Собаки на службе в армии

Тема в разделе "Общий раздел", создана пользователем Серг, 23 янв 2009.

  1. Серг
    Offline

    Серг Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 май 2008
    Сообщения:
    457
    Спасибо:
    36
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    Спецслужбы Германии и СССР
    Собаки на военной службе в Русской императорской и Красной армиях

    Аптекарь П.А.

    СОБАКИ В РУССКОЙ ИМПЕРАТОРСКОЙ АРМИИ

    В ходе 1-й Мировой войны все воюющие стороны широко применяли собак в качестве четвероногих санитаров, сторожей и связистов. Причины тому были просты: после первых месяцев боевых действий с их маневренными операциями, линии фронта замерли, прикрывшись минными полями и ощетинившись проволочными заграждениями. В этой ситуации разведывательные рейды противника стали ощутимой опасностью. В германской и австро-венгерской армиях для борьбы с этими вылазками начали использовать сторожевых собак: овчарок и ротвейлеров, которые услышав или почуяв людей, приближавшихся к линиям окопов предупреждали об опасности своих проводников, которые и поднимали тревогу. Союзники России по Антанте использовали собак не только для сторожевых целей, но и как связных. Англичане, например, ввели в строй и эрдельтерьеров, и колли, и бассетхаундов.
    В русской армии первый опыт использования собак приходится на Юго-Западный фронт, командование которого решило организовать подобную службу в полках передовой линии. Организатором «Школы военных сторожевых и санитарных собак», образованной в апреле 1915 г. во Львове, стал статский советник Лебедев, занимавшийся до этого 6 лет дрессировкой полицейских собак. Однако, начавшееся в мае германо-австрийское наступление заставило эвакуировать школу из Львова в Киев. В Киеве произошла смена руководства школы: 14 августа 1915 г. на должность заведующего был назначен штабс-ротмистр князь Щербатов, который был не только страстным охотником, но и боевым офицером: до этого он почти непрерывно находился на передовой. 9 сентября штат школы был утвержден, тогда же появилось и первое наставление по использованию собак, в котором говорилось: «При надлежащем отношении и хорошем обучении собака может стать незаменимым помощником в секрете на передовой линии, для обнаружения неприятельских разведывательных и подрывных партий, для передачи донесений в случаях порыва телефонной связи под сильным вражеским огнем и для поиска и вытаскивания с поля боя раненых воинов». В штате числились 8 инструкторов и 109 нижних чинов, из которых 50-70 человек обучались обращению с собаками. Численность курсантов зависела от количества имеющихся животных. Как правило, в школу зачислялись грамотные нижние чины из охотничьих команд пехотных и кавалерийских полков, а инструкторами были бывшие унтер-офицеры полиции, эвакуированные из оккупированных губерний, работавшие с собаками. Помимо полицейских собак в школу поступили четвероногие питомцы, которых добровольно передавали хозяева. В сентябре 1916 г. в школе числились 97 собак, из них 37 среднеевропейских овчарок, 21 бельгийская овчарка, 19 эрдельтерьеров, 12 доберманов, 3 гончие и 5 трофейных немецких и австрийских собак, которых обучали поиску своих бывших хозяев. Для этого командование школы неоднократно требовало выделения комплектов трофейного обмундирования.
    Уже 23 сентября первые 12 четвероногих выпускников вместе с вожатыми отбыли в 12-й гусарский Ахтырский полк, Кабардинский конный полк, 136-й Таганрогский и 145-й Новочеркасский пехотные полки. С этого момента деятельность школы приобрела более регулярный характер.
    Очередные выпуски собак и их вожатых состоялись в январе и марте 1916 г. Их было немного, за период с осени 1915 г. по начало весны 1916 г. всего 86 собак с вожатыми и проводниками были переданы в войска, распределяясь по 35 единиц на полк. Тем не менее, командование фронта и заведующий школой к этому моменту уже активно занимались сбором сведений о боевой службе собак. В основном они были положительными. Так командир 3-го Лейб-гвардии стрелкового полка генерал-майор Усов 17 января 1916 г. сообщал: «Ввиду несомненной пользы, приносимой собаками при несении службы связи, прошу не отказать в присылке во вверенный мне полк шести собак. За истекший период собаки для доставления донесений применялись неоднократно и всегда с успехом и пользой. Ныне же количество собак уменьшилось вследствие потери в боях».
    Командир 71-го Белевского пехотного полка полковник Галкин давал следующий отзыв: «Искренне благодарю за присланную собаку «Вольф». Служит и работает прекрасно. Если возможно, хотел бы получить еще одну, поскольку одной для службы маловато». Наконец, из Партизанского отряда 12-й кавалерийской дивизии сообщили, что две собаки «произвели много красивых разведок». Хорошие отзывы пришли также от командования 196го пехотного и Кабардинского конного полков.
    Впрочем, бывали случаи, когда войсковые начальники оставались недовольны своими четвероногими подчиненными. Так 26 марта 1916 г. командир 16-го стрелкового полка просил отчислить прибывших в полк в октябре 1915 г. собак, поскольку по его мнению они были непригодны к разведывательной службе. Похожая история случилась и в 4-м Заамурском пограничном пехотном полку, где по донесению командира полка «одна собака оглохла, две, будучи спущены с ошейника, убежали и две плохо несут сторожевую службу, видимо потеряв чутье». В июле были возвращены в школу собаки вместе с вожатыми из 103-го Петрозаводского пехотного полка, прибывшие в марте.
    Штабс-ротмистр Щербатов отмечал, что недоразумения нередко происходили из-за нежелания офицеров считаться с мнением инструкторов о порядке применения собак, кроме того, значительный вред работоспособности наносило практиковавшееся в некоторых полках кормление собак остатками солдатской пищи. Разумеется, рацион русского воина был весьма сытным (на передовой солдаты получали фунт мяса в день), но нормальное для человека содержание соли и специй в пище для служебной собаки часто равносильно полной или частичной потере чутья, на которое как раз и жаловались некоторые командиры полков. Кстати, в школе собак кормили преимущественно сырым мясом.
    Однако в целом командование дивизий и армий Юго-Западного фронта положительно оценивало возможности использования четвероногих воинов, придя к выводу: «Сторожевые собаки, присланные из специальной школы проводников, приносят несомненную пользу» или «ввиду ограниченного числа хороших сторожевых собак в полках армии опыт их применения для целей разведывательной и сторожевой службы мал, но по отзывам строевых начальников они полезны и желательны». За период с осени 1915 г. по май 1916 г. из находившихся на фронте собак убита была всего одна и еще одна ранена.
    Эти эксперименты на Юго-Западном фронте заставили Ставку Главковерха задуматься об оснащении собаками всей действующей армии. Из штаба Главковерха была направлена телеграмма, в которой у командующих и начальников штабов армий и корпусов требовался отзыв о пользе применения собак, а также об их желательном количестве в полках. Вскоре Ставка получила рапорта, в которых сообщалось, что по мнению большинства войсковых начальников необходимо организовать полковые команды — по 8 собак в пехотном полку и по 6 — в кавалерийском.
    В начале осени 1916 г., когда линия фронта после наступления русских армий стабилизировалась и позиции приобрели свой привычный вид, в школу военных сторожевых и санитарных собак начали поступать многочисленные рапорты от командования полков и дивизий о выделении собак для несения охранной службы. По утвержденным Ставкой штатам войскам фронта были необходимы около 2000 собак, но таким количеством школа просто не располагала, ее вольеры позволяли принять лишь 300-350 четвероногих питомцев. Кроме того, перед школой встала проблема комплектования: зимой 1915 г. и весной 1916 г. в ней проходили обучение собаки из полицейских управлений и подаренные хозяевами, но к лету этот источник иссяк, поэтому начальник школы предложил командованию фронта провести реквизицию собак, пригодных к несению военной службы. Впрочем, реквизицией, это можно было назвать лишь условно, поскольку князь Щербатов считал необходимым «реквизировать» недрессированных собак по цене 2545 рублей, а дрессированных — по 60125 рублей. Наиболее соответствующими боевым условиям он считал добермана, эрдельтерьера, ротвейлера и овчарку.
    К сожалению, невозможно проследить дальнейшую деятельность школы и ее судьбу, равно как и деятельность питомцев школы до развала русской армии. Вероятно, полки и дивизии Юго-Западного фронта так и не получили необходимого количества собак.
    В заключение стоит упомянуть о любопытном проекте господина В.П.Приклонского, предлагавшего использовать собак в качестве движущихся мин. По его замыслу они должны были нести на себе (или везти на тележке) груз взрывчатки для разрушения проволочных заграждений и укреплений полевого типа. Взрыв производил бы находящийся в укрытии проводник. Кроме этого Приклонский планировал снабжать собак минами с часовым механизмом для уничтожения неприятельских штабов и пунктов управления войсками. Против такого использования собак выступил начальник школы князь Щербатов, который считал, что подобные действия, особенно уничтожение штабов крайне затруднительны и не приведут к значительным успехам.

