24 Армия. Пропавшая армия первогвардейцев

Тема в разделе "24 Армия", создана пользователем андерсон, 19 июн 2008.

  1. владимир1
    Offline

    владимир1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 сен 2008
    Сообщения:
    5.903
    Спасибо:
    6.208
    Отзывы:
    149
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Уверяю Вас, Ваше мнение не соответствует реальности. А в жизни таких ситуаций просто море.
    Если бы ВЫ сказали это чеченам и нашим, то первые ржали бы, вторые тупо смотрели бы в землю.
    Уверяю, то что я Вам сказал возможно, и видел на практике не раз, только не мы их, а они нас.
     
  2. андерсон
    Offline

    андерсон Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 май 2008
    Сообщения:
    2.368
    Спасибо:
    499
    Отзывы:
    19
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г.Смоленск
    владимир1 поверьте я обсалютно адекватен в оценке ситуации ,с чеченской войной или даже концом ВОВ когда массово применялись гранатометы сравнивать ненадо ,поразить же бтр ручтой гранатой или бутылкой это подвиг а 6 бтр массовый героизм так как шансы выжить у метавшего гранату минимальны.На такое способны только хорошо обученные спецподразделения а не голодные ,уставшие,окруженные части состоявшие из ополченцев и призывников.Весь характер боевых действии остатков 24 армии в волочковском лесу показывает что там небыло подразделений способных прорвать даже очаговую оборону немцев.И небыло командиров спосбных вести маневренную воину.Атаки скопом на укрепленные позиции немцев ,танковые отаки без поддержки пехоты,отсутствие разведки -все это характерно для действий окруженной стороны,а при прорыве быстрый рывок прорвавшихся от места прорыва без обеспечения флангов и взаимодействия с теми кто идет следом.затем построение в калонну и опять движение по дорогам без разведки.Поэтому немцы и разбивали превосходящие их по численности отряды окруженцев,даже при наличие у этих отрядов артилерии и танков.
    Мне бы лично очень хотелось поверить что в волочковском лесу были солдаты и командиры способные наносить немцам такой урон как в случае с 6 бтр да еще ручными гранатами ,но увы и ах это нереально.Вот выдержка из воспоминаний вышедьших:
    Кольцо окружения оказалось большим, и мы узнали об этом из полученного приказа на организованный выход из окружения.
    В нашу небольшую группу входили подполковник Калченко — начальник разведки штаба армии, капитан Халчигин — офицер из штаба артиллерии, капитан Соколов и несколько бойцов. Мы уничтожили все секретные материалы и после непродолжительного совещания решили двинуться на восток, чтобы соединиться со своими.
    "Организованный" выход из окружения проходил не организованными группами солдат и офицеров (один оттуда другой отсюда).Жаль что нельзя датировать это сообщение,но приказ на выход из окружения ставка дала 8 октября.
     
  3. владимир1
    Offline

    владимир1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 сен 2008
    Сообщения:
    5.903
    Спасибо:
    6.208
    Отзывы:
    149
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Андерсон, я мог бы с вами поспорить, но здесь не место.
    Поясняю, никаких спецподразделений не надо. Даже если войско выглядит как стадо, уверяю вас со всей ответственностью, что ВСЕГДА, повторяю, всегда найдутся люди из этой толпы, которые таааакой кардебалет устроят, что в воспоминаниях оставшихся в живых они будут не обычными сельскими пацанами или пацанами рабочих окраин(все из пехоты), а прошедшими спецкурс альфами, гаммами и бетами.
    Но чаще всего имена этих людей до нас не доходят, как и имена обгоревших танкистов, завернутых в плащ-палатку и погребенных. Хочу обратить внимание, что именно погребенных. Значит в том бардаке нашлось для этого время у наших, а если не наши это делали, значит у немцев что-то в голове "случилось", что они так поступили. Что, кроме героизма? Варианты?
    Теперь об БТРах опять и не только о них.
    Если вернуться к воспоминаниям часто поминаемого здесь Бориса Зылёва, то можно увидеть, что многие из наших попадали в плен у Волочка или далее только потому, что засыпали на ходу, а если присели, то больше не могли встать. Это о наших! А у немцев что, не так, им спать надо было меньше? Давайте не будем делать из них супергероев и признаем, что тоже спали, тоже ехала крыша. Так вот. БТРы у немцев если не все, то большинство сверху были открыты, так что одной эфки в "салон" хватит для того, чтоб или все ТОГО, или чтоб минут 5 абрикосами никто не шевелил. Да, на БТРе есть пулемет на турели, но не надо быть наивным и думать, что во время передвижения на всех машинах сидели гансы и зорко следили за происходящим вокруг. Кроме того, я говорил, что если фронт передвинулся вперед и шли хоть по лесам но по тылу, то могли банально спать. И даже страх смерти не справится с желанием спать. Не спра-вит-ся!!! Так что попасть в засаду в таком состоянии - как два пальца об асфальт.

    И еще.
    Перечитайте пожалуйста "Волоколамское шоссе" Алексадра Бека. Почитайте, как вокруг батальона Момыш-Улы все бежали, да если не все, то большинство. Но вот вывел он батальон из окружения, с орудиями и раненых не бросил. Так вот, эта книга ПОЧЕМУ-ТО в израильской армии до сих пор обязательна для прочтения и ИЗУЧЕНИЯ офицерами. А у нас забыта, в школе в мои времена по внеклассному чтению в 10 классе проходили, а вот в училище - ни гу-гу. В еврейской армии до сих пор нужна, а у нас ее мало кто знает, а если и знают, толюди старшего поколения.
    Так что не все так плохо было у нас, был Момыш не одинок, и знаем мы о нем только потому, что о нем написали. А о скольких тысячах таких капитанов, лейтенантов, сержантов и солдат никто не написал?
     
  4. Погранец
    Offline

    Погранец Поручикъ

    Регистрация:
    12 мар 2009
    Сообщения:
    72
    Спасибо:
    2
    Отзывы:
    0
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Siberia
    Интересы:
    История и поиск
    Приветствую всех! Почитал ваши интересные сообщения и у меня появилось несколько соображений. Возможно с Геленом у См-поиска тут "перебор", хотя например из истории известно, что тот же Эрих фон Майнштейн родился в семье генерала Левински и был отдан родной сестре его матери на воспитание, т.к. эта сестра была бесплодна. И в результате он стал зваться именно фон Майнтшейном, а не Левински. Это я к тому, что конечно, Гелен и подобные ему господа совершенно спокойно могли использовать другую фамилию для прикрытия своих истинных целей. Но какой в этом смысл? Конечно есть ещё и тот вариант про фон Ройтнера, что возможно это какая-то отдельная часть 78 пд, которой он командовал, например типа спецназ, который вел по своим данным охоту на руководство нашей 24 армии и других, а основная часть 78 пд была передислоцирована в другое место и ей была поставлена уже другая задача. Передислокация армии, как мы знаем, чисто практически не производится единовременно для всех частей армии - это делается постепенно, но по-возможности быстро. В итоге эти оставленные спецнемцы могли найти и уничтожить Ракутина и весь его штаб, не сумев захватить в плен.
    Ещё мысли как вариант: в тот период немцы перебрасывали свои войска для решения других своих назревших планов на других участках советско-германского фронта - они известны и нет смысла сейчас на них подробно останавливаться.Во время тех перебросок немецких войск по нашим малопригодным осенним дорогам действительно могли образоваться заторы воинских частей немцев при движении и этим застрявшим частям могли поставить задачу уничтожать разрозренные советские части.Возможно среди этих застрявших частей и было подразделение, которому поставили такую задачу и которым командовал фон Ройтнер, которого позднее ошибочно или ещё там как-то записали в составе 78пд. Ведь как я понял, впоследствии этот "фон" больше нигде не проявился в составе этой 78 пд.
    Потом еще ведь и Люфтваффе наверняка вели постоянную воздушную разведку местности и могли обнаружить в том числе штаб Ракутина, а потом навести туда свои войска.
    Теперь о всевозможных ценностях, которые могли быть в армии Ракутина. Если они были, то предвидя угрозу их захвата врагом, Ракутин самостоятельно мог принять решение надежно спрятать их или даже получил на то соответствующий приказ Верховного командования с которым у него была радиосвязь и уж только потом идти на прорыв. По моему мнению "надежно" включает в себя понятие "консервация" этих ценностей до благоприятного момента. Как можно это сделать,чтобы не нанести вред, например, живописи или скульптурам или еще чему, кроме золота и брюликов - им же ни земля, ни вода не страшна? Можно конечно спрятать все в болоте - в болотном илу доступа воздуха не будет и поэтому можно все хорошо сохранять, но только не живопись или что-то подобное. Хотя если их запаять в гильзы снарядов, то можно.Но есть еще способ как в условиях лесов и болот можно законсервировать и одновременно с тем спрятать что-то ценное. Способ который известен например у нас в Сибири и на ДВ - используют для консервации на долгий период хвойную смолу. Варят прямо в лесу на костре хвою и получают хороший консервант. Кроме того, в меру употребленная хвойная смола хорошо выводит яды при укусах змей, например гадюк и при многих других хворях и еще при ранениях - кстати,этим можно даже прикрыть истинную цель приготовления смолы от всех остальных бойцов. Кому-нибудь встречались в том лесу большие куски именно хвойной смолы на больших площадях и на глубине в земле или в болоте? Надо посмотерть внимательнее - скорее всего там такое есть. К слову, раньше в наших русских монастырях монахи варили и возможно сейчас варят ладан именно из хвойной смолы и благовонных трав - т.е. способ приготовления не сложный и известен многим. Да и просто если там было большое скопление людей, то были нужны костры, например для приготовления пищи. В общем- любая жизнедеятельность войск и прежде всего использование костров могло обнаружить наши окруженные части в тех местах. Особо хочу заметить, что в случаях когда что-то прячут и чтобы не надеяться на человеческую память должны быть какие-то приметы указывающие на места, где был спрятан ценный груз - зарубки, камни, рисунки и что-то необычное или не типичное для этих мест - в общем все то, что поможет освежить в памяти человеку который там был ранее или подсказать знающему о ценностях, но не знающему где конкретно они спрятаны.
    Следующее рассуждение или как вариант такое: возможно все события, которые случились конкретно с Ракутиным в октябре 1941 года надо искать в Восточной Пруссии, в которую он попал когда-то при отступлении Красной армии из под Варшавы и был интернирован там аж в 1920 году и только через год вернулся в СССР. Возможно кто-то и позаботился потом, чтобы он пропал безвести для каких-то целей, о которых мы не догадываемся. Не думаю, что Ракутина могли тогда в 20-х завербовать а потом в 1941 году взять в плен и хорошо спрятать - в любом случае хоть как-то он бы "засветился" где-то, поэтому я думаю, что он геройски погиб - в бою или в плену. Хотя может быть, что какие-то влиятельные немецкие друзья у него могли тогда появиться, которые впоследствии могли стать достаточно большими начальниками в Рейхе. И может быть именно эти "друзья" организовали охоту конкретно на Ракутина. Выглядит конечно фантастично, но тем не менее. Кстати, может кто в курсе,- не участвовал ли Ракутин в совместных парадах войск когда был в Прибалтике по типу тех совместных фашистко-советских парадов, которые проводились в Бресте?
    И ещё вопрос,- кто знает почему иногда датой рождения К.И.Ракутина обозначено 15.02.1902г, а в других источниках 21 мая того же года?
     
  5. андерсон
    Offline

    андерсон Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 май 2008
    Сообщения:
    2.368
    Спасибо:
    499
    Отзывы:
    19
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г.Смоленск
    Все есть перевод недостающих страниц журнала Б.Д. 78 П.Д. немцев.Но выложить смогу только послезавтра (завтра меня небудет в Смоленска а сегодня нет времени).sm-poisk я вам сканы страниц сбросил на почту. Если они четаемы вы могли бы их разместить на форуме завтра например,если нет я размещу посезавтра.
     
  6. владимир1
    Offline

    владимир1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 сен 2008
    Сообщения:
    5.903
    Спасибо:
    6.208
    Отзывы:
    149
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Даааа, к сожалению, это мало напоминает журнал боевых действий.

    Скорее всего дневниковые записи, или записи воспоминаний.

    Для серьезного копания нужна организация, а ей тугрики.
    Потом лопатить мемуарный "грунт" Германии. Для этого нужны носители языка. Работа в профильных архивах.
    А мы здесь типа школяров.

    И я с Вами не соглашусь. Поясню. Вы носитель языка ТОГДА, ТОГДА!!!
    Именно тогда, когда НЕВОЗМОЖНО было держать в руках ЛЮБЫЕ мемецкие мемуары. Именно тогда! А сейчас? Сейчас необходимы деньги и носители языка. Переводи, хоть обпереводись. Другой кандибобер, почувствуйте.
    Другие времена за окном, другие ветры. Были бы деньги и желание! А сюжетов с наворотом даже с этой темы хватает, чтоб тема фильма "Сокровище нации.Книга тайн" не просто померкла. :))
     
    Последнее редактирование модератором: 23 дек 2016
  7. владимир1
    Offline

    владимир1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 сен 2008
    Сообщения:
    5.903
    Спасибо:
    6.208
    Отзывы:
    149
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Сам поиск - как функция, предполагает некоторую авантюрную направленность характера человека. Это с детства читка книг определенного направления, ну там война, пионеры-герои и пионеры Фенимора Купера. Это пираты всех мастей и морей. И если человек в 63-и года своим поведением напоминает Джека Воробья, то мне кажется, что это скорее комплимент. При этом этого киношного героя можно обвинить только в одном негативе - чрезмерной тяге к золотому тельцу, хотя, если присмотреться, и по этому поводу можно поспорить, в остальном же это довольно таки положительный образ с массой достоинств. Но вернемся к теме.
    Меня интересует вопрос только один. Почему после 2-го октября события в полосе 24-й армии приняли такой трагический характер. Почему дивизии как-бы вроде сами по себе рассыпались и перестали существовать, самораспустились? Почему не происходило ничего подобного как с той же 33-й армией через семь месяцев, почему никто не бодался, не пробовал не распылять войска и пытаться выйти малыми группами, а наоборот, собрать, уйти в болота. А оттуда дербанить тылы противника. Почему все так было, где в самом деле те массы офицеров и генералов, которые все эти действия должны были организовать? Почему мы не хотим признать того, что нам, в частности мне, непонятны поступки многих командиров при организации дальнейших действий в лесах от Соловьево-Ельни-Спас-Деменска до Вязьмы? Команды не было, или боялись ответственность на себя брать.
    Зато послушаешь всех наших начальников, так немцы просто задавили своими массами парашютистов, при этом сами немцы вообще не в курсе своих этих массовых десантных операций, они больше все о Крите пишут.
    Тема эта очень интересна, но как-то "замылилась". Есть предложение, открыть новую "Хронология событий в полосе 24 армии". Только одно но, должен открывать тот, кто будет ее вести. О чем я? Человек открывает, а все остальные по датам добавляют весь найденный материал и ссылки на данный материал. Как бы первый модерирует всегда первое сообщение, добавляю инфу с последующих постов и расставляя в строгом хронологическом порядке. Тогда мы сообща можем выстроить цепочку событий, при этом всегда зная источник. Во второй части темы(или открыть новую) можно открыть "Хронологию поисковой работы по 24-й армии". Здесь бы мог очень помочь sm-poisk. Только представьте, с его знаниями не за последние год-два, и не за один десяток лет. А если еще такие найдутся, то просто фантастика, а не материал будет.
     
  8. Погранец
    Offline

    Погранец Поручикъ

    Регистрация:
    12 мар 2009
    Сообщения:
    72
    Спасибо:
    2
    Отзывы:
    0
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Siberia
    Интересы:
    История и поиск
    Очень здравое предложение - поддерживаю!
     
