Оккупация Ростова-на-Дону

Тема в разделе "Города во время оккупации", создана пользователем Wolf09, 1 авг 2014.

  1. Wolf09
    Offline

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    10.176
    Спасибо:
    47.779
    Отзывы:
    650
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    Немецкие войска занимали Ростов дважды: осенью 1941 года и летом 1942 года. В первый раз части вермахта подошли к городу 17 ноября 1941 года. Наступление вел 3-й танковый корпус 1-й танковой армии под командованием Э. фон Макензена в составе 13-й и 14-й танковых дивизий, 60-й моторизованной пехотной дивизии и 1-й дивизии СС. Защищали город части 56-й армии РККА, под командованием генерала Ф. Н. Ремезова, в состав которой наряду с другими частями входили 339-я Ростовская стрелковая дивизия и Ростовский стрелковый полк народного ополчения, сформированные из местных жителей.

    20 ноября немцы вошли в город. 1-й батальон дивизии СС прорвался к железнодорожному мосту и захватил его невредимым.

    Через неделю, 28 ноября, советские войска под командованием маршала С. К. Тимошенко предприняли контрнаступление и отбили город. Освобождение Ростова стало первой значительной победой Красной Армии в начальный период войны.

    Ростов оставался советским до июля 1942 года, когда после провала наступления Красной Армии под Харьковом немецкое командование начало наступление на Кубань и Кавказ. 24 июля 1942 в Ростов вошла 17-я армия вермахта. На этот раз советские войска не оказали врагу должного сопротивления, что было отмечено в тексте известного приказа НКО № 227 — «Ни шагу назад!».

    Город был окончательно занят Красной армией 14 февраля 1943 года в результате планового отступления вермахта на линию обороны Миус-фронт.

    В ходе второй оккупации имели место массовые убийства евреев. Местом массового уничтожения стала Змиёвская балка на окраине города, где оккупанты расстреляли и умертвили другими способами около 27 тысяч человек.
    Война нанесла городу большой ущерб: Ростов-на-Дону вошёл в число десяти наиболее пострадавших от войны городов России. В городе в ходе боевых действий было уничтожено около 12 тыс. домов. Оккупантами было уничтожено более 40 тысяч человек[источник не указан 206 дней]. По некоторым данным, 53 тысячи ростовчан было угнано в Германию на принудительные работы.
    На оккупированной немцами территории Ростовской области самовольно осталось около 10 тыс. коммунистов. Из них около 40 % уничтожили или сдали в гестапо свои партбилеты. После освобождения области из партии было исключено 5019 человек.
    Как указывает в своей монографии историк И. Г. Ермолов, донские казаки, уцелевшие после расказачивания и коллективизации, в основной своей массе приветствовали немецких солдат как «освободителей от большевицкого ига». Германское командование, в свою очередь, рассматривало казаков, как союзников. Действия казаков по возрождению атаманского управления и разделу колхозного имущества встречали поддержку и одобрение со стороны немецких властей.

    1.jpeg
    Немецкий обоз и колонна грузовиков на улице Ростова-на-Дону.

    111.jpg
    Оккупанты позируют на фоне подбитого советского танка КВ на Базарной (Соборной) площади.
    Позади видны купола Собора Рождества Пресвятой Богородицы.
    Этот танк был достопримечателььностью центра разрушенного города, сохранилось много его фотографий.

    3333.jpg

    2.jpeg
    Танк КВ-1 на базарной площади Ростова-на-Дону.
    Машина образца 1941 года имеет усиленную сварную башню поздних производственных серий с 76,2-мм пушкой ЗиС-5.

    111.jpeg
    Танк КВ-1 на базарной площади Ростова-на-Дону. Вид с улицы Московской на Буденновский проспект.
    Машина образца 1941 года имеет усиленную сварную башню поздних производственных серий с 76,2-мм пушкой ЗиС-5.
    Лето-осень 1942 года.

    3.jpeg
    Румынские солдаты на перроне железнодорожного вокзала в Ростове-на-Дону

    4.jpeg
    Жители Ростова-на-Дону во дворе городской тюрьмы опознают родственников, убитых немецкими оккупантами.

    Из докладной записки УНКВД по Ростовской области № 7/17 от 16.03.1943:

    «Дикий произвол и зверства оккупантов первых дней сменились организованным физическим уничтожением всего еврейского населения, коммунистов, советского актива и советских патриотов...В одной только городской тюрьме 14 февраля 1943 года — в день освобождения Ростова — частями Красной Армии было обнаружено 1154 трупа граждан города, расстрелянных и замученных гитлеровцами. Из общего количества трупов 370 были обнаружены в яме, 303 — в разных местах двора и 346 — среди развалин взорванного здания. Среди жертв — 55 несовершеннолетних, 122 женщины.»

    Всего за время оккупации гитлеровцы уничтожили в Ростове-на-Дону 40 тысяч жителей, еще 53 тысячи угнали на принудительные работы в Германию.

    5.jpeg
    Наведенная немцами понтонная переправа в центре Ростова-на-Дону.

    6.jpeg
    Центральная улица Ростова-на-Дону — Энгельса (Б. Садовая) — в период оккупации.

    7.jpeg
    Немцы в оккупированном Ростове-на-Дону.
    Гостиница «Ростов», приспособленная для размещения немецких войск.

    Occupation.jpg
    Немецкий офицер в районе нынешней Комсомольской площади.

    Occupation1.jpg
    Переправа через Дон (лето 1942 г.).

    Occupation3.jpg
    Буденновский проспект, спуск к переправе через Дон. 1942 год.

    222.jpg
    Немецкая автоколонна следует по проспекту Буденновскому к Дону.

    635288_900.jpg
    635939_900.jpg
    555.jpg
     
    Последние данные обновления репутации:
    Seregas1979: 1 пункт (За интересные и постоянно добавляемые новые темы!!!) 2 авг 2014
  2. Александр 90
    Offline

    Александр 90 Фельдфебель

    Регистрация:
    1 май 2011
    Сообщения:
    50
    Спасибо:
    136
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Челябинск
    Городские партизаны
    О забытых героях освобождения Ростова

    Когда речь заходит об освобождении донской столице в феврале 1943-го года большинство вспоминают Мадояна и его батальон который первый ворвался в Ростов, более сведущие в этом вопросе даже смогут назвать номера полков и дивизий освободивших город, но только краеведы сделавшие своей профессией изучение прошлого донского края еще понят что к освобождению донской земли содействовали не только регулярные части.
    Борьба с захватчиками началась уже в первый день оккупации. 24 июля 1942 года в Ростове выдалось жарким. В центре города еще шли бои, а на окраине по Металлургической ведущей прямо к «Ростсельмашу» спускался взвод немецких пехотинцев. Они веселы. Вот только жара донимает. Солдаты с любопытством смотрят по сторонам. Еще один город пал к их ногам. Неожиданно репродуктор что расположился на одном из столбов ожил. Приятный женский голос говорил что-то на непонятном им русском. После паузы этот же голос начал вещать на чистом немецком и солдатам он не казался уже таким приятным. На весь район репродукторы призывал на двух языках: «Советские люди! Боритесь с фашистами. Смерть оккупантам!». Трансляция велась из заводского радиоузла подключенного к районной сети, а у микрофона стояла представительница немецкой коммуны на «Ростсельмаше», многие члены которой приехав строить завод так и остались жить в СССР. Около двух часов потребовалось немцам, что бы найти радиоцентр.

    Сердца трех

    За пол года второй оккупации в Ростове было создано и действовали несколько отрядов и групп: раведывательно-диверсионные группы Буянова, Мезеря, Медведева, Романова, разведгруппы «Братья и сестры», «Мстители», организационная группа «Вперед», пропагандистско-диверсионные группы «Клятва», «Мстители», партизанские отряды «Ростовец», «Трамвайщик», «Имени товарища Сталина». Но были и такие о которой не помнят даже краеведы историки.
    В Верхне-Гниловском поселке жили три друга: Женя Репко, Виктор Козлов и Николай Серьянов. В армию их не забрали по причине малолетнего возраста, как они не просили, а сидеть в такое время шестнадцатилетние патриоты без дела не хотели.
    - Уже на следующий день как перестала доносится канонада из центра везде в поселке были расклеены приказы немецкого командования, - после войны вспоминал Николай Серьянов. – Все сводилось к одному – за нарушение сопротивление наказание одно – смерть. Втроем мы строили планы борьбы но сами понимали что они не реальны. К кому обратится? К родителям нельзя можно и по шеи схлопотать. Решили пойти к нашему учителю Владимиру Николаевичу Базыкину.

    Так появилась небольшая подпольная группа. У Базыкина был радио которое он не сдал и теперь по вечерам патриоты записывали сводки Совинформбюро, а утром поселок узнавал советские новости читая расклеенные листовки. Но пацанам хотелось большего чем вести пропагандистскую войну. Вскоре судьба дала им шанс. В один из осенних дней, в дом Базыкина постучал мужчина, в выцветшей и изрядно потрепанной телогрейки. Это был старый знакомый учителя Николай Зотов который решил проведать его не из праздного любопытства. Партизанский штаб Южного фронта направил его в Ростов для создание диверсионной группы из местных. Ему нужны были надежные люди. Первыми в свою группу он записал учителя и троих его учеников.

