Штрафники

Тема в разделе "СССР и Красная Армия", создана пользователем Серг, 23 янв 2009.

  1. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    17.038
    Спасибо SB:
    79.362
    Отзывы:
    1.181
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    А.В.Пыльцын. Штрафной удар, или Как офицерский штрафбат дошел до Берлина

    Освистанные смертным ветром,
    в буранах, ливнях и в пыли,
    мы километр за километром
    к своей заветной цели шли.


    Алексей Сурков

    http://lib.ru/MEMUARY/1939-1945/PEHOTA/pylcin.txt
     
    Zoldir и Зяблик нравится это.
  2. Offline

    oleg_g Команда форума

    Регистрация:
    2 апр 2015
    Сообщения:
    498
    Спасибо SB:
    1.834
    Отзывы:
    90
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    МО
    Интересы:
    поиск
    Сукнев, Михаил Иванович
    Записки командира штрафбата.
    Воспоминания комбата. 1941–1945

    Аннотация издательства: Воспоминания М. И. Сукнева, наверно, единственные в нашей военной литературе мемуары, написанные офицером, который командовал штрафбатом. Более трех лет М.И. Сукнев воевал на передовой, несколько раз был ранен. Среди немногих дважды награжден орденом Александра Невского, а также рядом других боевых орденов и медалей. Автор писал книгу в 2000 году, на зтеше жизни, предельно откровенно. Поэтому его воспоминания являются исключительно ценным свидетельством о войне 1911–1945 гг.

    http://militera.lib.ru/memo/russian/suknev_mi01/index.html
     
    Баландис, Зяблик и Wolf09 нравится это.
  3. Offline

    Зяблик Команда форума

    Регистрация:
    21 дек 2014
    Сообщения:
    2.245
    Спасибо SB:
    6.585
    Отзывы:
    194
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    ЦАО
    Интересы:
    Поиск, автотуризм
    Штрафные батальоны в годы Великой Отечественной войны называли батальонами смертников. Выживших бойцов этих подразделений считали любимчиками Фортуны. Таких «любимчиков» и после войны осталось-то немного, а уж сейчас вообще по пальцам пересчитать... И тем важнее этот рассказ солдата из 15-го Отдельного штрафного батальона Михаила Аллера. Рассказ страшный и честный.

    Увы, сам Аллер не дожил до этой публикации. Однако незадолго до смерти он не просто «исповедался» репортерам «МК», но и передал свои дневники для печати. В них вся правда о войне глазами обреченного.



    [​IMG]



    Михаил Аллер — второй слева.
    Штрафбат... Сюда попадали не только те, кто отбывал полученный еще до войны срок за грабежи и убийства. Здесь оказывались даже те, кто имел кристально чистую биографию «до» и геройски воевал «во время». Так случилось с Михаилом Абрамовичем Аллером. В 1942-м он штурмовал Зайцеву Гору, получил ранение, отбился от полка. Потом была встреча с бойцами Смерша, допросы, трибунал. Вердикт — 10 лет лишения свободы. Наказание заменили на 3 месяца штрафбата (больше там обычно никто не выживал).

    ИЗ ДОСЬЕ "МК"

    Среднемесячные потери личного состава штрафных частей составляли примерно 15 тысяч человек (при численности 27 тысяч). Это в 3–6 раз больше, чем общие среднемесячные потери личного состава в обычных войсках в тех же наступательных операциях.

    А теперь с самого начала. Листаем дневник Аллера, который рассказывает, как он попал в штрафбат.

    «Наша 58-я стрелковая дивизия воинскими эшелонами прибыла на станцию Дабужа Мосальского района Смоленской области 7 апреля 1942 года. На подходе к боевым позициям в лесу противник открыл артиллерийский и минометный огонь. Это было ужасное первое боевое крещение. По всему лесу раздавались стоны и крики о помощи. Еще не заняв боевых позиций, наш полк в первый день понес большие потери убитыми и ранеными».

    Немецкий шестиствольный миномет «Небельверфер 41», прозванный нашими солдатами «Вонюша».
    Ранняя весна внесла свои коррективы в планы наступления советских войск. Разбитые грязью дороги нарушили тыловое сообщение с передовыми частями, оставив их без продуктов питания и боеприпасов.



    [​IMG]



    «Наступил голод. Мы стали поедать дохлых и убитых лошадей. Было ужасно противно есть эту конину без соли. Пили болотную воду и воду из луж растаявшего снега, где нередко лежали трупы. У нас были пробирки с таблетками хлора, но пить воду с хлором было еще противнее. Поэтому я пил воду без хлорки, с болотно-трупным душком. Человек ко всему рано или поздно привыкает, к этому тоже можно было привыкнуть. У многих появился кровавый понос. Я на ногах перенес гепатит, солдаты обратили внимание на то, что я пожелтел. От голода распухли ноги. Можно было все стерпеть: и обстрел из вражеских орудий, и пронизывающий человеческую душу вой «Юнкерсов» над твоей головой, и любую физическую боль от полученных ранений, и даже смерть, которая ходила за тобой по пятам, но голод... Его терпеть было невозможно».

    Ни гужевой транспорт, ни гусеничная техника не в состоянии были преодолеть непролазную грязь. С передовой снимались тысячи бойцов и отправлялись в тыл за боеприпасами и продовольствием. Они на своих плечах доставляли на передний край снаряды и мины, ящики с патронами и гранатами. В холщовых мешках, которые перевязывались тугим узлом и перекидывались через плечо, была гречневая каша. 30-километровый отрезок смоленской земли от Зайцевой Горы до станции Дабужа был в те дни для 50-й армии своеобразной «Дорогой жизни».

    «После нескольких таких атак мы заняли деревню Фомино-1. Вражеская авиация методично, квадрат за квадратом, обрабатывала не только наш «передок», но и второй эшелон и тыловые коммуникации. Особенно свирепствовали пикирующие бомбардировщики «Юнкерсы-87». Немецкие летчики на малой высоте нависали над нашими головами и на бреющем полете, почти в упор расстреливали нас. Однажды самолет пролетел надо мною так низко, что я смог разглядеть улыбку на лице немецкого пилота и цвет его волос — они были рыжие. Вдобавок немецкий летчик погрозил из кабины мне кулаком.

    Там, под Фомином, я впервые увидел знаменитую «карусель» — это такой вид бомбардировочно-штурмового удара. На высоте около 1000 с небольшим метров «Юнкерсы» выстраивались в круг для бомбежки и поочередно с включенной сиреной пикировали на цель, затем, «отработав», один выходил из пике, другой заходил следом. Зрелище, с одной стороны, завораживающее, с другой — жуткое, если не сказать зловещее. Человек в этот момент становится настолько беспомощным и незащищенным, что, даже находясь в укрытии — не может себя чувствовать в безопасности. Кто хотя бы раз в своей жизни попадал под такую «карусель», тот по гроб жизни не забудет о ней».

    Вся эвакуация раненых происходила только в ночное время суток, и любые попытки добраться до них днем были обречены. По этой причине многие умирали, так и не дождавшись помощи. Прицельный огонь не давал бойцам высунуть голову из окопов.

    Наступило Первое мая. В честь знаменательной даты ночью на передовую бойцам доставили продуктовый набор: водку, краковскую колбасу (целый кружок), сухари и консервы. После раскисших от болотной влаги сухарей и горохового концентрата такая еда бойцам показалась каким-то чудесным подарком.

