1812: Сражение за Смоленск

Тема в разделе "Наполеоновские войны 1799 - 1815", создана пользователем Кузьмич, 25 июл 2008.

  1. Абр
    Offline

    Абр Завсегдатай SB

    Регистрация:
    9 янв 2009
    Сообщения:
    152
    Спасибо:
    27
    Отзывы:
    1
    Из:
    Smolensk
    Нашел еще такую инфу:


    Смоленское сражение
    К началу сражения у Смоленска 1-я и 2-я русские армии имели около 130 000 против почти 200 000. Противник, находясь в более выгодных условиях, угрожал нашей армии обходом как с севера, так и с юга. Под давлением общественного мнения Барклай-де-Толли решает дать французам бой на дальних подступах к Смоленску и отдает распоряжение армиям двигаться к Рудне. Однако опасность обхода вынудила его отказаться от наступления и отойти к Смоленску. Для обороны Смоленска русские могли использовать не более 76 000, тогда как Наполеон сосредоточил у Смоленска 180 000 человек. Героическое сопротивление корпуса Раевского, имевшего всего 28 батальонов, обеспечило отход 1-й и 2-й русским армиям.
    12. Рапорт князя Багратиона военному министру генералу БАРКЛАЮ-ДЕ-ТОЛЛИ
    22 июля 1812 г., из Смоленска" № 394
    ("Отечественная война 1812 г.". Материалы военно-ученого архива, Спб" 1910, т. XIV, стр. 199)
    Наконец соединением обеих армий совершили мы желание России и достигли предназначенной нам государем императором цели. Собрав столь знатное количество отборных войск, получили мы над неприятелем ту поверхность, которую имел он над разделенными нашими армиями; наше дело пользоваться сей минутой и с превосходными силами напасть на центр его и разбить его войска в то время, когда он, быв рассеян форсированными маршами и отделен ото всех своих способов, не успел еще собраться, идти на него теперь; полагаю я идти почти наверное. Вся армия и вся Россия сего требуют, и так, приняв все ремеслу нашему сродные предосторожности, я покорнейше прошу ваше высокопревосходительство, невзирая на пустые движения неприятеля, идти решительно на центр, где мы найдем, конечно, самые большие его силы, но зато ударом сим разрешим судьбу нашу, которая частыми движениями на левый и правый его фланг тем менее может быть разрешена, что он после неудачи имеет всегда пункт, куда собрать рассеянныя свои войска. Представляя вашему высокопревосходительству распорядиться всем для лучшего успеха, я сам берусь, ежели вам угодно идти на неприятеля, имея армию, вам вверенную в подкрепление, но во всяком случае нужно скоро решиться, тем более, что недостаток в продовольствии не позволяет нам здесь долго оставаться и долговременная с нашей стороны остановка даст время неприятелю, собравшись, выступить противу нас в превосходных силах.
    Генерал от инфантерии князь Багратион.