    СОБАКИ В КРАСНОЙ АРМИИ

    Вскоре после окончания Гражданской войны руководство Красной Армии решило всерьез заняться мобилизацией на борьбу с потенциальным противником всех ресурсов страны. Не были забыты и собаки. При этом спектр их военных профессий значительно возрос.
    В середине 20х гг. школы по подготовке собак для санитарной и караульной службы и службы связи, а также инструкторов собаководов были созданы в большинстве военных округов. Несмотря на разнообразие природных и климатических условий, в большинстве округов основной «живой силой» были немецкие овчарки. Кроме них использовались и другие породы: в питомнике Кавказской Красной Армии главной караульной породой были кавказские овчарки, а для передачи донесений использовались доберманы; в Северокавказском, Приволжском и Украинском ВО разводили южнорусских овчарок, а в Сибирском ВО предпочитали лаек, предназначенных для буксировки по снегу пулеметов, установленных на лыжи. Это были основные породы, хотя до 1932 г. в отдельных питомниках обучались и ротвейлеры, и сенбернары, и водолазы, и колли, и эрдельтерьеры. Как правило, при каждом питомнике содержался десяток другой охотничьих собак: сеттеров, пойнтеров и гончих, так как многие красные командиры, особенно высшее звено были страстными охотниками. Впрочем, некоторые из них любили и служебных собак. Например, приказы школы питомника военных собак Кавказской Красной Армии пестрят фразами: «Исключить с довольствия одного щенка доберман-пинчера (сучонку), переданную начальнику Политуправления ККА товарищу Иппо». Просмотр документов подобных школ Московского, Белорусского и Приволжского округов показывает, что дарение щенков высшим чинам было довольно распространенным явлением.
    Однако собак передавали и в другие заведения. Например 17 марта 1931 г. начальник школы военных собак Кавказской Красной Армии Павловский отдал следующий приказ: «Исключить из списков и довольствия одну собаку породы немецкая овчарка по кличке «Фугас», как непригодную к дрессировке и переданную в Наркомвнудел». А еще через месяц из-под его пера выпорхнул другой шедевр: на этот раз с довольствия сняли «двух собак породы доберман, кобелей под кличками «Вотан» и «Чарли», и переданных в питомник ЗакГПУ как слишком злобных».
    В первые годы существования окружных школ служебного собаководства жизнь четвероногих курсантов была вполне сносной, поскольку НЭП наполнил рынок недорогим мясом и крупой и, как правило, собаки получали полагавшиеся им 400 граммов мяса и мясопродуктов в день. Беременные и щенные суки получали усиленный паек и свежее мясо. Дисциплина среди курсантов красноармейцев этих школ была достаточно жесткой. По крайней мере ни в одной из них не было зарегистрировано попыток переложить часть собачьего пайка (мясо, гречневая и пшенная каши) в собственный котел. Правда, повара и вольнонаемные рабочие по уходу за собаками были не без греха: «при осмотре собак обнаружено большое количество худых собак и щенят, несмотря на то, что крупа и мясо отпускаются вполне кондиционные и в достаточном количестве. Но недостаточно чувство ответственности поваров и рабочих собачьей кухни». Другим приказом курсантам предписывалось «следить, чтобы после кормежки морды у собак протирались чистыми тряпками и глаза промывались не менее 2 раз в день».
    Распорядок курсантского и собачьего дня предусматривал трехразовое питание и выгул (примерно по 1,5 часа), трехчасовые учебные занятия, обязательный еженедельный осмотр ветеринаром. Во время выгула командиры следили, чтобы собаки не просто ходили и бегали, но и повторяли полученные навыки. За то, что «на утреннем выгуле собаки выгуливаются вяло, имеют печальный вид, а курсанты не пытаются развеселить их», командир подразделения получил наряд вне очереди. Также курсантам и командирам поручался контроль за половой жизнью питомцев: «наблюдаются случайные вязки, что происходит благодаря невнимательному отношению курсантов и недосмотру инструкторов за началом и окончанием пустовки, что выводит собак из строя на 12 месяца. Приказываю: положить конец подобным позорным явлениям и в дальнейшем буду за случайные вязки привлекать к ответственности вплоть до дисциплинарной и материальной».
    Командование школ строго следило, чтобы курсанты хорошо обращались со своими питомцами: так, курсант избивавший свою собаку на глазах у товарищей получил не только «внушение» от них, но и 10 суток строгого ареста; другой, бросавший щенков в воду — 20 суток строгого ареста за «недопустимость подобного отношения к собаке, которая является новейшей техникой связи, к сбережению которой следует относиться как к сбережению оружия».
    Жизнь в школах служебного собаководства зависела от того, что происходило в стране. Колхозное строительство конца 20х — начала 30х гг. привело к резкому сокращению поголовья скота, всего сельскохозяйственного производства и, как следствие, количественному уменьшению и качественному ухудшению рациона.
    Как указывалось в направленном в Ветеринарное управление Красной Армии докладе школы питомника Ленинградского округа: «практикуется кормление собак трупами лошадей ввиду того, что невозможно приобрести необходимые продукты на рынке». Нечто подобное сообщал и начальник школы Сибирского ВО: «Собаки размещались по отдельным камерам в двух зданиях, служивших ранее карцерами дисциплинарного батальона. Добрая половина содержалась зимой в будках на привязи. Кормились собаки в течение года чрезвычайно однообразно. Полужидкая овсяная (гречневая) каша на мясном бульоне. Мясное довольствие состояло из мяса плохого сорта и такого же качества. Сюда шли коровьи головы, ливера, требушины... В сыром виде собаки не получали никакого корма и это обстоятельство дурно сказывалось на взрослых собаках. Зарегистрированные случаи импотенции кобелей и сук мы не могли объяснить ничем иным, как только авитаминозом...».
    В результате собаки нередко голодали, особенно попав в подразделения связи стрелковых частей, где их кормили всего один раз в день, как отмечалось в донесении начальника войск связи Приволжского ВО: «Собаки исхудали, во время занятий бегают отыскивать мослы, выходят из повиновения, теряют навыки, приобретенные в школе... Плохое положение собак в частях усугубляется тем, что начальники различных степеней не верят в возможность эффективного их применения. Одному из лиц начсостава 34-й стрелковой дивизии была придана собака для посылки и передачи донесений. Вместо этого он посылает собаку обратно к начальнику связи с запиской: «Пришли мне со своим псом кило пшеничного хлеба, я проверю, съест он его дорогой или нет».
    Печальна была судьба собак, отдавших службе лучшие годы жизни. Если пограничникам частенько разрешали забирать состарившихся псов домой, то, например, в школе Московского округа их, «негодных к дальнейшему использованию собак пород эрдельтерьер, немецкая овчарка, кавказская овчарка приказываю передать в Козельскую контору «Союзпушнины» для уничтожения».
    В начале 30х гг. в Красной Армии проводились разработки операций в глубоком тылу противника, в ходе которых важная роль отводилась диверсионным подразделениям, которые должны были дезорганизовать снабжение и управление. Наверное поэтому в конце декабря 1934 г. и начале января 1935 г. в районе Монино проводились испытания собак, обученных для диверсионной деятельности. По замыслу собаки, сброшенные с парашютом в специально сконструированных коробах, должны были доставить взрывчатку, которая находилась в седлах на спине, к бензоцистернам, на полотно железной дороги или к самолетам противника. При этом четвероногие не были смертниками, поскольку механизм седла состоял из бойка с пружиной, воздействующего на капсюль и механизма, воздействующего на шпильки, с помощью которых собака освобождалась от седла.
    Первое испытание проводилось по самолетам на аэродроме: «две собаки породы немецкая овчарка, сброшенные с 300 метров, после раскрытия коробов уверенно пошли на цель. Альма немедленно сбросила седло рядом с целью, Арго не сумел сбросить из-за неисправности механизма». На следующий день, сброшенные с той же высоты две овчарки, преодолев 400 метров по глубокому снегу за 35 секунд, сбросили седла со взрывчаткой на железнодорожное полотно. При этом они проявляли высокую сообразительность: «у собаки Нелли после освобождения из короба седло упало на землю, но Нелли подхватила седло зубами и донесла до самолета»*.
    Руководитель испытаний, заместитель начальника Штаба ВВС Красной Армии Лавров, в своем докладе, направленном 4 января 1935 г. М.Н.Тухачевскому, Я.И.Алкснису и А.И.Егорову писал:
    «Проведенные испытания показали пригодность программы подготовки собак... для выполнения следующих актов диверсионного порядка в тылу противника:
    подрывы отдельных участков железнодорожных мостов и железнодорожного полотна, разных сооружений, автобронетанковых средств и т.д.;
    поджоги строений, складов, хранилищ жидких горючих веществ, нефтяных приисков, железнодорожных станций, штабов и правительственных учреждений;
    отравлению при помощи сбрасывания устройств с отравляющими веществами водоемов; скота и местности, когда сама собака является источником заразы, возможное распространение эпидемий.
    Полагал бы целесообразным... организовать в 1935 г. школу Особого Назначения, доведя количество подготовленных людей до 500, а собак до 1000-1200...
    В целях предварительной охраны наших объектов оборонного значения от диверсионных собак теперь же дать директивные указания приграничным военным округам уничтожать собак в любом месте их появления, особенно в районе аэродромов, складов, железнодорожных линий и бензохранилищ...».
    Чуть позже, в конце марта 1935 г. на Научно-исследовательском Автобронетанковом полигоне в Кубинке прошли испытания собак — истребителей танков и приспособлений для защиты последних от действий четвероногих мин. В принципе, собака могла уцелеть: для подрыва танка использовалось вышеописанное седло, но в реальности (собака, как правило, заползала с взрывчаткой под танк) шанс на спасение был близок к нулю.
    Попытки использовать собак в качестве противотанкового средства предпринимались и раньше: в 1931-32 г. в школе служебного собаководства Приволжского ВО в Ульяновске, в Саратовской бронетанковой школе и лагерях 57й стрелковой дивизии; в Кубинке также проверялись и приспособления для защиты танков от собачьих атак. Для того, чтобы оградить бронированные машины от подлезания снизу и броска на лобовую броню, были использованы сетки, но псы после неудачной попытки обходили это препятствие сбоку. Пулеметный огонь не всегда оказывался действенным: подползавшие собаки иногда оставались незаметными для механика водителя, кроме того у него было слишком мало времени, чтобы поразить своего противника до того момента, когда тот оказывался в «мертвом» пространстве пулемета.
    В итоге было рекомендовано следующее приспособление: «Передняя сетка с металлическими шипами внизу, препятствующая подлезанию под днище танка и верхними шипами на сетке и броне, предохраняющая от прыжка на танк». Однако такое сооружение не было принято на вооружение: шипы внизу сетки уменьшали скорость, особенно по рыхлой почве, а те, что были непосредственно на корпусе могли стать причиной гибели экипажа в случае необходимости покинуть машину. Поэтому самым эффективным средством защиты оставались стремительный маневр и огонь: при испытаниях выяснилось, что при перемене направления движения танка большинство собак отходит в сторону. Действенным было сопровождение обыкновенных танков огнеметными, залпы которых также распугивали почти всех боевых собак, хотя находились и такие, что продолжали бросаться на танк даже после того, как были опалены огнеметной струей.
    Результатом экспериментов по использованию собак стал доклад начальника Центральной школы связи Н.Н.Черепенина о необходимости создания специальной школы, которая готовила бы собак-диверсантов и собак-истребителей танков, а также их вожатых.
    Впоследствии связные, санитарные и розыскные собаки активно использовались на советско-финляндской войне, но пик их активного применения пришелся на годы Великой Отечественной войны.
    В эти годы на фронте находились около 60 тысяч четвероногих бойцов.
    Собаки — истребители танков вывели из строя более 300 единиц бронетехники противника. Собаки инженерно-саперной службы использовались в 2 отдельных полках, 19 батальонах и 29 ротах; с их участием было обезврежено более 4 миллионов мин и фугасов. 36 батальонов и 69 взводов нартовых упряжек были сформированы в годы войны. Когда под вражеским огнем невозможно было доставить боеприпасы, собаки, служившие в этих подразделениях, подтаскивали патроны и малокалиберные снаряды. Почти 700 тысяч раненых красноармейцев и командиров было вывезено с поля боя четвероногими санитарами.
    За боевые подвиги многие вожатые собак минеров, санитаров и истребителей танков получили боевые награды, а те, кто повинуясь рефлексу повиновения, лез в самое пекло, в лучшем случае получали кусок сахара или ломоть хлеба, ведь рацион красноармейца был куда скромнее, чем паек русского солдата времен 1-й Мировой войны.

    Сержант № 8, стр. 45-47
     
  2. Lapa Jaguara
    Offline

    Lapa Jaguara Новобранец

    Регистрация:
    20 фев 2009
    Сообщения:
    3
    Спасибо:
    1
    Отзывы:
    0
    Из:
    Чебоксары
    А тут вот очень убедительно доказывается, что использование собак в качестве противотанкового средства и для диверсий успеха не имело...

    Собака - диверсант. http://army.armor.kiev.ua/engenear/sobaka-mina-a.shtml
    Противотанковая собака. http://army.armor.kiev.ua/engenear/sobaka-mina.shtml

    "Право, не стоит собакам приписывать возможности, которыми они не обладают. Что они могут, то могут, а что не могут, того и не сделают. Собака-сторож, собака-ищейка, собака-спасатель, собака-поводырь, минно-розыскная собака, охотничья собака, собака-пастух. Вот области их применения. И славы у них столько, что не стоит оскорблять это верно служащее человеку сотни лет животное еще и небылицами." (с)
     
    Wolf09 нравится это.
  3. Серг
    Offline

    Серг Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 май 2008
    Сообщения:
    457
    Спасибо:
    36
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    Спецслужбы Германии и СССР
    Статьи Ю. Веремеева, приведенные в ссылках, довольно интересны.
    И не только о собаках.
    Но это всего лишь МНЕНИЕ. Одно из нескольких. Причем приводимые "доказательства" не всегда убедительны.

