Российские планы десантной операции на Босфоре

Тема в разделе "Разговоры о истории", создана пользователем PaulZibert, 30 янв 2011.

  1. PaulZibert
    Online

    PaulZibert Администратор

    Регистрация:
    28 апр 2008
    Сообщения:
    19.001
    Спасибо:
    13.445
    Отзывы:
    195
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Порѣчье
    Интересы:
    Русская Армия в ПМВ, Красная Армия
    Цитата
    В конце XIX — начале XX веков европейские державы боролись за раздел распадающейся Османской империи (см. также статью Восточный вопрос). Кроме того, присутствие британского флота в Проливах и у черноморских берегов России после Крымской войны сильно беспокоило российских политиков.    В сентябре 1879 года в Ливадии состоялось совещание высших сановников под председательством российского императора Александра II, на котором обсуждался вопрос о возможной судьбе Проливов в случае распада Османской империи. Как писал участник совещания дипломат П. А. Сабуров, Россия не могла допустить «постоянной оккупации Проливов Англией». Была намечена задача: «овладение Проливами в случае, если обстоятельства приведут к уничтожению турецкого господства в Европе». В качестве союзника России называлась Германия, которой взамен предлагалось гарантировать сохранение в ее составе Эльзаса и Лотарингии. По итогам этого совещания П. А. Сабурову был направлен в Берлин для переговоров.    К концу XIX века Черноморский флот по огневой мощи многократно превосходил турецкий флот, но британская средиземноморская эскадра превосходила Черноморский флот по числу броненосцев. Чтобы компенсировать британское превосходство англичан в броненосцах, российское командование планировало внезапный захват Босфора, а при возможности — и Дарданелл. Затем планировалось заграждение Проливов минами и установка на берегах тяжелых артиллерийских орудий. Специально для этого был создан так называемый «особый запас». Он создавался в условиях полной секретности, и даже в закрытых документах для высших офицеров его назначение по возможности не раскрывалось. Первоначально в составе «особого запаса» были тяжелые береговые орудия (штатные для береговых крепостей) и некоторое количество полевых орудий. Так, в 1894 г. только в Одессе в «особом запасе» состояли: 11-дюймовых (280-мм) береговых пушек — 5; 9-дюймовых (229-мм) береговых пушек — 10; 6-дюймовых (152-мм) пушек весом 190 пудов — 7; 107-мм батарейных пушек — 20; 9-дюймовых (229-мм) береговых мортир — 36, а всего — 78 орудий.    Для разведки в зону Проливов под видом дипломатов и туристов периодически направлялись офицеры российского Генерального штаба. В октябре 1881 г. капитан 2 ранга С. О. Макаров был назначен командиром стационера «Тамань» (колесный пароход постройки 1849 г.) в Константинополь. В течение нескольких недель Макаров на шлюпке или на «Тамани» скрупулезно исследовал Босфор, при этом речь шла якобы о чисто научных целях — изучении двух противоположных течений, существующих в проливе на разных глубинах. На самом же деле, скорее всего, Макаров вел разведку: изучал возможности действия боевых кораблей в проливе, возможные места высадки десантов и минных постановок.    В декабре 1882 года сотрудник российского посольства в Константинополе А. И. Нелидов представил Александру III записку «О занятии Проливов». В записке указывалось на нестабильное положение Османской империи и возможность ее распада, что таило угрозу позициям России на Балканах и ее причерноморским владениям. Нелидов предлагал, в зависимости от обстановки, три варианта занятия проливов: 1) открытой силой в случае российско-турецкой войны; 2) неожиданным нападением при обострении отношений с Османской империей или внешней опасности; 3) мирным путем с помощью союза с Османской империей    В июле 1883 года Нелидов был назначен послом России в Османской империи. В январе 1885 года он подал Александру III записку «О задачах русской политики в Турции». Указывая на враждебные России действия европейских держав, на их все более активную экспансию в Малой Азии, Нелидов требовал занятия Босфора и даже Дарданелл. При этом, по мнению Нелидова, предпочтителен был мирный путь, основанный на договоренности с турецкими чиновниками или их подкупе.    