О́львия-— античная греческая колония Украина, Николаевская обл.

Тема в разделе "Украина", создана пользователем Музей-Судостроения, 24 сен 2014.

  1. Музей-Судостроения
    Offline

    Музей-Судостроения Приказный

    Регистрация:
    27 авг 2014
    Сообщения:
    19
    Спасибо:
    56
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Ukraine
    Из:
    Николаев
    Интересы:
    Судостроение
    Ольвия (др.-греч. Óλβια — счастливая, богатая) — античная греческая колония, основанная выходцами из Милета в первой четверти VI века до н. э. на правом берегу Днепро-Бугского лимана к югу от современного Николаева и современного села Парутино Очаковского района, Украина. Во времена расцвета (вторая половина V века до н. э. — первая половина III века до н. э.) город занимал площадь около 50 га и представлял собой важный центр торговли и рыболовства, имел тесные экономические связи со скифами, численность его населения предположительно достигала 15 тысяч человек. На базе открытых во время раскопок руин города в 1924 году создан археологический заповедник. Благодаря раскопкам отечественных и зарубежных археологов на территории Ольвии были открыты и исследованы руины крепостных стен и башен, двойные ворота, агора и Восточный и Западный теменосы. Раскопки в Ольвии ведутся и в настоящее время.
    На территории сохранились развалины укреплений, городские кварталы, площадь-агора, священные участки — Восточный и Западный теменосы, храмы Аполлона, Зевса и Асклепия, мастерские и некрополь. Так же найден водопровод.

    941aed6f50.jpg
    arh.jpg
    b83e4a0a56.jpg
    brt20970306l.jpg
    brt20970382l.jpg
    DSC11470.JPG
    DSC11480.JPG
    DSC11487.JPG
    DSC11570.JPG
    FB27-5510.jpg
    i.jpg
    image_2119931.JPG
    image_2120081.JPG
    news-02-Ps2t4tOo2B.jpg
    Olviya01.jpg
    unknown-ukraine-with-birds-eye-view-yuri-litvinenko-7120x640x480x0.jpg
    watermark.php.jpg

    Произведения изобразительного и декоративного искусства хранятся в многочисленных музеях Украины, России и т. д. На территории города работает археологическая экспедиция Института археологии НАНУ.
    Сегодня практически в самом центре Николаева, на территории парка им. 61 коммунара, идут новые раскопки. Случайно во время строительных работ был обнаружен некрополь античного времени. Руководитель экспедиции, которая проводит археологические исследования Александр Смирнов, сообщил, что за полгода работ раскопали 27 погребений, которые датируются 4 ст.до н.э. В них найдены вещи - это в основном греческий импорт, а также вооружение: наконечники копий, наконечники стрел и боевые пики. Некрополь относится к греческому поселению, почти две с половиной тысячи лет назад стоявшему на современной территории завода им. 61 коммунара. Поселение это считается самым северным (из известных на сегодняшний день) форпостом Ольвийского полиса – не так давно оно получило статус памятника национального значения. А вот о местонахождении некрополя археологи до 2010 года ничего не знали.
    Уникальность открытия в том, что погребения сохранились в «первозданном виде». Они не были разграблены ни в XVIII, ни в XIX, ни в XX веках – что сегодня составляет большую редкость. Благодаря этому факту, археологам удалось не только найти много интересных, хорошо сохранившихся предметов, но и сделать интересные научные открытия
     
    Последнее редактирование модератором: 24 сен 2014
    Advokat, Ludkin, Jager и 10 другим нравится это.
  2. PaulZibert
    Offline

    PaulZibert Администратор

    Регистрация:
    28 апр 2008
    Сообщения:
    19.227
    Спасибо:
    16.124
    Отзывы:
    267
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Порѣчье
    Интересы:
    Поиск, реконструкция
    Музей-Судостроения, спасибо за Ольвию. Греческие колонии в С. причерноморье как и Боспорское царство одна из интересных тем антики.
     
  3. voFka
    Offline

    voFka Завсегдатай SB

    Регистрация:
    28 авг 2014
    Сообщения:
    374
    Спасибо:
    1.206
    Отзывы:
    23
    Страна:
    Ukraine
    Из:
    Харьков
    Интересы:
    Чем не известней – тем интересней
    Бывал в тех краях, очень красиво. Спасибо за фото.
     
  4. Музей-Судостроения
    Offline

    Музей-Судостроения Приказный

    Регистрация:
    27 авг 2014
    Сообщения:
    19
    Спасибо:
    56
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Ukraine
    Из:
    Николаев
    Интересы:
    Судостроение
    обращайтесь))))
     
  5. Юниор
    Offline

    Юниор Команда форума

    Регистрация:
    15 июн 2014
    Сообщения:
    6.921
    Спасибо:
    17.100
    Отзывы:
    251
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Ростовская область
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    поиск
    Замечательный памятник античного периода! жаль, что очень много находок не попало в музеи. Одних "дельфинчиков" , наверное, тысячи штук...
     
  6. Музей-Судостроения
    Offline

    Музей-Судостроения Приказный

    Регистрация:
    27 авг 2014
    Сообщения:
    19
    Спасибо:
    56
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Ukraine
    Из:
    Николаев
    Интересы:
    Судостроение
    Наверно даже в музее попала меньшая часть((
     
  7. Elster
    Offline

    Elster Сумеречный эфор

    Регистрация:
    24 янв 2010
    Сообщения:
    2.208
    Спасибо:
    1.367
    Отзывы:
    14
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Интересы:
    .
    Интересно, спасибо! Невольно вспомнилась история Израиля Рухомовскогос его тиарой царя Сайтоферна.:)
     
  8. Wolf09
    Offline

    Wolf09 Волк - одиночка

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    11.198
    Спасибо:
    52.865
    Отзывы:
    749
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    «Достойный похвалы Еврисивий, сын Сириска, воздвиг меня Зевсу
    Освободителю, царю богов, укрепляяотеческую землю и по справедливости
    почитая славное всевладычество Зевса Освободителя».


    Древняя Греция, греческие колонии Северного Причерноморья... Кажется, что это где-то очень далеко во времени и пространстве, что всё это осталось в далёкой античной Греции... Но когда оказываешься в месте, где когда-то кипела жизнь большого древнегреческого полиса, вдруг понимаешь, что географически это совсем недалеко, по времени только, может, чуть дальше... Вот она, эта самая земля, вот здесь стоял храм Зевса, вот здесь храм Аполлона, здесь, наверное, театр, здесь торговали, здесь жили люди...

    Ольвия - один из четырёх крупнейших древнегреческих городов-колоний Северного Причерноморья - просуществовала больше 1000 лет. На древнегреческом ΟλβІα - счастливая. Некоторые греческие авторы называют Ольвию Борисфеном, а жителей города - борисфенитами по наименованию реки Борисфен (так греки называли Днепр). Ольвия была основана греческими переселенцами из Малой Азии из города Милета в VI в. до н.э. В это время греки активно осваивали большие пространства вдоль берегов Средиземного, Чёрного и Азовского морей. «Греки расселись по берегам нашего моря, как лягушки вокруг болота», - в шутку писал Платон.

