Солдат РИА, Обувь

Тема в разделе "Императорская Россия (РИА)", создана пользователем zunder1, 27 окт 2014.

  1. Offline

    zunder1 трофеюга Команда форума

    Регистрация:
    19 дек 2012
    Сообщения:
    9.954
    Спасибо SB:
    62.036
    Отзывы:
    967
    Страна:
    European Union
    Из:
    city
    Интересы:
    no
    Солдаты были обуты в высокие сапоги черного цвета из юфтовой (яловой) кожи; голенища сапог были более высокими, чем носят теперь солдаты, с большим количеством складок. У пехотинцев голенища были низкими, имели ровный (прямой) обрез

    У кавалеристов голенище было выше и имело т. н. козырек, доводящий спереди до колени Кроме того, на кавалерийских и сапогах каблук был меньше по площади, чем у пехотинцев Это делалось для того, чтобы можно было надеть шпоры, так как широкий каблук потребовал Бы удлинения вилки шпор.

    Казаки носили сапоги пехотного образца, потому что козырек был неудобен для заправки шаровар, а также и потому, что казаки шпор не носили, так как при посадке в казачьем седле шпоры были бесполезны. Исключение составляли казачьи гвардейские полки лейб-гвардии Сводный и лейб-гвардии Атаманский.

    В 1915-16 гг. в армию были призваны большие контингенты запасных и новобранцев, из-за чего ощущалась нехватка обмундирования, и в пехоте подвились ботинки и обмотки (бинты). Солдатские ботинки делались из грубой черной кожи; фасон колодки был как и у высоких сапог. Вместо шнурков использовались сыромятные ремешки. Ботинки были цельными, без пришивного носка.

    Обмотки изготовлялись из плотной хлопчатобумажной ткани защитного или серого цвета. Они пропускались сквозь катаное ушко на заднем шве ботинок, навивались вокруг ноги почти до колена и завязывались двумя тесемками на конце обмотки. Кроме солдат-запасников и вновь призванных, ботинки носили также некоторые кадровые солдаты, причем нередко поверх ботинок надевались голенища от старых сапог вместо обмоток! В 1917 г. появились английские коричневые ботинки и английские же шерстяные обмотки горчичного цвета, которые широко применялись в пехоте в годы гражданской войны.

    Основным типом офицерской обуви были высокие сапоги. Они шились из черного шевро или хрома и были разнообразных фасонов как по колодке, таи и по форме голенища. Фасонов колодок было три: узкие, круглые и появившиеся во время войны т. н. "бульдоги" (с возвышением на носке). Голенища были на мягкой, обычно замшевой, подкладке, и твердом футере, т. е. с прокладной из жесткой кожи, идущей от верха голенища до гармошки. Верх голенища был прямым, либо с козырьком. Голенища были очень узкие - между ногой и голенищем нельзя было просунуть палец, поэтому надевание и снятие сапог было весьма длительным и мучительным делом. Надевались сапоги при помощи специальных крючков, зацепляемых за ушко сапог. Внутрь насыпали тальке или канифоль. Снять же сапоги офицер обычно не мог без помощи денщика и специального приспособления а виде дощечки с вырезом для каблука. При помощи дощечки нога выходила из голенища сапога, но застревала в подъеме голенища. Денщик становился спиной к офицеру и тянул сапог, а офицер другой ногой упирался в спину денщика и постепенно сапог снимался.

    Сапоги являлись предметом особой заботы и щегольства офицеров армии Любопытно, что в мирное время для участия параде офицеры заказывали специальные сапоги, голенища которых зашивались на ноге. Снять такие сапоги было невозможно, и поэтому голенища распарывались на ноге после парада. В отличие от современных высоких сапог, офицерские сапоги имели голенища, сшитые по икре, поэтому правые и левые голенища были разной формы (для этого делались специальные колодки для голенищ - на правую и левую ногу). Во фронтовых условиях офицерские сапоги оказались крайне неудобными. Сапоги на твердом футере вообще перестали носить, а голенища сапог на мягкой подкладке стали делать с застежкой на два ремешка (сзади или сбоку) или на шнуровке. Такие сапоги хорошо сидели на ноге, их легко было надеть и снять. Офицерские сапоги имели небольшой по площади, довольно высокий, сзади скошенный каблук Скошенность давала возможность шпоре "падать" с каблука, что считалось шиком. При высоких сапогах шпоры носились только на ремешках

    Также при брюках на выпуск носили черные штиблеты на резинке. Во время войны они почти вышли из употребления. Носили их преимущественно военные врачи и чиновники. Штиблеты имели цельную головку (без пришивного носка) Шпоры на штиблетах носили т. н. винтовые или накаблучные. Они прикреплялись к задку каблука при помощи специального острия, находящегося внутри вилки шпоры, а концы вилки привинчивались к бокам каблука. Шпоры на ремешке со штиблетами не носили,

    В 1916-1917 гг. появились и широко распространились ботинки с крагами. Сначала их носили офицеры авиации и автоброневых войск, а потом стали носить и штабные и пехотные офицеры, чиновники разного рода военизированных учреждений, а также гражданские лица, носившие бриджи. В крагах, например, ходил и глава Временного правительства России - А.Ф.Керенский. Ботинки с крагами были на шнуровке, часто с носком фасона "бульдог". Краги представляли собой как бы точный слепок икры. Делались они из толстой кожи или из хрома, наклеенного на толстую кожу. Спереди имели разрез, застегивались при помощи специальных железных пластинок, вшитых в кожу, и, кроме того, затягивались наверху ремешками на пряжке. Был еще тип краг, поверх которых обвивался ремень, стягивающий крагу на ноге. В 1917 г-стали появляться краги коричневого цвета (их носили с коричневыми ботинками). Шпоры при ботинках с крагами не носили

    В то же время появились высокие ботинки на шнуровке. Они были распространены гораздо меньше краг. Носили их преимущественно офицеры авиации, автомобильных и мотоциклетных войск. Ботинки были черные и коричневые. Носы ботинок были пришивные, чаще всего фасона "бульдог", некоторые ботинки имели по верху голенища пришитый кожаный манжет, застегивающийся на два ремешка с пряжками, назначением которого было закрыть завязки шнурков С высокими ботинками шпор не носили.

    Зимой на фронте офицеры носили теплую обувь, чаще всего это были фетровые валенки кофейного или белого цвета, с обшитыми коричневой кожей носками и задниками. Валенки были и цельные и сшитые из войлока. В таком случае спереди и сзади они обшивались по шву кожаным узким ремешком. Носили также бурки - кавказские теплые сапоги, сшитые из черного войлока с начесом (из такого войлока делались кавказские войлочные плащи без рукавов - бурки, отсюда название перешло на обувь). Головки бурок обшивались поверх войлока черной мягкой кожей. Валенки и бурки носили при бекеше, реже при шинели.

    Уставной обувью матросов были высокие сапоги пехотного образца, нa корабле матросы носили сапоги под брюки навыпуск. В строю, на суше (парады, десант) брюки вправлялись в сапоги. В тех случаях, когда матросы надевали робы, вместе с ними надевались грубые ботинки без пришивного носка. Ботинки на шнуровке у матросов появились после Февральской революции 1917 г.

    Офицеры военного флота при брюках на выпуск носили либо черные штиблеты на резинке, либо Ботинки на шнуровке с пришитым носком при белых брюках были парусиновые белые полуботинки - туфли. На суше (на парадах или при десантных операциях) носили высокие сапоги пехотного образца с прямым обрезом голенища. Если флотский офицер ехал верхом, то на сапоги надевались шпоры. В пешем строю шпор не носили.

    Носить высокие сапоги на шнуровке и ботинки с крагами у морских офицеров было не принято.

    Перед 1-й Мировой войной в русской армии циркуляром Главного штаба №103 от 6 мая 1309 г, был введем новый тип сапог, так называемого "образца 1908 г.". Высота голенищ нового образца была установлена: для гвардии - 49 см, а для армии - 45 см, считая от верхнего края каблука, то есть, уменьшена по сравнению с прежним образцом 1399 г Каблук полагался прямой, высотой около 2 См; покрой был изменен: в новом образце голенища стали сшивать одним швом сзади (в предыдущем они имели два шва по бокам). Спереди, на месте сшива голенища с передом, появился мысок или "стрелка" (раньше на этом месте был простой шов, либо перед был тянутым заодно с передней половинкой голенища - такие сапоги назывались "крюки" и особенно ценились в простонародье). Значительно были повышены требования к качеству сапожного товара, в первую очередь для увеличения прочности и долговечности сапог. Внутри верхней части голенищ была установлена подшивка из тонкой юфтевой кожи высотой 22 см). В результате вместо двухшовного сапога с довольно тонкой подошвой и мягкими голенищами, образующими многочисленные "сборы" или "гармошку", солдатский сапог именно с этого времени принял фасон, продержавшийся с незначительными изменениями до наших дней.

    Однако имевшиеся на интендантских складах запасы сапожного товара старого образца, разумеется, выдавались до полного израсходования, и поэтому в войсках могли соседствовать в одно и то же время сапоги различных фасонов.

    Кавалерийский сапог, согласно описаний 1899 и 1909 гг. различался с пехотным незначительно: если в пехоте вторая, короткая подошва (попуподошва или стелька) подшивалась поверх длинной, то в кавалерии - под ней, между подошвой и передом; кроме того, на заднике прикреплялся нашпорник - кусочек подошвенной кожи, выступающий на 5-6 мм. Высота голенища в 1909 г. равнялась 45 см Сапоги для гусарских полков шились по особому образцу.

    Начиная с 1907 г. войсковые части должны были прекратить пошив обмундирования и обуви своими силами и полностью перейти к получению готовых "мундирных вещей" от Интендантства. Сделано было лишь одно исключение - пошив сапог в кавалерии по-прежнему должен был осуществляться в полках, из товара, купленного на выданные для этой цели деньги Эта "лазейка" давала возможность улучшить качество пошива сапог по сравнению с пехотой, но она же могла способствовать появлению многих не узаконенных официальными документами особенностей (более высоких каблуков и голенищ, голенищ с козырьками и т.п.)