    Проводы ополченца
    13. Краткий военный журнал движений 1-й Западной армии от укрепленного лагеря при Дриссе до города Смоленска и продолжение книги после соединения 2-й армии с 1-ю
    Составил генерал-квартирмейстер полковник Толь в 1812 г.
    ("Отечественная война 1812 г.". Материалы военно-ученого архива, Спб., 1911, т. XV, стр. 14-21)
    Июля 20. Все корпуса 1-й армии соединились при городе Смоленске, расположась лагерем по правому берегу Днепра, по Пореченской и Рудненской дорогам. Арриергард графа Палена при Холме, имел посты свои при Поречьи. В Рудне арриергард генерал-майора Шевича. При городе Смоленске присоединились к армии: восемь запасных батальонов, шесть запасных эскадронов и несколько рот артиллерии, прибывшие из Рославля и Дорогобужа и состоявшие в команде генерал-адъютанта Винценгероде, который, сдав оные в полки, получил повеление с четырьмя казачьими полками и одним драгунским полком действовать в левом фланге неприятеля и делать поиски не только по правому берегу Двины до самого города Витебска, но и всячески стараться прикрыть дорогу из Витебска на Великие Луки от набегов неприятеля.
    Июля 22. 2-я Западная армия присоединилась к 1-й и расположилась лагерем по левому берегу Днепра, при самом городе Смоленске, отделя 23-го числа 5-тысячный корпус под командою генерал-майора Неверовского по большой дороге к городу Красному. Главная квартира обеих армий в Смоленске...
    Когда 2-я Западная армия переправилась через город Мстиславль к городу Смоленску на соединение с 1-ю армиею, тогда генерал от кавалерии Платов, со всеми казачьими полками и отрядом генерал-майора Дорохова, из Изюмского гусарского и 1-го и 33-го егерского полков состоявшего, прикрывая марш 2-й армии и наблюдая за неприятелем, на правом берегу Днепра находившимся, шел через Чаусы, Горки на Дубровну. По соединении же обеих армий, переправясь через Днепр, растянулся постами от деревни Дубровны через деревню Иньково к Поречью.
    Июля 26. Соединенные армии сделали наступательное движение тремя колоннами в направлении к местечку Рудне, дабы разбить по частям неприятеля, расположившегося следующим образом: вице-король Италианский с 4-м корпусом - в Сураже, занимая отрядами Велиж, Поречье и Усвят. Маршал Ней с 3-м корпусом - при Лиозне. Маршал Давуст с 1-м корпусом - при Орше и Шклове. Князь Понятовский с 5-м корпусом - в Могилеве. Император Наполеон с гвар-диею - в Витебске. Король Неаполитанский с 1-м, 2-м и 3-м кавалерийскими корпусами - в Рудне. 4-й кавалерийский корпус и одна польская пехотная дивизия под командою Латур-Мобура - перед Бобруйском и Мозырем. Марш наших колонн был в следующем порядке: 2-й, 3-й и 4-й корпуса и 1-й и 2-й кавалерийский шли через Жуково к селу Ковалевскому, 6-й и 5-й корпуса и 3-й кавалерийский через Шаломец к Приказу Выдре. Вся 2-я армия, перейдя на правый ,берег Днепра, следовала на село Катан. Генерал-майор Неверовский - при городе Красном. Главная квартира в Приказе Выдре. Генерал-майор Тучков 4-й - при Каспле с отрядом, из пехоты, кавалерии и артиллерии состоящим.
    Июля 27. Войсковой атаман Платов с шестью казачьими полками успел разбить при деревне Молевом Болоте авангард короля Неаполитанского, под командою генерала Себастиани, из 6 000 человек кавалерии и некоторой части пехоты состоявшего, взяв в плен одного полковника, многих штаб- и обер-офицеров и до 800 нижних чинов. Главнокомандующий генерал от инфантерии Барклай-де-Толли, получа неосновательные известия о нахождении сильного неприятеля в городе Поречье, приказал армиям сделать отступное движение следующим образом: 2-й и 4-й пехотные и 1-й кавалерийский корпуса выступили обратно к Лаврову. 5-й корпус на Пореченскую дорогу к селу Стабно, а армия князя Багратиона к селу Надве. 3-й и 6-й корпуса и 2-й и 3-й кавалерийские к Приказу Выдре, где и главная квартира в сей день осталась. Авангард Платова остался при Молевом Болоте...
    Августа 4. 7-й корпус Раевскаго, переправясь через Днепр при Смоленске и соединясь, как выше сказано, с отрядом Неверовского, заняли Смоленск и приготовились к обороне. В сей день французы, штурмовав авангардом своим королевский бастион, были отбиты с большим уроном. Вся 1-я армия, сделав форсированный марш, к 5 часам пополудни прибыла к Смоленску, расположась на правом берегу Днепра лагерем. Вторая армия присоединилась к первой. В сей день вся армия Наполеона в 225 000 подошла к Смоленску. К вечеру неприятель сделал несколько атак на город, но был повсюду отбит отрядом генерал-майора Неверовскаго и 7-м корпусом генерал-лейтенанта Раевскаго.