    «В большой воронке от фугасной бомбы рядом с передним краем обороны я и несколько солдат собрались делить еду, при этом громко разговаривали. Может быть, мы были услышаны немцами. Вдруг со стороны немецких позиций раздался необычный рев. Вслед за этим загорелась земля, на некоторых солдатах загорелась одежда. Сразу немцы в полный рост пошли на нас в атаку и повели неприцельный автоматный огонь. Отстреливаясь на бегу, я дал команду отходить лощиной ближе к лесу...

    Когда я очнулся от резкой боли, то почувствовал, что оторвана левая нога. Минометный огонь продолжался, и я очень хотел, чтобы еще одна мина добила меня. Я лежал в пяти-семи десятках метров от немецкой передовой, с которой доносилась немецкая речь и игра на губных гармошках. Я попытался напрячь все свои оставшиеся силы, чтобы посмотреть на оторванную ногу. К удивлению, я обнаружил, что она была цела, но стала почему-то короче. Как потом выяснится, я получил закрытый перелом левого бедра и многочисленные осколочные ранения».


    [​IMG]

    От смерти Михаила Аллера спас его сослуживец, помощник командира взвода сержант Иванов, как выяснилось, в прошлом уголовник. Благодаря своему напористому характеру и автомату (!) он добился, чтобы ему были выделены санитары для эвакуации раненого товарища.

    «В Ульяновском госпитале выяснилось, что кости бедра неправильно срослись за то время, что меня перевозили. Эфирный наркоз (в то время других наркозов не было) на меня не подействовал. Помучившись со мной, главный хирург решил сверлить ногу для установки спицы без наркоза. Даже у медицинской сестры я увидел на глазах слезы. Студентка последнего курса медицинского института по имени Маша пыталась облегчить мои страдания и колола меня морфием, чтобы я заснул. Однажды, когда Маша почувствовала, что я стал привыкать к морфию, она дала мне выпить полстакана медицинского спирта. Маша курила папиросы «Беломорканал». Она совала мне в рот папиросу. Достаточно было одной затяжки, чтобы закружилась голова и я заснул».

    Михаилу выдали справку инвалида Отечественной войны 3-й степени. Несмотря на это, он не терял надежды при первой же возможности вернуться в строй. Всю осень 1943 года Михаил Аллер обивал пороги райвоенкомата, упрашивая отправить его на фронт. Наконец в середине января 1944 года его вызвали на комиссию ВТЭК. Главный врач медицинской комиссии попросил сделать его несколько шагов без «посторонней помощи». Михаилу это удалось, несмотря на то, что коленный сустав до конца еще не был разработан. Впрочем, врачей этот изъян не очень-то и волновал: «Годен!» В тот момент Михаил Аллер еще не понимал, что за этот сиюминутный успех ему придется вскоре жестоко и несправедливо расплачиваться. Так он попал в 310-й гвардейский стрелковый полк 110-й гвардейской стрелковой дивизии 2-го Украинского фронта в должности командира взвода связи стрелкового батальона. Михаил отлично понимал, что рано или поздно тяжелое ранение ноги даст о себе знать. Но необходимо было сделать так, чтобы об этом никто и никогда не узнал.

    «Со своей должностью я справлялся, пока под Кировоградом шли наступательно-оборонительные бои. Но во время пеших походов, особенно при длительном переходе, было невыносимо тяжело. Ноги увязали в черноземе. Я часто отставал, в конце колонны залезал в повозку с катушками кабеля и телефонной аппаратурой, а на привалах догонял. Все чаще меня стала беспокоить ноющая боль в коленном суставе и бедре. Но об этом я никому не говорил».

    По пятам наступавших войск 2-го Украинского фронта двигался Смерш, прочесывая освобожденные города и села, а также зачищая армейские тылы и коммуникации не только от предателей и дезертиров, но и от отставших от своих колонн бойцов Красной Армии. Отстал и Михаил. Он чувствовал, что с больной ногой ему не догнать свой полк. Отлично понимая, чем все это могло для него закончиться, Михаил решил явиться в штаб любой дивизии и рассказать, что с ним произошло. Блуждая в прифронтовой полосе, он забрел в одну пустую полуразрушенную деревню. Собрав окурки в первом попавшемся доме, Михаил присел на лавочке, чтобы спокойно обдумать, как вести себя на допросе. По наивности своей он надеялся, что его поймут и отправят в расположение своей части. Не успев поднести зажженную спичку к окурку, Михаил почувствовал резкий тычок от приставленного автомата под левую лопатку спины и чей-то тихий, но вполне уверенный голос: «Руки». В штабе, куда его доставил конвой, начальник Смерша попытался доказать причастность Михаила к немецкой, а позже и к румынской разведке. Но, не добившись от задержанного «правдивых показаний», Михаила посадили под арест.

    «На последнем допросе, потерявший всякую надежду на снисхождение, в последнем своем слове, которое обычно дают перед приведением приговора в исполнение, я сказал: «Немецким или румынским шпионом не может быть простой еврей, и вы знаете почему!» На что мне ответили, что если я буду касаться национального вопроса, то меня привлекут по 58-й политической статье. По этой статье отправляли в исправительно-трудовые лагеря на длительные сроки. Я этого боялся больше смерти. В июле 1944 года состоялось открытое заседание военного трибунала 252-й стрелковой дивизии. При таком показательном заседании я думал, что мне грозит расстрел. В своем последнем слове я просил дать мне возможность искупить свою вину кровью».

    Военным трибуналом 252-й стрелковой дивизии Михаил Аллер был осужден на 10 лет лишения свободы с отбыванием срока в исправительно-трудовом лагере и лишен воинского звания «младший лейтенант». И почти сразу срок был заменен на три месяца штрафного батальона.



    [​IMG]





    ИЗ ДОСЬЕ "МК"

    Всего в 1944 году в Красной Армии имелось 11 отдельных штрафных батальонов по 226 человек в каждом и 243 отдельные штрафные роты по 102 человека в каждой.

    Как ни странно, Аллер был рад такому повороту событий. Думал, что лучше погибнуть в бою, чем замерзнуть где-нибудь на лесоповале или быть растерзанным кучкой зэков в лагерном бараке. После суда Михаила освободили из-под стражи и одного, без конвоя с сопроводительным письмом направили на передовую в 15-й отдельный штрафной батальон. В августе 1944 года батальон из района боевых действий города Ботошаны был переброшен в район города Яссы. Там стояла почти 40-градусная жара.

    «Мне снова выпало тяжелое испытание — с искалеченной ногой при такой жаре совершить суточный марш с полной выкладкой. Кроме того, на нервной почве и от грязи мои ягодицы покрылись фурункулами. Они причиняли мне дополнительные муки. Во время марша мне давали хлористый кальций и на привалах делали переливание крови. Моя нервная система и физические возможности были мобилизованы до предела на преодоление трудностей. Я страшно боялся снова отстать».

    В ночь на 20 августа 1944 года штрафной батальон занял исходную позицию для атаки. Штрафникам выдали по сто граммов водки. Михаил почувствовал свежий прилив сил и энергии. После мощной и продолжительной артиллерийской подготовки, в которой приняли участие в том числе и знаменитые «катюши», штрафники бросились в атаку. Им предстояло взломать мощную оборону отборных частей СС.

    «Мы, штрафники, шли на немецкие позиции в полный рост, невзирая на разрывы снарядов и мин, не кланяясь пулям. Падали вокруг только убитые и раненые. В руках у меня были катушка кабеля и автомат. Вслед за штрафниками в атаку устремились части какой-то неизвестной стрелковой дивизии. К моему удивлению, никакого заградотряда за нашими спинами. Я подумал: значит, в спины нам никто стрелять не будет. Это открытие прибавило сил».

