Род смоленских дворян Азанчевских

Тема в разделе "Дворянство и усадьбы", создана пользователем Ленинцев, 10 фев 2015.

  1. Offline

    Ленинцев Фельдфебель

    Регистрация:
    8 фев 2015
    Сообщения:
    49
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    поиск
    Василий и Ян (Иван) Мартемьяновичи Азанчевские - родоначальники. Все Азанчевские, Азанчеевы, Азанчевские-Азанчеевы между собой родственники. Предпологаемый год рождения Василия - 1610
    Задача - пробиться в более ранние периоды - пока не подъемна.

    Владислав IV Божей милостью Король польский, Великий князь Литовский, Русский, Прусский, Жмудский, Мазовецкий, Инфландский, Смоленский, Черниговский, Атведский, Готский, Вандальский наследный король.

    Объявим нашей грамотой кому о том ведать надлежит , что представлены были за подписанием руки блаженной памяти короля отца нашего и за печатью Великого княжества Литовского грамоты:

    1. Данная в Варшаве апреля 25 дня в 1625 году в части урочища Шиголбицы называемого, на 6 пустых волок с местом в стенах Смоленских и с огородом на посаде над рекой Рассажей лежащим.

    2. Данная в Варшаве ноября 10 дня в 1629 году в пустоше Пищалове 8 волок земли на распашку и усадьбу годной.

    3. Данная в Варшаве за подписанием руки нашей сентября 12 дня в 1636 году в пустоше Максимове на 4 волоки в воеводстве Смоленском в Ивановском стану находящейся благородному Василию Азанчевскому от нас по праву законному.

    4. Дозволение благородному Яну Азанчевскому уступить свое природное владение вышеупомянутому благородному Василию Азанчевскому , родному брату своему, который имел за подписанием кородя отца нашего грамоту апреля 26 дня данную в 1625 году , то есть на пустошь Шиголбицы , с новой привилии за рукой нашею данной октября 8 дня в 1633 году под Смоленском пустошами Глушково и Глебово тоже в воеводстве Смоленском в Ивановском стану лежащие.

    5. Дано месяца февраля 16 дня с 1639 г. подписанными как на владения за привилиями на его имя от короля блаженной памяти отца нашего данными так и по дозволению нашему от брата своего родного Яна Азанчевского ему поступленные, которыми природный Василий Азанчевский беспрепятственно будет владеть.

    Василий Азанчевский просил нас через некоторых П.П.Р. и придворных урядников наших дабы мы все привилии вышеупомянутые на описанные имения так же и на владения оными местами властью нашею королевскою утвердили и уполномочили.

    И так, мы, уважая службы благородного Василия Азанчевского, которые он как блаженной памяти при Его Величестве короле нашем, отце, в 1-ой экспедиции Московской во время осады города Смоленска ,так и при благополучном владении нашем во время новой войны Московской , счастливо оконченной , и во время осады города Смоленска будучи оказал , где порученную себе должность , находясь при проломах и подкопах, немалом труде и ущербе здоровья своего понес и по счастливому нашему приезду под Смоленск наездников неприятельских нам к Речи Посполитой с великой отважностью доставив отдал , то снисходя на просьбу милостиво онаго вышеупомянутые привилии, во всем которые слово в слово каждую из них списать , также и земли в них именно изобразить повелели, властию нашею королевскою утверждаем.

    В силу которых при спокойном владении урочищами в Шиголбицах, 6-ью пустыми волоками в городе с местом и огородом на посаде, в пустоше Пищалове 8 волоками, в пустоше Максимове 4 волоками, в пустошах Шиголбицах, Глушкове, Глебове, с местом и огородом в стенах Смоленских, в воеводстве Смоленском в Ивановском стану находящимися со крестьяны, землями, борами, лугами, лесами, сенными лугами, деревами бортными, прибылью медовою, озерами, реками, речьками, ловлями звериными, гонбою за бобрами и другими всякими пожитками владеть и пользоваться (кроме селитры и лесного товара).

    Так как именья были и теперь состоят ему благородному Василию Азанчевскому, жене, детям и потомкам по мужской линии, пока оная не пресечется, оставляем с таким условием, что в расслужении сих владений оборонять Северские замки должен.

    Для лучшей верности и доказательства рукою нашею подписавши и печатью Великого Княжества Литовского укрепить приказали.

    Дана в Варшаве сентября 30 лета от рождества Христова 1641 года владения нашего 9 шведского 10 годов.

    У подлинного подписано:
    Владислав – король
    Станислав Намшениц – писарь Великого Княжества Литовского
    Конфирмация на владения благородному Азанчевскому.

    На обороте написано: 1643 – сентября 16 дня в Смоленск пред нами комиссарами явлена:
    Петр Парцевич – биокуп Смоленский
    Николай Звенонивча Пика – подскарбий ВКЛ
    Криштоф Бяллозор – маршалок
    Казимир Городицкий – подкоморжий Витебский

    Переводил: Смоленского наместничества Верхнего Земского суда 1 департамента в должности секретаря переводчик Ефим Орлов
     
    Последние данные обновления репутации:
    Юлиа: 1 пункт (Интересные Вы темы поднимаете:)) 11 фев 2015
    Юлиа и Юниор нравится это.
  2. Offline

    Юлиа Команда форума

    Регистрация:
    11 сен 2009
    Сообщения:
    6.077
    Спасибо SB:
    10.450
    Отзывы:
    269
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    Краеведение, генеалогия
    Горчаков М.И. "О тайне супружества" (1880г.)
    Азанчевские1.jpg Азанчевские2.jpg
    Сообщения объединены, 11 фев 2015, время первого редактирования 11 фев 2015
    Энциклопедический словарь / Издание Ф.А. Брокгауза (1900г.)
    Азанчевские3.jpg
    "Смоленский Вестник" - газета общественно-литературная, издается в Смоленске с 1878г.; В 1896г. издание принял В.В. Азанчевский, а с 1897г. - Ю.П. Азанчевская
     
    Последнее редактирование: 11 фев 2015
  3. Offline

    Ленинцев Фельдфебель

    Регистрация:
    8 фев 2015
    Сообщения:
    49
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    поиск
    Привожу некоторые из неопубликованных мемуаров об Азанчевских. Род достаточно распространенный в 19-м веке. Основные места проживания: Смоленская, Ярославская, Московская, Тверская губернии.

    Павел Матвеевич Азанчевский, как и его жена Екатерина Николаевна Ушакова пренадлежал к московскому старинному роду. По преданию Азанчевские происходили от хана Азана, при Иоане Грозном присоединившегося после взятия Казани к русскому государству. Долгое время его потомки носили княжеский титул, впоследствии утраченный. Фамилия их была Азанчеевы. Но в царствование Анны Иоановны какая – то знатная девица объявила, что не желает носить «половинчатую» фамилию, и тогда по высочайшему повелению короткому Азанчееву было прибавлено Азанчевский. Таким образом, фамилия стала двойная Азанчеев – Азанчевский, в гербе которой сохранились знаки княжеского достоинства.
    Павел Матвеевич рано лишился родителей. В 12-м году он поступил в ополчение, но дальше Москвы никуда не ходил. Родовое его имение Троицкое находилось в 15 верстах от Москвы, а проживал он в Москве в собственном нарядном особняке на Большой Никитской с флигерями, занимавшими почти целый квартал по Скатертному переулку.
    В год свадьбы Пушкина Павел Матвеевич был уже женат на Екатерине Николаевне Ушаковой и в качестве родственников Гончаровых присутствовал на свадьбе, к тому же как церковный староста Большого Вознесенья его подпись фигурирует, как свидетеля на свадебном акте о бракосочетании А.С. Пушкина и Н.Н. Гончаровой.
    Екатерина Николаевна Ушакова принадлежала к старинному московскому дворянству. Ей были сродни не только многочисленные Ушаковы (Ушаковские переулки на Остоженке), но и Гончаровы, Глебовы, Мухановы. Обладая определенными художественными способностями Екатерина Николаевна написала портрет своей двоюрдной сестры тоже Екатерины Николаевны Ушаковой, воспетой Пушкиным.
    Государь Николай Павлович, просматривая списки дачников, желающих провести лето в Петергофе, вычеркнул из списка имя Екатерины Николаевны вместе со всей семьей. Как потом оказалось вычеркнул государь Азанчевских по недоразумению, приняв Екатерину Николаевну за другую госпожу Азанчевскую, с которой была связана скандальная история во время ее летнего пребывания в Петергофе.
    У Павла Матвеевича и Екатерины Николаевны было трое дочерей: Мария, Зоя и Вера.
    Характеризуя дочерей, можно упомянуть такой эпизод.
    Живя в Петергофе на даче, Мария и Зоя обыкновенно по утрам ездили верхом в парке и нередко встречались с государем Николаем Павловичем, тоже совершавшим утреннюю свою прогулку верхом в сопровождении двух-трех лиц из свиты. При чем Мария всегда уверяла, что при встрече с государем, наклонившись, она смело выдерживала, не опуская глаз, его упорный, тяжелый взгляд, так сильно всех смущающий.
    Однажды встретившись таким образом в аллее парка Николай Павлович, проводив долгим взглядом обеих амазонок, проговорил: «однако же, какие эти Азанчевские родовитые» - слова, которые в тот же день были переданы родителям.
    Другой раз, по видимому, заинтересовавшись юными амазонками, так часто с ним встречавшимися, государь велел передать отцу их , Павлу Матвеевичу, что не подобает двум молодым девицам совершать прогулки верхом одним без сопровождения кавалера или беррейтора , но Мария не захотела подчиниться заботливым словам государя и продолжала ездить вдвоем с сестрой, не взирая на замечания.
    Вера Павловна, веселая, оживленная, вышла замуж за Леонида Николаевича Шишкова. Он один из первых русских химиков был послан государем в Париж расследовать ту бомбу, что была брошена итальянцем Орсини в Наполеона III и, в
    присутствии многочисленных ученых, со страхом ожидавших результата, разложил ее на части, этим самым произведя сенсацию в ученом мире.
    Вообще он считался завидным женихом, принадлежа к старинному дворянскому роду. Отец его, женатый на княжне Грузинской, богатый помещик Рязанской губернии, был одним из первых основателей Сельскохозяйственного общества в России.
    Мария Павловна вышла замуж за Александра Семеновича Унковского. Произошло это после возвращения Александра Семеновича в Петербург после коронации императора. Он стал бывать в доме Азанчевских на Литейной, где его встречали с отменной любезностью, и 27 января 1857 г. состоялась свадьба с Марией Павловной. Они имели двух дочерей – Екатерину и Надежду.
    Когда Мария Павловна вышла замуж, ее старшая сестра Зоя Павловна, с которой ее соединяла особенно сильная дружба, была уже несколько лет замужем за Евгением Венцеславовичем Пеликаном, лейб-медиком государя Николая Павловича. Талантливый доктор , красивой наружности и имевший огромный успех у женщин, он был один из тех счастливцев, кому судьба улыбалась. Происхождения он был довольно
    скромного, из небогатой семьи, проживающей в Литве, хотя Надежда Александровна утверждала, что род Пеликан ведет свою линию от близкого друга и последователя Лютера, которому Лютер сказал: «За твой серьезный вид и философский ум ты будешь называться Пеликаном. Но у Евгения Венцеславовича ум был не философский и вид его не навевал серьезных размышлений, напротив, сам пробивший себе дорогу и
    достигнув блестящего положения в свете, он мог применить к себе Державинские стихи:
    Увы! – то как не умудриться,
    Хоть раз цветами не увиться,
    И не оставить мрачный взор
    Так будем жизнью наслаждаться
    И тем, чем можем утешаться.
    И так, он продолжал увиваться цветами и наслаждаться жизнью, пока не наступил день когда кредиторы его, терпеливо ожидавшие до поры до времени, упорно не потребовали уплаты долгов, тогда он решил жениться и не унывая, начал подыскивать себе богатую невесту с аристократическими связями в петербургском обществе. Выбор его пал на Зою Павловну Азанчевскую. Не долго Евгений Венцеславович за ней
    ухаживал, но только она полюбила его той беззаветной любовью, на которую способна глубокая женская страстная душа.
    За то Павел Матвеевич долго не соглашался на брак своей дочери с Е.В. Пеликаном. Ему не нравилось его чуждое русскому дворянству происхождениеи вполне оценив человека, он не верил супружескому благополучию своей дочери с ним.
    Только через год, видя страдания дочери, он дал согласие, при этом сказав: «Ну уж ежели так влюбилась в своего «докторишку», выходи за него замуж». Как только официально был объявлен женихом, Евгений Венцеславович тотчас же предъявил Павлу Матвеевичу для уплаты счет своих долгов, что тот, поморщившись, исполнил, не уменьшая крупного приданого, назначенного дочери.
    У Надежды Александровны долго хранился дневник ее матери Марии Павловны, пока он не был отнят у нее во время обыска в начале революции. Между прочим, она упоминает о том, что они часто с матерью Марией Павловной ездили кататься на Острова в коляске в сопровождении доктора Манда, второго лейб-медика при государе Николае Павловиче.
    Лейб-медик Манд был тот, кому втихомолку нашептываниями приписывали, что по требованию самого государя Николая Павловича, не перенесшего унижения Севастопольского поражения, он дал ему яд. Достоверно то, что в ночь тотчас
    же после смерти государя доктор Манд тайным образом был преповожден за границу и до конца жизни, живя в Германии, получал пенсию от русского правительства.
    Таким образом, к 60-м годам вся семья Азанчевских распалась. Все три дочери были замужем, - младший сын Михаил, вопреки воле отца, требовавшего, чтобы он поступил в Преображенский полк, бежал потихоньку в Германию учиться музыке
    и лишенный наследства разгневанным отцом за непослушание жил там скромно на средства сестры своей Зои Павловны. После смерти Павла Матвеевича оба старших брата щедро вернули ему причитающуюся ему часть отцовского наследства.
    Другой брат Николай Павлович был женат на московской красавице Бенедикте Алексеевне Кошелевой.
    В Петербурге благодаря своим связям с музыкальным миром и протекции Великой княжны Е.П. Михаил Павлович после возвращения из Германии был назначен директором Петербургской консерватории.

