О героях – абазинах

Тема в разделе "Первая Мировая. Общий раздел", создана пользователем Wolf09, 30 июл 2014.

  1. Wolf09
    Offline

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    9.949
    Спасибо:
    46.306
    Отзывы:
    622
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    К 100-летию Первой мировой войны журнал "Орден" опубликовал биографический очерк Валерия Дзыбы о героях – абазинах

    Число абазин, поступивших на военную службу для защиты интересов России в XIX – начале ХХ века в качестве оруженосцев и всадников, милиционеров, юнкеров, урядников и офицеров, исчисляется сотнями. Это очень много, учитывая, что абазинский народ к началу ХХ века насчитывал чуть больше 10 тысяч человек. 18 июля 1914 г. Германия объявила войну России, 21 июля – Франции, а 22 июля Англия вступила в войну с Германией, и война приобрела общеевропейский характер, а вскоре стала мировой. В неё было вовлечено 38 государств с населением в 1,5 миллиарда человек, или населения Земли.

    Абазины Баталпашинского отдела выразили поддержку российскому правительству и поддержали ходатайство горцев области начальнику Кубанской области, наказному атаману Кубанского казачьего войска, генерал-лейтенанту Бабичу П.Д., создать из горцев Баталпашинского отдела добровольческий полк.

    23 августа 1914г., из горцев Западного и Восточного Кавказа, начала формироваться Кавказская туземная конная дивизия трехбригадного состава, из шести полков. Дивизии были приданы передовой перевязочный отряд, 22-й передовой санитарный отряд, 2-й конно-подрывной отряд, пулеметный отряд Балтийского флота, команда связи при штабе дивизии, автомобильный и мотоциклетный отряды.

    Николай-2 назначил начальником дивизии младшего брата, генерал-майора Романова М.А. В первую бригаду вошли Кабардинский и Дагестанский полки; во вторую-Чеченский и Татарский; в третью-Черкесский и Ингушский полки.

    Черкесский конный полк сформирован из 4-х сотен: 1-я - из черкесов Екатеринодарского отдела, 2-я - из черкесов Майкопского отдела, 3-я - из абазин, черкесов, ногайцев и карачаевцев Баталпашинского отдела, 4-я - из абхазов Сухумского отдела, и частично, из причерноморских адыгов.

    Командиром полка назначен подполковник, князь Чавчавадзе А.З., командиром 3-й сотни-ротмистр Озаровский Е.И., а офицерами сотни-поручик Марданов Л.В., сотник Максимович С.В. и прапорщик, князь Лоов Мурза-Бек. В сотню младшими офицерами были назначены и абазины: поручик Абуков Пшимаф и прапорщик Лиев Барасби, а так-же юнкер Лоов Басарби, урядник Шуков Джамалдин, всадники Айсанов Крым, Лоов Магомет-Гирей, Лиев Мухаджир, Хаупшев Магомет.

    В Дударуковском ауле, 13.09.1914г., в присутствии руководства Баталпашинского отдела и горской знати, кадии Гонов Исса и Хачиров Джафар привели сотню к присяге, после чего, под командованием прапорщика Лоова М.-Б., прибыла 17 сентября в военный лагерь под Армавиром.

    Пройдя курс подготовки, всадники получили огнестрельное оружие: трехлинейную винтовку, револьвер казачьего образца, и запас патронов, а так-же единую форму одежды: серые черкески, черные бешметы, рыжие папахи и красные башлыки, погоны красного цвета, с литерами «ЧР» («Черкесский полк»).

    Полки дивизии 6 октября железнодорожным эшелоном прибыли в г. Проскуров Подольской губернии, где предстояло завершить боевую подготовку.

    В первый бой 3-я сотня вступила 8 декабря, с австрийской пехотой. За геройство, проявленное в декабрьских боях, Георгиевскими крестами награждены абазин, урядник Айсанов Крым; черкесы, юнкеры Шарданов Асланбек и Хапачев Зачерей.