    Последнее редактирование модератором: 23 дек 2016
  9. андерсон
    Offline

    андерсон Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 май 2008
    Сообщения:
    2.368
    Спасибо:
    499
    Отзывы:
    19
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г.Смоленск
    Господа товарищи ,у вас от сокровищ крыша поехала ??? Ненадо из этой темы уносить хронологию действий 24-армии ,я ее уже пишу с картами .То что вы читали и есть журнал боевых действий 78 пехотной девизии немцев ,в переводе.А похож он на белетристику и неподробен так как это журнал Б.Д дивизии,а не полка или батальена.А вот выводы из немецких описаний можно сделать вполне определенные:
    1.Последние боевые действия в раене Гаврюково Сенная(тоесть в районе штаба 24 армии )78 П.Д, вела 7 и 8 октября ,Уже 9 район бал зачищен,и не о каком сопративление 11 или 15 октября речи быть неможет.
    2.Ракутин мог погибнуть в танковых отаках 7 октября с 10 00 по 12 00.
    Именно тогда немцы подбили несколько танков.Однако по другим сведетельствам он был жив еще 8 октября.
    3. Все что было в штаба было уничтожено и закопано в раене базирования штаба .

    sm-poisk отдельное спасибо что скинули сканы страниц,я вчера мотался в Тулу и устал как черт и мне бы было очень трудно скинуть их сегодня.К написаному надо добавить что при штабах немецких дивизии была штатная должность историографа ,который и вел журнал Б.Д. в отличие от наших дивизий где журнал вели нач штаба или его зам .Отсюда и несколько другой тон описания событий.

    Нескладуха получется!
    Мог погибнуть 7 октября, но 8-го был жив.
    Нет никакой нескладухи так как мы можем сейчас только рассматривать варианты и отвергать те которые противоречат имеющейся инфе ,а новая инфа будет нас либо поддерживать либо поправлять.А историогрофу команды не довались он не зампалит и писал по большей части то что было,поэтому немецкая инфа ближе к реальности чем наша.Если удастся найти такой же журнал Б.Д. 268 пехотной дивизии немцев,то мы уже с 90% уверенностью сможем говорить о тех фактах которые знали немцы о боях при Гаврюково Сенная.Пока что с большой точностью можно сказать что 8 октяря 1941 г 24 армия как организованная боевая единица перестала существовать.Разрозьненные группы бойцов и командиров пытались выйти из окружения на север через броды на р.Осьма и на запад через леса минуя населенные пункты.Вся техника находившаяся с штабом 24 осталась в раионе гаврюково или на бродах.Штаб армии потерял управление воисками еще 4 октября при переезде из мархоткино под гаврюково,и в дальнейшем управление войсками невосстановил.6 октября была удачная попытка задержать немцев под Волочком однако ,так как армия непрекрыла дорогу на Афонино Сенную (что явилось главной пречиной ее окончательного разгрома)противник получил возможность прорватся в район Рамннья и тем самым окружил остатки 24 армии.
     
    Последнее редактирование модератором: 23 дек 2016
  10. Погранец
    Offline

    Погранец Поручикъ

    Регистрация:
    12 мар 2009
    Сообщения:
    72
    Спасибо:
    2
    Отзывы:
    0
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Siberia
    Интересы:
    История и поиск
    Цитата(андерсон @ 19 Марта 2009, 22:18)
    ...Если удастся найти такой же журнал Б.Д. 268 пехотной дивизии немцев,то мы уже с 90% уверенностью сможем говорить о тех фактах которые знали немцы о боях при Гаврюково Сенная.

    Приветствую! Вот что удалось пока найти по 268 пд фашистов но на иностранном, в основном на немецком:
    1;
    2- это книги воспоминаний о 268пд;
    А сюда надо бы написать тем, кто знает немецкий или хотя бы английский - это немецкий форум по 268пд. Возможно найдется там добрый человек и даст интересующую информацию.
     
  11. андерсон
    Offline

    андерсон Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 май 2008
    Сообщения:
    2.368
    Спасибо:
    499
    Отзывы:
    19
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г.Смоленск
    Ну то что 268 была как и 78 П.Д в саставе 4 танковой группы это было ясно ,а вот за командира 268-й дивизии г.м. Эрих Штраубе спасибо(опять не мифический фон Ройтер).Жаль Что не владею немецким в достаточном обьеме так что вся надежда на Погранец и sm-poisk .Незализайте далеко ищите ссылки на боевые действия с 4 Октября по 16 октября 1941 г.
     
  12. Абр
    Offline

    Абр Завсегдатай SB

    Регистрация:
    9 янв 2009
    Сообщения:
    152
    Спасибо:
    24
    Отзывы:
    1
    Из:
    Smolensk
    Вот что есть по сс-овцам.Правда на аглицком, а я ксожалеию немэцкий учил :unsure:

    THE BATTLE FOR JELNJA

    JULY 19 - AUGUST 9, 1941

    (Report by 46th Pz. Korps)

    SS Division "Reich" 5cm PAK in action at JelnjaBy July 18, the 10th Panzer Division with its reinforced Panzer Brigade had fought its way to within 10 km of Jelnja. The rearmost element of the Corps, Infantry Regiment “Grossdeutschland”, was engaged in a renewed battle in the forest near Tschernjewka. Portions of the SS Div. “Reich” were committed to a heavy mopping up operation. The Corps was therefore committed to fighting to clear and secure a route of advance over a depth of 180 km.



    The Corps ordered the 10th Pz. Div. to occupy Jelnja and capture the Ugra area. The SS Division “Reich” was to push a battle group to Dorogobush and close ranks with the bulk of the division to secure the crossroads between Baltutino and Choslawitschi. Inf. Rgt. “GD” was ordered to conduct a strong point type defense of the road between Rjasna and Kasskowa.



    Early on July 19 the Aufklarungs Abt. of the SS Div. “Reich” and Regiment “Der Fuhrer” moved out toward Dorogobush. Despite bad road conditions and weak enemy resistance the Aufklarungs Abt. reached Matrenino around 09:00 hours.



    The Pz. Brig., in combat against strong enemy artillery, reached two enormous anti tank ditches (2 km. west of Jelnja) then detoured to the north and drove through a gap in the rail embankment to reach the Jelnja train station at 11:00 hours.



    By order of the Panzer Group, the primary mission of the Corps was to capture Dorogobush and the Dnjepr crossing west of Swirklolutschje. The main strength of the SS Div. “Reich” was directed to Swirklolutschje and a rearward battle group of the 10th Pz. Div. was to be sent toward Dorogobush. The enemy was immediately encountered near Iwonino. Meanwhile the forward elements of the 10th Pz. Div. drove further into Jelnja and in bitter combat cleared the burning town by 23:00 hours. Russian artillery (up to 21 cm caliber) made itself felt to a level not seen up to this time.



    At Jelnja there existed an operational level defensive position consisting of bunkers and deep anti-tank ditches which had been in place for weeks. The positions extended from the area of Dorogobush along the east shore of the Usha and Djesna toward the south.



    The 10th Pz. Div. was able to break through this important defensive position by using the Pz. Brig., with its last oil and gasoline, to quickly assault this main strongpoint. The Kampfgruppe of the SS Div. “Reich” driving for Swirkolutschje was able to make only small gains due to bad road conditions. Against light resistance, the Kampfgruppe reached Miljejewa by the end of the day.



    Taking advantage of the low cloud cover, enemy aircraft attacked the march columns with bombs and onboard weapons for the first time. The Corps command post was located northwest of the Prudki crossroad. For July 20, the 10th Pz. Div. was ordered to clear the Jelnja area, secure the line Popowka – east of Pronino, Kljematina and to continue to push a Kampfgruppe to Dorogobush.



    The SS Div. “Reich” was ordered to capture the Dnjepr bridge at Swirkolutschje with a Kampfgruppe and to secure the north flank of the Corps facing Smolensk. The division was to send elements to occupy the area of the Schatalowka airport in the Stomjatj sector as well as securing the area south of Strigino and Baltutino. A reinforced Regiment was to move to the Dankowo – Prudki – Kisseljewka area and stand by to attack in any direction.



    Inf. Rgt. “GD” was ordered to secure the right flank of the Corps at Rjasna, Mstislawl and Kasskowa until relieved by 2nd Army and also establish contact with the 3rd Pz. Div.



    Today the enemy repeatedly attacked Jelnja with infantry and tanks supported by countless artillery, including heavy guns, in an attempt to retake this important town. The 10th Pz. Div. was able to successfully defend against these attacks and inflict bloody losses on the enemy.



    The Kampfgruppe from the SS Div. “Reich” attacking to Swirkolutschje encountered strong enemy forces in field fortifications on the east bank of the Usha, and detoured north in an attempted to avoid resistance. The road became even worse and was nearly impassable for motorized vehicles. It was also determined that the field fortifications on the eastern bank of the Usha extended further to the north.



    In order to secure the Schatalowka airfield for the Luftwaffe close support group and push enemy out of the Stomjatj region, the SS Regt. “Deutschland” was deployed on either side of the Roslawl road and the SS Regt. 11 on both sides of the road to Chmara. Nevertheless, it was not enough to capture the Stomjatj area due to the enemy’s tough defense.



    The splintering of the strength of the corps through the different required missions as well as the constantly increasing strength of the enemy has caused the Corps to report that the mission to take Swirkolutschje, Dorogobush and Rattschino cannot be accomplished without seriously jeopardizing the defense of Jelnja.



    In the meantime, Inf. Rgt. “GD” received the task of pulling rearward security elements on the supply road forward without relief in order to bring urgently needed reinforcements to the Jelnja area. These units were to secure the Schatalowka airfield in the Stomjatj area in order to relieve the elements of the SS Div. “Reich” defending the airfield and free them for other tasks.



    During the night of July 20 - 21, the Pz. Group decided that the most important mission was to hold Jelnja as well as to block the bridgehead at Swirkolutschje and thus delayed the mission to Dorogobush.



    July 21: After fighting in the Stomjatj sector SS Rgts. “Deutschland” and 11 were

    relieved by the Inf. Rgt. “GD” and assembled in the area of Iwonino.



    Detailed reconnaissance reports from the Kampfgruppe at Swirkolutschje showed that this mission could not to be fulfilled due to the swampy roads in the area. Marching on foot over the 40 km long route of advance was ruled out as having no chance of success. Such an advance could not be sustained because heavy infantry weapons or ammunition could not be brought along.



    After describing the Corps situation to the Pz. Group, the reply came that the concentration of strength to secure Jelnja was the most urgent task. However the O.K.H. and Army Group wish to push to Swirkolutschje to cut the Smolensk road and have placed more worth on that mission.



    Consequentially, the SS Div. “Reich” was ordered to send a Battalion from the Swirkolutschje Kampfgruppe as far north as possible and send strong patrols from this Btl. on foot to disrupt traffic on the Dorogobush – Swirkolutschje road. The patrols were also to destroy bridges, especially the one at Michajlowka. One Btl. had already received the mission to drive forward to secure the Dorogobush – Jelnja road in the area of the hill near Roshestwo. The further advanced Aufklarungs Abt. of SS Div. “Reich” struck an prepared enemy defenses north of Kusino while driving north during the afternoon.



    Further reconnaissance established that the Dorogobush – Swirkolutschje as well as the outpost line of the well constructed Usha position is occupied by strong enemy elements with artillery. The Dorogobush – Jelnja road was reached after a short battle by a Btl. from SS Rgt. “Der Fuhrer” and a blockade to the north was established in the heights near Uschakowa. The bulk of the SS Div. “Reich” was assembled at Iwonino during the course of the day.



    During the course of the day, the 10th Pz. Div. managed to push the enemy back as far as 4 km. east of Jelnja and to repel an enemy attack in the evening. On July 22 both Divisions were deployed in a unified attack near Jelnja.



    Mission:



    10th Pz. Div.: after reassembly break through the enemy position south of Jelnja and roll up the entire Djesna position with the goal of the attack being the hill north of Maruschkina.



    SS Div. “Reich”: from the area northeast of Jelnja first attack Pronino and Hill 125.6 then along the road to Kamjenjetz with the goal of the attack being the heights near Shegloshki. The objective of the attack is to reach a defensive position that can be held with the least possible forces.



    Inf. Rgt. “GD” shall continue to secure the southern flank of the Corps and the airfields of the Nakafu in the Stomjatj sector.



    The 10th Pz. Div. was attacked multiple times in the jump off position near Jelnja during the early morning hours by the enemy in thick columns. The enemy attacks were beaten back with bloody losses and small breakthroughs were cleared up by counterattacks. The Div. then attacked the enemy and broke through the depth of the defensive line which was also occupied by bunkers and reached the stream sector southeast of Jelnja. Lipnja was captured at approximately 23:00 hours.



    SS Div. “Reich” attacked to the left of the 10th Pz. Div. and after breaking tough enemy resistance, especially at the railroad embankment, and being slowed by heavy artillery fire drove into the area of Tschemuty and captured Hill 125.6 around 21:00 hours while suffering heavy casualties.



    The Aufklarungs Abt. of SS Div. “Reich” with the mission to break the Swirkolutschje – Dorogobush road, was able to reach Saprudja despite enemy resistance and bad road conditions.



    The villages south of the road were once again determined to be improved and occupied by the enemy. Individual patrols were able to reach the road towards evening. Inf. Rgt. “GD” defended against enemy attacks in the Stomjatj sector and enemy assembly areas to the south were successfully attacked by Stukas.



    Our own Luftwaffe repeatedly attacked ground targets east of Jelnja with definite effect and disrupted enemy assembly areas and battery positions. Pi. Btl. 41 was deployed to Uschakowa and there established a defense to the north. During the morning hours enemy aircraft attacked 10th Pz. Div. multiple times with bombs. During the afternoon, enemy aircraft performed low level attacks against the road east of Jelnja.



    The Corps command post is at Strigino and the forward command post is located at Jegorje. During the course of 23 July in continued attack the Divisions reached a suitable defensible line which was Lipnja – Staraja – Hill 125.6 – Koloschino – Pronino – Kljematina – Matina – Szemjeschina – Uschakowa.



    After reaching the defensive line the enemy attacked in thick columns against Tschemuty and Pronino and the attacks were driven back with heavy losses to the enemy. The Aufklarungs Abt. of SS Div. “Reich” was pulled back to the area north of the Glinka railroad station due to the superior enemy pressure from differing directions. Since July 22, but especially today, the ammunition shortage of the artillery has been especially noticeable. Since greater amounts cannot be counted on in the coming days considerable efforts must be made to economize the ammunition. This ammunition shortage is especially alarming with a strongpoint type of defense as the gaps cannot be adequately closed by fire.



    In front of Inf. Rgt. “GD” the enemy is constantly strengthening himself and has launched constant attacks since the early morning. Here also the enemy is driving his infantry forward in thick columns into our MG’s. The enemy is attempting to encircle the Inf. Rgt. “GD” by lengthening the east and west flanks.



    From July 24 to 26 the enemy repeatedly attacked the entire thinly held position occupied by the Corps with freshly brought up troops despite suffering bloody losses. The Corps position extended for 50 km. and was occupied by only 14 battalions. The

    enemy artillery was stronger from one day to the next, and the heavy and heaviest calibers with abundant ammunition were being brought forward. The attacks were supported by tanks. When a small breakthrough is cleared up in the south the report comes that another breakthrough has occurred in a different position. Enemy tanks appeared near Jelnja and brought disorder to the rearward services. Despite this not a foot of ground was lost and the weak battalions of both Divisions fought admirably. Daily many tanks were destroyed, for example, on July 25 alone 78 tanks were destroyed. The SS troops particularly distinguished themselves with their fearlessness and bravery. They jumped onto the heavy Russian tanks, which could not be destroyed by even the 5 cm. Pak, and fired into the vision slits with pistols and poured gasoline over the tanks and set them afire.



    On the afternoon of July 24 a serious breakthrough of the Pi. Btl. 41 at Uschakowa placed the entire northern position in danger. The breakthrough was cleared up late in the evening under the active and decisive personal command of the 1a of SS Div. “Reich” using the last reserve of the Div., the SS Pioniere. At any rate, the Corps could not fail to recognize that the situation was becoming daily more critical due to the lack reserves by the Divisions and the Corps. The most effective counterattack reserve – the Panzer Brig. of the 10th Pz. Div. - was at this time immobilized due to the oil shortage. Only on the night of July 25 - 26 did the Corps receive as its only reserve the Geb. Pi. Btl. 85.