    Павел Матвеевич Азанчевский со своей дочерью Марией прибыл специально на коронацию из Петербурга в Москву. В Москве у него были большие дома и, кроме того его подмосковное имение находилось в десяти верстах от города и хотя он нигде не служил и не имел придворного чина, но в 12-м году находясь в рядах ополчения гор. Москвы и принадлежа к московскому дворянству, считавшемуся по традиции почетным хозяином столицы во время пребывания в ней царских особ.
    У Павла Матвеевича, как и у Екатерины Николаевны много было в Москве родственников, способствовавших к процветанию и благоустройству города.
    Так Глебову – генерал-аншефу при Екатерине II – принадлежал на Кудринской Садовой тот огромный особняк, завещанный им городу для устройства приюта неимущим вдовам военных, погибших в войне, - впоследствии знаменитый Вдовий дом ведомства императрицы Марии. Он же пожертвовал крупную сумму денег на основание Елизаветинского института для благородных девиц и его наследникам в знак благодарности были предоставлены 7 вакансий в институте, перешедших сначала Марии Сергеевне Мухановой, как родственнице, а потом Марии Павловне. Из того же источника Мария Павловна имела права на пять коек в Ново-Екатерининской больнице № 1 – Марьинской, тоже получив их по наследству от Марии Сергеевны, владевшей ими благодаря пожертвованиям на устройство этих больниц все того же генерал-аншефа Глебова. И глебовские вакансии в Елизаветинском институте и койки в Екатерининской больнице давали возможность маме постоянно приходить на помощь родителям, не имеющим средств дать хорошее воспитание своим дочерям и какого-нибудь больного бедного человека поместить в больнице, в которой содержание и уход были исключительно хорошими.
    Не имея братьев и сестер, ближайшими родственниками Павла Матвеевича считались князь Еропкин, женатый на его двоюрдной сестре, дом которого на Остоженке был впоследствии превращен в Коммерческое училище, и Перская, тоже двоюрдная его сестра, жившая в том прекрасном, стильном особняке (особняк этот, отреставрированный пренадлежал в последние годы перед революцией Абрикосовым), красующимся до сих пор на углу Остоженки и Штатного переулка.
    Надежда Александровна вспоминала как ее мать Мария Павловна водила ее к своей тетушке Перской. Она была очень стара. Худенькая старушка сидела в гостинной на диване красного дерева, типичного для 30-х годов 19-го века, подпираемая вышитыми бисером подушками. Чай с печеньем, вареньем и разными сладостями подавал лакей на серебряном подносе, а потом компаньонка, тоже старушка, подвела меня к стеклянному шкафчику, где хранились масса разных старинных стильных безделушек. В комнате было светло от яркого солнца, выглядывавшего в большие окна. Вот все, что
    я помню. Вскоре старушка Перская умерла и после ее смерти у нас в доме появились, как помню, несколько старинных, явно 18-го или даже 17-го века, серебряных предметов и фамильный образ Казанской Божей матери весь в жемчугах, с
    большим рубином в бриллиантовой оправе.
    По всей вероятности, Павел Матвеевич переселился с семьей в Петербург в 30-х годах, когда удачным ведением своих дел он увеличил уже без того очень крупное свое состояние и, купив на Литейной большой особняк, барственно проживал в
    нем с детьми все последовавшие годы до старости лет, когда после смерти жены, оставшись одиноким и больным, переселился ко второму сыну, жившему в Москве, в полученном от отца доме на Большой Никитской.

    У Надежды Александровны долго сохранялся большой портрет Павла Матвеевича. Портрет очень хорош и , по мнению знатоков, написан большим художником. Его приписывали кисти Тропинина, но подписи нет, а есть только на обратной
    стороне надпись: «написан крепостным графа Строганова».
    Так и остается неизвестным, кто был этот талантливый художник. Портрет написан в светлых, воздушных, мягких тонах и Павел Матвеевич на нем изображен совсем юношей, сидящим с книгой в руках у открытого окна. Весь костюм обличает конец 18-го века: короткие штаны, чулки, слегка напудренные волосы окаймляют красивое, с довольно крупными чертами лицо, полное твердости и энергии, и во всем облике
    чувствуется та гордая аристократичность, что свойственна людям из поколения в поколение привыкших властвовать, а не подчиняться. Портрет отца Марии Павловны всегда висел в ее комнате и кажется это была единственная вещь, которую
    она потребовала взять из богатой обстановки петербургского дома на Литейной.
    Судя по единственному портрету, уцелевшему до времен революции, большой фотографии, снятой с дагерротипа, когда Мария Павловна была невеста, у нее было много с отцом: те же удлиненные черты лица, строгое выражение глаз, а главное во всем облике тот же слегка гордый аристократизм, что выделяет породистого человека из толпы.

    Следующий любопытный материал об Азанчевских

    Первый эпизод связан с пребыванием Ленина в Смоленске в 1900 году.
    Газета «Смоленский Вестник» 14 июля 1900 года сообщила, что в «Европейскую гостиницу» прибыл... г. Ульянов». Владимир Ильич, следовательно, появился в Смоленске 13 июля по дороге за границу. Сообщение «Смоленского Вестника» подтверждают и воспоминания жены Ивана Бабушкина Прасковьи Рыбас:
    — В начале июня 1900 года... я уехала в Смоленск, где Иван Васильевич уже работал на постройке трамвая... В июле 1900 года заехал к нам Владимир Ильич Ленин. Это было время создания «Искры». Владимир Ильич перед отъездом за границу заехал для передачи различных инструкций и партийных поручений тов. Бабушкину...
    В некрологе, посвященном памяти соратника и друга, Ленин пишет о Бабушкине:
    «Идея создания за границей политической газеты «Искры» встретила с его стороны самую горячую поддержку».
    Теперь мы точно знаем: обсуждение вопроса о создании газеты происходило 13—14 июля 1900 года, когда один из «старых товарищей» Бабушкина по петербургскому «Союзу борьбы за освобождение рабочего класса», Владимир Ульянов, уезжал за границу...
    В указанном выше номере «Смоленского Вестника» сообщается, что одновременно с «г. Ульяновым» в Смоленск приехал и некто «г. Струве». В отличие от Владимира Ильича лидер «легальных марксистов», как и подобает столичному барину, остановился не в скромной «Европейской гостинице», а в более фешенебельном «Гранд-отеле». Однако и прибыл и уехал он в один и тот же день с Владимиром Ильичем...
    Смоленск по тем временам не был ни университетским, ни промышленным центром. И Ленин мог посетить его совершенно легально. Это он и сделал по дороге за границу, куда выехал 16 июля, видимо, уже не заезжая во избежание новых полицейских репрессий ни в Петербург, ни в Москву. Остается предположить, что именно в Смоленске состоялось последнее перед окончательным политическим разрывом свидание будущего главного редактора «Искры» с представителем «легальных» марксистов. Ведь Ленин стремился привлечь к литературной и финансовой поддержке революционной газеты и этих весьма ненадежных попутчиков.
    Быть может, однако, легальная встреча со Струве понадобилась Владимиру Ильичу и для прикрытия строго конспиративных бесед с Бабушкиным? Как бы то ни было, сообщение в газете помогло установить не только точную дату приезда Ленина в Смоленск, но и неизвестный даже специалистам исторический факт: встречу представителей революционного и «легального» марксизма.
    Встреча в Смоленске была, видимо, последней ленинской попыткой хотя бы временного политического соглашения о совместной борьбе против царского самодержавия с будущим идеологом буржуазного либерализма.
    Полагаем, естественно, что случайный приезд в один и тот же день и в один и тот же провинциальный город однофамильцев и В. И. Ульянова и П. Б. Струве совершенно исключен.
    К тому же «Смоленский Вестник» издавала Юлия Павловна Азанчевская (урожд. Вакар) — кузина близкой знакомой Надежды Константиновны Крупской, отлично знавшей уже в 1900 году ее мужа.
    Пройдут два десятилетия, и 9 сентября 1920 года Ленин напишет старому большевику Александру Шлихтеру — в то время председателю Тамбовского губисполкома:
    «Имею к Вам просьбу: Надежда Константиновна имеет в Тамбове знакомых ей товарищей, старуху Азанчевскую и ее дочь: Елизавета Николаевна и Анна Васильевна Азанчевские...
    Очень просит принять меры, чтобы их вполне хорошо обставить в продовольственном отношении. Старуха это заслужила вполне».
    В 1920 году Е. Н. Азанчевской было уже более семидесяти.
    Не относилась ли к отмеченным Лениным ее заслугам и та или иная подготовка немаловажных для Владимира Ильича его самых последних встреч перед отъездом в эмиграцию в середине июля 1900 года, а быть может, и финансирования «Искры» из
    весьма скромных доходов «Смоленского Вестника».