    Так бойцам штрафбата приходилось менять позиции.
    Вырвавшись вперед, незаметно для всех он оказался в траншее противника. В ход пошли штыки, саперные лопатки, кулаки. В том бою он уничтожил четырех эсэсовцев, один из которых был офицером. Этот факт в дальнейшем сыграл в его судьбе важную роль.

    «Обычно была рукопашная схватка. Эсэсовцы отчаянно сопротивлялись, не желая сдаваться в плен. Но наших бойцов ничто уже не могло остановить: лавина атакующих быстро заполнила все. Чаще всего в качестве оружия использовали именно саперную лопатку. Штрафники не давали никакого шанса эсэсовцам. Те от одного вида орущих мужиков с лопатками терялись и не успевали нажать на курок. Мы пугали фашистов своим безумием. Они не могли понять, как можно вот так не бояться смерти. Они не понимали, что такое штрафбат...»

    «Вскоре в 15-й отдельный штрафной батальон поступил приказ командующего 2-м Украинским фронтом Малиновского о досрочном освобождении без ранений особо отличившихся. В их число попал и я. Мне предложили остаться в штрафном батальоне на штатной должности командира взвода связи».

    Михаил Абрамович выжил, несмотря ни на что. И добился реабилитации. В Центральном архиве Минобороны мы нашли определение военного трибунала №398.

    «1944 года сентября 13 дня в открытом судебном заседании рассмотрено ходатайство командира 15-го Отдельного штрафного батальона от 9 сентября 1944 г. Об освобождении от наказания по приговору военного трибунала 252-й стрелковой Харьковской дивизии от 24 июля 1944 года — бывшего мл. лейтенанта АЛЛЕРА Михаила Абрамовича.

    Будучи в составе 15-го Отдельного штрафного батальона, АЛЛЕР в боях против немецких захватчиков проявил стойкость и отвагу, неоднократно под огнем противника восстанавливал поврежденную противником связь, чем обеспечивал бесперебойность ее работы, в бою смелый и устойчивый.

    Трибунал определил: Аллера Михаила Абрамовича освободить от назначенной ему меры наказания и считать не имеющим судимости».

    Заголовок в газете: Приказано умереть
    Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26787 от 13 апреля 2015
     
    Ivanich и kopachuga нравится это.
  4. Offline

    Татьяна**А Сибирячка-беспокойная душа Команда форума

    Регистрация:
    6 июн 2014
    Сообщения:
    4.983
    Спасибо SB:
    9.303
    Отзывы:
    237
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нск
    Имя:
    Татьяна
    Интересы:
    Поиск Юриспруденция
    ШТРАФНАЯ РОТА
    Полковник юстиции Андрей МОРОЗ.
    Документальный очерк о 8-м отдельном штрафном батальоне Донского, затем Центрального, Белорусского и 1-го Белорусского фронта «Искупление кровью», опубликованный в номерах «Красной звезды» за 15, 16 и 17 июня 2006 г., особый интерес вызвал у молодых читателей. В нескольких откликах высказана просьба столь же детально рассказать об одной из штрафных рот. Сегодня мы эту просьбу выполняем.

    [​IMG]
    Напомним, что приказом НКО СССР № 227 от 28 июля 1942 г. предусматривалось формирование двух видов штрафных частей: штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлялись средние и старшие командиры и соответствующие политработники, провинившиеся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда за те же провинности направлялись рядовые бойцы и младшие командиры. При направлении в штрафбат офицеры, а в штрафную роту — сержанты подлежали разжалованию в рядовые.
    Штрафбаты были частями фронтового подчинения (от одного до трех в составе фронта), а штрафные роты — армейского (от пяти до десяти на армию в зависимости от обстановки).
    Формирование штрафных батальонов и рот началось уже в августе 1942 г. 28 сентября этого года приказом НКО СССР № 298, подписанным Г.К. Жуковым, были объявлены положения о штрафном батальоне и штрафной роте.
    Что же предусмотрено Положением о штрафной роте? Сказано, что организация, численный и боевой состав, а также оклады содержания постоянному составу штрафных рот определяются особым штатом. Штрафная рота распоряжением военного совета армии придается стрелковому полку либо дивизии, бригаде, на участок которых поставлена.
    В постоянный состав рот приказом по армии направлялись волевые и наиболее отличившиеся в боях командиры и политработники. Командир и военный комиссар штрафной роты по отношению к штрафникам пользовались властью командира и военкома дивизии. Срок выслуги в званиях для офицеров штрафной роты сокращался вдвое, а денежное содержание вдвое увеличивалось. При назначении пенсии месяц службы в штрафной роте засчитывался за шесть.
    Никогда за всю войну – подчеркнем это с самого начала – не было и не могло быть случая, чтобы штрафной ротой, либо взводом в ее составе командовал штрафник.
    Штрафники назывались переменным составом роты, и из них Положение разрешало назначать только командиров отделений с присвоением звания ефрейтора, младшего сержанта и сержанта.
    Штрафные части – не наше изобретение, о чем справедливо сказано в приказе НКО СССР № 227. Немцы бросали штрафные формирования в бой уже в первые недели войны на советско-германском фронте. Причем для штрафников срок пребывания в батальоне заранее не устанавливался, хотя возможность реабилитации тоже не исключалась. В дневнике небезызвестного Франца Гальдера штрафники упоминаются уже 9 июля 1941 года. Начальник организационного отдела ОКХ генерал-майор Вальтер Буле в тот день назвал организацию штрафных частей очень хорошей и полезной идеей. Одни штрафные батальоны немцы в 1941 году применяли в боях на Востоке, другие – в работах по разминированию на Западе. В сентябре 1941 года, когда 16-я немецкая армия в районе Ладожского озера потерпела неудачу и 8-я танковая дивизия была с потерями отброшена, гитлеровцы направили в бой все, чем располагали, а на самом опасном участке – штрафной батальон. Об этом тоже сказано в дневнике Гальдера.
    На войне, видимо, мысль о штрафных формированиях подсказывает сама жизнь. Стоит ли совершившего уголовное либо воинское преступление изымать из боевых порядков, чтобы отправить с приговором в более безопасные места? В штрафной же роте вину можно искупить без судимости, без потери чести.
    Итак, 8 августа 1942 г., еще до получения приказа с положением, в 57-й армии начали формировать штрафную роту. Сначала только одну – 1-ю. Приказом военного совета № 0398 ее командиром был назначен лейтенант П.П. Назаревич, имевший полугодовой опыт участия в боях. Его заместителем был назначен младший лейтенант Н.М. Батурин, тоже испытанный огнем.
    Штатом роты кроме командира и его заместителя, предусматривались должности трех командиров взводов, трех их заместителей по строевой части, заведующего делопроизводством – казначея и фельдшера в офицерском звании.

    Согласно архивным отчетно-статистическим документам через штрафные батальоны и штрафные роты с момента их создания в 1942 г. до расформирования в 1945 г. прошли 427910 штрафников, или 1,24 процента от суммарной численности Красной Армии за весь период войны (34496700 человек).