    За самоотверженные действия и героизм в февральских боях у с.Цу-Бабино и г.Станиславова, в Черкесском полку к Георгиевским крестам был представлен 51 всадник, в т.ч. абазины, корнет Лафишев Ибрагим и прапорщик Лиев Барасби, и к Георгиевским медалям–32 военнослужащих. По сложившейся в Армии традиции, за отдельные периоды боев, на сотню полагалось до 5, а всего на полк - не более 20-ти крестов и медалей.

    Командиры других воинских частей, не встречавшие ранее такого массового героизма, чтобы отметить всех героев, выделили Черкесскому полку предназначенные для их частей медали и кресты: командир 11-го Армейского корпуса выделил 20 наград, командир 2-го кавалерийского корпуса-24, командующий 8-й армии-40, и таким образом, на каждую сотню Черкесского полка приходилось уже по 21-й медали, и по 5 крестов, чего в российской Армии до этого времени не было.

    О февральских боях Крымшамхалов М.-Г., всадник 3-й сотни Черкесского полка, написал своему дяде, полковнику Агирову Канамату, который опубликовал статью в «Кубанских областных ведомостях»: «…Полк наш принужден был выбить врага из деревни Бабино…Мы пошли в атаку, несмотря на страшный орудийный и ружейный огонь. Австрийцы не выдержали такого напора, и, бросив свое вооружение, бежали… Начальник дивизии, Романов М.А., благодарил нас и обещал наградить полк Георгиевским знаменем… В тот день, и всегда, наши черкесы идут на врага с большой храбростью. В коноводах никто не хочет оставаться…. Лошадей бросали на пленных австрийцев, а сами шли в атаку, не зная страха…».

    Участник этих боев, корнет 3-й сотни Черкесского полка, Жуков И. П., писал: «…Наконец, мы дождались…, нас передвинули на равнину…, и тут наши горцы показали, что они действительные сыны своих предков и удалого Кавказа. 15 февраля 1915г. наш полк первый раз пошел в атаку в конном строю. Да, это была атака!

    …Горцы неслись на своих конях, как ураган, враг бросился из ... окопов в хаты, но и тут горцы, спешившись, с кинжалами в руках, находили врага. Атака эта названа… безумной, небывалой в военной истории, но красивой, не поддающейся описанию…».

    В одном из весенних боев 1916г. на реке Днестр, всадники дивизии пленили унтер-офицера Австро-Венгерской Армии, Иосипа Броз Тито, будущего руководителя Югославии, который написал о своем пленении: «…На том участке фронта, где находился мой батальон, русские были остановлены…, но соседний батальон не устоял. Здесь был осуществлен прорыв черкесской конницы, их «дикой дивизии». Черкесы окружили нас, спешились, и с пиками в руках атаковали с тыла наши окопы… Мы даже не заметили, как они появились и ринулись прямо в наши окопы. Один из них, с двухметровой пикой, кинулся на меня, однако я, …отразил нападение штыком. Вдруг я почувствовал страшный удар в спину. Обернувшись, увидел искаженное лицо другого черкеса и огромные, черные глаза под густыми бровями…».

    В декабре 1914г., для восстановления штатной численности погибшего воинского состава 3-й сотни Черкесского полка, в Баталпашинском отделе была сформирована 1-я запасная конная сотня из абазин, черкесов, карачаевцев и ногайцев.

    Штабс-ротмистр Газданов М.А. был командирован с фронта, из Черкесского полка, для комплектования этой запасной сотни, трехмесячного обучения, экипировки и доставления в действующую Армию.