    Греческим переселенцам понравилось место на высоком берегу Бугского лимана недалеко от его впадения в Днепровский лиман. Это не самый берег Чёрного моря, до моря отсюда около 40 километров. От Понта Эвксинского (Чёрного моря) сначала нужно подняться вверх по Борисфену (Днепру), а затем немного уйти влево вверх по Гипанису (Южному Бугу). Но сам Бугско-Днепровский лиман с его просторами и далёкой линией другого берега вполне смотрится как морской залив. А другой берег Днепровского лимана и в хороший день смотрится тонкой ниткой на горизонте, при не очень же хорошей видимости его и совсем не видно.

    Сейчас это окрестности села Парутино Очаковского района Николаевской области Украины. До Очакова километров 30 (там как раз лиман впадает в Чёрное море), до Николаева около 40 и до Одессы порядка 100 километров.

    Photo-01.jpg
    Греческие города-колонии в Северном Причерноморьев античную эпоху
    Северное Причерноморье в те времена - владения скифов. Переселенцам с ними нужно было или воевать, или договариваться. Воевать со скифами было бесполезно. Предание говорит, что когда греки высадились на берег, то сразу же встретили скифов, которых напоили вином. Скифам вино очень понравилось и они позволили грекам здесь поселиться.
    А позже, «когда милетяне обратились к оракулу с просьбой одобрить вывод нового поселения в этот район, его природные богатства были уже хорошо известны. Поэтому оракул без труда предрёк счастливую участь основателям полиса и их потомкам, назвав их колонию Счастливым городом Oλβνη πολις. <…>

    С течением времени Счастливый город стали называть одним прилагательным, и он превратился в Ольвию. Однако наименование граждан - ольвиополиты - по-прежнему производилось от полного названия. Ольвия не была оригинальным наименованием колонии, так как в греческой ойкумене насчитывалось около десятка Ольвий.» Из-за неоднозначности названия «Ольвия» для географической определённости Ольвию на Гипанисе часто называли Борисфеном, а ольвиополитов - борисфенитами, и это делали даже сами ольвиополиты, хотя Ольвия и Борисфен - близкие, но всё таки разные поселения.
    Геродот, посетивший Ольвию в V в д.н.э, писал в своей «Истории»: «Ближе всего от торговой гавани борисфенитов [Ольвии] (а она лежит приблизительно в середине всей припонтийской земли скифов) обитают каллипиды - эллинские скифы; за ними идёт другое племя под названием ализоны. Они наряду с каллипидами ведут одинаковый образ жизни с остальными скифами, однако, сеют и питаются хлебом, луком, чесноком, чечевицей и просом. Севернее ализонов живут скифы-земледельцы. Они сеют зерно не для собственного пропитания, а на продажу. Наконец, ещё выше их живут невры, а севернее невров, насколько я знаю, идёт уже безлюдная пустыня. Это - племена по реке Гипанису к западу от Борисфена.

    За Борисфеном же со стороны моря сначала простирается Гилея, а на север от неё живут скифы-земледельцы. Их эллины, живущие на реке Гипанис, называют борисфенитами, а сами себя эти эллины зовут ольвиополитами. Эти земледельцы-скифы занимают область на три дня пути к востоку до реки Пантикапа, а к северу - на одиннадцать дней плавания вверх по Борисфену. Выше их далеко тянется пустыня. За пустыней живут андрофаги - особое, но отнюдь не скифское племя. А к северу простирается настоящая пустыня, и никаких людей там, насколько мне известно, больше нет.» [3, с.191-192]
    Страбон тоже упоминает Ольвию: «Далее следует река Борисфен, судоходная на 600 стадий; поблизости течёт другая река - Гипанис и лежит остров перед устьем Борисфена с гаванью. Если проплыть вверх по Борисфену 200 стадий, то будет одноимённый с рекой город; этот город называется также Ольбией, является большим портом и основан милетцами.»
    Упоминает Ольвию и Плиний Старший в «Естественной истории»: «В 120000 шагах от Тираса протекает река Борисфен и дальше следует озеро, племя того же имени и город, удалённый от моря на 15000 шагов, с древними наименованиями Ольвиополь и Милетополь.».

    Н.М.Карамзин: «Веков за пять или более до Рождества Христова греки завели селения на берегах Черноморских. Ольвия, в 40 верстах от устья днепровского, построена выходцами Милетскими ещё в славные времена Мидийской Империи, называлась счастливою от своего богатства и существовала до падения Рима; в благословенный век Траянов образованные граждане её любили читать Платона и, зная наизусть Илиаду, пели в битвах стихи Гомеровы.»

    Подробнее упоминает об Ольвии С.М.Соловьёв: «Мы упоминали уже о греческих колониях на северном берегу Понта. Самою значительною из них была здесь Ольвия (Борисфен, Милетополис), основанная милезийцами за 655 лет до Р.Х. при устье Гипаниса, или Буга. Старый город был разрушен гетами в половине последнего века до Р.Х., потом при участии скифов Ольвия была восстановлена, но не достигла прежнего богатства и великолепия; старый город, по Геродоту, имел предместие, рынок, дворец скифского царя Скюлеса; по надписям видно, что в нём был гимназиум, хлебный складочный магазин, базар, рыбный рынок, корабельные верфи. Скифы производили здесь торговлю посредством семи толмачей; Ольвия имела обширные торговые связи с греческими городами до самой Сицилии. Главным храмом считался храм Юпитера Ольвиоса, где граждане собирались для совещаний, но из божеств особенным уважением пользовался Ахиллес, певцу которого, Гомеру, также воздавались божеские почести. В стране варварской жители Ольвии не могли сохранить в чистоте греческого языка, они переняли также и скифскую одежду, в которой преобладал чёрный цвет. Верную картину быта греческих колонистов можно видеть в рассказе Диона Хрисостома, который в Ольвии искал убежища от преследований Домициана. Когда жители Ольвии увидали заморского оратора, то с греческой жадностию бросились послушать его речей: старики, начальники уселись на ступенях Юпитерова храма, толпа стояла с напряженным вниманием; Дион восхищался античным видом своих слушателей, которые все, подобно грекам Гомера, были с длинными волосами и с длинными бородами, но все они были также вооружены: накануне толпа варваров показалась перед городом, и в то время, когда Дион произносил свою речь, городские ворота были заперты, и на укреплениях развевалось военное знамя; когда же нужно было выступать против варваров, то в рядах колонистов раздавались стихи Илиады, которую почти все ольвиополиты знали наизусть. Время падения новой Ольвии трудно определить.».

