Поход Дроздовцев "Яссы — Дон"

Тема в разделе "Гражданская война в России", создана пользователем Степняк, 28 дек 2014.

  1. Offline

    Степняк Завсегдатай SB

    Регистрация:
    28 авг 2014
    Сообщения:
    850
    Спасибо SB:
    2.769
    Отзывы:
    68
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Кубань
    Интересы:
    Фалеристика, горы
    Добрый вечер ,как наверное уже заметили форумчане ,в основном мои познания связаны с гражданской войной ,и я решил освятить ещё один из самых важных походов в период становления Добровольческой армии,который внёс огромный вклад в борьбу на Дону и Кубани .
    Думаю учитывая географию форума многим будет интересен этот поход так как он проходил по вашим местам ,вся подборка и компановка взята из различных статей, мемуаров участников и изысканий историков.

    Дроздовский.jpg
    ДРОЗДОВСКИЙ Михаил Гордеевич (07.10.1881-01.01.1919).

    Полковник (01.1917). Генерал-майор (08.11.1918). Окончил Киевский Владимирский кадетский корпус (1899), Павловское военное училище (1901) и Николаевскую академию Генерального штаба (1908). Участник русско-японской войны 1904 — 1905: офицер в 34-м Сибирском полку, в боях получил ранение, награжден боевыми знаками отличия. Участник Первой Мировой войны: офицер в штабе Юго-Западного фронта и штабе 27-го армейского корпуса, 07.1914 — 09.1915; начальник штаба 64-й пехотной дивизии, 09.1915—09.1916. Ранен. Лечение после ранения, 09.1916—01.1917. Начальник штаба 15-й пехотной дивизии, 01—04.1917; командир 60-го пехотного Замосцкого полка, 04 — 11.1917; командир (начальник) 14-й пехотной дивизии, с 11.1917. Не вступая в должность, уехал с фронта в Яссы, где генерал Щербачев формировал Добровольческий корпус для отправки на Дон.
    В Белом движении: в конце декабря 1917 на Румынском фронте в Яссах начал формировать Первую (отдельную) бригаду русских добровольцев. Этот отряд численностью около 1000 бойцов (в основном офицеры) выступил из Ясс 26.02.1918 на Дон.
    Пройдя из Румынии по югу Украины примерно 1700 км, подошел к Ростову и после упорного боя с красными частями освободил город от власти большевиков 25.05.1918. Затем помог донским казакам удержать Новочеркасск, откуда выступил на объединение с Добровольческой армией, пополнив свой отряд за счет новых добровольцев (до 2000 бойцов). Прибыл 27.05.1918 в станицу Мечетинскую, где был встречен генералами Алексеевым и Деникиным (в Ставке Главнокомандующего Добровольческой армии после гибели Корнилова). Отряд Дроздовского был переформирован в 3-ю пехотную дивизию и участвовал во 2-м Кубанском походе, освободив Кубань и Северный Кавказ от большевиков. Командир 3-й пехотной дивизии, 05.1918 — 01.01.1919. Ранен 31.10.1918 в бедро под Ставрополем. Умер от гангрены 01.01.1919 в Ростове. С 17.01.1919 3-я пехотная дивизия стала именоваться «3-я генерала Дроздовского пехотная дивизия».

    Дроздовский поход» (26 февраля (11 марта) - 24 апреля (7 мая) 1918 года.
    [​IMG]
    Переход Первой Отдельной бригады Русских добровольцев под командованием Генерального штаба полковника М. Г. Дроздовского с Румынского фронта Великой войны на Дон для соединения с Добровольческой армией генерала Л. Г. Корнилова и совместной борьбы против большевиков. Поход стал одним из наиболее значительных (наряду с «Ледяным походом») эпизодов в истории первого этапа Белого движения на Юге России

    Зарождение добровольческого движения

    В ночь с 25 октября (7 ноября) на 26 октября (8 ноября) 1917 года в результате вооружённого переворота в Петрограде было свергнуто Временное правительство.

    25 октября(7 ноября)1917 года в Новочеркасске атаман Войска Донского генерал А.М.Каледин, получив телеграмму министра юстиции Временного правительства меньшевика П. Н. Малянтовича о вооруженном восстании в Петрограде, а затем указание начальника штаба Ставки генерала Н. Н. Духонина о необходимости борьбы с советской властью, заявил, что «окажет в тесном союзе с правительствами других казачьих войск полную поддержку» Временному правительству. До его восстановления Каледин взял на себя всю полноту власти в Донской области и объявил на Дону военное положение.
    2 (15 ноября 17 года генерал М.В. Алексеев приступил в Новочеркасске к созданию добровольческого вооружённого формирования в качестве «организованной военной силы, которая могла бы противостоять надвигающейся анархии и немецко-большевистскому нашествию». С начала декабря к этой деятельности подключился прибывший на Дон генерал Л. Г. Корнилов. 25 декабря 1917 года (7 января 1918)«Алексеевская организация» получила официальное наименование — Добровольческая армия.
    Генерал Алексеев ещё в ноябре наладил связь со штабом Румынского фронта. В результате там возникла идея создания добровольческого формирования для последующей его отправки на Дон. По некоторым данным, генерал Корнилов также устанавливал свои собственные контакты с Румынским фронтом.
    На Румынском фронте сложилась благоприятная обстановка для создания добровольческих антибольшевистских формирований. Революционная агитация в армии здесь была затруднена удалённостью от Петрограда и активным противодействием помощника главнокомандующего армиями фронта генерала Д. Г. Щербачёва. В частности, генерал Щербачёв добился того, что фронтовой комитет 30 октября (12 ноября) 1917 года принял решение о непризнании советской власти. В самих Яссах находилось много офицеров, покинувших свои части. Сказались и действия румынских властей, которым при поддержке Антанты (в Яссах размещался штаб французского генерала Бертло) удалось подавить революционные выступления и среди румынских, и среди русских войск. Французы не противодействовали мирным переговорам генерала Щербачёва с генерал-фельдмаршалом Макензеном и эрцгерцогом Иосифом. 26 ноября (9 декабря) в Фокшанах было заключено перемирие между объединёнными русско-румынскими и германо-австрийскими войсками. Это позволило генералу Щербачёву активизировать борьбу с большевистским влиянием в армии. В ночь на 5 (18) декабря по его приказу войска, подчинявшиеся украинской Центральной раде, заняли все штабы. Вслед за этим румыны начали разоружение частей, в которых было сильно влияние большевиков. Румынские войска стали продвигаться в Бессарабию — под предлогом охраны русских и румынских границ и поддержания порядка и спокойствия в своём тылу.
    В середине ноября 1917 года в Яссах, где располагался штаб фронта, была создана тайная офицерская организация. В неё вошли, в частности, Генерального штаба полковник Б. А. Палицын — русский военный агент в Румынии, капитан Н. В. Сахаров из Главного штаба, капитан Д. В. Бологовской и другие. Единственной целью организации была борьба с большевиками «всеми средствами». В частности, члены этой группы казнили комиссара Совнаркома С. Г. Рошаля, прибывшего в Яссы для организации военно-революционного комитета на Румынском фронте. Рошаль был арестован румынами, но члены организации добились его выдачи и 8 (21 декабря 1918) расстреляли.
    В середине ноября 1917 офицерам фронта стало известно, что генерал Щербачёв получил письмо от генерала Алексеева, в котором сообщалось о существовании«Алексеевской организации» и её планах. После этого началась запись добровольцев для отправки на Дон.