    Второй эпизод не менее любопытен. В 60-х годах в квартире моей тети – Евгении Николаевны Горбуновой (урожд. Мартыновой –выпускнице Смольного института 1918 года) в Ленинграде, на улице Красной Конницы, дом 12, состоялся интересный разговор. Была приглашена старая знакомая (даже где-то дальняя родственница) Евгении Николаевны – Надежда Олимпиевна Азанчевская. Зашел разговор о родственных связях и Надежда Олимпиевна поведала, что в 1951 году она посетила в доме пристарелых достаточно пожилую женщину, свою родственницу, Софью Васильевну Азанчевскую. Уже находясь в безнадежном состоянии (она вскоре умерла) Софья Васильевна рассказала о своем революционном прошлом, о своих близких отношениях с Лениным будучи в эмиграции в 1908 году. Трудно было поверить! Ленин в те годы в наших глазах был идолом, образцом нравственности, непогрешимым во всех отношениях. Но любопытство было сильнее оторопи и испуга. Кто была эта женщина, какое место она занимала в революционной элите, что ее связывало с «главным идеологом»? Решил внимательно посмотреть Полное собрание сочинений Ленина.
    И вот удача! Читаю: «Азанчевская, С. В. (1874—1951) — участница революционного движения, состояла в партии эсеров, потом — левых эсеров. С 1908 по 1917 год находилась в эмиграции. В 1918 году — зав. отделом финансов и член коллегии Наркомпроса. В 1920— 1921 годах — зам. зав. отделом финансов и зав. личного состава Наркоминдела. В дальнейшем работала статистиком и счетоводом».
    Софья Васильевна – старшая дочь Елизаветы Николаевны Азанчевской, упоминаемой в первом эпизоде.

    Читаю дальше:
    415 УДОСТОВЕРЕНИЕ С. В. АЗАНЧЕВСКОЙ
    1.1. 1919 г.
    Удостоверение
    Подательница — тов. Софья Васильевна Азанчевская едет в Тамбовскую губернию. Прошу советские власти оказать ей содействие по устройству ее больной сестры и матери 77 лет.
    Не выселять их и снабжать пищей.
    Пред. СНК В. Ульянов (Ленин)

    Как все это понимать? Левые эсеры – непримиримые враги большевиков. В 1918 году произошел левоэсеровский мятеж, сурово подавленный властью.
    Ленин был скуп на охранные грамоты. В полном собрании сочинений их всего несколько. Приходиться поверить исповеди старой больной женщины и лишний раз убедиться в силе личных отношений, невзирая на партийные принципы, борьбу идеологий и череду событий.
    Сообщения объединены, 12 фев 2015

    Продолжаю приводить материалы об Азанчевских

    Венчание Александра Пушкина и Натальи Гончаровой.
    Большая Никитская улица с прилегающими переулками издавна была дворянским гнездом. В 1823 - 1830 годах к Вознесенскому храму было приписано от двадцати пяти до тридцати дворов, большая часть которых принадлежала дворянам, среди которых были граф Шереметьев, генерал-майор Н. И. Васильчиков, надворный советник Н. В. Шатилов, титулярный советник А. Г. Лунин, генерал А. Н. Саблин, граф В. А.
    Бобринский , надворный советник Н. И. Иванов, статский советник и кавалер П. Б. Агарев, князь Б. М. Черкасский, княгиня Е. А. Девлет-Кильдеева, генеральша А. М. Озерова, коллежский советник и кавалер Павел Матвеевич Азанчевский, коллежский
    советник С. Ф. Саковнин, коллежский асессор Н. А. Гончаров, а остальные мещанам и купцам.
    Диакон Георгий Смирнов занимал просторный дом, находившийся в ограде Вознесенского храма, вместе с ним жили его родные братья: Иоанн и Михаил.
    В этом доме в 1828 году появился на свет третий ребенок (будущий Преподобный Софроний), который во святом крещении был наречен Сергием во имя Преподобного Сергия Радонежского. Крещение младенца Сергия было совершено на шестой день от рождения, о чем в метрической книге Вознесенского храма за 1828 год имеется следующая запись: 8 апреля у диакона Георгия Стефанова родися сын Сергий, крещен того ж месяца 14 дня. Крещение исправляли протоиерей Иосиф Михайлов, диакон Егор Степанов, дьячок Федор Семенов, восприимали коллежский советник и кавалер Павел Матвеев Азанчевский и генерала Адриана Федоровича Аничкова дочь девица Екатерина Адриановна.
    Крестный отец преподобного Павел Матвеевич Азанчевский (1789 - 1866) был незаурядной личностью. Получив хорошее домашнее образование, он начал службу актуариусом в коллегии иностранных дел, затем был перемещен в московский архив Министерства иностранных дел. В Отечественную войну был в ополчении, но возвратился с начала 1813 г[ода] в Москву. При коронации Николая I находился в числе герольдов. В 1833 г[оду] оставил службу, посвятив досуги хозяйству и писательству.
    П. М. Азанчевский был другом семьи Смирновых и являлся восприемником всех детей отца Георгия Смирнова, кроме старшей дочери Анны. В то же время П. М. Азанчевский был другом семьи Гончаровых и при венчании Натальи Николаевны
    Гончаровой с Александром Сергеевичем Пушкиным стал ее поручителем. Возможно, что именно при содействии П. М. Азанчевского семья Смирновых оказалась связанной узами духовного родства с семьей Гончаровых. Гончаровы, как и Азанчевские, были прихожанами Вознесенской церкви, поэтому отец Георгий Смирнов, вне всякого сомнения, хорошо знал членов семьи Гончаровых, в том числе и юную Наталью Николаевну.
    В 1829 году у диакона Георгия Смирнова родилась дочь Наталья, ее восприемниками в крещении стали коллежский советник Павел Матвеевич Азанчевский и коллежского асессора супруга Наталия Ивановна Гончарова, мать Натальи Николаевны Гончаровой.
    Впоследствии духовные узы, связывавшие Смирновых и Гончаровых, еще более укрепились, поскольку диакону Георгию Смирнову довелось быть непосредственным участником знаменательного события в семье Гончаровых бракосочетания Натальи Николаевны Гончаровой с Александром Сергеевичем Пушкиным.
    Венчанию предшествовал брачный обыск, в проведении которого участвовал и диакон Георгий Смирнов в составе причта Вознесенского храма.
    1831-го года февраля 18 дня по Указу Его Императорскаго Величества Никитскаго Сорока Церкви Вознесения Господня, что на Царицыной улице Протоиерей Іосиф Михаилов с причтом о желающих вступить в брак женихе 10-го класса Александре Сергеевиче Пушкине, и невесте Г-на Николая Афонасиевича Гончарова дочери Его девице Наталии Николаевной Гончаровой обыскивали и по троекратной публикации оказалось:
    1-е что они православную веру исповедуют так как святая, соборная и Апостольская Церковь содержит;
    2-е между ими плотскаго кровнаго и духовнаго родства т. е. кумовства, сватовства и крестнаго братства по установлению Св. Церкви не имеется;
    3-е состоят они в целом уме, и к сочетанию браком согласие имеют вольное, и от родителей дозволенное, жених и невеста первым браком;
    4-е лета их правильны, жених имеет от роду 31 год, а невеста 18 лет. И в том сказали самую сущую правду.
    Если же что из объявленнаго показания окажется что ложное, или что скрытое, за то повинны суду, как духовному, так и гражданскому. Во уверение всего вышеписаннаго как сами жених и невеста, так и знающие состояние их поручители своеручно подписуются.
    К сему обыску во всем вышеписанным вышеозначенный 10го класса Александр Сергеев сын Пушкин руку приложил
    К сему обыску Наталья Николаевна дочь Гончарова руку приложила.
    К сему обыску Мать ея Калежская Ассесорша Наталья Иванова Дочь Гончарова руку приложила.
    К сему обыску по женихе брат его Поручик Лев Сергеев сын Пушкин руку приложил.
    К сему обыску по женихе 9-го Класса Алексей Семенов сын Передельский руку приложил
    К сему обыску по невесте Коллегский Советник и Кавалер Павел Матвеев сын, Азанчевский руку приложил.
    К сему обыску по невесте Отец ея, Коллегский Асессор, Николай Афанасьев сын Гончаров, руку приложил.
    К сему обыску по женихе Коллежский Советник и Кавалер Князь Петр Андреев сын Вяземский руку приложил.
    Венчание состоялось 18 февраля 1831 года в трапезной части новой Вознесенской церкви, о чем в метрической книге была сделана следующая запись:
    «Февраля восьмого надесять числа в доме коллежского асессора Николая Афонасьевича Гончарова женился 10-го класса Александр Сергеич Пушкин первым браком, понял за себя коллежского асессора Николая Афонасьевича Гончарова
    дочь девицу Наталию Николаевну Гончарову, о коих надлежащий обыск с поручительством чинен был, брак совершали:
    протоиерей Иосиф Михайлов Смиренский, диакон Егор Степанов, дьячок Федор Семенов, пономарь Андрей Антонов.»
     
    Юлиа нравится это.
  4. Offline

    Ленинцев Фельдфебель

    Регистрация:
    8 фев 2015
    Сообщения:
    49
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    поиск
    Захоронения Азанчевских в Троицкое - Лобаново

    Азанчевская Екатерина Николаевна, рожд. Ушакова, р. 19 января 1801 † 28 марта 1861 (С. Троицкое-Лобаново Бронниц. у.).

    Азанчевская Софья Николаевна, вдова статскаго советника, † 7октября 1906 (С. Троицкое-Лобаново Бронниц. у.).

    Азанчевская Татьяна Афанасьевна, рожд. Перская, р. 4 мая 1754 † 16 октября 1836 г. «Тридцать один год до своей кончины отъ болезней не могла ходить и худо владела руками, но была наставницей, путеводительницей и утешением сына, любима и почитаема от всех. Ея трудами и благословением все приобретено, ея молитвами все сохраняется» (С. Троицкое-Лобаново Брониц. у.).

    Азанчевский Матвей Павлович, статский советник, р. 15 мая 1830 † 4 августа 1904 (С. Троицкое-Лобаново Бронниц. у.).

    Азанчевский Павел Матвеевич, статский советник, р. 15 октября 1789 † 11 октября 1866. «До преклонных лет своих был заботливым попечителем своего семейства и оставил чувство искренней признательности в детях своих, молящихся, да упокоит Господь Бог душу его и да сотворит ему вечную память» (С. Троицкое-Лобаново Бронниц. у.).

    ТРОИЦКОЕ-ЛОБАНОВО Коломенский у. / Ступинский р-н. С Казанского вокзала до ст. "Бронницы", далее автобусом на Никоновское до ост. "Поворот" 17 км, далее пешком 6 км. Владельцы: кн. Лобановы-Ростовские (кон. XVII в.), в т. ч. стольник Яков Иванович Лобанов-Ростовский (нач. XVIII в.), кн. Семен Федорович Волконский (с 1757), писатель, библиотекарь Моск. архива Министерства иностранных дел Павел Матвеевич Азанчевский (нач. XIX в.— 1866), С. Н. Азанчевская (1890—1911). Памятники: Троицкая церковь (кон. XVI в., перестроена в XVIII и XIX вв.), колокольня (1767), трапезная (1837), церковная ограда (1843); не сохр.— старый деревянный храм, господский дом, конюшни. Флора: пейзажный парк средних размеров (сохр. частично). Водоемы: копаные пруды (XVIII в.)
    Сообщения объединены, 11 мар 2015, время первого редактирования 11 мар 2015
    upload_2015-3-11_0-28-36.png
     
    Юлиа нравится это.
  5. Offline

    Ленинцев Фельдфебель

    Регистрация:
    8 фев 2015
    Сообщения:
    49
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    поиск
    Из статьи Марины Манафовой

    «ПРИСВОИМ ИМЯ М. П. АЗАНЧЕВСКОГО БИБЛИОТЕКЕ
    С.-ПЕТЕРБУРГСКОЙ КОНСЕРВАТОРИИ»

    Как часто случается, что люди, мало сделавшие для своих современников и потомков, вписывают свои имена на страницы истории, а иные личности, пожертвовавшие ради великих идей очень и очень многим, в силу обстоятельств, а порой и собственной скромности, остаются в тени и забвении. Человеку свойственно забывать свою историю, своих предшественников, те имена, с которыми связаны важные свершения прошлого. К большому сожалению, подобная участь не миновала и одного из ярчайших деятелей русской музыкальной культуры второй половины XIX века Михаила Павловича Азанчевского.