    Поэтому не думаю, что версии уважаемого мною г-на Веремеева претендуют на истину в последней инстанции.
    Но пишет он интересно, нестандартно и заставляет иногда задумываться и искать новые материалы.
     
    Wolf09 нравится это.
  4. Igor_Km
    Offline

    Igor_Km Новобранец

    Регистрация:
    16 окт 2009
    Сообщения:
    13
    Спасибо:
    1
    Отзывы:
    0
    Из:
    Киев
    Wolf09 нравится это.
  5. Wolf09
    Online

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    9.893
    Спасибо:
    46.145
    Отзывы:
    621
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    Война – самый страшный период в истории каждой страны. Но именно в это нелегкое время проявляются такие качества как отвага, дружба, преданность, взаимопомощь, которые были присущи не только людям, но и их четвероногим незаменимым помощникам – собакам-героям.
    С началом Великой отечественной войны в стране была объявлена не только всеобщая мобилизация, но и дано предписание населению сдать в распоряжение армии собак, годных для прохождения курсов служебного собаководства. В годы войны собаки были связистами и санитарами, диверсантами и разведчиками. Их армейская «служба» широко не афишировались, хотя подвиги четвероногих бойцов впечатляют и по прошествии многих лет после Второй мировой войны. Всего в годы войны на различных фронтах служило свыше 60 тысяч четвероногих бойцов.
    01.jpg

    Знаменитый Джульбарс

    Самой известной собакой-саперем является пес Джульбарс, который сумел обнаружить более 7468 мин и более 150 снарядов. Джульбарс служил в составе 14-й штурмовой инженерно-саперной бригады. Он был обычной дворнягой, но благодаря прирожденному чутью и специальным тренировкам способный пес вскоре стал настоящим асом минно-розыскной служб.
    Отменное чутьё неутомимого пса отмечали и саперы, разминировавшие могилу Тараса Шевченко в Каневе и Владимирский собор в Киеве. Пес участвовал в разминировании дворцов над Дунаем, замков Праги, и соборов Вены. 21 марта 1945 года за успешное выполнение боевого задания Джульбарс был награжден медалью «За боевые заслуги». Это единственный случай за время войны, когда собака удостоилась боевой награды.
    В конце войны Джульбарс был ранен и не смог самостоятельно участвовать в Параде Победы в Москве 24 июня 1945 года. Генерал-майор Григорий Медведев доложил об этом командовавшему парадом маршалу Рокосовскому, который поставил в известность Иосифа Сталина. Сталин приказал нести этого пса по Красной площади на своем кителе. Поношенный китель без погон был немедленно доставлен в Центральную школу. Там соорудили нечто вроде лотка, который когда-то бывал у разносчиков, подвернув рукава, прикрепили к нему китель спинкой наружу, воротником вперед. Джульбарс мгновенно сообразил, что от него требуется, и в ходе тренировок лежал на кителе не двигаясь. И в день Великого Парада вслед за «коробкой» солдат у ноги каждого из них шла собака- миноискатель, «рубил строевым» командир 37-го отдельного батальона разминирования майор Александр Мазовер, неся Джульбарса с забинтованными лапами и гордо вскинутой мордой на кителе генералиссимуса...

    02.jpg

    Дина – первая собака диверсант

    В Центральной школе военного собаководства Дина прошла курс обучения истребителя танков. Затем в батальоне собак-миноискателей Дина приобрела вторую специальность — минера, а затем освоила третью профессию — диверсанта.
    Овчарка Дина, принимая участие в «рельсовой войне» в Белоруссии, осенью 1943 года успешно выполнила боевую задачу: выскочила на рельсы перед приближающимся немецким воинским эшелоном, сбросила вьюк с зарядом, зубами выдернула чеку капсюля-воспламенителя, скатилась с насыпи и умчалась в лес. Дина была уже рядом с минерами, когда прогремел взрыв, взорвавший эшелон. В краткой сводке говорилось: «19 августа 1943 года на перегоне Полоцк–Дрисса подорван эшелон с живой силой противника. Уничтожены 10 вагонов, выведен из строя большой участок железной дороги, от взорвавшихся цистерн с горючим на всем участке распространился пожар. С нашей стороны потерь нет».
    Так успешно закончилась уникальная и пока единственная в боевой практике операция с применением собаки-диверсанта. За ее подготовку лейтенант Дина Волкац была награждена орденом Красной Звезды.
    В конце войны Дина еще дважды отличалась при разминировании города Полоцка, где в одном из случаев нашла в кроватном матрасе в немецком госпитале мину-сюрприз.
    После войны Дину прикомандировали к музею боевой славы. Здесь она и дожила до глубокой старости. В музее военной славы школы военного собаководства на специальном стенде, посвященном операции 19 августа 1943 года, висят фотографии всех участников операции, включая Дину.

    03.jpg

    1.jpg

    2.jpg

    3.jpg

    Освобождая Днепропетровщину

    В боях за освобождение Днепропетровской области осенью 1943 года принимало участие специальное подразделение собак-связистов. В подразделениях, выделяемых для формирования Днепра, обязательно должны были присутствовать несколько четвероногих связников. Собакам приходилось работать под огнем, и они проявляли удивительные смелость и сообразительность. При форсировании Днепра у Никополя телефонная связь между 101-м полком на одном берегу и батальоном на другом прервалась всего через десять минут после того, как была установлена. Все остальное время связь между подразделениями осуществлял пес Рекс вожатого Николая Больгтынова, который три раза в течении дня переплывал реку с донесениями. В боях под Днепродзержинском овчарка Мечта вожатого Петра Себрова не успела пробежать с донесением и ста метров, как осколком снаряда у нее срезало ошейник. Портдепешник упал. Бойцы увидели, что собака вернулась, разыскала его, подняла и побежала дальше, неся портдепешник на пункт назначения в зубах.
    Во время Никопольско -Криворожской операции штаб одного из батальонов 197-й стрелковой дивизии оказался отрезанным противником. Связь полностью отсутствовала, а требовалась немедленная помощь. Вся надежда людей была на собаку Ольву вожатого Бычкова. Но ей пришлось пробиваться к своим под интенсивным обстрелом. Она сумела доставить донесение и даже вернулась с ответным сообщением, что помощь высылается. Вскоре атаку на штаб отбили.

    04.jpg

    Собачья атака

    Среди отступавших в 1941 году частей Красной Армии была и отдельная Коломийская Погранкомендатура, усиленная школой служебного собаководства в количестве 25 тренеров и 150 служебных собак. Пограничники выполняли задачи по охране тыла и штабов 11 танковой дивизии и 49 горно-стрелкового корпуса, расположенных в Легедзино Черкасской области. Бойцам в зеленых фуражках и их четвероногим друзьям пришлось выдержать удар элитной части СС «Лебштандарта «Адольф Гитлер» (подразделение личной охраны фюрера).
    В ходе боя было уничтожено большое количество немцев и подбито несколько танков. Но атаки фашистов продолжались. И когда силы и ресурсы обороняющихся были на пределе и командир почувствовал, что больше не устоять, он послал в атаку на фашистов собак. Старожилы до сих пор помнят истошные крики, панические вопли, лай и рык, звучавшие окрест. Покусанные немецкие солдаты запрыгивали на броню танков и оттуда расстреливали собак и их проводников. Уцелевшие собаки, по словам местных жителей, остались возле трупов своих хозяев. Они отказывались от еды и все умерли от голода и ран.
    Накануне 9 мая 2003 года на окраине села, в том месте, где окончился этот бой, был установлен памятник в честь пограничников и их четвероногих помощников.

    05.jpg 06.jpg 07.jpg

    Цифры и факты

    Рядовой Терентьев за время пребывания на фронте со своей Жульбой доставил 4516 боевых донесений, младший сержант Пучинин за три военных года с помощью овчарки по кличке Казбек доставил 4125 боевых донесений.
    При обороне Киева в 1941 году погибло более 150 служебных собак. Им установлен памятник восзле села Легедзино.
    В Красной армии было около 15 тысяч упряжек ездовых собак. Зимой на нартах, летом на специальных тележках под огнем и взрывами вывезли с поля боя около 700 тысяч тяжело раненых, подвезли к боевым частям 3500 тонн боеприпасов.
    Овчарка Дик сумел обнаружить двенадцать тысяч вражеских мин. Дик нашёл 2,5-тонный фугас с часовым механизмом, спрятанный в фундаменте Павловского дворца под Ленинградом за час до взрыва.
    Собаки-истребители танков - шли на смерть подорвав более 300 фашистских танков. Лишь за один день боев за Сталинград боевые собаки подорвали 27 фашистских танков. Немцы боялись таких псов больше, чем противотанковых орудий. Из донесения командующего 30-й армии генерал-лейтенанта Д.Д.Лелюшенко от 14.03.1942 г.:

    «Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится».



    08.jpg 09.jpg 10.jpg 11.jpg 12.jpg 13.jpg 14.jpg 15.jpg 16.jpg 17.jpg 18.jpg 19.jpg 20.jpg 21.jpg 22.jpg 23.jpg 24.jpg 25.jpg 26.jpg 27.jpg 28.jpg 29.jpg 30.jpg 31.jpg 32.jpg 34.jpg 35.jpg 36.jpg 111.jpg 57595f05ffd754840888bbe6745d670f.jpg
     
    Последнее редактирование: 23 фев 2014
  6. Wolf09
    Online

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    9.893
    Спасибо:
    46.145
    Отзывы:
    621
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    Помни.jpg

