Отечественная война 1812 года в пределах Смлоленск

Тема в разделе "Наполеоновские войны 1799 - 1815", создана пользователем pan67, 22 янв 2011.

  1. Планше
    Offline

    Планше Завсегдатай SB

    Регистрация:
    9 янв 2011
    Сообщения:
    1.715
    Спасибо:
    1.277
    Отзывы:
    15
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Батарея Раевского
    Интересы:
    наполеоника
     
  2. Клюгенау
    Offline

    Клюгенау Фельдфебель

    Регистрация:
    16 ноя 2010
    Сообщения:
    35
    Спасибо:
    1
    Отзывы:
    0
    Из:
    -
  3. Pavel
    Offline

    Pavel -

    Регистрация:
    31 авг 2009
    Сообщения:
    554
    Спасибо:
    149
    Отзывы:
    8
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г. Москва
    Интересы:
    История Поречского уезда
    На встрече НГ уже не помню с кем зашел разговор об актуальности темы 1812 года на территории Поречского уезда. beer :D
    А что там могло быть, какие события происходили? Подробный ответ на эти и ряд других вопросов, надеюсь, мне удалось найти в местной прессе:
    П.Конашенков/Исторический очерк "На подступах к Смоленску" - газета "Поречанка", 19 и 26 февраля 2010 года, С.3.