    М.П. Азанчевский принадлежал к числу благородных и преданных своему делу людей. Родился он в 1839 г. в Москве (умер там же в 1881 г.), но значительную часть своей жизни он провел в Петербурге. С Петербургом связан расцвет его творческой и общественно-музыкальной жизни. Здесь он учился в Школе гвардейских подпрапорщиков, в 1856 г. поступил в гражданскую службу, но вскоре оставил ее и всецело посвятил себя музыке.

    Русская музыкальная культура обязана М.П. Азанчевскому очень и очень многим. Как пишет А. Климовицкий, «с его директорством в Петербургской консерватории связан целый ряд мер и преобразований, способствовавших - вопреки настойчивым требованиям и установкам императорского двора - дальнейшему упрочению и развитию рубинштейновских традиций, упрочению основ русского профессионального музыкального образования.». Поэтому А. Рубинштейн, оценивая развитие консерватории в период десятилетия между 1867 и 1877 гг. и отмечая, что далеко не все отвечало его представлениям и идеалам, тем не менее, назвал Азанчевского среди тех, «при ком сделано было много хорошего, даже чудесного».

    М.П. Азанчевский был директором Петербургской консерватории с 1871 по 1876 гг, он был еще и главой петербургского отделения Русского Музыкального Общества).

    Величайшей, на мой взгляд, заслугой Азанчевского перед консерваторией стало приглашение к преподаванию в 1871 г. Н.А. Римского-Корсакова. Это, бесспорно, было одним из самых блистательных шагов Азанчевского – администратора. «Летом 1871г., - писал впоследствии Римский-Корсаков в «Летописи», - случилось важное событие в моей музыкальной жизни. В один прекрасный день ко мне приехал Азанчевский, только что вступивший в должность директора Петербургской Консерватории. К удивлению моему, он пригласил меня вступить в консерваторию профессором практического сочинению и инструментовки, а так же профессором, то есть руководителем оркестрового класса. Очевидно, мыслью Азанчевского было освежить заплесневевшее было при Зарембе руководство этими предметами приглашением в лице моем молодой силы». После этого наступил «заговор молчания» в концертах РМО вокруг произведений Н.А. Римского-Корсакова, длившийся около 3-х лет. И прекращен он был не без влияния Азанчевского – как председатель дирекции петербургского отделения РМО, он настоял на исполнении «Антара». Концерт состоялся 10 Января 1876 г. Дирижировал сам автор.

    К числу не менее замечательных деяний Азанчевского относится и приглашение на должность профессора обязательной и специальной теории Г.А.Лароша, выдающегося музыкального ученого и критика, привлечение к преподаванию известной певицы Н.А. Ирецкой и других.

    В 1871 г. Азанчевский организовывает оркестр из преподавателей и студентов, который, хотя и просуществовал недолго, но все же дал несколько «просветительских концертов». Как писал впоследствии Л. Ауэр, «его (Азанчевского) высокие культурные достижения позволили ему поднять Петербургскую консерваторию до уровня консерваторий Парижа и Брюсселя. Вся система преподавания была изменена, и целая плеяда молодых русских музыкантов вошла в преподавательский персонал.»

    Ставя высоко значение общего образования для музыканта, Азанчевский ввел правила о выдаче диплома тем, кто прошел необходимый образовательный ценз или выдержал испытания при научных классах консерватории. Стремясь поднять качество образования, Азанчевский увеличил число ученических состязательных вечеров, проверочных экзаменов и установил «допускать на публичные испытания лишь более способных и успевающих». Казалось бы, подобные меры контроля не должны были положительно сказаться в его репутации в студенческой среде. Тем не менее, те, кто обучался в консерватории в годы директорства Азанчевского, очень тепло отзывались о нем.

    Из всех частных библиотек в России, самая капитальная, и по литературной полноте, и по множеству библиографических редкостей, конечно, та, которую он (Азанчевский) пожертвовал в консерваторию. И мы можем лишь удивляться тому благородству и той беззаветной преданности, которая заставила М. Азанчевского преподнести столь ценный дар своему учебному заведению.

    upload_2015-3-11_19-53-48.png upload_2015-3-11_19-58-21.png
     
    PaulZibert и Юлиа нравится это.
  6. Offline

    Ленинцев Фельдфебель

    Регистрация:
    8 фев 2015
    Сообщения:
    49
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    поиск
    upload_2015-3-13_19-42-32.png
    Сообщения объединены, 13 мар 2015, время первого редактирования 13 мар 2015
    От Великих государей царей и Великих князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцев
    В нашу отчину в Смоленск окольничему нашему и воеводе Ивану Алексе-евичу Мусину – Пушкину со товарищи по нашему Великих Государей указу учинено нашего Великих Государей жалования стольнику нашему Ивану Васильеву сыну Азанчееву к прежнему ево окладу к поместному к 730 четвертям, к денежному к 44 руб придачи поместного 650 четвертей денежного 67 рублей и всего ему учинен оклад с придачами поместного 1000 четвертей денежного и за перехожие четверти 130 руб и как к Вам сия наша Великих Государей грамота придет и вы окольничий наш и воевода велели в Смоленску в приказной избе в шляхетском списке под именем его Ивановым тот его оклад приправить.Писан в Москве лета 7178 февраля в 12 день. Подлинная грамота за скре-пою дьяка Андрея Виниюса, за справою Гришки Суравцова помета 7198 февра-ля 28 дня учинить по сему.
     
    Юлиа нравится это.
  7. Offline

    Ленинцев Фельдфебель

    Регистрация:
    8 фев 2015
    Сообщения:
    49
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    поиск
    Товарищество «Пороховщиков и Азанчевский» сумело получить в аренду у самого Священного Синода прекрасный участок, где стояли двух-этажные корпуса синодальной типографии. Выдающуюся роль в этом деле сыграл компаньон Пороховщикова — Н.П.Азанчевский, такой же отставной гвардейский штабс-капитан и выдающийся пройдоха. В отличие от вечно уно-сившегося мечтами ввысь, но малопрактичного Пороховщикова, он всегда знал с кем нужно поговорить, где, кому и сколько дать. Свою репутацию выдающе-гося хитреца он подтвердил позже, в восьмидесятых годах, когда стал одним из директоров Московского городского кредитного общества, не имея за душой ничего, кроме носильного платья и многотысячных долгов!

    В 1870 году в полученном в аренду владении (Никольская, 17) началось возведение комплекса, включавшего комфортабельную гостиницу и зал для концертов и собраний. А центром и экономической основой, обеспечивающей существование всего комплекса, должен был стать большой крытый рынок, удобный для торговли во все времена года. Под гостиницу и зал отводились надстраиваемые и реконструируемые корпуса вдоль улицы, а для рынка в глу-бине участка сооружалось новое, полукруглое в плане здание еще невиданного в Москве типа. Высокий, в два этажа центральный зал, освещаемый верхним светом, опоясывали галереи с небольшими торговыми помещениями.

    ИДЕИ у застройщика возникали и менялись одна за другой, а потому комплекс возводился какими-то урывками. Сначала уличные корпуса надстро-или до трех этажей с отделкой фасада по проекту Р.А.Гедике, затем решили увеличить высоту еще на этаж, но вскоре эта мысль была оставлена. Чертежи рыночного корпуса во дворе выполнил помощник архитектора Н.И.Антонов. Вокруг центрального, освещенного верхним светом зала шли два яруса галерей, на которые выходили небольшие помещения лавок.

    Большое внимание Пороховщиков уделил концертному залу, располо-женному во втором этаже гостиничного корпуса. Будучи по своему собствен-ному определению убежденным «монархистом-народником», Александр Алек-сандрович собирался придать помещению особое идейное значение, сделав его «Чертогом» или «Палатой русской славы». Отделку зала в «русском стиле» спроектировали петербуржцы А.Л.Гун и П.Е.Кудрявцев

    Помимо архитекторов, к отделке зала отставной штабс-капитан решил привлечь и художников. После долгих размышлений над содержанием огром-ного полотна, призванного подчеркнуть значение «Палаты», он остановился на теме «Славянские композиторы». Список маэстро, удостоенных чести попасть на грандиозное полотно, составил будущий основатель московской консервато-рии Н.Г.Рубинштейн. А вот с исполнением дело поначалу не заладилось: зна-менитый в то время художник К.Маковский запросил за картину аж 35 тысяч — цену немыслимую даже для тароватого Пороховщикова. И тогда тот нашел молодого и дешевого, но перспективного живописца, который взялся увекове-чить славянских музыкантов всего за полторы тысячи целковых. Безошибочное чутье и художественный вкус не подвели заказчика — выбранный им новичок именовался И.Е.Репиным.

    В 1872 году с невиданной помпой прошло торжественное открытие комплекса. Данное ему название — «Славянский базар » удивительно удачно сочетало указания как на его идейное значение, так и на экономический базис — то есть крытый рынок. Но больше всего москвичам понравилась гостиница, удивительно комфортабельная для Москвы того времени. Чистые, светлые но-мера, вежливая прислуга, неплохие удобства сделали ее привлекательной для интеллигентной публики. Недаром ее стены могут похвастаться пребыванием многих художников, композиторов, писателей, путешественников.

    Рынок же подкачал. Как это не раз случалось с Пороховщиковым, его замыслы далеко опередили свое время. В русском селе нашлось слишком мало «интеллигентных тружеников», готовых торговать продуктами своего труда в удобных, но дорогих и вдобавок загнанных в глубину двора рыночных лавках.

    Всего через два года Пороховщикову пришлось расстаться с любимой мечтой — крытый рынок решено было переделать в роскошный ресторан. На первый взгляд, это кажется странным — убежденному славянофилу более при-стало открыть в своем Славянском комплексе привычный для Москвы трактир с традиционной русской кухней. А тут... Вместо половых в белых рубахах — официанты во фраках, вместо тяжелых скамеек — мягкие стулья, вместо куле-бяк и растегаев — суфле-вертю и тортю-фреш. Удивленно чесала голову купе-ческая Москва. Но в том-то и дело, что при всех своих недостатках Порохов-щиков был неглуп и решителен. Его давно раздражали застойная московская жизнь, закоснелые московские привычки, грязь и купеческая дурь. Искренне любя Москву, заботясь о ее интересах, стараясь возвеличить имя русского, Александр Александрович в своем стремлении к прогрессу никогда не останав-ливался перед ломкой отживших традиций.

    И с рестораном он попал в самое яблочко. В роскошный огромный обе-денный зал с разнообразной кухней потянулось купечество новой формации — из тех, что уже не считали обязательными для себя волчью шубу, самовар и пять-шесть дюжин блинов на закуску перед обедом. Особенно популярными в «Славянском базаре » стали деловые завтраки, подававшиеся до двух часов. Ча-сто в ресторане за столиками вершились миллионные сделки. А бывшие лавки на галереях превратились в уютные отдельные кабинеты, где можно было спо-койно вкушать чудеса кулинарного искусства в компании верных друзей или прекрасных дам

    ВОТ ТАКОЙ непростой оказалась история широко задуманного ком-плекса. Исчез незадачливый рынок, зато его броское имя унаследовали лучшие в Москве гостиница и ресторан

    Оправдывая свое почетное имя, именно они оказались в центре бурных событий лета и осени 1876 года. Несанкционированная активность москвичей вызвала тихую оторопь у московских властей. С одной стороны — вроде дело неплохое, с другой — как еще посмотрят на нее в «Сам-Пятибрюхе». А тот упорно молчал. Наконец, не выдержал жандармский полковник Мезенцев. При-гласив к себе Пороховщикова, он потребовал немедленно прекратить «это без-образие». Однако уже на следующий день, испугавшись взятой на себя ответ-ственности, жандарм уже в спокойном тоне посоветовал Александру Алексан-дровичу самому решить скользкий вопрос со своим тезкой — царем. Ход был ловким: приема у российского самодержца часто не удостаивались и куда более именитые персоны, так что Мезенцев был уверен в отказе Пороховщикова от безнадежного предприятия. К удивлению хитрого жандарма владелец «Славян-ского базара» немедленно отправился в путь, в далекую Ливадию, где отдыхало августейшее семейство. И чудо свершилось — царь, который в бытность свою наследником состоял шефом Семеновского полка, дал аудиенцию бывшему од-нополчанину. Затем произошло второе чудо: пунктуальнейший Александр II вместо намеченных распорядком дня 15 минут уделил Пороховщикову целых полтора часа!