    Казалось, что уж в эпоху скорострельного оружия активно-боевая деятельность собак совершенно невозможна, однако в СССР применение им все-таки нашлось. Правда, сначала дело шло вяло: в 1924 году Реввоенсовет принял решение «Об использовании собак в военных целях», и лишь в 1935 году на вооружение поступили «собаки-истребители танков» (официальный термин). Создание «живой мины» подстегивала растущая вероятность войны; в начале 1941 года были сформированы специальные противотанковые подразделения («Спецслужба»), которые состояли из четырех рот со 126 собаками в каждой. Нападение Германии и особая опасность ее бронированных сил ускорили работы. «Курсантов» готовили к их единственному и последнему бою в условиях постоянного недокорма. А кормили исключительно рядом со стоящим танком, воспитывая у собаки рефлекс «танк — пища». Потом пищу ей начинали давать из его нижнего люка. Задача усложнялась: танк двигался, но если собака забегала под него, останавливался, люк открывался — и вот тебе вознаграждение! Потом кормежка проводилась в условиях, когда танки стреляли из пушек и пулеметов, газовали, маневрировали, крутились на месте. Постепенно животные утрачивали страх перед гремящей, изрыгающей пламя, грохот и вонючий дым боевой машиной и старались попасть под ее днище. Далее собаке навешивали макет взрывного устройства и приучали залезать под танк уже с ним. На фронте собак также держали впроголодь, а перед боем не кормили совсем. При появлении противника «живую мину» выводили из траншеи; после опознания ею ближайшей цели и проявления готовности двигаться заряд ставили на боевой взвод, и собака шла на танк, доставляя к нему фугасную противоднищевую мину, конструктивно представлявшую собой брезентовый вьюк с двумя боковыми сумками по 6 кг тротила в каждой и взрывателем. Датчиком цели был подпружиненный штырь, взрывавший заряд под слабо бронированным днищем.
    В период разгрома немцев под Москвой отмечалось: «При массированном применении противником танков собаки являются неотъемлемой частью противотанковой обороны… противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится».
    Да, они были для нацистов проблемой. Высокорасположенный танковый пулемет не рассчитан на низкий собачий силуэт, да и трудно попасть в юркую и плохо видимую на местности цель до ее исчезновения в «мертвом» пространстве. Пытаясь хоть как-то решить проблему, немцы придумали защитный фартук из металлической сетки с шипами внизу, препятствующий подлезанию под танк спереди. У страха глаза велики: по верху сетки и по броне шли шипы для защиты от прыжка животного сверху, хотя так атаковать собак не учили. Но дело не шло: сетка цеплялась за препятствия, загребала целые копны мусора, обрывалась, а шипы на броне угрожали экипажу гибелью в случае аварийного покидания машины. Да и русские стали учить собак заходить под цель сзади. Так что оставалось стрелять и маневрировать, и уже этим четвероногие отчасти делали свое дело, заставляя врага подставлять уязвимые борта под огонь противотанковых средств. Немецкие командиры не раз отдавали танковым подразделениям приказ отступить, если замечали на поле боя собак-подрывников. А солдатам вермахта на Восточном фронте было приказано уничтожать в прифронтовой полосе всех собак. Тем не менее в Великой Отечественной войне четвероногие подрывники уничтожили более 300 танков противника, то есть примерно две танковые дивизии. Так, в Сталинградской битве были сожжены 63 танка (целая танковая бригада), на Курской дуге — 12. Конечно, в тех битвах полегло гораздо больше этих бойцов. Многие из них даже не дошли до врага, пав на пути к цели. Их расстреливали и свои, ведь вернувшаяся собака с миной была опасна.
    В той войне были случаи и прямого выполнения собаками древней своей работы — уничтожения живой силы врага. Так, среди отступавших порядков Красной Армии был отдельный батальон Коломенского пограничного отряда с 250 служебными собаками. Кормить их было нечем, и комбату майору Лопатину приказали распустить четвероногих бойцов. Он ослушался приказа и в самый критический момент нескончаемых немецких атак близ села Легездино, поняв, что уже не устоять, бросил в бой своих овчарок. Старожилы села до сих пор помнят дикие крики, панические вопли, лай и рык собак, звучавшие окрест. Даже смертельно раненные «бойцы» не отпускали врага. Не ожидавший такого оборота враг отступил. А 9 мая 2003 года благодарные потомки поставили на окраине села памятник в честь пограничников и их четвероногих помощников. И это не единичный случай.

    [​IMG]

    В кадрах кинохроники исторического Парада Победы 24 июня 1945 года в Москве видна необычная колонна: вслед за сводными полками и боевой техникой под звуки марша идут, четко держа равнение, 86 собак со своими проводниками. Это были питомцы Центральной ордена Красной Звезды школы военного собаководства, выжившие на войне. Им была оказана честь пройти по Красной площади.

    парад.jpg

    При всех своих достоинствах любая обычная противотанковая мина, будь то простая противогусеничная нажимная, противоднищевая наклонного действия или даже противобортовая с сейсмо-инфракрасным датчиком цели, имеет весьма существенный недостаток - малую вероятность встречи с танком из-а своей пассивности.

    Так, противогусеничная мина, имея диаметр 30-35 см (а диаметр датчика цели и того меньше) должна оказаться под гусеницей танка, которая имеет ширину меньше 50см. Даже если учесть, что танк имеет две гусеницы, то все равно получается, что для встречи с танком мина должна оказаться в полосе шириной меньше одного метра.

    Единственным способом добиться встречи танка с миной является установка такого количества мин перепендикулярно вероятному направлению движения танка, чтобы эта встреча стала неизбежной. Т.е. между соседними минами должен быть интервал менее 1 метра. Но взрыв одной мины на таком удалении от соседней приведет к взрыву соседки, и так всех подряд. Поэтому мины устанавливают реже ( 4-6 метров), но в несколько рядов.

    При этом расход мин на километр стандартного советского (российского) трехрядного минного поля составляет 750 мин, а вероятность попадания танка на мину всего лишь 0.65. Проще говоря, из десяти танков, попавших на минное поле, 3-4 танка пройдут сквозь него невредимыми. Чтобы добиться 100-процентного поражения танков на километр минного поля требуется 1500-2000 мин.

    Если учесть, что в каждой мине содержится 5-10 кг. взрывчатки, то получается, что в землю на каждый километр минного поля закапывается от 4 до 20 тонн взрывчатки. И это делается ради выведения из строя на непродолжительное время (2-6 часов) всего лишь десяти танков, поскольку стандартным считается интервал между соседними наступающими танками 100 метров, а значит на фронте в 1 километр наступает 10 танков. Причем ведь реально из строя выйдут не более чем 2-4 танка (только временно выйдут из строя. но не уничтожатся!). Как только первые танки подорвутся, остальные прекратят свое движение и будут ждать своих саперов, которые проделают для них проходы. Ну или откажутся от атаки в этом месте.

    Хотя, собственно именно в этом и состоит основная задача мин - остановить танки или замедлить их движение, но такой непропроционально большой расход взрывчатки никого и никогда не устраивал.

    Тем более, что в отличие от других средств противотанковой борьбы минные поля создают ряд проблем и для своих войск. Прежде всего, это невозможность контратаковать или просто совершить маневр через заминированную местность. Вдобавок эта проблема сохраняется и тогда, когда надобность в минном поле миновала. Приходится отвлекать большое количество специалистов саперов для очистки местности от собственных же мин.

    Конечно, в последней четверти XX века проблему последействия мин в общем то научились решать за счет создания самоликвидирующихся мин, но в годы Второй Мировой войны и первые годы после нее оставшиеся минные поля создавали массу неудобств.

    Проблема же огромного непропорционального расхода мин на каждый выведенный из строя танк, сравнимая с огромным расходом зенитных снарядов на каждый сбитый самолет (а скорее всего и превосходящая) сохранялась как в те времена, так и сегодня.

    Эту проблему пытались решать несколькими способами. Первый, это увеличение размера каждой мины в одном из трех измерений. Т.е. удлиненные мины. Так родились советские мины ТМ-39, ТМД-40, немецкие R.Mi.43 и R.Mi.44. Имея длину 60-80см., они позволяли сократить расход мин в 2-3 раза. Однако, это привело к снижению поражающих способностей мин, поскольку в результате распределения взрывчатки на большую длину, большаяя часть ее взрывалась не под гусеницей танка, т.е. впустую. Таким образом снизился расход мин, а расход взрывчатки нет.

    Вторым способом стало создание противоднищевых мин, т.е. мин взрывающихся не только под гусеницей, но и под днищем танка. Такие мины тоже можно ставить реже и расход мин на километр снизился более, чем в 2-3 раза. Плюс возросла поражающая способность таких мин, особенно, когда их стали делать кумулятивными. Такие мины уже не выводили танк из строя, а уничтожали его.

    Но эти мины демаскировались на местности выступающими вверх почти метровой высоты штырями-датчиками цели. Саперам противника стало легко обнаруживать и обезвреживать такие мины. Плюс оказалось очень легко приспособить на танки легкие выступающие вперед металлические рамки (тралы), которые заставляли такие мины взрываться преждевременно. Оказалось также, что мины со штыревыми взрывателями имеют явно недостаточную боевую стойкость. Они взрывались от воздействия на штырь шальных пуль, осколков разрывающихся снарядов, комьями летящей при этом земли, наносимых на штыри ветром различных предметов, от воздействия птиц и животных.

    Да и снижение расхода мин оказалось недостаточным, а с учетом необходимости постоянного восстановления вышедших из строя противоднищевых мин реального снижения расхода мин не произошло.

    В попытках приблизиться к идеалу почти достигнутому артиллеристами "один снаряд- один танк", теоретики и практики минного оружия пришли к идее подвижной мины.

    Суть этой идеи состоит в том, что мина не должна дожидаться танка. Она сама должна искать его и уничтожать.

    Первыми попытками сделать мину подвижной стоит считать способ изредка применявшийся как немецкими, так и советскими солдатами. Суть его состоит в том, что на некотором удалении от траншеи, где находятся обороняющиеся, отрывается одиночный окоп, в который садится сапер. От его окопа паралельно траншее протянута веревка длиной 50-70 метров, к которой привязана противотанковая мина или 3-5 мин цепочкой через каждые полметра. При приближении танка противника сапер тянет на себя веревку, стараясь угадать так, чтобы одна из мин оказалась точно против гусеницы. При удачном стечении обстоятельств это давало результат. Однако, нетрудно представить себе все минусы и сложности этого способа повышения эфективности мин. Постоянно находиться в одиночном окопе далеко впереди от своей траншеи (100-200 м.) сапер не может ( да и слишком ного их надо).Пробираться в окоп, когда атака уже началась, далеко не всегда возможно. Да и такой одиночный сапер легко становится добычей пехотинцев противника.
    Такие подвижные мины находили себе применение обычно в засадах, когда мина (цепочка мин) находится за дорогой и выдвигается только тогда, когда на дороге появляется достойная внимания цель. Для прикрытия минами линий обороны такой способ едва ли применим.

    Японцы применяли экзотический способ доставки мин к танку - солдат-смертник бежал к танку, имея при себе заряд взрывчатки, забрасывал его на крышу танка или вешал его на борт и выдергивал чеку из взрывателя. Через 8-10 секунд взрыватель срабатывал, мина взрывалась и уничтожала танк.

    Этот же примерно способ рекомендовался немецким солдатам в учебном фильме "Panzer-nah Bekamfung. Maenner gegen Panzer". Для этой цели солдаты снабжались специальными боеприпасами. Немецкая Памятка по ближней противотанковой борьбе издания 1944 года (Des Merkblatt 77/3 "DER PANZERKNACKER") рекомендовала использовать в качестве ближних противотанковых средств канистру с бензином и привязанной к ней ручной гранатой, прилипающий кумулятивный заряд (Hafthohlladung),ослепляющую банку (Blendkorper), противотанковую мину типа T.Mi.42 с ввернутой в боковое гнездо короткой зажигательной трубкой.
    Эта же памятка утверждала, что этими средствами отважные немецкие гренадеры к 1944 году уничтожили 10 тыс. советских танков ( 200 танковых бригад), однако в действительности дело обстояло совсем иначе и вступать в единоборство с танком методом доставки мины к танку вручную рисковали единицы.

    Напрашивалось иное решение - мина должна находиться в своей траншее и выдвигаться вперед лишь тогда и туда, когда и где появился танк противника. Отсюда и требование к мине - она должна быть самодвижущейся и управляемой, причем, она должна быть способной передвигаться по пересеченной местности.

    Немцы в апреле 1942 года обзаводятся такой подвижной миной на гусеничном ходу - leichte Ladungstraeger B-III "Goliath". Она
    [​IMG]
    имела габариты 1.5х0.85х0.56м., вес 370 кг. Заряд взрывчатки составлял 60 кг. тротила или пентрита. Она имела два электромотора по 2.5 квт мощностью каждый. Питание моторы получали от 12-вольтовых аккумуляторов. Управление и инициирование взрыва осуществлялось посредством кабеля связи длиной 1.5 км. Катушка с кабелем помещалась в мине и провод разматывался по мере движения мины. Скорость могла достигать 10 км. в час. До января 1944 года фирмы Боргвард и Цюндап выпустили в общей сложности 2650 мин Голиаф.

    Такое явно недостаточное количество самоходных мин не могло решить вопрос успешной борьбы с советскими тяжелыми танками, а развернуть массовое производство большего количества столь сложных механизмов, которые к тому же использовали в большом количестве остро дефицитные материалы (медь, свинец) и остродефицитные электромоторы, немецкая промышленность не могла.