    "Приближается юбилейная дата – 200 лет Отечественной войне 1812 года. В краеведческом музее г. Демидова Смоленской области в 2009 году обратил внимание на карту боевых действий русских и французских войск в кампанию 1812 года. Эту карту видели многие из вас, она часто публикуется в учебниках истории Отечества для средней школы. На ней две отступающие русские армии, первая – от Витебска, а вторая – от Могилева, соединяются под Смоленском и дают бой авангарду Великой Армии императора Наполеона Бонапарта под Красным. Далее отмечено Смоленское сражение, после которого отступление до полей Бородина, «решившего судьбу Москвы и всей России». Но это оценки потомков, современники же думали иначе. В «Записках о 1812 годе» историка того времени С.Н.Глинки (1775-1847) есть такие строки: «весть о занятии Смоленска Наполеоном, оставленного русскими войсками в пожарном пламени и в дымящихся развалинах, эта весть огромила Москву. Раздался по улицам и площадям гробовой голос жителей: «Отворены ворота в Москве!» Началось переселение из городов, уездов, из сел и деревень. Иные ехали и шли; а куда? Куда бог поведет». Для многих поколений русских людей Смоленск всегда оставался воротами к Москве, а, следовательно, судьба Москвы и судьба России не раз решалась именно под его древними стенами.
    Важное стратегическое значение в Отечественной войне 1812 года, особенно в период обороны Смоленска, играли земли Поречского уезда Смоленской губернии, являвшиеся для Великой Армии Бонапарта перекрестьем дорог на Москву и Санкт-Петербург. События, происходившие в июле-августе 1812 года в Поречском уезде, серьезно влияли на выработку дальнейшей стратегии командующего 1-й Западной русской армией генерала от инфантерии Михаила Богдановича Барклая-де-Толли (1761-1818) по ведению боевых действий. Нет, Бонапарт не был в Поречье, здесь не происходили судьбоносные сражения, но весь период июля-августа 1812 года внимание М.Б.Барклая-де-Толии было постоянно приковано к этому уездному городу. Что же происходило на поречской земле с 14 июля по 15 августа 1812 года?
    Итак, вечер 14 июля 1812 года. 1-я Западная русская армия стоит лагерем под Витебском, два дня провела в сраженьях с неприятелем и на третий день вновь готова дать бой войскам Бонапарта, 2-я Западная русская армия руководимая генералом князем Петром Ивановичем Багратионом (1750-1812) отступает от натиска корпуса маршала Луи Никола Даву (1770-1823) из-под Могилева. В ночь с 14 на 15 июля Барклай-де-Толии получает сообщение от князя Багратиона о движении его к Смоленску: «Князь писал, что, не могши пробиться к Могилеву, он нашелся принужденным перейти Днепр, дабы взять направление к реке Сожи. В следствие сего известия, намерение дать сражение, принятое единственно с тем, чтобы не потерять сообщений своих со Второю армиею, которую предполагали уже при Орше, было остановлено, и Барклай-де-Толли решился отступить к городу Поречью, дабы иметь всегда возможность предупредить неприятеля у Смоленска». До вечера 15 июля 1-я армия демонстрирует готовность к сражению, после чего начинается ее отступление по дорогам на Рудню и Поречье.
    Наступил день 16 июля 1812 г. В своем двухтомном труде «История нашествия императора Наполеона на Россию» Д.П.Бутурлин (1790-1849) так описывает события этого дня: «Российская армия продолжала свое отступление. Левая колонна прибыла к местечку Яновичам, Главнокомандующий со среднею колонною к местечку Колышкам, а правая колонна к Лиозно. – Необыкновенное искусство, с коим граф Пален (Петр Петрович фон дер Пален 1778-1864 – прим. авт.) накануне прикрывал отступление армии, позволяло ей произвести сие движение в столь удивительном порядке, что французы, потерявшие следы ее, несколько времени находились в совершенной неизвестности о направлении, взятом Россиянами. Наполеон принужден был делать распоряжения свои наугад, в том предположении, что генерал Барклай-де-Толли не мог отступить иначе как к Смоленску, дабы стараться войти в соединение с князем Багратионом. В следствие сего, три