    The relief of Inf. Rgt. “GD” – which has been constantly attacked, subjected to heavy artillery fire and suffered great losses of men and material – was put off from day to day because first the 18th Pz. Div. and later the 263rd Inf. Div. could not be brought forward due to other employments.



    An attack against Dorogobush by 17th Pz. Div. and supported by Inf. Rgt. “GD” ordered for July 26 was cancelled by order of the Panzer Group. But at least the 17th Pz. Div. was able to take over the security of the left flank west of Uschakowa. From July 27 to 31 the enemy continued to attack. The very strong artillery fire continued to make things especially uncomfortable, and was likened to the “drum fire” of the years 1917-18 by those who participated in the world war.



    On the front of a single company up to 200 impacts, including those of the heaviest calibers, were counted in a 5 minute period. The friendly artillery cannot fight the enemy artillery due to the ammunition shortage, and it must be allowed to occur that the enemy often brings his guns forward and fires into the lines of the forward infantry causing many casualties by direct hits in the foxholes. As before, the Russian infantry and tank attacks are repulsed without any special difficulties.



    Finally, on July 27, the first elements of Inf. Rgt. “GD” were relieved south of the airfield. The Rgt. was deployed on both sides of Uschakowa, the hot point of the north front, during the night of July 29 – 30. Geb. Pi. Btl. 85 was relieved and placed in Corps reserve after 2 days of employment at Uschakowa. During this and the following 2 nights the Schutzen Brig. of the 10th Pz. Div. and 2 Battalions of the SS Div. “Reich” were relieved on the south and southeast front by the 268th Inf. Div.



    Even with the relief from the 268th Inf. Div. the Corps situation did not become appreciably easier. The freed elements of the SS had to be deployed to fill out the remainder of the front which was constantly becoming thinner. 10th Pz. Div. remained the all around reserve behind the right flank of the Corps. Based on prisoner statements and captured orders it is clear that the continued goal of the enemy is the absolute recapture of Jelnja. The important Brjansk – Jelnja – Smolensk railroad line, which our aircraft are only able to disrupt for hours – remains especially important for the enemy to bring forward reserves and ammunition for Smolensk. With this new Divisions are attacking daily from morning until evening and during the night small probes occur. The flanks of the enemy attack are being pushed further to the west in the south

    and especially in the north. The fighting quality of the enemy infantry is by itself low. The employment of tanks now affected the infantry only to a small extent. They had become accustomed to them and destroyed the tanks by the superior and exemplary use of artillery. However, fear of the well directed enemy artillery fire remained and on one day 5000 impacts were counted in the sector of a single Rgt.



    From August 1 – 6 the Corps was required to hold the Jelnja bend with the 268th Inf. Div., SS Div. “Reich”, and Inf. Rgt. “GD” without once even the prospect of relief for the deployed elements. The “drum fire” continued with undiminished strength. Not only the casualties of officers, NCOs and men but also the losses of weapons and equipment became daily more serious. Overall, the company strengths were only 50 – 80 men at the most.



    The availability of artillery ammunition became somewhat better, but was still not enough to have a noticeable effect on fighting the enemy artillery. Only by the exemplary and comradely manner in which the Nakafu employed his Stukas day after day to attack the most dangerous locations, was it possible to compensate for the lack of artillery support and clear up many critical situations.



    On August 4, the combat strength of the Inf. Rgt. “GD” had been so weakened that a breakthrough of 4 km. west of Uschakowa could not be corrected with the Rgt.’s own forces. The Rgt, as well as the weak Corps reserve, was subordinated to the SS Div. “Reich”, and it was possible, on August 5, to reestablish the positions at Uschakowa. The enemy attacks daily with undiminished strength using fighters and bombers in ground attack. His fighter defense hindered the aerial reconnaissance and artillery aircraft on many days.



    During the nights of August 6 – 7 and 7 – 8 the 15th Inf. Div. was brought forward by the vehicles of the SS Div to relieve Inf. Rgt. “GD” and SS Div. “Reich”. The relief proceeded smoothly as a result of the exemplary preparation of the SS Div. “Reich”.



    The bulk of the SS Div. “Reich” had therefore been on the defensive for 18 days without relief against constant attacks and heavy artillery fire. During the same time Inf. Rgt. “GD”, after first suffering many casualties in heavy defensive combat south of Schatalowka, had since July 30 has been employed in the hard fought north front at Uschakowa.



    The difficulty of the combat can be measured by the fact that during the period from July 20 – August 9, elements of 20 enemy divisions have attacked the Jelnja bend. From these 7 were definitely identified including 2 tank divisions. During this time the enemy has supported his attacks with approximately 50 identified batteries supplied with large amounts of ammunition.



    The bloody losses of the enemy during this time period amounted to 35,000 men

    dead and the following prisoner and equipment losses;
     
  13. т.о.л.
    Offline

    т.о.л. «Старая Гвардия SB»

    Регистрация:
    18 мар 2009
    Сообщения:
    409
    Спасибо:
    78
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Руза
    мужики Я вот про 78 пд что нашел ( не знаю поможет ли! ) она там где Я живу вела боевые действия!

    По окончании битвы под Вязьмой перед 4 и 9 армиями практически не было противника. Отсюда 4 танковая группа продвинулась до Гжатска в направлении Москвы. 14 октября ее передовые войска, войска СС и прибывшая сюда 10 танковая дивизия уже находились западнее Можайска по обе стороны Бородино перед первыми московскими укреплениями, которые простирались примерно на 300 км от Калуги до Калинина. Эти укрепления в течение месяца строились сотнями тысяч рабочих по последнему слову оборонительного искусства. Так русские пытались на исторической земле бороться за судьбу своей столицы – в 100 км от Москвы остановить немецкие войска.

    16 октября эти защитные укрепления были преодолены, через два дня был взят Можайск. В Москве началась паника. Сотни тысяч жителей в спешке покидали город. Появились случаи мародерства. Правительство перенесло свою резиденцию на восток, только Сталин остался в Москве. Маршал Тимошенко, «герой Ельни», был снят со своего поста и заменен маршалом Жуковым. Москва оказалась на осадном положении. Части Дальневосточной армии еще продвигались по сибирской железной дороге.

    19 октября из-под Вязьмы прибыла 78 пехотная дивизия. Шел дождь вперемешку со снегом. Даже подступы к дорогам были затруднительны. Создавали проблемы и маршевые перекрестки. Так на протяжение следующих двух дней две дивизии передвигались бок о бок на восток, 78 по правую сторону дороги, 87 дивизия по левую сторону. Только середина дороги была оставлена для передвижения частей в противоположном направлении.

    Погода ухудшалась с каждым днем. 21 октября дошли до местности южнее Гжатска, 22 октября дошли до Ельни (западнее Москвы). Состояние дорог было таким, что даже транспортные средства с высокой проходимостью местами едва продвигались. Воинские соединения оставляли на ночь орудия прямо на дороге и располагались весьма в плохих условиях на ночевку в близлежащих поселениях у дороги. 22 октября маршевым группам была передана радиограмма дивизии:

    « Дороги переполнены (!!! Современное слово ПРОБКА). Остановиться и разместиться. Сообщить местоположение батальонов и соединений. Ждать приказа на 23.10.»
    Следующая радиограмма 23.10. в 09.00 генеральному командованию (??? General-Kommando VIII. A.K.) была следующего содержания:

    « Новый затор/пробка транспорта в Ельне. Дальнейшее продвижение во время урегулирования продвижения танковых соединений невозможно. Срочное предупреждение, останавливать на дороге далеко продвинувшиеся соединения, иначе будут проблемы с их обеспечением».

    С обеспечением дела обстояли весьма плохо. Нехватка горючего, плохие дороги, пробки на дорогах вели к большим трудностям. Недавно отправленные грузовики в Смоленск и Луговку так ещё и не вернулись. Не хватало продуктов питания. Хлеб ещё был, т.к. походная пекарня заимствовала горючее в чужих воинских соединениях.

    25 октября дивизия дошла до Можайска. Там. Наконец, она смогла повернуть на север и возникла надежда, что наконец-то прекратятся вечные пробки. Но дороги стали еще хуже. Под Ельней произошел пролом (Strassendurchbruch – это именно сама дорога пострадала) дороги, много машин лежало без всякой надежды на спасение. А на подходе было еще множество транспортных средств. В итоге остановилось около 14000 транспортных средств. Слава Богу, что дивизия в основном находилась восточнее этого отрезка пути. Вечером (???I.R. 195- какое-то воинское соединение) находилось уже между Рузой и Ватулино, а I.R. 215 находилось на линии Воронцово – Тетерино. I.R. 238 должно было подойти ночью.

    В эти дни IR 195 встретился с врагом западне Можайска. ( а может это пехотный полк ???Infanterie Regiment). Это были очень слабые силы, и полк с ними быстро справился. Хуже было то, что дорога на Рузу была очень сильно заминирована, мосты перегорожены, частично взорваны. Дороги размыты.

    Для постройки мостов у Долгинина через искону и разминирования дороги Тетерино – Руза был призван 178 ??? Pi батальон.

    Обеспечение все ухудшалось. Колонна с горючим была еще на подходе. Рота по заготовке мяса находилась в Можайске. Сократилась порция хлеба. Грузовики для доставки продуктов питания застряли. ??? Q отделение переместилось в Макарово, что в 3 км севернее Можайска. И когда основная масса 78 пехотной дивизии находилась на марше между Можайском и Локотней, ужасная погода, какая бывает в России в начале и конце зимы, - «период грязи» - достигла своего апогея. Из-за длительных дождей вперемешку со снегом были размыты дороги. Они превратились в жидкую без твердого дна кашу. Транспортные средства увязали в грязи. Каждый шаг давался большими усилиями. Орудия тонули по самые колесные ступицы. Все стояло. Не помогали ни лошади, ни люди. Лошади обессилено падали, т.к. не было ни фуража, ни овса. Им вообще приходилось глодать кору деревьев или есть солому с крыш домов. Обеспечение стало еще хуже. За Рузой моторизованные транспортные средства уже не могли передвигаться. Транспортные средства обеспечения пехотного полка 195 были крайне запоздалыми.

    Маршевые колонны дивизии продвигались вглубь. Дороги были завалены грузовиками, конными повозками, трупами лошадей. Только солдаты в непролазной глубокой грязи со скоростью улитки продолжали двигаться вперед. А что же будет дальше? Дивизия могла общаться со своими соединениями только по радиосвязи.

    Карте ужасных трудностей, с которыми должны были бороться отдельные соединения дивизии, так что можно было только удивляться, что в конце концов дивизия вновь собралась. Тот факт, что 78 дивизия в середине ноября снова была готова к ведению боевых действий, говорит о том, как мужественно каждый противостоял всем невзгодам погоды «периода грязи».

    !95 полку пришлось еще отражать нападения врага, правда, когда к нему присоединили еще 215 полк, то стало легче. 238 полк, который был на марше в конце дивизии, несмотря на все старания своего командира присоединиться к дивизии под Рузой и несмотря на протесты самой дивизии был на перекрестке путей у Шелковки командованием (??? VII A.K.) собран и передан в расположение других частей. Это был последнее нападение, которое было совершено полком.
    Переукомплектование.

    Еще в Вязьме дивизия получила тайное распоряжение командования фронта , в котором говорилось: В 78 дивизии по решению дивизионного командования расформировать один полк. Вместо него в состав дивизии войдет пехотный полк 5 пехотной дивизии. Дивизия приняла решение разукомплектовать 238 пехотный полк. Весь состав и материальная часть (в том числе лошади и автомототранспортные средства) полка по усмотрению дивизии должны были быть распределены по мере необходимости по разным частям.

    Вместо 238 пехотного полка прибыл действующий 14 пехотный полк.
    Приказам вышестоящего командования невозможно было возражать. Да и многие другие полки постигла такая же участь. Но каждый полк, в который поступал приказ о расформировании, очень тяжело это переживал. 238 полк был также привязан к дивизии, как и 195, 215 или только что прибывший 14. А теперь номер 238 , под которым столько пришлось воевать, начиная с первого боя (??? Drohjczyn), проливать кровь, терять друзей, должен быть вычеркнут из списков пехотных полков дивизии. Личный состав 238 полка был очень сплочен, имел дружеские связи с другими пехотными полками и воинскими соединениями дивизии. Командир полка полковник С. всегда воспитывал у своих солдат чувство корпоративности, это был отзывчивый, всегда готовый прийти на помощь товарищам. Полк пользовался в дивизии большим авторитетом, поэтому его расформирование вызвало в дивизии очень большое сожаление.

    Новый 14 пехотный полк, которому суждено было пройти вместе с дивизией вплоть до самого ее горького конца, приняли радушно как своих боевых товарищей.


    Передвижение 195 пехотного полка в направлении Локотни.


    25 октября командир 195 полка генерал Гайер получил от командующего генерала (??? IX.A.K.) задание взять Звенигород. «6 октября военная группировка пересекла в городе Руза одноименную реку через мост и вброд шириною в 50 метров. У транспортных средств вода достигала осей колес. Автомототранспорт не мог пересечь реку. В Вязьме 14 и 195 полки не получили горючего. В Рузе были оставлены все тяжелые транспортные средства и оставшиеся автомотосредства. Отдельные (???Pak – тоже какое-то транспортное средство) передвигались с помощью запряженных лошадей. Но даже легкий транспорт через несколько километров остановился и едва тащился за своими воинскими соединениями. Полевые кухни тоже едва продвигались в непроходимой грязи, так что не всегда солдаты получали пропитание. Но, несмотря на это продвижение от Рузы через Воронцово на Звенигород продолжалось. Оттуда дороги должны были улучшиться. Должны были уже быть мощеные дороги. Это оправдывало наши усилия. Мы были сыты по горло этими русскими дорогами, даже без грязи; мы стосковались уже по мощеным дорогам.

    26 октября (??? II/195) пехотный 195 полк вышел с восточной окраины леса восточнее Воронцово там, где дорога сворачивает на юг, когда с высот по обеим сторонам Панова открылся сильный огонь.
    После небольшой подготовки они атаковали, уничтожили 3 орудия, захватили (??? 1 Vierling M.G. и ??? 3 Stalinorgeln) и взяли Паново с наступлением темноты . Еще ночью батальон дошел до Кривошеино через лес по 4-х километровой никудышней дороге. Под вновь начавшимся дождем военное соединение № 215 (Kampfgruppe??? Боевая группа???) ,следовавшее за 195 полком, едва продвигалось. Путь от Тетерино до Рузы представлял из себя сплошную пустыню покрытую грязью. С большим усилием люди и лошади продвигались вперед. Особенно в 178 полку были озабочены падежом лошадей. Вечером штаб полка и первый батальон дошли до Рузы.

    Боевая 238 группа была еще далеко позади. И у соседнего 9 корпуса все было также плохо. Находящийся по обе стороны шоссе восточнее пересечения дорог у Шелковки ???VII A.K. был подвергну танковой атаке превосходящего по силам противника. Им пришлось отступить так далеко, что хорошая мощеная дорога от Шелковки до Рузы, особенно важная при наступлении, теперь находилось под обстрелом русской артиллерии. Севернее находился XXXX танковый корпус, прочно застряв в грязи. Дальнейшее их продвижении было возможно только при условии укрепления дорог на многие километры деревянным настилом.

    Вследствие отхода соседних воинских соединений генерал Гайер отдает указание 195 боевой группе не продвигаться далее на восток без прикрытия.
    В то время. Когда дивизия укрепляла свои позиции в Рузе, готовясь к наступлению. По другим направлениям шли бои.

    Боевая группа 195 27 октября в 06.00 вступила в Кривошеино, чтобы продвигаться далее через Апалищино в направлении Локотни. Вскоре 11 батальон натолкнулся на сильно укрепленный вражеский бункер, в котором русские упорно до последнего сопротивлялись. Бой становился все тяжелее. Упорно сопротивлялся враг. Подошли танки. Вечером все же Апалищино и Колюбякино были взяты 195 пехотным полком. ??? 7./A.R. 178??? - единственная батарея, которая смогла преодолеть грязь, поддерживала наступление со стороны Паново.