    - Первой по настоящему боевой операцией стал налет на оружейный склад, - вспоминал Николай. – Все сделали по тихому. Пробрались нагрузились винтовками, гранатами и патронами. Стали уходить и нарвались на патруль. Немцы открыли огонь, а мы даже не подумали отстреливаться. Так перепугались что бежали нагруженные оружием со всех ног. Благо стрелки немцы оказались не очень. Никто не был даже ранен. Потом подожгли цистерны с бензином на станции Ростов – берег. Пожар перекинулся и на склады с боеприпасами. Взрыв был страшный. Потом еще долго рвались снаряды, а немцы не могли из-за этого подойти что бы потушить.

    В одно февральское утро на Портовой ребята встретили советских разведчиков. Став их проводниками они участвовали в рейдах по уничтожению огневых точек вдоль Дона. 8 февраля в бою у железнодорожного моста пытаясь уничтожить пулеметную точку погиб Женя Репко. Через несколько дней был тяжело ранен Виктор Козлов. Когда Ростов был освобожден Николай пошел в военкомат, но к немалому удивлению выслушав его рассказ о подпольной борьбе и участие в уличных боях, поблагодарили и отправили домой с формулировкой: «В армию возьмем, когда подойдет срок!».
    В итоге только летом 1943 года Николая после долгих уговоров направили в танковое училище. После войны он жил в Ростове, работал слесарем на заводе.

    С приветом от бургомистра

    В ноябре 1942 года немногочисленные прохожие что спешили по главной улице города с изумлением останавливались около здании русской администрации которое соседствовало с кинотеатром «Юнг-Штурм» (после войны ДК «Строителей»). На огромном фанерном листе было написано по-русски «Долой фашистских захватчиков! Да здравствует непобедимая Красная Армия!», а ниже уже на немецком: «Обербургомистр Ростова-на-Дону Тиккерпу». Немцы не знающие русского спокойно проходили зная что бургомистр плохого не напишет, даже на русском. По воспоминаниям очевидцев плакат продержался часа два до тех пор пока на него не обратили внимание местная полиция. Плакат повесили по заданию командира партизанского отряда имени Сталина двое ростовских мальчишек - Сава Лотошников и Толик Подушко.
    Толик Подушко был сиротой. Его отца расстреляли немцы, а мать умерла еще до войны. В отряде парнишка выполнял роль связного, но когда на улицах города развернулись бои то и ему хватило работы.
    Когда к вокзалу прорывался батальон Мадояна, партизаны поняли что время открытой борьбы настало. Нужно помочь нашим войскам. Отряд Трифонова разделился на три группы: северная шла из поселка «Сельмаш», центральная - из поселка им. Маяковского, южная продвигалась берегом Дона. Когда северная группа подошла к артиллерийскому училищу, там их встретил огонь охранников. Завязался бой, в ходе его Толик Подушко гранатой уничтожил немецкого пулеметчика. Немцев вытеснили и они огрызаясь стали отступать по балке (район Конгресс-отель АМАКС, а в советское время зданиегостиницы «Турист»). Вскоре партизаны встретили бойцов Красной Армии и уже вместе с ними уничтожали отступавших врагов.

    Самый крупный

    Партизанским отрядом имени Сталина командовал бывший учитель истории Михаил Трифонов (Югов). Создан он был в сентябре 42-го и насчитывал по началу 45 человек, но спустя месяц в отряде было 121 человек из которых 77 бойцов давали письменную клятву, 44 действовали без подписки. В основном это были рабочие завода «Ростсельмаш» и красноармейцы бежавшие из лагеря который находилось в здании РАУ. Одним из руководителей отряда был и кадровый сотрудник НКВД – Авдеев. Партизаны действовали нелегально, использовали в конспиративных целях квартиры, предоставляемые ростовчанами, а на чердаках и в подвалах их домов скрывались военнопленные, бежавшие из лагерей. Штабом отряда Югова была одна из квартир дома № 11, по ул.Водопьянова. Явочные квартиры находились также в Нахичевани, на 10-й и 38-й линиях. Бойцы отряда имели 18 комплектов немецкого обмундирования, повязки полицейских, липовые аусвайсы. Отряд имел 156 винтовок, 17 ручных и два станковых пулемета, три автомата, множество патронов.
    Помимо диверсий, немало сил отводилось и работе по выявлению и уничтожению немецких пособников. Так редактор оккупационного «Голоса Ростова» жаловался в 7-й отдел Ростовской фельдкомендатуры, что партизаны потребовали от него список лиц, подававших материалы в газету, и их адреса. А рьяная служительница «нового порядка» переводчица комендатуры Борейша закончила свою жизнь наткнувшись на партизанскую финку. Приговор был приведен в исполнение в доме семьи Лотошниковых.
    За две недели до начала боев за город партизаны проникли в расположение автоколонны немецкого штаба. Сняв часовых они ворвались в караульное помещение, где спали сорок гитлеровцев, Их участь была незавидной. На 17-й линии группа Дьяченко уничтожила 7 фашистов, подорвала гаубицу. В начале февраля на станции Нахичевань-Донская партизаны подожгли склад с продовольствием. Всего с октября по февраль бойцы отряда уничтожили 13 вражеских офицеров, 247 солдат, 15 казаков - предателей, 7 полицаев. Сам отряд потерял за это время 12 бойцов.
    Отряд Югова в составе 12 человек погиб во время высадки в тыл врага в районе села Павловка Донецкой области. Вторая группа, которую возглавлял чекист Авдеев, высадилась в лес и сумела уйти от преследования. После освобождения Донецкой области Авдеев был переброшен в Одессу в должности командира партизанских отрядов города. 15 марта 1944 г он погиб.

    P. S. Сообщение Совинформбюро от 26 января 1943 года:

    «Партизанами Ростова уничтожено 200 фашистов, 24 автомашины, 6 повозок с боеприпасами. Партизаны сожгли 25 тонн горючего, захватили 2 пулемета, 100 винтовок и 25 тысяч патронов.»

    P. P. S. После гибели группы Трифонова (Югова) штаб партизанского движения Южного фронта сделал вывод о том, что все они «заслуживают посмертного присвоения звания Героя Советского Союза». Такую же высокую оценку отряду Мины Трифонова дал и секретарь ЦК КП(б)У Никита Хрущев.

    Алексей ОПРЫШКО

    Отряд Югова.jpg

    Партизанский отряд Михаила Трифонова (Югова). 1943 год, февраль.
     
    Последние данные обновления репутации:
    PaulZibert: 1 пункт (За интересные темы на форуме.) 2 авг 2014
    Последнее редактирование модератором: 2 авг 2014
    Юниор, Khron, Пашка и 4 другим нравится это.
  3. Wolf09
    Offline

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    10.176
    Спасибо:
    47.779
    Отзывы:
    650
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    «Вот говорят: «Ростов – город воинской славы», но с этим можно поспорить: боев в Ростове не было, были отдельные стычки. В первую оккупацию немцы вообще зашли неожиданно, бомбежек не было...» – рассказывает Эдуард Петрович Кольцов, бывший разведчик, человек, который в 1956 году, возможно, предотвратил начало третьей мировой войны, убив известного английского диверсанта-подводника Лайонела Крэбба… А во время оккупации Ростова-на-Дону немцами Эдуард Петрович был обычным десятилетним мальчишкой, смотревшим на войну детскими глазами.

    Витька Черевичкин и Витька-Ферзь
    Ростов-на-Дону оккупировали два раза, первая оккупация длилась восемь дней, вторая – 205 дней. Эдуарду Петровичу, жившему тогда на 32-й линии, первая оккупация запомнилась гибелью Вити Черевичкина, расстрелом жителей дома Богораза (дом на пересечении сегодняшних улиц Нижней Нольной и Советской) и разведкой боем на 36-й, 37-й и 40-й линиях. «Наши солдатики прорвались к нам, ждали, наверное, подкрепления, а подкрепления не было, и они все погибли, всех их перестреляли», – рассказывает Эдуард Петрович. Потом немцы вывели на улицу и все население ближайших домов, убили всех, кому было больше 16 лет.
    В те же дни гитлеровцы расстреляли всех жителей дома Богораза. Этот дом назывался так потому, что там жил профессор Богораз. Однажды он ехал на трамвае и, не имея охоты возвращаться к дому с 1-й линии, где была остановка, спрыгнул (тогда трамваи были открытые) и попал под трамвай. Потом он сам себе (!) ампутировал обе ноги. Благодаря этому профессору дом так и прозвали. А жители этого дома погибли вот почему. «Был такой парень Витька по прозвищу Ферзь, – продолжает рассказ Эдуард Петрович. – Он еще до оккупации где-то достал винтовку и хвастался этим. Было ему лет тринадцать, наверное. Вот он залез на чердак дома Богораза, а по Александровскому саду, теперешнему парку Черевичкина, в это время шел немец-офицер. Витька стрельнул – и попал. Мальчишка убил немецкого офицера и сам испугался, бросил винтовку на чердаке и сбежал. Куда он делся, никто не знает, никто его потом не видел. Немцы же начали выяснять, кто стрелял. Собрали всех жильцов того дома, что напротив пароходства, и всех – и женщин, и детей – расстреляли».
    Знал Эдуард Петрович и Витю Черевичкина. По его словам, совсем он не такой был, как в песне Антона Никифорова: «Жил в Ростове Витя Черевичкин / В школе он отлично успевал / И в свободный час всегда обычно / Голубей любимых выпускал». «В школе он не успевал, потому что туда не ходил, голуби у него были породистые, а вот сам он был настоящий хулиган, шантрапа, – утверждает Эдуард Петрович. А потом, улыбаясь, добавляет: – Впрочем, и я был не подарком».
    Маленький Эдик и его друг Толик ходили на 40-ю линию. Там жил мужчина, который держал кроликов. Кролики прорыли нору с выходом прямо на улицу, и ребята это знали. Брали дома какую-то ботву для приманки, клали перед выходом из норы и ждали. А когда кролик вылезал, крали его. Своровав очередного зверька, Эдик с Толиком пошли по улице Софийской (ныне Первомайской) и встретили Витьку Черевичкина. У Витьки в руке был голубь, которого он прижимал к себе, потому что было холодно – конец ноября. Ребята пошли втроем. «Дошли мы до 32-й линии, и я говорю: «Ребята, у меня кролик что-то мерзнет, пойду я домой», – вспоминает Эдуард Петрович, – и поднялся к себе на квартал. Проходит буквально минут пятнадцать, как вдруг Толик мне в окно стучит. Смотрю – вид у него какой-то испуганный. Он мне: «Витьку немец застрелил!». Объясняет, что подошел к ним, наверное, офицер, потому что носил кожаное пальто, и попросил у Витьки голубя. Может, тоже голубятник был. А Витька разве голубя фашисту отдаст? Тогда немец схватил Витьку за руку, а Витька раз – и укусил его, и немец ему прямо в центр лба пулю всадил. Витька упал и так и замерз с голубем в руке. Подходить к нему не разрешали. А на следующий день, по-моему, в город уже наши вошли».