В сентябре 1885 года Александр III направил начальнику Главного штаба Н. Н. Обручеву письмо, где заявлял, что главная цель России — занятие Константинополя и Проливов. Император писал: «Что касается собственно Проливов, то, конечно, время еще не наступило, но надо быть готовыми к этому и приготовить все средства. Только из-за этого вопроса я соглашаюсь вести войну на Балканском полуострове, потому что он для России необходим и действительна полезен»    В июне 1895 года в Петербурге состоялось совещание, рассмотревшее ход выполнения программы строительства Черноморского флота, на котором было заявлено о готовности к занятию Верхнего Босфора 35-тысячным российским десантом. Затем предполагалось получить дипломатическим путем право свободного прохода российского флота через Дарданеллы.    6 июля 1895 года в Петербурге было собрано «Особое совещание» в составе министров: военного, морского, иностранных дел, посла в Турции А. И. Нелидова, а также высших военных чинов. В постановлении совещания упомянуто о «полной военной готовности захвата Константинополя». Далее сказано: «Взяв Босфор, Россия выполнит одну из своих исторических задач, станет хозяином Балканского полуострова, будет держать под постоянным ударом Англию, и ей нечего будет бояться со стороны Черного моря. Затем все свои военные силы она сможет тогда сосредоточить на западной границе и на Дальнем Востоке, чтобы утвердить свое господство над Тихим океаном». Но министр иностранных дел Н. К. Гирс был категорически против проведения операции.    Планы операции по высадке в Босфоре рассматривались на совещании министров 5 декабря 1896 года под председательством Николая II. В совещании участвовал посол Нелидов, горячо отстаивавший план вторжения. В соответствии с решением совещания Нелидов должен был дать из Константинополя условную телеграмму, которая послужила бы сигналом к отправке десанта. Текст телеграммы должен был быть любой, но с ключевой фразой: «Давно без известий». В операции по захвату Босфора должны были участвовать эскадренные броненосцы «Синоп», «Чесма», «Екатерина II», «Двенадцать Апостолов», Георгий Победоносец (броненосец)«Георгий Победоносец» и «Три Святителя», крейсер «Память Меркурия», канонерская лодка «Терец», минные заградители «Буг» и «Дунай», минные крейсеры «Гридень» и «Казарский», а также десять миноносцев и тридцать малых миноносок. Командующим операцией был назначен вице-адмирал Н. В. Копытов. Командиром сводного десантного корпуса был назначен генерал-лейтенант В. фон Шток. Численность войск «первого рейса» возросла по сравнению с прежним планом. В их составе теперь числилось 33 750 человек с 64 полевыми и 48 тяжелыми орудиями (из «особого запаса»).    В целях дезинформации операцию планировалось замаскировать под большие учения, включающие переброску войск на Кавказ, при этом эскадра на пути к Кавказу должна была бы неожиданно повернуть на Босфор. Предусматривалось также введение информационной блокады: «В назначенный момент внезапно прерываются все телеграфные провода Черноморского побережья с Европой». Эскадра в ночное время должна была войти в Босфор и, пройдя до Буюк-Дере, стать на якорь (в тылу турецких береговых батарей). В это время посол Нелидов должен был предъявить турецким властям ультиматум: немедленно передать России районы на обоих берегах Босфора под угрозой применения силы. Возможное сопротивление турецких войск предполагалось подавить быстро. После чего русское командование должно было за 72 часа после начала высадки укрепить вход в пролив со стороны Мраморного моря. На берегах Босфора должны были быть установлены тяжелые орудия «особого запаса», а «Буг» и «Дунай» должны были выставить поперек пролива заграждения в три ряда мин (всего 825 штук), кроме того, планировалось на обоих берегах пролива скрытно установить торпедные аппараты.    