    В соответствие с «Именным списком нижним чинам Черкесской запасной конной сотни Баталпашинского отдела», в марте 1915г., в 3-ю сотню Черкесского полка, на действующий фронт, прибыли 53 всадника и урядника, в т.ч., абазины: герой русско-японской войны, урядник Дзыба Мустаф из Кувинского аула; Дахов Салех и Шавтыков Каплан из Бибердовского аула; Тлисов Айса и Адзинов Ираджиб из Шах-Гиреевского аула, Лоов Хамит-Бей и Пазов Исхак из Лоовско-Кумского аула, Гедугов Ислам, Каблахов Джамальбий и Хачуков Мыза из Дударуковского аула, Гумжачев Хасанбий и Джанчеров Мурат из Лоовско-Зеленчукского аула, Кишмахов Абдул-Газиз и Кенжев Давлет из Лоовско-Кубанского аула…

    Вновь прибывшие на фронт в составе запасной сотни абазины рвались на передовую, чтобы принять участие в боевых действиях и показать свои мужество и храбрость.

    Так, 30 марта 1915г. командир только–что прибывшей на фронт Черкесской запасной сотни, штабс-ротмистр Газданов М.А., под напором абазин, пишет рапорт командиру Черкесского конного полка, полковнику Чавчавадзе А.З., что прибывшие всадники запасной сотни, Каблахов Джамальбий и Лоов Хамит-Бей, сын полного Георгиевского кавалера, прапорщика Лоова М.К., просятся досрочно, в порядке исключения, на передовую, и он, как командир запасной сотни, рекомендует их, как наиболее подготовленных, направить на неделю на передовую. Однако командир полка 31 марта рассмотрел рапорт и написал: «… успеют еще повоевать…».

    Абазин Агиров М.-Г. в октябре 1915г., в 17-летнем возрасте, являясь выпускником Владикавказского кадетского корпуса, используя связи отца, известного во всей Черкессии своим мужеством и храбростью, полковника Агирова Канамата, оказался на фронте, в Кавказской туземной конной дивизии, и командир 2-й сотни Черкесского полка, штабс-ротмистр Клыч Шаханович Султан-Гирей, представил командиру полка, полковнику Чавчавадзе А.З., рапорт: «…Прошу зачислить в полк всадником-«охотником» из вольноопределяющихся 1-го разряда, кадета 7-го класса Владикавказского кадетского корпуса, Магомет-Рауфа Агирова, без расходов от казны…», он был зачислен во 2-ю сотню Черкесского конного полка, и несмотря на возраст, показал себя отважным воином и настоящим командиром.

    Приказом от 02.09.1917г. командующего 8-й Армии, Агиров М.-Р. награжден золотым Георгиевским оружием с надписью «За храбрость» за бой 26.06.1917г. у станции Циенжув на Юго-Западном фронте, когда он был «…направлен …. в разведку со своим взводом в 15 всадников, и под действительным артиллерийским, пулеметным и ружейным огнем противника вошел с ним в непосредственное соприкосновение, произвел рекогносцировку местности, установил силы врага и его намерения, потеряв одного убитым и трех ранеными…, чем содействовал общему успеху атаковать противника в лесу, выйти в тыл… и тем самым выручить… попавшую в окружение… 19-ю пехотную дивизию…», указано в наградном листе.

    В соответствии с «Именным списком нижним чинам и всадникам 2-й Черкесской запасной конной сотни Баталпашинского отдела», в августе 1915г. в Черкесский полк прибыли 148 всадника, из них в 3-ю сотню зачислены абазины Абитов Мурзабек, Аргунов Абдул-Кадыр, Губжоков Каспот, Балов Джамбот, Джандаров Амерби, Лафишев Умар, Лоов Аслан-Мурза, Лоов Магомет-Гирей, Лиев Асхат, Лиев Айда, Лаурсанов Мурза-Бек, Кагов Адиль-Гирей, Камбиев Идрис, Коков Али, Озов Айса, Хачуков Узеир, Цикисов Хамит… .

    Из Армавира в Черкесский полк, на действующий фронт, 08.03.1916г. прибыла следующая запасная сотня 3-й очереди, в составе 112 всадников, из них 27 зачислены в 3-ю сотню, третью часть их составляли абазины.