    «Немцы были нормальные…»
    На вопрос «страшно ли было, когда немцы Ростов оккупировали?» Эдуард Петрович задумчиво отвечает: «Правду сказать, немцы нормальные были». В доме, где жили Кольцовы, расквартировали трех гитлеровцев. Один немец жил у Кольцовых, другой – у их соседки, а третий, офицер-чех, – у жильцов наверху. «Там жила девчонка, ей было лет семнадцать, шустрая такая, – рассказывает Эдуард Петрович. – Она этому чеху (не помню, как его звали, кажется, Клаус) и говорит: «Клаус, ты сала не ешь» – «Почему?» – «Потому что, когда наши будут идти, тебе нужно будет пятки салом мазать».

    14.jpg

    Не боялась. Он поднимал указательный палец вверх и говорил: «Нельзя так говорить». А «наш» немец так даже и хорошего много нам сделал. Было ему около 40 лет, он по-русски плохо говорил. Мою мать звали Тоня, а он ее называл «Тонна», и мы смеялись, говорили: «Ну, мам, ты у нас целая тонна». Вот он как-то раз пришел к матери, пытался что-то объяснить: «Тонна, нужно два…», – долго жестикулировал, а потом взял бумажку и нарисовал мешок. Показывает на него: «Два». Мать достала ему два мешка. И что вы думаете? Он принес нам два мешка картошки! Вот еще было дело. Утром он вставал, мать ему делала чай, а у него был хлеб, густой-густой. Нам тогда казалось, что этот хлеб может храниться годами. И чех ломтик этого хлеба отрезал мне, ломтик – сестренке моей, себе и мазал мясным паштетом, что в его пайке выдавали. О, для нас это было такое лакомство!».
    Описывал Эдуард Петрович и то, как их с другом однажды поймали немцы за воровство. Недалеко от их дома располагался двор, где немцы часто собирались и пели. Свои вещмешки они складывали под забором, а забор тот, сами понимаете, весь с дырами, щелями был. Среди прочего лежал у немцев очень вкусный сыр в тюбиках, вот на нем-то Эдик с товарищем и попались. «Один из них взял автомат, говорит: «Будем стрелять!», – а мы давай хныкать, – смеется Эдуард Петрович. – Он нам подзатыльники дал, и догнать нас уже нельзя было, так быстро мы бежали. Казалось бы, жулики – возьми и расстреляй, но он же видит, что дети».

    Военные «деликатесы»
    Воровали Эдик с Толиком в то время, надо сказать, частенько. Все для того, чтобы выжить. «Один раз я из аптеки стащил большие коробки с какой-то мазью и английские булавки, – признается Эдуард Петрович. – Так мы живы остались благодаря этому! Мать ходила на менку куда-то в село, и вот за эти мази – люди ж там работают на воздухе – и за булавки приносила потом муку, пшеницу, хлеб…».
    Раздобыл мальчишка однажды и несколько мешочков с дробью. Она тогда была на вес золота у тех, кто имел оружие. Мать Эдика продавала тогда ее стаканами, очень дорого. Тем, что получала взамен, кормились.
    «А еще как-то раз я с Толькой пошел грабить Завод шампанских вин, – продолжает Кольцов. – Мы взяли с собой чайник, большой, литров на пять. Приходим, а там – бочки катят, вино льется. Ну, мы чайник подставили, разные вина туда набрали. Пришли домой. «Давай попробуем!» А вино сладенькое, вкусное. И мы с Толиком напились. Наши матери пришли, а мы на полу лежим, они к нам – а от нас спиртом несет, и вино в чайнике. Двое суток мы потом проспали».
    Ходил Эдик и к мыловарне. Там стояли большие цистерны, на дне которых были осадки постного масла. Мальчишка принес тогда домой полведра масла, это была настоящая радость, ведь готовили в основном на машинном масле. Ходили ребята и к железной дороге, туда, где сгорело несколько эшелонов пшеницы. «Мы эту пшеницу отправляли в Германию до последних мирных дней, наши эшелоны еще шли в Германию, а немцы уже заходили в Россию», – вздыхает Эдуард Петрович. Ребята разгребали горелую пшеницу, находили поцелее, коричневую, из нее-то и делали лепешки. Так и жили.
    «Нас, конечно, спасал Дон, – объясняет Кольцов. – Ловили раков, рыбу. А зимой мы ходили с топором туда, где были перестрелки, где лежали застреленные лошади. Мы отрубали этим лошадям ноги. А летом уже всякая трава на свет вылезала. Мне бабушка всегда говорила: «Эдик, никогда не уезжай из Ростова жить. Ростов тебя и прокормит, и сохранит». И это правда: наша земля такая».

    Свидетели «змиевского» расстрела
    Вторая оккупация Ростова была не только продолжительнее, но и страшнее. Именно тогда было уничтожено более 20 тысяч евреев в Змиевской балке. Эдуарду Петровичу, вернее, мальчишке по имени Эдик тогда довелось стать очевидцем этих событий.
    «Рядом с нашим домом жила еврейская семья. Там была девочка Сонечка, наша ровесница. Когда немцы объявили, что всем лицам еврейской национальности нужно явиться на сборные пункты с вещами для переселения в целях безопасности, в этой еврейской семье, видно, заподозрили что-то неладное. Но тогда многие поверили немцам, поверили и родители Сонечки, люди далеко не глупые, учителя, кажется. Однако что-то их беспокоило, и они попросили наших матерей – мою, Толькину и еще одного нашего товарища: «Пусть у вас поживет девочка, а мы как устроимся на новом месте, так ее заберем». Соня осталась у нас.

    13.jpg

    В то время обо мне в Нахичевани говорили так: «Ты Кольцова Эдьку знаешь? Ну, тачка у него своя». У меня был велосипед: рама, два колеса, руль и сиденье из деревяшки. Мне его отец еще до войны на толкучке купил. Тогда это была «тачка». Вот, значит, решили мы с Толиком посмотреть, как там наши евреи собираются. Сели на велосипед – и за ними. Ближайшим пунктом сбора от нас был стадион «Ростсельмаш» (сейчас «Олимп – 2»), что по 22-й линии. Когда мы туда подъехали, уже собралась толпа. Подъезжали крытые грузовики. Пишут, что евреев раздевали – это неправда. И что душегубки там были, тоже неправда. Евреи садились в эти грузовики. Мы подождали, пока «наша» семья туда залезет, заприметили машину – и за ней. Ехали-ехали и добрались до самой Змиевки. А там – два немца с автоматами, и машина с нашими евреями прошла, нам же эти немцы проехать запретили. Ну, мы взяли левее и заехали с другой, западной, стороны к этой яме. Положили велосипеды, залегли, наблюдаем. Грузовики с евреями все подъезжали и подъезжали. Вдруг подъехала еще одна крытая машина, оттуда вылезли немецкие солдаты с автоматами и начали евреев стрелять. Постреляли всех, осмотрелись: может, кто живой остался, а мы – скорей на велосипеды. Попали с испугу в «Красный город-сад», где площадь Дружинников сейчас, заблудились там и только к вечеру попали домой. Родители, конечно, уже с ума сходили. А когда мы рассказали им о случившемся, они нам наказали: «Боже вас сохрани, никому ни слова!». Вот так и попали мы с Толиком в свидетели».