    К тому же быстро выяснилось, что Голиафы весьма уязвимы на поле боя. Они легко выводились из строя ружейно-пулеметным огнем, поскольку были довольно заметны. Разрывы артснарядов и минометных мин перебивали кабель управления. Попытки заменить электромоторы на бензиновые мотоциклетные двигатели и оснастить мину броней толщиной до 10мм. ( leichte Ladungstraeger B-V "Goliath") привели лишь к увеличению общего веса до 430 кг., снижению надежности. Хотя их изготовили 4604 экземпляра, однако в войсках попытки использовать Голиафы всех модификаций против советских танков оказались безуспешны. Достоверных сведений о том, что Голиафом удалось уничтожить хоть один танк не имеется.

    Против неподвижных объектов типа фортификационных сооружений (ДОТы, ДЗОТы, бронеколпаки) Голиафы действовали достаточно успешно, но основное применение они нашли как средство доставки на минные поля противника удлиненных зарядов разминирования "Бангалорская торпеда". Дело в том, что оператору крайне сложно, если вообще возможно с расстояния 200-1200 метров определить взаимное положения мины и танка и точно навести ее на цель. Ничего здесь не решали и попытки замены уязвимого проводного управления радиоуправлением. Оператор не в состоянии удовлетворительно отслеживать одновременно перемещение танка, плохо заметной мины и определять расстояние от мины до цели и курсовой угол.

    В общем-то именно это последнее обстоятельство привело к тому, что и сегодня, когда технически возможно создание подвижных управляемых мин, их нет на вооружении ни одной страны мира.

    В СССР во время войны создать что либо подобное даже не пытались. Для этого не было ни достаточно развитой электротехнической промышленности, ни материалов. Достаточно вспомнить, что даже автомобили у нас снабжались в целях экономии одной, а не двумя фарами, на них не ставили ни подфарники, ни стоп-сигналы, ни подсветку щитка приборов. Да и бензиновых моторов не хватало даже для мотоциклов.

    Решение вопроса подвижных противотанковых мин попытались решить с помощью собак. В Красной Армии уже в ходе советско-финской войны собак довольно активно и успешно использовали для решения целого ряда задач. Прежде всего, в качестве средства охраны объектов, тягловой силы для доставки на передний край боеприпасов, питания; вывоза из под огня противника раненых, для поиска в снегу раненных, поиска мин, мест укрытий финских диверсантов и разведчиков. Были также попытки (редко успешные) использовать собак для доставки донесений и передачи распоряжений.

    От автора. Владельцам собак нередко изменяет чувство меры. Своих любимцев они наделяют столь развитым интеллектом, что собаководы не воспринимают юмора анекдота:
    "Есть собаки умнее людей.
    -Не может быть!
    -Может! У меня самого была такая собака".


    Тесно общаясь со своей собакой, которая усвоила регулярно и очень часто повторяющиеся ситуации в доме, и научилась соответствующим образом реагировать (причем этой реакции ее фактически обучил сам хозяин) на них, они полагают, что собака реагирует на них вполне сознательно, используя свой разум. Например, на возглас хозяина "А не пора ли нам гулять!" собака приносит свой ошейник, хозяину туфли и вертится у двери. Ему и неводмек, что у собаки это просто условный рефлекс на определенную интонацию голоса и соответствующее время, выработанный несколькими месяцами повторения одного и того же события.

    Такие мнения об интеллекте собак среди всех остальных людей кроме рассказов энтузиастов собаководства подогревают и
    [​IMG]
    многочисленные фильмы. Достаточно назвать "Белый Бим черное ухо", "Четыре танкиста и собака", "Комиссар Рекс".
    Вот если бы люди, далекие от биологии и кинологии воспринимали все эти похождения "интеллектуальных собак" так, как оно есть на самом деле, т.е. как художественные преувеличения, как сказки для взрослых, то безумная идея собак-минеров так и осталась бы в области фантазий. К сожалению, эта мистификация удалась, и были затрачены немалые средства, время, загублены десятки собачьих и человеческих жизней, прежде чем военное руководство страны пришло к однозначному и неизбежному выводу - собаки в качестве носителей противотанковых мин абсолютно непригодны.


    Итак, было предложено использовать собак для доставки противотанковых мин к атакующим вражеским танкам.Энтузиасты заявляли, что возможно также посылать собак для уничтожения вражеских танков еще до начала атаки, т.е. на исходные позиции танковых подразделений.

    Сама мина проедставляла собой брезентовый вьюк, надеваемый на собаку. В этом вьюке в боковых сумках размещались два тротиловых заряда массой по 6 килограмм каждый. На спине на деревянном седле размещались взрывное и расцепное устройства. Взрывное устройство в зависимости от задачи могло варьироваться. Либо это было взрывное устройство с наклонным датчиком цели, либо взрыватель замедленного действия.

    [​IMG]

    e87f2aae8d3f554b19f19f372902d180.jpg
    Собачье снаряжение для подрыва танков
    Предполагалось, что прибыв к нужному месту (которое собака определяет сама или с помощью сигналов свистком хозяина), собака оценит наиболее выгодные с точки зрения уничтожения объекта место и время, потянет зубами рычаг, находящийся слева от морды. Въюк разъемный. Он оснащен замком аналогичным замку парашютнго ранца ( на одном клапане вьюка конуса с отверстиями, на другом люверсы. Люверсы удерживаются на конусах с помощью шпилек, соединенных тросиком, который протянут к рычагу). Когда собака потянет рычаг, замок раскроется и вьюк упадет на землю перед танком. Собака возвращается к хозяину, а танк, наехав на дачик цели, подрывается. Полагали, что такую собаку можно будет использовать многократно и не только для уничтожения танков, но и для уничтожения неподвижных объектов, совершения диверсионных актов на вражеских складах боеприпасов, горючего.

    Отдельные собаки, натасканные в полигонных условиях на знакомой местности на одни и те же объекты, усваивали после длительной дрессировки то, что от них требовалось. Однако, даже самая выдающаяся собака по кличке Инга как только задача несколько усложнялась ( посылали на иной объект в пределах того же хорошо ей знакомого учебного поля, меняли сам объект, или он начинал двигаться) терялась, действовала невпопад, а чаще всего просто возвращалась к хозяину вместе с опасным грузом.

    Обучение первой группы собак затянулось более чем на полгода, но положительных результатов достигнуто не было.

    Тогда был предложен иной, упрощенный вариант использования собак. Собака теперь должна использоваться одноразово, т.е. погибала в момент взрыва мины. Вьюк делался неразъемным. На спине размещалось взрывное устройство с наклонным датчиком цели (деревянным штырем). При отклонениия штыря назад, срабатывал взрыватель и мина взрывалась (Подробно устройство мины описано в статье "Противотанковая подвижная мина" на сайте "Сапер").

    Обучение сводилось к использованию простейшего рефлекса собаки - поиска пищи. В учебном центре миски с питанием
    [​IMG]
    размещали под стоящими макетами танков. Голодных собак выпускали из клеток и, привлеченные запахом горячей еды, собаки бросались к танкам и залезали под них. Достаточно быстро собаки усваивали, что еду можно найти только под танком. Через некоторое время их учили выполнять эти действия, не обращая внимания на работающие двигатели танков, имитацию стрельбы и взрывов взрывпакетов.

    Т.е. по замыслу создателей мины собака выпускалась из траншеи навстречу приближающимся танкам противника. Голодная собака, зная, что под танком находится пища, бежала ему навстречу и ныряла под него. Штырь упирался в броню машины, отклонялся назад и мина взрывалась. 12.4 кг. тротила вполне достаточно, чтобы проломить днище тяжелого танка. Это приводит к его уничтожению.

    Однако, когда перешли к обучению собак лезть под движущийся танк, оказалось, что собаки это делать отказываются. Препятствовал инстинкт самосохранения. Самые смелые собаки начинали просто преследовать танк в ожидании его остановки. Пушечные выстрелы танков отпугивали всех собак.

    Отсутствие в тылу достаточного количества танков, которые можно использовать в качестве целей, нехватка топлива и отстутствие холостых артвыстрелов для полигонных танков не позволяли продолжить обучение первой группы собак до получения удовлетворительных результатов (если это вообще возможно). Тем более, что руководство Главного Военно-инженерного Управления РККА стало высказывать резонные и обоснованные сомнения в том, что использование собак в качестве носителей мин может дать результаты.

    Первая группа собак-минеров ( 30 собак, 40 инструкторов, 4 повара, 6 водителей, 10 солдат минеров) была отправлена на фронт в конце лета 1941 года.

    Уже на фронте попытались потренировать собак на реальной местности против настоящих танков. В результате из двадцати выпущенных собак ни одна задачу не выполнила. Собаки разбежались по полю и попрятались. Четырех из них отыскать так и не удалось. Двух задавили танки.

    Сохранился отчетный доклад командира группы собак-минеров капитана Випорасского (Виноградского (?)) в ГВИУ, написанный от руки и датированный 16 октября 1941 года:

    "...1. Большинство собак отказываются работать сразу и норовят спрыгнуть в траншею, подвергая опасности пехоту ( шесть несчастных случаев).
    2. Девять собак после непродолжительного бега в нужном направлении начинали метаться из стороны в сторону, пугались разрывов артснарядов и миномет.мин, пытались спрятаться в воронках, ямках, залезали под укрытия. Из них взорвались - три, не выявлено-две. Остальных, из-за того, что они стали возвращаться назад, пришлось уничтожить ружейно-пулеметным огнем.
    3. Трех собак фашисты уничтожили ружейным огнем и забрали с собой. Попытки отбить и вернуть убитых собак не делались.
    4. Предположительно четыре собаки взорвались вблизи от немецко-фашистских танков, но подтверждения о том, что ими выведены из строя танки не имею..."
    В выводах этого доклада в качестве причин провала действий группы указывалось, что причинами являются недостаточная обученность собак и неверная методика обучения, и предлагались методы обучения с учетом полученного опыта. Однако и последующие попытки использования собак в качестве противотанкового средства осязаемых результатов не дали, и в принимающих решения инстанциях решили, что дальнейшая разработка этого способа минной войны нецелесообразна.

    2334cc5c801e01ff1f42b03a041bb043.jpg
    противотанковый пёс в плену.

    Тем более, что накопленный к этому времени опыт использования собак на фронте в качестве санитарных, собак подносчиков боеприпасов, тягловой силы, собак-курьеров, собак - искателей мин однозначно показывал, что собака нуждается в постоянном и тесном контакте с собаководом, что она может эффективно раболтать только под непосредственным руководством собаковода. При этом решающую роль играет привязанность животного к конкретному человеку, обладающему даром влияния на собаку. Это невозможно выполнить в плане использования собак как носителей мин.

    Любопытно, что в этом же докладе командир упоминает о тяжелой морально-политической обстановке в подразделении и резко отрицательном отношении пехоты к "саперным душегубам".

    Встречаются в политдонесениях политорганов и донесениях Особых Отделов НКВД сведения об отрицательном отношении солдат и командиров к идее собак-минеров. Так в донесении оперуполномоченного ОО при 120 сд указано "... красноармеец 345 сп Колющенко в разговоре сказал, что мол мало народу погубили, так теперь и за собак взялись. Взят в разработку."

    Интересен в этом плане протокол допроса военнопленного гефрайтера танкиста О.Рихтмайстера. В частности он показал, что о применении Советами мин-собак ему известно. Труп одной из них им показывали. При этом лейтенант пояснил, что дела Советов плохи, красноармейцы отказываются сражаться за еврейско-большевистский режим и комиссары пытаются добиться побед, посылая в бой собак.