    Боевая группа 215 (видимо, так автор иногда называет полки!!!) со своим передовым I батальоном дошла к вечеру до Голосово. Основные же силы были еще в районе Рузы. Ночью соединению???14.215 под командованием своего боевого командира старшего лейтенанта Зайферта удалось несмотря на ожесточенное сопротивление противника прорваться через горящую деревню и достичь Рузы. Вместе с собой они доставили захваченное в Вязьме горючее, так что в результате заправки 195 полку были доставлены орудия.

    В ночь на 28 октября и в течение всего дня опять разгорелись бои за Апальщино и Колюбакино. Кроме того в атаку вступили танки и пехота противника с юга от Неврево. Все три батальона 195 полка должны были вступить в тяжелый бой. Наконец-то можно было применить штурмовую артиллерию. В Колюбякино разгорелись тяжелые бои в самой деревне. Только в 18.00 положение выправилось.

    Вечером 28 октября 215 полк соединился со всеми частями кроме 14 15 и находился в Паново.
    С учетом положения VII A.K. 9 корпус приказал приостановить дальнейшее продвижение и разрешил провести укрепление своих позиций. 238 пехотный полк подчинили VII A.K. Вместо него 78 дивизии передали в распоряжение пехотный полк 187 с А.А. (??? С артиллерией???) и 87 пехотной дивизии 187 переданы в распоряжение (тут у автора какая-то неточность или пропуск текста: может, этот полк поделили между двумя дивизиями???

    Командир 195 пехотного полка, который считал, что овладение Локотней является важнейшим условием успешности повторного наступления, получил разрешение дивизии на взятие деревни.
    29 октября разгорелись тяжелые бои в лесу западнее Локотни за ее взятие. ???III.215 поспешил на помощь III.195 и за короткое время потерял убитыми 3 офицеров и ранеными 2 офицеров и 39 рядовых. В итоге удалось командиру 195 пехотного полка полковнику Нойфвилле благодаря его личному мужеству захватить с другой стороны Шараповку. Но взять Локотню пока не удалось.
    После этой последней попытки, были предприняты следующие наступательные действия. Дивизион расположился на линии Осаково -…Следующая радиограмма 23.10. в 09.00 генеральному командованию (??? General-Kommando VIII. A.K.) была следующего содержания…»
    - Видимо, в значении «общее командование» - штаб 8 арм. корпуса

    «В эти дни IR 195 встретился с врагом западне Можайска. ( а может это пехотный полк ???Infanterie Regiment).»
    - Так и есть. В карточках военнопленных очень часто встречается аббревиатура I.R. №№ с переводом: №-ский стрелковый полк

    «Для постройки мостов у Долгинина через Искону и разминирования дороги Тетерино – Руза был призван 178 ??? Pi батальон.»
    - 178 PionierBat. - от "пионер" - первый, передовые части - см. у Фенимора Купера роман "Пионеры". Видимо, передовой саперный батальон, предп. соотв. инженерно-саперным (штурмовым?) батальонам в Красной Армии

    «…командованием (??? VII A.K.) собран и передан в расположение других частей…»
    - 7-й армейский корпус.

    «А теперь номер 238 , под которым столько пришлось воевать, начиная с первого боя (??? Drohjczyn)...»
    - Видимо, название населенного пункта, под которым 78 ПД впервые вступила в бой в Польше в 1939 году.

    «... генерал Гайер получил от командующего генерала (??? IX.A.K.) задание взять Звенигород.»
    - от командования 9-й арм. корпуса

    «Отдельные (???Pak – тоже какое-то транспортное средство) передвигались с помощью запряженных лошадей.»
    - Pak - противотанковые пушки.

    «После небольшой подготовки они атаковали, уничтожили 3 орудия, захватили (??? 1 Vierling M.G. и ??? 3 Stalinorgeln) и взяли Паново с наступлением темноты.»
    - По аналогии с FlakVierling – зенитные 4-ствольные 20-мм автоматические пушки (Zwilling - спаренные).
    M.G. – Maschinengewehr - пулемет
    Предположительно - Vierling M.G. – это счетверенная установка 7-62-мм пулеметов Максим в кузове грузовика.
    Stalinorgeln – букв. «Сталинские оргАны» - нем. воен. жарг. – реактивные установки «Катюша»

    «Под вновь начавшимся дождем военное соединение № 215 (Kampfgruppe??? Боевая группа???),следовавшее за 195 полком, едва продвигалось.»
    - Или 215 полк с доп. приданными подразделениями усиления, или остатки (до 50% численности) 215 полка, понесшего потери в предыдущих боях. Генерал Гудериан называет боевыми группами собственно боевые подразделения полков (дивизий) - танки и мотопехоту без служб обеспечения.

    «??? 7./A.R. 178??? - единственная батарея, которая смогла преодолеть грязь, поддерживала наступление со стороны Паново…»
    - 7 батарея 178 артполка?

    «…передали в распоряжение пехотный полк 187 с А.А. (??? С артиллерией???)»
    - с зенитной артиллерией.Надпись на памятнике "Катюше" в Каринском:

    "В ночь с 24 на 25 октября 1941 года произведен первый залп "Катюши" на Рузском направлении в битве под Москвой 5-м отдельным гвардейским минометным дивизионом"



    Очевидно эта та самая часть которая, в соответствии с немецким текстом, наносила удар 26 октября 1941 года в Паново. И которая потеряла 3 ракетные установки.

    Потом находим в интернете следующий текст:
    "Чтобы прикрыть шоссе, ведущее от Рузы к Звенигороду, сюда была направлена 144-я стрелковая дивизия генерал-майора М.А.Пронина, находившаяся на отдыхе и формировании в районе Звенигорода. М.Г.Штейнберг, командир 308-го артиллерийского полка, входившего в состав дивизии, вспоминал, что на вооружении у полка были орудия 1902 и 1927 годов. Дивизии был придан 5-й отдельный гвардейский минометный дивизион капитана Ф.Ф.Терешенка - четыре реактивные установки БМ-13"

    Произошло это не ранее 29 октября. Вроде бы в дивизионе по штату 8 установок. 4 осталось, 3 немцы захватили, одну еще где то потеряли. Так что похоже на правдуС 5 ОГМД ситуация достаточно противоречивая, поскольку другие источники называют дату первого залпа - ноябрь 1941.

    В ОБД по потерям светится 572-й ГАП, лейтенант Лев А.Н. , убит и похоронен 27.10.1941 д.Паново, Рузский район.

    Есть предложение для советской версии событий под Локотней открыть отдельную тему, а на этой ветке аккамулировать информацию с немецкой стороны.



    Генерал Бейерлейн, командовавший смешанной боевой группой в 39-ом танковом корпус, пишет:

    «К началу ноября мы достигли лесистой местности к востоку от Рузы и к северу от главной дороги Смоленск-Москва … после бесконечных дождей земля размокла, а потом временами замерзала. Судя по карте, здесь должны были быть хорошие дороги. Это оказалось иллюзией. Автогужевая дорога Руза-Воронцово была скверной лесной просекой, пригодной только в своем начале… Танки могли продвигаться вперед только шаг за шагом в вязкой трясине. Движение колесных машин было невозможно. Однако атаку нужно было осуществить при любых условиях. Едва пройдя около 10 километров, около Панова, застряли даже танки … Саперам пришлось делать бревенчатую гать из молодых деревьев длиной 15 километров от Воронцова до Панова, но и по ней можно было ехать только на гусеничном или полугусеничном транспорте … Потребовалось несколько дней, чтобы подтянуть пехоту и укрепить Моденово против контратаки».Кому хочется признаться, что первый блин вышел комом? Оставить пол дивизиона немцам. Чего проще - забыть про это и начать славную историю с момента передачи остатков дивизиона в 144-ю сд. Удивительно, что командование этого дивизиона не постреляли вместе с Герасимовым. Но не знать про это они просто не могли. Возможно, что и происходил расстрел на их глазах. Поэтому потом и помалкивали.
    А потом в ноябре наши "Катюши" уже научились воевать.Гвардейские минометы на то время оружие жутко засекреченное, поэтому шансы докопаться до истины минимальны, однако все может быть..

    Но вернемся к немецким источникам:

    Боевая группа вюртембергской 78-й пехотной дивизии полковника фон Нойфвиле миновала Рузу и вышла к Локотне. В конце октября этой группе удалось пробиться к Москве ближе всего: до Кремля оставалось только 80 километров! К концу месяца 4-я армия вышла на один рубеж с остановившейся 4-й танковой армией.

    7-й армейский корпус с 7-й, 197-й пехотными дивизиями вошел в Рузу, а 9-й армейский корпус с 78-й и 87-й пехотными дивизиями занял оборону восточнее Рузы. Три корпуса 4-й армии — 5-й, 7-й и 9-й — были временно переданы в подчинение командующего 4-й танковой армией генерал-полковника Гепнера, чтобы сменить остановившиеся танковые часЧасто ,то что у нас засекречено, то врагам давно известно.


    78 пехотная дивизия Оперативный отдел штаба дивизии 9.11.1941
    Отдел I c


    1) Новые ручные гранаты. (показания перебежчиков)
    Гранаты предназначены для уничтожения топливных баков и укреплений противника. Их изготавливают из аммонала, смешанного с растительным маслом. В результате образуется тестообразная, вязкая масса (наподобие глины или оконной замазки) Внутрь этой мягкой массы вставляется запал. Такую гранату бросают о стенку цистерны или препятствия. Граната приклеивается, после чего происходит детонация с последующим взрывом. Вес ручной гранаты составляет 0,5-1,2 кг.

    Необходимо сообщать о появлении таких гранат.

    2) Ракетные пусковые установки.
    Для ведения эффективных огневых налетов русские располагают орудием, позволяющим выбросить почти одновременно несколько гранат. Орудие отличается тем, что на грузовом автомобиле монтируется пусковая установка, состоящая из нескольких направляющих. В зависимости от калибра снаряда (13, 2 – 12,5 –7,6) известны пусковые установки с направляющими в 1, 2 и 3 этажа, вмещающими до 42 снарядов. Пуск осуществляется из кабины водителя грузовика посредством электровзрывания ракеты, служащей в качестве движителя наряда и соединенной с ним. Механизм для предварительной и точной вертикальной наводки, также как и механизм горизонтальной наводки всей пусковой установки располагаются по левому борту автомобиля. Расстояние между рядами орудий составляет от 4000 до 8500м. После каждого пуска снарядов русские обычно меняют позицию. Самый короткий перерыв, отмеченный между двумя огневыми налетами с разных позиций, составил 20 минут.

    До сих пор в обозначении орудий в донесениях войск не было единства: пусковая установка, гранатомет Доненберга, автоматический гранатомет и т.д.Во избежание путаницы водится обозначение «ракетная пусковая установка».

    Наше командование видимо сильно напугалось в это время. Точных сил немцев не знали. Поэтому стали кидать в эту дырку под Локотней все, что было рядом - части 32 сд, остатки 18 тбр, танки Катукова, остатки отряда 133 сд, "Катюши", затем недоформированные 144-ю и 129-ю сд.Вот еще небольшое косвенное свидетельство того, что немцы подошли к району Локотни, Апальщино, Колюбакино неожиданно, так что рабочие Игольного завода в Колюбакино не успели даже эвакуироваться:

    "История ее была проста и печальна. – Последние годы перед войной она жила в Колюбакино около ст. Тучково Белорусской ж. д. и работала на игольном заводе. Муж ее был арестован года три-четыре назад. Она осталась с двумя уже большими девочками и поступила на завод. Девочки учились, она работала. Началась война. Завод выполнял срочные задания для фронта. Вместо простых иголок теперь делали крючки для парашютов, выполняли другие военные заказы. Немец был уже близко. Но завод все продолжал работать, и рабочих не отпускали. Аня отправила сперва старшую дочь к родным в Муром. В последнюю минуту, уже пешком, отправила в Москву вторую. Осталась одна на работе. Завод остановился, когда немцы почти что были уже у ворот. Директор завода успел уехать. Все рабочие остались. Так как все знали, что Аня – хорошая портниха, ей и ее соседке Лизе Осиповой немцы приносили на починку теплые вещи, тулупы и пр., которыми они пытались защититься от холода.

    Когда немцев отогнали, всех русских, сотрудничавших с врагом, забрали."На одном американском форуме по истории второй мировой войны люди заинтересовались известной фотографией, где пленных немецких генералов вели по улицам Москвы в 1944 во главе огромной колонны пленных.





    Удалось установить имена почти всех пленных генералов.

    Во втором ряду, с портфелем в руке генерал Альфонс Ниттер. В 1941 году он был еще полковником, командиром 178-го артполка 78-й пехотной дивизии. За успешное руководство полком в боях под Москвой 14 декабря 1941 года получил Рыцарский крест. Но не смотря на свои заслуги в 1941 году пройти парадом по Красной площади ему не пришлось. Его полк завяз под Звенигородом благодаря мужеству солдат из 144-й стрелковой дивизии и многих других частей Красной армии.
    Потом этот Ниттер пошел на повышение и стал командиром дивизии, которую раздолбали в 1944 году в Белоруссии, а его самого взяли в плен. И его мечта осуществилась - парад в Москве состоялся.

    не понятно, растреляли ли комполка 521 Герасимова А.Г.? Есть ли документы?
    И.И.Ивлев 19 Октября 2002 на http://www.soldat.ru писал:
    Проверил первоисточники справочника, все верно, ошибки нет. Именно 09.07.42 значится в них в качестве даты освобождения от должности комполка-521 Герасимова А.Г. Полагаю, что нужно проверить послужную карту Герасимова А.Г. в картотеке 11-го отдела ЦАМО. В ней можно найти истину. Кстати, его могли не расстрелять. И к тому же непонятно вот что. Зачем расстреляли (если расстреляли) комполка-521 и комиссара дивизии Шабалова Г.Ф., а комдива-133 Швецова В.И. оставили в живых и он командовал дивизией до 10.12.41?

    Если 521 СП (часть полка) вошла в состав 144 СД, то что осталось в 133 СД (1 формирования)? 2 СП?
    из 133 СД (1) 17.03.1942 сделали 18 ГСД. Что было со знаменами? Ведь 18.08.1942 56 СБр (1) преобразуют в 133 СД (2). Им выдают новые знамена, или старые, от полков и дивизии 1 формирования?

    Не нашел судьбы 122 СД (1). 10.10.1941 ее расформировали? за что? Или она погибла в боях, в окружении? Думаю, часть существует, если есть знамя части. ее только пополняют людьми...
    и опять же, при формировании зимой 1941-42гг 445-287-122 (2) СД выдают какие знамена?

    122 (1) СД формировалась в Перми? 122 (2) СД форимировалась в Новосибирске?
    почему музеи дивизии 2 формирования в Перми?
    На форуме http://www.polk.ru/forum/index.php?showforum=79
    на ветке "445 стрелковая дивизия" обсуждали, но я что то не понял ответы на эти вопросы.

    Известны ли все командиры СД (и входящих СП) 122, 133, 144? где нибудь расписан боевой путь этих дивизий? сд_112__133.zip ( 13.39 килобайт ) Кол-во скачиваний: 19
    После убытия подполковника Герасимова с 1-м батальоном 521-го полка в 5-ю армию, командование 521-м полком ( 2-х батальонного состава) 13.10.1941 принял начштаба, капитан Власов Геннадий Максимович из г. Куйбышева, НСО.

    Зимой 1942-го, 133-я сд получила задачу: выйти на рубеж Устиновка — Коммуна Савонино и в дальнейшем наступать на Юхнов. К исходу 6 февраля 418-й и 521-й стрелковые полки вышли в район Коммуны Савонино, но контратакой немцев были отрезаны и окружены.

    Когда немцы прорвались к штабу 521-го полка, командир полка капитан Власов Г.М. повел бойцов врукопашную и пал смертью героя 14.2.1941 у д. Коммуна Савонино - с поля боя не вынесен.

    http://prikaz054.narod.ru/Vlasov_mesto.html

    Приказом наркома обороны №78, за взятие Юхнова, 17 марта 1942 года 133-я стрелковая дивизия была преобразована в 18-ю Гвардейскую, а бывший 521-й стрелковый полк получил новый номер – 53-й гвардейский стрелковый полк.

