прибрежной зоне – несения патрульной службы, постановки минных заграждений. На протяжении первого полугода войны крупных сражений на русском участке Балтийского моря не было. Но в конце июня 1915 года ситуация изменилась. Германская армия захватила Курляндию, в распоряжении немецкого флота оказались русские военно-морские базы Либава и Виндава (ныне Лиепая и Вентспилс, Латвия). Почти ежедневно на Балтике происходили бои между германскими и русскими кораблями. «Сивуч» был задействован в выполнении боевых задач – канонерская лодка обстреливала позиции противника на берегу, вела ночную постановку мин, патрулировала побережье. Один из таких походов пришелся на холодную туманную ночь 18 августа. Мины одна за другой тяжело плюхались в балтийскую воду. «Сивуч» выполнил задачу и возвращался на базу. Внезапно сигнальщик Василий Кантонистов доложил командиру: С зюйд-веста – силуэты трех кораблей. Первый – трехтрубный крейсер типа «Кольберг». Курсовой 110, дистанция 36 кабельтовых…Через минуту информацию уточнили – это был «Аугсбург», один из лучшихкрейсеров германского флота. Именно под прикрытием огня его пушек германские кавалеристы 7 мая 1915 г. ворвались в Либаву (ныне Лиепая в Латвии). «Аугсбург» поддерживали эсминцы. Черкасов машинально взглянул на часы. Стрелки на светящемся циферблате показывали 20.50. Командир снова поднес к глазам бинокль это «Аугсбург», – медленно проговорил он после паузы. Сравнение с противником по всем параметрам было не в нашу пользу.

    00.jpg
    Канонерская лодка Балтийского флота “Сивуч”

    К бою! – после недолгого молчания скомандовал Черкасов. На «Сивуче» прозвучал ревун, комендоры бросились к орудиям. Все понимали, что силы неравны, но… отступать? Никогда!.. На палубу русского корабля упал узкий луч прожектора – это немецкий крейсер нащупывал противника. В 19.50 прозвучал первый залп. В ответ заработали кормовые орудия «Сивуча». Прожектор «германца» разлетелся вдребезги, лопнула якорная цепь… Началась настоящая артиллерийская дуэль, которая продолжалась 32 минуты. «Сивуч» получил многочисленные повреждения корпуса и надстроек, на корабле было множество убитых и раненых. Наконец произошло самое страшное, что может случиться с кораблем в ходе боя, – он потерял ход. Германские корабли со всех сторон приближались к беспомощно качавшейся на волнах канонерской лодке. «Аугсбург» и два эсминца хладнокровно расстреливали гибнущий корабль в упор. Казалось невероятным, что на изрешеченном, объятом пламенем корабле, уже по сути, превратившемся в искореженный кусок метала, кто-то еще остался в живых. Но русские моряки, стоя у единственной уцелевшей носовой пушки, продолжали сражаться. А капитан 2 ранга Петр Черкасов по-прежнему стоял на мостике, руководя своим последним боем… На рострах вспыхивает пожар. Огненные языки тянутся к небу. Пожар разгорается, и в огненном нимбе в последний раз виден командир… С крейсера залп, и капитан Черкасов исчезает, разорванный на части и сметенный в воду.

    К 22 часам к месту сражения подошли основные силы германского флота – линкоры «Нессау» и «Позен». Позднее выяснилась причина появления на поле морского боя «Нассау» и «Позена». Оказалось, что, столкнувшись с жестким отпором, командир «Аугсбурга» радировал командующему германской эскадрой адмиралу Шмидту о том, что ведет бой с… русским линкором «Слава». Шмидт лично поспешил на подмогу подчиненному, а увидев, что немцам противостояла одна-единственная канонерская лодка, пришел в ярость.