    Августа 5. До рассвета 6-й корпус генерала от инфантерии Дохтурова и 3-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Коновницына сменили 7-й корпус, последовавший за 2-ю армиею и выступивший по Дорогобужской дороге. Часть иррегулярных войск сей армии послана была к Ельне и Рославлю для наблюдения за неприятелем. Генерал-лейтенант князь Горчаков 2-й, получив начальство над арриергардом 2-й армии, остановился с оным в 8 верстах от Смоленска. В 8 часов пополуночи 6-й корпус сделал вылазку из крепости и сбил неприятеля на всех пунктах, поблизости города ночевавшего. Неприятель, усиля свои передовые войска, возобновил атаку, но, встречен будучи из артиллерии и в штыки войсками нашими, принужден был отступить почти на пушечный выстрел. Стрелки с обеих сторон сражались не приставая до 2 часов пополудни. В течение сего времени 1-я армия, расположенная на правом берегу, устроила сильные батареи, дабы фланговым огнем воспретить штурм на крепость. Около 4 часов неприятель со своей стороны открыл огонь более как из 500 орудий и повел атаку на все части крепости, обратя однакож главнейшие силы на Малаховские ворота, которыми было завладел, но личный пример генералов Дохтурова, Коновницына и принца Евгения Виртембергскаго ободрил до такой степени солдат наших, которые, ударя в штыки, опрокинули, смяли неприятеля и по телам его продолжали поражать бегущего... o
    Между тем бомбардированный Смоленск, зажженный во всех местах, представлял ужасную массу огня, так что заряды опасно было доставлять к батареям. Не взирая на то, город удержан был до самой полуночи. Потери с нашей стороны убитыми и ранеными простирались до 6 000 человек. Главную потерю понесли мы от того, что сражались вне крепости. В час пополуночи, по повелению главнокомандующего, 6-й корпус и 3-я дивизия, равно и некоторые полки 2-го корпуса, посланные во время сражения на подкрепление, должны были перейти на правый берег Днепра и занять егерями форштат, на оной стороне лежащий. Мост на Днепре был нашими истреблен...
    Августа 15. Все войска 1-й армии соединились при городе Вязьме; 2-я армия расположилась при деревне Быкове. Главная часть арриергарда отступила к селу Беломирскому, на левый берег речки Осьмы, заняв, однако, кустарник, на правом берегу лежащий, 1-м егерским полком. Когда казаки навели неприятеля на позицию, арриергардом занимаемую, тогда был он встречен егерями 1-го полка, которые, однако, должны были уступить превосходству сил его и перейти в брод речку Осьму. А как высоты левого берега сей реки были заняты нашею артиллериею, то неприятель, пользуясь обширностью местоположения, слабым нашим арриергардом занимаемого, остановил атаку на фронт, а стал обходить левое крыло арриергарда. Вся наша кавалерия, посланная в подкрепление оного, неоднократно отражала, соединенно с егерями, все покушения неприятеля, который сражался жестоко, переходил два раза в брод реку Осьму, но всегда с большою потерею был опрокидываем нашею кавалериею обратно на левый берег сей реки. Прибывающие к нему новые силы побудили, наконец, генерала Платова в 7 часов пополудни приказать генерал-майору Розену начать мало-помалу отступать к Семлеву, что и исполнено в совершенном порядке. В сей день все войска арриергарда и 32 орудия артиллерии находились в действии. Передовые казачьи посты ночевали на месте сражения.
    Добавлено: [mergetime]1232393440[/mergetime]
    4. Освещение военных действий 1-й Армии
    по журналу Барклая-де-Толли
    ("Отечественная война 1812 г.". Материалы военно-ученого архива, Спб., 1911, т. XVIII, стр. 173-176)
    19-го числа 5-й и 6-й корпуса прибыли в Смоленск по Рудненской дороге, прочие войска 1-й армии прибыли 21-го и стали лагерем на правом берегу Днепра.
    20-го числа ген. Платов прибыл с легкими войсками в окрестности Инокова и вошел в сообщение с армиею.
    23-го числа 2-я армия пришла к Смоленску и заняла позицию на Левом берегу Днепра, заграждая дорогу из Красного в Смоленск...
    Никогда расчеты Наполеона не были столь совершенно предупреждены, но никогда также главнокомандующий какой-либо армии не находился в столь неприятнейшем положении, как я в сие время. Два главнокомандующие двух соединенных армий равно зависели от в. и. в. и равно уполномочены были властию, принадлежащею сему званию, каждый имел право непосредственно доносить в. в. и располагать вверенною армиею по своему мнению. Я имел особенное право в качестве военного министра объявлять высочайшую волю в. и. в., но в делах столь важных, в делах, от коих зависела участь всей России, я не дерзал употребить сего права без высочайшего соизволения.
    Итак, для приведения соединенных армий к действиям, по возможности согласным и стремящимся к одной цели, мне надлежало бы употребить сии права, дабы установить между мною и князем всевозможное единогласие, ибо из предыдущей нашей переписки о немедленности действий произошло уже некоторое неудовольствие,
