Сражение у Михайловки

Тема в разделе "Наполеоновские войны 1799 - 1815", создана пользователем Кузьмич, 27 сен 2011.

  1. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.542
    Спасибо:
    976
    Отзывы:
    17
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Многие о Михайловке слышали, многие там были, но подробности событий 1812 года, которые связаны с этим местом, известны не так уж подробно. Восполним пробел. Тем более наш осенний слет проходит у Михайловки.

    Труды московского отделения Императорского Русского военно-исторического общества. Т. IV. Материалы по Отечественной войне. Боевой календарь ежендевник Отечественной войны 1812 года. Ч. 1. М., 1913. С. 388-393.

    Ариергардный бой при деревне Михайловке.

    Ариергард генерала барона Розена расположился на позиции при дер. Михайловка в следующем порядке.
    Удобнейшия места на высотах при этой деревне заняли 4 орудия батарейной №4 роты 4-й артиллерийской бригады под командою поручика Вейде, конно-артиллерийская №6 рота подполковника Захаржевского (12 орудий) и 6 орудий Донской конно-артиллерийской №2 роты. Два орудия этой же роты расположились отдельно для обороны переправы у разрушенного моста через ручей у большой дороги.
    19-й и 40-й егерские полки разместились в колоннах за дер. Михайловка. Стрелки их рассыпались у подошвы занятых артиллерией высот, около прудов и ручья, протекавшего у этой подошвы. Лес на левом фланге и кустарники на правом фланге за ручьем были также заняты стрелками. Опушку большого леса занял весь 34 егерский полк, а самый лес, впереди которого протекал другой болотистый ручей, и деревню на левой стороне этого леса занял 1 егерский полк. Кавалерийские полки ариергарда стали в полковых колоннах на равнине сзади 19-го и 40-го егерских полков.
    В три часа пополудни подошел к лесу атаман Платов с своим «иррегулярным» ариергардом и, осмотрев позицию, нашел «ее весьма выгодною к отражению стремления неприятельского».
    Вскоре за Донскими казач. полками оставав-шиеся сзади их «казачьи стрелки» (фланкеры) «подвели» в 4 часа пополудни неприятеля к лесу, где французская кавалерия, следовавшая но ня-там «с большим стремлением» за казачьими фланкерами, была неожиданно для нее встречена огнем двух донских орудий, поставленных у разрушенного моста.
    Неприятель был вынужден остановиться – поставил на противолежащей высоте несколько орудий, рассыпал стрелков и открыл сильный огонь. 1-й егерский полк и два донские орудия удерживали лес «с отменною храбростию».
    Значительно усилившийся неприятель вынудил ген. барона Розена снять два донские орудия с передовой позиции и присоединить их к своей роте на главной позиции. В то же время ген. барон Розен, желая задержать неприятеля в лесу как можио долее, подкрепил егерей 1-го егерского полка еще одною его ротою и подвинул стрелковую цепь вперед, но неприятель, будучи уже на опушке леса, значительно усилил свой подавляющий огонь, вследствие чего ген. барон Розен приказал 1-му егерскому полку отступать к главной позиции ариергарда, «разделяясь вправо и влево от дороги», с целью очистить место огню разсыпанных по опушке второго большого леса егерей 34-го егерского полка. «Тут неприятель нашел новое сопротивление».
    34 егерский полк удерлшвал за собой опушку большого леса до 6 часов вечера, когда полк получил приказание отступить точно таким же порядком, каким отступал перед этим 1-й егерский полк, в находившиеся на флангах главной позиции лес и кустарники. Неприятель устремился за отступавшим 34-м егерским полком, но был остановлен огнем наших батарей на главной позиции. На этом месте бой продолжался с большим упорством с обеих сторон и под конец его наш левый фланг был усилен батальоном 40-го егерского полка, под командою подполковника Букинского.
    Остановленный на этом фланге неприятель обратил свое внимание на правый фланг и центр и старался опрокинуть их. Натиск неприятеля против центра окончился неудачею: наши батареи и прикрывавшие их стрелки «принудили его умерить стремление и скрыть свои колонны». Правый же фланг нашей позиции был не только «потеснен» неприятелем, но стрелки 1-го и 34-го егерских полков даже вынуждены были очистить большую часть занимаемого ими кустарника».
    В этот момент боя барон Розен, подкрепив стрелков правого фланга и приблизив к ним другой батальон 1 егерскаго полка, велел последнему, не занимаясь перестрелкой, ударить в штыки, опрокинуть левый фланг неприятеля и обойти (охватить) этот фланг. 1-го егерского полка полковник Карпенков и майор Сибирцов – «с большим стремлением и неустрашимостию ударили на неприятеля, опрокинули с большим кровопролитием и более полуверсты гнали по лесу, где и взяты егерямн 1-го, а равно и 34-го егерских полков в плен до 40 человек, бывших в стрелках». Неприятель прекратил покушения против нашего праваго фланга, но перестрелка на этом фланге продолжалась до 10 часов вечера.