    Благодаря беспримерному мужеству экипажа «Сивуча» был сорван план прорыва германского флота в Рижский залив. Активность противника в этом регионе снизилась на целых два года. Главный герой боя – капитан Петр Нилович Черкасов был посмертно произведен в капитаны 1-го ранга и награжден орденом Святого Георгия IV степени (Георгиевский статут 1913 года позволял это делать). Вся жизнь и героическая гибель Петра Ниловича Черкасова – ярчайший пример мужества, настоящего морского характера, офицерской чести, верности воинскому долгу.

    Литература:

    1. В. Бондаренко Герои Первой мировой «Молодая гвардия» М.: 2013.
    2. Великие битвы в истории России «Дом славянской книги» М.: 2009.
    3. В. Бондаренко «Сто великих подвигов России» «Вече» М.: 2011
    4. Военная история «Воениздат» М.: 2006.
    Габриэль Цобехия.
     
    RAUS, Димсаныч, vld и ещё 1-му нравится это.
  2. Димсаныч
    Offline

    Димсаныч Завсегдатай SB

    Регистрация:
    3 окт 2013
    Сообщения:
    443
    Спасибо:
    1.300
    Отзывы:
    30
    Страна:
    Из:
    Москва
    Интересы:
    XVII-XX вв.
    Об этом бое в литературной форме писал Валентин Савич Пикуль в своём романе "Моонзунд"

    "..........
    На Кассарском плесе, где собирались русские корабли, даже днем светили огни сигнальных буев. Вражеские крейсера уже прорвались в Рижский залив, на рейде Пернова немцы затопили пароходы, груженные булыжником. Рижский залив был пустынен – Хиппер не встретил даже шаланды. Только под самой Ригой, помогая солдатам приморского фланга, остались две канонерки…

    Только две! Две русские канонерки, прикрытые мраком теплой августовской ночи, пробирались вдоль берега к своим кораблям. Отрезанные от Моонзунда, они шли… в Моонзунд. Одну канонерку звали «Сивуч», а другую звали «Кореец».

    Крейсер «Аугсбург» срезал им курс и осветил их прожекторами. По радио сразу же были вызваны на подмогу мощные линейные корабли. В потемках немцы приняли канонерку «Сивуч» за русский линкор «Славу» и обрушили на нее всю ту мощь, которая способна раздавить даже дредноут. Командовал «Сивучом» кавторанг Черкасов – человек удивительной красоты, мягкий и душевный, любимец команды и кают-компании. Он принял бой!

    Шедшая концевой канлодка «Кореец» удачным выстрелом разбила рубки «Аугсбурга». Прожектора погасли, и, пользуясь суматохой, «Кореец» скрылся в ночи. Вся ярость врага обрушилась на одного «Сивуча». Русским матросам терять было уже нечего, и «Сивуч» вышел на самую короткую дистанцию боя, стреляя в упор (и так же в упор били его враги). Это была адская ночь…

    «Сивуч» был объят пламенем до клотика. Внутри канлодки рвались боезапасы. Его палуба стала красной, и подошвы сапог сгорали у матросов. Левый борт раскалился добела: броня, касаясь воды, яростно шипела, не остужаясь. Красивый человек стоял на мостике «Сивуча» – при орденах, при оружии, при перчатках. Вокруг него лежали мертвые. Скоро от рубок и надстроек ничего не осталось – все разбросало взрывами.

    Но – нет! Это еще не конец, и они сражались. Из пламени и дыма было слышно, как густо чавкают замки пушек, запирая снаряды в каналах стволов. Из пламени пожаров вырывались фонтаны огня – они сражались. «Сивуч» медленно погружался в море, и все яростнее шипела раскаленная сталь бортов, не вынося холода пучины. В облаке раскаленного пара, в котором корчились обваренные тела матросов, «Сивуч» уходил из жизни с честью…

    С моря пришло от них последнее известие, переданное без шифра, открытым текстом, – пусть знают об этом все, даже враги:

    ПОГИБАЮ зпт НО НЕ СДАЮСЬ тчк
    ........"
     
    RAUS нравится это.

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)