    Создание добровольческих формирований

    Вначале работа по организации добровольцев велась хаотически и непрофессионально. Всё изменилось после вступления в организацию бывшего начальника 14-й пехотной дивизии Генерального штаба полковника М. Г. Дроздовского — 12 (25 декабря 1918). Дроздовский быстро возглавил организацию и добился её легализации под названием «Первая Бригада Русских Добровольцев» в одной из палат лазарета Евгениевской общины Красного Креста состоялось собрание офицеров, принявшее решение о создании бригады.

    Генерал Деникин писал об этом впоследствии в своих мемуарах:

    Храбрый, решительный, упорный человек, большой патриот, Дроздовский взялся лихорадочно за дело, и скоро в окрестностях Ясс (местечко Соколы) он начал собирать добровольцев, преимущественно офицеров, и накапливать военное имущество.
    Какими оригинальными средствами приобреталось оно, об этом образно говорят участники: «…Добровольцы устраивали у дорог, вблизи путей следования удиравших с фронта частей, засады; неожиданно нападали на голову колонны и захватывали ехавших обыкновенно впереди начальников; затем быстро и решительно отбирали от всех оружие, увозили с собой необходимое имущество, а иногда забирали и офицеров, следовавших с частями.» Никакого сопротивления солдаты при этом не оказывали.
    Таким путём отряд Дроздовского приобрёл оружие, лёгкую и тяжёлую артиллерию, техническое имущество и обоз.
    По версии полковника Е. Э. Месснера, ставшего впоследствии известным корниловцем, а в то время — сослуживца и ближайшего помощника полковника Дроздовского по его службе в штабе 15-й пехотной дивизии, Дроздовский первоначально формировал 1-ю бригаду Русских добровольцев не для похода на Дон, а «для наведения порядка на Румынском фронте, для принуждения разболтанных дивизий к продолжению выполнения оборонной задачи. И лишь заключение Румынией мира освободило полковника Дроздовского от стояния на посту против германцев».
    Первое время бригада Дроздовского существовала неофициально (штаб фронта просто закрывал глаза на её деятельность), однако 24 января генерал Д. Г. Щербачёв принял решение открыто санкционировать создание добровольческих частей. Командованием фронта было принято решение сформировать ещё две бригады — в Кишинёве (2-ю) и Болграде (3-ю). Однако, несмотря на настойчивые просьбы Дроздовского, Щербачёв так и не отдал приказа по фронту офицерам явиться в Яссы. Между тем офицерство, зная о ведущихся формированиях, ждало такого приказа, исходящего от непосредственного командования, и в случаях, когда начальство проявляло такую инициативу, офицеры шли за ним — например, командир 2-го Балтийского морского полка полковник М. А. Жебрак-Русанович собрал в Измаиле всех своих офицеров и выступил на соединение с отрядом М. Г. Дроздовского.
    В декабре 1917 года в Яссах в доме № 24 на улице Музилер был открыт пункт записи в бригаду, о создании которого Румынский фронт оповестили через объявления в газетах «Русское слово» и «Республиканец».

    Первая бригада Русских Добровольцев на Румынском Фронте
    (воззвание к Русским войскам в Румынии)
    Офицеры и солдаты!

    Учредительное собрание разогнано. Грабежи и насилия большевиков кровавыми волнами заливают русскую землю. Армии не существует: она погибла на радость ликующему врагу. Отчаянное положение нашего отечества вызвало необходимость создания добровольческих войск. Приказом по Румынскому фронту № 1344 объявлено о сформировании


    ПЕРВОЙ ОТДЕЛЬНОЙ БРИГАДЫ РУССКИХ ДОБРОВОЛЬЦЕВ.
    Бригада принимает всех желающих, не считаясь с политическими взглядами, но при условии беспрекословного повиновения начальникам и соблюдения полной дисциплины. Бригада просит штабы, начальствующих лиц и всех офицеров выбрать в частях достойнейших из солдат. При их согласии на перевод в Первую Бригаду Русских Добровольцев необходимо сообщить их фамилии штабу фронта по адресу: Штарум, капитану Генерального Штаба Федорову. При возможности нужно посылать их прямо в Яссы, улица (Страда) Музелор, 24.

    Офицеры и солдаты. Вы спешите домой, но там вам не будет ни отдыха, ни покоя. У порогов ваших домов братоубийственная война, внутри них — голод и слезы. Если вам дороги ваши родные очаги, ваши дети, матери, жены и сестры, если мысль о них сжимает ваше сердце — ваше место под знаменем добровольческих войск; хотите их защитить и спасти — идите к нам в


    ПЕРВУЮ ОТДЕЛЬНУЮ БРИГАДУ РУССКИХ ДОБРОВОЛЬЦЕВ.

    Условия службы в Первой Бригаде Русских Добровольцев.
    1) В частях Бригады господствует абсолютная дисциплина, никаких комитетов не существует.

    2) От поступающих требуется подписка в беспрекословном подчинении начальникам.

    3) Содержание офицерам начинается с 200 рублей в месяц, при полном пищевом, вещевом довольствии, солдатам — от 25 рублей в месяц до 100 в зависимости от времени службы, поведения и звания.

    4) Производство в чины, награды, ранения, пенсии засчитываются на общих основаниях с армией.

    Запись добровольцев производится в Яссах, улица (страда) Музелор № 24. На станции Унгени специальный агент для пропуска прибывающих из России.


    Текст воспроизводится по Дроздовский М. Г. Дневник. — Берлин: Отто Кирхнер и Ко, 1923.
    Противодействие румынских властей

    16 февраля (1 марта) Румыния вступила в Бухаресте в переговоры с министрами иностранных дел Центральных держав о сепаратном мире , среди условий которого были передача Румынии территории Бессарабии, уже оккупированной румынскими войсками, и разоружение русских добровольцев. С этого времени румынские власти начали препятствовать формированию русских добровольческих частей.

    Для ускорения пополнения бригады добровольцами, кроме самих Ясс, были открыты пункты вербовки в Кишинёве,Тирасполе, Одессе . Люди Дроздовского специально посещали вокзалы и кафе, заводили там разговоры с офицерами, массово приезжавшими с фронта, и рассказывали об организации. Дроздовский и сам часто участвовал в агитации среди потенциальных добровольцев (во время отсутствия Дроздовского в Яссах его замещал ближайший помощник — начальник штаба бригады полковник М. К. Войналович). Выступления его, по словам очевидцев, выглядели примерно так:

    Дроздовский отрывисто говорил:
    «Никакие резолюции вам не помогут. Чего-то ждать, сложа руки — нелепо. Только организуясь, имея в руках оружие, вы сможете спасти себя и послужить России. Иначе вас ждёт тюрьма, издевательства, пытки и бесславная смерть. Вспомните, вы — офицеры. Пробирайтесь в Яссы, идите в добровольцы…»

    Во время одного из таких своих выступлений в Одессе Дроздовский был арестован советскими властями ; освободить командира удалось благодаря усилиям его адъютанта поручика Кулаковского.
    Для идейного сплочения добровольцев, невзирая на декларируемую внепартийность, Дроздовский организовал в бригаде «параллельную структуру» — тайную монархическую организацию. Внутри бригады велась вербовка в члены новой организации, а её членам даже выдавались специальные карточки трёх степеней. В отряде такими карточками обзавелись около 90 % бойцов. Как пишет Р. Г. Гагкуев, это, по сути, двойное подчинение, с одной стороны, повышало сплочённость дроздовцев, но с другой стороны, создавало определённые предпосылки для трений в будущем с другими частями Добровольческой армии.
    Вербовка шла с трудом, очень часто в ответ на предложение дроздовцев офицерам присоединяться к ним следовал ответ:

    «Мы устали, мы воевали три года, поедем домой, отдохнём и… если у вас что-нибудь выйдет, то присоединимся».
    Хотя на Румынском фронте находилось около 40 тысяч офицеров, в течение первых двух недель в отряд записались лишь 218 человек. Нередко записавшиеся добровольцы скрывались после получения 150 румынских лей положенного пособия.
    Поступавшие в бригаду офицеры группировались в общежитии лазарета Евгениевской общины, а затем партиями направлялись в Скынтею, где распределялись по родам войск. Конно-горная батарея капитана Б. Я. Колзакова стала первой частью, созданной Дроздовским. Затем последовали пулеметная команда, 1-я рота под командой подполковника В. А. Руммеля, 2-я рота капитана Л. И. Андреевского и легкая батарея полковника М. Н. Ползикова. Позднее на базе группы офицеров 8-го драгунского полка был организован кавалерийский эскадрон штабс-ротмистра Аникеева, гаубичный взвод подполковника А. К. Медведева и бронеотряд.
    Неопределённый статус добровольческого формирования вызывал трудности с довольствием, хотя от союзников поступала финансовая поддержка: французская военная миссия выделила на организацию похода 5 миллионов рублей и 2 миллиона румынских лей. В целях конспирации вербовка происходила под видом набора волонтёров в армию США. Лишь 24 января (6 февраля) 1918 года генерал Щербачёв решился открыто поддержать создание добровольческих частей. Приказом по Румынскому фронту № 1344 объявлялось о формировании Отдельного корпуса русских добровольцев в составе штаба и трёх бригад. Командиром корпуса назначался командующий 9-й армией генерал-лейтенант Кельчевский, а начальником штаба — генерал-майор А. Н. Алексеев. Полковник Дроздовский назначался командиром 1-й (Скынтейской) бригады (к концу февраля 1918 года в ней состояло около 900 бойцов). Началось развёртывание 2-й (Кишиневской) бригады, которую вначале возглавил генерал Асташов, а затем — генерал-лейтенант Ю. Ю. Белозор (к концу февраля 1918 года в ней было около 800 бойцов). Планировалось создание 3-й бригады в Болграде. Часто бригада Дроздовского для пополнения боеприпасами, снаряжением и продовольствием вступала в стычки с пробольшевистскими частями. К 20 февраля в распоряжении Дроздовского было большое количество артиллерии и пулемётов, 15 бронемашин, легковые и грузовые автомобили, радиостанция и много другого имущества, часть которого дроздовцы при уходе были вынуждены продать, а что не смогли продать — пришлось бросить.
    Как впоследствии утверждали участники событий, в то время многие, надеясь и веря в успех начатых мероприятий, открыто говорили даже о создании целой
    Днестровской Добровольческой армии
    После начала Добровольческой армией Ледяного похода и оставления Дона связь Алексеева и Корнилова со штабом Румынского фронта прервалась, и генералы Щербачёв и Кельчевский, растерявшись и опасаясь рисковать, решив, что в сложившейся международной и внутрироссийской ситуации дальнейшее существование добровольческой организации бессмысленно, пошли на уступки румынам. В феврале штабом фронта был отдан приказ, освобождавший добровольцев от подписок и распускавший добровольческие бригады. Однако полковник Дроздовский думал и действовал иначе и отказался подчиниться; в то время, как кишинёвская группа под командованием генерал-лейтенанта Ю. Ю. Белозора (2-я бригада в составе около 1000 человек) была распущена, офицеры Дроздовского решили последовать за своим командиром. На фоне полной растерянности высших руководителей Дроздовский заявил, что от начатого дела не откажется и готов повести за собой всех, кто к нему присоединится. Это решение вызвало резкую реакцию у командования фронтом. Мысль о походе в новых условиях называли безумием, авантюрой. Лишь незадолго до ухода из Румынии генерал Щербачёв изменил недоверчивое отношение и стал помогать полковнику Дроздовскому; генерал же Кельчевский до конца, где было возможно, препятствовал ему. Как писал по этому поводу американский историк Питер Кенез , в этом проявилось отличие решительного лидера: в то время как одна группа распалась, другая — такого же состава и численности — нет.
    Пробившись сквозь заслоны румынских войск, пытавшихся разоружить отряд, со своей бригадой и присоединившимися к ней офицерами бывшей бригады генерала Белозора (60 чел.) и других частей 26 февраля (11 марта) 1918 г. Дроздовский вышел в поход на Дон
    Погрузка 1-й Отдельной бригады Русских добровольцев в Яссах. Март 1918 года.
    Румынское правительство отдало распоряжение не выпускать бригаду Дроздовского с оружием (мотивируя это тем, что Украина заявила о своей независимости , заключила мир с Центральными державами, объявила нейтралитет и на проход вооружённого отряда по её территории требуется специальное разрешение). На это Дроздовский ответил, что
    «разоружение добровольцев не будет столь безболезненно, как это кажется правительству» и что «при первых враждебных действиях город Яссы и королевский дворец могут быть жестоко обстреляны артиллерийским огнём».
    Дважды, 23 февраля (8 марта) и 26 февраля (11 марта) , румынские войска пытались разоружить части 1-й бригады, направляя в Соколы пехоту с броневиками. Дроздовский в ответ лично проводил демонстрацию, выдвигая своих подчинённых на позиции. Наиболее же тяжёлое положение сложилось 26 февраля(11марта) после отъезда Дроздовского с утра в Яссы: когда румынские части генерала Авереску попытались окружить лагерь дроздовцев в местечке Соколы, последние по приказу полковника М. К. Войналовича выступили навстречу в боевых цепях, угрожая подвергнуть артобстрелу Ясский дворец.
    Выехавший в тот день в Яссы Дроздовский вёз ультиматум румынскому королю (который и передал через генерала Щербачёва) о том, что добровольцы своё оружие не сдадут и требуют гарантий свободного пропуска до русской границы, с угрозой открыть артиллерийский огонь по Яссам и дворцу, если до 6 часов вечера румынские войска не уйдут. Применять оружие, однако, не пришлось — румыны отвели войска и подали Дроздовскому поезда для перевозки отряда в Кишинёв.
    Надежды на пополнение из состава Кишинёвского гарнизона почти не оправдались — здесь к отряду Дроздовского присоединилось всего несколько десятков офицеров из 2-й бригады добровольцев генерал-лейтенанта Ю. Ю. Белозора. Сам Белозор — в ответ на предложение Дроздовского ему, как старшему по званию, возглавить весь отряд — отказался, сославшись на приказ штаба фронта, освобождавший всех от взятых на себя обязательств, вдобавок призвав всех не доверять «безумному плану Дроздовского».
    26—28 февраля (11—13 марта) из Ясс в Кишинёв выступили шесть эшелонов отряда Дроздовского, а также автоколонна. На станции Перлица ( Бельцкий уезд Бессарабской губернии ) произошло очередное столкновение с румынскими частями, разрешившееся в пользу бригады Дроздовского: румыны пытались захватить паровоз головного состава. 4 (17 марта) вся бригада сосредоточилась в Дубоссарах, на левом берегу Днестра, вне оккупационной зоны румын.