    Высота голенищ могла варьировать еще и по другой причине: при поступлении на службу солдат получал 2 пары сапог и в каждой - запасные стельки и переда (до 1906 г - только к одной паре); понятно, что переда и подошвы снашивались быстрее голенищ, а при замене их на новые высота голенища уменьшалась как бы "естественным путем".

    Ну и конечно нельзя сбрасывать со счетов законное желание солдата выглядеть как можно более щеголевато, особенно при "увольнении со двора". Изучение фотоматериалов позволяет утверждать, что пошив нижними чинами особых "выходных" сапог за свой счет был вовсе не редким явлением, причем официально утвержденного фасона при этом могли и не придерживаться.

    В военное же время наблюдалось явление, а некотором смысле обратное Многие современники утверждают, что сплошь и рядом солдат из двух полученных пар сапог одну по дороге на фронт продавал, в расчете что в случае надобности ему все равно выдадут новые. Известный генерал А.А.Брусилов писал: "... к 1917 г. ...чуть ли не все население России ходило в солдатских сапогах... Такую денежную операцию некоторые искусники умудрялись делать 2-3 раза". Это и было одной из причин нехватки обуви в Действующей армии Интендантские склады начинают требовать непременной сдачи сношенных сапог при получении новых. Уже в начале 1915 г узаконена выдача войскам чиненых сапог, сапог с брезентовыми голенищами и ботинок с обмотками (например, приказ Главнокомандующего Западным фронтом №1158 от 1915 г. со ссылкой на Высочайшее соизволение от 13 января).

    Что касается фасона сапог, то главным интендантом дважды, 28 сентября 1914 г. и 24 июля 1915 г. утверждались изменения в описании шитья сапог образца 1908 г., не менявшие, впрочем, главных их особенностей, а сводившиеся к упрощению шитья, снижению требований к качеству товара и уменьшению числа размеров Этим мыслилось облегчить задачу многочисленных мелких кустарных и частных мастерских и цехов, привлеченных в военное время к срочному обеспечению обувью все разраставшейся армии. Несмотря на это, уже летом 1916 г. в приказах армиям Западного фронта указывалось: начальник штаба Верховного главнокомандующего пришел к заключению, что сапоги изготовленные кустарями и так называемыми общественными организациями вообще не соответствуют установленным интендантством условиям, пошиты попросту, как Обыкновенный рыночный товар и из среднего, а то и низкого качества кожи (приказ №3683 от 7 июня), В связи с этим подобные сапоги предписывалось выдавать для носки летом и осенью, дабы сапоги лучшего качества оберечь на зиму. Войсковым частям вообще запрещено было браковать и возвращать сапоги и ботинки, и указывалось, что с изданием приказа по Военному ведомству №553 от 1914 г. (отменявшего сроки носки вещей и вводившего принцип снабжения "по потребности) браковка потеряла свой смысл. Следовало брать, что дают, носить, сколько получится, а затем, по освидетельствовании негодным вещей командиром дивизии, получать взамен новые. При этом напоминалось, что ввиду возрастающей нехватки кожевенного сырья " ..необходимо мириться с вещами среднего качества .."

    Все большее распространение в войсках получают ботинки, в том числе, носимые с крагами. Особенно часто этот вид обуви использовался на завершающем этапе войны (а первую очередь среди офицеров), но появились Ботинки с крагами в армии раньше, еще в мирное время. При утверждении формы одежды для авиационных частей (приказ по Военному ведомству №4 от 3 января 1914 г.) эта обувь официально была введена для офицеров-летчиков, причем даже при парадной форме.

    Порядок им изготовления с приложением чертежей подробно изложен в приказе войскам: Юго-Западного фронта №1642 от 6 октября 1916 г

    Нехватка сапог вновь поставила на повестку дня вопрос об употреблении войсками вне строя и какой-либо легкой обуви "в подспорье сапогам", для вящего сбережения как их самих, так и солдатских ног. В мирное время этот вопрос поднимался неоднократно, но окончательно решен не был. Во время войны во многих частях стали использовать шкуры порционного скота дня изготовления примитивных кожаных лаптей, подобным тем. какие наши солдаты употребляли во время похода в Болгарию 1677-78 гг. в подражание местным крестьянам, под названием вопанка. Именно так они названы в приказании по 48-Й пехотной дивизии от 28 декабря 1914 г. Однако в другом описании с подробным чертежом, разосланным по войскам летом 1916 г., они называются и каламанами - легкой кавказской обувью, проектом интенданта 20-й пехотной дивизии подполковника Асатиани, одобренном Военным министром и начальником штаба верховного главнокомандующего. В других документах они названы "котами" туфлями и т.д. Кроме этого, войска плели на отдыхе обычные лапти из лыка, опорки, изготавливали деревянные башмаки и т. п. В тыловых частях и запасных батальонах изготавливали и носили сапоги и ботинки на деревянной подошве.

    Авторы: С. Прищепа, рисунки В. Павлова. Использованы материалы Я. Ривоша

    000.jpg 00.jpg 0.jpg
     
  2. Offline

    Дождевой Земляк Команда форума

    Регистрация:
    26 апр 2014
    Сообщения:
    9.357
    Спасибо SB:
    27.282
    Отзывы:
    593
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Смоленская губерния
    Интересы:
    Реставрация
    Вот, из музея есть ботинки

    DSC05371.JPG DSC05370.JPG

    Написано было что это ботинки нижних чинов пехоты из коричневой кожи, времен Николая II и на ПМВ..
    На редкость добротно скроены. В них наверное, хоть сейчас на танцы можно.
     
  3. Offline

    zunder1 трофеюга Команда форума

    Регистрация:
    19 дек 2012
    Сообщения:
    9.954
    Спасибо SB:
    62.036
    Отзывы:
    967
    Страна:
    European Union
    Из:
    city
    Интересы:
    no
    Последнее редактирование: 28 окт 2014
  4. Offline

    zunder1 трофеюга Команда форума

    Регистрация:
    19 дек 2012
    Сообщения:
    9.954
    Спасибо SB:
    62.036
    Отзывы:
    967
    Страна:
    European Union
    Из:
    city
    Интересы:
    no
    Ботинки с обмотками
    000.jpg 00.jpg 0.jpg
    Об описании сапог образца 1908 г.

    (Циркуляр Главного Штаба № 103, от 6 мая 1909 года).

    Главный Штаб, по приказанию Военного Министра, объявляет по военному ведомству описание сапог, для нижних чинов, образца 1908 года, в дополнение описания одношовных сапог с передами, пришитыми мыском, а также из цельнотянутых вытяжек (циркуляр Главного Штаба 1906 года за № 421) и в отмену описания двушовных сапог (циркуляр Главного Штаба 1899 года за № 178).

    Практика изготовления сапог образца 1906 года указала на необходимость: а)некоторого изменения типа самого сапога в сравнении с прежними образцами такового и б)усовершенствовании деревянных колодок.

    С этой целью были запрошены сведения от строевых частей войск, которые указали на недостатки сапог образца 1906 года; независимо сего, при Техническом Комитете Главного Интендантского Управления неоднократно состоялись совещания по вопросам об обуви, с участием специалистов и представителей от строевых частей войск, а также были рассмотрены различные типы обуви, выработанные гвардейскими частями.

    Результатом означенных работ является прилагаемое при сем описание сапог образца 1908 года, которое отличается от одношевных сапог образца 1906 года нижеследующим:

    • Сапоги образца 1908 года изготовляются с пришитыми передами, 10 номеров по длине и 3 номера (А,Б,В) по ширине ступни (вместо прежних 14 номеров по длине ноги и подразделений А и Б по ширине ее), так как опыт изготовления сапог 14 номеров указал на то, что первые 4 (самые меньшие) номера сапог почти не требуются, а поэтому означенные меньшие размеры в сапогах образца 1908 года исключены.

    • Деревянные, машинного изготовления, колодки изменены так, чтобы они возможно приближались к действительной форме ступни ноги человека, для чего: а) пятки и носки колодок несколько сужены; б) кроме сего, носки немного скошены по направлению от большого пальца к мизинцу.

    Благодаря этому изменению в форме колодок, сапоги приобретают более правильную и красивую форму.

    • Подошва пришита к переду и к стельке круговым дратвенным швом.

    • К сапогам прибиты двумя рядами деревянных шпилек прочные подметки.

    • Длина голенищ увеличена для гвардии до 11 вершков, для армии до 10 вершков.

    • Длина кожаной под голенища подшивки увеличена на 5 вершков (вместо 3 вершков), как для гвардии, так и для армии.

    Изготовление сапог образца 1908 года должно производиться по деревянным колодкам, вполне отвечающим: а) по форме – проверенным и утвержденным образцам, разосланным распоряжением Главного Интендантского Управления всем обмундировальным мастерским и контрагентам интендантства, и б) размерам - табели мер колодок, при сем прилагаемой.

    В виду того, что согласно описанию сапог, каблуки, задники, стельки, подошвы и подметки, для достижения однообразной работы, обязательно должны вырезаться особыми металлическими резаками, вменяется в обязанность обмундировальных и сапожных мастерски, изготовляющих обувь для нужд армии, производить выкрой означенных выше частей обуви исключительно машинным способом, т.е. резаками, изготовленными вполне правильно, согласно выработанных Техническим Комитетом Главного Интендантского Управления в натуральную величину чертежей. Означенные чертежи своевременно разосланы, но, если в таковым оказалась надобность – за высылкой надлежит обращаться в Главное Интендантское Управление.

    Если бы, по местным условиям, обмундировальные мастерские или контрагенты интендантства встретили затруднение в получении правильно изготовленных сапожных колодок для сапог образца 1908 года и измерительных досок, то им следует иметь в виду, что означенные предметы изготавливаются на Балтийской фабрике колодок и деревянных изделий в г.Риге (2-я Вагонная дамба, № 21).

    Что же касается изготовления кавалерийских сапог, то соответствующие указания даны в прилагаемом при сем «кратком описании шитья кавалерийских сапог».





    «Утверждено Военным Советом»

    21 марта 1909 года.

    Подписал: Начальник Канцелярии Военного Министерства

    Генерал-Лейтенант Забелин,

    Верно: Управляющий делами Технического Комитета, Генерал-Майор Пославский.



