1 МСДНО - 1 Московская стрелковая дивизия народного ополчения Ленинского района

Тема в разделе "Части и подразделения Красной Армии", создана пользователем владимир1, 16 дек 2008.

  1. владимир1
    Offline

    владимир1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 сен 2008
    Сообщения:
    6.719
    Спасибо:
    8.609
    Отзывы:
    211
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Срочно нужна помощь по данной дивизии(Москва, Ленинского района).
    Интересует все: карты, дневники, воспоминания, доклады, отчеты и прочая, прочая, прочая.
    Времени мало, инфа необходима для установления судьбы человека.
    Особенно интересуют донесения и любая литература по данной дивизии за период последней декады сентября - первой и второй октября.
    Прошу всю громаду помочь.
    С уважением.
     
  2. KATI
    Offline

    KATI Старший политрук

    Регистрация:
    11 май 2010
    Сообщения:
    337
    Спасибо:
    675
    Отзывы:
    20
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва, СССР
    Интересы:
    6 ДНО, 1941г
    Владимир1! Вы, наверное, уже знаете, но для интересующихся и чтобы тема обновилась, с сайта http://smol1941.narod.ru/

    Первая дивизия народного ополчения.

    Первая дивизия народного ополчения, как и положено - по партийному ранжиру, была сформирована в Ленинском районе Москвы. Сформировалась она 7-го июля в Московском Горном институте на Ленинском проспекте (в то время - Большой Калужской улице). В дивизию пришли добровольцы с крупнейших предприятий Ленинского района: станкостроительного завода "Красный пролетарий", станкозавода имени Серго Орджоникидзе, 2-го шарикоподшипникового завода, карбюраторного заводов, завода ЭНИМС, ГЭС №2, завода "Лифт", завода "Главполиграфмаш", 1-го таксомоторного парка, Наркомцветмета, Наркомата автотранспорта, кондитерской фабрики "Красный Октябрь" и других. Пришли преподаватели и научные работники институтов: горного, стали и сплавов, нефтяного, текстильного и ряда институтов Академии наук. Со 2-го июля командовать дивизией был назначен генерал-майор Пронин Николай Нилович (по 26 сентября 1941-го). На рассвете 9-го июля 1941 года части дивизии походным маршем прошли по улицам столицы, направляясь в район строительства оборонительных сооружений под Москвой. Позже в дивизию пришло пополнение - батальоны Сокольнического района Москвы, Орехово-Зуевского и Ленинского районов Московской области.
    В середине июля дивизия совершила переход по маршруту Медынь - Юхнов - Спас-Деменск. После формирования Резервного фронта 30 июля, дивизия вошла в состав 33-й армии. В дивизию первоначально входили 2-й и 3-й стрелковые полки, 1-й запасной стрелковый полк, транспортная рота, 45-мм отдельный артиллерийский дивизион, 76-мм отдельный артиллерийский дивизион, 152-мм отдельный артиллерийский дивизион, отдельная самокатная разведывательная рота, саперная рота, орс, медсанбат, автотракторная рота, взвод ОО НКВД.
    11-го августа дивизия была переформирована по штатам стрелковой дивизии МО и ее состав стал следующим: 1281-й, 1283-й, 1285-й стрелковые полки, 969-й артиллерийский полк, 71-й отдельный истребительный противотанковый дивизион, 468-я разведывательная рота, 696-й саперный батальон, 857-й обс, 491-й медсанбат, 330-я орхз, 327-я автотракторная рота, 260-я пхп, 108-й двл, 968-я почтово-полевая служба, 27-я пкг.
    15 августа 1941 г. дивизия была зачислена в состав действующей армии в качестве кадровой 60-й стрелковой дивизии. 26-го августа один из стрелковых полков дивизии, а именно 1283-й, был направлен в 24-ю армию на реку Десна, на смену 100-й стрелковой дивизии, выведенной после Ельненской битвы в резерв. Остальные части остались во втором эшелоне под Спас-Деменском (1281 сп, 1285 сп). Дивизия, со своим штабом в Мышково прикрывала штаб 43-й армии в Любуне. 1283-му полку дивизии пришлось встретить "Тайфун" одним из первых, уже 2-го октября. Судьба его неизвестна.