    Состав отряда

    5 (18 марта) в Дубоссарах, после присоединения к отряду команды болградских конно-пионеров и Польского эскадрона была произведена реорганизация, в результате которой бригада приняла следующий вид:


    • штаб (начальник штаба — полковник М. К. Войналович, его помощник — подполковник Г. Д. Лесли);
    • сводно-стрелковый полк (командир — генерал-майор В. В. Семёнов);
    • конный дивизион (102 сабли, штаб-ротмистр Б. А. Гаевский) — из двух эскадронов (штабс-ротмистр Аникиев и ротмистр В. А. Двойченко);
    • артиллерия (общее командование генерал-лейтенанта Н. Д. Невадовского (поступившего сначала рядовым));
    • конно-горная батарея (капитан Б. Я. Колзаков);
    • лёгкая батарея (полковник М. Я. Ползиков);
    • мортирный взвод (полковник А. К. Медведев);
    • команда связи;
    • конная и автомобильная радиотелеграфные станции (подполковник Гран);
    • автоколонна (капитан Лисицкий);
    • броневой отряд (капитан Ковалевский);
    • команда разведчиков особого назначения (15 сабель);
    • полевой лазарет (старший врач М. Введенский);
    • техническая часть, обоз;
    • интендантство (полковник Абрамов).
    По данным американского историка Мелитополь Питера Кенеза, отряд Дроздовского имел следующий состав: 667 офицеров (все молодые: штаб-офицеров, кроме штабных, было всего 6 человек), 370 солдат, 14 врачей, священников и 12 медсестёр, всего 1 063 человека.

    Переход

    «Дроздовский поход» от местечка Соколы до Новочеркасска длился 61 день. 7
    е Каховки и под Мелитополем Дроздовским практически без потерь были разбиты два советских отряда; были предприняты две-три карательные экспедиции
    . Для большей скорости передвижения вместо автомобилей и броневиков, с трудом передвигавшихся вАлександровки непролазной грязи, пехота дроздовцев была посажена на телеги.(20марта)
    отряд выступил из Дубоссар; 15 (28 марта) переправился черезЮжный Буг у ; 28 марта (10 апреля ) перешёл Днепр у Бериславля; 3 (16 апреля) дроздовцы заняли ; 21 апреля (4 мая) появились под Ростовом.
    Все походники нашивали на рукава шевроны национальных цветов: белый, синий и красный. Отличившиеся в ходе боёв за время похода награждались Георгиевскими крестами.
    Дроздовский пресекал конфликты между своими подчинёнными: в отряде действовал суд чести, по решению которого однажды даже состоялась дуэль между чинами отряда.
    На протяжении похода отряд пополнялся, однако приток добровольцев остался незначительным: в Каховке около 40 человек, Меритополь— около 70, Бердянск — 70—75, Таганрог — 50. Значительная группа офицеров из Одессы не выдвинулась навстречу дроздовцам, дезинформированная ложным известием о гибели отряда.
    Кроме того, 26 марта Дроздовскому подчинился, а 9 апреля — присоединился к бригаде отряд полковника М. А. Жебрак
    - Русановича в 130 человек из состава Отдельной Балтийской морской дивизии:
    На походе мы узнали ещё о другом отряде добровольцев. Один полковник собрал его в Измаиле и выступил вслед за нами. В селе Каменный Брод этот отряд догнал нас. Измаильский полковник был невысокого роста, с пристальными светло-серыми глазами. Он заметно приволакивал ногу. Мы узнали, что его фамилия Жебрак-Русакевич… Он принёс нам знамя Балтийской дивизии, морской Андреевский флаг с синим крестом. Андреевский флаг стал полковым знаменем нашего офицерского стрелкового полка.
    Отряду Дроздовского, проходившему в день 60—65 километров, удалось быстро пересечь территорию Украины. В условиях всеобщего хаоса тысяча штыков представляла собой серьёзную силу, поэтому Дроздовскому легко давались победы над небольшими группами красных войск, встречавшихся ему на пути: так, в район
    За время похода отряд сумел пополнить свою материальную базу за счёт складов, попадавшихся на пути. В Мелитополе удалось найти ботинки и сапоги, а из захваченного здесь материала — пошить новое обмундирование, так удивившее впоследствии бойцов Добровольческой армии на параде в Мечетинской во время присоединения к ним дроздовцев. В Мариуполе у красных войск удалось отбить лошадей, в Бердянске и Таганроге — пополнить свой арсенал оружия и боеприпасов, а также получить в своё распоряжение автомобили, бензин и даже два аэроплана.
    Между тем вести, доходившие до дроздовцев с Дона , являвшегося целью их похода, становились всё более тревожными: 14 апреля — с возвращением в отряд поручика Кудряшова, отправленного десятью днями ранее на разведку с целью выяснить положение на Дону и Кубани и выйти на связь с генералом Корниловым, — окончательно подтвердились сведения, что весь Дон в руках большевиков; о генерале Корнилове говорили, что он «дерётся где-то в районе ст. Кавказской, и ходят даже слухи, что он убит». У многих участников похода настроение становилось мрачным. Чтобы избежать ухудшения психологической обстановки, о предполагаемой смерти генерала Корнилова Дроздовский сообщил лишь командирам частей. Был он мрачным, замкнутым, предпочитая не делиться с окружающими своими мыслями, вёл отряд вперёд, руководствуясь не столько реальной информацией, сколько верой и интуицией. Он оказался прав: после прохождения Бердянска участники похода получили и радостные для них новости: Добровольческая армия жива и продолжает боевые действия.


    Завершения похода

    21 апреля (4мая) , обогнув с севера уже занятый немцами Таганрог, участники похода подошли к Ростову, на тот момент — столице Донской Советской Республике. Данные разведки Дроздовского указывали на стремление наступающей германской армии занять Ростов. Поэтому, стремясь добыть для Добровольческой армии и Дона военные запасы города, командир отряда решился на рискованную операцию против большого красного гарнизона, занимавшего к тому же хорошо укреплённую позицию. Силы большевиков составляли 12 тысяч красногвардейцев при шести батареях, отряды рабочих из предместий, а также военный корабль «Колхида», обстреливавший наступающих с реки.
    В Пасхальную ночь 21 апреля (4 мая)
    конный дивизион дроздовцев с лёгкой батареей и бронивиком под командованием начальника штаба отряда полковника Войналовича атаковал позиции советских войск, разбил их и взял городской вокзал и привокзальные улицы. Под впечатлением внезапного разгрома советское руководство начало покидать Ростов, а отряды Красной гвардии — сдаваться в плен; однако через час, видя отсутствие подкрепления у добровольцев, красные начали контратаку подавляющими силами. Войналович погиб первым, авангард Дроздовского начал отступать. Но после подхода основных сил дроздовцев большевики, преследуемые огнём артиллерии, оставили город и отошли на Нахичевань.
    Во взятом отрядом Дроздовского Ростове, на территории городского вокзала была организована запись добровольцев. Уже ночью сюда прибыл и сам Дроздовский.
    Ближайший соратник Дроздовского, генерал А. В. Туркул так описывал вступление дроздовцев в Ростов:

    На улицах встречались горожане-богомольцы, шедшие к заутрене . С полуротой я подошёл к собору; он смутно пылал изнутри огнями. Выслав вперёд разведку, я с несколькими офицерами вошёл в собор… Впереди качались, сияя, серебряные хоругви: крестный ход только что вернулся… А на нас сквозь огни свечей смотрели тёмные глаза, округлённые от изумления… С недоверием смотрели на наши офицерские погоны, на наши гимнастёрки. Никто не знал, кто мы. Нас стали расспрашивать шёпотом, торопливо. Мы сказали, что белые, что в Ростове Дроздовский . Тёмные глаза точно бы потеплели, нам поверили, с нами начали христосоваться
    Однако лёгкость победы привела к беспечности: пехота разошлась по городу, разведки не было, а управление нарушилось. Поэтому, когда в 6 часов утра неожиданно открыл огонь красный бронепоезд и из Новочеркасска один за другим стали подходить красногвардейские эшелоны, отряд Дроздовского оказался застигнутым врасплох. Добровольцы контратаковали, однако подавляющая численность и организованные действия советских войск не позволили дроздовцам развить успех. Дроздовский, лично возглавивший кавалерию и поведший её в обход правого фланга красных, также успеха не добился.
    Как позднее выяснилось, со стороны красных в этом бою участвовало около 28 тысяч бойцов (
    39-я дивизия Кавказкого фронта, Латышская стрелковая бригада, шесть батарей полевой артиллерии, две гаубичные батареи, два бронепоезда, уже упоминавшийся пароход «Колхида» и гвардейский флотский экипаж). После тяжёлого неуправляемого боя дроздовцы, потеряв около ста человек, пулемёты и часть обоза, были вынуждены очистить Ростов и отойти к Таганрогу. В самый тяжёлый момент боя к Дроздовскому прискакали немецкие кавалеристы — офицеры германского уланского полка, подошедшего на рассвете к Ростову. Германцы предложили свою помощь. Дроздовский поблагодарил их, но помощь принять отказался.
    Командир отряда решил направиться к Новочеркасску, а через четыре дня красный Ростов достался без боя головной дивизии 1-го германского корпуса, так как командование Красной армии перед лицом немцев бежало в Царицын, оставив в Ростове сотни своих солдат, которых германцы разоружили и отпустили. Так закончилось существование Донской Советской
    Республике.
    Самой большой потерей для добровольцев стала гибель в боях полковника М. К. Войналовича, чья отвага, по словам самих дроздовцев, служила всем примером. Дроздовский записал вскоре в своём дневнике:

    Я понёс великую утрату — убит мой ближайший помощник, начальник штаба, может быть единственный человек, который мог меня заменить

    В отряде после отступления от Ростова была произведена реорганизация: Дроздовский отстранил от должности командира Сводно-стрелкового полка генерала Семёнова за самоустранение от участия в бою, а также в связи с накапливавшимся и теперь вылившимся недовольством походников излишней жестокостью генерала в отношении пленных большевиков и порой невиновных жителей местных населённых пунктов, через которые лежал путь отряда. На его место был назначен полковник М. А. Жебрак. Место погибшего начальника штаба полковника М. К. Войналовича занял полковник Г. Д. Лесли.
    Полковник Н. Д. Невадовский свидетельствует, что до получения Дроздовским в ночь с 23 на 24 апреля (5—6 мая) в селении Крым сообщений от восставших донских казаков с просьбой о помощи ситуация командиру виделась безвыходной: он был огорчён понесёнными потерями, не мог далее продолжать бой с большевиками и ничего не знал относительно расположения и состояния Добровольческой армии . Лишь с прибытием гонцов от донских казаков Дроздовский смог выяснить обстановку: он узнал, что генерал Корнилов действительно погиб под Екатеринодаром, а также, что его армия, истощённая "Ледяным походом", подходит к границам Войска Донского .
    Несмотря на неудачу, которой в итоге окончились бои Дроздовского за Ростов, его наступление отвлекло большие силы красных от Новочеркасска, чем воспользовалась Южная группа казачьего ополчения полковника С. В. Денисова, штурмовавшая и взявшая в итоге город. Однако красные оказывали упорнейшее сопротивление и перешли в наступление против казаков, собрав все свои силы в один мощный кулак. После двух суток непрерывного натиска большевикам удалось овладеть предместьями Новочеркасска, а казачье руководство осознало, что сохранить завоёванное им вряд ли удастся: их войска не устояли и начали отступать. Дроздовский подоспел в самый критический для донцов момент боя: его батарея открыла огонь во фланг наступавшей красной пехоте, а броневик походников врезался в самую гущу неприятельских резервов. Разворачивались и боевые цепи дроздовцев. Казаки, обнаружив неожиданную подмогу, воспряли и, перейдя в контратаку, преследовали и уничтожали отступающих красных на расстоянии более 15 вёрст.
    Решив судьбу сражения в пользу войск генерала Денисова, к вечеру 25 апреля (7 мая) дроздовцы вступили в Новочеркасск. В тот же день Дроздовский отправил донесение командующему Добровольческой армией генералу А. И. Деникину:

    Отряд… прибыл в Ваше распоряжение… отряд утомлён непрерывным походом… но в случае необходимости готов к бою сейчас. Ожидаю приказаний.

    А на следующий день на площади у Войскового Свято-Вознесенского Собора состоялся парад отряда, который принимал будущий донской атаман генерал П. Н. Краснов.
    Тогда же Дроздовский издал приказ по отряду, в котором говорил своим добровольцам:

    Пусть же послужит… нам примером, что только смелость и твёрдая воля творят большие дела, и что только непреклонное решение даёт успех и победу… Ещё много и много испытаний, лишений и борьбы предстоит нам впереди, но в сознании уже исполненного большого дела с великой радостью в сердце приветствую я вас, доблестные добровольцы, с окончанием вашего исторического похода

    В Новочеркасске в прибывший отряд М. Г. Дроздовского ежедневно стало записываться так много добровольцев, что через 10 дней Офицерский полк развернулся из одного батальона в три, а общая численность отряда возросла до 3 тыс. человек.


    Итоги

    Приказом генерал-лейтенанта А. И. Деникина № 288 от 12 (25) мая 1918 года Бригада Русских добровольцев полковника М. Г. Дроздовского была включена в состав Добровольческой армии

    Части отряда полковника Дроздовского недолго задержались в станице Мечетинской после парада, проследовав по его окончании на расквартирование в станицу Егорлыцкую. При переформировании Добровольческой армии в июне 1918 года отряд составил 3-ю пехотную дивизию , а сам Дроздовский стал начальником 3-й пехотной дивизии, причём одним из условий вхождения его отряда в состав Добр.армии стала гарантия его личной несменяемости в должности её командира.

    Значение присоединения отряда Дроздовского к Добровольческой армии переоценить трудно: с Дроздовским пришли около 3000 бойцов-добровольцев, прекрасно вооружённых, снаряжённых и обмундированных, при значительной артиллерии (шести лёгких орудиях, четырёх горных, двух 48-линейных, одном 6-дюймовом и 14 зарядных ящиках), пулемётах (около 70 штук различных систем), двух броневиках («Верный» и «Доброволец»), аэропланах, автомобилях, с телеграфом, оркестром, значительными запасами артиллерийских снарядов (около 800), ружейных и пулемётных патронов (200 тысяч), запасными винтовками (более тысячи). Отряд имел при себе оборудованную санитарную часть и обоз в отличном состоянии. Отряд на 70 % состоял из офицеров-фронтовиков.
    К этому времени обескровленная во время Первого Кубанского похода Добровольческая армия насчитывала в своём составе лишь немногим более 2000 штыков и 2500 шашек, имела всего семь орудий и небольшое количество пулемётов. Броневиков в армии не было ни одного, ощущался дефицит артиллерийских и ружейных снарядов. Санитарная и интендантская части отсутствовали.
    В результате присоединения дроздовцев Добровольческая армия почти удвоилась численно, значительно пополнилась и материальная часть.
    Иллюстрацией осознания руководством Добрармии значимости присоединения к ней дроздовцев служат слова, сказанные Верховным руководителем Армии генералом М. В. Алексеевым во время парада в Мечетинской. Сняв кубанку и поклонившись дроздовцам, он сказал:

    Мы были одни, но далеко в Румынии, в Яссах, билось сердце полковника Дроздовского, бились сердца пришедших с ним нам на помощь. Спасибо вам, рыцари духа, пришедшие издалека, чтобы влить в нас новые силы… Примите от меня, старого солдата, мой низкий поклон.