    ОПИСАНИЕ
    Шитья гвардейских и армейских сапог с одношовными голенищами с передами, пришитыми мыском.

    1. Сапоги изготовляются личные двух видов: гвардейские и армейские. Они шьются одинаковым способом на косую колодку на 30 мерок, означенных ниже в таблице мер. Гвардейские отличаются от армейских только размерами голенищ, как указано ниже. Шитье сапог должно быть «машинное», но при изготовлении их не в обмундировальных мастерских, а при посредстве земств, с привлечением к этой работе кустарей, допускается ручное шитье.

    2. Перед постройкой переда должны быть надлежащим образому вытянуты. Для производства этой операции товар в случае надобности в мере действительной потребности простругивается, отнюдь не допуская перестружки и утончения краев, подшиваемых к стельке. Затем товар смачивается водой и засаливается, т.е. обильно смазывается смесью говяжьего сала с ворванью, в равных частях. Смесь должна быть чистой, светлой, прозрачной и без осадка.

    Форма переда должна быть вытянута правильно, с надлежащим закруглением в сгибе, соответственно форме ноги в этом месте, без резких перегибов. Посадка переда должна производиться в надлежащей полноте до совершенной разгладки складок и морщин, но без излишнего растяжения кожи и с сохранением надлежащей плотности. Подкраивание передов производится после просушки.

    3. Перед пришивается к голенищу предварительно подкроенный машинным или ручным швом (мыском). Для сшива перед накладывается на голенище на 1/4 вершка. Сшивка переда с голенищем производится двойной строчкой, на расстоянии одна от другой около 1/8 вершка, затем пришитой к переду край голенища от нижней строчки срезается на нет и тщательно заглаживается для избежания его загиба при снимании сапога.

    4. Голенища имеют длину в готовом сапоге в гвардии 11 вершков, а в армии 10 вершков, считая его подошвы. Ширина голенища указана в табели.

    Голенище сшивается сзади строчкой с прокладкой прошвы с прочным закреплением вверху. Сшивку голенища следует производить аккуратно, с тщательной зачисткой краев, обращенных внутрь.

    Голенище вверху срезается прямо, после чего верхний край его загибается внутрь на 3/16 – 1/4 вершка. Подшивка плотно прикладывается к загибу голенища и прострачивается двойным швом; излишняя кожа подрезается кругом. Верхняя (правая) строчка должна идти у самого края голенища. Сверх того следует подрезывать излишнюю кожу в изгибе у верхнего края по долевому шву голенища, чтобы толщина кожи в этом месте была не более, чем в остальном загибе. Загиб и пришив должны делаться вполне ровно и гладко, с некоторым утонением сшиваемого края, если это требуется по толщине кожи.

    5. Верхняя часть голенища снабжена подшивкой, имеющей длину как в гвардии, так и в армии 5 вершков. На подшивку идет тонкая, не плотная кожа (юфтевая или конина), смазанная клейстером у пришива. Для предохранения сапог от порчи жучками, в мучной клейстер прибавляются: а)буры, полагая 5 золотников ее на 1 фунт муки и б)0,1 % медного купороса. Подшивка пришивается к верхнему краю голенища машинным швом, как указано в пункте 4. Нижняя часть подшивки пришивается одним швом.

    6. Задник делается двойной: из двух пластов плотной кожи. Средний пласт прилегающий к голенищу, выкраивается из плотного стойкого хорошего мяздренного мостовья. Внутренний пласт делается из тонкого мостовья. Оба эти пласта выкраиваются машинным способом резаками, отвечающими по наружной форме и размерам установленным чертежам.

    Средний пласт несколько ниже внутреннего, с утончением по краям, смазывается клейстером с обеих сторон и прикрывается внутренним пластом, который приметывается через край и пришивается в строчку к голенищу и к переду. Закаблучье сапога имеет две строчки, параллельные заднему шву голенища, проходящие через заднее голенище и оба пласта задника. Прострочки эти идут в равных расстояниях от шва голенища и в расстоянии 3/8 вершка одна от другой. В готовом сапоге задних должен иметь правильную посадку, то есть иметь прямое или несколько отклоненное назад положение соответственно отклону задника в колодке, и отнюдь не иметь наклона к носку сапога или бокового наклона. Задник должен быть вышиной: сзади (считая от подошвы до шва задника) 1 1/4 – 1 1/2 вершка, а спереди 1 – 1 1/8 вершка.

    7. Стельки выкраиваются соответственно установленных табелью №№ мерок из хорошего мостовья, которое должно быть плотное, умеренно вальцованное или выколоченное и не пухлое, в противном случае пришив подошвы к сапогу будет непрочен. Вес стельки (установленной выкройки) при 13 % влажности должен быть не менее для сапог: №№ 1 до 5 - 10 золотников, а для №№ 6 – 10 не менее 11 золотников. Стелька кладется лицом внутрь сапога и пригоняется ровно по колодке. По затяжке переда и подшивке его дратвою стелька смазывается с бахтармы смоляным варом. Для заполнения пустого места, между краями переда и задника кладутся 1-2 отрезка кожаного лоскута или бересты, которые должны заполнить пустоту ровно и аккуратно; сверх того, под взъемом (в еленке) кладутся еще несколько обрезков для образования в этом месте выпуклости посередине.

    Допускается при механическом производстве сапог затяжка передов на колодки машинным способом помощью мелких металлических шпилек, но при условии, чтобы эти шпильки заколачивались на металлические колодки или деревянные, но с металлической накладкой, чтобы концы шпилек сплющивались и образовывали бы на стельке шляпки, не могущие натирать ногу.

    8. Сапоги имеют двойную подошву, т.е. одну длинную подошву и подметку. Подошва и подметка делаются из подошвенного товара установленного качества и должны выкраиваться машинным способом резаками, отвечающими по своей форме и размером установленным образцам. Подошва у больших номеров (№№ 6 – 10) может быть составная по длине (под каблуком). Надставки, допускаемые по длине подошвы (под каблуком), должны иметь некоторый напуск, для чего края косо срезаются и находят один на другой на 1/4 – 3/8 вершка. Надставки должны быть не длиннее 3/4 вершка в №№ 6, 7 и 8, а в №№ 9 и 10 – не длиннее 1 вершка, причем край подошвы должен накрывать край надставки, а не обратно. Прикрепление подошвы к сапогу производится двойным способом – шпильковкой и пришивкой. Шпильковка должна быть машинная. Ручная шпильковка допускается при ручном шитье сапог. Она должна быть вполне правильная и ровная, с равным между шпильками расстоянием.

    Подошва сначала прибивается к переду и стельке одним рядом деревянных шпилек, имеющих длину от 1/2 до 9/16 дюйма, на расстоянии 5/16 вершка от края подошвы, за исключением в еленках, где идут два ряда шпилек, причем наружный ряд отстоит от края на 4/16 вершка. Расстояние между рядами 1/8 вершка. После этого концы шпилек внутри сапога счищаются, затем подошва окончательно прикрепляется дратвой, пропитанной смоляным варом, вокруг всей подошвы, пришивкой строчечным швом на расстоянии от 1/16 до 1/8 вершка от края. Для этой цели в подошве делается аккуратно и осторожно небольшой надрез (желобочек), чтобы дратва была защищена от трения о твердые предметы при носке сапога; означенный надрез (желобочек) должен иметь лишь такую ширину и длину, которые необходимы для помещения в нем шва. После шитья надрез заглаживается так, чтобы дратвы не было вовсе видно.

    Подметка должна быть срезана со стороны противоположной носку косо, как указано на чертеже, и иметь размеры согласно табели. Она прикрепляется к подошве двумя рядами шпилек, идущими вокруг всей подметки и имеющими длину 11/16 – 3/4 дюйма, чтобы они могли пройти сквозь обе подошвы. Ряды шпилек спереди и с боков подметки должны идти на расстоянии от края подошвы: первый (наружный ряд) на 3/16 вершка и второй (внутренний) ряд на 7/16 вершка так, чтобы подошвенный ряд шпилек приходился между ними посередине. Подбивка подметки у среза, к стороне взъема, делается двумя рядами длинных шпилек, расположенными один ряд от другого на 3/16 вершка, причем наружный ряд отстоит от края на 1/8 вершка. Если они не будут ближе к краю, то при перегибе подошвы, они могут разрезать подметку. У взъема подметка пришивается с обеих сторон не менее 3 стежками дратвы, пропитанной смоляным варом. Стежки эти помещаются в надрезах (желобках), делаемых в подметке между шпильками. Шпильки каждого ряда, как подметки, так и подошвы, должны быть одна от другой на 3/32 – 1/8 вершка (в каблуках 1/16 вершка), считая расстояние между центрами дырочек.

    При машинной шпильковке, концы шпилек, торчащие, после прибивки подметки, внутри сапога, срезаются автоматически самой машиной во время шпильковки; остающиеся после этого неровности сглаживаются гладильной машиной, которая одновременно разглаживает подошвенный шов внутри сапога и полирует наружную поверхность подметки.

    При ручной шпильковке следует иметь, во время шпильковки, деревянные колодки, снабженные металлической пластинкой, которая не допустит деревянные шпильки пройти внутрь сапога. При таком способе не потребуется счистки концов шпилек внутри сапога.

    9. Каблуки у сапог должны быть прямые, т.е. почти одинаковой ширины, как вверху, так и внизу, вышиной: у среза посередине от 1/4 до 3/8 вершка, а сзади в косом направлении (с подошвой) от 3/8 вершка до 1/2 вершка. Каблуки делаются из подошвенного лоскута, не более как из трех цельных пластов, не считая кранца и набойки. Пласты каблука обязательно выкраиваются машинным способом резаками и крепко сжимаются под прессом. Кранец должен быть из плотного и толстого мостовья или из подошвенной кожи, а набойка – из лучшей подошвенной кожи.