    Я должен был льстить его самолюбию и уступать ему в разных случаях против собственного своего удостоверения, дабы произвести с большим успехом важнейшие предприятия, словом, мне следовало исполнять обязанность, для меня непонятную и совершенно противную характеру и чувствам моим. Несмотря на то, думал я, что в полной мере достиг своей цели. Но последствия удостоверили меня в противном, ибо дух происков и пристрастия скоро открылся. Обидные суждения и неблагоприятные слухи, с намерением распространяемые в Петербурге, восприяли свое начало при соединении обеих армий. В сие самое время е. и. в. великий князь Константин Павлович возвратился в армию из Москвы. Ко всему оному должно еще присовокупить особ, принадлежащих к главной квартире в. и. в. Для начертания вам, в. в., слабого изображения всего происходившего в то время, упомяну только о некоторых главных лицах, находившихся в Смоленской главной квартире, из коих каждое в особенности побуждаемо было к осуждению всего. Герцог Виртембергский, ген. Бенигсен, Корсаков, Армфельд имели между адъютантами в. в. и в обеих армиях приверженцев, распространяющих все, что доходило до их сведения. Я скажу более, сам начальник главного штаба моего, человек с достоинствами, но ложный интригант, единственно из лести к некоторым вышесказанным особам, к его имп. высочеству и кн. Багратиону совершенно согласовался с общим поведением. Что же до меня в особенности, я и канцелярии мои были беспрестанно утомляемы людьми, преданными сим лицемерам, алчущими узнать предполагаемые предприятия.
    Вскоре по исторжении ими какого-либо сведения, по их мнению нового, сообщали они себе вымышленные рассказы, иногда всенародно на улице, следовательно, ни мало не удивительно, что неприятель был обо всем извещен. Для прекращения, некоторым образом, сего неудобства употреблял я все, что от меня зависело, я удалил особ, поспешающих все разведывать и распространять, и именно некоторых адъютантов в. и. в.: кн. Любомирского, графа Браницкого, Влодека и многих других. Чрез сие, без сомнения, не доставил я себе друзей между ближними, окружающими в. и. в. Я желал бы также иметь право отправлять некоторых особ высшего звания.
    По полученным сведениям, неприятельская армия была расположена следующим образом: вице-король Итальянский - между Суражем и Поречьем с 4-м корпусом и 1-м резервным кавалерийским. Сураж и Велиж были заняты неприятелем. Король Неаполитанский стоял между Руднею и Лешною со 2-м рез. кавалерийским корпусом, а позади его в подкрепление маршал Ней с 3-м корпусом; вправе от Рудни, между Березиной и Днепром, находился генерал Монбрюн с 3-м-рез. кавалерийским корпусом, а позади оного, между Любович и Дубровной, - маршал Даву с целым 1-м корпусом; утверждали, что сам Наполеон с гвардиею находится еще в Витебске.
    Предположение действий к нападению
    Нападение могло исполниться прежде на короля Неаполитанского и маршала Нея, находящихся в Рудне, но если бы они отступили к Любовичам и Бабиновичам без сопротивления, мы не могли бы преследовать неприятеля, ибо неудобно было бы отдалиться от Смоленска более нежели на три перехода, в противном случае вице-король Итальянский имел бы время и способ ударить нам в тыл со стороны Поречья. Итак, я принял, по моему мнению, приличнейшее решение. Оставляя 2-ю армию в Смоленске для наблюдения за неприятелем и прикрытия Московской дороги, под покровительством цепи передовых постов, коим надлежало усугубить свою прилежность, предпринял я совершение следующего движения с 1-ю армиею.
    Армия, расположенная между Мощинками и Холмом, на дороге к Поречью, напала бы с превосходством по левому своему крылу на вице-короля Итальянского и опрокинула бы его. По обеспечении таким образом правого моего фланга, если бы весь край между Суражем и Велижем был освобожден от неприятеля и был занят ген. Винценгероде, обе армии подступили бы к Рудне и ударили бы на неприятеля соединенными силами; если бы, между тем, неприятель приблизился от Рудни к Смоленску, 1-я армия для предупреждения его присоединилась бы ко 2-й одним переходом.
    По решению совещания избрано прямое действие к Рудне
    Я предложил сие мнение в совещании, к коему приглашены были е. и. в. великий князь, кн. Багратион, начальники штабов и генерал-квартирмейстеры обеих армий. Общим мнением решено было двинуться от Смоленска прямо к Рудне и оставить пред Смоленском сильный отряд пехоты с несколькими казачьими полками. Я согласился на сие решение потому, что оно принято было общим мнением, но с условием, отнюдь не отходить от Смоленска более трех переходов, ибо быстрым наступательным движением армия была бы приведена в затруднительнейшее положение, все выгоды, полученные столь великим трудом, исчезли бы для нас. Я при сем заметил, что мы имели дело с предприимчивым полководцем, который не упустил бы случая обойти своего противника и тем исторгнуть победу. 26-го Выступили обе армии к Рудне. По донесениям передовых постов, неприятель отступал, но притом получено также известие, что вице-король Итальянский находился в Поречье с 4-м корпусом и 1-м резервным кавалерийским и подкрепился кирасирскою дивизиею под начальством графа де-Франс; в таковых обстоятельствах не мог я устремиться за неприятелем и подвергнуть армию обходу оной с правого фланга. Я решил, во-первых, привести в действие вышеуказанное намерение для освобождения правого своего фланга. Я предложил кн. Багратиону стать со своею армиею в Выдре, где позиция была выгоднее смоленской и откуда мог он удобнее наблюдать за неприятелем и подкреплять свои аванпосты, будучи притом ближе к 1-й армии и отряду в Красном. В славном кавалерийском деле 27-го числа нашел на квартире ген. Себастиани дневкой приказ, удостоверивший нас, что неприятель известился о намерении нашем и отступил с умыслом.