    2-го октября немцы атаковали 43-ю армию перешли Десну и развивали наступление по Варшавскому шоссе. Севернее шоссе два полка (1281-й и 1285-й) 60-й дивизии пока пребывали в относительном покое. На их левом фланге находилась 17-я дивизия (17 дно). На нее и пришелся основной удар наступавших вдоль Варшавского шоссе двух пехотных и четырех танковых дивизий. 4-го октября связь между дивизиями была прервана. К этому времени штаб 43-й армии из Любуни отошел по направлении к Вязьме, а 17-я дивизия была уже в окружении. Около 23-х часов связь между 60-й и 17-й стрелковыми дивизиями восстановилась. Командир 60-й дивизии генерал-майор Л. И. Котельников и командир 17-й дивизии полковник Козлов П.С. договорились выходить из окружения совместно двумя дивизиями в обход Спас-Деменска с севера-востока. Однако немецкие танки перекрыли связь между дивизиями.
    В 2 часа ночи 5-го октября основные силы 60-й дивизии во главе с генералом Котельниковым, теперь изолированные от 17-й сд, начали отход, скрытно оторвавшись от противника. 60-я дивизия выступила тремя колоннами по трем дорогам. Главные силы двигались в центре, в голове колонны шел 1281-й полк. В эту колонну влилось также несколько подразделений 1314-го полка 17-й сд. В полнейшей темноте по полевым и лесным дорогам подразделения двигались в направлении Вязьмы. Первый день марша прошел спокойно. Западнее Всходы была встречена колона артиллерии на гусеничной тяге. От ее командира стало известно, что Всходы были заняты немцами. Обходных путей не было. Боеприпасы у артиллеристов кончились, горючее в тракторах было на исходе. Генерал Котельников решил предпринять ночную атаку. Последние залпы артиллеристов! Рев тракторов! Атака гранатами! Спавшие немцы, в подштанниках, бежали в лес. На захваченных немецких машинах повезли дальше раненых. Утром опять вышли на обороняемый рубеж немцев. Попытка прорваться с хода не удалась. Во время ночной атаки погиб генерал Котельников Л. И. Прорваться удалось только отдельным группам. На исходные позиции отошли 5000 человек. В ночной атаке на 7-е, уже под командованием начальника штаба полковника Воробьева Я.С., немцы были захвачены врасплох. Прорыв состоялся. Но бойцы оказались, теперь, в составе окруженной под Вязьмой общей группировки войск. Дальнейший выход из окружения остатков дивизии происходил группами. Отдельные подразделения 60-й стрелковой дивизии, непрерывно ведя тяжелые бои, снова и снова попадая в окружение и вырываясь из него, отходили в направлении Вязьмы и Малоярославца. В ночь на 7-е октября вышли из окружения в район Ермолино — Русиново тыловые части и отдельные строевые подразделения дивизии. Днем в Тарутино полностью вышел медико-санитарный батальон, который и при отходе продолжал принимать раненых и оказывать им медицинскую помощь. Командир медсанбата военврач 3-го ранга Н.Н. Хвостов объединил многих потерявших свои части бойцов, командиров и автотранспорт. Благодаря его энергии и распорядительности медсанбат вывез более 300 тяжелораненых. Тарутино стало сборным пунктом 60-й дивизии. Каждый день сюда прибывали разрозненные отряды дивизии. 8-го октября в Тарутино прибыли вновь назначенные командир дивизии полковник Калинин.
     
  3. bumer823
    Offline

    bumer823 Новобранец

    Регистрация:
    16 июл 2011
    Сообщения:
    4
    Спасибо:
    0
    Отзывы:
    0
    Из:
    зеленоград
    С уважением.добрый день, интересует почти тоже самое-именно последние дни перед пленом прадеда служившего в 969 артполку и взятого в плен 6.10.1941. где етот полк попал в плен итд? можете помочь?
     