    Вес набойки, при 13-процентной влажности, полагается не менее 7-9 золотников, соответственно №№ мерок. Каблуки прикрепляются к сапогам, при ручной работе, толстыми деревянными шпильками, а при машинном производстве железными шпильками. Набойка прибивается к каблукам железными машинными шпильками двумя рядами: одним полным рядом по всей закругленной части каблука, а другим не полным, несколько недоходящим до прямой его линии, край которой прибивается шестью шпильками. Кроме того, вбиваются 3 шпильки, несколько отступя от последних, и 2 по углам. Всего железных шпилек полагается на один каблук от 50 до 65. Каблук должен быть гладко обрезан и отполирован механическим или ручным путем.

    При сапогах полагаются ушки, из льняной кипорной тесьмы шириной 3/4 вершка. Тесьма для ушков изготавливается из двупрядной льняной нитки. Она должна иметь: а)по основе 125 нитей, по утку в одном дюйме – 24, б) вес погонного аршина 4 золотника и в) разрыв не менее 300 фунтов. Ушки пришиваются внутри голенищ по бокам с обеих сторон, на расстоянии около 3/4 вершка от верхнего края, двумя строчечными машинными продольными швами длиною 1 1/4 – 1 1/2 вершка, на расстоянии 5/8 вершка один от другого, и одним поперечным, идущим между верхними концами продольных швов. Ушки в отделке должны выходить за верхний край сапога на 3/4 вершка.

    При шитье сапог необходимо соблюдать, кроме всего вышеизложенного, следующие указания:

    1) Шитье сапог должно быть производимо ровно и аккуратно, употребляя для сшивки голенищ и пришивки передов тройную льняную нитку, а для остальных частей сапога дратву. Нитка и дратва должны быть хорошо пропитаны смесью из смоляного вара и сала, для чего при швейных машинах должны быть подогревательные лодочки, чтобы состав не застывал и нитка (дратва), им пропитанная, легко проходила через иглу и кожу. Число стежков на протяжении одного вершка должно быть: а)при дратве от 7 до10, б)при тройной нитке от 14-16.

    2) При сшивке переда с голенищем следует обращать особое внимание на возможно тщательное исполнение этой работы, чтобы этот шов не мог беспокоить ноги при носке сапога. Загиб голенищ под каблуком делается длиною около 1/2 вершка, а по верхнему краю от 1/4 до 3/16 вершка.

    Раскрой подошвы посредством резаков следует производить тщательно, не допуская в раскрой порочных мест.

    3) Переда до вытяжки (после простружки) следует умеренно намачивать в воде и обильно смазывать салом с ворванью. Ворвань для смазки передов должна быть чистая, светлая и прозрачная, без осадка. После просушки, вытянутые переда следует подкраивать для придания им вполне правильной формы.

    4) Голенища должны быть выкраиваемы и подкраиваемы так, чтобы в готовом сшитом виде они имели надлежащую форму и размеры согласно табели.

    5) При затяжке на колодку передов, с пришитыми к ним голенищами, следует наблюдать, чтобы кожа облегала плотно колодку и чтобы подшитые к стельке переда и закаблучья составляли возможно ровную поверхность; в противном случае пришив подошвы не будет прочен.

    6) На прокладку, между подошвой и стелькой, могут быть употребляемы безразлично кожаный лоскут или старая кожа. На эту же прокладку может быть употребляема береста, но отнюдь не лубок.

    7) Сшитые готовые сапоги должны быть вполне высушены на колодках (чтобы впоследствии они не теряли своей формы).

    После вынутия колодок из сапог, выступающие концы шпилек внутри сапог должны быть обязательно сбиты и вычищены гладко по всей окружности стельки, за чем следует строго следить при освидетельствовании сапог до их приема.

    8) Сапоги должны быть изготовляемы по табели.

    9) Деревянные колодки для шитья сапог должны быть машинного изделия, из сухого березового дерева, содержащего не более 11 % влажности. Они должны в точности отвечать по наружной форме – утвержденным образцам, а по размерам – табели, без всяких отступлений в меньшую сторону, в большую же сторону отступления не должны превышать 0,1 сантиметра. При изготовлении колодок следует обращать особое внимание на сухость дерева, так как колодки из недостаточно сухого дерева, после некоторого времени, усыхают и несколько меняют свои размеры, вследствие чего сшитые по ним сапоги могут быть маломерны.

    10) Сапоги должны изготавливаться только на колодках, предварительно проверенных приемными комиссиями при Интендантских вещевых складах, причем на колодки, отвечающие образцам и описанию, налагаются приемные клейма. В обмундировальных мастерских все употребляемые колодки должны быть предварительно заклеймены приемными комиссиями.

    11) Указанные в табели размеры длины ступни в готовом сапоге должны служить руководством к определению правильности размеров сапога, лишь при невозможности проверки их правильно изготовленными колодками.

    12) Употребляемые на изготовления сапог выкроенные резаками подошвы, стельки, задники и каблучные набойки должны быть, до их употребления в обмундировальных мастерских, тщательно пересмотрены и, по одобрении, заклеймены приемными комиссиями и лишь с такими клеймами употребляемы в дело. Руководством при определении качества обозначенных предметов должны служить их образцы и настоящее описание.

    13) Качество шитья сапог и всех употребляемых для сего материалов: ниток, дратвы, шпилек, тесьмы для ушков и проч. Должно быть поверяемо в мастерских во время самой работы, приемными комиссиями, наблюдающими также за правильным исполнением выколачивания, вальцовки и выкроя подошв, стелек и проч.

    14) Сапоги, заказываемые земствам и изготовляемые кустарями-ремесленниками, могут быть ручного шитья, но заготовка для этих сапог материалов делается таким же образом, как при «машинном» шитье сапог, т.е. выкрой закаблучьев, стелек, подошв и проч. Должен обязательно делаться резаками механическим путем. Разница «ручного» шитья сапог от «машинного» состоит лишь в том, что шпильковку и шитье допускается производить ручным способом, а не машиной, с соблюдением указанных в описании условий. Во всем остальном, а равно и в отношении качества шпильковки, сапоги ручного шитья должны отвечать всем вышеозначенным условиям.
     
    Последнее редактирование модератором: 1 дек 2017
  5. Offline

    WildWind Вечный Индеец

    Регистрация:
    10 июл 2011
    Сообщения:
    2.885
    Спасибо SB:
    7.117
    Отзывы:
    185
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Прерии
    Интересы:
    нумизматика
    ВОЙНА БЕЗ САПОГ.
    Что такое обмотки и почему русской армии пришлось переобуваться на дорогах Великой войны
    «Сапог русского солдата» — за века отечественной истории это выражение стало почти идиомой. В разные времена эти сапоги топтали улицы Парижа, Берлина, Пекина и многих других столиц. Но для Первой мировой войны слова про «солдатский сапог» стали явным преувеличением — в 1915–1917 годах большинство солдат Русской императорской армии сапог уже не носили.

    Даже далекие от военной истории люди по старым фотографиям и кадрам кинохроники — причем не только Первой мировой, но и Великой отечественной войны — помнят диковинные для XXI века «бинты» на ногах солдат. Более продвинутые помнят, что такие бинты именуются обмотками. Но мало кто знает, как и почему появился этот странный и давно исчезнувший предмет армейской обуви. И почти никто не знает, как их носили и зачем они были нужны.

    Сапог образца 1908 года

    На мировую войну армия Российской империи пошагала в так называемых «сапогах для нижних чинов образца 1908 года». Его стандарт был утвержден циркуляром Главного штаба № 103 от 6 мая 1909 года. Фактически этот документ утвердил тот тип и покрой солдатского сапога, который просуществовал весь XX век и поныне, уже второе столетие все еще состоит «на вооружении» российской армии.

    Только если в Великую отечественную, Афганскую или Чеченские войны этот сапог шился, в основном, из искусственной кожи-«кирзы», то в момент своего рождения он делался исключительно из яловой кожи или юфти. Накануне Первой мировой войны химическая наука и промышленность еще не создали синтетические материалы, из которых делается значительная часть нынешней одежды и обуви.

    Пришедший из далекой древности термин «яловый» в славянских языках обозначал не дававших или еще не давших приплод животных. Яловая кожа для солдатских сапог изготовлялась из шкур годовалых бычков или еще нерожавших коров. Такая кожа была оптимальной для долговечной и удобной обуви. Более старые или молодые животные не годились — нежная кожа телят была еще недостаточно прочна, а толстые шкуры старых коров и быков, наоборот, слишком жестки.

    Хорошо обработанная — тюленьим салом (ворванью) и березовым дегтем — разновидность яловой кожи именовалась юфтью. Любопытно, что это средневековое русское слово перешло во все основные европейские языки. Французское youfte, английское yuft, голландское jucht, немецкое juchten происходят именно от русского термина «юфть», заимствованного восточнославянскими племенами, в свою очередь, от древних булгар. В Европе «юфть» часто именовали просто русской кожей — еще со времен Новгородской республики именно русские земли были основным экспортером выделанной кожи.


    К началу XX века Российская империя, не смотря на все успехи промышленного развития, оставалась прежде всего сельскохозяйственной страной. По статистике 1913 года, на просторах империи паслось 52 миллиона голов крупного рогатого скота и ежегодно рождалось около 9 млн телят. Это позволяло полностью обеспечить кожаными сапогами всех солдат и офицеров русской армии, которых накануне Великой войны по штатам мирного времени насчитывалось 1 млн 423 тысяч человек.

    Кожаный сапог русского солдата образца 1908 года имел голенище высотой 10 вершков (около 45 сантиметров), считая от верхнего края каблука. Для гвардейских полков голенища были на 1 вершок (4,45 см) длиннее.

    Голенище сшивалось одним швом сзади. Это была новая для того времени конструкция — прежний солдатский сапог шился еще по образцу сапог русского средневековья и заметно отличался от современного. Например, голенища у такого сапога были более тонкими, сшивались двумя швами по бокам и по всему голенищу собирались в гармошку. Именно такие сапоги, напоминавшие обувь стрельцов еще допетровской эпохи, были популярны у зажиточных крестьян и мастеровых в России на рубеже XIX-XX веков.

    Солдатский сапог нового образца при соблюдении всех технологий был чуть более прочным, чем прежний. Неслучайно эта конструкция, сменив лишь материалы на более современные, сохранялась практически до наших дней.