    Поиск автора в архивах сведений относительно результативности использования собак-мин никаких результатов не дал. Нет ничего подобного и в немецких источниках. Приводимые на сайтах "Зверики" (www.peter-club.spb.ru/anima), "Сержант" (sergeant.genstab.ru) сведения о том, что собаки-истребители танков за войну уничтожили свыше 300 немецких танков, к сожалению основываются не на документальных источниках, а являются пересказом чьей-то выдумки. Эта же выдумка включена и в статью о фронтовых собаках сайта "Город-fm" (www.gorod.ru).

    Или вот перл:
    "Из донесения командующего 30-й армией генерал-лейтенанта Лелюшенко от 14 марта 1942 г.: "В период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного батальона. Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится."".

    Мои попытки отыскать эти строки в донесениях командующего 30-й армии Калининского фронта за январь-апрель 1942 оказались безрезультатными. Донесение от 14.03.42 имеется, но там о собаках ни слова. Да и Лелюшенко Д.Д. тогда был генерал-майором.

    В действительности, к осени 1942 года все попытки использования собак для борьбы с танками, равно как и использования их для совершения диверсионных актов ( в том числе и под непосредственным руководством проводников) были прекращены.

    Союзники, вообще весьма прохладно относившиеся в минному оружию, ничего подобного советским или немецким разработкам не осуществляли.

    В послевоенное время от идеи подвижных противотанковых мин отказались.Неизвестно ни одной разработки в этом направлении ни в СССР, ни на рубежом. Это естественно, потому что уже в ходе войны идею подвижной мины успешно решили артиллеристы. Автор имеет в виду немецкие противотанковые гранатометы Офенрор (Pz.B.54), Панцершрек (PZ.B.54/I), Панцерфауст, американскую Базуку. Доставка к танку заряда взрывчатки, успешно его поражавшего, осуществлялась по воздуху и со скоростью недостижимой ни для собаки, ни для Голиафа.

    В общем и целом идея подвижной противотанковой мины оказалась тупиковой.

    pic_106.jpg 2923246.jpg
    Вожатый И.П.Кулаков
    и собака- подрывник с зарядом на наспинном вьюке

    2891351.jpg 1392117667_4459180.jpg взрыв.png
    0_4e8093_50ac1822_orig.jpg
    http://www.bratishka.ru/archiv/2011/11/2011_11_13.php
    http://army.armor.kiev.ua/engenear/sobaka-mina.shtml
     
    Последнее редактирование: 4 июл 2014
    Lev Matveev, Субарик, Пашка и 6 другим нравится это.
  7. Wolf09
    Online

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    9.893
    Спасибо:
    46.145
    Отзывы:
    621
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    В 1930 г. слушатель курсов военного собаководства Шошин предложил использовать собак против танков, а командир взвода 7-го полка связи Нитц дал предложению техническое обоснование. В 1931—1932 гг. в Ульяновской окружной школе служебного собаководства были проведены первые испытания. Позже испытания были продолжены в Саратовской бронетанковой школе и лагерях 57-й армии в Забайкалье, в 1935 г. — на Научно-исследовательском автобронетанковом полигоне в Кубинке.

    [​IMG]
    Собаки в тренировочном лагере, 1931

    Собаки-истребители танков (официальное советское название) были приняты на вооружение в 1935 году.

    image.jpg image 2.jpg

    Собаку не кормили несколько дней и приучали её, что еду можно найти под танком. Далее собаке прикрепляли макет взрывного устройства и дрессировали залезать под танки уже с ним. Наконец, учили не пугаться движущихся и стреляющих танков.


    [​IMG]

    В боевых условиях собаку держали впроголодь, в нужный момент укрепляли на ней настоящее взрывное устройство (около 12 кг тротила)[7], непосредственно перед применением снимали предохранитель и выпускали собаку навстречу вражескому танку. Мина взрывалась под относительно тонким днищем танка. Собака погибала. Некоторые авторы утверждают[8], что применение собак было малоэффективным. Hundeminen, как их называли немцы, дрессировались с применением советских танков, на поле боя иногда ошибались, пугались незнакомых немецких танков, бежали обратно и, в результате, подрывали советские машины.


    [​IMG]
    Снова тренировка

    Вожатый с короткого расстояния выбрасывал собаку из окопа, выпуская прямо на танк или под небольшим углом к направлению его движения. На собак надевали специальные универсальные вьюки, в которые вкладывались одна-две противотанковые мины ТМ-41 со взрывателями нажимного действия, снабженными удлиненным металлическим штырем-«антенной». Собака, приученная находить пищу под шум мотора работающего танкового двигателя, стремительно достигнув танка, попадала в мертвую зону и здесь безбоязненно бросалась под движущийся бронеобъект. В боевом состоянии штыри-«антенны» были подняты в вертикальном положении и когда собака заползала под танк, прут цеплялся за бронекорпус, отклонялся и, в свою очередь, надавливал на взрыватель, приводя его в действие. Мгновенно происходил подрыв мины.

    [​IMG]

    Выводя из строя танк, естественно, погибала и собака. Попасть в бегущую собаку, учитывая узкий радиус стрельбы из танка, было очень трудно, тем более что передвигалась она гораздо быстрее, чем человек.
    По данным советских источников, собаками было подбито до 300 танков противника.
    в немецком источнике есть упоминание о уничтожении одного немецкого танка в октябре 1941 года на окраине города Карачев
    летом 1943 года в битве на Курской дуге 12 немецких танков были уничтожены при помощи собак.

    [​IMG]
    На марше

    В июле 1941 года в боях под Черниговом в армии генерал-лейтенанта Лелюшенко собаки-подрывники подорвали 6 немецких танков, а в Приднепровье — почти 20 машин. Спустя полгода в донесении командующего 30-й армией генерал-лейтенанта Лелюшенко от 14 марта 1942 года говорилось: «В период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного батальона. Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится».
    Особенно отличились четвероногие подрывники при обороне Сталинграда. Так, в 62-й армии спецотряд под командованием майора Кунина уничтожил 42 танка и 2 бронемашины, а спецотряд старшего лейтенанта Шанцева — 21 танк.
    На Ленинградском фронте в батальоне специального назначения, которым командовал майор П. А. Заводчиков, приучили собак со взрывчаткой в специальном вьюке пробираться по проходам в колючей проволоке, которые немцы оставляли для перебежчиков с нашей стороны. Попав в расположение противника, собаки забегали в бункера, бросались на двери ДЗОТов, блиндажей и других убежищ, где они чуяли людей. При этом взрыватели, вставленные в вьюки с толом, которые собаки несли на спине, задев за стенку или дверь, срабатывали и взрывали мину. Необходимые для таких мин специальные взрыватели были сконструированы в Ленинградском физико-техническом институте Академии наук СССР под руководством доктора физико-математических наук Н. М. Рейнова.

    Собаки представляли проблему для немцев, поскольку танковый пулемёт располагался достаточно высоко и с трудом попадал в быстро перемещающуюся у поверхности земли собаку. Немецкое командование обязало каждого солдата пристреливать любую собаку, появляющуюся в поле зрения.

    [​IMG]
    Эта собака, якобы, была особождена немцами от смертоносного груза.

    Со временем солдаты вермахта стали применять против собак установленные на танках огнемёты, это оказалось достаточно эффективной мерой противодействия, однако некоторых собак остановить всё равно не удавалось.



    Первый батальон собак-истребителей танков попал на фронт уже в конце июля 1941-го года.В дальнейшем их количество постоянно увеличивалось, достигнув своего максимума к осени следующего года. Особо эффективно себя показали собаки-истребители танков в битве под Москвой, в Сталинградском и Курском сражениях.

    Так, например, известно что:

    21 июля 1942 года севернее села Чалтырь, со стороны Таганрога, на позиции 68-й отдельной морской стрелковой бригады наступало около 40 танков. Двенадцать из них, подавив батарею 45-миллиметровых противотанковых пушек, двинулись на командный пункт. Положение стало критическим. И тогда командир бригады полковник Афанасий Шаповалов использовал последний резерв — 4-ю роту СИТ.

    Пятьдесят шесть собак бросились навстречу танкам. Как записано в краткой исторической справке о боевых действиях бригады, «в это время через боевые порядки обороняющихся моряков промчались собаки — истребители танков. На их спинах был пристёгнут заряд с толом и, точно антенна, торчал рычаг, от соприкосновения которого с днищем танка срабатывал взрыватель и взрывался тол. Танки взрывались один за другим. Поле покрылось шлейфами черного едкого дыма. Танковая атака приостановилась. Уцелевшие танки вместе с сопровождавшей их пехотой начали отходить назад. Бой затих...».

    22 июля 1942 года у села Султан-Салы, северо-западнее Ростова, в полосе обороны 256-го стрелкового полка 30-й Иркутской, Чонгарской, ордена Ленина, дважды Краснознамённой, имени Верховного Совета РСФСР стрелковой дивизии сложилась чрезвычайная обстановка. В 11.40 более полусотни немецких танков и до полка мотопехоты вышли в тыл нашим батальонам. И как за сутки до этого под Чалтырем, севернее села Красный Крым собаки спасли положение. По приказу командира 30-й дивизии полковника Бориса Аршинцева капитан Иванча спустил с поводков 64 пса-смертника. В считанные минуты были подорваны 24 вражеских танка».

    Особенно широко использовались собаки-истребители танков в городских боях в Сталинграде. Благодаря большому количеству завалов и укрытий противник мог увидеть собаку лишь в самый последний момент, когда у него практически не оставалось времени отреагировать на опасность.

    Так за период Сталинградской битвы только один специальный отряд собак-подрывников 62-й армии, вынесшей основную тяжесть боев за город, уничтожил 63 вражеских танка и штурмовые орудия. Лишь за один день боев за Сталинград боевые собаки подорвали 27 фашистских танков. Немцы боялись таких псов больше, чем противотанковых орудий. Напуганные применением подобного оружия, немецкие солдаты перестреляли всех бездомных кошек и собак в городе.

    Однако собаки-истребители танков были живыми существами и тоже боялись, особенно немецких огнеметов, после того как немцы пускали по ним огненную струю, то бывало, и так, что испуганные псы разворачивались и мчались обратно, с взрывчаткой на спине, прямо в свои окопы.


    [​IMG]

    В книге «Борьба с танками»(авт. Г.Бирюков, Г.В.Мельников) приводится пример, как под Курском в 1943 г. в полосе 6-й гвардейской армии собаками было подбито 12 танков противника в районе Тамаровка.

    Дважды герой Советского Союза генерал армии Лелюшенко Д.Д. командующий 30-й армии, был очевидцем отражения атаки танков противника противотанковыми собаками 1-го отряда противотанковых собак (командир отряда Лебедев). 14 марта 1942 г. указывал, что «практика применения собак истребителей танков в армии показала, что при массированном применении танков противника противотанковые собаки являются неотъемлемой частью обороны». «Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится».

    В оперативной сводке Советского Информбюро от 2 мая 1942 г. было указано: «На другом участке фронта 50 немецких танков пытались прорваться в расположение наших войск. 9 отважных истребителей танков из отряда ст. лейтенанта Шанцева подожгли 7 танков».

    В 6-й армии на Белгородском направлении собаками уничтожено 12 танков.