  4. Юлиа
    Offline

    Юлиа Команда форума

    Регистрация:
    11 сен 2009
    Сообщения:
    4.890
    Спасибо:
    7.571
    Отзывы:
    193
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    Краеведение, генеалогия
    Запоздало, конечно. Владимир тему еще в 2008 году открыл, но информация попалась только в 2011...
    Воспоминания Кляшторина Бориса Марковича - бойца 1-ой роты 1 полка 1 Ленинской дивизии народного ополчения гор.Москвы
    Кляшторин Борис.jpg
    Они заслужили себе память
    По велению совести и призыву коммунистической партии мне довелось быть участником Великой Отечественной войны с первых дней ее возникновения. Участие по времени было очень коротким, но по событиям, произошедшим в этот отрезок времени, настолько насыщён, что пройдут века, а люди будут без нас о них говорить, писать, изучать.
    Служил я солдатом 1-ой роты 1 полка 1 Ленинской дивизии народного ополчения гор.Москвы, в последствии получившей №60 дивизии. В народное ополчение уходил я с большой группой товарищей из государственного Исторического музея. По национальности, возрасту, образованию, состоянию здоровья люди были различны. Но волна народного гнева, охватившая нашу страну после внезапного нападения гитлеровской Германии без (неразборчиво) захлестнула нас все с одинаковой силой.
    После получения некоторых наставлений из военной теории и практики наша часть была отправлена в Спас-Деменский район. После прорыва фронта немцами в районе дер. К… (неразборчиво, возм. Карповка), рота на некоторое время осталась прикрывать отход соединений полка на север. Когда миновала необходимость прикрытия, она последней оставила рубежи обороны и была отведена в леса к верховьям реки Угры. Марш роты закончился в глуши, на лесной дороге, после прохождения населенных пунктов Высокое, Буда Большая, Буда Малая, упоминалась и деревня Баскаково. Командование маршем осуществлял мл. кр. роты ст. лейтенант тов. Загудыев и политрук тов. Кляшторин Б.М.
    Лес был насыщен разнородными подразделениями войск, что стало понятным, когда начались ежедневные, безнаказанные бомбежки его с воздуха. Отголосок бомбежек доносился со всех сторон и расстояний. Только по ночам наступала тишина и возможность людям физического отдыха. Со стороны юга, в местах оставленных нами несколько дней ому назад, горел небосвод от возникших на земле пожарищ. Жители лесных деревень стали свидетелями страшнейших злодеяний фашизма. Некоторые деревни исчезли в дни войны навечно, как и отдельные свидетели содеянных злодеяний гитлеровской армией на нашей земле. История не может не запечатлеть следы всех явлений злодейства, совершаемого фашистами. Погибшие жертвы и места их гибели должны быть изучены, описаны историей, а поколениями живых людей запоминаемы и чтимы, как святыня. Они должны быть чтимы одинаково и тогда, когда эти жертвы неизвестны поименно, но места их гибели известны. Как пример я беру один эпизод из практики Великой Отечественной войны и одну деревню Вититнево Всходского района Смоленской области. Эта деревня теперь не существует. Наш отряд, пошедший на деревню Вититнево в атаку, чтобы прорвать окружение, имел в своем составе не менее 400-500 человек, построенных по ширине луга в три цепи. Первая и вторая цепи на моих глазах были скошены, как только поднялись по сигналу с земли. Они успели сделать 3-5 шагов в сторону деревни и огласить лес двух-трехкратным криком «Ура!».
    В третьей цепи поражены были частично. Вооружен отряд бы только винтовками старого образца, у некоторых бойцов были ручные гранаты. Не было у нас танков, минометов, пулеметов, орудий. Гарнизон противника обладал всеми видами оружия в огромном количестве. Картина самого боя и результат его исхода неопровержимо подтверждает это. Противник потерь не имел.
    Мощность трассирующего огня можно представить себе, как ползущую стену по ширине всего луга. Раненные бойцы в цепях, не показывавшие признаки жизни, добивались персонально огнем формы сильной струи. Получив ожог головы, рикошет пулей, а в связи с этим и потерю сознания на какое-то время, очнулся я, когда услышал шорох за кустом у дороги. С правой стороны. По придорожной канаве выползал окровавленный боец. Оказал ему помощь путем перевязки руки выше локтя (у него была оторвана кисть руки), чтобы замедлить кровотечение. Оба мы с ним по придорожной канаве отползли в лес, из которого вышли в полночь.
    Я посетил эти места через 25 лет. Луга не узнал, могилы погибших не нашел. Записал сведения от бывшего школьника из дер. Вититнево тов. Губанова, что требует уточнения от людей по возрасту более старших Губанова.
    Ко дню юбилея Победы над фашизмом хочется просить товарищей из РК КПСС и РиКа изыскать способы, возможные силам района, как-то отметить место гибели нашего отряда и могилу без вести погибших товарищей, пытавшихся вырваться из немецкого окружения в ночь на 16-ое октября 1941 года под д.Вититнево.
    Всенародный девиз «Никто не забыт, ничто не забыто» будет жить над ними и люди пойдут к ним путь, чтобы поклониться им.
    Когда я с раненным товарищем оказался на опушке леса, то нашел из своей роты старшину т.Лихачева, бойца Редзинского, младшего лейтананта к-ра отделения (фамилию не запомнил), который провел короткое совещание и поставил задачу:
    а) в плен к немцам не сдаваться
    б) стремиться к воссоединению со своими войсками
    в) влиться в партизанские отряды и организовать их
    г) действовать каждому самостоятельно
    Я приступил немедленно к выполнению задачи, данной командиром отделения – путь избрал на север.
     