    На протяжении всей своей истории Ольвия была тесно связана с митрополией и с другими греческими колониями. Она торговала с Грецией, входила в Афинский морской союз. Ольвию осаждали войска одного из полководцев Александра Македонского, позже она была провинцией Римской империи. Ольвия оказала большое культурное влияние на окружающий её мир скифов, сарматов и других народов Северного Причерноморья.
    В период своего расцвета территория города составляла около 50-55 га (сейчас почти третья часть древнего города затоплена водами Бугского лимана), а его некрополя - около 500 га, в Ольвии было больше 20 000 жителей. По берегам Бугского, Днепровского и Березанского лиманов располагались сотни сельских поселений, составлявших сельскую округу города - хору (хорой называлась сельскохозяйственная округа древнегреческого полиса).
    Место, выбранное для города, было очень удачным, так как оно имело естественные природные оборонительные линии. Высокое треугольное плато с двух сторон было окружено глубокими оврагами, здесь располагался Верхний город. Склоны плато окружал амфитеатром Нижний город, защищённый с третьей стороны лиманом.

    В истории Ольвии выделяют три основных периода - 1) - эллинский (от основания города во второй четверти VI в. до н.э. - до середины I в. до н.э. - времени гетского нашествия); 2) - греко-римский (от момента восстановления Ольвии в конце I в. до н.э. - до второго готского нашествия в 269-270 гг.); 3 - позднеантичный (от времени возобновления жизни на месте Ольвии в последней четверти III в. - до её полного прекращения в третьей четверти 4 в.). Во время первого, наиболее продолжительного периода, государство достигло максимального за всю историю своего существования расцвета экономики и культуры. Второй период характеризуется уменьшением экономического потенциала государства, сокращением территории города, проникновением римских влияний, усилением контактов с варварскими племенами. Третий период является временем окончательного упадка Ольвии.
    В первый период возникает наиболее древний в Ольвии культовый участок - теменос, где поклонялись Аполлону Врачу. Со временем появляется ещё один теменос - с культом Аполлона Дельфиния, и возникает агора - площадь, имевшая торгово-административные и общественные функции. На теменосе Аполлона Врача возводится небольшой храм, а на теменосе Аполлона Дельфиния появляется священная роща. На обоих участках строятся алтари. Появление этих двух теменосов, а главное - агоры, и начало выпуска собственной, сугубо местной бронзовой монеты в форме дельфинов позволяет говорить о возникновении государства в конце третьей четверти VI в. до н.э.
    Вокруг Ольвии во второй половине VI в. до н.э. формируется её хора. Возникает множество небольших сельских поселений, население которых занималось земледелием, животноводством, охотой и рыболовством, в небольшой степени ремеслом.
    Ольвийское государство было классическим греческим полисом. Культурно-политическим и торгово-ремесленным центром был город, сельскохозяйственные поселения входили в сферу его влияния. Это была демократическая рабовладельческая республика. Прав гражданства не имели женщины, иностранцы, полусвободные группы населения и рабы.

    В конце IV - первой половине III вв. до н.э. Ольвия достигает наибольшего за всю свою историю расцвета. Она окружена мощными каменными стенами с большими Западными и Северными въездными воротами. Численность населения составляет не менее 20-25 тысяч человек.
    Главными статьями импорта были вино, оливковое масло, парадная посуда, ткани, украшения, предметы искусства.
    Высоко была развита духовная культура жителей Ольвии. Боги, которым особенно поклонялись, имели свои храмы и святилища - Аполлон, Зевс, Афина, Кибела, Гермес. Кроме того, здесь были распространены культы Деметры и Коры-Персефоны, Плутона, Диониса, Артемиды, Ахилла, Геракла, Диоскуров, Гекаты и др. Широко почитались сатиры, силены, кабиры, демоны, менады, музы и другие менее значимые божества.
    В Ольвии были свои философы, учёные, поэты, музыканты. Некоторые из них называются в письменных источниках - философ Бион Борисфенит, философ - стоик Сфер, философ и историк Посидоний. В городе был театр. Ольвиополиты активно занимались спортом.
    В середине I в. до н.э. Ольвия была разгромлена войсками гето-даков во главе с Буребистой. Оставшиеся в живых жители покидают город, и жизнь здесь прекращается на несколько десятилетий. Город никогда уже не достигает уровня прежнего расцвета.
    Жизнь на месте Ольвии возрождается не ранее конца I в. до н.э., по прошествии нескольких десятилетий после готского разгрома.
    Со второй четверти III в. расцвет Ольвии постепенно начинает угасать. Вследствие вторжения готов и союзных им племён в различное время были захвачены и сожжены Тира и Ольвия. Ольвия пострадала даже дважды - во время первых «скифских» или «готских» походов в 232 - 238 гг. и во время их последнего массового похода 269 - 270 гг.
    Первая катастрофа была кратковременной. Вторая катастрофа оказалась более серьёзной. Ольвия была полностью разрушена и оставлена на какое-то время жителями.
    Последнее восстановление Ольвии происходит не ранее конца 80-х гг. III в. Но это было не более, чем на 100 лет, когда жители навсегда покинули Ольвию.

    Географическое местоположение покинутой людьми и затерявшейся во времени Ольвии было забыто миром на много столетий. Оно было установлено русскими учёными в конце XVIII века на окраине села Парутино недалеко от Николаева. Говорят, что название села «Парутино» происходит от слова «порушенный». Село на порушенном. Но люди селились рядом с древними развалинами, на месте Ольвии никто не селился, там был разрушенный город.
    Сейчас Ольвия - это Национальный Государственный историко-археологический музей-заповедник Украины.
    Подъезжая к Парутино, видишь уходящие к горизонту поля пшеницы, ячменя, подсолнухов. Наверное, что-то похожее было и в те времена, когда в сельскохозяйственной округе Ольвии - хоре - кипела жизнь. Основным продуктом экспорта из Северного Причерноморья в митрополию у греков всегда было зерно.
    Город Ольвия был окружён стенами и представлял собой крепость в виде неправильного треугольника. Такую форму диктовал рельеф местности, на которой располагался город: с двух сторон овраги, с третьей - лиман. Ольвия делилась на Верхний город, Среднюю часть (склон холма к лиману) и Нижний город. Часть Нижнего города сейчас находится под водой поднявшегося с античных времён Бугско-Днепровского лимана.

    Photo-05.jpg
    Схема Ольвии
    Сейчас Ольвия - это большое плато с частично раскопанными улицами с основаниями домом и других строений. Раскопки продолжаются, здесь постоянно работает Ольвийская Экспедиция. По оценкам археологов в настоящее время раскопано не более 1/80 территории, т.е., практически вся Ольвия ещё лежит под землёй и под водой лимана и ждёт своего часа. Для посетителей доступна примерно половина территории раскопок, та, где сейчас раскопки законсервированы. Места ведущихся в настоящее время раскопок закрыты для посещения. Территория охраняется серьёзно вооружённой охраной. Это обусловлено проблемой «чёрных археологов».

    «Чёрные археологи» - реальная проблема не только для Ольвии, но и для всех значимых археологических памятников. Под землёй лежит неисчислимое даже в денежном счёте (что говорить о культурном) богатство, которое, в общем-то, вполне доступно чуть ли не любому желающему.