    Во время конной атаки, первыми в село, во главе с штабс-ротмистром, итальянским маркизом Делли Альбицци Г.Ф., ворвались урядник 3-й сотни Дзыба Мустаф, всадники Лоов Магомет-Гирей, ставший впоследствии поручиком и командиром Отдельной Абазинской сотни 3-го Черкесского коннного полка в белогвардейском движении, и урядники Бжегаков Алджирей и Ачмиз Исхак, захватившие трофеи: эшелон с каменным углем, интендантские склады, несколько пулеметов, и пленили 157 австрийцев и венгров… И далее, как сказано в приказе о награждении, «…увидев взводного офицера и двух всадников, окруженных неприятелем, бросились и изрубили всех врагов, чем спасли жизнь своего офицера…».

    За эти подвиги, приказом по 41-му Армейскому корпусу, Дзыба Мустаф, Лоов Магомет-Гирей, Бжегаков Алджирей и Ачмиз Исхак были награждены Георгиевскими крестами.

    15 сентября 1916г., по приказу по 41-му Армейскому корпусу, награждены двести всадников дивизии, проявивших с 15 по 30 июля 1916г. выдающееся мужество и храбрость в боях за д.д. Езераны, Грушка, Хриниовцы, Пшеничники; г.г.Тлумач и Станиславов, причем, 108 из них-Георгиевскими крестами, 92-золотыми и серебряными медалями «За храбрость». Георгиевским крестом 2-й степени награждены и два абазина: ст.урядник Айсанов Крым и мл.урядник Каблахов Джамальбий, ставший за год войны полным Георгиевским кавалером.

    Подводя итоги июньских боев, Багратион Д.П. указал в приказе: «…Считаю особенно приятным…объявить благодарность всем чинам дивизии за высоко честное отношение к долгу службы в ночном бою 29.06.1916г. под г.Калушем, в центре которого части других войск, под воздействием…вина, пришли в расстройство, и вместо боя с врагом, постыдно занимались грабежом, насилием женщин и пьянством…

    Высокоразвитое чувство долга службы перед Отечеством в частях Кавказской дивизии и воинская дисциплина, присущая сынам Кавказа и их боевым соратникам по дивизии, русским кадровым офицерам и пулеметчикам, и донским казакам 8-го дивизиона, нашли справедливую оценку в благодарности, выраженной командиром корпуса 12-й Армии, генерал-лейтенантом Черемисовым В. А., который сказал мне: «…Я был спокоен за оборону г.Калуша, когда получил донесение, что кавказцы его защищают…».

    В марте 1917г., после отдыха, дивизия была переведена в г.Бендеры, а через 10 дней передислоцирована в с.Хреновка, около города Каменец-Подольск, где 18 марта приняла присягу на верность Временному правительству.

    В начале июня дивизия включена в состав 8-й Армии, а 12 июня, юго-восточнее г.Коломыя, состоялся смотр дивизии вновь назначенным командующим 8-й Армии, генерал-лейтенантом Корниловым Л.Г.

    Потрясенный боевым духом, внешним видом всадников и конским составом, Корнилов заявил: «…Орлы Кавказа! Я не ожидал, но я счастлив видеть Вас в таком изумительном порядке. В Вас сохранился еще тот дух, который начинают терять наши войска… Когда вернетесь к себе на Кавказ, передайте от меня поклон …Вашим отцам, что сумели воспитать и вдохнуть в Вас ту внутреннюю дисциплину, что предохраняет Вас от развала. Сейчас я зову Вас на ратный подвиг и убежден, что славная история Вашей дивизии обогатится еще многими страницами…». БагратионуД.П. командарм Корнилов Л.Г. заявил: «…Я, наконец, дышал военным воздухом!..».

    С 18 июня дивизия вступила в боевые действия в районе д.Блудники. Всадники 3-й сотни Черкесского полка, в т.ч. Хачуков Узеир, награжденный за этот бой золотой медалью с надписью «За храбрость», 27 июня первыми переправились через реку Ломницу и атаковали д.Блудники. Несмотря на ураганный огонь противника, и понесенные при переправе потери, сотня, внезапностью и удалью лихого налета произведя панику, достигла удара холодным оружием, и работая пикой и шашкой, истребляя холодным оружием сопротивлявшихся и бегущих, сбила две цепи противника, и принудив преобладаюшего численностью противника к бегству, захватила д. Блудники, и около 60 единиц стрелкового оружия и пулеметы, взято в плен 50 спешенных венгерских гусар.