    Предусматривался и внушительный состав политработников: военный комиссар, агитатор роты и три взводных политрука.
    Политработники начали поступать в 1-ю отдельную штрафную роту в октябре, после восстановления в Красной Армии единоначалия – уже не военными комиссарами и политруками, а заместителями командиров по политчасти. Первый замполит роты Григорий Бочаров имел еще старое звание политрук (вскоре он убыл в 90-ю отдельную танковую бригаду капитаном). Все заместители командиров взводов по политчасти были лейтенантами: А. Степин, И. Корюкин и Н. Сафронов. Лейтенанта М. Милорадовича назначили агитатором роты.
    Фельдшером роты с 25 октября 1942 г. стал Василий Клюев, которому почему-то долго пришлось носить уже отмененное звание военфельдшера.
    Как видим, постоянный состав роты включал 15 офицеров. Шестнадцатый был прикомандированным, хотя и состоял в ней на всех видах довольствия. Сначала это был уполномоченный особого отдела НКВД, а с апреля 1943 г. – оперуполномоченный отдела контрразведки «Смерш» – структуры Наркомата обороны.
    В ходе войны офицерский состав штрафной роты сократился до 8 человек. Из политработников остался один агитатор.
    В 1-й штрафной роте, как и в любой другой, было и небольшое постоянное ядро из рядовых и младших командиров: старшина роты, писарь – каптенармус, санинструктор и три взводных санитара, водитель грузовика ГАЗ-АА, два конюха (ездовых) и два повара. Они относились скорее к численному, чем к боевому составу, хотя и выносили с поля раненых, доставляли на позиции питание и боеприпасы. Если все офицеры роты были молодыми, без довоенного опыта командной службы, то красноармейцы и младшие командиры постоянного состава представляли старший возраст мобилизованных. Скажем, старшина роты Дмитрий Евдокимов, кавалер ордена Красной Звезды, во время войны отметил свое 50-летие.
    Но вернемсяв 1942 г. 57-я армия с 6 августа вела тяжелые оборонительные бои в составе Юго-Восточного (с 30 сентября Сталинградского) фронта, срывая попытки противника прорваться к Сталинграду с юга. Боевое крещение 1-я штрафная рота, еще не полностью укомплектованная постоянным составом, приняла 9 октября 1942 г. в 23.00. Командир 15-й гвардейской стрелковой дивизии, в распоряжении которого находилась рота, приказал ей после артиллерийско-минометной подготовки сбить посты боевого охранения противника на высоте 146.0, левее ее – в трех окопах и выйти к пруду, на южной окраине которого располагался ангар, и там круговой обороной удерживать рубеж до подхода главных сил.
    В ротах боевые приказы отдают устно. Но свой первый приказ на бой лейтенант П. Назаревич оформил письменно. Рота делилась на три штурмовые группы… Впрочем, углубляться в тактику не станем. Отметим, что свою первую боевую задачу штрафрота решила. В том бою погибли два штрафника: командир отделения сержант В.С. Федякин и красноармеец Я.Т. Таночка. Смертью героя пал и командир взвода, возглавлявший штурмовую группу, нацеленную на высоту 146.0, лейтенант Николай Харин. Погибших похоронили у того самого ангара, который до боя числился за противником. 15 человек получили в первом бою ранения.
    Рота между тем пополнялась как штрафниками, так и постоянным составом. Лейтенант Назаревич принимал не всех. Направленную в роту санинструктором красноармейца Марию Гречаную он вернул в 44-й гвардейский стрелковый полк как не подходящую под штат штрафной роты. Позже, уже в 1943 г., другой командир роты не принял на должность фельдшера лейтенанта медслужбы А.А. Виноградову, а в конце войны в армейский запасной полк без объяснения причин вернули девушку-повара, предпочтя прежних поваров-мужчин. А вот в штрафных батальонах и в постоянном, и в переменном составе женщины все же встречались.
    На оборонительном этапе Сталинградской битвы рота несла относительно небольшие потери. Этому, видимо, есть объяснение: в оборону штрафников ставили редко, приберегали для активных действий – наступления, разведки боем. 1 ноября 1942 г. из 1-й штрафной в обычные части была отправлена первая группа штрафников, полностью отбывших в роте предписанный приказом срок, из семи человек. Причем Н.Ф. Виноградов и Е.Н. Коновалов были восстановлены в званиях сержантов.
    Тем временем в 57-й армии была сформирована еще одна штрафная рота – 2-я отдельная. Роты, можно сказать, держали между собой связь: иногда обменивались, пополняя перед боем друг друга, переменным составом, выручали при передислокации гужевым транспортом.
    19 ноября 1942 г. наши войска перешли под Сталинградом в контрнаступление. Но 57-я армия в это время участвовала в окружении и блокировании вражеских войск в самом Сталинграде, а их ликвидация началась позже. 1-я штрафная рота, располагавшаяся в районе Татьянка – Шпалзавод, какое-то время переменного состава не имела. 21 ноября ей присвоили новый номер – 60-я (2-я штрафрота 57-й армии стала 61-й) и в сжатые сроки довели до боевого состава. Только из 54-й штрафной роты, дислоцированной в далеком от фронта Ташкенте, прислали сразу 156 человек, из Уфы – 80, с пересыльного пункта армии – 20. Рота по составу даже вышла за обычные для нее численные рамки.
    Разгоревшиеся в развалинах Сталинграда бои были кровопролитными. 10 января 1943 г. в штурмовых атаках погибли командиры взводов лейтенанты А.Н. Шипунов, П.А. Жук, А.Г. Безуглович, получили ранения командир роты старший лейтенант П.П. Назаревич, агитатор роты лейтенант М.Н. Милорадович, заместители командиров взводов младшие лейтенанты З.А. Тимошенко, И.А. Леонтьев. В тот же день погибли или получили ранения, искупив вину жизнью и кровью, 122 штрафника.
    Старшего лейтенанта Назаревича, эвакуированного через дивизионный медсанбат в госпиталь, на командирском посту заменил его заместитель по политчасти лейтенант Иван Смелов. Он исполнял командирские обязанности до окончания боев в городе. Очень тяжелых боев – с 23 по 30 января 1943 г. рота потеряла ранеными и погибшими еще 139 человек.
    Штрафные роты почти никогда не располагались в населенных пунктах. Если в приказе по роте указано место дислокации, значит, штрафников в ней нет, лишь постоянный состав. По окончании Сталинградской битвы 60-я штрафная уже только постоянным составом дислоцировалась в с. Татьянка, затем в д. Заплавное.
    А вот приказ от 20 мая 1943 г. привязан уже к весьма удаленному от Сталинграда Ржеву. Дело в том, что в феврале 1943 г. 57-ю армию вывели в резерв Ставки ВГК, ее войска передали другим армиям, а полевое управление переименовали в полевое управление 68-й армии. Частичкой этого управления и стал переброшенный в Ржев постоянный, вплоть до поваров, состав 60-й штрафной роты. Тут лейтенант И.Т. Смелов вернулся к исполнению обязанностей заместителя командира роты по политчасти, а командиром стал лейтенант Михаил Дьяков.