    «Чёрные археологи», естественно, имеют совсем не научные цели раскопок и чаще всего просто уничтожают археологические памятники, а находки оседают или в частных коллекциях, или уходят из страны.

    Археолог Андрей Ганжа, не один десяток лет принимавший участие в раскопках Ольвии, пишет: «Несколько лет назад какой-то высокий чин, в погонах таможенника, с экрана телевизора сказал, что в год из Украины вывозится археологических предметов на два миллиона долларов. Наивный!

    В 2000-2001 году, в той же Ольвии было грабительски вскрыто более 500 древнегреческих погребений. А что оно есть, такое погребение? Это одна-две расписные лакированные вазы, до десятка других сосудов, обязательно - монета во рту или ладони покойника (таков обряд), почти всегда - украшения, часто оружие, десятки амфор. В общем, целый мир, окружавший человека, ушедшего в Вечность. Но это лирика, а реальность - $46,5 миллиона. Это экспертная оценка разграбленного материала! За два года!

    А когда я назвал цифру в 2 миллиона своим знакомым «чёрным археологам», они, совсем не глупые ребята, снисходительно ухмыльнулись, и порекомендовали добавить три ноля. Профессионалы порекомендовали сделать то же, только улыбка была совсем другая, оскальная. 2 000 000 000!!!»

    И как крик с болью о судьбе Ольвии:

    «На Ольвию и Березань «облизывались» многие. Как учёные, так и грабители, живущие «чёрной археологией». Но в течение десятилетий Ольвийский заповедник (с 2002 года - Национальный) привечал первых и отбивался от вторых. Но больше не сможет. Пережив века и нашествия, пережив германо-румынскую оккупацию и не менее лихое советское время, Ольвия и Березань, как памятники общечеловеческого исторического наследия, погибнут именно в наше время, время украинской государственной независимости. Похоже, «чёрные» победили.»

    Приезжая в Ольвию, лучше быть хотя бы немного подготовленным, иначе можно увидеть здесь только заросшие травой холмики и законсервированные раскопки, остовы домов, служебных построек и храмов, которые мало что расскажут о себе. Конечно, на территории заповедника есть указатели рекомендуемых маршрутов осмотра, есть схемы города, есть художественные реконструкции-рисунки зданий, непосредственно на местах раскопок есть пояснения, что именно перед вами. Но без предварительной подготовки это может не дать целостной картины большого античного полиса. Хорошо походить по Ольвии с экскурсоводом, но это не всегда получается. Примечательно, что охранники музея-заповедника, постоянно обходящие и контролирующие его территорию, вполне могут очень интересно и обстоятельно ответить на любой вопрос. А предварительная небольшая подготовка позволит мысленно увидеть живую жизнь Счастливого города, поднимутся храмы, зашумит священная роща, закричит торговая площадь, по улицам неспешно пройдут граждане...

    На территории два музея. В одном собраны каменные экспонаты - в том или ином виде сохранившиеся колонны, статуи, барельефы, надгробия... Подобные экспонаты лежат также и под открытым небом. Во втором музее собраны предметы искусства и быта, каменные надписи и др. Смотрители музея очень доброжелательны и с удовольствием проведут по музею небольшую интересную экскурсию.

    Раскопанные подвалы и фундаменты домов под открытым небом сейчас специально укреплены, чтобы, выведенные из-под земли, они не разрушались под действием погодных условий.

    111.jpg
    В музее

    222.jpg
    Античная колонна

    333.jpg
    Артефакты

    444.jpg
    Часть нераскопанной Ольвии

    555.jpg
    Панорама части Верхнего города

    В первое время переселенцы, для которых берега Гипаниса и Борисфена стали новым отечеством, жили в землянках, поскольку в ближайших окрестностях Ольвии нет залежей камня, который можно было бы использовать в строительстве (как, скажем, в Николаеве или в Одессе). Позже в городе стали строить дома, как в Греции. Но в Северном Причерноморье климат суровее, нежели в Греции и Малой Азии. Поэтому здесь дома имели подвалы, в которых зимой лучше сохранялось тепло. Несмотря на то, что это берега Чёрного моря, с ноября по апрель здесь совсем не жарко. Зимой обыкновенно температура чуть выше нуля, сыро, пасмурно, ветрено и дождливо. Но иногда зимы бывают очень холодными. Ярким тому примером была зима 2009 - 2010. В эту зиму снег временами доходил по полуметра, на лиманах стоял лёд, даже Одесский порт какое-то время был подо льдом, в крае было объявлено чрезвычайное положение. По рассказам одесситов зимою 2007 - 2008 море замерзало на 100 метров от берега. И в античное время подобное тоже нередко случалось. «...в античности регулярно замерзали не только реки Северного Причерноморья, но и Керченский пролив; по нему скифы перегоняли скот с Крымского на Таманский полуостров и обратно». Поэтому задача максимального сохранения тепла зимою была весьма актуальной.
    Когда греки обжились на новом месте, они стали строить дома по классической греческой схеме: все помещения располагались по двум, трём или четырём сторонам внутреннего прямоугольного двора. В богатых домах внутренний двор окружал портик с каменными колоннами, в более скромных портик строился не со всех сторон, и колонны были деревянными, в бедных домах портиков не было вообще.
    Окна и двери комнат выходили во внутренний дворик, на улицу смотрели только глухие стены и заборы. Дома, тесно примыкая друг к другу, образовывали кварталы из нескольких домов.
    Улицы жилых кварталов Ольвии были очень узкими, буквально 2-3 метра, городские власти смотрели даже за тем, чтобы уличные двери открывались внутрь дома, а не наружу, чтобы они не загораживали проход и проезд по улице.
    Во всех частях города была развитая система канализации, фрагменты которой можно увидеть.

    666.jpg
    Раскопки жилого дома Верхнего города

    777.jpg
    Раскопки жилого дома Верхнего города

    888.jpg
    Лестница

    999.jpg
    Подвал дома V-IV в. до н.э.

    10.10.jpg
    Античная канализация
    Порт связывал Ольвию с внешним миром, прежде всего, с другими греческими городами и с митрополией. Известно, что сухопутные торговые связи Ольвии достигали Волги и Урала, а по Днепру ольвиополиты поднимались до широты Киева. Но главным путём был всё-таки морской путь. Корабли из митрополии и других греческих городов и колоний поднимались по Борисфену и Гипанису. Перед ними открывался впечатляющий вид окружённой стенами Ольвии, Счастливого города. Порт по античным правилам был разделён на две гавани - для торговых и военных кораблей. В торговой гавани находились склады для товаров, оптовый и рыбный рынки, от неё поднимались улицы Нижнего города, которые шли на Террасный (Средний) город. Но даже с лимана за высокой каменной стеной с башнями хорошо были видны храмы и главные здания города. Всё это своей красотой и мощью производило неизгладимое впечатление на путешественника. В древности понимали толк в соединении ландшафта и архитектуры (точнее, архитектуру целенаправленно вписывали в окружающий ландшафт), поэтому все древние памятники архитектуры так гармонично смотрятся на окружающем фоне. И странники, приплывающие в Ольвию, были уже очарованы ею прежде, чем они сходили на берег.