пехотные дивизии корпуса маршала Даву получили приказание идти по дороге к Баби-новичам, на соединение с остатком своего корпуса. – Корпус маршала Нея двинулся через Белово в Веледичам. Наполеон с гвардиею занял город Витебск. Король Неаполитанский (маршал Франции Иоахим Мюрат 1767-1815 – прим. авт.) с кавалерийскими корпусами Генералов Нансути и Монбрюна и одним батальоном легкой пехоты преследовал арьергард графа Палена по большой дороге в Поречье. Корпус Вице-короля Италианского (вице-король Италии Эжен Роз де Богарне 1781-1824 – прим. авт.) назначен был для поддержания Короля Неаполитанского. – Граф Пален, медленно и в наилучшем порядке отступавший из одной позиции в другую, до Гапоновщины, скрыл при сем селении засаду, которая и успела совершенно разбить семь эскадронов, составлявших передовые войска неприятельского авангарда. – Король Неаполитанский и Вице-король остановились при Гапоновщине». В тот же день авангард кавалерии Наполеона совершает нападение на г.Велиж, в воспоминаниях начальника штаба 1-й Русской Армии генерала от артиллерии Алексея Петровича Ермолова (1776-1861) эта атака нашла свое отражение: «Неприятель с несколькими эскадронами ворвался в город Велиж, изрубил часть рекрут построенного на площади баталиона и, рассеявши прочих, захватил мост чрез реку Двину. Проходивши из Невеля с восемью баталионами рекрут штаб-офицер, имея сведения о близости французов, расставил в городе караулы, строго смотрел за исправностию их, всю ночь держал баталион под ружьем, а патроны укладены были в возах и ни одного на людях! Прочие все баталионы, бывши на правом берегу, уклонившись с дороги, избежали поражения. Неприятель истребил один артиллерийский небольшой парк на 166 лошадях, по худому их состоянию отставший от прочих. Посланный за сим парком из Поречья артиллерии полковник Тишин едва спасся бегством».
    17 июля 1812 г. левая и средняя колонный 1-й Армии соединились у г.Поречья, туда прибыл Главнокомандующий генерал М.Б.Барклай-де-Толли: «Генерал Дохтуров должен был идти туда же, но Главнокомандующий, уведомившись, что неприятель обратил значущие силы к Смоленску, приказал Дохтурову следовать прямо к сему городу, дабы прикрыть сей пункт, тем важнейший, что потеря оного замедлила бы соединение обеих Российских армий на неопределенное время. В следствие сего, Дохтуров перешел к местечку Рудне. Король Неаполитанский с своею кавалериею и пехотною дивизиею генерала Брусье продолжал преследовать графа Палена, по дороге к Поречью. Вице-король Италианский с остатком своего корпуса прибыл в город Сураж. – Поелику неприятель сильно теснил графа Палена, то генерал Барклай-де-Толли и подкрепил его 2-м кавалерийским корпусом».
    Офицер-артиллерист 4-го пехотного корпуса генерал-лейтенанта графа А.И.Остермана-Толстого (1770-1857) и получивший под Витебском и первое ранение, и первую награду, будущий артиллерии генерал-майор И.Т.Радожицкий (1784-1861) в книге «Походные записки артиллериста с 1812 по 1816 г.» вспоминает об этом дне: «17-го Июля пришли мы к гор. Поречью. Войска расположились на долине перед городом; для ночлега построили биваки, между которыми скоро задымились утешительные огоньки. Погода была сырая и ночь холодная. Горячка обнаружилась во мне сильнейшим образом, и я пересел в коляску убитого Полковника Кошлярова, которая оставалась в ротном обозе. Устрашенные жители Поречья с семействами в слезах и отчаянии в виду нашем разбегались из города в лес на разные стороны; дома их наполнились войсками, которые растаскивали все на биваки, и только те строения оставались неприкосновенными, где становились Генералы и полковые командиры со своим штабом, тут сошлись три пехотные Корпуса: 2-й, 3-й, 4-й, и потому всем было очень тесно».