    Причины, воспретившие исполнение сего действия
    В С.-Петербурге было много разговоров и суждений о сем происшествии, в особенности же кн. Багратион и его приверженцы во многом меня обвиняли. За несколько время пред тем, когда следовало им напасть и принудить к отступлению голову неприятельских сил, заградившего им путь, не напали они на него, ныне же, не страшась более какой-либо ответственности, говорили они единственно о нападении. Поведение мое доказывает, что я под Витебском не страшился ударить на неприятеля. Я то исполнил, что следовало исполнить Багратиону. Я устремился на голову неприятельской колонны и удерживал ее, доколе достиг места, предположенного к занятию; я также ударил бы на неприятеля в Рудне, если бы он там остался, ибо мог надеяться уничтожить часть его армии до соединения еще всех его сил; общее же сражение за Руднею, в окрестностях Любовичей, и Бабиновичей, ни к чему бы не послужило, если бы место сражения за нами осталось, оно причинило бы нам потерю в людях, коих не скоро можно бы заменить, потому что резервы наши были частию отдалены, частию еще не устроены; напротив того, неприятель имел позади себя и на флангах корпуса, могущие вскоре его подкрепить, но если бы мы были разбиты и неприятель ударил на левый фланг со стороны Поречья и в тыл, не знаю, во что обратилась бы тогда армия и сама Россия. Участь Империи зависела от сохранения армии, мне вверенной, доколе не было еще другой для замены оной. В таковых обстоятельствах из одного ложного стремления к славе предавать судьбу Империи власти слепого рока - не значило ли бы изменять отечеству? Нужны ли мечтания о славных маршах тогда, когда цель войны в том, чтоб истребить неприятеля, поработившего Европу. Сия цель не могла иначе быть достигнута, как продолжением войны. Под Витебском намеревался и несумненно бы сражался, ибо мог чрез то достигнуть предположенного предмета. Я утомлял и удерживал неприятеля и доставил чрез то кн. Багратиону время без препятствия идти к Смоленску.
    28-го войска 1-й армии прибыли в места, из коих и следовало исполнить действие на левый фланг неприятеля. 2-я армия осталась в Выдре, а авангард ее - в Семлеве и Микове, а 27-я дивизия с некоторою кавалериею - в Красном.
    29-го войска, назначенные к действию на Поречье, выступили вперед. Неприятель отступил по Витебской дороге до Трубилова.
    Ген. Винценгероде и Краснов преследовали его.
    30-го неприятель направился к Колышкам, а оттуда на Рудненскую дорогу. Ген. Винценгероде переправился через Двину и наступал вдоль по правому берегу к Витебску. Краснов занял место между Двиной и Колышками и следовал за движениями неприятеля. Чрез пленных получено сведение о выступлении Наполеона с гвардиею его из Витебска в Любовичи.
    Добавлено: [mergetime]1232393476[/mergetime]
    Неприятель сосредоточивает свои силы в окрестностях Рудни и Любовичей. Полагают, что он с сей стороны учинит нападение
    31-го числа следовано за движениями неприятеля, и все удостоверило, что он собрал всю свою силу за Руднею - в Любовичах, Бабиновичах и Дубровне. Я полагал, что он вознамерится с сей стороны нас атаковать, в надежде, может быть, отрезать часть 1-й армии, распространившейся за Поречье. Для предупреждения сего замысла неприятельского решился я соединить обе армии в позиции Волоковой, как в одной из выгоднейших между найденными нами в течение всего перехода, и ожидать в оной сражения.
    2 августа обе армии прибыли в сию позицию. Желательно было. чтобы неприятель нас в оной атаковал, ибо все выгоды были с нашей стороны.
    Но 3-го получено известие, что неприятель со всеми силами переправился на левый берег Днепра. Он стеснил ген. Неверовского, принужденного к отступлению в Смоленск, с претерпением значительной потери людей и девяти орудий.
    4-го неприятель атаковал ген. Раевского при Смоленске. В тот же день прибыли обе армии на правый берег Днепра.
    5-го на рассвете является Наполеон пред Смоленском с соединенною своею силою, состоящею из 150 000 человек, подкрепившись 5-м корпусом кн. Понятовского, пришедшим из Могилева.
    Цель сего неприятельского движения
    Намерение Наполеона было очевидно. Сим неожиданным движением отдалял он нас от армии ген. Тормасова, от всех южных губерний России и даже от Москвы. При всякой медленности к лишению его сих выгод, пользовался он временем, дабы распространиться до Дорогобужа и тем предупредить нас в переправе Днепра под сим городом. Каково было бы впечатление и страх, произведенный известием о сих происшествиях в Москве и южных губерниях? Более всего должно было заботиться об Украине и Малороссии.
    Польза, принесенная неприятелю сим движением, у него исторгнута