    Не менее замечательный вид открывался со стен города на просторы лимана. И сейчас, глядя с ольвийского берега вдаль... на горизонт... поражаешься, как же умели древние выбирать места для поселений, как же они чувствовали красоту! Чувство красоты было у них в крови. Они не могли поселиться в другом месте, не таком красивом. Стоя на высоком берегу лимана так и хочется ощутить себя птицей и, взмахнув крыльями, полететь. Похожее чувство возникает в горах, когда стоишь на вершине, а под тобой уходит вдаль глубокая долина...

    11.11.jpg
    Вид на нижний город и лиман

    12.12.jpg
    Вид Ольвии со стороны Гипаниса. Реконструкция С.Д.Крыжицкого

    13.13.jpg
    Пристань в Ольвии. Картина в музее Ольвии
    Навигация и активная жизнь порта длились в тёплое время около полугода. Зимой греки старались без особой нужды не выходить в море, поскольку их корабли плохо переносили штормы, которые зимой нередки на Чёрном море. К тому же временами зимой на лимане становился лёд и жизнь в порту замирала. Зато летом порт был оживлённым местом, поскольку жизнь греков всегда была очень тесня связана с лиманом и морем, а каждый приход корабля из заморских земель в этот край ойкумены был заметным событием. Кроме товаров, вновь прибывшие привозили с собой новости внешнего мира, рассказы о делах и событиях. Аристотель отмечал, что в Афинах "народные ораторы проводят целый день ... в болтовне с приезжающими с Фасиса или Борисфена ..." . Если уж в Афинах так интересовались прибывшими издалека, то, тем более, подобное событие было значимым для далёкой Ольвии. В какой-то степени морские порты были аналогом караван-сараев караванной Азии, где узнавались новости из всех стран.

    Общественная и торговая жизнь Ольвии проходила на агоре. Слово «агора» в Греции сначала означало «народное собрание», со временем так стали называть то место города, где проводилось народное собрание. Обычно это была торговая площадь или рынок. Т.е. агора - это торгово-административный центр города. Агора возникла в Ольвии практически сразу после основания города. Самые широкие улицы города соединяли агору с воротами. Здесь находились торговые ряды, административные и другие здания.

    Одну из сторон ольвийской агоры занимала стоя. Стоя в античной архитектуре - это крытая галерея с колоннадой, обычно с одним-двумя рядами колонн и длинной сплошной стеной. В Ольвии стоя на агоре имела два ряда колонн. Как правило, стоя была обязательным элементом каждого греческого города, а посещение стои было обязательным в греческом образе жизни. В стое проводились различные встречи и собрания, обсуждались новости. Поэты здесь читали стихи, ораторы выступи с речам, а философы учили своих учеников. От слова «стоя» произошло название стоической философии или стоицизма, поскольку его основатель Зенон встречался со своими учениками в Афинской стое. Кстати, стоики были довольно популярны в Северном Причерноморье, вообще, и в Ольвии, в частности, поскольку их философия была близка жизненной философии местных греков, старающихся жить, по возможности, в гармонии с природой и в добром соседстве с окружающими варварскими племенами. Поскольку, согласно стоической философии, ход мировых событий и, тем более, жизни каждого человека предустановлен заранее, то единственный способ жить правильно - это жить в согласии, в гармонии с природой. «Кто согласен, того судьба ведёт, кто не согласен, того она тащит», - говорил стоик Сенека.

    14.14.jpg
    Схема агоры и центрального теменоса. Реконструкция С.Д.Крыжицкого. Схема на территории заповедника Агора.

    15.15.jpg
    Агора. Картина в музее Ольвии

    16.16.jpg
    Основание одного из зданий торгового ряда агоры

    У южной стороны агоры располагался гимнасий. Греческий гимнасий - это, в первую очередь, место для тренировок и состязаний атлетов. Обычно это было открытое место с крытыми помещениями для случая непогоды и всевозможными вспомогательными комнатами - для переодевания, натирания маслом, посыпания песком, комнатами для умывания и банями. Гимнасий обязательно был в каждом греческом городе, а в больших городах их было несколько. В гимнасий допускались только мужчины и только полноправные граждане города. Ольвия имела гимнасий, начиная с V в. до н.э., который потом несколько раз перестраивался. При раскопках гимнасия в Ольвии археологи нашли хорошо сохранившийся античный водопровод, который подводил воду к бассейну. Это чуть ли не единственный сохранившийся практически полностью античный водопровод, дошедший до нашего времени.

    Со временем в гимнасиях также стали преподавать различные науки, начиная с обучения чтению и письму и продолжая занятиями философией, риторикой, поэзией. При гимнасиях создавались библиотеки. Гимнасии хорошо отвечали идеалу древних греков в стремлении достичь совершенства одновременно в сферах физической и духовной культуры. Из афинского гимнасия, стоящего в роще героя Академа, выросла Академия Платона. А из афинского гимнасия, находившегося близ рощи Аполлона Ликейского, - Ликей (Лицей) Аристотеля.

    Традиционными покровителями гимнасиев считались Гермес и Геракл. Гермес, видимо, покровительствовал бегу, как самый искусный в этом деле, а Геракл - борьбе, как сильнейший из сильнейший. В Ольвии при раскопках гимнасия был найден каменный постамент с посвящением Гермесу и Гераклу.

    Геракл был близок ольвиополитам ещё и тем, что, согласно греческой мифологии, совершая свой десятый подвиг, он лично побывал в низовьях Борисфена, т.е., можно предположить, заходил в окрестности самой Ольвии. Геродот, рассказывая о происхождении скифов, пишет:

    «Эллины же, что живут на Понте, передают иначе. Геракл, гоня быков Гериона, прибыл в эту тогда ещё необитаемую страну (теперь её занимают скифы). <...> Там его застали непогода и холод. Закутавшись в свиную шкуру, он заснул, а в это время его упряжные кони (он пустил их пастись) чудесным образом исчезли.

    Пробудившись, Геракл исходил всю страну в поисках коней и, наконец, прибыл в землю по имени Гилея. [А мы хорошо помним, что сам Геродот говорит, что «За Борисфеном же со стороны моря сначала простирается Гилея, а на север от неё живут скифы-земледельцы. Их эллины, живущие на реке Гипанис, называют борисфенитами, а сами себя эти эллины зовут ольвиополитами.», - С.М.] Там в пещере он нашёл некое существо смешанной природы - полудеву, полузмею. Верхняя часть туловища от ягодиц у неё была женской, а нижняя - змеиной. Увидев её, Геракл с удивлением спросил, не видала ли она где-нибудь его заблудившихся коней. В ответ женщина-змея сказала, что кони у неё, но она не отдаст их, пока Геракл не вступит с ней в любовную связь. <...> Наконец женщина отдала коней со словами: «Коней этих, пришедших ко мне, я сохранила для тебя; ты отдал теперь за них выкуп. Ведь у меня трое сыновей от тебя. Скажи же, что мне с ними делать, когда они подрастут? Оставить ли их здесь (ведь я одна владею этой страной) или же отослать к тебе?». Так она спрашивала. Геракл же ответил на это: «Когда увидишь, что сыновья возмужали, то лучше всего тебе поступить так: посмотри, кто из них сможет вот так натянуть мой лук и опоясаться этим поясом, как я тебе указываю, того оставь жить здесь. Того же, кто не выполнит моих указаний, отошли на чужбину. Если ты так поступишь, то и сама останешься довольна и выполнишь мое желание».