    Перед войной 1812 г. г.Поречье представлял собою небольшой уездный город, в части IV Нового и полного географического словаря Российского государства или Лексикона, изданного в г. Москве в 1788 году, дается такое его описание: «Город Смоленского наместничества, лежит при реке Каспле, впадающей в Двину там, где в нее впадает с правыя стороны речка Гобза, на ровном месте, разстоянием от С.Петербурга в 752, от Москвы в 430, а от Смоленска в 75 верстах. Селение сие переименовано городом в 1775 году из села Дворцовыя волости сегож имени, которое, как и вся Поречская волость дана была в 1669 году, декабря 30 дня Боярину Афанасию Лаврентиевичу Ордыну Нащокину за его к Царскому Величеству и всему Государству многую службу в отчину. В нем есть три каменные церкви и до 500 обывательских домов. Жителей вообще до 2500 душ, которые рекою Касплею отправляют торг в Ригу, для сего в оном бывает в год две ярмарки: первая июня месяца в десятую пятницу, вторая сентября 8». К 1812 году в городе были каменные Петропавловская, Пятницкая и Троицкая церкви, на соборной площади города возвышался двухэтажный каменный собор во славу Рождества Пресвятой Богородицы. Каменными были здания присутственных мест, магистрата (на месте современного здания РОВД г.Демидова), думы и архива, а также 4 обывательских строения. Город имел пристань на реке Каспле, мост через р.Гобзу на Санкт-Петербургском тракте (в районе Демидовской средней школы № 2). В районе современных ул.Кооперативной и ул. Пролетарской стояли «Провиантские, Солевые и Винные Магазейны», т.е. склады. В городе проживало 1424 жителя и имелось 324 строения.
    По прибытии в г. Поречье Главнокомандующий Русских войск, военный министр генерал от инфантерии М.Б. Барклай-де-Толли заслушал доклад генерала-провиантмейстера Николая Осиповича Лабы (1766–1816) о состоянии провианта и фуража в городских магазинах. Алексей Петрович Ермолов по этому случаю пишет следующее: «В Поречье генерал-провиантмейстер Лаба докладывал военному министру, что комиссионер, в похвальном намерении не допустить неприятеля воспользоваться магазином, сжег его. В нем находилось несколько тысяч четвертей овса и 64 тысячи пудов сена. Не восхитился министр восхваляемою расторопностию, а я испросил позволения его справиться по делам, как давно об учреждении магазина дано было повеление: нашлось, что от подписания бумаги две недели. Есть ли возможность в один пункт свезти такое большое количество запасов в том месте, где во множестве взяты обывательские подводы в пособие армии? Я осмелился сказать министру, что за столь наглое грабительство достойно бы вместе с магазином сжечь самого комиссионера». Конечно, до принятия таких мер дело не дошло, но русская армия осталась без продовольствия и фуража, на пополнение запасов которого в г.Поречье так рассчитывал Главнокомандующий. Параграф 308 Учреждения для управления Большой Действующей Армии, утвержденного 27 января 1812 года Императором Александром I, прямо запрещает уничтожение Провиантского магазина: «Никакой магазейн не может быть сожжен без точного приказания Главнокомандующего Армией, или Корпусного начальника, который в то же время обязан уведомить о сем Генерал-Интенданта». К сожалению, дальнейшая судьба вора-комиссионера нам не известна.
    Дальше Алексей Петрович описывает отношение жителей города к отступающей русской армии: «Поречье — первый старый русский город на пути нашего отступления, и расположение к нам жителей было другое. Прежде проходили мы губернии литовские, где дворянство, обольщенное мечтою восстановления Польши, возбуждало против нас слабые умы поселян, или губернии белорусские, где чрезмерно тягостная власть помещиков заставляла желать перемены. Здесь, в Смоленской губернии, готовы были видеть в нас избавителей. Невозможно было изъявлять ни более ненависти к врагам, ни живейшего усердия к преподанию нам всех способов, предлагая содействовать, ни собственности не жалея, ни жизни самой не щадя!
    Поселяне приходили ко мне с вопросом: позволено ли им будет вооружиться против врагов и не подвергнуться ли за то ответственности? Главнокомандующий приказал издать воззвание к жителям Смоленской губернии, приглашая их противостать неприятелю, когда дерзнет поругаться святыне, в жилища их внесет грабеж, в семейства бесчестие».
    Окончание в следующем номере.
     