    В Директиве Ген. Штаба № 15196 по итогам применения собак противотанковой службы говорилось:

    «Получили широкое признание на фронтах Великой Отечественной войны собаки противотанковой службы надежно действовали в оборонительных боях под Москвой, Сталинградом, Воронежем и других фронтах. Немецкое командование, опасаясь советских собак-истребителей танков, оно распространило в своих войсках инструкцию по борьбе с русскими танковыми собаками.»

    Из книги «Борьба с танками» известна боевая деятельность сформированных Центральной военно-технической школой и направленных в действующую армию в оборонительных и наступательных боях подразделений военных собак за период боевых действий 1941 – 1942 гг.:

    - Подбито и уничтожено танков противника – 192

    - Отбито танковых атак с помощью собак – 18

    - Обнаружен противник сторожевыми собаками – 193

    - Доставлено боевых донесений связными собаками – 4242

    - Подвезено боеприпасов ездовыми упряжками собак – 360 тонн

    - Вывезено с поля боя тяжело раненых на ездово-санитарных упряжках – 32362

    Сколько всего вражеской бронетехники было уничтожено при помощи собак- истребителей за всю войну точно неизвестно, везде фигурирует одна и та же цифра свыше 300 единиц танков и САУ.

    В течение всей войны постоянно совершенствовалась сама тактика применения боевых собак, особенно интересны факты использования собак-саперов на броне в составе пехотных десантов:

    Так из директивы начальника инженерных войск Советской Армии всем фронтам от 17 ноября 1944 года известно, что: “В Ясско – Кишеневский операции взвод собак-миноискателей успешно выполнял задачу по сопровождению танков. Этот специально обученный взвод сопровождал танки во всю глубину зоны оперативных заграждений противника. Собаки привыкли к езде на броне танков, к шуму моторов и стрельбе из орудий. В местах, подозрительных на минирование, собаки-миноискатели под прикрытием огня танков производили разведку и обнаруживали минные поля”.

    Если к началу войны на учете в клубах Осоавиахима стояло свыше 40 тысяч, то к концу – Советский Союз вышел на первое место в мире по использованию собак в военных целях. В период с 1939 по 1945 год было создано 168 отдельных воинских частей, применявших собак. На различных фронтах действовали 69 отдельных взводов нартовых отрядов, 29 отдельных рот миноискателей, 13 отдельных специальных отрядов, 36 отдельных батальонов нартовых отрядов, 19 отдельных батальонов миноискателей и 2 отдельных спецполка. Кроме этого периодически участвовали в боевых действиях 7 учебных батальонов курсантского состава Центральной школы служебного собаководства.За самоотверженность и безграничную преданность человеку собакам – истребителям танков установлены памятники в Киеве и Волгограде.

    Памятник.jpg Памятник 2.jpg Памятник 3.jpg

    http://maxpark.com/user/1330679642/content/1949140
     
    Последнее редактирование: 4 июл 2014
    Lev Matveev, Khron, KEKC84 и 7 другим нравится это.
  8. Wolf09
    Online

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    9.893
    Спасибо:
    46.145
    Отзывы:
    621
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    Собак не поминают поименно,
    Им не дают наград и орденов,
    Но всё же должен помнить мир спасённый,
    О подвиге собак со всех дворов!
    Услышала я, может не случайно,
    Историю, как шёл Великий бой!
    Мне рассказал о подвиге отчаянном
    Один седой участник битвы той!
    Я слушала его и удивлялась,
    Не уж-то правду говорит седой старик!?
    И на груди его награда красовалась,
    Но не хвалился той наградой фронтовик.
    Тот бой тяжёлый в памяти остался…
    Он не забыл историю о том…,
    Как с ними рядом с танками сражался,
    Четырёхлапый, храбрый батальон!
    - Полуголодные, худющие дворняги,
    Глазами умными - всё вглядывались в нас.
    А мы на них скорей гранаты надевали,
    Им командир уже смертельный дал приказ!
    Собакам мы должны быть благодарны!
    За то, что были рядом в те года,
    Их дружба и шальная солидарность,
    Пусть остаются с нами навсегда!
    Как мало вы дворняги воевали,
    Подбитый танк - и нет в помине вас.
    И мы, глотая слёзы, вспоминали,
    Собак, что жизни отдали за нас!
    Мне трудно говорить о наболевшем,
    Я видел этот ужас не во сне!
    Э…х! Знали б Вы, что значит танк сгоревший!
    Ведь это не прошедший танк к Москве!
    Я видел, как собаки воевали,
    Я не забуду это никогда!
    И дай-то Бог, чтоб люди осознали,
    Что это Он им помогал тогда!
    Да разве можно позабыть такое!
    В неравной схватке жизни не щадя,
    Дворняги шли на смерть за нас с тобою!
    Такое, люди, забывать нельзя!
    Всё говорят, кто прошлое забудет,
    Тогда и будущее не увидит Вас!
    Задумались бы Вы над этим, люди,
    То столько злобы не было бы в нас!
    Собак я не любил и ненавидел,
    Пока нас не свела судьба в бою!
    Прошли года, но, где бы их не видел,
    С тех пор склоняю голову свою!

    __________________
    800x600_b25CgUAub6o2t0Ejx5DB.jpg

    Четвероногим героям посвящается



    http://www.forum.zoo.kz/showthread.php?t=28416
     
    Последнее редактирование: 4 июл 2014
  9. ValeraMXM
    Offline

    ValeraMXM Завсегдатай SB

    Регистрация:
    4 дек 2012
    Сообщения:
    3.397
    Спасибо:
    7.430
    Отзывы:
    180
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Гомель
    Имя:
    Валерий
    Интересы:
    Дрём
    Wolf09, спасибо за тему :ns:
     
    Lev Matveev, Seregas1979, Ludkin и 2 другим нравится это.
  10. Дождевой Земляк
    Offline

    Дождевой Земляк Команда форума

    Регистрация:
    26 апр 2014
    Сообщения:
    6.738
    Спасибо:
    16.268
    Отзывы:
    282
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Смоленская губернiя
    Интересы:
    Реставрация
    На редкость человечная тема, про собак.
     
  11. PaulZibert
    Offline

    PaulZibert Администратор

    Регистрация:
    28 апр 2008
    Сообщения:
    19.099
    Спасибо:
    14.675
    Отзывы:
    233
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Порѣчье
    Интересы:
    Русская Армия в ПМВ, Красная Армия
    Эх. Прочуствовал. Алексей просто нет слов, сколько тем хороших! В который раз СПАСИБО!
     
    Seregas1979, Дождевой Земляк и Wolf09 нравится это.
  12. Wolf09
    Online

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    9.893
    Спасибо:
    46.145
    Отзывы:
    621
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    Егор, спасибо не мне, а комраду Дождевой Земляк. Это с его стороны был посыл. А я всего лишь собрал материал.
    Дождевой Земляк, спасибо за идею темы :c0102:
     
    Lev Matveev, Seregas1979, ValeraMXM и 2 другим нравится это.
  13. Дождевой Земляк
    Offline

    Дождевой Земляк Команда форума

    Регистрация:
    26 апр 2014
    Сообщения:
    6.738
    Спасибо:
    16.268
    Отзывы:
    282
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Смоленская губернiя
    Интересы:
    Реставрация
    Взаимно, Алексей! Материал нужно уметь собрать и подать, а у вас это всегда замечательно получается.
     
    Lev Matveev, Ludkin, Seregas1979 и ещё 1-му нравится это.
  14. Wolf09
    Online

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    9.893
    Спасибо:
    46.145
    Отзывы:
    621
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
  15. Wolf09
    Online

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    9.893
    Спасибо:
    46.145
    Отзывы:
    621
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    Собаки подрывники: рассказ дворняги

    Я дворняга. Никаких породистых предков. Обычный дворовый пес. Бегал во дворе с хозяйскими детьми, да ночью дом сторожил. Только однажды обычная жизнь закончилась. Люди собрались толпой у громкоговорителя и оттуда сказали то слово, которое теперь все часто повторяют: «война». На следующий день хозяин собрал мешок, с которым на рыбалку ходил, и ушел.

    А через месяц пришла почтальонша, но на нее даже лаять не хотелось: какая–то виноватая будто. Она в дом зашла и оттуда плач хозяйки раздался, тихий, горький, аж сердце замерло. А вскоре люди стали говорить еще одно слово: «немцы». Хозяйка положила узел с вещами в тачку, на узел младшего посадила, ему на руки – кошку, а старший за подол держится.

    «Пойдем, Шарик, – говорит, – уходить надо». Я не пойму: а дом как же? Кто охранять будет? А она снова зовет. И мы пошли. Два дня шли. Вокруг такие же, как мы, – с узлами, детьми, коровами, кошками… А навстречу, тонкой цепочкой, мужики в одинаковой одежде и с оружием, пыльные, усталые и какие–то безысходные. Утром на третий день вдруг закричали: «Немцы! Воздух!», потом рев моторов сверху, выстрелы часто–часто и грохот.

    Меня вдруг что–то подбросило, ударило, забылся я. Когда опамятовал – там, где мы шли, – большая яма. Наша тачка разломана, вещи разбросаны, а хозяев нет нигде. И запах такой кислый — горло першит. Я потом узнал, что так тол пахнет. С год где–то я бродяжничал. В основном на станциях. Там солдаты, они добрые. Сами не сыты, но хлебом банку от тушенки вытрут и мне дадут.

    А банка та на четверых, хотя мне ее – на раз съесть. Иногда в поезд брали. Я даже запутался, где я теперь. На какой–то станции меня солдат и подобрал, от него еще собаками пахло. Надел мне ошейник, посадил в грузовик и привез в часть.
    Старший посмотрел и сказал, что я крупный, годен. Там много собак было, все как я, дворняги.

    Вскоре люди приехали. Совсем молоденькие, мальчишки еще, но уже солдаты. Старший на строй посмотрел и с такой тоской, будто жжет его изнутри, сказал:
    «Поздравляю, товарищи красноармейцы, с прибытием в саперную мясорубку, так нас пехота зовет.
    Породистых уже угробили, будем дворняг гробить. Вот ваши смертники, в вольерах».

    Мне новый хозяин достался. Рыжий такой, лицо все в веснушках. Пацан пацаном, но собак понимал. И начали нас готовить. Всей–то подготовки – дня два не кормить, а потом миску с едой под танк поставить. Жрать захочешь – полезешь. Страшно до жути, но лезли. Потом на спину стали что–то крепить, вроде седла лошадиного. Тяжелое... Хозяин сказал: 12 килограммов. И снова миску под танк. Потом под танк с заведенным мотором.

    Потом стрелять во время кормежки стали и что–то бросать, что взрывалось. Привыкли мы, лезем под танк и лопаем. Даже под едущий танк лезем. Привязался я к новому хозяину, хвостом за ним ходил. А он с командиром поговорил, и стали нас, нескольких, кто смекалистее, чаще и дольше других тренировать. Ползать учили, от ямки к ямке перебегать, пока к танку бежим.

    Не знаю, зачем. Хозяин просил, значит – надо. Он так радовался, когда я прятаться научился!
    А мне счастье его порадовать. И мертвым прикидываться он меня учил, и к танку не прямо бежать. Потом нам, кого больше учили, другие вьюки дали. Сказали, что старого образца, их еще до войны придумали, оказывается. Там надо было такую штуку зубами дернуть, у самого танка, и вьюк спадал со спины.
    И сразу нужно убегать, быстро–быстро, в яму куда–нибудь или лечь подальше. Я уже не за еду старался, мне нравилось, что хозяин улыбается. И командир хоть иногда улыбался, говорил: «Может, хоть кто–то уцелеет». Потом все мы, с хозяевами, в поезде ехали. Дальше на машинах. Затем шли куда–то, где взрывы слышались. Мы последними с хозяином шли.