    Освобождение запомнилось хлебом
    «Соединения 2-й гвардейской и 51-й армий 12–13 февраля 1943 года освободили Новочеркасск и станицу Аксайскую и к утру 14-го вышли на рубеж «Родионово-Несветайская – Волошино – Каменный Брод – восточная окраина Ростова». Ростовская группировка войск противника оказалась охваченной с трех сторон. В два часа ночи 14 февраля она начала отходить на северо-запад. Войска 28-й армии во взаимодействии с соединениями 51-й армии 14 февраля полностью очистили Ростов-на-Дону от немецко-фашистских захватчиков». Примерно так описано освобождение нашего города от немецких оккупантов в учебниках истории. Но для маленького Эдика Кольцова, как, наверное, и для других жителей, выглядело оно по-другому.
    12.jpg

    «Было очень снежно, – припоминает Эдуард Петрович. – Чтобы защититься от бомбежек, мы ночевали под кроватью. Кровати были с металлическими сетками, и на них лежали толстые перины. Говорили, что если бомба упадет, то она задержится в вате. (Кстати, кресты из газетной бумаги клеили на стеклах окон также в целях защиты: взрывная волна выдавливала стекла, и если на окне была наклеена газета, то все осколки повисали на ней, и люди не страдали.) И вот рано утром мы лежим и слышим «хрум-хрум, хрум-хрум» по снегу. Я спрашиваю у матери: «Что там? Так много идет людей», а она тоже не поймет, в чем дело. Начало светать, она подошла к окну и как закричит: «Наши!». Шли ребята-сибиряки, они все были в полушубках, с автоматами (тогда автоматы только появились), они все потом полегли под Таганрогом…
    Несколько человек зашли в наш двор, развели костер, чтобы приготовить еду. У них не оказалось соли. Она тогда была очень ценной. И мать вынесла им полстакана соли. За это они подарили ей огромный каравай хлеба, которым их угостили, когда они шли через сельскую местность. Этот каравай разделили поровну на всех детей, что были в нашем доме. Каждому досталось по краюшке. Сейчас шоколад никто не ест так, как мы тогда ели этот хлеб».

    РОСТОВ ПОД ТЕНЬЮ СВАСТИКИ
    ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ОЧЕВИДЦЕВ ОККУПАЦИИ РОСТОВА 1942 г.

    Ростов-на-Дону входил в число городов, наиболее пострадавших в годы Великой Отечественной войны. Фашисты расстреляли 40 тысяч мирных жителей, 53 тысячи угнали в Германию. Материальный ущерб исчислялся громадной суммой — 3 миллиарда 100 миллионов рублей. Были разрушены почти все промышленные предприятия, культурно-бытовые учреждения, около 12 тысяч домов было уничтожено полностью. А как же жили люди в оккупированном городе? Рассказывают очевидцы.

    А. Агафонов (журналист). Во вторую оккупацию немцы были в Ростове почти семь месяцев. Многие думали: будь что будет. Но я бы не сказал, что это была обреченность. Люди как-то приспосабливались. Не случайно все запасались продуктами. Думали как выжить.

    В. Котлярова (инженер). Вторая оккупация немцев тоже была внезапной. Самые первые впечатления, а мне в 1942-м было 8 лет, врезались в память. Немцы купаются у нас во дворе. День был жаркий, и они плескались у колонки голые. Нисколько нас не стеснялись. И еще запомнились их огромные лошади. Они их тоже мыли. Потом они поставили в Кировском сквере деревянные настилы для уборной. И тоже их не закрыли. Усядутся, выставят голые задницы. Немцы нас вообще за людей не считали.

    Л. Григорьян (поэт). По всему городу были расклеены афиши, подписанные доктором Лурье, по-моему. Немцы выбрали уважаемого человека из наших, чтобы ему поверили. Поневоле ли он на это пошел, по согласию ли — не знаю. Его, в конце концов, тоже расстреляли. Так вот в этих афишах был призыв собираться евреям на особых сборных пунктах, якобы для переселения в другое место. Приказывалось взять с собой белье, ценные вещи, а квартиры запереть. Вот важная деталь: мне рассказывали, что в Бабьем Яру расстреливали евреев не немцы, а украинские полицаи — всегда такие люди находятся. Немцы только отдали приказ. То же самое было и в Ростове. Я видел только русских в немецкой форме. В нашем доме выдали всех евреев. А некоторые шли от безнадежности, вот так пошла и моя бабушка по линии матери. Я сам видел одну такую колонну. Охрана была небольшой, убежать можно было запросто или просто затеряться среди прохожих. Но люди шли обреченно, а ведь многие знали куда их гонят. Я узнал в колонне соседа по дому. Молодой человек, красивый, высокий. Он нес на плече ребенка лет трех. Он шел, как на демонстрацию. Мою мать, она была еврейкой, мы прятали в подвале, где нас не знали. А потом ее прятали две старушки очень верующие, совсем ей незнакомые. Они понимали, что рискуют жизнью, но прятали ее, наверное, месяц. А потом маме удалось выбраться из города по фальшивому паспорту.

    Н. Королева (пенсионер). Сын Сергей, мальчишкой везде лез. Однажды он видел как вели колонну наших людей. Он пошел за ними следом, потихоньку сзади крался, не показываясь. Их привели в Змиевскую балку, поставили перед рвом, а потом он спрятался в лесопосадке. И когда стали стрелять, испугался и вернулся другой дорогой. Но домой не пошел, а зашел к товарищу и все ему рассказал. А мне ничего не говорил, боялся, что после этого не буду его выпускать из дома. Я от него все потом узнала. Еще он рассказывал о таком случае: колонну наших военнопленных положили на землю и пустили по головам танки. Он слышал хруст костей. Когда он стал поэтом, о войне практически ничего не писал. Она оставила в его памяти очень тяжелый след, но одновременно усилила и чувство гордости, справедливости.

    М. Вдовин (краевед). Старики, которые знали немцев по первой оккупации, а в 1918 году они были в Ростове полгода, рассказывали: это были совсем другие немцы. С теми можно было поговорить по-человечески, общаться как с людьми. Эти же были звери в человечьем облике. Вот так их смог «перевоспитать» Гитлер.

    Л. Григорьян. Началась обычная страшная жизнь. Мне-то что — 11 лет. Возраст бесстрашия. Я ходил совершенно спокойно по городу с ребятами. Воровали тогда в городе по-черному. Появилась всякая шваль и нечисть. Чтобы завладеть чужой квартирой и имуществом соседей убирали мгновенно. И невероятно просто. Донос — и все. Везде были развешены портреты Гитлера. Был и такой плакат: гигантский немец, настоящий викинг, сапогом бьет под задницу трех крошечных красноармейцев. Те — с такими вот горбатыми носами карикатурными, жиды-политруки. Вообще взрыв антисемитизма в наше время начался с немцев. Он где-то до этого, наверное, дремал. А война многое перевернула в некоторых людях. Поднялись чисто зоологические инстинкты. Продолжалась полоса доносов, которые культивировались у нас в тридцатые годы. Я уверен, что те же самые люди и наших фашистам выдавали. Самое страшное впечатление оставили те, кто работал на немцев или прислуживал им.

    В тоже время почти все люди стали верить в Бога. К кому же еще обращаться за помощью, если тебе на голову сыплются бомбы? При немцах открыли собор. Там раньше до этого была конюшня и склад. Я тоже тогда верил в Бога. По городу разбрасывали религиозные листовки, молитвы бросали в почтовые ящики. Сама жизнь давала импульс вере. Причем такая вера — искренняя, безоглядная не повторилась. Помню я говорил тете: «Я не умею молиться!». А Она: «Ты молись своими словами». И я стоял ночью в кровати, обливался слезами и лепетал: «Николай Чудотворец, сверши чудо — спаси моего папу!».

    В. Бондаренко (пенсионер). Постепенно мы успели осмотреться. Венгры часто насиловали, румыны обирали. Немцев мы боялись меньше. Они чувствовали свое превосходство и везде это подчеркивали. У нас жил на постое военный врач. Он, хотя и плохо, но говорил по-русски. Часто приходил вечером угрюмый и пил шнапс. Раз он наклюкался так, что мы испугались. Он взял в руки два яблока, с силой ударил одно о другое так, что они разлетелись вдребезги, и сказал: «Голова Сталина, голова Гитлера — войне капут!»

    Н. Рыбникова (пенсионер). Я видела в городе и наши листовки. Одну такую прочитала на заборе. В ней писалось о том, что фашистов скоро разобьют и к нам придет освобождение, что молодежи нужно скрываться от угона в Германию. Эти листовки вселяли уверенность в победе. То, что они расклеивались под носом у немцев, уже говорило о многом: что люди не сломлены, что они сопротивляются, и это всем остальным поднимало дух.

    Т. Хазагеров (профессор). В городе выходила немецкая газета «Голос Ростова». Сначала наши люди проявили к ней какой-то интерес. Она стоила рубль, но и вывешивалась на улицах. Газета была небольшая — один лист. Думали из нее хоть что-нибудь узнать о положении на фронте. Но там информация шла со стороны немцев, и мы ей не верили. Я сам читал «Голос Ростова» раз пятнадцать, но ничего интересного там не нашел.