  4. Pavel
    Offline

    Pavel -

    Регистрация:
    31 авг 2009
    Сообщения:
    554
    Спасибо:
    149
    Отзывы:
    8
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г. Москва
    Интересы:
    История Поречского уезда
    Окончание. Начало в номере от 19 февраля.

    "Первыми на это воззвание откликнулись жители Поречского уезда. Под руководством купца г.Поречья Никиты Федоровича Минченкова был сформирован отряд в количестве 63 человек, который действовал с августа по декабрь 1812 г. в районах городов Поречье, Велиж, Орша. В одном из налетов на французов он захватил знамя 11-го пехотного полка и курьера, посланного генералом Доменико Пино с важными документами, и доставил его и еще несколько пленных вначале к генералу Винцингероде, оперировавшему в том же районе с отдельным кавалерийским отрядом армейских партизан, а затем 16 августа – к Барклаю-де-Толли, который наградил Н.Ф.Минченкова Знаком отличия Военного ордена (Георгиевский крест) под № 13550. Это было первое в истории Военного ордена награждение лица из податного сословия, не состоявшего на государственной службе, естественно, не имевшего чина и права получить награду, учрежденную исключительно для поощрения чинов армии. Такое действие Барклая-де-Толли вызвало у многих недоумение и протест. Дело дошло до государя, но Александр I не стал отменять решения своего Главнокомандующего.
    Первые награждения отличившихся солдат и офицеров в войне 1812 года происходили также на поречской земле. «Учреждением для управления Большой Действующей Армией» 27 января 1812 г. было объявлено, что «Главнокомандующий Большой Действующей Армией представляет лицо Императора и облекается властью Его Величества» и наделяется правом «производить из унтер-офицеров в офицеры и нижним чинам давать военные Знаки отличия», коих в июле 1812 года у Главнокомандующего в наличии не имелось. Возможно, 17 или 18 июля прибыл в Поречье курьер, привезший 500 Знаков Военного ордена с номерами от 13208 по 13707, присланных по требованию М.Б.Барклая-де-Толли из Санкт-Петербурга. 18 июля при ордерах за его подписью из канцелярии Главнокомандующего были отправлены в лейб-гвардии Казачий полк 15 и в лейб-гвардии Гусарский полк 16 знаков с требованием «раздать их при собрании полка тем из нижних чинов, кои более других показали свою храбрость и усердие, и кому именно розданы будут и под каким нумером, при рапорте доставить список. О прочих же отличившихся нижних чинах в сих делах представить по команде рекомендательные списки, основываясь непременно на учреждении сего ордена».
    Интересно описание отношения простых людей к войне, пришедшей на поречскую землю, в «Записках о 1812 годе» современника происходящих событий историка С.Н.Глинки: «Много предъявлено и много еще не высказано доблестей, ознаменованных тем парением духа, который показывает свойства народные и жизнь душевную. Мы видели времена необычайные; видели их и другие народы: и если собрать и соединить все то, что в них совершилось, то убедятся, что самоотречение вполне выражает жизнь душевную. В предъявлении жизни народной или, лучше сказать, жизни человечества, есть собрания вековых преданий поэтических. Соберите все события самоотречения народного, и вы представите деятельную поэзию духа человеческого. А я предлагаю здесь о своих и из своего. Июля 17 Западная армия вступила в город Поречье. С выходом оттуда полков наших выходили и обыватели, с живою горестью прощаясь с семейными приютами своими. «В это время, — говорит офицер, сообщивший известие в «Русский вестник», — забежал я в дом, где был мой ночлег. И какое зрелище поразило глаза мои! Престарелый мой хозяин стоял на коленях и молился. По сторонам его стояли также на коленях жена его, невестка и пятеро внуков. Углубленный в молитву душевную, он не заметил прихода моего, встал быстро, вынул из киота образ спасителя, благословил им всех и каждого, отдал образ жене и сказал: «Возьмите все нужное на путь дальный. Бог с вами! Ступайте! А я останусь. Я стар: вам и без меня будет тяжело. Убьют: будь воля божия!».