    Во время похода отряд Дроздовского ликвидировал советскую власть в городах Мелитополе и Бердянске, а также других населённых пунктах по пути своего следования.
    Боем под Ростовом с намного превосходящими силами красных дроздовцы первыми оказали помощь Войску Донскому, оттянув на себя из Новочеркасска крупные силы большевиков, что позволило восставшим казакам взять город. Через несколько дней внезапной атакой во фланг наступающим красным войскам дроздовцы дали казакам возможность отстоять столицу Области Войска Донского.

    П. В. Колтышев полагает, что самое главное значение прибытия добровольцев Дроздовского на соединение с Добровольческой армией состояло в том, что своим приходом они создали благоприятные условия для создания Донской армии, дали ей возможность возобновить активную борьбу с большевиками на Северном Кавказе и начать Второй Кубанский поход.

    Основатели Добровольческой армии рассчитывали на десяток таких отрядов, как привёл Дроздовский, однако в итоге поход так и остался одним из уникальных событий за всю историю Гражданской войны. П. Кенез пишет по этому поводу:

    Можно найти объективные причины, почему полковнику Дроздовскому удалось то, что никому другому не удавалось, но факт остаётся фактом: Дроздовский был выдающимся обаятельным человеком и с великими стремлениями.
    Успех похода был обеспечен во многом за счёт его неожиданности, решительности — на грани дерзости, отваги бойцов и бесспорного тактического таланта командира
    .



    [​IMG]

    Погрузка 1-й Отдельной бригады Русских добровольцев в Яссах. Март 1918 года.
    [​IMG]
    Соединение отряда Дроздовского с Добровольческой армией.
    [​IMG]
    Части походной колонны полковника Дроздовского в Херсонской губернии, весна 1918 года.
    [​IMG]
    Генерал-майор Владимир Григорьевич Харжевский

    [​IMG]
    Дроздовцы в Болгарии:Туркул, Харжевский, Манштейн.1920-е годы
    [​IMG]
    Офицеры Дроздовской дивизии. 1920 г. Галиполи. Сидят в центре генерал Харжевский В.Г., генерал Туркул А.В. (слева от офицера, стоящего за Харжевским В.Г.)

    [​IMG]
    мемориал Дроздовцев на участке Сент-Женевьев-де-Буа, именуемом «дроздовским», похоронены рядом друг с другом уцелевшие в гражданскую «дрозды», как они себя называли, и на чужбине сохранившие верность своему полковому братству

    Знаки отличия Дроздовского похода

    Медаль дроздовцам

    — медаль, учреждённая 25 ноября 1918 года для награждения военнослужащих дроздовской дивизии.

    Утверждена Приказом Главнокомандующего Добровольческой армией № 191 от 25 ноября (8 декабря 1918) года. Носилась на груди левее всех степеней Георгиевского креста и Георгиевской медали и правее всех прочих знаков отличий и медалей. В описании «медали дроздовцев» говорилось: «Две ветки — справа дубовая как символ непоколебимого решения и слева лавровая, символизирующая решение, увенчавшееся успехом. На поле медали изображён выпуклый рисунок: Россия в виде женщины в древнерусском одеянии, стоящей с мечом в протянутой правой руке над обрывом, и на дне его и по скату группа русских войск с оружием в руках, взбирающаяся к ногам женщины и олицетворяющая стремление к воссоединению Единой, Неделимой, Великой России. Фон рисунка — восходящее солнце…»

    [​IMG]
    Знак 2-го офицерского стрелкового генерала Дроздовского полка

    [​IMG]
    описание знака 2-го офицерского стрелкового генерала Дроздовского полка

    Золоченый крест, длиной 3 см. и шириной 2 см., верхний и правый конец которого покрыты малиновой эмалью, а левый н нижний — белой. В середине креста начальная буква имени шефа полка — генерала Дроздовского — "Д". Сверху надпись "Яссы", а внизу дата "1917". Надписи и буквы "Д" — золоченные. Знак установлен для чинов дроздовских частей в эмиграции.

    Знак 2-го офицерского конного генерала Дроздовского полка
    [​IMG]

    Описание Знака 2-го офицерского конного генерала Дроздовского полка:

    Знак установлен для всех чинов полка, во время пребывания в эмиграции, за границей. Прообразом знака послужила нарукавная нашивка — щит, эмблема полка, которую носили на левом рукаве у плеча.

    Щит формы гербового, серебряный, покрытый черной эмалью с серебряными буквами: "2" "оДк" и ниже "П", что значит: 2-ой Офицерский генерала Дроздовского Конный полк