    Пока происходила эта схватка, адъютант генерала Барклая-де-Толли, капитан гвардии артиллерии Сеславин собрал несколько стрелков, занял с ними кусты за ручьем впереди наших батарей и не допустил французских стрелков приблизиться к кустам и «вредить пулями наших артиллеристов».
    Неприятель, видя полную неудачу своих натисков против центра и правого фланга главной позиции ариергарда, вторично атаковал левый фланг этой позиции, — «но и тут обращен был штыками» егерей 40-го егерского полка под командою подполковника Букинского и присланных для их подкрепления трех рот 19-го егерского полка. Отбитый неприятель прекратил временно свой натиск против нашего левого фланга, но и здесь перестрелка продолжалась до 10 часов вечера.
    В 10 часов вечера неприятель, усилив свой огонь против нашего левого фланга, повел на него «сильную атаку стрелками». Шеф 19-го егерского полка, полковник Вуич подкрепил наш левый фланг батальоном своего полка, встретил неприятеля штыками, опрокинул его и занял половину леса. Несколько светящихся ядер пущенных очень удачно нашею артиллерией, осветили в это время местность и боевой порядок иеприятеля, и он скрылся вглубь леса.
    Настало временное затишье. Около полуночи неприятель вновь приблизился к нашему левому флангу и, открыв сильный ружейный огонь, намеревался сбить этот фланг, но был опять опрокинут.
    Этим эпизодом закончился упорный бой 10 (22) августа при дер. Михайловка. Ариергард генерала барона Розена оставался в полной боевой готовности на занятой им позиции до трех часов утра 11 (23) августа.
    В своем рапорте (реляции) атаману Платову генерал барон Розен отзывается так об этом бое: «...В сей день в продолжение восьмичаснаго сражения против превосходнейшего силами неприятельского авангарда употреблено было с нашей стороны в действие семь баталионов пехоты, в коих было под ружьем не более 2 800 человек, 4 орудия батарейных, 12 конных и 8 донских, кавалерия по местоположению действовать не могла и оставалась в резерве. Неприятель не только был удержан, но и отражен с большим уроном»...
    О боевых действиях «иррегулярного» ариергарда в этот день нет полных сведений. Бригада генерал-майора Краснова 1-го находилась недалеко от гор. Дорогобужа, а остальные бригады казачьего корпуса атамана Платова, состоявшие под непосредственною командою ген.-майора Иловайского 5-го, вели с шести часов утра и почти до семи часов вечера бой цепями своих спешенных стрелков и, медленно отступая по Смоленскому большаку, задерживали на каждом шагу находившиеся в французском авангарде короля Неаполитанского 5-ю пехотную дивизию генерала Компана и легкую кавалерийскую дивизию генерала Брюйера. «Не было часу свободного весь день, чтобы неприятель не наступал на арьергард самым наглым образом», писал атаман Платов о бое своих казаков в этот день. По прибытии к позиции ген. барона Розена при дер. Михайловка, иррегулярный ариергард отошел за левый фланг этой позиции и по свойствам местности не принимал уже, подобно кавалерийским полкам ариергарда, участия в сражении при дер. Михайловка.
    Во время своего отступления с боем от дер. Соловьево к дер. Михайловка, части иррегулярного ариергарда сослужили еще и другого рода великую службу – подобрали и посадили на своих лошадей оставленных (правильнее – брошенных) по дороге войсками 1-й Западной армии слабых, больных и раненых нижних чинов. Между прочим, весь 1-й Башкирский конно-казачий полк, не пользовавшийся по своим боевым качествам расположением атамана Платова, был употреблен 10 (22) августа исключительно для перевозки на своих лошадях брошенных по дороге нижних чинов 1-й Западной армии, что показывает трудные условия этого отступления.
    «Партия» Донского Атаманскаго полка имела 10 (22) августа столкновение с противником недалеко от гор. Дорогобужа на Духовщинской дороге, пролегающей севернее Смоленского большака. Эта «партия» была выслана еще 5 августа для разведок из дер. Шеломеца к гор. Поречью с приказанием отходить на гор. Духовщину и Дорогобуж и на возвратном нути встретила 10 (22) августа французскую разведочную партию, бросилась на нее, 5 человек положила на месте и трех взяла в плен. Последних «партия» передала генерал-майору Краснову 1-му, находившемуся с своей бригадой недалеко от места стычки.
    В расположении главных сил 1-й и 2-й Западных армий 10 (22) августа не произошло никаких перемен: обеспеченные вполне ариергардами атамана Платова и ген. барона Розена, обе эти армин простояли спокойно весь день на своих местах. Главные силы 1-й Западной армии бивакировали при дер. Усвятье, на правом берегу р. Ужи; главная квартира армии была расположена в селе Андреево. 2-я Западная армия стояла на биваках у гор. Дорогобужа. Отдельный отряд этой армии, под командою генерал-майора графа Сиверса 1-го, находился на правом берегу р. Днепра, имея своею задачею противодействовать наступлению к гор. Дорогобужу (с северо-запада) 4-го французскаго корпуса вице-короля Евгения. Ген. Барклай-де-Толли рассчитывал дать генеральное сражение на правом берегу р. Ужи при дер. Усвятье и деятельно готовился к этому сражению.