    Циркуляр Главного штаба № 103 от 6 мая 1909 года строго регламентировал изготовление и все материалы солдатского сапога, вплоть до веса кожаных стелек — «при 13 % влажности» в зависимости от размеров они должны были весить от 5 до 11 золотников (от 21,33 до 46,93 гр.). Кожаная подошва солдатского сапога крепилась двумя рядами деревянных шпилек — их длину, расположение и способ крепления так же по пунктам регламентировал Циркуляр № 103.

    [​IMG]

    Солдаты русской армии в кожаных сапогах (слева) и в брезентовых сапогах (справа). Лето 1917 года. Фото: 1914.borda.ru


    Каблук был прямой, высотой 2 см, он крепился железными шпильками — от 50 до 65 штук — в зависимости от размера. Всего же устанавливалось 10 размеров солдатских сапог по длине ступни и три размера (А, Б, В) по ширине. Любопытно, что самый маленький размер солдатского сапога образца 1908 года соответствовал современному 42 размеру — сапоги носились не на тонкий носок, а на почти исчезнувшую из нашего быта портянку.

    В мирное время за год рядовому выдавалось пара сапог и три пары портянок. Поскольку в сапоге изнашивается прежде всего подметки и подошвы, то их на год полагалось два комплекта, а голенища менялись только раз в год.

    В теплое время года солдатские портянки были «холщевые» — из льняного или конопляного холста, а с сентября по февраль солдату выдавались «суконные» — из шерстяной или полушерстяной ткани.


    Полмиллиона на гуталин

    Оптом на закупку кожаного сырья и пошив одной пары солдатских сапог накануне 1914 года царская казна тратила 1 рубль 15 копеек. По уставу сапоги должны были быть черного цвета, кроме того, натуральная сапожная кожа при интенсивной эксплуатации требовала регулярной смазки. Поэтому на чернение и первичную смазку сапог казна выделяла 10 копеек. Итого по оптовой цене солдатские сапоги обходились Российской империи в сумму 1 рубль 25 копеек пара — примерно в два раза дешевле, чем стоила пара простых кожаных сапог в розницу на рынке.

    Офицерские сапоги были почти в 10 раз дороже солдатских, отличаясь и фасоном, и материалом. Шились они индивидуально, обычно из более дорогой и качественной козлиной «хромовой» (то есть особым образом выделанной) кожи. Такие хромовые сапоги, по сути, были развитием знаменитых в русском средневековье сафьяновых сапог. Накануне 1914 года простые офицерские хромовые сапоги стоили от 10 рублей за пару, парадные — около 20 рублей.

    Кожаные сапоги тогда обрабатывали ваксой или гуталином — смесью сажи, воска, растительных и животных масел и жиров. Например, каждому солдату и унтер-офицеру в год полагалось 20 копеек «на смазку и чернение сапог». Поэтому только на смазку сапог «нижних чинов» армии Российская империя ежегодно тратила почти 500 тыс. рублей.

    Любопытно, что, согласно Циркуляру Главного штаба № 51 от 1905 года, для смазки армейских сапог рекомендовалась вакса, производившаяся в России на фабриках немецкой фирмы Фридриха Баера — это химическая и фармацевтическая фирма и ныне хорошо известна под логотипом Bayer AG. Напомним, что до 1914 года почти все химические заводы и фабрики в Российской империи принадлежали немецкому капиталу.

    Всего же накануне войны на солдатские сапоги царская казна тратила ежегодно порядка 3 млн рублей. Для сравнения, бюджет всего Министерства иностранных дел был лишь в 4 раза больше.

    «Будут обсуждать положение в стране и требовать конституцию»

    Вплоть до середины XX века любая война была делом армий, передвигавшихся, в основном, «на своих двоих». Искусство пешего марша было важнейшей составляющей победы. И, естественно, главные нагрузки выпадали на ноги солдат.

    И поныне обувь на войне один из самых расходных предметов наряду с оружием, боеприпасами и человеческими жизнями. Даже когда солдат не участвует в боях, на различных работах и просто в полевых условиях он прежде всего «тратит» обувь.

    [​IMG]

    Председатель IV Государственной Думы М. В. Родзянко. Фото: РИА Новости


    Особенно остро вопрос снабжения обувью встал в эпоху появления массовых призывных армий. Уже в русско-японскую войну 1904—1905 годов, когда Россия впервые за свою историю сосредоточила на одном из дальних фронтов полмиллиона солдат, армейские интенданты заподозрили, что в случае затягивания войны армии угрожает дефицит сапог. Поэтому накануне 1914 года тыловики собрали на складах 1,5 млн пар новых сапог. Вместе с 3 млн пар сапог, хранившихся и использовавшихся непосредственно в армейских частях, это давало внушительную цифру, успокоившую командование. Никто в мире тогда не предполагал, что будущая война затянется на годы и опрокинет все расчеты по расходу боеприпасов, оружия, человеческих жизней и сапог, в частности.

    Уже к концу августа 1914 года в России из запаса призвали 3 млн 115 тысяч «нижних чинов», до конца года мобилизовали еще 2 млн человек. Отправлявшимся на фронт полагалось две пары сапог — одна непосредственно на ноги и вторая запасная. В результате уже к концу 1914 года запасы сапог иссякли не только на складах, но и на внутреннем рынке страны. По прогнозам же командования, в новых условиях на 1915 год, с учетом потерь и расходов, требовалось уже не менее 10 млн пар сапог, взять которые было неоткуда.

    До войны производством обуви в России занималась исключительно кустарная промышленность, тысячи мелких ремесленных фабрик и отдельных сапожников, разбросанных по всей стране. В мирное время они справлялись с армейскими заказами, но системы мобилизации сапожников для выполнения новых огромных армейских заказов в условиях военного времени не было даже в замыслах.

    Генерал-майор Александр Лукомский, начальник мобилизационного отдела Генерального штаба российской армии, позднее так вспоминал об этих проблемах: «Невозможность удовлетворить потребности армии средствами отечественной промышленности определилась как-то неожиданно для всех, не исключая и интендантского ведомства. Оказался недостаток кож, недостаток дубильных веществ для их выделки, недостаток мастерских, недостаток рабочих рук сапожников. Но все это произошло от отсутствия правильной организации. На рынке кож не хватало, а на фронте сгнивали сотни тысяч кож, снимавшихся со скота, употреблявшегося в пищу для армии... Заводы для приготовления дубильных веществ, если бы об этом подумали своевременно, нетрудно было устроить; во всяком случае, не трудно было своевременно получить из-за границы и готовые дубильные вещества. Рабочих рук было также достаточно, но опять-таки о правильной организации и развитии мастерских и кустарных артелей своевременно не подумали».

    К проблеме пытались привлечь «земства», то есть местное самоуправление, которое работало по всей стране и теоретически могло бы организовать кооперацию сапожников в масштабах всей России. Но тут, как писал один из современников, «как это ни покажется странным с первого взгляда, даже в вопрос о снабжении армии сапогами примешивалась политика».

    Председатель Государственной думы Михаил Родзянко в воспоминаниях так описал свой визит в Ставку русской армии в конце 1914 года по приглашению Верховного главнокомандующего, которым тогда был дядя последнего царя Великий князь Николай Николаевич: «Великий князь сказал, что его вынуждает к временной остановке военных действий отсутствие снарядов, а также недостаток сапог в армии».

    Главнокомандующий просил председателя Госдумы заняться работой с земским самоуправлением для организации производства сапог и иной обуви для армии. Родзянко, понимая масштабы проблемы, резонно предложил для ее обсуждения собрать в Петрограде общероссийский съезд земств. Но тут выступил против Министр внутренних дел Маклаков, который заявил: «По агентурным сведениям, под видом съезда для нужд армии будут обсуждать политическое положение в стране и требовать конституцию».

    В итоге Совет министров решил никаких съездов местных властей не созывать, а работу с «земствами» по производству сапог поручить главному интенданту русской армии Дмитрию Шуваеву, хотя тот, как опытный хозяйственник, сразу заявил, что военные власти ранее «никогда с земствами дела не вели» и потому не смогут быстро наладить общую работу.

    В итоге работы по производству обуви долго велись бессистемно, нерегулируемый рынок на массовые закупки кожи и сапог ответил дефицитом и ростом цен. За первый год войны цены на сапоги выросли в четыре раза: если летом 1914 года простые офицерские сапоги в столице можно было пошить за 10 рублей, то через год их цена уже перевалила за 40, хотя инфляция еще оставалась минимальной.

    «Чуть ли не все население ходило в солдатских сапогах»

    Проблемы усугубляла и полная бесхозяйственность, так как долгое время не использовались шкуры скота, забитого для питания армии. Холодильная и консервная промышленности тогда только зарождались, и десятки тысяч животных огромными стадами гнали прямо к фронту. Их шкуры дали бы достаточно сырья для производства обуви, но обычно они просто выбрасывались.

    Не берегли сапоги и сами солдаты. Каждому мобилизованному выдавали две пары сапог, и нередко солдаты продавали или меняли их по пути на фронт. Позднее генерал Брусилов в мемуарах писал: «Чуть ли не все население ходило в солдатских сапогах, и большая часть прибывших на фронт людей продавала свои сапоги по дороге обывателям, часто за бесценок и на фронте получала новые. Такую денежную операцию некоторые искусники умудрялись делать два-три раза».

    [​IMG]
    Лапти. Фото: В. Лепехин / РИА Новости

    Генерал несколько сгустил краски, но примерные расчёты показывают, что, действительно, порядка 10% казённых армейских сапог за годы войны оказались не на фронте, а на внутреннем рынке. Армейское командование пыталось с этим бороться. Так, 14 февраля 1916 года по VIII армии Юго-Западного фронта был издан приказ: «Нижних чинов, промотавших вещи в пути, а также прибывших на этап в рваных сапогах, арестовывать и предавать суду, подвергнув предварительно наказанию розгами». Проштрафившиеся солдаты получали обычно 50 ударов. Но все эти вполне средневековые меры проблемы уже не решали.