    С этими словами Геракл натянул один из своих луков (до тех пор ведь Геракл носил два лука). Затем, показав, как опоясываться, он передал лук и пояс (на конце застежки пояса висела золотая чаша) и уехал. Когда дети выросли, мать дала им имена. Одного назвала Агафирсом, другого Гелоном, а младшего Скифом. Затем, помня совет Геракла, она поступила, как велел Геракл. Двое сыновей - Агафирс и Гелон не могли справиться с задачей, и мать изгнала их из страны. Младшему же, Скифу, удалось выполнить задачу, и он остался в стране. От этого Скифа, сына Геракла, произошли все скифские цари. И в память о той золотой чаше ещё и до сего дня скифы носят чаши на поясе...» [3, с.189]

    17.17.jpg
    Раскопки гимнасия
    У северной стороны агоры находился Центральный теменос города - священное место Ольвии. Теменос - греческое слово, означающее священное, оберегаемое место. В античной Греции обычно это была территория храма или место, где стоял храм (или несколько храмов), в пределах которой можно было ощутить и пережить присутствие божественного. Поэтому такое место почиталось особо.
    Центральный ольвийский теменос представляет собой площадь, в середине которой находился алтарь. В южной части теменоса задняя глухая стена стои отделяла его от агоры. В северной части находились главные храмы города - храмы Зевса и Аполлона Дельфиния. С запада и востока теменос ограждали каменные стены с двумя входами. Храмы Зевсу и Аполлонию Дельфинию несколько раз перестраивались. Храмы украшали расписные детали, пилястры и колонны. Вокруг росла священная роща, стояли статуи богов.
    Зевс был главным богом древних греков, поэтому естественно, что в Ольвии стоял храм Зевсу, Зевсу Освободителю. Культ Зевсу Освободителю возник в Ольвии в IV в. д.н.э.
    Ещё в Ольвии изначально существовал культ Аполлона-Врача, который впоследствии сменился культом Аполлона-Дельфиния. Скорее всего, это было связано с тем, что жизнь Ольвии была тесно вязана с морем, а Аполлон был покровителем мореплавания. Как покровитель мореплавания Аполлон-Дельфиний представлялся в образе дельфина, поэтому дельфины были у греков священными животными, связанными с морскими божествами и представлениями о счастье.

    «Так как впервые из моря туманного в виде дельфина
    Близ корабля быстроходного я поднялся перед вами,
    То и молитесь мне впредь как Дельфинию ...»

    Гомеровский гимн «К Аполлону Пифийскому»

    В Ольвии даже чеканили монеты в виде дельфина. Причём это уникальный случай в античной нумизматике, только в Ольвии были монеты-дельфины.
    Аполлон-Дельфиний стал главным богом Ольвии. Ему - как верховному божеству - посвящался особый праздник.
    «Верховному божеству города обычно посвящался один из главных религиозных праздников. В Ольвии таким было празднество, посвящённое Аполлону-Дельфинию. Как и прочие празднества, оно сопровождалось жертвоприношением, вероятно, особенно богатым. Жертвы приносили на алтарях, стоявших перед храмом. Вообще, все празднества совершались у греков вне храмов; они считались жилищем бога, и туда допускался далеко не каждый.
    Греческие алтари разделялись на два типа: 'εσχ?ρα - для сжигания жертв и βωμ?ς - для различных возлияний. И те, и другие найдены перед ольвийским храмом Аполлона-Дельфиния. Сложенный из камня и сырцового кирпича жертвенник для сжигания стоял между деревьями священной рощи Аполлона до середины IV в., а на свободном месте напротив храма высился самый большой главный алтарь Ольвии.

    На этом алтаре совершались возлияния не только Аполлону-Дельфинию, но также Зевсу и Афине. Ведь храм Зевса находился рядом, а обнаруженные на его месте посвящения Зевсу и Афине дают основания думать, что там почитались оба божества. Три чашеобразных углубления на алтаре V в., по-видимому, указывают на то, что Аполлон, Зевс и Афина имели на главном алтаре свои отдельные чаши для возлияний.
    В такие чаши наливали обычно неразбавленное вино и другие жидкости из сосудов различных форм.

    Археологи выявили несколько этапов существования главного ольвийского алтаря. Самый ранний каменный был поставлен в VI в. вскоре после основания полиса. В V в. его заменили новым несколько больших размеров, а цоколь прежнего алтаря использовали в качестве площадки, на которой стоял жрец во время жертвоприношения. На краю алтаря высилась статуя, вероятно, Аполлона. Сложенный из прекрасно обработанных известняковых плит этот алтарь почти полностью сохранился до наших дней»

    Ещё одна уникальность Ольвии - это то, теменос города дошёл до нас в его первоначальном виде. Нигде, ни в одном древнегреческом городе первоначальный теменос не сохранился; в лучшем случае его перестраивали, в других случаях его просто разрушали враги. В Ольвии, когда решили построить новый теменос, старый ни разрушать, ни перестраивать не стали, просто взяли и засыпали землёй алтари и основания храмов. А уже сверху построили новые алтари и храмы. И первоначальный теменос веками стал ждать археологов.

    1.jpg
    Монета-дельфин, Британский Музей

    2.jpg
    Центральный теменос. Рисунок в музее Ольвии

    3.jpg
    Главная улица - слева здание суда, справа - вход на центральный теменос. Реконструкция С.Д.Крыжицкого

    4.jpg
    Центральный алтарь, вид с запада

    5.jpg
    Основание храма Аполлона-Дельфиния
    Вместе с Центральным теменосом в Ольвии был второй теменос, возникший практически при основании города. По местоположению относительно Центрального уже в наше время его условно назвали Западным. На Западном теменосе находились алтари и культовые участки Аполлона-Врача, Матери богов, Диоскуров, Афродиты и Гермеса. Храм Аполлона-Врача был построен здесь в VI в. до н.э. Какое-то время после основания города Аполлон-Врач был главным божеством Ольвии. Возможно, это было связано с тем, что в Милете, откуда были родом переселенцы, Аполлон почитался как врач и целитель.
    Удивляет компактность храмов, их небольшие размеры. Почему-то мысленно представлялось, что греческие храмы должны быть большими по площади и по размерам. Но, судя по их фундаментам, они были невелики.