    Наверное, кому-то из читателей перечисление стольких имен покажется лишним. Но не пожалеем для них газетной строки. Ведь тех, кто командовал штрафными частями, постоянно служил в их составе, в дни войны да и после Победы по известным причинам упоминали в печати редко. Между тем они осознанно и без всякой вины разделяли со штрафниками все опасности и риски особого положения. Больше того. Штрафник, получив даже легкое ранение, отправлялся как искупивший вину в прежнюю, более спокойную часть. Офицеров же постоянного состава это не касалось: излечившись после ранения, они возвращались в роту на прежнюю должность и, бывало, через месяц-другой погибали. Именно так было с командирами взводов лейтенантами Михаилом Комковым, Иваном Данилиным, старшим лейтенантом Семеном Иванушкиным. Судьба их горька: ранение – госпиталь – возвращение в роту и гибель в очередном бою.
    В Ржеве 60-я отдельная штрафная рота не имела переменного состава с 20 мая по 14 июня 1943 г. 15 июня с пересыльного пункта армии прибыли 5 первых штрафников. Затем небольшими группами стали поступать проштрафившиеся из 159-й, 192-й, 199-й стрелковых дивизий, из 3-й штурмовой инженерно-саперной бригады, 968-го отдельного батальона связи и других частей армии.
    26 августа 1943 г. старшего лейтенанта М. Дьякова на посту командира 60-й штрафной роты сменил старший лейтенант Денис Белим. Роту использовали для боя в последний день Ельнинско-Дорогобужской наступательной операции 7 сентября. Наступая в районе сел Суглица и Юшково, рота потеряла убитыми и ранеными 42 человека. Пал в бою и только что назначенный командиром старший лейтенант Белим. 10 человек, проявивших у Юшкова особое мужество, были досрочно откомандированы в 159-ю стрелковую дивизию, а двое – в 3-ю инженерно-саперную бригаду.
    7 сентября, в день того памятного боя, роту принял капитан Иван Дедяев. Уже под его командованием штрафники освобождали от врага деревню Боброво, потеряв убитыми еще 28 и ранеными 78 человек.
    В начале ноября 1943 г. 68-ю армию расформировали и 60-я штрафная рота была передана в состав прославившейся еще при обороне Москвы 5-й армии. При сохранении прежнего постоянного ядра ее переформировали в 128-ю отдельную армейскую штрафную роту.
    Перед новым, 1943 годом, 31 декабря, капитан И.М. Дедяев передал роту старшему лейтенанту Александру Королеву. В новогоднюю ночь едва успевшего осмотреться ротного ждала неприятность: пост заградотряда 5-й армии, с которым штрафники столкнулись впервые, задержал вне расположения роты 9 красноармейцев переменного состава и, как поступал всегда, сопроводил их для разбирательства в
    203-й армейский запасный стрелковый полк.
    Почти во всех фильмах, посвященных штрафникам, авторы сценариев и режиссеры на каком-то этапе сводят их с заградотрядом. Причем заградотрядчики красуются чуть ли не в парадной форме, в фуражках другого ведомства с синим верхом, с новенькими ППШ и непременно со станковым пулеметом. Они демонстративно занимают позицию за спинами штрафников, чтобы огнем не допустить их отступления в случае неудачной атаки. Это вымысел.
    Еще до приказа НКО СССР № 227, в первые месяцы войны командиры и политработники по своей инициативе, начали создавать подразделения, призванные и способные своей решительностью, а то и участием в том же бою остановить отступающих, образумить, вновь сплотить в команду, организованную и управляемую группу. Они, эти подразделения, узаконенные еще в сентябре 1941 г. Верховным Командованием, и стали прообразом заградительных отрядов.
    Позднее, когда в армиях по приказу № 227 сформировали заградотряды, как отдельные воинские части, подчиненные военному совету, похожие по задачам подразделения в дивизиях стали называть заградительными батальонами. Они в зависимости от обстановки на фронтах то упразднялись, то возрождались. Если переданная в состав дивизии штрафная рота, дрогнув в бою, и могла столкнуться при отступлении, бегстве с каким-то заграждением, то именно с этим батальоном. Синих фуражек в нем никто не имел и не носил. Те же ушанки, ватники, те же пилотки, что у штрафников.
    Ни один красноармеец переменного состава 1-й, 60-й, 128-й штрафной роты от огня своих не погиб. И над его головой никто никогда для острастки не стрелял. Заградотрядчики, как представители внутриармейской структуры, сами были изрядно обожжены огнем и знали: в бою случается всякое, человек есть человек и перед лицом смертельной опасности его важно поддержать примером хладнокровия и стойкости. Потери в заградотрядах любой принадлежности тоже были серьезными.
    10 января 1944 г., спустя чуть больше недели после назначения командиром роты, старший лейтенант Королев и командир взвода лейтенант А.Х. Тетяник были ранены в бою. Вместе с ними получили ранения 93 штрафника, 35 погибли.
    Уже который по счету командир роты лейтенант Александр Миронов был ранен через две недели. В февральских боях под Гжатском – с 4 по 10-е – 128-я штрафная рота потеряла практически весь переменный состав: 54 человека погибли, 193 попали в медсанбаты и госпиталь с ранениями. В те дни роту принял старший лейтенант Василий Буссов. Раненного 28 февраля Буссова сменил старший лейтенант И.Я. Корнеев. Получив ранение 20 марта, он уступил командирский пост старшему лейтенанту В.А. Агееву. Агеева увезли в медсанбат дивизии 10 апреля. В тот же день роту возглавил старший лейтенант К.П. Соловьев…
    Только перечень имен. А разве за ним не ощущается напряжение боев? Разве не рождает он мыслей о том, что штрафникам действительно поручали самые трудные и самые опасные задачи, как это и предписывалось приказом НКО СССР № 227?
    Перед Смоленской наступательной операцией отдел кадров армии отозвал старшего лейтенанта Константина Соловьева в свое распоряжение. 128-ю штрафную роту принял гвардии капитан Иван Матета. Под его командованием штрафники вели бои у сел Поднивье, Старина, Обухово. Потери были сравнительно небольшими. А вот уже в Литве, в районе Каунаса, где рота в числе многих других частей прорывала оборону противника, успех был оплачен кровью в полной мере: 29 павших и 54 раненых. Спустя пять дней в бою за Запашки и Сервиды рота понесла новые потери: 20 убитых, 24 раненых.
    18 августа 1944 г. 128-я штрафная рота с определенной торжественностью отправила в 346-й стрелковый полк сразу 97 красноармейцев и сержантов, отбывших срок наказания. И приняла из 203-го АЗСП уже без торжеств ровно 100 новых штрафников.
    Пожалуй, самое время сказать: а кто же они, штрафники? Те, кто проявил трусость, неустойчивость в бою, уже составляли их меньшую часть. Приказом НКО СССР № 413 от 21 августа 1943 г. командирам полков действующей армии и командирам дивизий в военных округах и на недействующих фронтах было разрешено своей властью направлять в штрафные роты самовольщиков, дезертиров, тех, кто проявлял неисполнительность, промотал имущество, грубо нарушил правила караульной службы.