    Командир 56-й пехотной дивизии, с которой в этих боях взаимодействовал Черкесский полк, в приказе отмечал: «…Героями дня справедливо признать… всадников 3-й (баталпашинской) сотни…, которые с отменной отвагой атаковали перед самой темнотой через р. Ломнице противника в д.Блудники… От лица службы благодарю доблестных всадников 3-й сотни Черкесского полка…».

    Полки 1-й бригады Кавказской дивизии и сотни Черкесского полка, 4-го июля, совместно с батальоном Юхновского полка, «…блестяще атаковали наступающего неприятеля и спасли положение 47-й пехотной дивизии…».

    Генерал-майор Каменский С.Н., командир 47-й пехотной дивизии, направил Багратиону Д.П. благодарственное письмо: «…Приношу Вашему сиятельству, штабу и всем чинам доблестной дивизии благодарность…за отличную боевую работу 4 и 5 июля 1916г., которой я восхищен и от души завидовал…Могу высказать только сожаление, зачем так скоро прекратилась наша совместная боевая работа… Да хранит Вас и Вашу дивизию Бог и да покроет всех Вас неувядаемой славой в предстоящих боях…»....».

    По этому-же поводу Багратион Д.П. получил телеграмму начальника штаба Юго-Западного фронта, генерал-лейтенанта Духонина Н.Н.: «…За…выдающуюся храбрость во время атаки 4-го июля…, Главнокомандующий жалует на каждую сотню, принимавшую участие в атаке, по десять Георгиевских крестов…», опять-же, небывалый до этого, случай награждения такого количества военнослужащих за один бой. К сожалению, наградные приказы по этому бою в архивах не сохранились.

    8-го июля командующим Юго-Западным фронтом назначен генерал-лейтенант Корнилов Л.Г., который должен был остановить отступление русских войск. По его приказу, боеспособная Кавказская дивизия была направлена на помощь 11-й Армии.

    Дивизия находилась в пути 9 дней, «…совершая его среди панически отступавших, дезорганизованных пехотных передовых и тыловых частей. В этом хаотическом отступлении ярко проявилось значение дисциплины в полках Кавказской дивизии, стройное движение которой вносило успокоение в панические элементы нестроевых и обозов, к которым примыкали дезертиры пехоты 12-го Армейского корпуса, с позиций…», писал Багратион Д.П.

    На ночевке дивизии в г.Нижневе, где находился штаб 33-го Армейского корпуса, к Багратиону Д.П. обратился комендант штаба с просьбой дать ему три сотни горцев «…для охраны штаба от возможного нападения дезертировавшего с позиции пехотного полка…». «…Я ответил ему,-укажет в приказе Багратион,-что одно присутствие здесь кавказцев обуздает преступное намерение дезертиров, а если понадобится, то сотни явятся по тревоге. Моя уверенность в чисто военной репутации доблестных полков дивизии оправдалась, и дезертировавший пехотный полк преступной воли не проявил…».

    Корнилов Л.Г. готовил поход верных ему войск на Петроград, по его приказу, с 10.08.1917г., от станции Гречаны у г.Проскурово в Карпатах, отходили эшелоны с полками Кавказской дивизии, в Псковскую губернию, на станцию Новосокольники, и далее, на станцию Дно.