    6.jpg
    Храм Аполлона-Врача, реконструкция

    7.jpg
    Раскопки храма Аполлона-Врача

    9.jpg
    Западный теменос


    8.jpg
    Алтарь на Западном теменосе

    «Живя вдалеке от Эллады, греки не отрывались от её культуры, следили за новинками литературы, интересовались философией, научными достижениями, старались не отставать от моды. Любили Гомера, стихи и прозу на сюжеты мифов о Северном Причерноморье, на сценах театров ставили пьесы афинских драматургов, площади и улицы городов, храмы и другие общественные постройки, свои жилища украшали произведениями искусства, привезёнными из Эллады. Из "Анабасиса" Ксенофонта мы знаем, что Афины и другие культурные центры отправляли свою книжную продукцию в понтийские колонии. Судя по тому, с каким энтузиазмом горожане Северного Причерноморья воспринимали заезжих мудрецов и людей искусства, вступали с ними в споры, отстаивали собственные убеждения, можно с уверенностью сказать, что здесь с полной отдачей работали учителя, обучая детей в младшей школе, а затем в гимнасиях. Взрослые люди, продолжая развивать свой интеллект самостоятельно, были готовы к восприятию сложных философских и научных проблем, мастерства деятелей искусства.»

    Дион Хрисостом, древнеримский (греческого происхождения) оратор, писатель, философ и историк во время своего политического изгнания из Рима в I в. н.э. посетил Ольвию. Это было уже время заката Счастливого города, Дион рисует яркую и, вместе с тем, печальную картину, представшую перед его глазами:

    «Город борисфенитов по своей величине уже не соответствует своей былой славе, чему виной постоянные войны и разрушения. Ведь этот город, построенный очень давно, в самой гуще варварских племён и притом, пожалуй, наиболее воинственных, постоянно подвергается нападениям и не раз бывал захвачен врагами. Последнее и наиболее страшное разрушение он претерпел около ста пятидесяти лет тому назад. В ту пору геты захватили и этот город, и многие другие по левому берегу Понта до самой Аполлонии. Поэтому положение греков, живших в этом краю, стало очень тяжким: некоторые города вовсе не были заселены заново, другие - едва-едва, причём по большей части в них поселились варвары. Немало городов в разных областях подвергалось захвату и разрушению, так как греческие поселения рассеяны повсюду.

    Однако борисфениты после разрушения своего города снова, собравшись вместе, заселили его, по-видимому, согласно желанию скифов, которые хотели вести торговлю с греками, приезжавшими в эту гавань; когда город стал необитаем, греки перестали заезжать в него, так как у них не находилось земляков, у которых они могли бы остановиться; а сами скифы не сочли нужным, да и не сумели построить торговую пристань по греческому образцу.

    О том, что город пришлось восстанавливать после разрушения, свидетельствует плохая постройка зданий, а также и то, что весь город теснится на небольшом пространстве. Он пристроен к части старой городской стены, на которой уцелело ещё несколько башен, но ни величия, ни мощи они городу не придают. Весь участок между башнями заполнен домами, так плотно притиснутыми друг к другу, что между ними даже проходов не остаётся. Их окружает невысокая стена, ненадёжная и непрочная.

    Ещё несколько башен стоят очень далеко от нынешнего поселения, так что даже трудно представить себе, что они принадлежали к этому же городу. Таковы явные следы разрушений, а также и то, что в храмах нет ни одной статуи богов, сохранившейся в целости, - все они повреждены, как и изображения на надгробиях.»

    Несмотря на тяжёлые условия жизни, Дион отмечает что ольвиополиты хорошо образованы, интересуются науками, философией и поэзией и что у них Гомер чтится наравне с богами:

    «Зная, что Каллистрат [ольвиополит, собеседник Диона, - С.М.] очень любит Гомера, я завёл с ним беседу об этом поэте. Правда, все борисфениты питают к нему особое пристрастие, вероятно потому, что они сами и в наше время воинственны, а может быть, и вследствие их преклонения перед Ахиллом; они почитают его чрезвычайно и воздвигли ему храмы - один на острове, названном его именем, другой в городе. Поэтому они ни о ком другом, кроме Гомера, ничего и слышать не хотят. И хотя сами они говорят по-гречески не совсем правильно, поскольку они живут среди варваров, но «Илиаду» почти все знают наизусть.

    И вот я в шутку спросил Каллистрата: - Какой поэт по-твоему лучше, Гомер или Фокилид? - Он ответил со смехом: - Этого второго поэта я не знаю даже и по имени, да и никто из здешних жителей, я думаю, о нём ничего не знает. Никого другого, кроме Гомера, мы и за поэта не считаем; но уж зато нет здесь человека, который бы его не знал. О нём одном упоминают наши поэты в своих произведениях, они произносят его стихи по любому случаю и всегда, когда мы готовимся к бою, вдохновляют ими войска; говорят, в этих случаях в Лакедемоне пелись песни Тиртея. Все эти певцы слепы и, по их мнению, невозможно стать поэтом, не будучи слепым.

    Каллистрат остался недоволен моими словами и возразил: - Чужестранец, мы любим тебя и очень уважаем; иначе ни один борисфенит не стерпел бы того, что ты так отозвался о Гомере и Ахилле: Ахилл - для нас бог, как ты сам видишь, а Гомера “мы чтим почти наравне с богами”.»

    У ольвиополитов были особые основания для почитания Ахилла как бога. Рассказывают, что после гибели Ахилла под стенами Трои его мать богиня Фетида, дочь бога морских глубин Нерея, перенесла душу героя на остров Левка (современное название - Змеиный) в Чёрном море, расположенный напротив устья Истра (Дуная). Этот остров был специально поднят богиней Фетидой для своего сына с морского дна. Остров Левка находился под протекторатом Ольвии. Ольвиополитами на острове был построен храм Ахилла, где он почитался как властитель Понта Эвксинского (Чёрного моря) и покровитель моряков. Проплывая мимо, все мореплаватели обязательно заходили на остров и совершали жертвоприношения в храме Ахилла.

    Максим Тирский, античный ритор и философ-платоник II в., пишет, что, по рассказам моряков, бывавших на этом острове: «Ахилл живёт на острове, лежащем против Истра в Понтийском море; там есть храм и алтари Ахилла; добровольно туда никто не приближается, иначе как для жертвоприношения, и по совершении его возвращается на корабль. Моряки часто видели юного мужа с белокурыми волосами, прыгающего в доспехах; а доспехи, говорят они, золотые; другие же не видели, но слыхали, как он распевал пэаны; третьи, наконец, и видали и слыхали. Случалось также некоторым невольно засыпать на острове; такого Ахилл поднимет, ведёт в палатку и угощает; при этом Патрокл разливал вино, сам Ахилл играл на кифаре, присутствовали также, говорят, и Фетида, и хор других божеств».

    На острове Березань, расположенном в устье Днепровского лимана в непосредственной близости от Ольвии, также находился храм Ахилла, почитаемый ольвиополитами.
    Недалеко от Березани находился Ахиллов Дром (современная Тендровская коса), где по мифологическому преданию Ахилл преследовал свою невесту Ифигению. По другой версии название Ахиллов Дром было связано с одной из побед Ахилла на Эвксинском Понте, после которой герой устроил в честь этой победы состязания на острове, который в память об этом получил своё название.