    Придворные отметили слова, которыми царь окончил прием» «Ступай с Богом, спасибо тебе!». Немного, наверное, нашлось бы на свете рестораторов, удостоившихся подобных почестей у российских самодержцев!

    Немудрено, что событие привлекло колоссальный интерес и попало даже в записки знаменитого К.П.Победоносцева, будущего обер-прокурора Свя-щенного Синода: «Некто Пороховщиков, известный в Москве прожектор (то есть прожектер — А.Р.), спекулянт и человек весьма сомнительной репутации, стал героем дня. Самозванно, не имея ни от кого полномочия, он поехал в Ли-вадию, был принят государем императором в частной, по-видимому, продол-жительной аудиенции и вернулся в Москву торжествующим пророком — воз-вещать волю монаршую и виды правительства. Говорят, что на обратном пути из Ливадии в Москву он телеграфировал в попутные города, вызывая к себе даже представителей власти, которые выслушивали его с благоговением».

    Здесь очень интересна данная Пороховщикову оценка. Конечно, Побе-доносцев был махровым реакционером, но при том (большая редкость в рос-сийских правящих кругах) имел на плечах умную голову и отлично разбирался в людях. Так что, его отзыву, в общем-то, можно доверять.

    Тем более, что его словам вторят и другие современники: «Непрерывно выдвигал свою кандидатуру в городские головы А.А.Пороховщиков, крупный предприниматель, строитель «Славянского базара », Теплых рядов и многих других больших домов. Несомненно даровитый, ловкий, предприимчивый, он однако не производил впечатления серьезного человека, который заслуживал бы общественного доверия». Это написал вдумчивый и спокойный мемуарист — князь В.Голицын.

    Но, как ни странно, визит несерьезного Пороховщикова к царю дал се-рьезные плоды: через пару недель, по дороге вПитер царь сказал в Московском Кремле речь, воспринятую как декларацию об открытой поддержке Россией борьбы южных славян, а еще спустя несколько месяцев началась русско-турецкая война. Теперь в «Славянском базаре» собирали подарки для русских солдат, замерзавших на Шипке и яростно штурмовавших неприступную Плев-ну, а заодно для дружин болгарских ополченцев, плечо к плечу с русскими бившихся против своих вековых угнетателей.

    Так была вписана первая славная страница в историю «Базара». Затем пошли другие, уже мирного характера. Большая их часть связана с «Чертогом русской славы», ставшим одним из любимых мест для выступлений выдаю-щихся музыкантов и певцов, проведения съездов и собраний, чествований юби-ляров и знаменитых гостей Москвы.

    ПО-ПРЕЖНЕМУ блистал ресторан. В его оценке сходились все путево-дители — первоклассный. Завтраки (наиболее популярные в «Базаре» трапезы) подавались от половины двенадцатого до двух часов и стоили в начале ХХ века от 60 копеек (совсем скромный) до полутора рублей. Обеденным считалось время до половины восьмого вечера, когда порционный обед обходился от од-ного рубля 25 копеек до двух с полтиной. Во всякое время за 35 копеек можно было пропустить рюмочку с набором разнообразной закуски. Наконец, ужины растягивались до двух часов ночи и фиксированной таксы на них не устанавли-валось — выбирай, что хочешь, по меню.

    Вот так однажды, а именно с 21 на 22 июня 1897 года до поздней ночи засиделись в «Славянском базаре » драматург-режиссер В.И.Немирович-Данченко и купец К.С.Алексеев. Обсуждали они предполагаемое объединение руководимых Немировичем-Данченко драматических классов Московского филармонического общества и созданного Алексеевым «Общества любителей искусства и литературы».

    Тянувшуюся под приличествующие случаю возлияния и закуску нескончаемую беседу прервал метрдотель, сообщивший о закрытии ресторана. Любителей театрального искусства это не смутило — переговоры продолжались в подмосковном имении Алексеева «Любимовка», что по Ярославской дороге. В результате слияния обществ возник новый коллектив, получивший все-мирную известность под именем Московского Художественного театра, а воз-главили его вместе В.И.Немирович-Данченко и К.С.Станиславский, заменивший звучным псевдонимом обыденную фамилию Алексеев. Так «Славянский базар» стал колыбелью МХАТа.

    НЕСКОЛЬКО хуже обстояли дела с гостиницей, на протяжении тридцати лет остававшейся лучшей в Москве. Но всему приходит конец. Вот что пишет о «Славянском базаре » путеводитель начала ХХ столетия: «Прекрасное обширное здание с великолепным обеденным и концертным «Русским» залом. 130 номеров роскошно и комфортабельно обставленных, ценою от 1 руб. 75 коп.до 30 руб. в сутки с бельем и освещением».

    Упоминание «белья и освещения» несколько настораживает, равно как и отсутствие сведений об удобствах, которыми располагали новейшие «Метро-поль» и «Националь» — лифтах и телефонах. И уж совсем поражает следующая фраза — «Ванна 1 р. 50 к.». Видимо, возможность помыться после трудов пра-ведных включали в перечень услуг, за которые взимали дополнительную плату. Что поделаешь, прогресс в гостиничном деле был слишком стремителен. Во время постройки «Славянского базара » Москва не имела ни нормального во-допровода, ни канализации, и даже фантазии Пороховщикова не хватило для предположения, что спустя всего четверть века ванна в номере станет обяза-тельной принадлежностью комфортабельной гостиницы.

    Немудрено, что слава «Славянского базара » быстро пошла на убыль. Самые громкие его посещения остались в прошлом, XIX столетии, а в ХХ при-ходилось принимать публику попроще — хоть и состоятельную, но без особых запросов

    Закономерным стал конец морально устаревшего отеля. После переезда в Москву (в марте 1918 г.) Советского правительства большинство гостиниц заняли ведомства новой власти.В «Славянском базаре » обосновался Народный комиссариат юстиции. И если современные гостиницы постепенно возвращались к выполнению своих исконных обязанностей, то «Славянский базар » так и оставался в распоряжении различных организаций.

    Его концертный зал, бывший «Чертог русской славы», на славу послу-жил театральному искусству. С тридцатых годов его поочередно занимали вновь возникавшие театры — Юного зрителя, Московский кукольный, Детский музыкальный. Репинское полотно «Славянские композиторы» перебралось в фойе Большого зала Московской консерватории — лучшего места для него, пожалуй, и не придумаешь!

    А ЧТО ЖЕ ресторан? Он вновь открылся лишь в 1966 году, но уже ни-когда не достигал прежних высот. А в декабре 1993 сильный пожар, один из многих в волне огненных бедствий, прокатившийся в те годы через центр Москвы, уничтожил всю отделку и внутренние конструкции полукруглого кор-пуса ресторана во дворе. Но через пару лет один из старейших московских ре-сторанов опять принимает посетителей под своим славным названием, взыва-ющим к великому единению славянских народов.
    Сообщения объединены, 23 мар 2015, время первого редактирования 23 мар 2015
    upload_2015-3-23_12-58-50.png
     
    PaulZibert и Юлиа нравится это.
  8. Offline

    Ленинцев Фельдфебель

    Регистрация:
    8 фев 2015
    Сообщения:
    49
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    поиск
    В 7162 [1654] году поведал мне в обители Преподобного Сергия человек, по имени Ермола Азанчеев, о чуде Преподобного чудотворца Сергия следующее.
    В недавние годы он вместе со старцем Боголепом был послан от нас вниз по реке Волге, на монастырскую рыбную ловлю, и случилось так, что старец по-слал его из города Тетюши на монастырский рыбный промысел более чем за 600 верст, в стан, называемый Черебаево, у конца Золотых гор; и отправил с ним на промысел денег пятьдесят рублей. Ермола, увидев проезжавших мимо стрельцов и иноземцев, сел на струг, доехал до рыбного стана и деньги довез.

    Однако, приехав в стан, он узнал от своих бывших тут промышленников, что стан ограблен разбойниками-казаками и находившиеся здесь люди избиты пал-ками, а кроме того, разбойники похвалялись на следующую ночь прийти опять и ограбить и разорить все, что еще оставалось в стане.

    Услышав об этом, Ермола испугался и рассказал одному из своих про деньги, что были с ним, от прочих же утаил, боясь, как бы не узнали про монастырскую казну разбойники. Договорившись между собой и утаясь от прочих, Ер-мола и товарищ его, по имени Павел, сели в небольшую лодочку и поехали на остров, находившийся неподалеку, сложили деньги в кожаную сумочку, да еще кошелек с деньгами, завернув в лист бумаги, положили сверху на сумочку и за-копали в землю под одним из деревьев. Заметив место, они вернулись опять в стан, и никто не знал об этом. Несколько дней они оставались в стане, постоянно были вместе, ни днем ни ночью не отлучаясь друг от друга, и призывали на помощь Преподобного чудотворца Сергия, да избавит их от внезапной беды и не предаст промысел на поругание врагам, на полное разорение.

    "Когда же, по молитвам Преподобного Сергия, – рассказывал Ермола, – избавились мы от разбойников и не было слышно про них, пришло время вернуть деньги на промысел. Мы вместе с Павлом поехали на остров и, придя на место, нашли его пустым. Там, где мы спрятали деньги, земля была раскопана, и сумки и кошелька мы не нашли, видели только разорванный и брошенный на том месте лист бумаги, в который был завернут кошелек с деньгами. Увидев это, мы пришли в ужас и от великой скорби долгое время не могли говорить, только смотрели друг на друга и недоумевали. Мы ни разу друг с другом не разлуча-лись, никому о тайнике не говорили и подозрений ни на кого не имели, но по-думали: разве что камышники, случайно раскопав, взяли, потому что на том месте и вокруг него мы видели след звериный или песий. И стали мы плакать и рыдать, вздыхая и сетуя о приключившейся напасти, и решили между собой не возвращаться ни на промысел, ни в монастырь, из которого посланы были, по-тому, мол, что не поверят нам и обвинят в воровстве. И договорились так: уйдем далеко, в незнакомые земли, присоединимся к разбойникам и будем с ними заодно.

    Проплакав довольно долго, мы впали в забытье и стали ходить по острову, то вперед, то назад поворачивая, и опять ходили по одним и тем же местам, без смысла глядя по сторонам. И тут вспомнили мы о чудесах Преподобного Сергия и стали призывать святого на помощь, обращаясь к нему, как к живому: "Неужели тебе, свету нашему, угодно это, что мы от такой напасти хотим по-гибнуть душою и телом? Смилуйся над нами, Преподобне отче, помоги нам и не отринь нас от своей обители, не дай душам нашим впасть в вечную погибель!" И это, и еще многое другое говорили мы от горести своего сердца.