    На погибшего командира 521-го полка капитана Власова Г.М. , сведения в Центральное бюро потерь подали только в конце июня 1942 года, но к тому времени полк стал гвардейским. Так капитан посмертно получил звание гвардейца, а подполковник Герасимов официально, спустя полгода после своей гибели, перестал командовать 521-м полком.

    В Смоленской 133-й сд (2ф.), новый 521-й полк создали в мае 1942 г., но командир полка –майор, вскоре тоже погибПосле убытия подполковника Герасимова с 1-м батальоном 521-го полка ...

    значит, в 133 СД остались (в движении) все части, кроме 1-го батальона 521 СП? Успел проскочить 1 состав?
    Тогда сразу вопрос: длинна состава, сколько теплушек (вагонов) тащил паравоз, сколько людей вмещалось? Кроме 1-го батальна какие то еще подразделения туда попали (разведрота, хлебопекарня и т.д.?)
    Из воспоминаний Н.Михайлова следует, что часть подразделений дивизии перебрасывали на грузовиках:

    НАЧАЛО ПОБЕДЫ
    ...Переваливаясь на ухабах, стылые «полуторки» натужно ревели малосильными моторами, царапая потрескавшимися скатами заледеневшую колею на месте справной когда-то дороги. В полутьме, под драным брезентом продуваемых насквозь фургонов слоился тягучий махорочный дым, кто-то негромко рассказывал соседу, как жилось раньше, до войны... Узкие лучики замаскированных фар изредка вырывали из темноты то силуэты в теплых полушубках и валенках, рассевшиеся, тесно прижавшись - так теплее - рядами на скамьях автомашин, то играли тусклым отблеском на стволах трехлинеек, то освещали на миг осунувшееся лицо задремавшего бойца в потрепанной ушанке. - Ну, и то хорошо, нехай ноги отдохнут, - бубнил товарищу пожилой солдат. - Оно, конешно, поездом-то сподручнее - вон, другим ротам места в эшелоне хватило, а нам... Да и ладно. Верст-то порядком до Москвы-матушки. На машине - не пехом... Сосед молчал - уморился. Бойцы 133-й стрелковой дивизии, что держали оборону юго-восточнее города Калинина, получили приказ: совершить марш к Москве, где сосредоточились большие силы противника. Уже пролив в боях первую кровь, они еще не знали, что место, куда колонна двигалась, уже занято немцами...
    Воя моторов фашистских танков из-за гула растянувшейся на несколько километров колонны ГАЗов и ЗИСов никто не услышал - взрывы раздались неожиданно, вдруг. Солдаты высыпали из машин. Бросился на застывшую землю и Николай Михайлов. Вжался в снег, огляделся - две машины уже горели, еще одна, словно пустая коробка, опрокинутая взрывом, лежала на боку в кювете. А из мги на колонну надвигались урчащие черные пятна.
    - Танки! - заорал кто-то. Тут же бахнул винтовочный выстрел, потонувший в грохоте и лязге приближающихся танков с автоматчиками на броне. Сухо затрещали «шмайссеры» - фашистская пехота, спрыгивая наземь, перешла в атаку.
    Не растерялись, не дрогнули. Ударили залпом, отсекая автоматчиков...
    - Раненых, раненых выносите! - по голосу Николай узнал командира Швецова. Несколько человек бросились к машинам с ранеными, потянули неподатливые тела, путаясь в двухслойном заледенелом брезенте, из кузовов в спасательную глубину кювета. Кого-то настигла вражья пуля – осев, схватился за грудь, ткнулся ничком у задней оси грузовика.
    Так и произошла для Николая Федотовича Михайлова первая под Москвой его встреча с врагом.
    ...Атака захлебнулась. Засев в потрепанной двухэтажке на окраине деревушки Каменки и на опушке ближайшего леска, фашисты и головы не давали поднять. Не жалеют патронов, сволочи!
    -Михайлов! — окликнул Николая Швецов. — У тебя в отделении пулемет, собери все, что есть, в других взводах, и группой - прочесать лес!
    Подхватив оружие, Николай бросился выполнять распоряжение. Пулеметов нашлось еще три. Редкой цепью, где-то перебежками, а где и по-пластунски, солдаты метнулись серыми тенями к лесу, стреляя на ходу. В то же время комдив поднял бойцов в атаку на Каменку...
    Николай не мог различить, кто стреляет — все вокруг смешалось в один бесконечный оглушительный фейерверк. Бежал, ныряя в податливый снег, снова поднимался, чувствуя бьющийся по-живому в руках раскаленный пулемет, отыскивавший где-то в темноте свою цель - людей в чужих мышастых мундирах, рвал эти мундиры в кровавые клочья. Снова перебежка с выпущенной от живота очередью в сторону огоньков вражеских выстрелов - попал, кричит, гад! Вот и первые осинки. Проваливаясь в снегу, Михайлов скользнул к ближнему дереву, выглянул, дал очередь. Рядом кто-то, не то споткнувшись, не то задетый пулей, рухнул в сугроб, ломая телом прутья хилого куста.
    - За Родину! Ура! - неистово катилось окрест, заглушая гортанные нерусские крики отступающих перед яростью советских солдат. Палец давил на спусковой крючок еще и еще, пока, наконец, пулемет, щелкнув глухо, не замолчал - все 47 патронов диска выпущены. Но из леса больше и не стреляли.
    А бой в Каменке продолжался. Уходя из-под огня гитлеровцев, засевших на чердаке дома, что стоял у той самой двухэтажки, комдив Швецов залег у фундамента последней с пистолетом в руке. Выручать надо! Огонь!
    Сзади вдруг раздался лязгающий гул. Снова танки? Да, один. Но - наш! Подкатил, замер, настороженно повел пушкой и выбросил из дула куст дымного пламени. На чердаке дома, откуда огрызался пулемет, глухо ухнуло, и крыша разлетелась, как карточный домик.
    Замолчали и засевшие в двухэтажке. Осторожно пробравшись, бойцы удивились — пуст! Обыскали дом, осмотрели трупы врагов и решили - больше их не должно быть. Попрятались! Куда?
    -Товарищ лейтенант, здесь подвал есть! - крикнул вдруг один из бойцов. Сгрудившись у люка, солдаты, не опуская оружия, смотрели, как взводный раскрыл его, заглянул внутрь, целя из пистолета.
    - А ну! Кому Москва нужна, выходи! - крикнул он в темноту.
    - Нихт шиссе! Сдаемся! - раздалось в ответ.
    На свет стали появляться немецкие вояки - в пилотках, легких мундирчиках и шинелишках не под русские морозы.
    - Штаны редки, а мороз густой, - усмехнулся кто-то. Солдаты... А вот офицер гитлеровский, чей труп валялся в доме, потеплее был одет, подобротнее.
    С лязгом летело в кучу сдаваемое оружие. Но все больше мрачнел лейтенант, разглядывая «шмайсеры». А потом вдруг взорвался:
    - Ах, гады! Ни одного патрона... Все израсходовали! Ну, и их тоже - в расход!
    Один из двенадцати пленных вдруг опустил руки, закричал, цепляясь за конвоиров:
    - Я поляк! Не расстреливайте! Меня насильно заставили воевать против русских!..
    Пленных увели, и вскоре Николай услышал выстрелы. А в голове вдруг всплыло воспоминание: 1939 год, Халхин-Гол, жаркие бои с японцами…Смертник, прикованный за ногу к пулемету в занятом после злой атаки окопе, который лежал теперь, окропив своей кровью чужую - чужую! - землю. И эти тоже... до последнего патрона... на чужой земле ... Смертники.
    Стрельба стихла внезапно. Бой закончен - время считать убитых, помогать раненым, делиться махоркой. Развели небольшой костерок, и вскоре на нем забулькал закопченный котелок с варевом. И вдруг... - Смотрите!
    Вдали показались люди - много людей. Снова тревога, снова оружие холодит руки. Немцы?
    Нет. Это к бойцам 133-й стрелковой дивизии пришла выручка Первой ударной армии. Правее перешли в наступление войска Калининского фронта, левее начали теснить немцев советские войска по направлению на Елец. Так начиналось изгнание фашистов от Москвы.
    133-й дивизии приходилось сложнее, нежели чем частям, которые имели тыл. Но командирские способности Швецова и Сорокина сыграли свою роль - вскоре дивизии было присвоено звание 18-й Гвардейской. А 521-му полку, где и служил Николай Федотович Михайлов, 53-го Гвардейского.
    Служил... 2 марта 1943 г. пришлось оставить полк - пять месяцев прошло в госпиталях, и вернуться к однополчанам уже не довелось. Кстати, 18-я Гвардейская дивизия войну закончила в Кенигсберге. Комдива-генерал-майора Швецова - выдвинули на повышение, вместо него командовал потом генерал Захаров.
    А с комисаром Сорокиным Н.Ф. Михайлов переписывался и после войны—в течение 9 лет. В.Г. Сорокин вышел в отставку в звании генерал-майора, работал начальником управления кадров СО РАН СССР.
    Крепкой оказалась солдатская дружба, сцементированная порохом и кровью. И начало ей, как и взятию фашистского логова, положила битва под Москвой.

    Н. Михайлов, солдат Великой Отечественной.
    В кн.: Солдаты Победы. – Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 2005.
    Первый бой 144-й дивизии, которая стала как бы дивизией побратимом 133-й сд, был трагичным. Привожу для сравнения, чтобы понять чем отличаются прилизанные пропагандистские восспоминания советских времен, от солдатской правды.

    "На фронт ехали в сторону Белоруссиии и вот на одном из перегонов была остановка , вдоль состава гуляла молодежь с гармошкаминам. Крикнули - куда мол служивые едите, если в соседнем селе вчера еще пришли немцы. Эта информация была передана по команде, начальник разведки батальона арестовал начальника станции, сняли с платформы мотоцикл и послали разведку. Разведка была обстреляна через 6 км. Состав был остановлен и под угрозой расстрела железнодорожников отправлен задним ходом назад. Вперед успели проехать два батальона 785-го полка прямо к немцам их расстреляли прямо в вагонах . Из их состава удалось уйти нескольким человекам с одним из офицеров, так как длинна перона оказалась корче длинны состава и когда началась стрельба они выпрыгивали под вагон и уходили на другую строну станции, где немцы не догадались поставить пулеметы. Остатки этих ребят вышли к своим уже под Смоленском и вышли они на остатки своего полка78 пехотная дивизия Командный пункт командира дивизии Андриянково
    Дивизион Ia 3 декабря 1941

    Донесение

    о ходе боев под Локотней
    В соответствии с приказом командира дивизии от 17.11.41

    19.11 начали движение

    14 пехотный полк: 06.30,
    215 пехотный полк: 07.00.
    Был такой сильный туман, что предусмотренная поддержка со стороны воздушных сил была невозможна.
    215 пехотный полк быстро продвигался вперед без каких-либо значительных столкновений с противником, к 9.30 было пройдено полпути, а в 11.30 полк стоял у восточного выхода из леса к западу от Михайловского. По пути многократно приходилось расчищать лесные завалы. Скоро, однако, стало ясно, что слабое место противника найдено, и внезапный удар удался. К западу от Михайловского от Москвы до леса на севере тянулось проволочное заграждение на высоте 187, 1.

    Полк, вплотную подтянувший свои тяжелые орудия, немедленно занял исходную позицию для наступления.

    Помимо захвата позиций Кобюбякино – Апальщино перед 215 пехотным полком была поставлена задача, освободить и удерживать свободной дорогу Колюбякино – Михайловское. Правый фланг, продвинувшийся на 2 км на восток от Колюбякино до поляны, довольно быстро шел вперед. Левый фланг натолкнулся на хитроумно устроенный оборонительный рубеж. Было захвачено около 100 отдельных древо-земляных огневых сооружений. Помимо этого более 100 человек были взяты в плен.

    Трофеи:
    1. орудие 7, 5 см,
    5 тяжелых гранатометов,
    5 тяжелых пулемета,
    2 легких гранатомета,
    2 легких пулемета,
    1 противотанковый гранатомет,
    3 боевых машин,
    около 100 винтовок

    большое количество боеприпасов для гранатометов, ручные противотанковые гранаты и т.д.

    Тем не менее, собственные потери с учетом небольшого боевого состава (60 чел. в каждой стрелковой роте) были действительно значительны. Они составили:

    Убитыми: 1 офицер, 17 солдат,
    Ранеными 3 ´´, 36 ´´,
    Пропали без вести -´´, 1 ´´.

    Продвижение с севера на юг оправдало себя. Занять позицию с фронта было бы невозможно. Успех 195 пехотного полка позволил 215-му подтянуть на освобожденную в 11.45 дорогу тяжелые орудия и автомобили снабжения. Ночью движение по ней было перекрыто, чтобы не подвергать отдельные машины опасности от рассеянных осколков. Помимо этого 195 отсек Колюбякино с юга от Крюкова.

    14 Пехотный полк в 6.30 продвинулся со 2-м батальоном с рубежа Молодеково – Морева в сторону Игнатьева. Противник, 3 дня назад занявший выдвинутые позиции к востоку от Молодеково, незадолго до этого оставил их. Батальон должен был занять Игнатьево и Поречье. Ему подчинялась 1 батарея легких полевых гаубиц; помимо этого против вражеских позиций на южном берегу Москвы мог быть задействован остаток второго дивизиона и 1 батарея тяжелых полевых гаубиц. Сначала батальон быстро продвигался вперед, в 10.45 он ворвался в занятое врагом Игнатьево и занял его до 12.00. Другие его части атаковали Поречье. Здесь на возвышающейся окраине леса к северу от данного населенного пункта атака остановилась. Напрасно противник до вечера пытался отбить Игнатьево, атакуя отрядами по 100 человек. Атаки были отражены. Противник понес большие потери. При этом село сгорело. Войска были оттянуты на север. О тактической ошибке речи здесь не шло. Удерживать этот населенный пункт или Поречье не имело смысла, напротив – это привело бы к тяжелым потерям, так как противник занимал очень сильные позиции на высоте 204,7 и располагал артиллерией.

    267 артиллерийский дивизион подчинялся 14 пехотному полку. Он взял на себя прикрытие участка от Марково до Игнатьево (искл.).

    178 артиллерийский дивизион обеспечивал безопасность от Поречья до Бережков (вкл.). Населенные пункты Сонино и Васильевское были заняты противником. Угрозы в отношении 178 отряда, в отличие от Игнатьева можно было не опасаться.

    Главный удар должен был быть направлен против Крюкова, с южного направления. Для этого дивизия предусмотрела 2 батальона и значительное количество артиллерии: было предоставлено 3 легких и 4 тяжелых батареи. Командование 14 пехотного полка также получила четкое указание сосредоточить силы в главном направлении. Должным образом, однако, это осуществить не удалось. Командир полка, опасаясь за свой правый фланг, отвел 2 боевые группы в Томшину. Тяжелым орудиям также не удалось преодолеть лесистые низины и подойти так близко. Кроме того, не была использована возможность, предоставленная расположением артиллерии. Таким образом, силы пехоты и артиллерии, брошенные в атаку против Крюкова, были недостаточны. 1 усиленная рота, выходя из Томшина и продвигаясь прямо к Крюкову, оттеснила заставы противника. Она должна была демонстрировать атаку с запада на восток. 3-ий батальон после многочасового перехода прибыл, зайдя с юга, в Бережки и отсюда к 13.00 ворвался в восточную часть Крюкова.
    Здесь, однако, атака захлебнулась. К 14.00 часам командир полка решил послать еще 2 роты из Томашина – типичный пример рассеянного боя. Вместо того, чтобы пройти на юг, эти части атаковали восточную окраину Крюкова, которая была надежно закреплена.
    К 18.00 дивизии уже была известна ситуация у Крюкова. Пришлось признать, что четкого плана ведения атаки больше не существовало, и дивизия включилась в командование с тем, чтобы занять удобную исходную позицию на следующий день и обеспечить себе всевозможную поддержку со стороны артиллерии. Части были выведены из Крюкова. На ночь оба батальона сосредоточились в Бережках. После тщательной подготовки 20.11 в 8.30 должна была состояться эшелонированная атака. Оставшееся время артиллерия (3 легкие и 4 тяжелые батареи) должна была использовать для пристрелки. Это было очень важно, так как новое наступление также планировалось вести с юго-восточного направления, со стороны западного выхода из Бережков.
    Бои за Крюково были очень тяжелы. Пришлось преодолеть около 50 древо-земляных огневых точек. 60 человек было захвачено в плен. Однако 14 пехотный полк также понес при этом большие потери. Они составили:
    Убитыми: 1 офицер, 35 солдат
    Ранеными: 3 ´´, 36 ´´
    Они разделились примерно пополам между Игнатьево и Крюково.
    За ночь удалось обеспечить провиантом, по меньшей мере, 1 батальон 14 пехотного полка. Все 3 предоставленные в распоряжение самоходные артиллерийские установки вышли из строя. Их очень недоставало в борьбе за огневые точки.