На случай эскалации конфликта с Великобританией из-за занятия Проливов до глобальных масштабов российский Генштаб разрабатывал план удара из Средней Азии по Индии.    Против операции высказался влиятельный министр финансов С. Ю. Витте. В последний момент Николай II принял решение отказаться от её осуществления.  [править]  XX век    Тем не менее, планы вторжения в Босфор не были окончательно похоронены, «особый запас» не был расформирован, а после 1905 г. стал вновь расти. Нестабильность в Турции после Младотурецкой революции делала планы захвата Босфора снова актуальными. Так, генерал-квартирмейстер Ю. Н. Данилов в одном из своих докладов сообщал военному министру: "Особое совещание по турецким делам под председательством министра иностранных дел постановило, что: «…современная политическая обстановка может вынудить нас занять войсками часть территории Турции и на первом плане — Верхнего Босфора». Капитан 2 ранга Каськов записал: «На совещании МИД 21 июля 1908 г. решено: 1) Посылка 2-х судов в Средиземное море для совместного с эскадрами держав действия. 2) Создать организацию на Черном море для мирного (!) занятия В Б, но так как в стратегическом отношении такое решение о пункте неправильно, то и организация должна быть приспособлена лишь для направления (одного), — а именно экспедиция на Босфор» Начальник Генерального штаба генерал Ф. Ф. Палицын послал 24 июля 1908 г. командующему Одесским военным округом генералу Кульбасову письмо, в котором писал, что «главнейшею заботой экспедиции будет захват на обоих берегах пролива выгодных позиций, господствующих над Константинополем, и удержание их в своих руках до сосредоточения сил, достаточных для достижения поставленной по обстоятельствам политической цели»    Но и на этот раз стабилизация положения в Турции и ряд других факторов заставили российское правительство отказаться от своих планов.  [править]  Первая мировая война    Вновь к плану захвата Босфора российское командование вернулось в 1915 году, уже во время Первой мировой войны. К тому моменту был заключено секретное англо-франко-русское соглашение о Константинополе и проливах — согласно этому соглашению Константинополь и Черноморские проливы должны были войти в состав Российской империи. [1]    Николай II говорил: «Мы должны предусмотреть разработку двух вариантов действий: поддержку будущего фронта, наступающего по западному берегу Черного моря, и самостоятельной операции на Босфоре».    В конце ноября 1916 года командование спланировало «Босфорскую операцию». Проект был направлен на одобрение в ставку, где получил полную поддержку. Для проведения операции создали Отдельную Черноморскую морскую дивизию под командованием генерала А. А. Свечина, укомплектованную опытными фронтовиками, георгиевскими кавалерами. Общее командование войсками задействованными в операции было поручено командующему Черноморским флотом вице-адмиралу А. А. Колчаку. [2]:222 Первый полк дивизии Колчак предполагал назвать «Цареградским», второй — «Нахимовским», третий — «Корниловским», четвертый — «Истоминским», отдавая тем самым дань памяти героям обороны Севастополя в Крымскую войну.    Но операцию пришлось отложить в связи с тем, что два армейских корпуса пришлось отправить на Румынский фронт, так как румынская армия оказалсь абсолютно не готова к ведению боевых действий и при этом были задействованы транспортные суда, предназначенные для операции. Решающий удар планировался на апрель 1917 года, но из-за Февральской революции операция не состоялась.