    В. Лемешев (художник). Отца выдали дворовые. Его забрали в тюрьму и потом там расстреляли, хотя он был инвалидом. Мама ушла на менку и пришла только через два месяца. Нужно было жить самому. Так началась моя самостоятельная жизнь. Мы с моими закадычными друзьями: Ваней Селигениным, Володей Чеботаревым ходили на промыслы. Началось у нас добывание еды, и мы везде шастали в ее поисках. У нас ребят была коммуна. Все вместе добывали и ели вместе. Дома нас никто не ждал. В глубине нашего двора, Дома энергетиков на Семашко, была будка. Это был наш штаб. Из рогаток убивали воробьев. Иной раз и голубь перепадал. На штыках их жарили. Варили кашу. Получался роскошный харч. Нас спасала находчивость. У нас были гранаты и толовые шашки, и мы ходили на реку, на Заречную, глушить рыбу. Правда, несколько ребят из-за неосторожности погибло, покалечилось. Взрывчатка — вещь не для детей. Но учились — жизнь заставляла. Я все научился делать своими руками.

    Ю. Турбина (пенсионер). Биржа была на Большой Садовой, в здании Госбанка. Всем молодым людям надо было встать на учет и ходить на регистрацию. На учет, по-моему, брали с 14 лет. Мне было 15, и я стояла на учете. Мне подсказали как можно было избежать угона в Германию. Я на правую руку капнула соляную кислоту, а затем положила в ранку чеснок. И растравила руку. Она стала сильно болеть, и заживления практически никакого не было, организм ослаб и не мог сопротивляться. Но все равно на бирже надо было появляться. Там был врач по фамилии Селезнева. Она многих отправляла в Германию без жалости. Работала на немцев с полной отдачей. И мне она на комиссии сказала: «Ничего страшного, по дороге заживет». А у меня рана уже до кости — до сих пор шрам.

    А что такое дорога — телятники. В них в Германию увозили. Но я была везучая: заморочила голову работнику регистрации, стащила свою учетную карточку. Наш староста на 32 линии, армянин Сандавчиев, был человеком добрым и меня «прикрыл», а вскоре мне удалось с подругой уехать в деревню.

    В. Семина-Кононыхина (литератор). Сценки поведения наших людей были очень любопытны. Был у нас на улице один тип — Савва. Он ждал прихода немцев и говорил: «Это культурная нация, они научат нас жить правильно». А воды у нас не было и ходить за ней было далеко — целая мука. Немец дает Савве ведро. Говорит: «Иди за водой». Тот принес. Его еще раз послали и еще. Он с утра до вечера таскал немцам воду. И потом больше никогда о них не говорил ничего хорошего. На менку ходили все — жить-то надо было как-то. Мать, тоненькая, хрупкая, а мешки по два пуда носила. Золотой материал для обмена в деревне было мыло, спички, нитки, керосин, потом шла одежда, а взамен, естественно, продукты. Садились в поезд или машину и — куда судьба забросит.

    В. Турбин (участник освобождения Ростова). Немцы после краха под Сталинградом резко изменили свое поведение. Одни стали бояться возмездия, другие — еще больше зверствовать, как бы мстя за своих.

    А. Карапетян (инженер). Перед уходом из Ростова в 43-м немцы согнали в тюрьму много наших людей. У них заранее были составлены списки. Старосты составляли эти списки по квартирам: где живут руководители предприятий, коммунисты, активисты. В одном из таких списков, как мы узнали позже, была и моя мать, кандидат в члены партии. Людей выдавали сотрудники по бывшей работе, соседи. Система эта работала по-немецки четко. И вот всех арестованных согнали в Богатяновку. Там было расстреляно около 1500 человек. Мы бегали туда смотреть. Стоял морозец, и кровь буквально парила. Все камеры были завалены трупами. Идешь по коридору, а кровь под ногами так и чавкает. Моя мама уцелела можно сказать случайно. Немцы спешили и не всех успели разыскать. Человек ко всему привыкает: к трупам, к крови. Война вообще губительно действует на психику людей. А жизнь в оккупации калечит человека.

    От автора. Во время оккупации волею судеб над огромным количеством людей был поставлен жестокий эксперимент. Люди из одной тоталитарной системы за короткое время попадали в другую, прямо противоположную по своей пропаганде и идеологическим установкам. Еще вчера страшно даже было подумать что-то плохое о Сталине, а сегодня на заборах и стенах висели карикатуры на него. Еще вчера красовались плакаты с красноармейцем, утверждавшим, что ни пяди родной земли мы врагу не отдадим, а сегодня бравый немецкий солдат разгонял красноармейцев сапогом под зад. Что происходило в душе человека? Как переживал он эту фантастически изменившуюся реальность?

    Люди были брошены на произвол судьбы. Приходилось выживать в невероятно трудных условиях. Конечно, были герои, бравшие в руки оружие. Но большинство людей вынуждено было выживать, опираясь на собственные силы. Некоторые ломались, не выдерживали таких испытаний. Одни надеялись на освобождение, другие теряли эту надежду. Приспосабливались ко всему. Не будем спешить осуждать тех, кто проявил слабость, кто думал только о себе и своей семье. Но проклянем тех, кто выдавал невинных людей из-за мести, злобы, шкурнических интересов, за господскую подачку к холуйскому столу. Кто добровольно служил палачам, проявляя при этом еще и рвение. Поклонимся тем, кто выстоял в этом аду, кто был предан Родине, хотя бы тем, что не забыл о ней в тяжелую годину.

    В этом испытании войной проверялась природа человека, его стойкость, его дух, его нравственные качества. Человек оказался сложнее, чем долдонили в идеологическом угаре некоторые пропагандисты, упростившие жизнь до минимума, чтобы ей было легче распоряжаться и управляться людьми. Иногда — и страшнее, чем мы думали. Поэтому будем помнить: война губительна не только тем, что несет смерть и разрушение. Она еще растлевает души, оставляет глубокие рубцы на сердце человека, а порой разжигает его низменные, звериные инстинкты. Потому что люди не рассчитаны природой на такие испытания.

    http://www.info-prav-centr.com/index.php/prorostovpunkt/53-pro7/539-2011-02-09-09-28-31
    http://www.donvrem.dermartology.ru/Files/article/m7/0/art.aspx?art_id=161
     
  4. Александр 90
    Offline

    Александр 90 Фельдфебель

    Регистрация:
    1 май 2011
    Сообщения:
    50
    Спасибо:
    136
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Челябинск
    зоопрак до войны1.jpg
    Зоопарк до войны.jpg
    Ростовский зоопарк. Довоенные фото
    (взято здесь
    http://www.zoopark-rostov.ru/ )

    Большой подвиг маленьких женщин

    Во время оккупации ростовский зоопарк стал убежищем для советских солдат
    За короткую предвоенную историю, Ростовский зоопарк успел вырасти от открытого в 1927 году для массового посещения зоосада на территории школы № 3 (няне это школа № 43 на пр. Будённовском, 64), до городского Зоопарка, ставшего одним из крупнейших в стране, как по площади, так и по количеству видов животных. В 1935 году в зоопарке проводился смелый на тот момент эксперимент по акклиматизации, а в дальнейшем и промышленному разведению австралийского статуса эму. Потомством страусов Ростов обеспечил не только все зоопарки СССР, но и коллекции зоопарков Китая и Румынии. Начавшаяся война многое перечеркнуло...
    В первые дни войны в армию были мобилизованы практически все мужчины работавшие в зоопарки. Вернулись назад только двое: рабочий Денисов и заведующий аквариумом Чепелюгин. В зоопарке остались только женщины. Единственный мужчина - директор Михаил Денисов. Наверно мы никогда бы не узнали о том, что они сделали в годы войны, если бы не сотрудница зоопарка Клавдия Мирошникова, которая несколько десятилетий была сотрудником зоопарка и по совместительству стала хранительницей его истории, организатором Музея Ростовского зоопарка.
    - Первая оккупация была короткой и не сильно повлияла на жизнь обитателей и работников зоопарка, - рассказала Клавдия Константиновна. - Немецкие войска входили в Ростов по Таганрогскому тракту, который как раз проходил вдоль забора зоопарка. А немного ранее сотрудники зоопарка видели как по этой же дороге отступали наши солдаты. Многие были ранены и шли из последних сил.
    Сотрудница зоопарка Денисова и еще несколько человек укрыли в зерновом амбаре 28 красноармейцев которые отстали от своей части. Одного из раненых спрятали в кормушки антилопника, а работница хищного отдела Ефросинья Нестеренко укрывала тяжелораненых бойцов в подвале своего дома.