  5. Юлиа
    Offline

    Юлиа Команда форума

    Регистрация:
    11 сен 2009
    Сообщения:
    4.890
    Спасибо:
    7.571
    Отзывы:
    193
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    Краеведение, генеалогия
    Выписки из фронтовых писем т. Б.М.Кляшторина.
    Август 1941г.
    "Родная, чувствую я себя прекрасно. В настоящее время я назначен политруком 1-ой роты того же полка, где я был раньше. Был я во втором батальоне пулеметчиком в пульроте а оказался политруком 1-й роты 1- го батальона. Народу гораздо больше. Народ хороший. Встретил среди бойцов 2-х т.т.,
    которых хорошо знаешь по Москве Командир роты с которым я больше всех соприкасаюсь партиец, почти одного возраста со мною, участник финской кампании, хороший товарищ. Работа, сама должна понимать какая - формировать идеологию, быть во всем на высоте положения. Сейчас я в процессе ознакомления с людьми, вхожу в работу. Много, много замечательных людей"


    10 августа 1941г.
    "..... Я себя чувствую очень хорошо. Опять попал на партработу. Секретарем парторганизации пульроты. .. Вероятно в ближайшее время встретимся, или как говорят на военном языке войдем в соприкосновение с противником. Пока ведем подготовительные работы и учебу."
    3 сентября 1941г.
    "Меня на днях перевели в другую соседнюю роту того же полка политруком. Работа и ряд обстоятельств изменились. Оторвали меня от пулемета с которым я основательно сроднился и все думал, как он будет вести себя в бою и как будет слушать меня"
    27 августа 1941г.
    ".....а драться, видимо, придется еще сними порядочно.

    Силен враг хоть и выдыхается. Что же тебе писать, родная, о себе. Пулеметчик я прежде всего . Думаю и делаю все, чтобы самому мне и моим товарищам быть лучшими бойцами пулеметчиками, чем мы есть сейчас. Называюсь я наводчик или первый номер. Ручки пулемета или затыльник крепко держу и твердо буду держать в минуту если придется бить сволочей, пытающихся разрушить все дорогое, родное, что нас окружает детей семью, родину. С первых дней прихода в пулеметную роту я стал неплохим бойцом, а затем попал в отличники. На стрельбищах попадаю в точку. Пулемет собираю и разбираю как требуется. Время проходит в учебе, работе по укреплению своей огневой точки и парт и политработе. Меня избрали секретарем ротной парторганизации. На днях назначили кроме всего зам.политрука роты. Работать приходится много от 4-30 и до 10, почти по 18-20часов. Частенько дежурства у пулемета.
    В общем мы готовимся к грядущим боям и все сводится к тому, что бы быстрее поражать врага, в минимальное время наводить оружие и качественнее пускать его в дело

    ..... Люди кругом в роте попались замечательные. Вчера 9 человек принимали на ротном собрании в партию, 4-м из них я дал рекомендации, имею еще 7 заявлений. Политрук с которым больше всего приходится мне работать, который мною руководит человек весьма зрелый, квалифицированный, грамотный, толковый, в роли наставника крепок. Он старше меня лет на 8. У него можно поучиться. Участник гражданской во войны в прошлом. Живем, учимся, работаем с одной мыслью, что бы вложить свою лепту в священное дело по уничтожению фашистских волков.