    Ночью, 29 августа, эшелоны с Черкесским и Ингушским полками, прибыли на станцию Вырица, и до Петрограда оставалось 60 километров, но впереди железнодорожные пути были разобраны. Утром, 29 августа, командир Черкесского полка, полковник Султан Крым-Гирей, принял прибывшую из Петрограда делегацию членов Всероссийского мусульманского Совета в составе: председателя исполкома Всероссийского Совета (милли-Шуро) осетина Цаликова Ахмеда, адыгейца Намитокова Айтека, аварца Муххамад-Захида Шамиля (внук имама Шамиля), представителя грузин Мачабели, и Кушбека, которые просили кавказцев не идти на Петроград, разрешать внутренние раздоры русских.

    Полковник Султан Крым-Гирей заверил, что свой полк в Петроград не поведет, с этим решением согласились командиры других полков, и начальник дивизии Багратион Д.П.

    Новый командир кавказцев, генерал-лейтенант Половцев П.А., 13.09.1917г. издал приказ: «…Через несколько дней мы все уйдем на Кавказ… По Кавказу и по геройской службе Вашей на войне знаю ваш характер: рыцарски благородный, заступник обиженного, гордый своей честью, таков облик представителей Кавказа, в командование которыми я с гордостью вступил… Вы должны помнить, что на Вас будут смотреть, как на образец истинных воинов… Слава о ваших боевых подвигах отметила Вас среди народа. По Вас будут учиться дисциплине и порядку. Зная Ваш нрав и самолюбие, уверен, что Вы явите пример этой дисциплины, покажете себя достойными Вашего боевого прошлого…».

    В первых числах октября 1917г. 3-я (баталпашинская) сотня прибыла в Баталпашинск, и еще некоторое время функционировала, как воинское подразделение, проводились учения и маневры…

    Всего в Первой мировой войне сражались более 40 абазинских воинов, в т.ч. 11 офицеров, 7 младших офицеров и свыше 20 всадников: поручики Абуков Пшимаф, Агиров Магомет-Рауф, Трамов Шахим; подпоручик Егибоков Аслан-Мурза; прапорщики Аджиев Камбулат, Айсанов Крым, Лиев Барасби, Лоов Бек-Мурза, Цикисов Хан-Гирей; корнет Лафишев Ибрагим; урядники Абуков Атажуко, Лафишев Ахмет, Дзыба Мустаф, Шуков Джамалдин; юнкеры Каблахов Джамальбий, Лиев Мухаджир; всадники Адзинов Ираджиб, Дармилов Джамиль, Дахов Салех, Заурумов Шерембий, Лаурсанов Мурза-Бек, Лоов Магомет-Гирей, Лоов Хамит-Бей, Озов Айса, Пазов Исхак, Псху Амербий, Тамбиев Бекмурза, Тлисов Айса, Шавтыков Каплан, Хаупшев Магомет, Хачуков Узеир, Хачуков Миза, Хачуков Султан-Гирей…

    За выдающиеся подвиги, орденом «Святой Анны» с надписью «За храбрость» 3-й и 4-й степеней; орденом «Святого Станислава» 2-й и 3-й степеней с мечами, для мусульман установленный и орденом «Святого Владимира» 4-й степени с мечами и бантом, награжден подпоручик Егибоков Аслан-Мурза; штабс-ротмистр Лафишев Ибрагим- офицерским Георгиевским крестом с лавровой ветвью и тремя Георгиевскими крестами; поручик Агиров Магомет-Рауф-высшей российской наградой-золотым Георгиевским оружием с надписью «За храбрость».

    Георгиевскими крестами награждены: юнкер Каблахов Джемальбий-четырьмя крестами, и он стал полным Георгиевским кавалером; прапорщик Лиев Барасби-тремя крестами; прапорщик Айсанов Крым-двумя крестами; одним крестом награждены поручик Абуков Пшимаф, прапорщик Аджиев Камбулат, урядники Лафишев Ахмет, Дзыба Мустаф, Шуков Джамалдин, юнкер Лоов Басарби; всадники Лоов Магомет-Гирей и Хаупшев Магомет…

    dikaya diviziya (6).jpg
    Мустаф Дзыба с сыновьями Али и Лахуа, женой и А. Дзуговым
     
    Khron и Копатыч нравится это.

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)