    Спасая людей

    Историю о том что на территории зоопарка во время второй оккупации прятали наших бойцов слушал любой, кто хоть немного интересовался историй в Ростова. Вот только ни имен, ни фамилии женщин, которые с риском для жизни делали это, не знает никто. Клавдия Константиновна помогла нам узнать подробности этой истории и фамилии маленьких героинь большой войны пусть и не всех.
    - Во время второй оккупации на территории зоопарка расположилась немецкая часть, - рассказала Клавдия Мирошникова. - Я думаю что это было одно из тыловых подразделений СС которое занималось расстрелом людей в Змеевской балке. Многие сотрудники зоопарка жили на территории и слышали выстрелы доносящиеся оттуда, видели как гонят мимо зоопарка колонны жителей, в основном евреев. И в тоже время, они прятали в вольере с турами семерых красноармейцев.
    Семеро саперов, получив задание заминировать и уничтожить железнодорожный мост, взорвали его прями у немцев под носом. Отступая они вышли на территорию зоопарка где от работников узнали, что немцы уже в городе и лучше им остаться пока здесь, а там может и выбьют врага из города быстро, как было в 41-м... Ожидание растянулось на долгие месяцы. В начале 90-х когда единственная из тех кто укрывал красноармейцев Александра Егорова была еще жива и Клавдия Константиновна запасла ее рассказ о том времени.
    Из воспоминаний сотрудницы зоопарка Александры Егоровой: «Красноармейцы - саперы укрылись в Турьей горке (искусственной скале с пещерой). Там в каменном подземелье и жили несколько месяцев наши солдаты. Сотрудники зоопарка носили им каждый день воду и еду. Укладывали кашу в посуду засыпали сверху овсом и несли копытных кормить. А кашу отдавали бойцам. Такая конспирация. Дело усложнялось тем что в зоопарке стояла немецкая часть. Солдаты жили в палатках, офицеры в служебных помещениях. Я помню фамилию только одного бойца - Федорчук и помню, что двое были родом из Новочеркасска.»
    К слову Турья горка один из немногих объектов зоопарка сохранившихся в первозданном виде. Ее и сейчас можно увидеть такой какой она была летом 1942 года.

    Защищая животных

    Во время войны зоопарк по понятным причинам не снабжался, ни продуктами, ни деньгами, ни материалами для ремонта. По сути поддержание порядка в огромном хозяйстве легло на сотрудников - женщин и их детей.
    - Животных спасали как могли, - рассказывает хранитель истории. - Птиц разобрали по домам. Обезьян держали в подвале административного здания, чтобы они не замерзли. На обогрев шло все, что горело. Вначале был разобран деревянный забор по периметру территории. В районе Змеевской балки в бою погибло много лошадей и их трупы лежали на склонах. Вот этих лошадей таскали в зоопарк на корм хищникам. Когда появилась немецкая коптильня, пришлось заниматься мелким воровством. Таскали у немцев отходы от мясного производства все тем же хищникам.
    В один из дней убирая у клетки с медведем, работница Иваненко увидела как немецкий солдат достал пистолет и направил его на косолапого. Девушка кинулась к немцу и загородив собой медведя, что есть силы крикнула: «Не сметь!». Немец опешил. Неизвестно чем бы закончилась эта история, но на крик вышел немецкий офицер. Узнав в чем дело, он жестко отчитал солдата и извинившись перед фройлян удалился.
    - Немецкие солдаты как-то решили убить оленя и съесть, - рассказала Клавдия Константиновна. - Захотелось им оленятены. Их разговор услышал директор зоопарка который хорошо понимал по-немецки. Он измазал шеи животных солидолом, залил зеленкой, а на вопрос, что с оленями отвечал немцам, что они больны очень заразным заболеванием.
    Единственное животное которое было убито немцами - молодой верблюжонок. Он голодный увязывался за любым человеком в надежде на то, что тот его покормит. Так он стал ходить за немецким солдатом. Тот с испугу залез на дерево, но верблюжонок не отходил. Тогда немец застрелил его.
    К освобождению Ростова в зоопарке насчитывалось 47 животных выживших благодаря ежедневной работе сотрудниц зоопарка, совершавших свой маленький подвиг для будущих поколений ростовчан. К сожалению они не смогли сохранить аквариум, погибли и все пресмыкающиеся и земноводные. Единственный выжившим был крокодил Мишка. Сейчас в ростовском зоопарке содержатся свыше 5000 животных, относящихся к более 400 видам.

    Алексей ОПРЫШКО
    Газета «Ищу тебя»
     
  5. Александр 90
    Offline

    Александр 90 Фельдфебель

    Регистрация:
    1 май 2011
    Сообщения:
    50
    Спасибо:
    136
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Челябинск
    С приходом немцев и началом второй оккупации немцы открыли в городе несколько казино. Одно из них находилось в подвале на Газетном (там где после войны находились долгие годы туалет), а другое в гостинице «Ростов» которую немцы быстро переоборудовали в «Зольдатенхауз» или проще говоря гостиницу для военнослужащих.
    - В гостинице «Ростов» был бардак «Золдатенхауз», - рассказывал донской краевед Михаил Вдовин. – Эта надпись была долго на здании. После освобождения наши несколько раз закрашивали эту надпись. Дождь пойдет – опять на фасаде - «Золдатенхауз».
    В «Ростове» жили в основном солдаты и офицеры пребывшие по делам службы. Личный состав частей, которые находились в Ростове, был расквартирован в городе на квартирах. Одним из командированных был немецкий офицер Курт Майзель.
    - Это было мое второе посещения Ростова, - после войны вспоминал он. - Теперь я чувствовал себя увереннее, прогуливался по городу, иногда посещал рынок у собора с разбомбленной колокольней. В отличии от первой оккупации 41-го года горожане уже как то привыкли к нам, общались и чувствовалось, что они как то приспосабливаются к жизни.
    Все закончилось 14 февраля 1943 года когда город был освобожден. Постояльцы «Зольдатенхауза» покинули город. Точнее те кто успел. А вот один из постояльце так и остался лежать убитый перед зданием отеля где его и запечатлел для истории фронтовой фотокорреспондент Эммануил Евзерихин ну, а заодно и гостинцу «Ростов».

    rnd_dg_crq0zf1gd40gk0sskoosgcks8_ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4_th.jpg
     
    Юниор, Wolf09, Пашка и 2 другим нравится это.
  6. Дождевой Земляк
    Offline

    Дождевой Земляк Команда форума

    Регистрация:
    26 апр 2014
    Сообщения:
    6.798
    Спасибо:
    16.473
    Отзывы:
    293
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Смоленская губернiя
    Интересы:
    Реставрация
    Юниор нравится это.
  7. Александр 90
    Offline

    Александр 90 Фельдфебель

    Регистрация:
    1 май 2011
    Сообщения:
    50
    Спасибо:
    136
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Челябинск
    Я ссылаюсь на рассказ краеведа Вдовина. В немецком не силен. Точнее его не знаю. Если и перевожу воспоминания немцев то изданные на английском. К слову посмотрите на фото. Ниже написано HAUS ROSTOW. Значит не только клуб но и гостиница. Я правильно понял?

    во время отдыха после уличных боев в Ростове.jpg
    Бойцы штурмовой группы. Ростов-на-Дону.



    Проспект Буденовский. Ростов-на-Дону, 1942-й год.jpg
    Таганрогский (ныне Буденовский) проспект.

    Прочитав интернет-энциклопедию «Википедия», можно сделать вывод, что летних боев за Ростов ... как бы и не было! Официальная история отмечает: «24 июня 1942 года в Ростов вошла 17-я армия вермахта. На этот раз советские войска не оказали врагу сопротивления, что было отмечено в тексте известного приказа НКО № 227 «Ни шагу назад», и сдали город без боя». Но если внимательно изучить не советские, а немецкие источники, то получается немного не так. А точнее – совсем не так: сама дата, указанная во всех учебниках и книгах, вызывает вопрос. Везде пишется, что Ростов войска оставили 24 июля. А по воспоминаниям командира 421-го пехотного полка Альфреда Рейнгарда в этот день в центре города шли ожесточенные бои. Уличные бои не утихали 50 часов, и солдаты штурмовых групп вышли к Дону только 25 июля.
    Ростов интересовал немцев прежде всего из-за моста через Дон. Его захват открывал дорогу на Кавказ. Части вермахта и СС, прорвав внешнюю линию обороны города, вышли на северные и западные окраины утром 23 июня. Мотоциклисты 13-й танковой дивизии получили задачу захватить мост. Не ввязываясь в уличные бои, они вышли к северному берегу Дона, но, заблудившись в промышленных кварталах, оказались значительно восточнее автодорожного моста. Пока мотоциклисты нашли дорогу, попутно вступая в скоротечные схватки с советскими войсками, прошло время. Во второй половине дня на глазах немцев, считавших что приказ командования выполнен, мост взорвали.

    Оборона

    Центр города был хорошо подготовлен для обороны. Крупные проспекты перегораживали толстые баррикады из булыжника. Боковые улицы перекрывались массивными кирпичными заграждениями. В окнах и на балконах, заложенных мешками с песком, оборудованы пулеметные гнезда. На крышах и чердаках располагались замаскированные лежки снайперов. При такой обороне негде было развернуться танковым частям, и рассчитывать на легкую победу не приходилось.
    Это было место битвы штурмовых команд. Бой шел за каждый дом, каждый подвал, каждую улицу. В центре Ростова вели бой солдаты полка которым командовал Альфреда Рейнгарда. В отчете об операции Рейнгард писал: «Сражение за центр Ростова велось беспощадно. Защитники его не желали сдаваться в плен, они дрались до последнего дыхания, и даже раненые вели огонь из своих укрытий до тех пор, пока не погибали. Наших раненых нам приходилось прятать в бронетранспортеры и выставлять охрану, иначе мы находили их зарезанными или забитыми до смерти».