    215 пехотный полк

    Между тем добился успеха и закрепился. В многочисленных боях ему удалось к 16.00 прорвать в двух местах линию огневых сооружений и, в частности, взять высоту 187 к северо-западу от Михайловского. Отсюда полк атаковал сам населенный пункт, который был взят после короткого, но ожесточенного боя. Несмотря на наступившую темноту 3 батальон был отправлен в Хохлы, которые в 18.00 были захвачены без сопротивления со стороны противника. Полк немедленно подтянул все подразделения боевой группы, таким образом, подготовившись к завтрашней атаке.

    Успехи командования и войск 215 были, между тем, необычайны. Благодаря систематическим разведывательным операциям, длившимся неделями и организованным лично командиром полка, было обнаружено и атаковано слабое место противника. В атаку были брошены все силы глубоко эшелонированного полка, сумевшего подтянуть вплотную артиллерию и тяжелые орудия. Это позволило воспользоваться внезапностью и прорвать позиции противника, пока те были заняты сравнительно небольшими силами. В то же время удар был нанесен с тыла. Это сильно повлияло на оборонительные рубежи у Крюкова и Колюбякино.

    Пленные: 3 офицера, 1 комиссар, 96 солдат
    70 блиндажей взяты штурмом и очищены от противника.
    Трофеи: 7 орудий,
    1 тяжелый гранатомет,
    1 тяжелый пулемет,
    1 легкий пулемет,
    2 грузовых автомобиля,
    7 прочих боевых машин.

    Уничтожен 1 склад боеприпасов в Михайловском
    Собственные потери были довольно невелики:

    Убитыми: - офицеров, 2 солдат
    Ранеными: 1´´, 14 ´´.

    Распоряжения дивизии на следующий день:

    14 пехотный полк:
    Захват Крюкова и высоты 192, 9 к северо-западу от Крюкова

    215 пехотный полк:
    Готовность к атаке из Кошлов против Локотни

    195 пехотный полк:
    Разведка противника


    20.11.1941

    Ночь прошла спокойно. Когда 14 пехотный полк выслал на рассвете свой разведывательный отряд; было установлено, что вчерашние бои прошли не зря: населенный пункт был очищен от русских. Его также как и высоту 192,9 немедленно заняли. Вскоре передний батальон был отправлен в Михайловское. Второй предстояло сначала обеспечить провиантом. В 10.30 1-ый батальон достиг Михаловское и сменил оставленные здесь для обеспечения безопасности части 215 полка. Скоро подтянулся III дивизион.

    Задача полка:
    Занять Дьяконово и сформировать здесь оборонительный фланг с фронтами на севере и востоке.

    215 пехотный полк
    Вышел в 06.00 из Михайловского и занял исходные позиции для атаки на переднем крае к северо-западу от Хохлов. Данный населенный пункт по данным разведки был занят значительными силами противника. Район исходных позиций к востоку от Локотни должен был быть занят в ближнем бою и очищен от недавно заложенных мин. Начало наступления было запланировано на 13.00. После короткой артиллеристской подготовки правый (3-ий) батальон ворвался в деревню с севера. Левый (1-ый) батальон должен был захватить полевые позиции на юго-восточной окраине. Оттуда он нанес удар по центру деревни. Дно ручья, а также участки по обе стороны моста были сильно заминированы, сам мост – подготовлен к взрыву. Взрывчатку смогли удалить. Противнику был нанесен большой урон, местные блиндажи, а также огневые сооружения в лесу к востоку от деревни были захвачены.
    К 14.30 был достигнут заданный промежуточный рубеж. Оставшаяся часть полка разместила в Локотне и Хохлах и обеспечив защиту от Каринского.
    195 пехотный полк
    Должен был устранить противоположные позиции после того, как 215 пехотный полк образует промежуточный рубеж. Этого не могло бы произойти до 15.00 вследствие сильного сопротивления, с которым столкнулся 215. Ему оставался бы всего лишь час до наступления темноты. Дабы не осуществлять маневр в темноте, дивизия приказала выдвигаться утром 21.11. Всю ночь на территории большого лесного массива вопреки заведенному в дивизии порядку велся беспокоящий огонь. Он полностью выполнил свое предназначение – изнурить противника.

    21.11.1941
    215 пехотный полк
    Устранение огневых рубежей перед 195 полком было назначено на 7.30. Перерыв между залпами беспокоящего огня с 06.00 до 07.30 позволил боевой разведке определить действия противника. В ходе вчерашних боев у полковника Меркера (215-ый полк) сложилось впечатление, что одного батальона будет достаточно для захвата временного рубежа. Поэтому 21.11 в 07.00 он выступил с двумя другими батальонами из Хохлов и Локотни в сторону Сергеева. При этом он имел преимущество, состоявшее в том, что его I дивизион 178 артиллерийского полка и выделенная ему 10см-вая пушка были в боевой готовности.

    195 пехотный полк
    в 07.30 в соответствии с приказом силами нескольких передовых отрядов атаковал вражеские позиции к востоку от Колюбякино – Апальщино. Гонимый со всех сторон противник оставил их. В общей сложности насчитали 192 древо-земляных огневых сооружения, большинство из которых можно было обнаружить лишь находясь в непосредственной близости. Тем самым задача 195 пехотного полка, состоявшая в обеспечение прохода по дороге в Локотню, была выполнена. В эту деревню после прочесывания лесистой области были подтянуты штаб полка и два батальона, а, кроме того – III и IV дивизионы 18 артиллерийского полка и батарея тяжелых полевых гаубиц 61 артиллерийского полка. Последний батальон 195 пехотного полка остался по причине нехватки квартир.
    После прорыва позиций под Локотней надежды дивизии на быстрое наступление окрепли. Поэтому 215 и 14 пехотные полки получили в 9.30 по радио следующий приказ:
    I дивизион 14 пехотного полка, 1 батарея захватывает Каринское и затем переходит в подчинение полковника Меркера. Боевая группа Меркера захватывает рубеж Устье – Анашкино – Андрияково., месторасположение 87 пехотной дивизии. Здесь остановка. 14 пехотная дивизия без 1 батальонной боевой группы берет на себя защиту правого фланга. Разграничительная линия с 215 пехотным полком – ручей в Дьяконово, месторасположение 14 пехотного полка.

    14 пехотный полк
    наступал по северному берегу Москвы до вечера, не подвергаясь огню противника. Только деревни Бриково и Улитино были заняты незначительными силами. Их взяли еще вечером. Дошедшие до Дьякова отряды боевой разведки, установили, что данный населенный пункт был оккупирован, тем не менее, для дальнейшего наступления было уже слишком поздно. Поэтому батальон расположился в деревнях на отдых. На следующий день было приказано, как можно раньше захватить Дьяково и разделиться там для обороны. Второй батальон занял населенные пункты Алтыново, Михайловское и выдвинул 1 роту на правый берег Москвы-реки у Никифоровского. Штаб полка – Апариха.

    Командир полка не думал, что сможет обойтись без 3-го батальона, поскольку в течение дня противник неоднократно наносил удары по населенному пункту. Так что первоначально предусмотренная замена данного батальона на 216 артиллерийский дивизион не состоялась.

    215 пехотный полк
    встретил у Сергеева сильное вражеское сопротивление. Противник имел в распоряжении более 2 батарей, по 2 орудия в каждой, а также большое количество орудие-пусковых установок, составлявших его артиллерийское снаряжение.
    В 12.40 после тяжелых боев 215 пехотному удалось взять населенный пункт. Во время дальнейшего наступления на Слободу Спасскую он снова встретил сопротивление хорошо оборудованной линии огневых сооружений, протянувшейся к востоку от реки Молодежная до Устья. Она также вскоре была атакована. Когда начало темнеть, последнее сопротивление со стороны противника было, наконец, сломлено – населенный пункт и вместе с тем важный в тактическом отношении пункт этого участка обороны в 17.00 оказался в руках полка.

    Наступление I дивизиона 14 пехотного полка на Каринское в то же время не было закончено. Поддерживать его во второй половине дня при имеющемся артиллерийском снаряжении было бы не эффективно. Батальон, взятый под командование полковником Меркером с согласия дивизии, был отведен на ночь в Дьяконово.

    Несмотря на тяжелые бои, 19.11 продвижения 267 пехотной дивизии, стоящей справа, были незначительны. 20.11 она залегла перед сильным оборонительным рубежом. Вражеские удары, наносимые по Игнатьеву с правого берега Москвы, были сначала достаточно сильны. С тревогой наблюдало командование за своим открытым после 23 км правым флангом. Поэтому отведение усиленного батальона в Игнатьево на северо-восток рассматривалось как невозможное. Напротив, оценив ситуацию, дивизия приняла решение удерживать в резерве под Игнатьевым как можно больше войск по мере ослабевания вражеского натиска с правого берега Москвы. Донесение 178 артиллерийского дивизиона, доставленное в 09.50, в котором сообщалось, что еще 20.11 вечером удерживаемое противником Поречье было им же подожжено, только укрепило его. Это говорило о том, что враг оставляет свои позиции. Поэтому дивизия отдала приказ подтянуть, по меньшей мере, части 2-го батальона и отправить их в район Улитина. С 267 дивизией была достигнута договоренность о том, что 267 артиллерийский дивизион возьмет на себя прикрытие до Игнатьева.
    К 12.00 мнение дивизии полностью подтвердилось. Под натиском наступавшей на Михайловское 215 боевой группы и вследствие выдвижения 14 пехотного полка на южный берег Москвы у Никифоровского у противника, очевидно, сложилось впечатление, что дивизия готовила удар с фланга, чтобы осуществить захват с тыла. Поэтому он добровольно свернул все позиции пред 267 дивизией. Последняя, преследуя протвника, еще до вечера достигла рубеж к югу от Сонина - Крымского.

    В 12.05 дивизия отдала приказ ускоренно отправить весь II дивизион 14 пехотного полка в район Улитина. Дивизион прибыл туда 22.11.

    От Поречья до Бережков прикрытие обеспечивал 178 артиллерийский дивизион. III дивизион 14 пехотного полка разделился следующим образом:
    1 усиленная рота в Алтыново
    1 ´´ ´´ ´´ в Никифоровском
    1´´ ´´ ´´ в Михайловском.
    Со стороны артиллерии данный участок охранения был защищен 2 легкими пехотными гаубицами.

    В течение второй половины дня противник основательно закрепился к югу о Москвы-реки между Агафоновым и Власовым. Занятые III дивизионом 14 пехотного полка населенные пункты были захвачены под все усиливающимся огнем артиллерии и гранатометов. Противник неоднократно атаковал Никифоровское, но удары были отражены. Днем пройти по набережной из-за огня противника было невозможно.
    КП командира дивизии со второй половины 21.11: Локотня

    22.11.1941

    На 22.11.1941 дивизия поставила перед полками следующие задачи:



    78 пехотная дивизия Командный пункт командира дивизии 18.11.1941
    Дивизион Ia
    Приложение к отчетному докладу за 19.11-1.12.41
    Положение противника к приказу командира дивизии № 83/41

    1) Построение войск противника
    Перед 14 пехотным полком: когда 14 пехотный полк вошел в район, занятый противником, последний бросил 2 стрелковый батальон 50 стрелковой дивизии через Москву на север, где тот занял оборонительную позицию. Численность: 350 человек; вооружение: 3-4 пулемета на всю боевую группу.

    Перед 215 пехотным полком: 785 стрелковый полк 144 стрелковой дивизии. Месторасположение и численность не изменилась. Следовательно штаб полка предположительно в «Метст», 1 батальон в и вокруг «Грауденц», 2 батальона к югу от «Колберг».

    Перед 195 пехотным полком: 785 стрелковый полк 144 стрелковой дивизии между Апальшиным и «Леутхен», КП полка «Леутхен» - с 7.1 521 и 681 стрелковые полки 133 стрелковой дивизии больше не были замечены перед фронтом. Можно предположить, что эти подразделения были отведены. Тем более, что 681 стрелковый полк недавно появился к юг от Москвы, севернее Тучкова.

    Артиллерия:
    Перед полосой дивизии на окраине леса к юго-востоку от Локотни до сих пор была зафиксирована только 1 вражеская батарея с 3 орудиями (легкие, 7см). Также нужно принимать в расчет несколько орудий по 7, 6 см.
    Перед левым соседом на окраине леса, к востоку от Терехова стоит 1 батарея из 2 орудий (легкие, 10,7 см)
    Перед правым соседом в районе Тутеева находится несколько орудий, число которых до сих пор не известно.
    Поскольку количество вражеских орудий перед нашим левым соседом было невелико, здесь вряд ли стоило ожидать угрозы с флага. Напротив, из района к югу от Москвы обязательно должен был последовать артиллерийский удар во фланг.

    Танки:
    В последнее время танки больше не появлялись в полосе дивизии. Большинство имеющихся на фронте танков было в свое время уничтожено. Все же стоит поначалу ожидать, что в бой будет введено несколько танков.
    Не ясно, располагает ли противник большим количеством танков, которые он держит в резерве на случай атаки со стороны наших войск. По опыту последних дней на соседних участках фронта этого, все же, нужно опасаться. Можно предположить, что противник подтянет танковые войска из района Звенигорода, а может еще и из «Карлсруе». В случае такой танковой контратаки можно рассчитывать на введение в бой несколько наших танков (перед соседними фронтами количество задействованных танков колебалось от 10 до 30).

    2) Дороги:
    В качестве пути подхода и подвоза провианта в районы Терехово – Петрово противником используется дорога наших левых соседей, сворачивающая в «Карлсруе» и проходящая через «Страсбург» - Горбуново. В случае отступления противника перед нашим левым соседом, можно предположить, что он пытается захватить дорогу «Карлсруе» - «Швайнфурт» на Москву. Поэтому, прежде всего, стоит ожидать натиска с фланга из района «Страсбурга».

    3) Мины:
    Старые минные поля уже известны войскам. Нужно опасаться новых, в том числе в ходе дальнейшего продвижения.

    4) Полевые укрепления:
    На аэроснимках были выявлены следующие полевые укрепления:
    а) к востоку от ручья Дубешня, в т.ч. к северу и к востоку от «Карлсруе-Ост»

    б) по обе стороны от дороги к северу от Рыбушкина.

    Из показаний пленных:
    В районе к северу и к востоку от «Швайнфурта», точнее между населенным пунктом и лесами к югу от «Вюрцвург-Зюд».

    5) окончательная оценка противника
    По имеющимся данным о наличии противника его силы перед собственным фронтом невелики. Уже давно он занимает преимущественно полевые позиции. Частые бои и холода, судя по всему, нанесли ему потери, несмотря на прибытие подкрепления. Так что боевая сила невелика.
    Силы нашего левого соседа таковы, что они там полностью скованы.
    Непосредственно перед нашим левым соседом обнаружено большое количество вражеских войск. Причина в том, что свои лучшие силы подтянул к дороге Смоленск – Москва, а образовавшиеся вследствие этого бреши пытается закрыть имеющимися частями. Поэтому не стоит сильно опасаться воздействия противника с правого фланга, даже если к этому располагает замерзшая во многих местах Москва-река.
    Данных и сообщений о других силах противника в ближних тылах нет.