    В честь Ахилла Ольвия здесь проводила спортивные игры - Ольвийские агоны. «Они проходили на Ахилловом Дроме (буквально «бег Ахилла»), совр. Тендровской косе, которая в древности была островом. Празднество сопровождалось спортивными играми, включавшими атлетические состязания и бег колесниц.
    В греческом мире хорошо знали об Ольвийских агонах уже в V в. Недаром в трагедии Еврипида «Ифигения в Тавриде» упомянуты прекрасно размеченные стадии для бега людей и колесниц на Ахилловом Дроме.
    Агоны на Ахилловом Дроме, единственный известный нам в Северном Причерноморье панэллинский праздник, учредили в V в.; сам бог Аполлон благословил его устами своей пророчицы Пифии в Дельфах.»
    Заметим, что и Одиссей именно на берегах Понта Эвксинского в стране киммерийцев вызывал души Ахилла и других умерших и именно отсюда он пошёл за душами умерших в Аид:

    «Там киммериян печальная область, покрытая вечно
    Влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет
    Оку людей там лица лучезарного Гелиос, землю ль
    Он покидает, всходя на звёздами обильное небо,
    С неба ль, звёздами обильного, сходит, к земле обращаясь;
    Ночь безотрадная там искони окружает живущих.»

    Гомер «Одиссея»

    Возвращаясь к борисфенитской речи Диона Хрисостома, стоит отметить, что ольвиополиты были знакомы не только с Гомером, но и с Платоном. В разговоре с Дионом старец Гиеросан, замечает: «Что касается глубокого знания философии, то мы, конечно, им не обладаем, но, как ты знаешь, мы - любители Гомера, а кое-кто из нас - правда, немногие - и Платона; к ним можешь причислить и меня: я часто читаю его сочинения, насколько это мне доступно. Правда, тебе может показаться нелепым, что именно тот, кто больше всех граждан своей речью напоминает варвара, восхищается этим писателем, подлинно греческим, самым мудрым из всех, и старается его изучать, - как если бы полуслепой человек, отворачиваясь от любого другого источника света, смотрел прямо на солнце.

    отложи свою речь об обществе смертных людей, <…> поговори теперь с нами о божественном государстве, или о его строе - назови это как тебе угодно. Расскажи нам, где оно, каково оно, и при этом, насколько можешь, постарайся приблизиться к благородной свободе платоновской речи, что тебе, как нам показалось, только что удалось сделать.»

    Как уже отмечалось выше, в Ольвии был Геродот, который записал здесь основные сведения о Скифии, вошедшие позже в его «Историю». Предание говорит, что был в Ольвии и Гиппократ. Из античных источников узнаём об историке Посидонии из Ольвии. Были и другие поэты, историки, путешественники, философы, ставшие известными далеко за пределами Ольвийского полиса.

    Одним из самых знаменитых ольвиополитов стал философ-киник Бион Борисфенит (IV-III в. до.н.э.), родившийся и проведший юность в Ольвии, а затем в Афинах начавший изучение философии в Академии Платона у Ксенократа. Рассказ о Бионе вошёл в книгу Диогена Лаэртского «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов»:

    «...Бион был мастером на все руки, а также искусным софистом и оказал немалую помощь тем, кто хотел ниспровергать философские учения. При этом он любил пышность и не был чужд заносчивости. Он оставил много сочинений о достопамятных вещах, а также полезные и дельные изречения.

    Он говорил: "Великое несчастье - неумение переносить несчастье". Людей он презирал за то, что они сжигают мёртвых, словно те ничего не чувствуют, а взывают к ним, словно те все чувствуют.

    Самомнение, говорил он, - помеха успеху. Про богатого скупца он сказал: "Не он владеет богатством, а оно им". Он говорил, что скупцы так много заботятся о богатстве, словно оно их собственное, но так мало им пользуются, словно оно чужое.

    Увидев завистника мрачным, он сказал ему: "Не знаю, то ли с тобой случилось что-нибудь плохое, то ли с другим хорошее". Безрадостность он считал плохой подругой свободоречию: “Оно и смельчака порабощает”.

    Сначала он принадлежал к Академии, хотя в это же время был слушателем Кратета. Затем он обратился к киническому образу жизни, надел плащ и взял посох: в самом деле, как было иначе достигнуть бесстрастия? Затем, послушав софистические речи Феодора Безбожника на всевозможные темы, он принял его учение. После этого он учился у перипатетика Феофраста. Он умел производить впечатление на зрителей и поднять на смех что угодно, не жалея грубых слов. За то, что речь его была смешана из выражений разного стиля, Эратосфен, по преданию, сказал, что Бион первый нарядил философию в пёстрое одеяние.

    В своих беседах с близкими ему людьми он высказывал много безбожных мыслей, заимствованных у Феодора. Однако потом, когда он заболел, - так рассказывают жители Халкиды, где он умер, - он дал надеть на себя амулеты и покаялся во всём, чем грешил перед богами.»

    Систематические раскопки Ольвии начались в начале ХХ века. Предметы быта, произведения искусства, монеты, украшения и многое другое сейчас входят в коллекции музеев разных стран и частных собраний. Ольвийские коллекции представлены в Музее Ольвии (с.Парутино), в Одесском археологическом музее, в Одесском музее нумизматики, в Археологическом музее ИА НАН Украины в Киеве, в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге, в Государственном Историческом Музее в Москве, в Национальном музее в Варшаве, в Британском Музее в Лондоне и др.

    Музей в Ольвии

    10.jpg 11.jpg
    12.jpg 13.jpg
    15.jpg

    Одесский археологический музей

    333.jpg 222.jpg
    111.jpg

    Археологический музей ИА НАН Украины

    444.jpg 555.jpg
    666.jpg

    На найденном в Ольвии аттическом кувшине VI в. до н.э. изображён воин со щитом, на котором виден знак Знамени Мира. Об этом рассказывает Е.П.Маточкин: «Знамя Мира было освящено в 1931 году в Брюгге, где сама ратуша декорирована готическим трилистником. В том же году Рерих создаёт серию произведений, отражающих смысл и назначение охранительного полотнища. Это известные его картины - плакаты "Зарево" и "Знамя Мира. Pax cultura". В триптихе "Fiat Rex!" знак нарисован дважды: на рукоятке меча и на щите воина. По-видимому, это крестоносец. (Вспомним рериховское замечание о знаках на щитах крестоносцев). Это явно не античный воин, хотя в то время также на щитах бывал знак Знамени Мира. Его мы видим на чёрно-фигурном аттическом кувшине из Ольвии VI в. до н.э.»

    Photo-58.jpg
    Чёрнофигурная аттическая керамика, кувшин, Ольвия, VI в. до н.э.
    http://grani.agni-age.net/articles10/4440.htm
     
    Последнее редактирование: 2 окт 2014

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)