    Проспект

    Самые ожесточенные бои, как вспоминают немецкие солдаты, шли на Таганрогском проспекте (ныне Буденновский), который вел прямо к мосту через Дон. Здесь немцам приходилось постоянно останавливать движение. Хорошо замаскированные пулеметчики и снайперы наносили серьезный урон пехоте противника. Командир штурмовой группы майор Ортлиб вспоминает: «Улицы окутывали пыль, дым и искры, летевшие от горящих зданий. Прижимаясь к стенам домов, я перебежками направлялся к большой баррикаде. Дав сигнал вывести вперед полевую гаубицу, я отдал приказ «срезать» все балконы. Расчет начал обстреливать все подозрительные точки: дымоходы, полуподвалы, заваленные мешками балконы. А по мостовой вновь и вновь стегали очереди из станкового пулемета «Максим». В итоге Рейнгард вызвал на помощь пехоте несколько танков из 13-й ТД. Под прикрытием брони вперед пошли малые штурмовые команды…».
    В районе старого города и порта на узких улочках места для танков уже не было. Как не было места и для пушек. Здесь часто вспыхивали рукопашные схватки. Солдаты ползком сближались друг с другом. Они слышали дыхание врага, клацанье затворов, переговоры на русском и немецком. Командир взвода унтер-офицер Риттманн рассказывал: «На другой стороне дома рычал огнемет. Взрывались ручные гранаты. Крик раненого неожиданно громко и пронзительно звучал в зловещем грохоте боя:
    — Санитара, санитара…
    Деревянные дома пожирал огонь. Из-за дыма сражаться становилось еще труднее, несмотря даже на то, что благоприятный для нас ветер гнал его к реке. Когда мы вышли к линии «D», уже стемнело. Ночь прорезали пулеметные очереди. Солдаты лежали среди деревянных построек и куч мусора».
    Утром, возобновив наступление, немецкие войска вышли к Дону.
    Полковник Альфред Рейнгард: «Подобных сражений, как за Ростов, до тех пор никто не вел. Такие бои разгорелись бы, наверное, на улицах Москвы или Ленинграда, если бы немцам удалось войти туда».
    Даже враг признает, что бои в центре Ростова были для них очень тяжелыми. Говорить же о том, что город оставили без боя, - значит предать забвению подвиг защитников Ростова. И последний штрих: при захвате донской столице вермахт потерял убитыми и ранеными более двух тысяч солдат и офицеров. Не многовато ли для города, который сдали, не обороняясь?

    Алексей ОПРЫШКО
    «Газета Дона» №30 (554) 29 июля 2009 года


    Буденовский проспект немцев прикрывает артиллери..jpg
    Таганрогский (ныне Буденовский) проспект.
     
    Последнее редактирование модератором: 3 авг 2014
    Юниор, Wolf09, Пашка и ещё 1-му нравится это.
  8. Александр 90
    Offline

    Александр 90 Фельдфебель

    Регистрация:
    1 май 2011
    Сообщения:
    50
    Спасибо:
    136
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Челябинск
    Вилли Кубек. Передовой отряд смерти. Фронтовой дневник разведчика Вермахта 1942–1945

    23 июля 1942 г

    Постовой охранения поднимает нас в 5 часов утра. И снова над нами летят бомбардировщики. Около 8 отправляемся в дорогу, приходится преодолевать глубокий противотанковый ров. Останавливаемся у ростовского аэродрома.
    Нашему взору представляется любопытная картина — на Ростов-на-Дону один за одним летят наши бомбардировщики, иногда штурмовики или истребители.
    Судя по всему, большая часть русских самолетов уничтожена в результате массированных атак наших люфтваффе, во всяком случае, их нет и в помине.
    Однако русские зенитчики ведут ожесточенный огонь. И наша артиллерия беспрерывно палит по городу. Мимо проходят автоколонны, направляясь прямо в город.
    Сегодня снова пришлось сооружать противоосколочные щели, но русская артиллерия помалкивает. Мы едим, потом умываемся, приходится при этом экономить воду, и тут снова команда: «Разведгруппе унтер-офицера Ваака подготовиться к маршу!»
    Нам приказано выехать в подвижный дозор.
    Приходится проехать чуть назад, потом свернуть вправо. Примерно через 5 километров встречаем бойцов дивизии СС «Викинг». Чуть правее наступает 73-я пехотная дивизия.
    Мы едем напрямик через поле примерно 8 километров, с небольшой возвышенности обозреваем село, где отчетливо видны отступающие русские. Проезжаем еще кусок и с возвышенности наблюдаем за атакой наших танкистов.
    Всего мы передали в штаб батальона 9 донесений о результатах наблюдения.
    После этого проезжаем еще несколько километров. Двигатель нашей машины снова перегревается — старая история! — и мы вынуждены остановиться. Унтер-офицеру Вааку, старшему нашей разведгруппы, приходится в одиночку ехать дальше на командирской бронемашине.
    Уже около 12 часов мы встречаемся с ним на широком, ровном шоссе, ведущем в Ростов-на-Дону. Проезжаем немного вперед, потом сворачиваем на засеянное овсом поле и по радио — запрашиваем дальнейшие инструкции.
    Мимо непрерывно движутся машины и техника частей ваффен-СС. По шоссе следует большая колонна 73-й пехотной дивизии. Со всех сторон ведет огонь наша артиллерия. В воздухе гудят самолеты — бомбардировщики, в том числе, и пикирующие, в одной группе я насчитал до 20 машин, далее истребители и штурмовики. Русское орудие выпускает по колонне ваффен-СС с десяток снарядов.
    Мы же пока выжидаем, поэтому, чтобы не было скучно, перелистываем книги и газеты.
    Около 20 часов получаем приказ возвращаться. Едем назад прежним путем, приходится останавливаться и охлаждать перегревшийся двигатель.
    Когда мы выезжаем на ведущее в Ростов-на-Дону шоссе, уже начинает темнеть. Нашей роты на прежнем месте не обнаруживаем, по радио выясняем, что она уже на новом месте, а именно на ростовском аэродроме.
    Целый час ищем роту, рыская в темноте по дорогам, и в конце концов находим ее. Страшно проголодались.
    Нас кормят перловым супом, консервированной колбасой, сливочным маслом и выдают несколько штук сигарет. В 22 часа ложимся спать.

    24 июля 1942 г

    И снова подъем в 5 утра. Оксенфарт раздобывает для нас ведро воды — хоть можно умыться по-человечески.
    Узнаем, что наш оберлейтенант Айк как выехал вчера вечером в Ростов-на-Дону на 4-й бронемашине, так до сих пор и не вернулся.
    Солнце основательно припекает, поэтому облачаюсь в спортивные штаны и тщательно чищу оружие.
    К нам присоединяются словаки.
    Аэродром выглядит дико. Едва я забрался в какую-то наполненную водой огромную бочку освежиться, как скомандовали: «Приготовиться к маршу!»
    Второпях одеваюсь, и мы пускаемся в путь. Проезжаем немного по главному шоссе, потом уже на въезде в город сворачиваем вправо, делаем солидный крюк и останавливаемся в каком-то пригороде Ростова-на-Дону, лежащем прямо на берегу Дона.
    Наша бронемашина снова забастовала, поэтому вынуждены остановиться и дать двигателю остыть.
    Ребята из ваффен-СС, прибывшие чуть раньше нас, уже отправились раздобывать съестное.
    Один из них возвращается с ведром абрикосов. Мы с Бюссом тоже решаем набрать фруктов и, увидев согнувшиеся под тяжестью плодов ветви, лишаемся дара речи. Абрикосы висят просто гроздьями, как виноград. Набираем несколько килограммов абрикосов и, наверное, с килограмм помидоров.
    После этого продолжаем путь. Впереди баррикада из бетонных блоков и узенький проезд. Рядом бетонный дзот с 15 амбразурами.
    Проехав с полкилометра, встречаем нашу роту, расположившуюся в огромном саду. Уже полдень, иду забрать обед — сладкую шоколадную лапшу.
    Ниже несет воды Дон. Ширина реки в этом месте достигает 300 метров. Мы расположились как раз у самого узкого места реки — здесь ширина ее не более 150 метров. Действует паромная переправа.
    Узнаем, что наш оберлейтенант Айк отправился вчера на 4-й бронемашине через весь город захватить мост, но мост оказался взорван. Паромную переправу удалось спасти и еще между делом здорово всыпать отступавшим русским.
    У реки одиноко застыл «Т-34». В Ростове-на-Дону повсюду бушуют пожары. Наша артиллерия ведет непрерывный обстрел города, — в особенности достается расположенному на другом берегу Дона Батайску, где засели русские.
    В самом Ростове-на-Дону оборона состоит в основном из ополченцев.
    Почти все улицы города перегорожены бетонными дотами, стреляют отовсюду. Русские намеренно пропускают нашу технику, чтобы потом беспрепятственно обстреливать следующих за ней наших пехотинцев.
    Наши танки сумели прорваться лишь на отдельных главных магистралях города.
    Венте притаскивает на буксире изрешеченную пулями легковушку, в которой ехал наш военный корреспондент. Из ехавших в машине никто, к счастью, не пострадал.
    Поев, умываюсь, потом мы на тросе подтягиваем вверх по очень крутому склону (50 %) нашу легкую бронемашину. В роли тягача выступила наша полевая кухня. Правда, пришлось надежности ради воспользоваться не одним тросом, а добрым десятком.
    После этого нам приказано доставить боеприпасы к парому. Приказ исходит из штаба батальона.
    Над нами десятками проносятся пикирующие и обычные бомбардировщики. Рев такой, что хоть уши затыкай.
    А четыре штурмовика вообще решили пройти на бреющем.
    Выданное сегодня довольствие: галеты, полбанки тушенки, жиры, сигареты.
    Приносим из дощатой хибары, в которую попал снаряд, уцелевшие стол и несколько стульев.
    С 20 до 23 часов стою в боевом охранении. Теперь, когда стемнело, пожары в городе выглядят еще более зловеще. Со стороны города доносится непрерывная стрельба.
    К переправе направляются части 73-й пехотной дивизии, от гула двигателей уже голова не варит. Безмерно рад, когда приходит смена. Я сразу же ложусь спать и сплю, пока дождь не разбудил меня. Я быстро прячусь от него в остатках деревянной хибары, а когда дождь перестал, снова ложусь спать на землю.
    Внизу, на берегу Дона, совсем неподалеку, завязывается ожесточенная перестрелка. Но я так хочу спать, что уже не обращаю внимания даже на это.