    За командира дивизии
    Первый офицер генерального штаба:



    78 пехотная дивизия КП командира дивизии Локотня 21.11.1941
    Дивизион Ia


    Приказ командира дивизии № 85/41
    В 21/2- каждодневных боях дивизия согласно плану прорвала, обошла и уничтожила зону сопротивления русских Крюково – Михайловское – Локотня. Уже 27.10 ее впервые атаковали и окружили, после чего ее пришлось оставить в соответствии с приказом, поскольку условия для продолжения наступления были неблагоприятны. Уже тогда зону признали сильной. Между тем у противника было 3 недели, чтобы основательно обеспечить ее артиллерией, пулеметами и гранатометами. В районе Крюкова и Михайловского она насчитывала 4 ряда окопов, расположенных друг за другом и защищенных проволокой. Огневые сооружения для ведения флангового огня и ложные сооружения были превосходны. Дороги и населенные пункты были сильно заминированы. Один только пехотный саперный взвод удалил на одной из проселочных дорог 236 мин. Множественные лесные завалы усложняли эти работы.

    В боях помимо прочих оборонительных сооружений было захвачено и уничтожено 472 древо-земляных сооружения.

    Пленные: 3 офицера, 566 солдат

    Трофеи: 9 орудий,
    2 противотанковые пушки
    18 тяжелых пулемета, вкл. счетверенные пулеметы
    6 гранатометов
    1 18-тонный танк уничтожен
    1 18-тонный танк поврежден

    Кроме того:
    Несколько легких пулеметов, гранатометов, противотанковых гранатометов, грузовых автомобилей конных повозок.

    2 больших склада боеприпасов и 1 склад оружия были уничтожены.
    Противник защищался чрезвычайно стойко и умело. Его потери очень тяжелы – с точностью можно было насчитать более 400 человек. 2 полка изрядно пострадали.
    Добытые в тяжелых боях победы дивизии доказывают, что старый воинский дух 78 пехотной дивизии, несмотря на холода, большие тяготы и лишения не поколебался. Необходимо было вести борьбу под Москвой против самих себя и против противника до победного конца.
    И.о. командир дивизии
    Полковник

    Копии: В



    78 пехотная дивизия КП командира дивизии Локотня 19.11.1941
    Дивизион Ia

    Приказ командира дивизии № 84/41
    1) Командующий 4 танковой группы приказывает:
    В настоящих погодных условиях при многочисленных беспокоящих атаках со стороны русских не передний план сильнее, чем когда-либо выходит экономия сил боевой группы. К сожалению, в самих войсках приходилось неоднократно замечать равнодушие к принятию общеобязательных мер по обеспечению безопасности. Войска толпятся на переднем краю, в нескольких населенных пунктах, мало заботясь об оборудовании оборонительных сооружений и создании боевых убежищ. Вследствие планомерного обстрела противником населенных пунктов в войсках начались волнения. Необыкновенно большие потери несоизмеримы с боевыми нуждами. Необходимо тщательнее контролировать части.

    Прошу всячески посодействовать, тому чтобы части, завязав бой, немедленно устраивали себе укрытие и начинали строить блиндажи, даже если планируется продолжать наступление. Также во время мировой войны, к примеру, на полях боя в Польше в декабре в сильный мороз войска перешли к оборонительному бою и были вынуждены укрываться в земле. Тогда все получилось, несмотря на недостаточную подготовку. И сегодня это необходимо осуществить в целях экономии собственных сил. Средние и низшие командные инстанции должны обращать на это особое внимание.

    В каждой местности, будь то в район боевых действий или в отдаленные области, необходимо немедленно назначить коменданта гарнизона, ответственного за охрану населенного пункта, устройство укрытий, а позже – казарм. На него также ложится ответственность за противопожарные мероприятия, которые необходимо подготовить в каждой деревне с привлечением гражданского населения.

    2) Пехотная истребительно-противотанковая рота
    Ситуация с автотранспортом потребует решительных мер. Возможно, придется частично или полностью демоторизовать пехотную истребительно-противотанковую роту.
    С целью облегчения данного мероприятия необходимо организовать трофейные передки с конной упряжкой для орудий и боеприпасов пехотных полков.

    За командира дивизии
    Первый офицер генерального штаба:

    Майор службы генерального штаба
    Копии: А


    215 боевая группа
    Должна была, обойдя с севера, вместе с I дивизионом 14 пехотного полка, атаковавшим с запада, захватить Каринское и уже оттуда прорваться к Устью. Другая подгруппа атаковать Анашкино и оттуда захватить взять Иваниево. Для этого ей было предоставлено 3 самоходных орудия. Помимо этого для защиты от возможных танковых атак были посланы 3 фланговые боевые группы, до настоящего момента поддерживающие 195 боевую группу.

    В 8.00 II дивизион 215 пехотного полка приготовился атаковать Анашкино из Спасской Слободы. После того как накануне были взяты чрезвычайно сильные укрепления данного населенного пункта, можно было подумать, что зона сопротивления противника прорвана, и что дальнейшее продвижение будет легче. Однако это было не так. У Анашкино также были тщательно оборудованы и мастерски замаскированы древо-земляные огневые точки. Дело дошло до тяжелых кровопролитных ближних боев, так как большую часть огневых точек невозможно было одолеть при помощи артиллерии.

    В 12.00 полк, наконец, смог донести о взятии Анашкина. Таким образом, были созданы условия для дальнейшего наступления в западном направлении:

    195 боевая группа
    Получила задание сразу после освобождения дороги в районе Анашкина начать наступление на Новое Александровское, захватить данный населенный пункт и отсюда повернуть против Ягунина. Для этого штаб полка, 1-ый и 3-ий батальоны заняли исходные позиции в Локотне. 2-ой батальон, остановившийся в районе Неверева, должен быть подтянут в Локотню в качестве резерва.

    В соответствии с приказом III дивизион 195 пехотного полка выступил против Сергеева в 6.30, I дивизион – в 7.30. В Сергеево они прибыли достаточно быстро, не встретив никаких препятствий.

    По замыслу командования после этого 195 пехотный полк должен был как можно скорее через Анашкино продвинуться к Александровскому. Темнота, наступившая при очень пасмурной и туманной погоде особенно быстро, незнакомая, труднопроходимая местность – все это убедило полк атаковать лишь утром 23.11. Дивизии глубокой ночью не оставалось ничего другого, как принять это решение. Хотя быстрое, решительное наступление, вероятно, позволило бы полку избежать больших кровопролитий: по словам пленных, отступившие перед 87 пехотной дивизией части, собрались в Александровском, так что во время атаки на следующий день противник оказал чрезвычайно сильное сопротивление. Вечером 3-ий батальон стоял в Анашкино, штаб полка и 1-ый батальон полка – в Сергеево. 2-ой батальон был резервом дивизии в Локотне.

    2 батальон 215 пехотного полка
    В соответствии с приказом выступил из Анашкина против Иваньево и встретил необыкновенно стойкое ожесточенное сопротивление. Тем не менее, под превосходным руководством командира майора Кетера батальону удалось достичь своей цели и тем самым захватить чрезвычайно важную военную базу.



    ИСТОЧНИК:
    http://www.kainsksib.ru/123/index.php?showforum=182
     
  14. андерсон
    Offline

    андерсон Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 май 2008
    Сообщения:
    2.368
    Спасибо:
    499
    Отзывы:
    19
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г.Смоленск
    То что вы нашли это продолжение ЖурналаБ.Д.78 П.Д. немцев.
    Подведем небольшие итоги того что удалось выяснить о судьбе 24 армии и ее командира генерал майора Ракутин .