    Вместе с отступающей армией в Поречье прибывали солдаты и офицеры, раненые под Витебском. «Многие из них от самого Витебска привезены не перевязанные, ибо при них было только двое лекарей, а в лекарствах и перевязках — совершенный недостаток…» Из г.Поречья 17 июля 1812 года Яков Васильевич Вилье (1768-1854), инспектор медицинской части по армии, директор Медицинского департамента военного министерства, отправляет письмо Императору Александру I в котором есть такие строки: «Большая часть раненых офицеров и солдат остается после первой перевязки без подания дальнейшей помощи». В письме к графу Аракчееву 12 сентября 1812 года Я.В.Вилье описывал свои действия по оказанию раненым медицинской помощи: «В Витебске и г.Поречье имел я случай удостовериться на опыте, что медицинское в действующей армии управление, существовавшее со времени Аустерлицкой кампании, было вовсе оставлено, а новое не приведено в исполнение. Здесь произвел я многим раненым операции и был свидетелем сделанной наилучшим образом перевязки прибывшим в сии города раненым; но как места, в кои надлежало отправить их для дальнейшей перевязки, не были, к сожалению, назначены, то тяжелораненые, не имея достаточного числа подвод, должны были из Витебска тащиться в палящий зной, без пищи, без питья, задушаемые пылью, по большой дороге к Поречью, где, отыскав с трудом генерал-интенданта армии Канкрина, побудил я его доставить им продовольствие пищею и прислать мне несколько ведер вина и уксуса и некоторое количество холста для второй перевязки. Натурально, следствием сего было воспаление ран и тому подобное. Некоторая часть раненых пошла на Сураж, и я с тех пор не имею о них никакого известия. Из Поречья, по совету г.генерал-майора Ермолова, отправил я раненых, с нужным при них числом лекарей, чрез Духовщину на Вязьму, снабдив их медикаментами и потребными для перевязки и для продовольствия их вещами». Используя все имевшиеся в наличии и переданные на нужды армии поречскими жителями повозки, большинство раненых удалось доставить в г. Вязьму и далее в Мос-ковскую, Владимирскую и Рязанскую губернии.
    18-го июля, генерал Барклай-де-Толли со 2-м, 3 и 4-м пехотными корпусами выступил от города Поречья к селу Холму; арьергард генерал-майора графа Палена сменил его у Поречья. 19-го, Главнокомандующий с армией прибыл к деревне Мощинкам. Граф Пален остался у Поречья. Русские войска выходили из Поречья ночью, избегая сильной дневной жары, по приказу Главнокомандующего при отступлении был сожжен мост на Санкт-Петербургском тракте через р.Гобза.
    На Смоленском тракте имелось три почтовых станции: от Поречья до Пересуда 14 верст, далее мимо Свадьицкого озера (ныне - Акатовское) до Киселева 18 верст, потом до Терехов 18 верст и далее 23 версты до Смоленска. Пройдя 73 версты за три дня, 1-я Западная русская армия вышла к Смоленску: «20-го Июля все Корпусы подошли к Смоленску с правой стороны Днепра и расположились в боевом порядке на возвышенной равнине в виду города лицом к Поречью, предполагая там главные силы неприятелей». Граф Пален отступил от Поречья к селу Холму, оставив в городе свои посты, но неприятель от Поречья более русскую армию не преследовал. 23 июля 1812 года войска 4-го корпуса Великой Армии под руководством вице-короля Итальянского Евгения Богарне заняли Сураж, а их передовые отряды – Велиж, Поречье и местечко Усвят.
    Далее начинается история партизанских действий армейских отрядов Русской армии на территории Поречского уезда. В Смоленске Барклай-де-Толии приказал барону генералу Фердинанду Федоровичу Винцингероде (1770-1818) взять под свою команду отряд, состоящий из Казанского драгунского полка и трех казачьих полков: «Я поручил генералу Винцингероде начальство над войсками, собранными между Поречьем и Духовщиной, состоящими из одного драгунского и трех казачьих полков. Он обязан был прикрывать с сими войсками дорогу к Духовщине и Белой, освободить Велижский уезд от набегов неприятеля и наблюдать за ним в Поречье, Сураже и Витебске».
    Интересен состав отряда генерала Винцингероде, собравший в своих рядах ярких личностей, проявивших себя в российской истории: будущий шеф Отдельного корпуса жандармов граф А.Х.Бенкендорф; будущий декабрист князь С.Г.Волконский, женатый на дочери генерала Н.Н.Раевскоего, последовавшей за ним в Сибирь; брат А.Х.Бенкендорфа – Н.Х.Бенкендорф, будущий генерал-лейтенант, герой кавказской войны; барон Ф.К.Тотенборн, кавалер орденов Св.Георгия 4-го и 3-го классов, произведенный в генерал-майоры в марте 1813 г. за взятие г.Гамбурга; будущий Владимирский гражданский губернатор, а в 1812 году командир Казанского драгунского полка И.И.Юрлов, произведенный в 1813 году в генерал-майоры за отличие; в 1812 году полковник, Войска Донского казачьего Иловайского 12-го полка командир В.Д. Иловайский 12-й, генерал-лейтенант, участник Наполеоновских и Кавказских войн, кавалер многих орденов Российской Империи; командир Ставропольского калмыцкого полка капитан Оренбургского гарнизонного полка П.И.Диомидий, успешно командовавший полком в августе и в ноябре 1812 года под Смоленском, за освобождение г.Вильно награжденный орденом Св.Владимира 4-й степени и многие другие герои.