    25 июля 1942 г

    В 5 утра меня поднимает постовой, но встаю я только в 6 часов, умываюсь, после этого завтракаем.
    Я первым узнаю о гибели лейтенанта Шендельдиля. Довольно многочисленная группа отступающих русских сегодня ночью сумела прорваться через Дон и атаковала наше пока еще слабое предмостное укрепление. Впрочем, большую часть солдат противника перестреляли чуть ли не в упор.
    Сегодня с утра снова переполох. Артиллерия гремит беспрерывно. В небе гудят бомбардировщики, все они утюжат Батайск. В городе стало заметно тише.
    Мой водитель вместе с ремонтниками корячится с двигателем, я чищу пулемет и орудие.
    Семеро человек из нас отправляются на откос, где у самого Дона предстоит вырыть могилу для лейтенанта Шендельдиля и ефрейтора Лангханса.
    К полудню возвращаемся, я заранее раздобыл ведро картошки, и теперь ее срочно надо помыть. Местные женщины из близлежащих домов чистят картошку, а я тем временем приношу из полевой кухни картофельный суп. После жарю картошку, благо сливочного масла у нас сколько угодно — Вайне где-то сумел раздобыть. Картошка готова, я сходил нарвать целый котелок вишен для полевой кухни — повара обязали всех принести им по котелку ягод.
    Затем я нарвал и отварил целую кастрюлю абрикосов, жаль только, что без сахара.
    Между тем возвращается наша отремонтированная бронемашина. Быстро устанавливаю пулемет и заодно прочищаю орудийный ствол. За это время вскипает вода — я решил умыться по-настоящему, горячей водой, потому как несусветно грязный. Некуда деться от пыли, поднимаемой проезжающим мимо транспортом.
    Умывшись, иду к Варзлику подстричься, больше зарастать уже нельзя. Так и проходит первая половина дня. Тут мне сообщают, что мне и еще восьмерым нашим бойцам предстоит к 17.45 прибыть на похороны лейтенанта Шендельдиля и ефрейтора Лангханса. Таков приказ лейтенанта Ревершона фон Боха. Ужин, таким образом, накрывается медным тазом, мне предстоит одеться по форме и до блеска надраить сапоги и ремень.
    В конце концов, мы ждем до 19 часов, то есть до прибытия лейтенанта Барца, адъютанта и начальника нашей финчасти. Спускаемся к могиле при касках. Оберлейтенант Мильке произносит надгробную речь, потом мы забрасываем могилы землей. Около 20 часов возвращаемся.
    Группу из нашей роты отправили за боеприпасами для батальона. Только сейчас выдается возможность отужинать, едим суп с манкой и вишнями, пьем вишневку собственного производства (нашего повара Хоппе).
    Радисты из части ваффен-СС транслируют для нас веселую музыку. Разудалые мелодии плохо вяжутся с тем, что нам предстоит.
    Около 21 часа ложусь спать.
    Однако ночью поднимают всю нашу похоронную команду — перетаскивать раненых. Пожары в Ростове-на-Дону продолжаются, но вот стрельба поутихла.
     
    Wolf09 и Дождевой Земляк нравится это.
  9. Дождевой Земляк
    Offline

    Дождевой Земляк Команда форума

    Регистрация:
    26 апр 2014
    Сообщения:
    6.798
    Спасибо:
    16.473
    Отзывы:
    293
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Смоленская губернiя
    Интересы:
    Реставрация
    Александр90, Думаю автору (Вдовину), виднее.. Пусть это останется на его совести.)
     
  10. Wolf09
    Offline

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    10.176
    Спасибо:
    47.779
    Отзывы:
    650
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
  11. Wolf09
    Offline

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    10.176
    Спасибо:
    47.779
    Отзывы:
    650
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    111.jpeg
    Внимание,опасайтесь венерических заболеваний в Ростове

    333.jpg

    03.jpg
    1942 год. Казаки на улицах Ростова на Дону.
     
  12. haenel
    Offline

    haenel Завсегдатай SB

    Регистрация:
    24 мар 2012
    Сообщения:
    291
    Спасибо:
    356
    Отзывы:
    12
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Россия ,Москва и область
    Интересы:
    есть
    Бродяга! поздравляю ! прекрасные Архивы ! Особенно немецкие дневники :soldiers:
     
    Юниор нравится это.
  13. Александр 90
    Offline

    Александр 90 Фельдфебель

    Регистрация:
    1 май 2011
    Сообщения:
    50
    Спасибо:
    136
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Челябинск
    В некоторых воспоминаний немецкий солдат и офицеров воевавших в Ростове встречаются утверждения что город обороняли войска НКВД. Награждают их эпитетами «сталинская гвардия», «СС Сталина», «фанатики», «политические стражи большевицкого режима», «ударные части красных» и прочие. Короче, ребята эти, по воспоминаниям немцев, были жуткими, подготовленными, коварными и преданными режиму. Самое смешно что никаких коварных НКВДешников в Ростове во время боев не было. Точнее они были, но в Ростове солдаты войск НКВД были представлены только усиленным взводом. Все что осталось от расквартированного в Ростове 320-го конвойного полка НКВД. 320-й конвойный полк НКВД покинул Ростов еще до начало боев в городе. Так что город обороняли армейские части. Именно они и сражались на улицах с упорством которое немцы почему-то приписывают войскам НКВД.
    19 июля 1942 года из состава полка был выделен конвой для этапирования зеков из Ростовский и Новочеркасской тюрем. Остатки полка - 1, 3, 9 роты, пульроты, музвзвод, взвода связи, службы и командования полка в количестве 354 человека выступили из Ростова 2 00, 21.07.1942 года пешим порядком в направлении станции Каяла. Имущество полка вывезено автотранспортом.
    Выдержка из Донесения врио комполка капитана Мурзина от 25.07.1942г
    Доклад о ходе передислокации 230 полка из г. Ростова в г. Армавир: «...20 июля для охраны УНКВД был выделен усиленный взвод - 74 человека. Из них 48 человек из взвода ПТО и ПВО, из полка 6 снайперов, 6 ручпулеметчиков при 3 пулеметах, 12 стрелков, повар и шофер с машиной. Взвод оставлен в Ростове, боеприпасами и питанием обеспечен на 10 дней.
    23.07.1942 года группа вражеских танков прорвалась в Ростов-на-Дону на Буденовский проспект где была уничтожена. Вслед за этим началось полномасштабное наступление мото-пехоты. Идут бои на окарине города. Взвод Макаревича прикрывал отход управления УНКВД заняв оборону в районе городского банка и второй группой побережье дона по указанию начальника УНКВД. Для установления связи с Макаревичем в Ростов-на-Дону выслана группа из Армавира в составе 2-х человек во главе с командиром отделения....»
    К слову о 320-м полке есть много интересной информации. Даже фантастических мифов. Мой любимый о том, что бойцы полка стойко обороняли Зеленый остров из-за того что там потерпела крушение летающая тарелка (!) и остатки ее вывезти не успели. И вот чтобы немцем она не досталась они там и стояли насмерть.

    НКВД.jpg
     
  14. Александр 90
    Offline

    Александр 90 Фельдфебель

    Регистрация:
    1 май 2011
    Сообщения:
    50
    Спасибо:
    136
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Челябинск
    В 80-х годах прошлого века документалисты ГДР сняли документальный фильм "Ростов-на-Дону в годы Великой Отечественной войны". Кому интересно. Скачать его можно здесь: http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3541392
     
    Последние данные обновления репутации:
    Юниор: 1 пункт (За отличную тему!) 16 апр 2015
    Wolf09, Юниор и Дождевой Земляк нравится это.
  15. Wolf09
    Offline

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    10.176
    Спасибо:
    47.779
    Отзывы:
    650
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского


    1.jpg
    Ростов-на-Дону. Август 1942 года

    13.jpg
    Большая Садовая. Вдали видно здание Сбербанка.

    20.jpg
    Базарная площадь

    15.jpg
    Гостиница

    26.jpg
    Вход на Центральный рынок со стороны Буденновского во время оккупации Ростова гитлеровскими войсками.
     
    PaulZibert и Дождевой Земляк нравится это.

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)