    Вследствие сего решено было, что 2-я армия выступит в ночи с 4-го на 5-е по Дорогобужской дороге, что 1-я армия будет прикрывать сей марш, производя атаки против левого фланга неприятеля; она должна была удерживать оного до достижения 2-ю армиею Соловьевой переправы на Днепре. Часть 1-й армии должна была потом следовать по той же дороге. Кн. Горчакову надлежало занять с сильным ариергардом пункты при Гедеонове и Заболотье до прибытия 1-й армии. Знаменитые сражения, выдержанные 1-ю армиею 5 и 7 августа в Смоленске, известны по моим донесениям, и 2-я армия столь удачно прикрыта, что не лишилась ни одного человека. По достижении надлежащей цели сих сражений развалины Смоленска оставлены неприятелю. Армия 7-го числа следовала в двух колоннах по Дорогобужской дороге.
    Оставление Смоленска
    Отдача Смоленска дала пищу к обвинению меня моим неприятелем. Слухи неблагоприятнейшие, сочинения, исполненные ненавистью против меня, распространялись, а особенно людьми, находившимися В отдалении и не бывшими свидетелями сего события.
    Для доказательства противоречия их суждения, без сомнения восприявшего свое начало единственно от самолюбия сих умствователей, упомяну только о следующем: 2 августа предписал я обеим армиям занять позицию при Волоковой потому, что была единственная во всех окружностях, где бы можно было с выгодою ожидать неприятельского нападения. Сие действие почли слишком подверженным случайности; говорили, что я подвергаю всю армию большой опасности, поставляя ее противу соединенных сил Неприятеля. Ныне же, когда 2-я армия была отдалена от 1-й, требовали, чтоб я с 75000 противился 150 000. 5-го числа все исступленные нападения неприятеля действительно были отражаемы нашими войсками, но сей день стоил армии более 4 000 убитыми и ранеными и двух генералов. Если бы я намеревался более удерживать за собою город, то следовало бы мне сменить войска, под Смоленском бывшие 5-го числа в течение 24 часов в беспрерывном огне, остатком армии, то-есть отборною частию оной, находящеюся в резерве и сберегаемой для общего сражения. Надлежало также подвергнуть их потере нескольких тысяч людей и в труднейшем положении, нежели как 5 августа, ибо неприятель занял высоты, из коих фланкировал Днепровский мост и тем пресекал даже сообщение армии с городом; но, положим, что я удержал бы город.
    6-го. Неприятелю следовало бы только переправиться чрез Днепр ниже Смоленска с частью своей армии и угрожать правому моему флангу, дабы принудить меня к выводу войск из города, и тогда оный внезапно достался бы в руки неприятеля, и тогда, потеряв совершенно oбез пользы от 8 до 10000 человек, я увидел бы себя в необходимости или против воли сражаться с превосходным неприятелем, или отступить в виду его.
    2-я армия могла бы удобно отвлечь неприятеля переходом Днепра выше Смоленска, но невозможно полагаться на соображенные движения, особенно, когда две армии, имеющие двух независимых начальников, должны действовать совокупно, что доказывается происшествиями 2 августа.
    В сей день, во время отступления моего от Смоленска, полагал я по условленному учреждению найти сильный ариергард в важных пунктах, чрез которые следовало 1-й колонне в малом расстоянии от неприятеля достигнуть до Дорогобужской дороги; вместо онаго нашел я неприятеля. Единственной неустрашимости наших войск и искусству ее предводителей обязан сохранению сей колонны, могущей подпасть совершенному рассеянию.
    Многие громогласно объявили, что обеим армиям надлежало остаться в Смоленске и атаковать неприятеля, вероятно для окончания войны одним разом в случае неудачи; ибо я не понимаю, что случилось бы тогда с армиею, имеющею в тылу крутые берега Днепра и пылающий город. (Все сии лица, любящие осуждать и назначать, что надлежало исполнять, нашлись бы в крайне затруднительном положении и лишились бы даже присутствия духа, если б увидели себя на месте главнокомандующего и имели на собственной ответственности защищения не только городов, но и всего государства. Легко предполагать распоряжения, не обнимая общего соображения и не взирая на будущее, особенно же при уверении, что мы сами не обязаны исполнять оных и отвечать за последствия.)
    Сражение 7 августа
    Сражение 7 августа, известное по моим донесениям, может почитаться совершенною победою. Неприятель был отражен на всех пунктах, и победоносные войска ночевали на поле битвы. Они отступили единственно потому, что цель их была - соединение обеих армий. Одна половина армии тогда сражалась, ибо остальная часть присоединилась на другой день к первой при дер. Соловьеве, где армия переправилась чрез Днепр на четырех мостах.
    2-я армия прибыла к Дорогобужу 9-го числа.
    Добавлено: [mergetime]1232393495[/mergetime]
    15. Бои за Смоленск
    (В. Харкевич, "1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников". Материалы ВУА. Вильно, 1900, стр. 118-120)
    Описание боя приводится по воспоминаниям участника, майора Пяткина, исполнявшего должность дежурного штаб-офицера 7-го пехотного корпуса.
    Генерал Раевский вполне чувствовал опасность своего положения, ибо обе наши армии находились тогда от Смоленска в 40 верстах и прежде следующей ночи нам нельзя было ожидать подкрепления. Он отправил к главнокомандующим курьеров с донесением о силах Неприятеля, расположившихся перед его корпусом; к князю же Багратиону присовокупил, что спасение наших армий зависит от упорной защиты Смоленска вверенным ему отрядом.