    Не меньшим головотяпством обернулись и первые попытки организовать массовый пошив сапог в тылу. В некоторых уездах местные полицейские чины, получив распоряжение губернаторов о привлечении к работе в земских и военных мастерских сапожников из районов, не занятых работой на армию, решили вопрос просто — приказали собрать по селам всех сапожников и, как арестованных, под конвоем доставить в уездные города. В ряде мест это обернулось бунтами и драками населения с полицией.

    В некоторых военных округах была проведена реквизиция сапог и сапожного материала. Также всех кустарей-сапожников в принудительном порядке обязали изготовлять за плату для армии не менее двух пар сапог в неделю. Но в итоге, по данным Военного министерства, за 1915 год войска получили лишь 64,7% потребного количества сапог. Треть армии оказалась разутой.

    Войско в лаптях

    Генерал-лейтенант Николай Головин так описывает положение с обувью, когда он был начальником штаба VII армии на Юго-Западном фронте осенью 1915 года в Галиции: «Высадившись с железной дороги, части этой армии должны были пройти четыре-пять переходов, чтобы занять назначенные на фронте места. Это походное движение совпало с осенней распутицей, и пехота потеряла свои сапоги. Тут начались наши страдания. Несмотря на самые отчаянные просьбы о высылке сапог, мы получали их столь ничтожными порциями, что пехота армии ходила босая. Такое катастрофическое положение длилось почти два месяца».

    Отметим указание в этих словах не только на нехватку, но и на плохое качество армейских сапог. Уже в эмиграции в Париже генерал Головин вспоминал: «Такого острого кризиса, как в снабжении обувью, в прочих видах снабжения не приходилось переживать».

    В 1916 году командующий Казанским военным округом генерал Сандецкий доносил в Петроград, что 32 240 солдат запасных батальонов округа, подлежащих отправке на фронт, не имеют обуви, и, так как ее нет и на складах, то пополнение округ вынужден отправлять обутым в купленные по сёлам лапти.

    О вопиющих проблемах с обувью на фронте рассказывают и письма солдат Первой мировой войны. В одном из таких писем, сохранившихся в архивах города Вятка, можно прочитать: «Обувают нас не в сапоги, а выдают ботинки, а пехотным лапти выдают <...>»; «ходим наполовину в лаптях, над нами германец и австриец смеются — возьмут в плен кого в лаптях, с него лапти снимут и вывесят на окоп и кричат — не стреляйте в лапти свои»; «солдаты сидят без сапог, ноги обвёрнуты мешками»; «привезли лаптей два воза, доколе вот такой срам — войско в лаптях — до чего довоевали...»

    Пытаясь как-то бороться с «обувным» кризисом, уже 13 января 1915 года командование императорской армии разрешило шить для солдат сапоги с укороченными на 2 вершка (почти 9 см) голенищами, а затем последовало предписание выдавать солдатам, вместо положенных по уставу кожаных сапог, ботинки с обмотками и «парусиновые сапоги», то есть сапоги с голенищами из брезента.

    До войны рядовым русской армии полагалось всегда носить сапоги, теперь же для работ «вне строя» разрешили выдавать любую другую имеющуюся в наличии обувь. Во многих частях, наконец, стали использовать шкуры забитого на мясо скота дня изготовления кожаных лаптей.

    С подобной обувью наш солдат впервые познакомился ещё во время русско-турецкой войны 1877-78гг. в Болгарии. У болгар кожаные лапти именовались «опанками», и именно так они названы, например, в приказе по 48-й пехотной дивизии от 28 декабря 1914 года. В начале войны эта дивизия из Поволжья была переброшена в Галицию и уже через несколько месяцев, столкнувшись с нехваткой сапог, была вынуждена делать для солдат «опанки».

    В других частях подобную обувку именовали на кавказский манер «каламанами» или на сибирский — «котами» (ударение на «о»), как за Уралом называли женские полусапожки. В 1915 году такие самодельные кожаные лапти уже были распространены по всему фронту.

    Также солдаты плели для себя обычные лапти из лыка, а в тыловых частях изготавливали и носили сапоги на деревянной подошве. Вскоре армия даже начала централизованную закупку лаптей. Например, в 1916 году из города Бугульма Симбирской губернии земство поставило в армию 24 тысяч пар лаптей на 13 740 руб. — каждая пара лаптей обходилась армейской казне в 57 копеек.

    Понимая, что своими силами с дефицитом армейской обуви не справиться, царское правительство уже в 1915 году обратилось за сапогами к союзникам по «Антанте». Осенью того года в Лондон из Архангельска отплыла русская военная миссия адмирала Александра Русина с целю разместить во Франции и Англии русские военные заказы. Одной из первых, помимо просьб о винтовках, стояла просьба о продаже 3 млн пар сапог и 3600 пудов подошвенной кожи.

    Сапоги и обувь в 1915 году, не считаясь с расходами, пытались экстренно купить по всему миру. Для солдатских нужд пробовали приспособить даже партию резиновых сапог, закупленных в США, но по гигиеническим свойствам от них все же отказались.

    «Пришлось уже в 1915 году сделать очень крупные заказы на обувь — преимущественно в Англии и в Америке, — вспоминал позже начальник мобилизационного отдела русского Генштаба генерал Лукомский. — Эти заказы обошлись казне очень дорого; были случаи крайне недобросовестного их выполнения, и они заняли очень значительный процент тоннажа судов, столь драгоценного для подвоза боевых припасов».

    Немецкий Knobelbecher и английские Puttee

    Трудности с обувью, пусть и не в таких масштабах, испытывали почти все союзники и противники России по Великой войне.

    Из всех стран, вступивших в бойню в 1914 году, полностью обуты в кожаные сапоги были только армии России и Германии. Солдаты Второго рейха начали войну в сапогах образца 1866 года, введенных еще армией Пруссии. Как и русские, немцы тогда предпочитали носить солдатский сапог не с носками, а с портянками — Fußlappen по-немецки. Но, в отличие от русских, сапог немецкого солдата имел голенища на 5 см короче, которые сшивались двумя швами по бокам. Если все русские сапоги были обязательно чёрными, то в германской армии некоторые части носили коричневые сапоги.

    [​IMG]

    Солдатские ботинки с обмотками. Фото: 1914.borda.ru


    Подошва укреплялась 35—45 железными гвоздями с широкими шляпками и металлическими подковами на каблуке — таким образом, метал покрывали почти всю поверхность подошвы, что придавало ей долговечность и характерный лязг, когда колонны германских солдат шли по мостовой. Масса металла на подошве сохраняла её во время маршей, но зимой это железо промерзало и могло застудить ноги.

    Кожа также была несколько жестче, чем у русских сапог, не случайно немецкие солдаты в шутку прозвали свою казенную обувку Knobelbecher — «стакан для игральных костей». Солдатский юмор подразумевал, что нога болтается в крепком сапоге, как кости в стакане.

    В итоге более низкий и жесткий немецкий солдатский сапог был чуть крепче русского: если в мирное время в России пара сапог полагалась солдату на год, то в экономной Германии — на полтора года. В холод подкованный массой металла сапог был неудобнее русского, но когда он создавался, Генштаб Прусского королевства планировал воевать только против Франции или Австрии, где не бывает 20-градусных морозов.

    Французская пехота начала войну не только в заметных издалека синих шинелях и красных штанах, но и в весьма любопытной обуви. Пехотинец Третьей республики носил кожаные ботинки образца 1912 года — по форме точь-в-точь современная модельная мужская обувь, только вся подошва была проклепана 88 железными гвоздями с широкой шляпкой.

    От лодыжки до середины голени ногу французского солдата защищали накладные кожаные «гетры образца 1913 года», фиксировавшиеся кожаным шнурком. Начавшаяся война быстро показала недостатки такой обуви — армейский ботинок «образца 1912 года» имел неудачный покрой в районе шнуровки, легко пропускавший воду, а «гетры» не только тратили дорогую в условиях войны кожу, но их было неудобно одевать и при ходьбе они натирали икры.

    Любопытно, что Австро-Венгрия начала войну просто в ботинках, отказавшись от сапог, коротких кожаных Halbsteifel, в которых солдаты «двуединой монархии» провоевали весь XIX век. Брюки австрийских солдат сужались к низу и у ботинка застёгивались на пуговицы. Но и это решение оказалось не удобным — нога в низком ботинке легко промокала, а не защищённые брюки в полевых условиях быстро рвались в клочья.

    В итоге, к 1916 году большинство солдат всех участвовавших в войне стран носили оптимальную для тех условий военную обувь — кожаные ботинки с матерчатыми обмотками. Именно в такой обуви в августе 1914 года вступила на войну армия Британской империи.

    Богатая «фабрика мира», как тогда называли Англию, могла позволить себе одеть всю армию в сапоги, но ее солдатам приходилось воевать также в Судане, Южной Африке и Индии. А в жару в кожаных сапогах особо не походишь, и практичные британцы адаптировали для своих нужд элемент обуви горцев в Гималаях — те плотно обматывали вокруг ноги длинный узкий кусок ткани от лодыжки до колена.

    На санскрите он именовался «patta», то есть «лента». Вскоре после подавления сипайского восстания эти «ленты» были приняты в обмундировании солдат Британской индийской армии. К началу XX века уже вся армия Британской империи в полевых условиях носила обмотки, а в английский язык из хинди перешло слово «puttee», которым эти «ленты» и обозначались.

    Секреты обмоток и кожаного шнурка

    Любопытно, что на начало XX столетия обмотки были и общепринятым элементом одежды спортсменов Европы в зимнее время — бегунов, лыжников, конькобежцев. Часто использовали их и охотники. Эластичной синтетики тогда ещё не существовало, а плотный матерчатый «бинт» вокруг ноги не только фиксировал и защищал её, но и имел ряд преимуществ перед кожей.

    Обмотка легче любых кожаных гетр и голенищ, нога под ней лучше дышит, следовательно, меньше устает, и, что главное на войне, надежно защищала ногу от пыли, грязи или снега. Ползая по-пластунски солдат в сапогах так или иначе будет загребать их голенищами, а обмотки — нет. При этом нога, обмотанная в несколько слоёв ткани, неплохо защищена и от влаги — ходьба по росе, мокрому грунту или снегу не приводит к промоканию насквозь.