    Долго ходили мы и опять пришли на место, где было спрятано наше сокровище, и стали распутывать след, и, довольно долго походив по тому месту, за-шли в лес саженей на сорок или больше, – и, по молитвам Преподобного Сер-гия, нашли сумочку свою и кошелек, лежащие в одном месте – деньги все оказались в сохранности, только сумочка была искусана зубами.
    Найдя их, мы закричали от радости и от всей души воздали благодарение Преподобному Сергию, потому что его святыми молитвами избавились от напасти".
    Нагруженные рыбными запасами, Ермола и Павел вернулись в обитель Преподобного Сергия, рассказали нам обо всем и, собственноручно все записав, принесли мне; я же, услышав эту историю, повелел сделать запись, в честь и в похвалу Преподобному, чтобы не были забыты чудеса святого.
    Сообщения объединены, 24 мар 2015, время первого редактирования 24 мар 2015
    upload_2015-3-24_12-47-8.png
    Сообщения объединены, 24 мар 2015
    upload_2015-3-24_14-11-10.png
     
  9. Offline

    Ленинцев Фельдфебель

    Регистрация:
    8 фев 2015
    Сообщения:
    49
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    поиск
    upload_2015-3-31_0-8-3.png
     
    PaulZibert нравится это.
  10. Offline

    Ленинцев Фельдфебель

    Регистрация:
    8 фев 2015
    Сообщения:
    49
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    поиск
    upload_2015-3-31_16-14-48.png
    Сообщения объединены, 31 мар 2015, время первого редактирования 31 мар 2015
    Формулярный список о службе и достоинстве Мстиславского городничего, состоящего по армии капитана Азанчевского.
    марта 31 дня 1851 года


    Капитан Николай Васильев сын Азанчевский Мстиславский городничий сорока лет из потомственных дворян уроженец Орловской губернии православного исповедания имеет орден Святой Анны 4 степени на шпаге за храбрость.
    Из 1-го С.Петербургского кадетского корпуса выпущен прапорщиком 1832 февраля 17 дня в конно-артиллерийскую № 1 роту, имея тогда отроду 20 лет.
    По воле начальства переведен в 24 артиллерийскую бригаду 11 декабря 1832 г,
    16 артиллерийская бригада 1834 22 февраля,
    резервная № 1 батарея той же бригады 1834 8 июня,
    переименована 16 в 13 артиллерийскую бригаду 1835 апреля 26,
    переведен в 19 артиллерийскую бригаду легкую № 4 батарею 1838 13 июля,
    4 октября 1841 г. уволен за болезнью от службы штабс-капитаном с мундиром и пенсионом,
    определен чиновником особых поручений к генерал-губернатору Витебскому, Могилевскому и Смоленскому 1843 марта 3,
    определен в Мстислав полицмейстером 24 октября 1843 г.,
    переименован в 1847 г. в городничие,
    зачислен по армии штабс-капитаном 21 марта 1850 г.,
    за отличие по службе 26 февраля 1851 г. произведен в капитаны.

    Женат на девице Марье Ивановой дочери, имеет сыновей: Виктора род.1843 г. ноября 24 Рославль, Леонида 1844 декабря 2, Евгения 1845 декабря 4 Мсти-славль, Александра 1850 апреля 10 Мстиславль, Николая 1851 г. 8 апреля Мстиславль, дочь Зинаиду 1849 апреля 10 Мстиславль, (Юлия – родилась позже - в 1854 году).
    У отца 300 душ крестьян в Смоленской губернии (родовое имение) и 300 душ крестьян в Орловской, Черниговской и Могилевской губерниях (благоприобретенные)
    Николай Васильевич родился в селе Морачеве Орловской губернии Брянского уезда, венчан в церкви села Криволесье Рославльского уезда. Отец Николая Васильевича – Василий Демьянович Азанчевский. Мать – Ольга Николаевна урожд. Повало-Швейковская.

    Был в походах - 1839 г. марта 25 дня при следовании в арьергарде из крепости Абинской в Новониколаевскую получил контузию в правое ухо. При перенесении из Кубани к Черноморью Армянского аула, при отражении нападения горцев на транспорт при следовании в Абмческое укрепление и за бывшие там дела удостоился получить Высочайшее благоволение.
    С 19 по 25 марта находился в составе отряда под начальством подполковника Хлюстина, конвоировавшего транспорт при следовании от Ольничевского укрепления к Абмческому и Николаевскому укреплениям.
    28 апреля при отражении горцев близ Ново-Екатерининского моста и за ока-занную в сем случае храбрость Всемилостивейше пожалован орденом Святой Анны 4 степени с подписью за храбрость.
    С 10 июня по 30 августа 1839 г. находился на восточном берегу Черного моря под начальством генерал-лейтенанта Раевского при работах по возведению форта Лазарева, участвовал в перестрелках происходивших все это время.
    31 августа в амбаркации войск при форте Лазарев и при высадке их 4 сентября в крепости Анапе.
    4 сентября при движении из Анапы к вершинам реки Мискал.
    С 12 сентября по 9 октября при возведении форта Раевского и в перестрелках 16 и 27 сентября, 2 и 8 октября в следовании колонн со строительными материалами и лесными припасами от реки Мискал к Нмколаевской станице и обратно.
    с 19 по 22 октября в движении отряда обратно от Минаги к станице Витязевой и оттуда к Черноморью по день возвращения на квартиры и в перестрелках бывших при том.
    В 1840 г. под начальством его же генерал-лейтенанта Раевского на восточном берегу Черного моря со времени выступления войск на сборные пункты до возвращения на зимние квартиры находившихся в амбаркации войск.
    10 мая десант при устье реки Туапсе при работах при возведении Вольямин-ского укрепления.
    22 мая десант при устье реки Псезуапе , 28 мая при поимках в долине Псезуапе и при уничтожении покинутых аулов.
    При работах по сооружению форта Лазарева и в перестрелках во время рубки леса 17, 23, 25 и 30 июня, 5 и 17 июля.
    В амбаркации войск и в следовании на зимние квартиры по 16 октября того же года.
     
    Юлиа нравится это.
  11. Offline

    Ленинцев Фельдфебель

    Регистрация:
    8 фев 2015
    Сообщения:
    49
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    поиск
    upload_2015-4-1_12-54-36.png
    Сообщения объединены, 1 апр 2015, время первого редактирования 1 апр 2015
    upload_2015-4-1_13-3-45.png
    Сообщения объединены, 1 апр 2015
    Ваше Превосходительство
    Милостивейшая Государыня

    Юлия Федоровна!

    Уполномоченный доверенностью отца моего гвардии капитана Василия Демьяновича Азанчевского прибыл я ныне в С.Петербург для хождения по тяжебным делам, при чем имею от него поручение возвратиться к нему вместе со старшими сестрами, проживающими до сего времени у замужней сестры, муж коей жандармского корпуса майор Бердяев по назначению своему отправляется ныне в Архангельскую губернию, и младшими, кончившими курс воспитания в Смольном Девичьем Монастыре в марте месяце минувшего 1833 года.
    Находя бесполезным дальнейшее мое пребывание здесь по делам и соображаясь с обстоятельствами, я должен возвратиться в нашу деревню Смоленской губернии в самом скорейшем времени, почему всепокорнейшее прошу Ваше Превосходительство, обратив внимание на наши обстоятельства, исходатайствовать Высочайше Ея Императорского Величества разрешение на увольнение из Смольного Монастыря сестер моих Ольги и Екатерины Азанчевских, дабы я мог возвратиться с ними к отцу моему, который по болезненному состоянию должен был воспользоваться случаем необходимого моего сюда приезда, ибо по расстроенным нашим обстоятельствам излишнее здесь проживание да и самые путевые издержки весьма ощутительны.
    Обращая снисходительное внимание Вашего Превосходительства я несомненно уверен, что по попечительности о вверенных особе Вашего Превосходительства девицах не откажите по сей моей просьбе, основанной на поручении отца моего исходатайствовать на сей предмет Высочайшее Ея Императорского Величества разрешение в ожидании коего с истинным высокопочитанием и совершенной преданностью честь имею пребыть.

    Вашего Превосходительства
    Милостивейшей Государыни
    Покорнейший слуга
    Артиллерии поручик и кавалер Александр Васильев сын Азанчевский 1834 года февраля 17-го дня.

    В вышепрописанной выше родителя нашего о возвращении сестер наших из Смольного Монастыря подписуемся Анна Азанчевская Варвара Азанчевская.
    Жительство имею в поместье отца моего Смоленской губернии Рославльского уезда. Временное пребывание в Петербурге.
     
  12. Offline

    Ленинцев Фельдфебель

    Регистрация:
    8 фев 2015
    Сообщения:
    49
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    поиск
    1853 года июня 9 дня по указу Его императорского Величества Черниговское Дворянское Депутатское собрание слушали дело по прошению помещика Мглинского уезда Гвардии капитана Василия Демьянова сына Азанчевского о внесении его в дворянскую родословную книгу Черниговской губернии и выдаче ему копии с определения.

    Из дела этого видно, истребованными сим собранием из Смоленского Дворянского Депутатского Собрания в копиях документами удостоверяется:

    1-е что родоначальник фамилии Азанчевских значится по делу Василий Азанчевский

    2-е копию привелии Короля Польского Владислава 4 1643 года, что благородному Василию Азанчевскому пожалованы поместья: пустоши Шигольбицы, Глушково, Глебово и Пищалово, от сего Василия родились сыновья: Филон, Александр, Дмитрий, Иван и Данило

    3-е копию выписи выданной из Вотчинного департамента 2 марта 1849 года Гвардии капитану Василию Азанчевскому, что по грамоте 1657 года даны Филону Азанчееву Рославльского уезда деревни Казанова и пустоши Дедкова, Заразская, Рышковщино, Сидова и Резанова, по переписным книгам 1668 г. записанными за Филоном состояла деревня Казанова, Новое Резаново, Погорелово и пустоши, Рышковицина, а по указу Великого государя Федора Алексеевича 1681 г. велено в Смоленском и Рославльском уездах поместье Филона Азанчеева деревни Данилово, Мутино, Козаново, Старое и Новое Резаново, Погорелое, Рышковщина с пустошами справить за родными братьями его Смоленскими шлячтичами Александром, Дмитрием, Иваном и Данилою Азанчеевыми, от Ивана Васильева родился сын Яков а от Якова сыновья Викентий и Демьян и что они Викентий и Демьян Яковлевы Азанчевские в 1762 году разделили имение оставшееся после деда Ивана Васильева и отца Якова Иванова Азанчевских Рославльского уезда в селе Резанове и деревнях Погорелой и Курцевой

    4-е копию раздельной записи утвержденной в Смоленской палате Гражданского Суда 25 ноября 1786 г.. что вдова Анна Михайловна с сыновьями Николаем, Василием и Петром Азанчевскими разделили именье после смерти первого мужа, а последних отца Демьяна Яковлева Азанчевского Смоленского и Раславльского уездов, в разных деревнях и пустошах и в том числе деревне Резанове , которая по разделу досталась на часть Василия Азанчевского

    5-е копию со свидетельства Рославльского Земского суда 18 августа 1849 года за № 10371 удостоверенного Смоленским Губернским правлением, что находящаяся в Рославльском уезде имение в деревне Резанове есть то самое которое жаловано было предку фамилии Азанчевских шляхтичу Ивану Васильеву Азанчевскому и что оно существует в тех самых местах, в каких показано по документам Азанчевских, и, переходя по наследству состоит и ныне во владении Василия Демьянова Азанчевского

    6-е копию указа об отставке Василия Демьянова Азанчевского данного из Государственной Военной коллегии 16 октября 1802 года, что он в службу вступил в Гвардию сержантом 1785 марта 17, произведен в прапорщики 1797 апреля 16, подпоручики 1798 марта19, поручики 1799 августа 19, штабс-капитаны 1801 апреля 22 и уволен по прошению капитаном 1802 годом октября 8 числа.