    После Ельнинской битвы, командующий Резервным фронтом Буденный 14-го сентября доложил в ГШ о состоянии 24-й армии. В ее дивизиях оставалось бойцов:
    309 сд – 657
    107 сд – 738
    19 сд - 662
    303 сд – 400
    106мсд – 622
    103 сд – 1743. (Записка командования Резервного фронта начальнику ГШ КА. ЦАМО РФ, ф.219, о.679, д.3, лист 41-44).
    из 24-й армии были выведены 100-я, 197-я, 120-я, 127-я, стрелковые дивизии и 102-я танковая. Да и 303-я была отведена в тыл на переформирование .Армия была пополнена маршевым пополнением и наместо выбывших прибыли ополченческие дивизии г.Москвы. 27 сентября немцы начали наступление в районе реки С. (Стряна). Они бросили в бой 268-ю пехотную дивизию, вновь укомплектованную после разгрома ее под Ельней, и один полк 292-й пехотной дивизии.Это была разведка бое которая была отбита . 1-го октября в 6.30 утра немцы начали внезапную, ожесточенную артподготовку по всему фронту 24-й армии. С небольшими перерывами она длилась целые сутки. Об ответном огне можно судить на примере 103-го гаубичного полка. Суточная норма расхода снарядов там была 80 штук. Один выстрел через 18 минут.
    Оборона советских войск строилась в соответствии с Уставом вооруженных сил - 2/3 дивизии на передней линии являлись сдерживающими, 1/3 - резервом для нанесения контрудара.
    2-го октября в 10.00 шесть немецких бомбардировщика бомбили Мархоткино. Штаб 24-й армии перешел обратно в Волочек. После сильной артподготовки немцы на ряде участков 24-й армии перешли в наступление. Особенно на участке 19-й сд полковника Утвенко. 139-я сд понеся большие потери отошла из междуречья Стряна – Десна на левый берег Десны. 144-я тбр накопилась в районе Уварово, Митрофаново, Еремейцево для нанесения удара на юг в соответствии с приказом из штаба фронта. 303-я сд (400 бойцов), отошедшая с передовой на пополнение находилась в районе Ивановка, Мутище, Эадний Починок. Теперь дивизия передавалась 49-й армии и должна была двигаться к 4-му октября на погрузку на станции Павлиново и Спас-Деменск для отправки на юго-запад.
    24-я армия построила свою оборону следующим образом. 309-я сд занимала крайний правый фланг армии в районе совхоза Беззабот – Выползово. 106-я сд основными силами вела боевые действия в районе Лысовки. Два ее полка ( сп и ап) были направлены на крайний левый фланг армии, на стык с 222-й дивизией 43-й армии в Бибирево. 19-я сд вела бои на рубеже Плещковка – Щеплево. 139-я сд (9 дно), понеся большие потери (еще до начала «Тайфуна» был уничтожен один ее полк), все больше отоходила под натиском 183-й пд немцев. Командующий 9-м АК, генерала Гейер докладывал, что он подошел к Ельни уже на расстояние - 4 км. В этой связи 103-я сд своим левым флангом вела бой фронтом на юг с вклинившейся 183 пехотной дивизией немцев.
    Ставка разрешила Буденному для задуманного удара во фланг немцев снять с фронта обороны кроме 8-й сд (8 дно), уже снятой, еще и 29-ю стрелковую дивизию (7дно) и бросить ее на юг в соответствии с принятым решением. Но трогать 2-ю дивизию Ставка не разрешила.
    Немцы вытеснив соседнюю с 24-й армией 222-ю дивизию и 145-ю тбр из междуречья Стряна – Десна, утром 3-го октября форсировали Десну в районе Шатьково и прорвали фронт 222-й дивизии. Три пехотные дивизии немцев 15-я, 268-я и 78-я устремились по дороге Старые Луки, Мутище, Барсуки, Зубово, Хотеевка, Новая Березовка, Павеева гора. По этой же дороге отступала 222-я дивизия, временами имея боевые столкновения с немцами (в селении Болоновец, в Мутищах, в Петуховке). В коце концов, остатки разгромленной 222-й дивизии - 150 человек были отмечены на станции Коробец, в пределах 8-й сд. 3-го числа два полка 8-й дивизии – 1301-й и 1303-й выдвигались в район, назначенный на сосредоточения для атаки на юг. Неожиданная встреча с немцами изменила планы не только командования дивизией, но и фронта. Удар на юг отменялся, и полки 8-й дивизии заняли оборону на рубеже Зубово – Мартыновка. Штаб ее разместился в Уварове. От Мутищ 15 пд немцев повернула на север - на Лосиное и далее к железнной дороге, Пронино. К вечеру она достигла Холмеца. 3-го октября 15 пд не стремилась завязать бой с 8-й сд своим правым флангом. Когда к Мутищем утром подходили немецкие дивизии (впереди шла 78-я пд), 303 сд стала срочно сворачиваться из района Мутище, Ивановка, Задний Починок и двинулась на север. Полки 106-й сд так же стали отходить, вследствие опасности окружения от Передельников и Бибиоева, на север. Почувствовала угрозу окружения и 139-я, избитая дивизия. Она снялась с позиций у Большой Липни и двинулась на северо-восток к Угре. Разрезанная пополам 24 армия отступала вдоль большака Ельня –Вязьма, а паралельно ей по проселочным дорогам двигались немцы .Вот что оно об этом пишут: Перед наступлением 6 октября появилась неожиданная преграда – мост через Угру, который мы укрепили ночью, был поврежден массой воды от разрушенной партизанами дамбы. В результате возникла задержка наступления. Только к 13 часам дня нашим боевым группам удалось переправиться. За нами следовала боевая группа 215. Группа оставила на мосту боевое охранение, которое по рации в 10.30 сообщило, что вражеская колонна из всех видов оружия и техники спешно возвращается через Мархоткино в сторону севера и севера-востока. Среди них танки разных классов. Так, что с левой стороны для нашей инфантерии необходима внимательность.
    Раньше русские атаковали северную линию обороны между Мархоткино и Торжок около р. Угры большими силами и 25-30 танками. 178 танковый егерный взвод 3 дивизии отразил эту атаку с большим успехом. Три танка были подбиты, а остальные были вынуждены изменить маршрут. Так же были уничтожены 8 орудий, 9 тягачей и другие легковые машины. При защите очень помогла 88-мм автогусиничная батарея, которая была командирована к IR 215 и двигалась на север. Остаток дня фронт был спокоен. Наступление 269 инфантерии западнее р. Угры повлияло на это. Враг был отброшен в сторону севера и севера-востока.
    Дорога на северо-восток пересекается с дорогой из Дорогобужа на юго-восток, и по этой причине Волочекский перекресток играл важную роль. Мы ожидали встретить на этом перекрестке сильного врага, т.к. получили по рации сообщение из дивизии, что достижение этого перекрестка – главная наша задача. Надо было торопиться, чтоб успеть туда. Левый фланг немного отстал.
    В 14.45 J/195 батальон встретил при Подмошье вражеское сопротивление. То же случилось и с другим батальоном. Наша артиллерия была на месте когда враг начал атаковать тяжелыми танками со стороны Подмошья. Русские хотели любой ценой удержать перекресток. Атака русских была отражена совместными действиями пехоты и артиллерии. Штурмовым орудиям удалось подбить несколько танков.
    195 батальон начал атаку, хотя враг сильно оборонялся, используя «сталинский орган» (катюши). Подмошье было захвачено в 18.00. С помощью 2 и 3 батальонов к 18.30 все дороги в сторону запада были перекрыты. Вечером правое крыло 268 пехотной дивизии стояло в 6 км юго-западней перекрестка, в то время как 267 пехотная дивизия, которая встретила более слабое сопротивление, заняла соседнюю высоту.
    Итак наступил вечер 6 октября ,остатки 24 армии организовали оборону на большаке севернее Волочка . При этом штаб 24 армии находится в лесу юго-западнее д. Гаврюково (а не в Волочке как пишут в некоторых источниках)вот как пишет про прибытие штаба под Гаврюково очевидец :
    «Днём 6 октября машины штаба свернули с большака на просёлочную дорогу, ведущую к месту новой дислокации. Во второй половине дня мы остановились в небольшом смешанном лесочке из молодых, ещё не подросших деревьев. Командование дивизии разместилось в нескольких землянках, оставшихся тут ещё с июля. Через некоторое время сюда прибыла значительная часть полка Н. А Оглоблина,11танкеток батальона разведки, сапёрный батальон и бойцы из других частей.Сапёрный батальон занял оборону вокруг небольшой деревни восточнее леска. Здесь находилась и часть штаба 24-й армии во главе с генерал-майором, и два танка КВ, приданные штабу армии" Кстати надо отметить интересный факт ,немцы пишут о применение «Сталинского органа»-«Катюш» .Интересно что за батарея стреляла у Подмошя и какова ее дальнейшая судьба??? Именно 6 октября Ракутин допускает роковую ошибку ,он либо не руководит войсками либо просто не смотрит на карту. Дорога идущая параллельно большаку через афонино на свиную(сенную) остается не прекрытой войсками. Там можно было довольно легко организовать прочную оборону опираясь на естественные преграды (местность сильно заболочена и дорогу пересекает река Артеша.) однако там вообще не оказалось войск.
    Шестой день наступления – 7 октября – боевая гр.215, 1 пионерская гр.178, штурмовые орудия и 1 санитарная часть 178 в 5.30 из местечка Памятка начали наступление. Задача – выйти в район южнее р. Осьма в населенный пункт Раменье, пройдя Афонино, Сенную и Клин, чтоб заблокировать там переход (переправу) врага.
    Во время сбора шеф 7./I.R.215 ст.лейтенант Альбрехт был застрелен в лесу русским комиссаром.
    Боевая группа быстро двигалась вперед без соприкосновения с врагом. Первыми шли 1-я велосипедная , 14-я танково-егерная и конная боевые группы. Немногие засады в лесу были быстро уничтожены. Разведка доложила, что дороги в нашем районе очень плохие. Севернее Афонино большое болото. Но уже по дороге к Афонино нам встречались болота, которые, не создали нам особых препятствий. Мы прошли Афонино в 9.00 и в 1,5 км южнее Сенной столкнулись с вражеской разведкой. Первая боевая группа быстро отогнала вражеский взвод. Первый раз боевая группа была задержана южнее Сенной на болотистом месте. 1/Pi 178 и 215 начали укреплять дорогу.
    Дорога стала хуже. Многие машины застряли или утонули. Особенно трудно приходилось артиллерии. Некоторые участки дороги были глубокими и без гатей. Их нельзя было использовать. Поэтому южнее Афонино образовалась пробка, и мы не достигли своей цели.
    A. A. 178, которая должна была защищать наш правый фланг следуя в Бол. Калпиту и строить мост через р. Осьму, шла за нами с опозданием из-за задержки на болотах. Так что они только к 13.30 достигли Афонино без тяжелых орудий и в15.00 продолжили свой путь. Танковая егер. группа 178 застряла на Угре у д. Шелково.
    Боевая гр.238 догнала 215.
    Боевая гр.195 была атакована ранним утром на перекрестке в Волочке 1500 русскими. Атака была отбита. При этом был убит шеф 6 компании. Атака ослабла только к 10.00, когда подошла наша 268 пехотная дивизия.
    В лесах севернее перекрестка спрятались значительные вражеские соединения, которые были атакованы 268 пехотной дивизией. Но данная дивизия в густых лесах продвигалась медленно и с большими потерями. Потом атаковали наши пикирующие бомбардировщики и разбили врага.
    Для 78 пехотной дивизии существовала опасность быть атакованной отступающими русскими частями.
    Боевая группа 215 находилась в Ильинке, когда пришло SMS-сообщение от конного взвода, что все лесные опушки при Гаврюково укреплены врагом.
    Командир приказал привести в боевую готовность I./A.R. 178, а 1 батальону атаковать врага с юга. В результате тяжелой атаки 3 танка русских были подбиты, а остальные примерно 10 шт. ушли на восток и атаковали там части 14./215 и штаб в Ильинке. Было подбито еще несколько танков, остальные ушли на северо-запад.
    Итак штаб 24 армии с частями 144 тбр и 6 ДНО(139 дивизия) оказался в мешке, горловину которого утром 7 октября успел проскочить лиш начштаба 24 армии генерал Кондратьев.
    В 16.00 8.10. в Семлево прибыл начальник штаба 24 А генерал-майор Кандратьев с частью штаба и двумя десятками автомашин. Генерал-майор Кондратьев взял на себя командование обороной Семлева, имея телефонную связь с генерал-майором Ракутиным, двигавшимся со штабом армии и частью войск на Семлево. Генерал-майор Ракутин и его часть штаба тем временем продолжали прорываться в Семлево. Генерал-майор Кондратьев с другой частью штаба, находящейся в Семлево, имел связь только со штабом 106 мд и со штабом 19 сд. Таким образом, 24 А не могла занять направлений, указанных в приказе генерал-лейтенантом Ершаковым. Вечером 8.10 была получена радиограмма генерала армии Жукова, приказывавшего держаться компактно и прорываться через Вязьму на Гжатск. Больше никаких телеграмм и других указаний, а также и грузов штаармом 24 и войсками получено не было.
    Вечером с 22-23 часов 8.10. немцы, прорвав оборону севера, через ст. Семлево вышли на северную окраину поселка Семлево. Генерал-майор Кондратьев с частью штаба 24 А вынужден был под давлением противника перейти на новый КП в район д. Молошино.
    Утром 9.10., следуя за 139 сд, 24 А, ввязавшаяся в бой с противником часть штаба, возглавляемая генерал-майором Кондратьевым, оказалась в кольце немцев в районе ПанфиловоВ лесу, восточнее Гредякино, Документы штаарма 24 этого периода находились в группе войск, которая шла с генерал-лейтенантом (так в документе. – Прим. авт.) Ракутиным.
    ( это из показании Дивизионного комиссараК. Абрамова) мною были встречены раненые член Военного совета 24 А дивизионный комиссар т. Иванов и замкомвойск по тылу 24 А генерал-майор Циркович. Они могут подробно изложить действия штаба 24 А и 20 А, так как до района Семлево следовали со штабом 24 А, а с района Семлево со штабом 20 А, где и были ранены (дивизионный комиссар Иванов сейчас находится в Новосибирск е, адрес: Красный проспект, 37). Характерно что Иванов находился с Ракутиным в районе д. Гаврюково 7 и 8 октября. Из сообщений бойцов и командиров 20 А, которых я встречал, выяснилось, что последний раз его (генерал-майора Ракутина. – Прим, авт.) видели в 6 км восточнее Семлева. С ним следовали майор Мошин и ряд других работников штаба. Куда они девались последствии – сказать не могу.а вот отрывок из переговоров генерала Маландина с генералом Лукиным: «Только сейчас получили радиограмму от Ракутина, в которой он просит прикрыть истребительной авиацией, так как противник безнаказанно бомбит колонны и отходящие части. Из радиограммы можно установить, что в колоннах идут тыловые части и учреждения, головы которых в пунктах расположения второго эшелона Ракутина. Сами же части фиксирует на линии Дорогудь (так в тексте, правильно — Дорогобуж. — Л.Л.). В радиограмме не указано время положения частей и время подписи».
    Переговоры закончились в 8.23 9.10.» Итак если считать фразу только сейчас относящейся к 9 октября ,то получается что 9 утром Ракутин был жив и разговаривал по рацие со ставкой.
    А вот воспоминания самого комиссара Иванова: «Вывезенный из партизанского отряда самолётом в Москву в январе 1942г член Военного совета 24-й армии Николай Иванович Иванов видел Ракутина в последний раз 7 октября и пишет об этом так "24-я армия попала в крайне тяжёлую обстановку...Штаб, и том числе я .командующий генерал-майор Ракутин отходили с ополченческой дивизией...6 октября мы вышли в район Семлёво. Части дивизии, будучи уже к тому времени потрёпаны, видя, что кольцо окружения замкнуто ,залегли и приостановили движение вперёд. Учтя такое положение ,я и командующий армией тов. Ракутин пошли непосредственно в части, чтобы оказать непосредственную помощь командованию дивизии...Во второй половине дня я был ранен. Из слов товарищей видно что после моего ранения дивизия могла сопротивляться полтора-два часа .Насколько это достоверно, утверждать не смею..."
    Что интересно Иванов после долгого лечения был признан годным к службе только учреждениях тыла и назначен комиссаром Академии связи, но будучи недоволен этим ,писал по начальству:"Ещё раз осмеливаюсь вас просить удовлетворить мою просьбу, дать мне возможность работать в действующей армии"Напомнив, что ему обещали, когда он окрепнет ,отправить его на фронт, Иванов писал:"Теперь я уже давно окреп вернее совсем здоров, неоднократно обращался с просьбой к вам...Продумав всё, я не нашёл особых погрешностей, которые могли бы быть препятствием к удовлетворению моей просьбы. Единственно ,что остаётся -это положение, в котором я очутился ,будучи членом Военного Совета 24-й армии. Как видно это является камнем преткновения .Если так ,я просил бы мне разъяснить ,в чём моя вина? Не у всякого хватило бы силы воли перенести то, что пришлось пережить мне. О моей роли в тылу врага могут подтвердить люди, указанные мною в моём объяснении. Разобраться с этим легко при желании..."
    Видимо Иванову по какой то причине не доверяли и держали подальше от фронта.
    Из выше написанного вытекают несколько выводов относящихся непосредственно к теме наших поисков :
    1. Штаб 24 армии прибыл под Гаврюково днем 6 октября 1941 г, для размещения использовались землянки и блиндажи вырытые в июле 1941 во время ельнинского наступления. Штаб имел в своем распоряжение значительную часть полка Н. А Оглоблина,11танкеток батальона разведки, сапёрный батальон и бойцы из других частей. И два танка КВ.
    2.7 утром начштаба генерал Кондратьев по приказу Ракутина отбыл в Семлево .А уже в 9 .00 7 октября немцы перерезали большак и штаб оказался в окружение. Со стороны Волочка по лесу наступала 268 П.Д.немцев, с востока котел закрывал сначала 215 пехотный полк а затем 195 пехотный полк 78 П.Д. немцев.
    3.Все попытки прорвать кольцо окружения потерпели неудачу. 8 октября был получен приказ ставки на выход из окружения. После этого организованное сопротивление прекратилось и части находящиеся в котле пытались выйти из окружения мелкими группами по лесам.
    4.Никаких упоминаний о гибели Ракутина и о его захоронение в доступных сейчас немецких источниках не обнаружено.
    5.Видемо после получения приказа на выход из окружения все ценное в военном отношение имущество было уничтожено или закопано в районе деревни Гаврюково. Ситуация не позволяла его куда то переместить (времени не было).
     
  15. Штурман
    Offline

    Штурман *****

    Регистрация:
    22 мар 2009
    Сообщения:
    1.587
    Спасибо:
    65
    Отзывы:
    0
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Вывод андерсона, что штаб находился под Гаврюково, раскрывает смысл слов - «копали на лосиной голове» - сказанных на допросе в НКВД ракутинским радистом вышедшим из окружения… КОПАЛИ БЛИНДАЖИ !!!

    Вот карты в тему:

    500 м http://i079.radikal.ru/0903/e3/0c80b5286641.jpg
    1840 год http://s46.radikal.ru/i111/0903/fc/31c522d545d4.jpg
    1942_2 км http://s46.radikal.ru/i111/0903/25/3af3a60ad2b3.jpg
    Из космоса http://s55.radikal.ru/i150/0903/ec/372173b43607.jpg
    Лосиная голова http://i003.radikal.ru/0903/a6/5f361cc3cc13.jpg

    Андерсон писал: Значит так ,при всем уважение к sm-poisk ,фильтруем инфу: Никакого самолета Жуков за Ракутиным не присылал (у нас теперь за всеми генералами присылали самолеты что ни есть правда),тем более в конце сентября,так как операция тайфун началась 2 октября ,а самому Жукову стало ясно что фронт развалился и немцы окружили 5 армий только 8 октября,когда был отдан приказ на отход к можайской линие обороны.

    Наличие радиосвязи со ставкой предполагает, что Жуков знал как развиваются события у Ракутина и, как великий стратег, он легко мог проанализировать их дальнейшее развитие задолго до 8 октября…. Поэтому самолет мог быть. А посадочная площадка находилась в Б.Вергово слева от дороги на Пустошку, по которой уходил Ракутин по версии Цветкова (её позже партизаны использовали). Так что вполне вероятно, что искомый сейф улетел , а Ракутин пошел дальше…
     
  16. Абр
    Offline

    Абр Завсегдатай SB

    Регистрация:
    9 янв 2009
    Сообщения:
    152
    Спасибо:
    24
    Отзывы:
    1
    Из:
    Smolensk
    ...
    7 октября штаб 24 - й армии, во главе с генералом Ракутиным отступал с ополченской дивизией. В районе Семлево части этой дивизии, видя, что кольцо окружения замкнуто, залегли. Командарм Ракутин и Член Военного совета Иванов пошли непосредственно в части, чтобы оказать помощь командованию дивизии.

    Как вспоминает бывший красноармеец А. Суслов, проходивший службу в батальоне охраны штаба 24 - й армии, «рядом с ним (Ракутиным - прим.авт.), в 10 - 15 метрах мне довелось ходить в атаку на прорыв, видимо в районе Семлево. Он шел в полный рост, в генеральской форме, в фуражке, с пистолетом в руке. Мы не прорвались и по приказу командования в больших, специально вырытых ямах сжигали штабные документы, предварительно облив их мазутом и бензином. После атаки я больше не видел генерала Ракутина».
    ...
    Отрывок из статьи в Военно - исторического сборника ФПС РФ № 1.
     
  17. vladimir1
    Offline

    vladimir1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    25 май 2008
    Сообщения:
    416
    Спасибо:
    33
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    смол. обл.
    Абр
    Цитата
    Он шел в полный рост, в генеральской форме, в фуражке, с пистолетом в руке.


    sm-poisk
    Цитата
    Но, позвольте мне иметь сомнения в правдивости его информации.


    В каком виде схоронили генерала (одежда, сопутка)?
    В "белых тапках" или в форме, с оружием или без.
    Чтобы иметь представление о захоронении генералов,во время войны, желательно немцами, стоит выслушать очевидцев поднятия "лежаков".
    Слыхал, что рославльцы поднимали "лежак" генерала зарытого немцами (генерал наш), и что из этогго получилось - поучительная история !!!
    Вообще, что из себя представляли захоронения интересуемого района?

    Если генерала зарыли с сейфом, то что из этого может получиться?
     
  18. андерсон
    Offline

    андерсон Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 май 2008
    Сообщения:
    2.368
    Спасибо:
    499
    Отзывы:
    19
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г.Смоленск
    500 м http://i079.radikal.ru/0903/e3/0c80b5286641.jpg
    На этой карте отмечена братская магила около отметки высот 211.4 ,по описанию это и есть магила из которой извлекали останки танкистов и захороненных в гробах,заметте она обозначена на карте 1980 года издания а значит известна военкомату и прочим гос органам.Куча землянок между речками артеша и свинная и есть рассположение штаба 24 армии на 6-8 октября 1941 года.
     
  19. vladimir1
    Offline

    vladimir1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    25 май 2008
    Сообщения:
    416
    Спасибо:
    33
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    смол. обл.
    Цитата
    Именно в нём, или вблизи и находится не одна сотня, а
    может быть и тысяча этих останков! Рядом с ним братская
    могила у дороги, нанесена на карту, до сих пор не найдена
    ни кем, и мной тоже, хотя очень искал, чтобы перенести в
    г.Дорогобуж.


    В чем смысл в переносе братских могил и тысячи останков в Дрогобуж?
    Чтут то место, где люди приняли смерть (ставят памятники, приводят в порядок братские могилы.)
    Чтобы провести профессиональный поиск, нужно привлеч профи.(с соседних форумов).Мозги профи заточены на поиск, а не на поднятие останков.
    Должен быть азарт в поиске.
    Поднятие тысячи останков, для воинской части, это не такая уж и проблема.
    Поинтересуйтесь как под Ельней это дело было организовано (скорее всего там работали не пионеры и краеведы любители) (тонкостей не знаю, могу и ошибаться)
    В презахоронениях под фанфары не участвую, если есть сложная задача, значит есть и азарт поиска.
     
  20. Штурман
    Offline

    Штурман *****

    Регистрация:
    22 мар 2009
    Сообщения:
    1.587
    Спасибо:
    65
    Отзывы:
    0
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Цитата(vladimir1 @ 22 Марта 2009, 19:46)
    В чем смысл в переносе братских могил и тысячи останков в Дрогобуж?

    Кто в сознательном возрасте работал в поисковых отрядах знает, что и в этой сфере общественной деятельности есть обратная сторона луны. Поэтому в перезахоронениях тоже уже довно не учавствую.

    Ну а отделять армию от командира или от архива или , раз уж так сложилось, от Пинского банка было-бы не логично, потому, что это ОДНА НЕДЕЛИМАЯ ИСТОРИЯ жизни и смерти.
     

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)