    В распутицу, в поле или в залитых водой окопах сапоги вязли в грязи и сползали, ботинок же с хорошо повязанной обмоткой крепко держался. В жару же ноги в обмотках не преют, в отличие от ноги в сапоге, а в холодную погоду дополнительный слой ткани неплохо согревает.

    Но главным для большой войны оказалось иное свойство обмоток — их потрясающая дешевизна и простота. Именно поэтому уже к 1916 году солдаты всех воюющих стран сражались, в основном, в обмотках.

    [​IMG]

    Реклама британских обмоток фирмы Fox. 1915 год. Фото: tommyspackfillers.com
    Производство этого нехитрого предмета достигало тогда фантастических объемов. Например, только одна британская компания Fox Brothers&Co Ltd за годы Первой мировой произвела 12 млн пар обмоток, в развернутом состоянии это лента длинной 66 тысяч км — достаточно, чтобы два раза обернуть всё побережье Великобритании.

    Не смотря на всю простоту, обмотки имели свои особенности и требовали навыков для их ношения. Существовало несколько разновидностей обмоток. Наиболее распространенными были обмотки, фиксировавшиеся завязками, но были и разновидности, крепившиеся маленькими крючками и пряжками.

    В русской армии обычно использовались самые простые обмотки на завязках длиной 2,5 м и шириной 10 см. В положении «снято» они сматывались в рулон, причем шнурки оказывались внутри, являясь своего рода осью. Взяв такой рулон, солдат начинал наматывать обмотку на ногу снизу вверх. Первые витки должны быть самыми тугими, тщательно закрывая верхнюю часть ботинка спереди и сзади. Затем лента бинтовалась на ногу, последние витки немного не доходили до колена. Конец обмотки обычно представлял собой треугольник, в вершину которого вшивались два шнурка. Эти шнурки обматывались вокруг последнего витка и завязывались, получившийся бантик прятался за верхний край обмотки.

    В итоге ношение обмоток требовало определенного навыка, так же, как и удобное ношение портянок. В немецкой армии суконная обмотка длинной 180 см и шириной 12 см крючком цеплялась за край ботинка и туго наматывалась снизу вверх, фиксируясь под коленом завязками или специальной пряжкой. У англичан был самый сложный метод повязывания обмотки — сначала с середины голени, потом вниз, затем снова вверх.

    Кстати, способ завязывания армейских ботинок в годы Первой мировой заметно отличался от современного. Во-первых, тогда чаще всего использовался кожаный шнурок — синтетических тогда ещё не было, а матерчатые быстро изнашивались. Во-вторых, он обычно не завязывался на узлы или бантики. Применялась так называемая «шнуровка одним концом» — на конце шнурка завязывался узел, шнурок продевался в нижнее отверстие шнуровки так, чтобы узел оказался изнутри за кожей ботинка, и другой конец шнурка последовательно продевается через все отверстия.

    При таком способе солдат, надев ботинок, одним движением затягивал всю шнуровку, оборачивал конец шнурка вокруг верха ботинка и просто затыкал его за край или за шнуровку. За счёт жёсткости и трения кожаного шнурка такая «конструкция» надёжно фиксировалась, позволяя одеть и завязать ботинок буквально за секунду.

    «Суконные защитные бинты на голени»

    В России обмотки на вооружении появились уже весной 1915 года. Поначалу они именовались «суконные защитные бинты на голени», и командование планировало использовать их только летом, возвращаясь от осенней до весенней распутицы к прежним сапогам. Но нехватка сапог и рост цен на кожу заставили использовать обмотки в любое время года.

    Ботинки к обмоткам использовались самые разные, от добротного кожаного, образец которого был утверждён командованием 23 февраля 1916 года, до разных поделок фронтовых мастерских. Например, 2 марта 1916 года приказом командования Юго-Западного фронта № 330 было начато изготовление солдатского брезентового башмака с деревянной подмёткой и деревянным каблуком.

    Показательно, что Российская империя вынуждена была закупать на Западе не только сложное оружие вроде пулемётов и авиадвигателей, но и такие примитивные вещи как обмотки — к началу 1917 года в Англии вместе с коричневыми ботинками купили такую большую партию шерстяных обмоток горчичного цвета, что они широко применялись в пехоте все годы гражданской войны.

    Именно ботинки с обмотками и гигантские закупки обуви за границей позволили русской армии к 1917 году немного снять остроту «сапожного» кризиса. Только за полтора года войны, с января 1916 года по 1 июля 1917-го, армии потребовалось 6 млн 310 тысяч пар сапог, из них было заказано за границей 5 млн 800 тысяч. За 1916 год в армию и на тыловые склады поступило до 29 млн пар обуви (из них только около 5 млн пар сапог), а за все годы Великой войны в России среди прочего обмундирования на фронт было отправлено 65 млн пар кожаных и «парусиновых»-брезентовых сапог и ботинок.

    При этом за всю войну Российская империя призвала «под ружье» свыше 15 млн человек. По статистике, за год боевых действий на одного военного тратилось 2,5 пары обуви, и только за 1917 год армия износила почти 30 млн пар обуви — до самого конца войны обувной кризис так и не был окончательно преодолён.



    http://rusplt.ru/ww1/history/voyna-bez-sapog-15175.html
     
    Последнее редактирование модератором: 1 дек 2017
    zhulkov, Wolf09, ohranik и ещё 1-му нравится это.
  6. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    16.147
    Спасибо SB:
    76.228
    Отзывы:
    1.151
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    ОБЕСПЕЧЕНИЕ СОЛДАТ РУССКОЙ АРМИИ САПОГАМИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

    В области удовлетворения потребностей русской армии в сапогах, мы опять видим все те же старые проблемы, о которых говорили ранее: опять неучтенные размеры потребностей, превзошедшие предполагаемые, опять тыл «не поспевал за фронтом», опять из рук вон плохо организованное производство и снабжение.

    Головин отмечает: «Такого острого кризиса, как в снабжении обувью, в прочих видах снабжения не приходилось переживать. Но общая картина остается та же. В кампанию 1914 г. и в первую половину 1915 г. происходили растрата всех запасов и бессистемные попытки восстановления их. Военное министерство никак не может уяснить себе размеры потребностей, а также, что и как можно получить из страны. Для Сухомлинова (военный министр Российской империи – прим.) и его сотрудников все возникает «неожиданно для всех». Поэтому говорить о каком-либо предвидении не приходится».

    Вот что, как раз, пишет в этой связи один из таких сотрудников – генерал Лукомский:

    «С самого начала войны главный интендант предвидел, что требования армии превзойдут все нормы, определенные в мирное время, и принял меры для заготовки крупных запасов интендантского довольствия, дабы иметь возможность удовлетворить требования, которые могут поступить с фронта. Но и он ошибся в размере этих требований, и Интендантству также пришлось обратиться с заказами за границу на различные предметы снабжения. В том числе пришлось уже в 1915 г. сделать очень крупные заказы на обувь - преимущественно в Англии и в Америке. Эти заказы обошлись казне очень дорого; были случаи крайне недобросовестного их выполнения, и они заняли очень значительный процент тоннажа судов, столь драгоценного для подвоза боевых припасов.

    Невозможность удовлетворить потребности армии средствами отечественной промышленности определилась как-то неожиданно для всех, не исключая и интендантского ведомства. Оказался недостаток кож, недостаток дубильных веществ для их выделки, недостаток мастерских, недостаток рабочих рук (сапожников). Но все это произошло от отсутствия правильной организации.

    На рынке кож не хватало, а на фронте сгнивали сотни тысяч кож, снимавшихся со скота, употреблявшегося в пищу для армии.

    В некоторых уездах местные уездные полицейские чины, получив распоряжение губернаторов о привлечении к работе в земских и интендантских мастерских сапожников из районов, не занятых работой на армию, решили вопрос просто — приказали всех сапожников, находившихся в селениях и других населенных пунктах уездов, собрать и, как арестованных, под конвоем чинов полиции доставить в уездные города».

    Генерал Головин резюмирует: «вышеприведенная выдержка рисует картину полной несостоятельности Военного министерства в деле снабжения. Оно «предвидит», но не учитывает размеров; оно делает заказы обуви за границей, занимает «драгоценный тоннаж» и не развивает производства в стране вследствие «отсутствия правильной организации» и т.д.

    Особенно характерна фраза:

    «Невозможность удовлетворить потребности армии средствами отечественной промышленности определилась как-то сразу...»

    Но к этой несостоятельности военного министерства присоединилась еще общая неподготовленность государства к ведению современной большой войны, требующей участия в борьбе не только армии, но и всех сил народа. И как это ни покажется странным с первого взгляда, даже в вопрос о снабжении армии сапогами примешивалась политика».

    И Головин здесь абсолютно не преувеличивает! Проблема обеспечения русской армии сапогами решалась не в кабинетах чиновников военного ведомства, в чьи непосредственные обязанности входило решение этого вопроса, а на самом верху властного олимпа царской России.

    Подумайте только! В конце 1914 года главнокомандующий русской армии Великий князь Николай Николаевич во время приезда в Ставку председателя Государственной думы Родзянко говорит ему о том, что «его вынуждает к временной остановке военных действий отсутствие снарядов, а также недостаток сапог в армии», и просит того:

    «Вот вы имеете влияние. Вам доверяют. Устройте мне как можно скорее поставку сапог для армии».

    Получается, что главнокомандующий русской армии, член императорской семьи, не может добиться для армии сапог! Его влияния недостаточно! Это же нонсенс!

    Идем далее в этой истории. Родзянко пообещал Великому князю помочь - привлечь к работе по обеспечению армии сапогами общественные организации и земства. «Проблема была в том, что в одних губерниях были кожи, а в других дратва, подметки, гвозди, а еще в какой-нибудь — дешевые рабочие руки, кустари-сапожники. Лучше всего было бы созвать съезд председателей губернских земских управ и с их помощью наладить дело».