    Перед рассветом Раевским была получена от князя Багратиона следующего содержания записка: "Друг мой! я не иду, а бегу; желал бы иметь крылья, чтоб поскорее соединиться с тобою. Держись! Бог тебе помощник".
    Около седьмого часу вечера прибыли к нам на подкрепление четыре полка гренадеров, которые и помещены были позади предместья в резерве. Подкрепление сие ободрило генерала Раевского чрезвычайно. Прежде еще сего подошла кирасирская дивизия, полк драгунов и полк уланов, из коих первая, по приказанию Раевского, оставлена по ненадобности на правом берегу Днепра, а последние два полка присоединены были на левом фланге нашей пехоты.
    4-го числа с утренней зарею завязалась перестрелка между обеими линиями. Неприятель повел главные атаки на наш правый фланг, примыкающий к левому берегу Днепра, в том, конечно, предположении, чтобы уничтожить наше правое крыло, захватить Днепровский мост и отрезать наше отступление по оному! Но судьбы всевышнего неисповедимы! Все атаки неприятеля отражены были с неимоверным присутствием духа и гибельною для него потерею, в особенности же в оврагах, которые они стремились перейти, с тем чтобы завладеть крепостными бастионами, примыкающими к берегу Днепра. Артиллерия наша наносила им ужасное поражение, а батальоны Орловского пехотного и прочих полков, по распоряжению генерала Паскевича, опрокидывали неприятельские колонны обратно в стремнины, ими проходимые, которые под конец завалены были неприятельскими трупами. Но, несмотря однакоже на сие убийственное поражение, неприятель с невероятным стремлением усиливался и возобновлял свои атаки, с тем чтобы достигнуть своей цели, ибо армии наши не подошли еще к Смоленску; но, утомясь и понеся в рядах своих неожиданную потерю, к вечеру прекратил свои действия. Войска наши появлялись уже на высотах правого берега Днепра, и генерал Дохтуров сменил нас в полночь своим корпусом.
    Генерал Раевский, видя, что неприятельские колонны, прекратив огонь, начали располагаться на ночлег, подъехал к победоносным войскам генерала Паскевича и, обняв сего последнего, сказал ему, сколько я могу припомнить, следующие достопамятные слова: "Иван Федорович! Сей победоносный день принадлежит к блестящей нашей истории. Воспользуясь предусмотрительными вашими советами, мы, при помощи всевышнего, спасли не только что Смоленск, но гораздо более и драгоценнее - обе наши армии и дражайшее отечество!" После благодарил все войска, состоящие у него под командою, генералитет, штаб- и обер-офицеров.
    16. Из записки генерала Паскевича о действиях 27-й дивизии под городами Красным и Смоленском 4 (16) августа 1812 г.
    ("Из боевого прошлого русской армии", М" 1944, стр. 72-73)
    .. .У неприятеля было 15 тысяч кавалерии. Она обошла Неверовского и атаковала его левый фланг. Харьковский драгунский полк, видя атаку, сам бросился вперед, но был опрокинут и преследуем 12 верст. Затем батарея осталась без прикрытия. Неприятель на нее кинулся, опрокинул и захватил пять орудий, остальные семь ушли по Смоленской дороге. Казаки также не выдержали. Итак, Неверовский с самого начала сражения остался без артиллерии, без кавалерии, с одною пехотою.
    Неприятель окружил его со всех сторон своею конницею. Пехота атаковала с фронта. Наши выдержали, отбили нападение и начали отходить. Неприятель, увидев отступление, удвоил кавалерийские атаки. Неверовский сомкнул свою пехоту в каре и заслонился деревьями, которыми обсажена дорога. Французская кавалерия, повторяя непрерывно атаки во фланги и в тыл генерала Неверовского, предложила, наконец, ему сдаться. Он отказался. Люди Полтавского полка, бывшего у него в этот день, кричали, что они умрут, но не сдадутся. Неприятель был так близко, что мог переговариваться с нашими солдатами. На пятой версте отступления был самый большой натиск французов; но деревья и рвы дороги мешали им врезаться в наши колонны. Стойкость нашей пехоты уничтожала пылкость их нападения. Неприятель беспрестанно вводил новые полки в дело, и все они были отбиты. Наши без различия полков смешались в одну колонну и отступали, отстреливаясь и отражая атаки неприятельской кавалерии.
    Таким образом, Неверовский отошел еще семь верст. В одном месте деревня едва не расстроила его отступление, ибо здесь прекращались березы и рвы дороги. Чтобы не быть совершенно уничтоженным, Неверовский принужден был оставить тут часть войск, которая и была отрезана. Прочие отступили сражаясь. Неприятель захватывал тыл колонны и шел вместе с нею. К счастью, у него немного было артиллерии, и потому он не мог истребить эту горсть пехоты. Неверовский приближался уже к речке, и когда был он за версту, то из двух орудий, посланных им прежде, открыли огонь. Неприятель, думая, что тут ожидало русских сильное подкрепление, очистил тыл, и наши благополучно переправились за речку.
    Здесь они держались до вечера...
    Добавлено: [mergetime]1232393551[/mergetime]
    Источник сайт www.tyl.mil.ru
     