    Штрафные роты имеют целью дать возможность рядовым бойцам и младшим командирам всех родов войск, провинившимся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, кровью искупить свою вину перед Родиной отважной борьбой с врагом на трудном участке боевых действий.
    (Из Положения о штрафных ротах действующей армии).


    На три месяца в 128-ю штрафную роту угодил, к примеру, курсант военной авиационной школы летчиков, проучившийся уже более года и все это время обворовывавший подразделение и сослуживцев. В приказе начальника школы сказано, что он, как показало дознание, похищал часы, утепленные куртки, шинели, гимнастерки, продавал все это, а вырученные деньги проигрывал в карты.
    Неиссякаемым потоком в штрафные роты направлялись те, кто при отступлении Красной Армии в первые недели и месяцы войны дезертировал и осел на оккупированной противником территории, а также частично — освобожденные из вражеского плена.
    Если отставший от армии при сомнительных обстоятельствах не предпринимал попыток выхода к своим, но и с оккупационными властями не сотрудничал, то он направлялся в штрафную роту на один месяц. Служившие при немцах старостами, полицаями получали два месяца. А служившие в немецкой армии или в так называемой Российской освободительной армии (РОА), у предателя Власова – три. Судьбу их определяли в армейском запасном стрелковом полку в соответствии с приказом НКО.
    Был случай, когда после соответствующей проверки в 128-ю отдельную штрафную роту направили сразу 94 бывших власовца. Отвоевали они, как и все иные категории проштрафившихся: кто-то искупил вину кровью, кто-то — смертью, а кому повезло – полным отбытием срока. Освобожденные досрочно из такого контингента мне не встречались.
    Крайне редко в штрафные роты попадали осужденные из мест лишения свободы. 128-я рота принимала таких лишь однажды – 17 человек, присланных через дальневосточные военкоматы. Удивляться этому не приходится. Еще в 1941 г. указами Президиума Верховного Совета СССР от 12 июля, 10 августа и 24 ноября из мест лишения свободы в войска были направлены более 750 тысяч человек, совершивших перед войной нетяжкие преступления и годных к службе. В начале 1942 г. были освобождены для армии еще 157 тысяч человек. Все они воевали в составе обычных частей, штрафных еще не было. И если какая-то доля этих людей, как убеждают архивы, позднее в штрафники попадали, то уже за деяния на фронте.
    Совершивших тяжкие преступления, и в их числе так называемые контрреволюционные, направлять в армию запрещалось. К ним нельзя было применять предусмотренную УК РСФСР от 1926 г. отсрочку исполнения приговора до окончания боевых действий.
    Видимо, в единичных случаях, в результате каких-то судебных ошибок отдельные лица, осужденные за бандитизм, разбой, грабежи, воры-рецидивисты в штрафные роты все же попадали. Иначе чем объяснить приказ № 004/0073/006/23 от 26 января 1944 г., подписанный заместителем наркома обороны СССР А.М. Василевским, наркомом внутренних дел СССР Л.П. Берией, наркомом юстиции СССР Н.М. Рычковым и прокурором СССР К.П. Горшениным, который обязывал судебные органы и органы формирования и укомплектования войск такие случаи полностью исключить.
    Никто из осужденных, разумеется, не мог быть направлен в штрафную часть в добровольном порядке.
    Конечно, некоторые красноармейцы, угодившие в штрафники, вызывают сочувствие. В 128-й штрафной роте, к примеру, отбывал месячное наказание немолодой уже боец, во время дежурства которого пропала пара обозных лошадей. Не доглядел…
    Случались в весьма динамичной жизни роты и казусы, затрагивающие судьбы людей. В 203-м АЗСП по ошибке включили в одну из групп штрафников красноармейца Бабаева Курбандурды, за которым никаких проступков не числилось. Направили вдогонку предписание с разъяснением. Командир роты решил все же оставить бойца в роте, переведя его в постоянный состав на вакантное место санитара.
    Как-то ошиблись и в самой роте, представив военному совету армии к досрочному освобождению одного из штрафников, как получившего ранение. А в полку уполномоченный ОКР «Смерш» этого ранения не обнаружил и через командира вернул бойца отбывать положенное до конца.
    В штрафной роте взаимоотношения регламентировались общевоинскими уставами Красной Армии. Рядовые бойцы переменного состава обращались к непосредственному начальнику – командиру отделения, такому же штрафнику, со словом «товарищ» и в случае нерадивости могли получить от него взыскание. Товарищем, а не «гражданином», как это показано в одном из телефильмов, называли они и командира – офицера.
    Командир штрафной роты в полном объеме использовал дисциплинарные права комдива. Бывало, наказывал провинившихся взводных домашним арестом. Не забывал поощрять за старание. Старшине роты, к примеру, в связи с его пятидесятилетием в самый разгар боев был предоставлен отпуск с выездом на родину сроком на 45 суток. С волнением воспринимаются первомайские приказы по роте, в которых усердие многих штрафников отмечалось благодарностью.
    Штрафная рота, как часть армейского подчинения, подчас лучше линейных рот оснащалась оружием, обеспечивалась продовольствием и фуражом.
    Войну с фашистской Германией 128-я штрафная рота завершала в Восточной Пруссии. Бои там были ожесточенными. В одном из них – за местечко Плиссен — одной пулеметной очередью были сражены командир роты майор Рамазан Темиров, уроженец Северо-Осетинской АССР, и агитатор роты капитан Павел Смирнягин, единственный на тот момент ротный политработник, призванный из Новосибирской области. Они с воинскими почестями были погребены юго-западнее Плиссена на местном кладбище.
    Последние потери в Прибалтике рота понесла 14 апреля 1945 г. у д. Кобнайтен: 8 погибших и 56 раненых.
    А дальше 5-я армия под командованием Н.И. Крылова, будущего Маршала Советского Союза, и в ее составе 128-я штрафная рота отправились на Дальний Восток – бить японцев. Никаких потерь в Харбинско-Гиринской наступательной операции рота не понесла, если не считать заболевшего еще в пути и оставленного на станции Минино Красноярской железной дороги трофейного мерина по кличке Орлик. В Приморье штрафрота располагалась в окрестностях райцентра Черниговка, затем — в Гродекове Спасского района. Там ротой командовал старший лейтенант С.А. Кудрявцев, потом — старший лейтенант В.И. Брыков.
    О том, что в штрафных частях народец собирался лихой, непредсказуемый в поведении, склонный к эксцессам, свидетельствует такой факт: уже немногочисленные, завершающие пребывание в 128-й штрафной роте бойцы-переменники успели-таки учинить какой-то дебош в Градекове. Четверо были задержаны местной милицией и попали под следствие. Старший лейтенант В. Брыков был вынужден одним из своих последних приказов исключить их из списков роты и снять со всех видов довольствия. Вот в этой связи и думаешь: если вина подследственных будет установлена, искупить ее по-фронтовому, без судимости уже не удастся. Штрафные роты как искупительный институт уходили в историю.
    Василию Ивановичу Брыкову и было суждено на основании директивы штаба 5-й армии за № 0238 от 28 октября 1945 г. роту расфомировать. Последними ее оставили уже упоминавшийся в этих заметках старший лейтенант медицинской службы Василий Клюев (только он, фельдшер, ветеран части, к тому времени имел право называть себя сталинградцем) и завделопроизводством – казначей старший лейтенант интендантской службы Филипп Нестеров. Архив и ротную печать у Нестерова, между прочим, приняли лишь после того, как он из собственного кармана возместил стоимость каким-то образом утерянной фуражной тары.
    Если же говорить о серьезном, то с августа 1942 г. по октябрь 1945 г. через 1-ю, 60-ю, 128-ю штрафную роту, документация которой составляет одно архивное дело, прошли 3.348 штрафников. 796 из них погибли за Родину, 1.929 получили ранения, 117 были освобождены по истечении установленного приказом срока, а 457 – досрочно. И только совсем небольшая часть, около
    1 процента, отстала на маршах, дезертировала, попала к противнику в плен, пропала без вести.
    Всего в роте в разное время служили 62 офицера. Из них 16 погибли, 17 получили ранения (трое из раненых были позднее убиты). Многие удостоились наград. Орденом Отечественной войны I степени были отмечены капитан И. Матета, старший лейтенант Л. Любченко, лейтенанты Т. Болдырев, А. Лобов, А. Макарьев; Отечественной войны II степени – старший лейтенант И. Данилин, лейтенанты А. Макарьев, И. Морозов; Красной Звезды – старший лейтенант И. Данилин, капитан И. Лев, старшие лейтенанты Л. Любченко, П. Ананьев (оперуполномоченный ОКР «Смерш» при 128-й роте), младший лейтенант И. Морозов, капитаны Р. Темиров и П. Смирнягин. Как видим, некоторые офицеры награждались орденами не раз.
    Орденов Красной Звезды, Славы III степени, медалей «За отвагу» и «За боевые заслуги» удостоились также 43 красноармейца и сержанта переменного состава. Награждали штрафников не очень щедро, но все же награждали.
    В числе тех немногих, кто вернулся в родной полк из штрафной роты с наградой, были красноармейцы Петр Земкин (или Зенкин), Виктор Рогуленко, Артем Таджуманов, Михаил Галуза, Илья Дранишев. Посмертно были удостоены орденов пулеметчик Петр Логванев, автоматчик Василий Сердюк.
    И последнее. Штрафные роты представляли собой отдельные воинские части со всеми присущими им атрибутами, обособленные войсковые хозяйства. Благодаря этому статусу все они вошли в Перечень № 33 стрелковых частей и подразделений (отдельных батальонов, рот и отрядов) действующей армии, составленный Генеральным штабом после войны. Рота, о которой речь, числится в нем многократно: как 1-я отдельная штрафная рота 57-й армии (1942 г.), как 60-я отдельная штрафная рота (1942 — 1943 гг.) и, наконец, как 128-я отдельная штрафная рота 5-й армии (1943 —1945 гг.). В действительности это была одна и та же рота. Менялись лишь номер, печать, подчиненность и полевой адрес.
    Таким вот сложился основанный на документах рассказ об одной из штрафных рот, которая мало чем отличалась от других штрафных частей, созданных в соответствии с памятным всем фронтовикам приказом наркома обороны СССР
    № 227 «Ни шагу назад!». Может, не для каждого читателя он интересен, но любому, думается, позволит мысленно сравнить прочитанное с тем, что в художественной форме ему предлагали принять на веру вызвавшие в обществе дискуссии телесериалы.