    1. Широкорад А. Россия — Англия. Неизвестная война, 1857—1907. М., 2003. «Несостоявшийся русский десант в Босфор»
    2. С. Ю. Витте ВОСПОМИНАНИЯ. Глава 24 «ПРОЕКТ ЗАХВАТА БОСФОРА. НОВАЯ ПОЛИТИКА НА ОКРАИНАХ»
    3. Е. В. Макаренко. Строительство военного флота на Черном море в 1879—1905 годах
    4. Wiki.
     
    Дождевой Земляк нравится это.
  2. "Люля"
    Offline

    "Люля" Полковникъ

    Регистрация:
    12 апр 2012
    Сообщения:
    105
    Спасибо:
    308
    Отзывы:
    11
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Александр Иванович Нелидов. Наш земляк.
    портрет.JPG
    Нелидов А.И..jpg
    Журналист Д. Рич, несколько раз встречавшийся с Нелидовым, описывал его так: «…Высокий, худощавый, стройный, с густыми волосами и длинными бакенбардами, с черными смотрящими серьёзно глазами, с бледным продолговатым лицом, он производил впечатление человека вдумчивого, уравновешенного, спокойного» (Рич Д. Покойный старейшина русской дипломатии. (Из воспоминаний старого корреспондента) // Весь мир, 1910, № 30, с. 28-30).

    Согласно справке Смоленского Государственного архива, А. И. Нелидов (1835-1910), находясь на дипломатической службе, состоял в российских миссиях в Греции, Болгарии, с 1904 года был российским послом в Париже. Владел имениями Болдино и Иоткино Бельского уезда и селом Дуброво Поречского уезда. Он окончил факультет восточных языков Петербургского университета и был назначен начальником канцелярии русского посла в Константинополе (Стамбуле), вскоре стал правой рукой графа А. И. Игнатьева. В период русско-турецкой войны (1877–1878 годы) был начальником иностранной походной канцелярии главнокомандующего великого князя Николая и одним из разработчиков Сан-Стефановского мирного договора, подписанного 19 февраля 1878 года.

    Позднее А. И. Нелидов заменил посла Игнатьева. Был послом в Дрездене и, наконец, послом в Париже. Он по праву считался старейшиной и одним из столпов русской дипломатии начала ХХ века.
    http://vk.com/pages?oid=-5262491&p=Нелидовы

    Из «Дипломатического словаря».
    Нелидов Александр Иванович
    (ум. 1910) - русский дипломат.

    Дипломатическую службу Н. начал в 1855. Перед русско-турецкой войной 1877-78 Н., будучи советником посольства в Константинополе, тайно прибыл в Бухарест и успешно вёл с румынским премьер-министром Братиану секретные переговоры о конвенции, разрешавшей проход русских войск через территорию Румынии в случае войны с Турцией. Затем, во время войны Н, был начальником дипломатической канцелярии главнокомандующего армией на Балканском п-ове. В ноябре 1877 Н. составил предварительные условия мира с Турцией, которые были одобрены канцлером А. М. Горчаковым и императором и легли в основу Сан-Стефанского мирного договора (см.), который Н. подписал в качестве уполномоченного, участвуя совместно с Н. П. Игнатьевым в переговорах в Сан-Стефано.

    В 1879-82 Н. занимал должность посланника в Саксонии, затем снова был назначен в Турцию-сначала управляющим посольством, а с 15. VII 1883- послом. H. был противником прогерманской политики, проводившейся министром иностранных дел Н. К. Гирсом и его ближайшими сотрудниками, и несколько раз возбуждал вопрос о заключении союза с Францией, что должно было, по его мнению, предупредить возобновление Тройственного союза. Предложение Н. не было поддержано Гирсом, но вскоре франко-русский союз стал совершившимся фактом.

    Н. был сторонником раздела Турции, и его заветной идеей был захват проливов. В 1896 он привёз в Петербург авантюристический проект захвата Босфора соединёнными силами армии и флота. Этот план был одобрен 17. XI 1896 на специальном совещании у царя. Н. уехал в Константинополь, чтобы оттуда дать в нужный момент шифрованную депешу командующему черноморской эскадрой. Однако в Петербурге передумали и отказались от рискованного плана H. Образ мыслей русского посла не оставался тайной для турецкого правительства, и султан настоял на отозвании Н.

    В 1897 Н. был переведён на пост посла в Рим. Донесения Н. о том, что приезд Николая II в Италию может вызвать враждебные демонстрации, сорвали визит русского царя в Рим. Это возбудило недовольство Виктора Эммануила, который потребовал отозвания Н., и в 1903 Н. был переведён в Париж, где пробыл до своей смерти. Н. пользовался большой популярностью среди консервативных кругов Франции.
    Будучи образованным, способным дипломатом с большим практическим опытом, с собственными взглядами на вопросы внешней политики, которые порою противоречили мнению министерства, H. занимал заметное положение среди царских дипломатов предреволюционной эпохи.
    http://enc-dic.com/diplomat/Nelidov-Aleksandr-Ivanovich-745.html


    Посол в Константинополе определял политику России на Востоке, разумеется, деятельность А.И. Нелидова неоднозначно оценивалась современниками.