    Командир остановился, будто колонну осматривает, пропустил всех, повернулся к церкви, что из–за холма виднелась, и крестится.
    Слышу, говорит тихо, но горячо: «Господи, их–то за что, тварей безгрешных? Ну, сделай, чтоб это в последний раз, не могу я им больше в глаза смотреть!» Ночь в окопах сидели.

    Мы с хозяином под его шинелью свернулись, прижались, и он мне в ухо шептал: «Знаешь, как не хочу тебя посылать? Но надо, братишка, надо... Только сделай все правильно, прошу тебя. Не подставься, они же стрелять будут, боятся они вас. Прятаться не забывай, в лоб не беги.
    Как все сделаешь – прячься в воронке, пока не затихнет».

    Вот моторы ревут, пошли танки. Пора. Вьюк уже на мне. Мой рыжий меня обнимает вдруг, целует в нос и торопливо бормочет:
    «Только уцелей, братуха! Пожалуйста! Я прикрою, как смогу». Вынимает из взрывателя на вьюке предохранительную чеку, всхлипывает, рукавом слезу утирает и припадает к карабину.
    А я уже бегу по полю, как он учил – перебежками, прячась, непрямо...

    Я вернусь, братишка. Если повезет…

    5_page.jpg
     
    KEKC84, Seregas1979, @viktor и 3 другим нравится это.
  16. Wolf09
    Online

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    9.893
    Спасибо:
    46.145
    Отзывы:
    621
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
  17. Александр 90
    Offline

    Александр 90 Фельдфебель

    Регистрация:
    1 май 2011
    Сообщения:
    50
    Спасибо:
    136
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Челябинск
    Отрывок из статьи ростовского историка - краеведа Владимира Афанасьева.
    Донской временник. Год 2008-й.
    СОБАКИ-ИСТРЕБИТЕЛИ И ДРУГИЕ ЭПИЗОДЫ ВОЙНЫ
    Применение собак — истребителей танков в годы Великой Отечественной войны носило массовый характер, особенно в первый, самый тяжкий её период. Были сформированы специальные подразделения из обученных бросаться под танки «четверолапых» друзей человека — СИТы (роты собак — истребителей танков, по 55-65 в роте). У каждой собаки был свой проводник. В брезентовый пояс-бандаж, в специальные карманы закладывали две противотанковые мины или заряд взрывчатки со штыревым взрывателем. Собака, обученная бросаться за пищей под двигавшийся танк, задевала штырём днище, срабатывал взрыватель, детонировал заряд взрывчатки, танк получал повреждения и выходил из строя. А от собаки…
    21 июля 1942 года севернее села Чалтырь, со стороны Таганрога, на позиции 68-й отдельной морской стрелковой бригады наступало около 40 танков. Двенадцать из них, подавив батарею 45-миллиметровых противотанковых пушек, двинулись на командный пункт. Положение стало критическим. И тогда командир бригады полковник Афанасий Ефимович Шаповалов использовал последний резерв — 4-ю роту СИТ. Пятьдесят шесть собак бросились навстречу танкам. Как записано в краткой исторической справке о боевых действиях бригады, «в это время через боевые порядки обороняющихся моряков промчались собаки — истребители танков. На их спинах был пристёгнут заряд с толом и, точно антенна, торчал рычаг, от соприкосновения которого с днищем танка срабатывал взрыватель и взрывался тол. Танки взрывались один за другим. Поле покрылось шлейфами черного едкого дыма. Танковая атака приостановилась. Уцелевшие танки вместе с сопровождавшей их пехотой начали отходить назад. Бой затих...».
    22 июля 1942 года у села Султан-Салы, северо-западнее Ростова, в полосе обороны 256-го стрелкового полка 30-й Иркутской, Чонгарской, ордена Ленина, дважды Краснознамённой, имени Верховного Совета РСФСР стрелковой дивизии сложилась чрезвычайная обстановка. В 11.40 более полусотни немецких танков и до полка мотопехоты вышли в тыл нашим батальонам. И как за сутки до этого под Чалтырем, севернее села Красный Крым собаки спасли положение. По приказу командира 30-й дивизии полковника Бориса Никитича Аршинцева капитан Иванча спустил с поводков 64 пса-смертника. В считанные минуты были подорваны 24 вражеских танка — уникальный результат! Оставшись без собак, погибших под танками и скошенных немецкими пулемётами, бойцы 3-й роты СИТ сбили залповым огнём из винтовок двухмоторный бомбардировщик противника. Многие проводники собак оплакивали своих питомцев: «Мы солдаты, мы защищаем Родину, а они только безоглядно доверяли нам и любили нас. А мы их предали...».
    23 июля 1942 года из района села Большие Салы пробивались из полуокружения остатки 76-й отдельной морской стрелковой бригады. В 12.10 три батальона и два дивизиона — всего до 1300 моряков вышли к балке Темерник и к высотам с отметками 111,4 и 119,5. Здесь стоял на огневых позициях 39-й гвардейский корпусной артиллерийский полк под командованием прекрасного артиллериста подполковника Писарева. Двое суток, 21 и 22 июля, гвардейцы-артиллеристы поддерживали моряков сокрушительным огнём 152-мм. гаубиц, находясь под массированными ударами немецкой авиации. К 15.00 23 июля вся материальная часть полка — орудия, трактора-тягачи, машины со снарядами и большая часть личного состава были выведены из строя. И тогда, чтобы спасти уцелевших моряков и артиллеристов, командир 76-й бригада полковник Дмитрий Никанорович Долганов приказал прорываться сквозь танковый заслон и панцер-гренадеров 22-й немецкой танковой дивизии по балке Темерник в направлении посёлков Мясникован и Чкалова. Чтобы хоть как-то прикрыть людей от немецких танковых пушек, пулемётчиков и автоматчиков на бронетранспортёрах и мотоциклах, комбриг приказал всех лошадей двумя колоннами вести в поводу, прикрываясь ими как живым щитом. Пушки и станковые пулемёты бойцы и командиры катили на руках, сметая огнём и штыком немецкие заслоны. Живой поток упорно пробивался на северо-восточную окраину Ростова. Хриплые крики «Ура!» и «Полундра!» сопровождалось пронзительным ржанием умирающих лошадей, принимающих на себя значительную часть вражеских осколков и пуль. В рукопашной схватке погиб военком бригады полковой комиссар Стогов, а начальник штаба майор Худченко, с перебитыми пулемётной очередью ногами, застрелился, чтобы не попасть в плен. К 20.00 свыше пятисот моряков 76-й отдельной морской стрелковой бригады вырвались их окружения и пробились к заводу «Ростсельмаш». Десять спасённых пушек — четыре 76-миллиметровых 1927 года, четыре — 76,2 миллиметровых образца 1939 года и две «сорокапятки» были немедленно поставлены в артиллерийский противотанковый заслон вдоль дороги к аэродрому. За двое суток боя потери 76-й бригады составили 2 915 бойцов и командиров и 672 лошади...
    [​IMG]
    Немецкая колонна движется мимо церкви Суб-Геворка (святого Георгия) в поселке Султан-Салы Ростовской области

    В недавно транслируемом фильме «Собаки специального назначения» по телеканалу «История» услышал что хозяевам собак, которых призывали на службу, присылали похоронки как на людей. И еще маленький штрих к картине. Все же не все члены клубов служебного собаководства мечтали отдать на службу своих питомцев. Некоторые укрывали их от мобилизации и делали им липовые справки. Из воспоминаний Елены Ржевской «За плечами XXвек»:
    Я нажала кнопку, но звонок не действовал, и я постучала в дверь. Услышала: кто‑ то двигался в нашей квартире, рычал, упирался, кого‑то уговаривали, волокли.
    Я долго, настойчиво стучала, пока наконец дверь на цепочке приоткрылась, из щели на меня глянуло испуганное женское лицо.
    Дверь захлопнулась. Звякнула вытянутая из паза цепочка, и на этот раз дверь распахнулась передо мной.
    – Ну уж если вы такие настойчивые, – тихо сказала мне пожилая женщина с вытянутым лицом. Она была в ватнике, надетом на ситцевое платье, в валенках.
    Я нерешительно шагнула через порог и опустила на пол чемодан.
    – И здесь отыскали. Опять вас из воинской части прислали. А я после ночи, я спать имею право или нет? Как думаете? – тускло спросила она.
    Я сказала что‑то насчет того, что не разыскивала ее и что она принимает меня за кого‑то другого. Я хотела пройти, но она преградила путь в квартиру.
    – Зря только беспокоитесь. – Настойчиво и в то же время робко ткнула она мне какую‑то бумажку. Мне пришлось прочитать про то, что сука Джека должна ощениться.
    Женщина неспокойно оглядывалась через плечо на дверь папиной комнаты – оттуда доносилась возня и глухое рычание.
    – Я только на одну ночь сюда или, может быть, на две, не больше. Пока с нами разберутся в Генштабе…
    Громоздко и хвастливо прозвучало здесь это слово – Генштаб. Я села на чемодан, подобрав под себя полы шинели. Теперь мне был виден велосипед, подвешенный на крюке под самый потолок.
    – Здесь все занято, – сказала женщина.
    – Но я ведь здесь жила. Ведь вон же мой велосипед…
    Она повела головой за моим указательным пальцем, и, кажется, до нее стало теперь доходить, что к чему.
    – Вы, значит, хозяева, – соображала она, приперев спиной дверь папиной комнаты. – А мы ничего вашего не трогаем. Так что пожалуйста. Мы не сами по себе, не самовольно – переселены сюда из задних корпусов. Наши корпуса законсервированы. А нам бы еще лучше по своим квартирам жить.
    Не отлипая от двери, она приоткрыла ее, вместе с ней отъехав в сторону, и из папиной комнаты вышла собака.
    Этот доберман‑пинчер ни в коем случае не был «сукой Джекой», потому что он был кобель. Он едва обратил на меня внимание, резво простучал по коридору тонкими, породистыми ногами, развернулся, прошел еще разок и, закончив разминку, удалился опять в комнату, сопровождаемый хозяйкой.
     
    Последнее редактирование модератором: 6 июл 2014
    Пашка, Khron, PaulZibert и 5 другим нравится это.
  18. владимир1
    Offline

    владимир1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 сен 2008
    Сообщения:
    6.186
    Спасибо:
    6.939
    Отзывы:
    168
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Сегодня.
    На фото немцы идут на Ю-В, раннее утро судя по тому, что солнце на востоке и тени длинные.

    султан.jpg
     
    Последнее редактирование модератором: 7 июл 2014
    Александр 90, сапрон и Wolf09 нравится это.
  19. Александр 90
    Offline

    Александр 90 Фельдфебель

    Регистрация:
    1 май 2011
    Сообщения:
    50
    Спасибо:
    136
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Челябинск
    Из интервью с немецким танкистом:
    "- Русские использовали противотанковых собак, вы их видели или что-то слышали?
    Да, слышал, что у русских есть собаки, которые ложатся под танки, но я это рассматривал как сказку."
    Полностью интервью здесь: http://frontstory.ru/memoirs/germany/bauer-ludwig/
     
    Wolf09 нравится это.
  20. Wolf09
    Online

    Wolf09 Рядовой запаса

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    9.893
    Спасибо:
    46.145
    Отзывы:
    621
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История Государства Российского
    Собаки.jpg
    Собаки-санитары
     

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)