    От редакции. Печатая очерк с таким обилием имен, мы руководствовались святым девизом: никто не забыт и ничто не забыто. А еще надеждой, что кто-то найдет среди этих имен знакомое, а может, и близкое, родное. Если это случится, автор готов поделиться дополнительной информацией, которая в публикацию не вошла.
    http://old.redstar.ru/2007/04/11_04/4_08.html#top

     
    Дождевой Земляк и vadimir нравится это.
  5. Offline

    Tyngyc Фельдфебель

    Регистрация:
    26 ноя 2015
    Сообщения:
    57
    Спасибо SB:
    257
    Отзывы:
    9
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Novgorod
    Интересы:
    Военная история
    Вот так сейчас выглядит Лелявинский плацдарм о котором упоминается в книге. Как то гуляли в тех краях.
    Кошмарные места.
    IMG_3925.jpg
     
    Джуз, Баландис, Wolf09 и 2 другим нравится это.
  6. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    17.038
    Спасибо SB:
    79.362
    Отзывы:
    1.181
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    АЛЕКСАНДР БАШКИН — ГЕРОЙ ИЗ ШТРАФБАТА

    Он бежал на фронт, но был арестован по подозрению в шпионаже. Смертный приговор и штрафбат, немецкий плен и побег к своим…
    За удивительную храбрость старший сержант Александр Башкин несколько раз представлялся к главной награде страны, но получил ее лишь в 44-м.
    На этот раз закрыть глаза на заслуги бойца было уже просто невозможно — невзирая на «репутацию».

    _ - Copy 122.jpg

    Однако многочисленные подвиги не приносили бойцу ни наград, ни продвижения по службе.
    «До 44 года, до июня месяца, у меня не было ни одной медали. — рассказывал фронтовик в одном из интервью. — А на фронтах был и на Украинском, и на 2-м Белорусском».
    Его репутация была незавидной, и заслуг было удобней не замечать.

    Башкину удивительно везло, и в то же время не везло: пять раз попадал в окружение и в плен к немцам, но каждый раз ему удавалось выжить и бежать к своим; каждый раз после унизительных допросов особого отдела его снова отправляли на передовую.
    В августе 43-го его взяли в танковые войска «пушкарем», а в начале 44-го старший сержант Башкин стал наводчиком орудия 436-го отдельного истребительного противотанкового дивизиона.
    В июне 44-го защитник, наконец, получил свою первую награду — медаль «За отвагу». А всего через месяц бывшего «штрафника» наградили снова — на этот раз орденом Красной Звезды.

    Старший сержант Башкин является самым смелым и отважным в бою, — говорится в представлении к ордену. — 22.06.44 в период атаки нашей пехоты его орудие уничтожило 2 дзота, одно 37-мм орудие, три пулеметных точки, что дало возможность нашей пехоте идти вперед.

    В начале сентября 44-го Александр Башкин совершил свой главный подвиг. 3 сентября он, командир противотанкового орудия, участвовал в десанте у деревни Майдан. Нацисты отчаянно сопротивлялись и бросали на позиции подразделения новые и новые силы. К занятым защитниками рубежам двигались танки и пехота, и орудийный расчет Башкина вступил в неравный бой. Меткими выстрелами артиллеристы вывели из строя три пулеметные точки и около взвода солдат — вражеская атака захлебнулась.

    4661.jpg

    Передовой отряд продолжил путь, но наткнулся на засаду у деревни Гронды. Из рощи на защитников обрушился ураганный огонь. Башкин приказал развернуть орудие, и противотанковая пушка меткими выстрелами в считанные минуты уничтожила засаду. «Было уничтожено до 20 вражеских автоматчиков, остальные были рассеяны и не оказывали больше сопротивления. Это дало возможность без значительных потерь к 24.00 того же дня достигнуть реки Нарев», — говорится о тех событиях в представлении Башкина к очередной награде.

    На рассвете 4 сентября, подавив пулеметные точки на западном берегу реки, бойцы ударного отряда на лодках форсировали Нарев в районе польского города Ружан. Нацисты понимали, что с Наревского плацдарма советские силы могут развернуть стремительное наступление к восточным границам Германии, и при поддержке танков бросились в контратаку.

    _ - Copy 120.jpg

    Колонной шли. — вспоминал герой в одном из интервью. — Но тут уже тактика — научился: сначала стреляли в передний танк, потом в задний танк, потом посередине.
    Однако, невзирая на потери, немцы продолжали натиск. Вражеские снаряды все чаще ложились на позиции Башкина. И когда его пушка была выведена из строя, он с автоматом в руках бросился в атаку. За командиром орудия последовали и другие…
    Ровно сутки ударный отряд, не сдавая занятых позиций, сдерживал упорный натиск врага. А 5 сентября на западный берег Нарева переправились основные части советских сил.
    В ноябре 44-го года за овладение Наревским плацдармом Александру Башкину присвоили звание Героя Советского Союза.
    За годы войны он участвовал в боях на Западном, Воронежском, 1-м Украинском, Белорусских фронтах, освобождал Украину, Белоруссию, Польшу. Победу Александр Башкин встретил в Тильзите, в Восточной Пруссии, откуда и демобилизовался.
    Имя артиллериста значится в «золотом списке» Героев Советского Союза Великой Отечественной в воинском мемориале на Поклонной горе в Москве.

    bc8fd9b8754984fee663e0f6cdd883e3.jpg

    https://defendingrussia.ru/a/geroj_aleksandr_bashkin-4676/
     
    Дождевой Земляк нравится это.
  7. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    17.038
    Спасибо SB:
    79.362
    Отзывы:
    1.181
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Генерал-майор СМЕРШа ходатайствует о привлечении к ответственности офицера, не оказавшего поддержку роте штрафников в бою за тактически важную высоту и по вине которого рота понесла потери.