    На основании означенных документов Смоленское Дворянское Депутатское собрание по определениям его 30 января 1822 и 7 числа марта 1851 годов состоявшимся внесли капитана Василия Демьянова Азанчевского с родом его в шестую часть родословной книги и дело о дворянстве рода Азанчевских вместе с родословною рода сего представило Правительствующему Сенату в департамент Герольдии при рапорте от 12 марта 1851 г. за № 445.

    Правительствующего Сената департамент Герольдии, рассмотрев документы Азанчевских , указом от 5 июля 1851 года за № 4326 в Смоленское Дворянское Депутатское собрание последовавшим утвердил означенное определение того собрания в отношении капитана Василия Демьянова Азанчевского во всей силе.

    Как из вышеизложенного видно, что Гвардии капитан Василий Демьянов сын Азанчевский по определению Смоленского Дворянского Депутатского собрания 30 января 1822 года и 7 числа марта 1851 годов состоявшимся внесен в шестую часть родословной книги Смоленской губернии и в древнем дворянском достоинстве подтвержден указом Правительствующего Сената Департамента Герольдии от 5 июля 1851 года за № 4326 в Смоленское Дворянское Депутатское собрание последовавшим, то руководствуясь означенными определениями Смоленского Дворянского Депутатского собрания и указом Правительствующего Сената и на основании 139 и 1479 ст. VX т. св. зак. разд. 1842 г. Гвардии капитана Василия Демьянова сына Азанчевского причислить к дворянству Черниговской губернии внесть в шестую часть дворянской родословной книги и выдать ему с сего определения копию с надлежащим засвидетельствованием за представлением от него двух листов гербовой бумаги при чем согласно 1480 статьи IX тома и постановлению Губернского собрания Дворянства в 14 день мая 1851 года состоявшимся взыскать с него Азанчевского за внесение его в родословную книгу в пользу Дворянской кассы десять рублей серебром, о чем Правительствующего Сената Департаменту Герольдии с приложением копии с сего определения донести на благорассмотрение, доложить в рапорте , что документы и родословная с дворянства рода Азанчевских представлены в Правительствующий Сенат при рапорте Смоленского Дворянского Депутатского собранияот 12 марта 1851 года за № 445, а Г. Предводителя Дворянства Мглинского уезда уведомить для сведения, причем просить Г.Предводителя взыскать с Азанчевского как следуемые в дворянскую кассу десять рублей серебром как и за гербовую бумагу вместо которой в сем собрании по оттиску нашему употреблена простая, всего за 6 листов один рубль восемьдесят копеек серебром, прислать первые десять рублей на счет Г. Азанчевского в сие собрание, а последние отослать в местное уездное казначейство и по отсылке уведомить прямо от себя Черниговскую Казенную Палату, в которую о зачислении означенных денег в недоимку ныне от сего собрания отнесть.

    Подлинное определение подписал за Г. Губернского Предводителя Дворянства и депутатов Депутат Дворянства Молявка.
    Сообщения объединены, 3 апр 2015, время первого редактирования 3 апр 2015
    Выписка из разных документов о службе
    Азанчевских в составе Смоленской шляхты


    Список шляхты Смоленского воеводства 1650 r.

    Василий Азанчевский

    Крестоприводная именная книга польских и москов-
    ских людей - шляхты, солдат, гайдуков и пашенных кре-
    стьян, вышедших в сентябре из Смоленска. [1654 г.]


    Василий Азанчеев

    Разборный именной список 3-х статей шляхты. 1668 г.

    Александр Азанчеев

    Дмитрмй Азанчеев

    Списки именные Смоленской, Бельской и Рословской
    шляхты полков Володимера Швейковского и Михайла
    Лицкина, приехавших на государеву службу в Большой
    Полк боярина князя Василья Голицына в город Севск.
    1680 г.


    Александр Васильевич Азанчеев

    Иван Васильевич Азанчеев

    Дмитрий Степанович Азанчеев

    Список разбору боярина князя Ивана Борисовича Тро-
    екурова Смоленским, Бельским и Рославским чиновным
    шляхтам, которые определены в службу в полках и напи-
    саны по Московскому списку 1680 г.


    Филон Азанчеев

    Разборные три списка Смоленской, Бельской и Рослов-
    ской шляхты как оставленной в домах своих и уволенных
    от службы так и находящихся у дел розбору боярина князя
    Троекурова. 1680r.


    Филимон Азанчеев

    Дмитрий Васильевич Азанчеев

    Список шляхте приехавшей в Москву. 1682 r.
    Росписной список Смоленской шляхте Дорогобужским
    Белским Рословским столникам ротмистрам стряпчим
    поручикам рейтарам и других чинов людям. 1687 г.


    Александр Васильевич Азанчеев

    Иван Васильевич Азанчеев

    Данило Васильевич Азанчеев

    Генерала майора Константинова полку Лярского на-
    чальные и чиновные люди и рядовая смоленская и бель-
    ская и рословская шляхта на службу великих государей в
    полк к боярину и воеводе к Борису Петровичу Шеремете-
    ву приехали в «...» годе апреля в 25-м числе (не ранее 1682
    г. и не позднее 1689 г.)


    Александр Васильевич Азанчеев

    Иван Васильевич Азанчеев

    Андрей Александрович Азанчеев

    Петр Дмитриевич Азанчеев

    Список со смотренного списка Смоленской шляхты
    полку боярина Борис Петровича Шереметева бывшего в
    Ыкерманском (?) походе 1695 г.


    Александр Васильевич Азанчеев

    Иван Васильевич Азанчеев

    Андрей Александрович Азанчеев

    Петр Дмитриевич Азанчеев

    Разборный список Смоленской шляхте и рейтарам и о
    высылке их Великого Государя на службу. 1700 г.


    Александр Васильевич Азанчеев

    Иван Васильевич Азанчеев

    Петр Дмитриевич Азанчеев

    Василий Александрович Азанчеев

    Самойло Александрович Азанчеев

    Самойло Самойлович Азанчеев

    Список Смоленской шляхте по наряду не явившейся
    во Псков на службу Великого Государя и отпущенным за-
    старостью и болезнями в домы. 1701 г.


    Дмитрий Васильевич Азанчеев

    Список Смоленским шляхтам, не явившимся в походе
    к смотру генерал-фелдмаршала Шереметева. 1701 г.
    Именной список 1704 сентября 28 смоленской шляхте
    рейтарам и драгунам высланным на службу Великого Го-
    сударя в поход. 1704 г.


    Василий Азанчеев

    Самойло Азанчеев

    Данило Азанчеев

    Иван Васильевич Азанчеев

    Петр Дмитриевич Азанчеев

    Иван Дмитриевич Азанчеев

    Список Смоленской шляхте начальным и чиновным
    людям и редовой шляхте которые служат его великого
    государя службу конно тако ж заполочным и отставным.
    [1721 г.]


    Александр Васильевич Азанчеев

    Иван Васильевич Азанчеев

    Петр Дмитриевич Азанчеев

    Иван Дмитриевич Азанчеев

    Иван Дмитриевич Азанчеев (меньшой)

    Михаил Дмитриевич Азанчеев

    Самойло Александрович Азанчеев

    Данило Александрович Азанчеев

    Яков Иванович Азанчеев

    Список начальным и чиновным людем столником и
    стряпчим и рядовой Смоленской шляхте которые служат
    его Императорского величества службу конно, тако ж за-
    полочным и отставным. 1722 г.


    Самойло Александрович Азанчеев

    Данило Александрович Азанчеев

    Яков Иванович Азанчеев

    Петр Дмитриевич Азанчеев

    Иван Дмитриевич Азанчеев

    Иван Дмитриевич Азанчеев (меньшой)

    Михаил Дмитриевич Азанчеев

    Александр Васильевич Азанчеев

    Иван Васильевич Азанчеев

    Имянной список Смоленской природной начальным и
    чиновным и рядовой шляхте. 1727 r.


    Иван Дмитриевич Азанчеев

    Петр Дмитриевич Азанчеев

    Данило Александрович Азанчеев

    Василий Александрович Азанчеев

    Михаил Дмитриевич Азанчеев
     
    Юлиа нравится это.
  13. Offline

    Ленинцев Фельдфебель

    Регистрация:
    8 фев 2015
    Сообщения:
    49
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    поиск
    Упоминания Азанчеевых в имущественных документах

    Лантрацкая книга
    1716 год – за Смоленским шляхтичем Иваном Васильевым сыном Азанчеевым Шельбицы Смоленского уезда Ивановский стан.

    1-я ревизия – 1724 год
    За стольником и Смоленской шляхты поручиком Иваном Васильевым сыном Азанчеевым Шильбицы Смоленского уезда Ивановский стан.

    2 – я ревизия – 1747 год
    За смоленским шляхтичем Демьяном Яковлевым сыном Азанчеевым Шильбицы Смоленского уезда Ивановский стан.

    3 – я ревизия – 1761 год
    За Смоленской шляхты полковником Демьяном Яковлевым сыном Азанчевским Шильбицы Смоленского уезда Ивановский стан.
    1762 г. августа 24 дня полковник Викентий Яковлев сын Азанчевский дал запись брату своему родному полковнику Демьяну Азанчевскому в том что разделили они меж себя полюбовно:
    Викентию – Рославльский уезд, Ветлицкий стан, Резаново, Погорелое, Курцово.
    Демьяну – Смоленский уезд, Ивановский стан, Шильбицы,речка Рассажа, Пищаловка. Рославльский уезд, Ветлицкий стан,Старое Резаново.
    Их мать – Анна Андреевна (покойная).
    1773 год Векентия сын Яков д. Курцово заложил и просрочил.
    Сообщения объединены, 6 апр 2015, время первого редактирования 6 апр 2015
    Обязательство
    На основании V-й главы параграфа 26-го Высочайше утвержденного, в 13 день июня 1849 года Положения Института Корпуса Инженеров Путей Сообщения я нижеподписавшаяся даю сию подписку в том, что представленный мною в Институт племянник мой родной Виктор Николаев сын Азанчевский будет взят мною из онаго немедленно, если начальство Заведения признает его подлежащим увольнению или исключению по неизлечимой болезни, по предосудительному поведению, по неудовлетварительным успехам в науках и т.д.

    Дочь гвардии капитана Анна Васильевна Азанчевская
    31 августа 1857 г.
     
    Юлиа нравится это.
  14. Offline

    Ленинцев Фельдфебель

    Регистрация:
    8 фев 2015
    Сообщения:
    49
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    поиск
    Азанчевские, Азанчеевы и Азанчеевы-Азанчевские, дворянский род, происходящий от «московского дворянина» Василия Мартемьяновича Азанчеева и записанный в VI часть родословных книг Смоленской и Московской губерний. Если судить по фамилии, то вполне вероятно прослеживаются татарские корни (литовские или волжские). Азан - у мусульман призыв на молитву с минарета.

    Основатель рода Василий Мартемьянович Азанчеев (у него был брат Ян – но о нем ничего не известно) состоял в списке осажденных царем Алексеем Михайловичем смолян в 1654 году. В 1657 году занимался подкопными работами под Москвой-рекой с целью выхода из Кремля в Замоскворечье, став образно говоря «метростроевцем XVII века».

    О нем идет речь в докладе царю князя Юрия Алексеевича Долгорукого. Из которого следует, что в ноябре 1657 года «смольянин» Василий Азанчеев пытался соорудить ход под Москвой-рекой в районе нынешнего Крымского моста. Отступив 150 метров от реки и спустившись на глубину около 10-ти метров, Азанчеев принялся устраивать «подкоп».