    18 сентября 1941г.

    " Сейчас я в числе ряда политруков полка прохожу 8-мидневный семинар. Занимаемся, образовываемся, пока есть возможность....

    Сентябрь 1941г.

    "Чувствую я себя отлично. Кругом народ хороший. Командир роты член партии был на финском фронте. Очень спокойный на редкость выдержанный недавно окончил текстильный Институт. Тут же в землянке проживаю связные - быв. преподаватели хим.фака МТИ.

    Все с любовью изучают различные специальности и виды оружия. Мне огромную услугу оказывает мое пребывание в пулеметной рота в продолжении 2-х месяцев пулеметчиком. Да и партийная работа в прежнем подразделении была поставлена неплохо, даже додумались в армейской газете прописать. На днях на одном из семинаров для политруков была прочтена лекций одним работником дивизии быв. преподавателем МТИ Григорьевым. Лекция на тему "Воспитание в бойцах мужества, самоотверженность и презрение к смерти" Знаешь, так чудесно был преподнесен доклад, с такой глубиной и простотой философского обоснования и насыщения литературными образами, что мне и всем другим не хотелось примириться, что 2-хчасовой доклад уже окончен. И все это в хатенке сплошь переполненной квалифицированными политработниками. Как жадно слушали. В общем живем мы все одной мыслью в первом же бою быть на высоте требований к нам как гражданам, отстаивающим свою самостоятельность. Политзанятия с бойцами проникнуты мыслью использовать имеющееся время для лучшего овладения приемами, оружием, выработки стойкости. Процесс большой, ответственный а командному составу надо работать, чтобы коллектив был единым боеспособным цементированным в бою. Ждем и в ожидании работаем, читаем, пишем письма"
     
  6. Юлиа
    Offline

    Юлиа Команда форума

    Регистрация:
    11 сен 2009
    Сообщения:
    4.890
    Спасибо:
    7.571
    Отзывы:
    193
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    Краеведение, генеалогия
    О судьбе бойцов 1 роты 1 полка 1 Ленинской дивизии народного ополчения гор.Москвы в октябре 1941г.