    111.jpg 222.jpg
     
  8. Offline

    Савелий Завсегдатай SB

    Регистрация:
    9 июл 2012
    Сообщения:
    547
    Спасибо SB:
    933
    Отзывы:
    39
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Россия
    Никогда не думал о женщинах в штрафных частях.
    Заметил такой документ.

    https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=152308824
    Список личного состава штрафного батальона с коих можно снять судимость
    15.05.1943

    1.jpg

    2.jpg

    3.jpg

    Информация в ОБД «Мемориал».

    https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=56793189
    Информация из донесения о безвозвратных потерях
    Фамилия Ворошилова
    Имя Ольга
    Отчество Евгеньевна
    Дата рождения/Возраст __.__.1922
    Место рождения г. Одесса
    Последнее место службы 8 отд. инж. аэр. бат
    Воинское звание красноармеец
    Причина выбытия дезертировал
    Дата выбытия 12.01.1943
    Название источника информации ЦАМО
    Номер фонда источника информации 58
    Номер описи источника информации 18001
    Номер дела источника информации 524

    4.jpg

    5.jpg
     
  9. Offline

    Савелий Завсегдатай SB

    Регистрация:
    9 июл 2012
    Сообщения:
    547
    Спасибо SB:
    933
    Отзывы:
    39
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Россия
    Документ о расстреле красноармейца-штрафника
    https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=52955874
    Фамилия Матыкин
    Имя Никол.
    Отчество Григорьевич
    Дата рождения/Возраст __.__.1924
    Место рождения Рязанская обл., Солотчинский р-н, д. Долгинино
    Дата и место призыва Сапожковский РВК, Рязанская обл., Сапожковский р-н
    Последнее место службы 54 А 14 оашр
    Воинское звание красноармеец
    Причина выбытия ВМН
    Дата выбытия 02.06.1943
    Название источника информации ЦАМО
    Номер фонда источника информации 58
    Номер описи источника информации 18001
    Номер дела источника информации 256

    fullimage.jpg

    https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=114248891
    Докладываю о расстреле красноармейца-штрафника 14 оашр Мотыкина Н. Г.
    14.06.1943

    00000140.jpg

    00000141.jpg

    00000142.jpg

    00000143.jpg
     
  10. Offline

    M.riker Полковникъ

    Регистрация:
    28 окт 2016
    Сообщения:
    118
    Спасибо SB:
    336
    Отзывы:
    8
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Краснодарский край
    Интересы:
    горная война
    Посмотреть вложение 521674
    Удивительный случай!
    Можно только с определённой долей фантазии предполагать, что там на самом деле имело место.
    Тем более что во всём списке из 51 человек упоминается только одна женщина - Ворошилова Ольга Евгеньевна.
    Хотя вроде бы неоднократно утверждалось, что среди штрафников женщин не было.

    Впрочем, неоднократно утверждалось также, что в штрафбаты отправлялись офицеры, а в штрафные роты - только рядовой и младший комсостав.
    Однако в реальности были и только офицерские штрафные роты (начальствующего состава).
    Вот пример - список потерь 102-й отдельной штрафной роты начсостава (именно так означено писарем, и это не единичный пример).
    Место действия - Черноморская группа войск Закавказского фронта, Туапсинское направление.
    Время действия - декабрь 1942 года.
    Указаны звания и должности - все чисто офицерские, но это, конечно, до поступления в штрафную роту.
    Ни одного рядового или сержанта нет ни в этом, ни в других списках по данной штрафной роте.
    Как же так?
    Офицеры должны же ведь вроде направляться в штрафной батальон, а тут ведь не просто рота проштрафившихся офицеров в составе штрафного батальона, а вполне ясно указываемая отдельная штрафная часть:
    Посмотреть вложение 521677
     

    Вложения:

    • 2.jpg
      2.jpg
      Размер файла:
      1,7 МБ
      Просмотров:
      11
    • 3.jpg
      3.jpg
      Размер файла:
      2,1 МБ
      Просмотров:
      5
    Последнее редактирование: 11 янв 2017
  11. Offline

    zasadas Новобранец

    Регистрация:
    21 янв 2017
    Сообщения:
    5
    Спасибо SB:
    11
    Отзывы:
    0
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Вохма
    Интересы:
    военная история,поиск
    Мне, однако, непонятен момент, что политзаключенных в штрафники не посылали. Дело в том, что моего прадеда, Кокоулина Федора Александровича, 1908 г.р., по доносу осудили в 1937 году по ст.58 к 10 годам лишения свободы, без права переписки. В 1942 году его призывает Буинский РВК Татарской АССР, 19.05.1943 года он оказывается в запасном полку полевая почта №36990-е, станция Суслонгер, откуда написал два письма- одно своей жене, второе -брату, датированное 27.07.43 года. Письма сохранились. Потом есть донесение о потерях, что убит в бою 08.09.1943 г. http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=3040469. Есть копия документа о его реабилитации от 31.11.1990 года, о том, что Постановлением президиума Верховного Суда РСФСР от 18 июля 1990 года, приговор Вологодского облсуда от 23-24 августа 1939 года в отношении его и других его земляков отменен за отсутствием в его действиях состава преступления. http://moypolk.ru/soldiers/kokoulin-fyodor-aleksandrovich.
     
    Андрей Бутерман нравится это.
  12. Offline

    Зяблик Команда форума

    Регистрация:
    21 дек 2014
    Сообщения:
    2.245
    Спасибо SB:
    6.585
    Отзывы:
    194
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    ЦАО
    Интересы:
    Поиск, автотуризм
    В массовом порядке не посылали, в любой ситуации всегда бывают исключения.
     
    Андрей Бутерман нравится это.
  13. Online

    Береза-9 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    9 июл 2011
    Сообщения:
    6.109
    Спасибо SB:
    9.063
    Отзывы:
    191
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Имя:
    Александр
    Интересы:
    Дайвинг, коп
    Прочитал статью, что Татьяна разместила.... интересно и познавательно. И чего меня дернуло проверить погибших бойцов упомянутых в этой статье по ОБД. Командир точно помнит их имена, где они воевали, где погибли и где похоронены..... а в базе их нет. Люди просто пропали, даже не без вести. Их и не было вовсе. ..." 9 октября 1942 г. в 23.00. Командир 15-й гвардейской стрелковой дивизии, в распоряжении которого находилась рота, приказал ей после артиллерийско-минометной подготовки сбить посты боевого охранения противника на высоте 146.0, левее ее – в трех окопах и выйти к пруду, на южной окраине которого располагался ангар, и там круговой обороной удерживать рубеж до подхода главных сил.
    В ротах боевые приказы отдают устно. Но свой первый приказ на бой лейтенант П. Назаревич оформил письменно. Рота делилась на три штурмовые группы… Впрочем, углубляться в тактику не станем. Отметим, что свою первую боевую задачу штрафрота решила. В том бою погибли два штрафника: командир отделения сержант
    В.С. Федякин и красноармеец Я.Т. Таночка. Смертью героя пал и командир взвода, возглавлявший штурмовую группу, нацеленную на высоту 146.0, лейтенант Николай Харин".... Или я ищу не правильно. Развейте сомнения.
     
    Андрей Бутерман нравится это.
  14. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    17.038
    Спасибо SB:
    79.362
    Отзывы:
    1.181
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Александр Васильевич Пыльцын - командир роты 8-го отдельного штрафного батальона, рассказывает о штрафбате.

     
    Остап Бендер, Atos и Шекспир нравится это.
  15. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    17.038
    Спасибо SB:
    79.362
    Отзывы:
    1.181
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Воинский мемориал в д. Монаково Новосокольнический район Псковская область

    4284753.jpg
     
  16. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    17.038
    Спасибо SB:
    79.362
    Отзывы:
    1.181
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
  17. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    17.038
    Спасибо SB:
    79.362
    Отзывы:
    1.181
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
  18. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    17.038
    Спасибо SB:
    79.362
    Отзывы:
    1.181
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Елькова Александра Васильевна - гвардии лейтенант медслужбы, бывший военфельдшер 156-й отдельной армейской штрафной роты при 214-ом гв сп 73-й гв Сталинградской стрелковой дивизии

    1.jpg
     
    Андрей Бутерман нравится это.

Поделиться этой страницей