    Но в этом месте подкопщикам встретились грунтовые воды и подкоп затопило. Азанчеев устроил другой подкоп в семидесяти метрах выше по реке, но его постигла та же участь. Осмотрев берега Москвы-реки, «смольянин» выбрал новое место подкопа - напротив Новинского монастыря, однако царь приказал рыть ход напротив Саввинского монастыря. Чем закончились работы под руководством Азанчеева, история умалчивает, но в 1658 году царь Алексей Михайлович пожаловал его в «московские дворяне» (чин в тогдашней иерархии). Четверо сыновей Василия (Александр, Иван, Дмитрий, Данило) были пожалованы стольниками.

    Потомки Василия Азанчеева носили фамилии и Азанчеевы, и Азанчевские, и Азанчеевы-Азанчевские. Многие представители рода верно служили России. Среди них были известные военные, общественные деятели, писатели, композиторы. Павел Матвеевич Азанчевский был поручителем за Наталию Гончарову при ее венчании с Александром Сергеевичем Пушкиным. Один из его сыновей - Михаил Павлович Азанчевский, известный в свое время композитор, руководитель Русского музыкального общества в Петербурге, заведовал Санкт-Петербургской консерваторией с 1870 по 1876 годы.

    После 1917 года часть представителей рода оказались за границей, часть была репрессирована, оставшиеся достойно трудились, некоторые из них сражались на фронтах Великой Отечественной Войны.
     
    Юлиа нравится это.
  15. Offline

    Ленинцев Фельдфебель

    Регистрация:
    8 фев 2015
    Сообщения:
    49
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    поиск
    Азанчеев Ермолай (2-я четв. XVII в.) - поэт "приказной школы". Известна его неопубликованная "епистолейца" к некоему Марку Ивановичу (ГИМ, Чуд. собр., N° 359 (57), л. 9 об.-П), начинающаяся двустишием: "Горняя убо от Бога славы выну желаем, / О том убо всегда радостное веселье совершаем". Адресат устанавливается по акростиху: "Господарю Марку Ивановичю Ермолка Азанчеев челом биет". Из текста ("Радостию приях твое прежнее ко мне начертание") ясно, что автор и адресат регулярно обменивались "относительно-силлабическими" посланиями.

    Лит.: Панченко А. М. Русская стихотворная культура XVII века. Л., 1973. С.49
    Сообщения объединены, 20 апр 2015, время первого редактирования 20 апр 2015
    В 1731 г. возникло дело о "чуде Шелбицком", раздутое Феофаном (Прокопович) и надолго лишившее Гедеона (епископ Смоленский) покоя. В ноябре 1730 г. бывший в параличе католик Шукеевич исцелился от иконы Богоматери в деревне Шелбицах Смоленского уезда, в доме помещика Азанчеева.(Иван Васильевич) Икона эта была "шкаплерная", т. е. Богоматерь на ней имела в руках кармелитский "шкаплер", или наплечник, с начертанием имен Иисуса и Марии, по мнению католиков, избавляющий носителей его от мук чистилища. Гедеон велел взять икону в Смоленский собор, поставил ее сначала в алтаре, а потом в самой церкви и дозволил служить молебны, хотя и не перед образом, но перед царскими вратами. Феофан ухватился за это, чтобы повредить Смоленскому епископу. Он усмотрел в деле "некие и немалые тайны беззакония, к смущению Церкви Российския или хотя к посмеянию Российской нации производимые" и поднял грандиозный. розыск про "шалбирское или плутовское" чудо. Оправдываясь, Гедеон неосторожно заметил, что написание имен Иисуса и Марии на шкаплере "Церкви Восточной не противно, как не противно на печатаемых в Москве антиминсах изображения копия, трости, губы и проч.". С чисто Феофановской, ядовитой и зловещей для его жертв, казуистикой вице-президент Синода запутывал Гедеона при усердном поддакивании своих угодников Питирима Нижегородского и Леонида Крутицкого. "Ответ епископа притворный и не от истины, — рассуждал Синод со слов Феофана, — в каком разногласии ответствовать не точию б архиерейской, да еще в школьном учении достаточной персоны, но и простому человеку отнюдь бы не бессрамно быть имело... сравнял шкаплер с изображениями крестных страданий Спасителя на антиминсах, и тако Его Преосвященство от исповедания Западной Церкви весьма недалече отстоит, аще и не всем внешним видом, то внутренним согласием". В "обстоятельном ответствии" Синоду Гедеон особенно убедительно восстал против нелепого обвинения в том, что он "вводит римское суеверие". "Невозможно мне оное вводить или утверждать, — писал Гедеон, — которое я и прежде учением в школах Московских и ныне чрез все лета бытности моей в епархии моей по крайней моей силе всяким образом искореняю, как зде всем известно".

    Со смертью в 1736 г. Феофана исчезла рука, направлявшая дело ко вреду Гедеона; но дело тянулось еще около 8 лет и лишь в 1743 г. было сдано в архив.
    Сообщения объединены, 20 апр 2015
    Возглавлял Смоленское ополчение отставной генерал-лейтенант Николай Петрович Лебедев. В его рапорте от 12 сентября 1812 г. М. И. Кутузову представлен список отличившихся чиновников Смоленского ополчения и среди них - Рославльского уезда окружной начальник штабс-капитан Азанчевский. Смоленские ратники по мере необходимости передвигались в Вязьму, Сычевку, Можайск и Бородино. В Бородинском сражении они отличились тем, что выбегали вперед фронта во время самого жаркого боя и подбирали раненых. Их выдающееся мужество заслужило одобрение и благодарность М. И. Кутузова. В битве под Малоярославцем смоленские ополченцы строили батареи прямо под неприятельским огнем.



    РОСЛАВЛЬСКИЙ УЕЗД.

    Тысячный.

    Штабс-капитан Богдан Яковлевич Азанчевский.

    Пятисотенные:

    Штабс-капитан Тимофей Федорович Есипович.

    Штабс-капитан Иван Федорович Судовский.

    Капитан Демьян Степанович Прозаркевич.

    Сотенные.

    Поручик Федор Васильевич Потемкин.

    Поручик Прокофий Алексеевич Людоговский.

    Прапорщик Лаврентий Иванович Буланцев.

    Поручик Николай Гаврилович Роговцев.

    Поручик Петр Михайлович Кулеш.

    Поручик Филипп Родионович Судовский.

    Подпоручик Прокофий Павлович Есипович.

    Подпоручик Петр Павлович Есипович.

    Подпоручик Дмитрий Львович Курош.

    Поручик Иван Иванович Прикот.

    Прапорщик Николай Николаевич Потресов.

    Штабс-капитан Павел Филиппович Мильковский.

    Поручик Семен Иванович Прикот.

    Подпоручик Тимофей Павлович Есипович.

    Пятидесятники:

    Прапорщик Дмитрий Александрович Скугаревский.

    Губернский регистратор Иван Яковлевич Зерфит.

    Прапорщик Петр Степанович Киткин.

    Прапорщик Павел Гиетрович Андреев.

    Недоросль Павел Семенович Судовский.

    Юнкер Укол Петрович Сорнев.

    Унтер-офицер Дмитрий Семенович Толпыга.

    Коллежский регистратор Павел Владимирович Кректашев.

    Коллежский регистратор Иван Степанович Рыков.

    Унтер-офицер Степан Борисович Ваулин.

    Унтер-офицер Михей Ларионович Душак.

    Прапорщик Петр Васильевич Чигар.

    Прапорщик Иван Степанович Тюпин.

    Унтер-офицер Василий Михайлович Будаев.

    Губернский секретарь Павел Павлович Белавенцов.

    Унтер-офицер Сергей Иванович Зенкович.

    Прапорщик Самуил Дмитриевич Скугаревский.

    Подпоручик Петр Каплин.

    Юнкер Яков Сорнев.
    Сообщения объединены, 20 апр 2015
    Иван Васильевич Азанчеев
    Имел сословное звание «Стольник» - проходил по так называемому Московскому списку,

    В 1734 году? Антон (Иван) Гавлинский привез из Литвы шкаплерную икону Пресвятой Богородицы , которую получил в благословение от дяди , ксенза-кармелита в г. Мстиславле, и передал на хранение в дом Смоленского шляхтича Ивана Васильевича Азанчеева в деревне Шелбицы Смоленского уезда, где она находилась в сделанном Азанчеевым серебряном окладе и резном киоте и стояла в им же построенном «для молебнов и акафистов» приделе («срубце, или костелике»), где «римские ксензы отправляли мшу».
    И.Азанчеев допускал это «потому что таков был обычай, что ксензы приезжали из-за рубежа для милостыни, бывали во многих домах и отправляли мшу даже в простых светлицах». Мша – польская католическая обедня.
    Сообщения объединены, 20 апр 2015
    Сохранившийся экземпляр польско-латинского словаря польского лексикографа Григория Кнапского ( 1564 – 1639 ) хранит информацию на первых листах книги. Запись от руки гласит: «Та ксенга Семена Корсака дарована Василью Азанчееву» На последней странице – дата славянскими буквами «Лета 7172 (1664)-го», т. е.с 1660-х гг книга уже была в России и сменила нескольких владельцев.
    Можно только предполагать, - что сблизило этих двух людей, эти два рода. Оба они были в числе защитников Смоленска в период осады его войсками Алексея Михайловича в 1654 году, а затем остались в городе и перешли на службу русскому царю.
     
    Юлиа нравится это.
  16. Offline

    alekceich2013 Приказный

    Регистрация:
    28 мар 2014
    Сообщения:
    19
    Спасибо SB:
    48
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    москва
    Интересы:
    военная история
    В деревне Троица обнаружился вот такой надгробный камень. На трех его сторонах есть надписи. «Гвардии полковник Демьян Степанович Азанчевский» (даты рождения и смерти отсутствуют), «Супруга его Пелагея Васильевна Азанчевская» (с датами то же самое), «Сын их Гвардии штабс-капитан Степан Демьянович Азанчевский» родился 19 мая 1831 года, 15… 1860 года"
    http://myvl.ru/blog/local_history/13393.html
     
    Юлиа нравится это.
  17. Offline

    Ленинцев Фельдфебель

    Регистрация:
    8 фев 2015
    Сообщения:
    49
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    поиск
    Да, есть такой полковник (род. в 1795 году) - сын офицера Генштаба Степана Демьяновича Азанчевского (род. в 1747 году) и Марии Осиповны (фамили пока нет) . Сын полковника Степан Демьянович, жена Варвара Александровна Лихарева ( первая или вторая - неизвестно).
     
    Юлиа нравится это.
  18. Offline

    alekceich2013 Приказный

    Регистрация:
    28 мар 2014
    Сообщения:
    19
    Спасибо SB:
    48
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    москва
    Интересы:
    военная история
    А как оказался на Псковской земле?
     
  19. Offline

    Рачинский Поручикъ

    Регистрация:
    13 июл 2011
    Сообщения:
    78
    Спасибо SB:
    51
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Уважаемый Николай Николаевич! Спасибо за Ваши поиски и находки по истории рода Азанчевских, а заодно и моего, ибо наши рода находятся в родственных связках, следовательно, и мы с Вами в родстве. Я ни разу Вас не видел (или не знал?) на наших редких пока заседаниях Смоленского Землячества. Хотелось бы Вас видеть на этих мероприятиях, хотя бы. Делаете большое дело - поднимаете Правдивую историю рода - страны. Я тоже пытаюсь это делать.
     
  20. Offline

    Dassler Завсегдатай SB

    Регистрация:
    30 июл 2014
    Сообщения:
    155
    Спасибо SB:
    497
    Отзывы:
    16
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нелидово
    Интересы:
    Краеведение
    1921 год. Зач что карает Губчека. Вячеслав Николаевич Азанчевский.
    12.jpg
     
    PaulZibert нравится это.

Поделиться этой страницей