    Есть в сети книга дипломата и публициста Юрия Сергеевича Карцова «Семь лет на Ближнем Востоке. 879-1886. Воспоминания политические и личные. СПб, 1906.» (был на дипломатической службе на Ближнем Востоке с 1879 по 1886 год).
    Семь лет на Ближнем Востоке.JPG


    Автор, кстати, тоже наш земляк: московские дворяне Карцовы окола сорока лет владели землей на Смоленщине, здесь провели свое детство два поколения Карцовых, сам Юрий Сергеевич родился в Гатишино Юхновского уезда Смоленской губернии, там прошло его детство, в 1892 г. женился на дворянке Смоленской губернии Софье Михайловне Кристафович.
    Ю.С. Карцов с супругой.jpg


    Страница рукописи Ю.С. Карцова «Семейная хроника». Правда, история покупки Гатишина, рассказанная здесь, не соответствует действительности))
    Страница рукописи Ю.С. Карцова Семейная хроника..JPG

    Образ Нелидова возникает в работе «Семь лет на Ближнем Востоке» довольно часто. Отношение нашего земляка Карцова к нашему земляку Нелидову весьма неоднозначное, иногда даже явно предвзятое.
    Карцов Ю. о Нелидове.JPG
    Еще один интересный для многих форумчан факт из жизни нашего земляка Нелидова (статья, выдержка из которой цитируется, позволяет более полно представить многогранность этой замечательной фигуры – Александра Ивановича Нелидова - и дает нам шанс в очередной раз погордиться смолянами, верой и правдой служившими Отечеству).


    «Важной страницей деятельности А.И. Нелидова в Турции является участие в создании Русского Археологического Института в Константинополе — первого русского научно-исследовательского учреждения за границей. А.И. Нелидов сумел добиться от правительства Порты фирманов на проведение археологических раскопок, что поставило российских учёных в исключительное положение. Перед отъездом из Константинополя А.И. Нелидову удалось добиться от султана небывалых привилегий для Института: возможности производить раскопки по всей территории Оттоманской империи с правом сохранения за Институтом половины находок. Как отмечал В.Н. Ламздорф, с помощью А.И. Нелидова Православное Палестинское общество получило возможность провести раскопки в Иерусалиме: «Раскопки, о которых идет речь, были предприняты в связи с предположением, что здесь находились ворота Иерусалимской стены, через которые проходил наш Господь, неся свой крест на Голгофу. Предположение это оспаривается с точки зрения как археологической, так и исторической, но прокурор Святейшего Синода г. Победоносцев конфиденциально высказал где-то следующую мысль: «Нам выгодно иметь свою святыню».

    Саверкина И.И., Саверкина И.В., Пятницкий Ю.А.Коллекция античных ювелирных изделий дипломата А.И. Нелидова
    http://annales.info/rus/small/nelidov.htm

    Так что поднятая в свое время топикстартером тема...увы, вновь актуальна.

    «А.И. Нелидов мечтал увидеть крест на Софии Константинопольской, превращенной турками в мечеть после падения Константинополя в 1453 г., он вынашивал планы захвата Россией проливов Босфор и Дарданеллы и в принципе не прочь был вернуться к идее Екатерины II о возрождении Византийского государства.
    Из-за этого А.И. Нелидову пришлось в 1897 г. покинуть Константинополь, так как он готовил захват Босфора, русские суда уже были готовы к этой операции, но он не учёл противодействия этому со стороны европейских государств».

    http://annales.info/rus/small/nelidov.htm

    Но всё же.
    Ай да Нелидов! ай да сукин сын!
     
    TOP нравится это.

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)