    Доклад капитана Андреянова, 26 февраля 1922 г., Галлиполи
    Сегодня мы, Дроздовцы, празднуем четвертую годовщину дня выступления в поход, и в этот исторический день особенно ярко вспоминается весь крестный путь, который суждено было нам совершить в годы гражданской войны. Боевая страда не давала нам времени для анализа и критики пройденного, и только здесь, в Галлиполи, мы смогли подвести итоги, критически отнестись ко всему и составить историю похода.
    Румынский фронт, в силу своей отдаленности, а также и международной физиономии держался дольше других, но примерно к середине ноября 1917 года пошатнулся и он. В 4-й армии вместо генерала Рагозы объявил себя командармом прапорщик Кундрушкин, через день смененный Штабом фронта на генерала Адрианова, но и генерал Адрианов, и командарм 6-й армии генерал Цуриков стали стремиться к популярности среди солдатских масс, подлаживались под взгляды солдатских комитетов. Разложение частей пошло быстрым темпом. Ясно было, что прежней Армии нет. Часть офицерства стремилась пробраться на Дон, другие готовы были вступить в любые самостийные, но не большевистские национальные части, которыми наши союзники, совместно со Штабом фронта надеялись заменить бросающие фронт части, третьи мечтали вступить в иностранные армии (была пущена легенда, что американцы приглашают офицеров), четвертые просто обезличивались и стремились подделаться под товарищей. Часть офицеров, более сильных духом, не желавших видеть позора и гибели Родины, которым дорога была единая Россия, считали себя обязанными не уходить в иностранные армии, не вступать в национальные, с ярким духом сепаратизма части, а стремились к объединению для активной борьбы с большевизмом.
    Не было руководителей! Таковыми явились в конце ноября полковник Дроздовский и его ближайший помощник полковник Войналович. К этому же периоду относится совещание офицеров Генерального Штаба по вопросу восстановления и спасения гибнущей России. Здесь выявились три течения.
    Одна группа стояла за непротивление большевизму, за службу большевикам, и за борьбу с ними мирным эволюционным путем, ставя срок восстановления тридцать лет; другая стояла на такой же точке зрения, но как тактику принимала организацию местных восстаний для расшатывания большевистской власти, ставя срок 10 лет; третья, самая малочисленная,высказалась за немедленную вооруженную борьбу с большевизмом, объединение убежденных офицеров и старых солдат, не смирившихся с гибелью Родины. К ним принадлежали полковники Дроздовский и Войналович.
    Полковник Дроздовский, человек чрезвычайной храбрости и высоких нравственных качеств, непоколебимой силы воли, оценил положение и взял на себя объединение этого круга офицеров. Высокого роста, худощавый, с резко очерченными чертами лица, с орлиным взглядом, с сухой рукой (после ранения в японскую войну), тотчас и определенно формулирующий свои мысли,- он сразу производил сильное впечатление на всех, с ним встречавшихся.
    Выбор ближайшего своего помощника, впоследствии начальника Штаба Отряда, Дроздовским был сделан крайне удачно. "Единство взглядов и убеждений, полное самоотречение, патриотизм, храбрость, решимость свойственны были в полной мере им обоим.
    Некоторые различия характеров только дополняли их.
    Несколько нервный и порывистый не в боевой обстановке Дроздовский и рядом с ним спокойный во всех случаях жизни Войналович - вот те начальники, которым не могло не поверить и не'довериться офицерство с первой встречи с ними. Началась вербовка добровольцев. Вначале она шла тайно. В Яссах на улице Музилер, 24 было открыто Бюро помощи офицерам. Члены Бюро - Дроздовцы, беседуя с приходившими офицерами, убеждались в желании и решимости офицера служить делу освобождения Родины, знакомили с организацией и предлагали подписать выработанную подписку. Кого было возможно отправляли обратно в их части для пропаганды среди офицеров, остальных отправляли в общежития, расположенные в Евгениевской Общине и выдавали пособие. Оставив при формирующемся отряде полковника Войналовича, Дроздовский разослал вербовщиков по прифронтовым городам, сам же поехал в Кишинев, затем в Одессу, где открыл такие же Бюро записи. Одессу заняли большевики, Дроздовский был арестован и только благодаря находчивости его адъютанта подпоручика Кулаковского был освобожден и вернулся в Яссы.
    В декабре, с разрешения генерала Щербачева было разослано по штабам Армий приглашение русским офицерам, желающим поступить на американскую службу, явиться в Консульство, где им говорили: "Вы еще нужны Родине" и направляли на улицу Музилер,
    24. Успешность организации, с одной стороны, и поголовное оставление фронта "товарищами" привели к тому, что союзники заинтересовались организацией и стали ее поддерживать, и генералом Щерба-чевым был отдан приказ о формировании офицерских добровольческих частей. Масштаб организации был принят сразу крупный.
    Был сформирован Штаб корпуса с генералом Кел-чевским во главе, очень большого состава, штабы дивизий и полков с бригадой в Кишиневе, не было только офицеров, если не считать собранных Дроз-довским и размещенных в лагере у Скинтея 200 человек. Во главе Кишиневской бригады сперва был поставлен генерал Осташев, вскоре смененный на генерала Белозора.
    Но, несмотря на приказ генерала Щербачева, следует констатировать отсутствие всякого содействия и скорее противодействие штабов армий. Бланки печатных объявлений и подписок мирно покоились в штабах армий, а офицерство в частях если и узнавало об организации, то только через вербовщиков. Деньги, отпущенные на пособия едущим в Яссы добровольцам, если и выдавались, то крайне неохотно. Офицерам, намеривавшимся с военным имуществом следовать в Яссы, это строжайше воспрещалось, считалось расхищением имущества части. Полковник Дроздовский от главного руководства был отстранен и ему были предоставлены лишь части в Скинтее.
    К середине января следует отнести формирование в армиях фронта офицерских команд для охраны складов, обеспеченных довольствием и жалованием. В эти команды пошло наиболее слабое, нерешительное офицерство, увлекая за собой и других, что отразилось и на притоке добровольцев в Яссы.
    В феврале политическая обстановка изменилась. Румыны начали переговоры с немцами. Численность добровольцев дошла только до 500 штыков. Приходилось решать как быть.
    Генералом Келчевским было собрано совещание начальников. Подсчитали силы и пришли к заключению, что всего по записям пять тысяч человек. Из них три тысячи в штабах, полторы тысячи в Кишиневе и пятьсот в Соколах. С такими силами не решались идти. Генерал Келчевский объявил о недействительности подписки. Только полковник Дроздовский один заявил, что он с каким угодно числом решительных людей пойдет на Дон к генералу Корнилову и доведет их. Его назвали авантюристом и маньяком и заняли к нему враждебную позицию, стремясь распылить собравшихся добровольцев. Приказ о недействительности подписки, вывешивание объявлений об упразднении организация с предложением собравшимся офицерам разъехаться, затем новых объявлений - что офицерам нечего беспокоиться, так как безбедное их существование в трех городах Румынии обеспечено - определенно вели к распылению собравшихся.
    Разговоры по прямому проводу между генералами Келчевским и Белозором юзограммами представляли еще более беззастенчивое стремление оставить Дроз-довского в одиночестве, и, надо сознаться, что цель, ими преследуемая, в большой мере была достигнута.
    Из Ясс двинулось только 500 человек, в Кишиневе из 1500 присоединилось около 50-ти.
    Дроздовский снова принял главное руководство, приказал всему Отряду собраться в Соколах (часть стояла в Скинтее), охарактеризовал положение - что нас ждет и чего мы силой можем добиться и выразил уверенность, что по пути к Дону Отряд разрастется, как снежный ком.
    Таковы были полные моральных страданий внешние условия организации добровольчества, каковы же были условия жизни - к этому сейчас переходим.
    Прибывавшие в Яссы и вступившие в добровольческие части офицеры и солдаты сперва направлялись в общежития, а затем - в Скинтей или Соколы. Первоначально все направлялись в Соколы (две версты от Ясс), или Скинтей, но из-за постоянных недоразумений с товарищами 9 января всех перевели в Скинтей (28 верст от Ясс), оставив в Соколах лишь команду для караулов у складов и для разгрузки вагонов.
    В Скинтее для добровольцев было отведено несколько летних бараков, холодных и темных, с нарами для спанья. К 20 января здесь собралось до 230 офицеров разных родов войск при 500 лошадях, 6 орудиях и 10 пулеметах.