    Воспоминание о бывшем сражении в октябре 1941-го года в деревне Вититнево Всходского района Смоленской области с немецкими оккупантами (записано в 1975г.)
    14 октября 1941 года, мы, школьники возвращались домой из школы, которая находилась от нашей деревни в 5 километрах, т.е. за Невеселью.
    Осень в 1941 году была прекрасная, вся детвора была захвачеа одними радостями за прошедший день, хотя все мы знали, что идет война и что многие отцы и старшие братья ушли на фронти воюют с немцами. Даже орудийные раскаты уже слышались отчетливо, но мы не могли представить, что война принесет нам столько страданий в жизни.
    Когда мы вышли за деревню Невесель и подошли к лесу, то услышали гул самолетов. В то время увидеть низко летящий самолет было диковинно. Мы все побежали навстречу летящему самолету, и как мы все были огорчены увидев вместо звездочек на крыльях кресты. Нас сразу охватила тревога, мы все испугались и побежали быстро домой.
    Самолет дважды пролетал над нами, но ни одного выстрела по нам не сделав, улетел.
    Когда мы подошли к Кузьмину, то услышали страшный нарастающий гул моторов и скоро навстречу появились наши автомашины, полные солдат, которые были все в пыли. Мы были довольны, что встретили наших солдат со звездочками на пилотках.
    Когда пришли домой, то в нашей деревне было столько солдат, что мы, школьники, были удивлены, что столько много солдат. Наши войска шли почти вею ночь, только часов в пять утра наших солдат не стало.
    Проходя, последние солдаты говорили, что утром ждите немцев со стороны Баскаково, но оказалось все наоборот, немцы появились не со стороны, откуда наши войска отступали, а с другой стороны, т.е. от Всход, т/с с Коратыново и с Большой.
    Первыми в деревню приехали мотоциклисты, а затем, громыхая гусеницами, появились немецкие танки, их было много. Вся деревня была занята ими. Это было часов 10 утра 15 октября 1941 года.
    Жители деревни стали прятаться в окопы, вырытые заранее, но немцы всех выгоняли и загоняли в дома по 5-6 семей и приказали, чтобы ни один человек не выходил из домов, иначе как они говорили будет "капут".
    Так немцы бесчинствовали целый день. Заходили в хаты, забирали все, что было вкусно: яйца, сметану, молоко, сало, одним словом, все, что хотели. Все это жарили и варили на кострах на улице и так до самого вечера.
    По рассказу пожилых людей говорили, что в 16 или в 16-30 вышли 3 офицера из под Баскаково, т.е. из леса и пришли в деревню к немцам и пробыли 2-2,5 часа и снова направились в сторону Баскаково. Была это наша разведка или переодетые немцы, никто этого не знает, ясно одно, что немцы по ним не стреляли.
    Когда совсем стало темно, это было часов в 11 вечера, мы стали очевидцами страшного боя. Поднялась страшная стрельба из пулеметов и винтовочные выстрелы.
    Потом послышалось громкое раскатистое: "Ура! Ура!".
    Бой продолжался часа два-три, а потом так будто все утихло, только кое-где одиночные или короткие очереди из винтовок и автоматов.
    Когда рано утром на улице стало немного светать и мы посмотрели в окно, потому что около дверей стали часовые: немцы боялись, что кто-нибудь сообщит нашим, что немцев в деревне очень много и все танки, мы увидали на поле за озером, ходили немцы и пристреливали видно еще живых наших солдат, и даже обливали бензином и поджигали. Таких было человек семь, которые были сожжены живыми, потому что мы видели, как они ворочались.
    Когда все немцы проверяли поля боя, согнали всех людей на улицу и приказали убирать трупы погибших солдат. Все старики и все кто мог убирали погибших солдат, а погибших было очень много, человек 200-300, потому что полных две цепи, как шли в атаку, так и все погибли, как в штыковом бою.
    Всех солдат возили в одну большую могилу около озера.
    По моим воспоминаниям, да и по рассказам людей за вреда боя из немцев погиб один немецкий офицер-танкист, которого они потом куда-то увезли. Из гражданского населения погиб мой дедушка Губанов Федор Романович, которого застрелили 15 октября, потому что он был похож на еврея. Немцы убили его и закопали в окопе. Его нашла его же корова, спустя две недели в окопе за деревней.
    Немцы были в нашем селе три дня, а потом уехали во Всходы и у нас в деревне немцев не было. По рассказу оставшихся в живых бойцов, говорили, что в эту страшную октябрьскую ночь было совершено предательство. Говорили, что по данным нашей разведки в деревне находится два танка и 15 солдат. Вот поэтому наши войска пошли в атаку, да при том как говорили в штыковую. Да это было потом ясно всем, даже нам, мало смыслящим в боевом деле.
    Ведь в лесу стояли два гаубицы и не одна из них не сделала ни одного выстрела, а был бы сделан хоть один выстрел, в деревне было бы что-то ужасное, потому что немецкие танки стояли так плотно друг к другу, что они не смогли вывести погорели бы половину.
    В болотах, т.е. на Бездоне погибло много нашей кавалерии, видно, тоже не точные данные о маршрута следования бойцов.
    Оставшиеся в живых бойцы организовали партизанский отряд под командованием Белова .
    В нашу деревню приезжали карательные отряды. Выгоняли всех старых и малых, ставили под пулеметы и спрашивали, бывают ли в деревне партизаны.
    Но народ был очень дружный и никто не выдавал, несмотря на то, что сами партизаны стояли вместе со всеми бывало по 5-6 человек, которые приезжали за орудием и питанием. Немцы наезжали редко, видно боялись партизан.
    По расспросам старших, так как я уехал в Москву в 1951 году, а потом армия, говорили, что могилу раскапывали по поручению райвоенкомате. Это было в 1956-58году, но бесполезно, все уже погнило, потому что прошло много времени.
    Немцам было известно, что будет бой, так как они все свои танки поставили около озера, ожидая наше наступление со стороны Баскаково, да ведь они подняли над полем боя осветительные ракеты, так что наши бойцы были видны на расстояние 300 метров и поэтому били из пулеметов почти как днем и подпустили близко.
     

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)