    Родзянко сделал все от него зависящее, чтобы такой съезд состоялся. Он обсудил этот вопрос в Думе, запросил циркулярно председателей управ и городских голов о их возможностях в плане пошива сапог. «Многие тотчас же откликнулись. Прислали нужные сведения, а некоторые, не дожидаясь приглашения, сами приехали в Петроград. Затем стали поступать ответы из земств, что заказы уже даны кустарям и мастерским, скупаются кожи и что работа идет вовсю. Одно из земств, ввиду недостатка дубильных веществ, послало своего человека в Аргентину. Даже некоторые из губернаторов и те откликнулись и писали, что вполне сочувствуют привлечению земств к военным поставкам».

    Но, такое нужное начинание, как съезд председателей губернских земских управ, так и не состоялся! Дело в том, что вмешался министр внутренних дел Маклаков, углядевший в провидении такого съезда антиправительственную «политику» и «от имени» Совета министров (а по сути обманом), поставил на этом деле большой и жирный крест. Так хорошее и нужное начинание было успешно похоронено.

    Это привело к тому, что в 1915 году в армии начал ощущаться «сапожный» кризис.

    «Все мерзавцы кругом! - возмущался царь в начале все того же 1915 года,- сапог нет, ружей нет - наступать надо, а наступать нельзя» (Яковлев «Последняя война старой России»). Согласитесь, такое признание русского монарха, это своего рода, роспись в собственной беспомощности и беспомощности всего государственного аппарата царской России, а учитывая ранее приведенную (в части «ОБЕСПЕЧЕНИЯ РУССКОЙ АРМИИ ВИНТОВКАМИ») цитату Головина, относящуюся именно к 1915 году о том, что «Только часть бойцов, находящихся на фронте, была вооружена, а остальные ждали смерти своего товарища, чтобы, в свою очередь, взять в руки винтовку», понимаешь, что царь, говоря о ружьях и сапогах, не преувеличивал.

    Головин приводит личные воспоминания по поводу «сапожного» кризиса.

    «Из личного опыта могу засвидетельствовать о той трагедии, которую испытала пехота VII армии в декабре 1915 г. Эта армия, начальником Штаба которой я был назначен в октябре 1915 г., предназначалась для десантной операции против Болгарии с целью помочь Сербии. Ввиду крайне подозрительного поведения в этом отношении Румынии эта десантная операция не могла состояться, и VII армия была перевезена в конце ноября в Галицию, в состав Юго-Западного фронта.

    Высадившись с железной дороги, части этой армии должны были пройти 4–5 переходов, чтобы занять назначенные на фронте места. Это походное движение совпало с осенней распутицей, и пехота потеряла свои сапоги. Тут начались наши страдания. Несмотря на самые отчаянные просьбы о высылке сапог, мы получали их столь ничтожными порциями, что пехота армии ходила босая. Такое катастрофическое положение длилось почти два месяца».

    Что тут можно сказать?

    Во-первых, малое поступление сапог в войска – это, безусловно, проблема тыла. О причинах этого я писал выше.

    Во-вторых, сапоги, которые не выдерживают 4-5 переходов в условиях осенней распутицы, качественными я бы не назвал. Подрядчики, поставлявшие сапоги для армии, часто воровали, как и многие, кто, так или иначе, был причастен к вопросам снабжения армии. Некачественная кожа, плохая подошва и каблук давали возможность ловким дельцам экономить на материалах для сапог и наживаться на таких поставках. Подобное не было какой-то редкостью в те времена.

    В-третьих, причиной такого положения вещей было небрежное отношение к военному имуществу среди солдат. Но тут следует обязательно привести уточнение генерала Головина о том, что «небрежность и мотовство происходили преимущественно в маршевых командах и тыловых частях; по мере приближения к боевой линии порядок и бережливость возрастали; таким образом, ввиду того, что вещевое снабжение растрачивалось, главным образом, в тылу, войска, дравшиеся на фронте, часто страдали от недостатка в нем».

    Более-менее нормальное положение с обеспечением русской армии сапогами наступило лишь в 1916 году. В этой связи, генерал Головин отметил:

    «С началом 1916 г, положение улучшилось, и потребности армий в обуви стали удовлетворяться; за весь 1916 г. в армии и на их тыловые склады было выслано до 29 миллионов пар обуви, большая часть которой была изготовлена в России».

    При этом, к сожалению, генерал вынужден был констатировать, что «…все-таки настоящей организации, которая позволила бы получить максимум снабжения при наименьшем напряжении страны, не было нигде. Начавшийся же с революцией развал тыла отражался во всех отраслях снабжения армии».

    http://skaramanga-1972.livejournal.com/tag/Первая мировая война
     
    Куликов и ohranik нравится это.
  7. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    16.147
    Спасибо SB:
    76.228
    Отзывы:
    1.151
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    плен.jpg
    Солдат из Русского экспедиционного корпуса во Франции с союзными солдатами.
    плен 2.jpg
    обувь.jpg
    обувь 111.jpg обувь 222.jpg
    обувь.jpg
    Безымянный.jpg Безымянный.jpg

    ops52b3063088a3c_1024.jpg ops52b3063088a3c_1024.jpg
    267-й пехотный Духовщинский полк. В окопе в минуту отдыха. 1916 год.

    mx852b3063777d75_1024.jpg
    267-й пехотный Духовщинский полк. 1916 год.

    ofk52b306369f7d0_1024.jpg
    267-й пехотный Духовщинский полк. Поручик Сергей Аннин



     
    Последнее редактирование модератором: 5 апр 2017
    zhulkov, PaulZibert, zunder1 и 3 другим нравится это.
  8. Offline

    allesandra Команда форума

    Регистрация:
    26 окт 2014
    Сообщения:
    657
    Спасибо SB:
    3.174
    Отзывы:
    70
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Город-герой Ленинград
    Интересы:
    Реконстукция и коллекционирование
    Это американские ботинки поставлявшиеся по ленд-лизу во вторую мировую...
     
    Последнее редактирование: 5 апр 2017
    Дождевой Земляк нравится это.
  9. Offline

    Дождевой Земляк Команда форума

    Регистрация:
    26 апр 2014
    Сообщения:
    9.357
    Спасибо SB:
    27.282
    Отзывы:
    593
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Смоленская губерния
    Интересы:
    Реставрация
    allesandra, благодарю за уточнение! Но тот ленд-лиз на ПМВ хоть, или как?
     
  10. Offline

    allesandra Команда форума

    Регистрация:
    26 окт 2014
    Сообщения:
    657
    Спасибо SB:
    3.174
    Отзывы:
    70
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Город-герой Ленинград
    Интересы:
    Реконстукция и коллекционирование
    Не было "ленд-лиза" в ПМВ, и ботинки в ПМВ были другие, Trench boots 1918 это не единственная модель, но даже ботинки с отрезными носами (1904 Russet Service Shoes) всеже отличаются
    trench-boots.jpg 1904russettshoes.jpg
     
    Последнее редактирование: 14 янв 2017
  11. Offline

    Дождевой Земляк Команда форума

    Регистрация:
    26 апр 2014
    Сообщения:
    9.357
    Спасибо SB:
    27.282
    Отзывы:
    593
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Смоленская губерния
    Интересы:
    Реставрация
    allesandra, ни чуть не сомневаюсь в ваших познаниях и правоте. Уверен, что за вами правда. Поражает лишь некомпетентность музейных собраний такого уровня. Причем это уже не первый предмет совершенно несоответствующий его описанию. А находились эти ботинки буквально в соседней витрине от мерлушковой шапки с шишачком, фотографию которой вы уже однажды публиковали здесь..
    DSC05381.JPG
    Ещё раз, огромное спасибо за правильное замечание. С Ув!
     
    Андрей Бутерман нравится это.
  12. Offline

    allesandra Команда форума

    Регистрация:
    26 окт 2014
    Сообщения:
    657
    Спасибо SB:
    3.174
    Отзывы:
    70
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Город-герой Ленинград
    Интересы:
    Реконстукция и коллекционирование
    Я не претендую на истину в последней инстанции, возможно я и ошибаюсь с датой, но это точно не российские ботинки периода ПМВ.
     
    Дождевой Земляк нравится это.
  13. Offline

    Дождевой Земляк Команда форума

    Регистрация:
    26 апр 2014
    Сообщения:
    9.357
    Спасибо SB:
    27.282
    Отзывы:
    593
    Страна:
    Belarus
    Из:
    Смоленская губерния
    Интересы:
    Реставрация
    А и я про что. Вживую они выглядят просто бесподобно. Перфорация, швы и вообще.. ну не солдафонская это обувка, слишком уж вычурная.:dumi:
     
  14. Offline

    allesandra Команда форума

    Регистрация:
    26 окт 2014
    Сообщения:
    657
    Спасибо SB:
    3.174
    Отзывы:
    70
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Город-герой Ленинград
    Интересы:
    Реконстукция и коллекционирование
    1zxntsmjb2.jpg 2zxntsmjb2.jpg 0rokfyjbtp.jpg
     
    Последнее редактирование: 1 дек 2017
  15. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    16.147
    Спасибо SB:
    76.228
    Отзывы:
    1.151
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    3 (1).jpg Безымянный.jpg
    Бронеавтомобиль 19-го пулеметного автомобильного взвода "Пылкий". Производство фирмы "Остин", Англия. 1916 г.

    151118719774576727.jpg
    15111872115261197.jpg
     
    Последнее редактирование модератором: 1 дек 2017
    Юниор и Дождевой Земляк нравится это.
  16. Offline

    ALEXkomander Поручикъ

    Регистрация:
    23 май 2017
    Сообщения:
    83
    Спасибо SB:
    575
    Отзывы:
    15
    Страна:
    Belarus
    Из:
    минск
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    ПМВ
    [​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG][​IMG]
     
    Последние данные обновления репутации:
    allesandra: -1 Пункт (За свалку фотографий в теме ОБМУНДИРОВАНИЕ) 15 янв 2018
    Последнее редактирование модератором: 15 янв 2018
  17. Offline

    zunder1 трофеюга Команда форума

    Регистрация:
    19 дек 2012
    Сообщения:
    9.954
    Спасибо SB:
    62.036
    Отзывы:
    967
    Страна:
    European Union
    Из:
    city
    Интересы:
    no
    Добавлю.
    0.JPG 00.JPG DSC05626.JPG
    фото пользователя kvin
     

Поделиться этой страницей