  2. Андрон
    Offline

    Андрон связной

    Регистрация:
    31 июл 2008
    Сообщения:
    2.403
    Спасибо:
    377
    Отзывы:
    5
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Лопатинскiй садъ
    Интересы:
    эзотерика
    парни...так где находятся Умолы???
    по карте - до Михайловки...по описаниям - там хотели сражение делать....дык в Усвятье же собирались?! :blink:
    Объясните дураку :rolleyes:
     
  3. Zabubok
    Offline

    Zabubok Завсегдатай SB

    Регистрация:
    17 окт 2008
    Сообщения:
    3.024
    Спасибо:
    1.577
    Отзывы:
    16
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Интересы:
    Есть
    Цитата(Андрон @ 20 Января 2009, 12:42)
    парни...так где находятся Умолы???
    по карте - до Михайловки...по описаниям - там хотели сражение делать....дык в Усвятье же собирались?! :blink:

    Да ошибся просто дядя. Не местный он, вот и попутал название деревни. Усвятье - Умолы.
     
  4. Андрон
    Offline

    Андрон связной

    Регистрация:
    31 июл 2008
    Сообщения:
    2.403
    Спасибо:
    377
    Отзывы:
    5
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Лопатинскiй садъ
    Интересы:
    эзотерика
  5. Zabubok
    Offline

    Zabubok Завсегдатай SB

    Регистрация:
    17 окт 2008
    Сообщения:
    3.024
    Спасибо:
    1.577
    Отзывы:
    16
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Интересы:
    Есть
    Просто ошибка в названии населённых пунктов. Так же Сегюр называет Корытню - Катынью.
    Прочтите внимательнее: Барклай остановился, не доходя до Дорогобужа 8 верст, у Умолья...
     
  6. Андрон
    Offline

    Андрон связной

    Регистрация:
    31 июл 2008
    Сообщения:
    2.403
    Спасибо:
    377
    Отзывы:
    5
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Лопатинскiй садъ
    Интересы:
    эзотерика
    дык...я читал....Но СХЕМА - ???
     

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)