    Отряд Винцингероде действовал отважно, мужественно и даже дерзко. Граф Александр Христофорович Бенкендорф (1783-1844) в Отечественной войне состоял в отряде генерала Винцингероде и оставил интересные записки о военных действиях армейских партизан в августе 1812 года: «По приближении Наполеона к Смоленску, когда передовые войска 4 корпуса достигли Поречья, Велижа и Усвята, Генерал Винценгероде повел отряд свой по направлению между Поречьем и Велижем, дабы препятствовать неприятелю производить поборы, в которых тогда уже настояла ему крайняя нужда. 26-го послан из села Озерок разъезд для обозрения неприятеля у Поречья. В 12-ти верстах от сего города встретился он с сильным неприятельским патрулем. Тут последовала сшибка, в которой взяты 1 офицер и 18 гусар. От них-то уз-нали, что Генерал Себастиани с корпусом конницы и 18 пушками находится в Поречье. Оставшиеся от взятого в плен патруля гусары, вероятно, дали знать в Поречье; и Себастиани на другой же день отступил к Рудне».
    Генерал Винцингероде направил в Поречье партию из 15 солдат под командой офицера Перикова. Прибывши к городу, отряд был так мужественно поддержан там усердными и храбрыми жителями Поречья, что захватил более 150 пленных. К сожалению, этот подвиг поречских жителей остался почти не замеченным в исторической литературе…
    2-6 августа 1812 года русские армии сражались под Смоленском. Генерал Барклай-де-Толли, опасаясь наступления французских войск из Поречья во фланг русских армий, был вынужден держать на Поречской дороге 5-й резервный пехотный корпус под командованием цесаревича Константина Павловича. В дневнике командира 9-й роты 3-го батальона Лейб-гвардии Семеновского полка капитана Павла Сергеевич Пущина (1785-1865) события начала августа 1812 года нашли свое отражение: «5 августа, понедельник. Сражение возобновилось с рассветом, бой происходил у городских стен. Дрались ожесточенно. Все части войск постепенно выступили, и к вечеру в резерве остался только наш корпус, стоявший на своих позициях по дороге к Поречью». И далее: «6 августа, вторник. Когда мы проснулись, город весь был в пламени. В 9 часов утра получен приказ отступать. Наш корпус, отойдя по дороге к Поречью 9 верст, остановился, поставил ружья в козлы и отдыхал до 7 часов вечера. Выступив вновь, корпус прошел еще несколько верст по дороге к Поречью и, пройдя место, на котором ночевал 29 числа, остановился на ночлег в Прудище. Все очень скверно обедали за неимением хлеба». В течение 6 августа войска 2-й армии отступали по Московской дороге, а 1-я армия, отходя по Петербургской дороге к северу от Смоленска, совершила фланговый маневр, присоединившись вскоре ко 2-й армии.
    А что же французы? Кто занял г.Поречье после отступления русских армий в конце июля – начале августа 1812 г. и кому обязан город практически полным уничтожением всех городских строений и надругательством над православными храмами? Войска Итальянского королевства, а именно 15-я пехотная дивизия генерала графа Доменико Пино вступила в г.Поречье в начале августа 1812 года. Вместе с пехотой шла и французская кавалерия – 2-я тяжелая кавалерийская дивизия в составе 5, 8 и 10 кирасирских полков под командованием дивизионного генерала Ораса Франсуа Бастьена Себастьяни. Части именно этой дивизии были атакованы 8 августа 1812 года казаками атамана М.И.Платова (1751-1818) между с.Иньково и д.Молево болото, захватившими в этом сражении около 500 пленных и обоз французского генерала. В этот же день случилось еще одно событие – Император Александр I назначил генерал-фельдмаршала светлейшего князя М.И.Голенищева-Кутузова-Смоленского (1747-1813) Главнокомандующим всеми русскими армиями, действовавшими против Наполеона. 9 августа разбитый казаками под с.Иньково генерал Себастьяни передал свою кавалерийскую дивизию генералу Пьеру Клоду Пажолю, обе русские армии отошли в район Дорогобужа и далее к Вязьме. 13 августа кавалерия маршала Франции Иоахима Мюрата вошла в оставленный русскими войсками Дорогобуж и сожгла город. 14 августа пехотная дивизия генерала Пино выступила на Дорогобуж через Поречье, имея авангард в 13 верстах впереди, кавалерийская дивизия Пажоля дошла до Понизовья. 15 августа дивизия генерала Пино через д.Шелыганову дошла до д.Трубилово, а дивизия генерала Пажоля заняла Поречье, некоторые из высланных ею патрулей не возвратились. Партизанская война на поречской земле продолжалась…"
     
  5. sibbear
    Offline

    sibbear «Старая Гвардия SB»

    Регистрация:
    22 дек 2009
    Сообщения:
    514
    Спасибо:
    81
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Кемерово

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)