    Потери в сражении 10 (22) августа при деревне Михайловка.
    Ранены. Лейб-Гвардии Егерского полка штабс-капитан Полешко 2-й (адъютант генерала барона Розена). 1-го егерского полка штабс-капитан Кирдан, поручик Бутович, Коссов, Рудинский, подпоручик Денфер 1-й, Крживицкий 2-й, прапорщик Зависецкий. 19-го егерского полка прапорщик Кин. 34-го егерского полка майор Дергун, капитан Дергун. 40-го егерского полка штабс-капитан Остаповский, подпоручик Фиралов. Мариупольскаго гусарского полка поручик Пепловский. Донского казачьего генерал-майора Краснова 1-го полка сотник Артем Кружилин (ранен в стычке 10 (22) августа при гор. Духовщине).
    1-го егерского полка: убиты 3 унтер-офицера, 1 музыкант, 118 рядовых; ранены 5 унтер-офицер, 1 музыкант, 109 рядовых.
    19-го егерского полка: убиты 16 рядовых; ранены 3 унтер-офицера, 6 рядовых; пропали без вести 16 рядовых.
    34-го егерского полка: убиты 8 ряд.; ранены 2 унтер-офицера, 3 музыканта, 44 рядовых; пропали без вести 4 рядовых.
    40-го егерского полка: убиты 1 унтер-офицер., 41 рядовой; ранены 3 унтер-офицера, 2 музыканта, 30 рядовых; пропали без вести 5 рядовых.
    Сведений о потерях в частях иррегулярнаго ариергарда нет.
     

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)