    Офицерам приходилось нести все хозяйственные работы, заготовляя для себя даже дрова, ухаживать за лошадьми, причем на каждого приходилось не менее 4-х, водить на водопой за полторы версты, нести все служебные наряды и вместе с этим для добывания вооружения, пропитания и фуража совершать набеги на соседние большевистские части. Одновременно велось строевое обучение. Эта нечеловеческая работа не понизила духа, но наоборот только сильнее сплотила собравшихся. Тяжелую непривычную школу пришлось пройти офицерам, особенно тяжело пришлось тем, кто не был знаком с уходом за лошадьми и с запряжками.
    За месяц, с 20 января по 20 февраля в Отряд поступило таким образом много тяжелой и легкой артиллерии, пулеметов, 15 бронемашин, радиостанция, автомобили и другое имущество в количестве, превосходящем в десятки раз личный состав Отряда.
    Слухи о мире Румынии с немцами и принятие румынами в числе условий разоружение добровольческих частей привели к разрыву Дроздовского с Управлением добровольческих войск, и по приказу Дроздовского все были сосредоточены снова в Соколах 22 февраля.
    Все, что личный состав не мог взять с собой, было приведено в негодность и оставлено в Скинтее.
    23 февраля румынские войска начали окружать расположение добровольцев в Соколах и потребовали сдачи оружия и нашего разъезда. Полковник Война-лович сообщил Отряду это требование. Общим ответом были: отказ от сдачи оружия и решение пробиваться.
    Полковник Дроздовский на автомобиле поехал в Яссы со своим ультиматумом, который передал генералу Щербачеву для передачи румынскому Королю:
    1. Оружие сдано не будет.
    2. Гарантия свободного пропуска до русской границы.
    3. Если до б часов вечера не уйдут войска, то будет открыт артиллерийский огонь по Яссам и, в частности, по дворцу.
    В Соколах все было готово к прорыву. К 5 часам вечера румынские войска были уведены. Полковнику Дроздовскому дан для Отряда пропуск и 25-го февраля поданы б поездных составов. Генералом Щер-бачевьм Дроздовскому было передано из 7 миллионов франков, отпущенных французами, только полтора миллиона...
    На первые три эшелона погрузилась пехота, на
    4-й - легкая мортирная батарея и связь Отряда, на
    5-й - конногорная батарея и на 6-й - интендантство. Всего на 3-х последних эшелонах - 200 человек. 26 февраля Отряд двинулся из Соколов. Быстро доехали до Унген. Здесь было отказано в паровозах.
    Группа офицеров во главе с полковником Граном пошли в депо и заставили выйти три паровоза, уплатив служащим за 2 месяца жалованье.
    Румыны путевой не дали, пошли без путевой, поезд за поездом, через 10 минут. До станции Перлица шли благополучно, но на полустанке перед Перлицей получили от железнодорожников сведения, что там концентрируются румыны.
    В силу этого двинули вперед эшелон 5-й (эскадрон и конногорная батарея), затем 4-й (легкая и мортирная батареи) и затем интендантство, около 10 человек.
    На Перлице разыгрался инцидент. В эшелон пришло сведение что от его состава румыны берут паровоз.
    Начальник эшелона, капитан Колзаков, с двумя офицерами вышли на перрон объясниться с комендантом. Румынский комендант, майор, нагло заявил, что отберет паровоз от состава, т. к. спешит отправить свой эшелон. Колзаков ответил, что он паровоза не даст, т. к. на русской земле и в данном случае он является хозяином!
    Комендант заявил, что арестовывает его. Дали знать в наш эшелон, и оттуда к Колзакову прибыли еще 15 офицеров.
    Румыны окружили их цепью и поставили два пулемета в 10 шагах от них. В эшелоне батареи сыграли тревогу, и румыны в свою очередь оказались окруженными цепью, установившей и пулеметы. Инцидент оказался исчерпанным. Румыны извинились перед Колзаковым и дали не только паровоз, но даже и толкач от своего состава, и все три наши эшелона с толкачом прошли Перлицу и к рассвету прибыли в Кишинев, где были встречены большим количеством румынских сторожевых постов с пулеметами.
    Кишиневская бригада добровольцев, насчитывавшая до полутора тысяч человек, из них тысяча артиллеристов, жила в лучших условиях, но вовсе не имела материальной части. Они не имели во главе своей таких начальников и организаторов, как Дроз-довский и Войналович, и поэтому у них не могло быть той спайки, которая создалась в Яссах. "Дружная работа" генерала Келчевскаго и генерала Белозора по дезорганизации привела к желательным результатам: часть офицеров разъехалась, другая, следуя указаниям командира бригады, колебалась и не решалась присоединиться к Дроздовскому, и из всего состава бригады присоединились только 50 человек.
    Часть легковых машин и имущества, излишнего для Отряда, была оставлена в Кишиневе, и 3 марта походным порядком Отряд по эшелону двинулся на Дубоссары, сопутствуемый до границы румынским эскортом.
    Первой двинулась пехота, затем артиллерия и конница, интендантство, радиотелеграф. Последними оставили Кишинев три бронемашины. 4 марта все части расположились в Дубоссарах. Здесь была объявлена регистрация офицеров, не давшая результатов. Полковником Дроздовским был реорганизован Отряд. К этому времени подошла из Белграда команда конно-пионер и присоединился к Отряду Польский эскадрон. Здесь же получили мы сведения о выступлении из Измаила сводной роты Морской дивизии полковника Жебрака для присоединения к нам.
    Пехота в Дубоссарах была сведена в три стрелковые и одну пулеметную роту. Артиллерия - в три батареи: конногорная (4 орудия), легкая (4 орудия) и мортирная (2 орудия). Конница - в 2 эскадрона. Имелись также конная и автомобильные станции радиотелеграфа, авто- и бронеколонны, полевой лазарет и интендантство. -
    Всего в Отряде было 700 добровольцев и в обозе до 300 военнопленных большевиков.
    К 7 марта реорганизация Отряда была закончена, и в 8 часов утра Отряд выступил из Дубоссар на восток, имея в авангарде конный отряд, при котором находился начальник Штаба полковник Войналович. Начальником артиллерии был назначен генерал Не-вадовский. Начальником пехоты генерал Семенов, начальником связи полковник Гран, интендантом полковник Абрамов.
    Накануне вечером был выслан второй эскадрон с пулеметной командой для наблюдения за железной дорогой на Одессу. Двинулись проселочными дорогами, держа путь на деревню Кашары. Главною целью было поставлено соединение с генералом Корниловым, по возможности сохранив живую силу, для чего выбирали маршрут. Дроздовский преследовал цель избегать крупных столкновений, как с большевиками, так и с немцами, начинявшими в это время Украину. Для этого вперед на десятки верст была выдвинута, под командой капитана Волховского наша секретная разведка, безукоризненно осведомлявшая нас о наличии большевистских и немецких сил, о настроении населения и о состоянии переправ. Пехота следовала на повозках, а в качестве арьергарда шла автоколонна с бронемашинами.
    Пройдя Кашары, Отряд 8 марта к вечеру прибыл в местечко Воля Зарницкая.
    Перед местечком пришлось переходить железную дорогу у станции Мардарова. Здесь Отряд встретился с эшелоном немцев; были приняты меры предосторожности, но эшелон прошел. Отряд рысью перешел через полотно и прибыл в местечко.
    На следующий день Отряд передвинулся в Вале-гоцулово, здесь наши разъезды столкнулись с австрийскими, произошла перестрелка. С нашей стороны была послана на помощь бронемашина, но разъезды разошлись без потерь. Австрийцы передали по телефону, что на следующий день они прибудут в местечко для разбора наших отношений. Дроздовский, не желая этой встречи, в два часа ночи приказал двигаться далее. Тут на пути нам встретились офицеры, которые заявили, что в городе Ананьеве, в 20 верстах в стороне от нашего пути, находится ' офицерская рота, которая присоединится к Отряду, если будут даны перевозочные средства.
    Туда был послан автоотряд, под прикрытием полуэскадрона и бронемашины. Прикрытие остановилось вне города, автоотряд вошел в Ананьев. Жители встретили нас приветливо, спрашивали поднимать ли портреты или нет, но добровольцы что-то не появлялись, вместо добровольцев вышел отряд с бело-желтым флагом с надписью: "Да здравствует хведеративная республика". После ряда пререканий, получив донесение от дозора о подходе к Ананьеву австрийцев, автоотряд с пятью добровольцами из Ананьева (три гимназиста) двинулся на соединение с главными силами в село Свято-Троицкое, куда прибыл к вечеру. Здесь впервые после Дубоссар была дана дневка. 13 марта Отряд выступил из Свято-Троицкого и прибыл в Веселое.
    В пути продолжалось изучение всех родов оружия, и здесь была произведена ночная ложная тревога, многому нас научившая. 14 марта Отряд прибыл в Доманевку. Перед Отрядом была первая естественная преграда - река Буг.
    Вознесенск и Ольвиополь были заняты немцами, почему Дроздовский и решил переправиться у села Александровка.
    К 11 часам ночи Отряд подошел к паромной переправе и при холодном ветре и снеге, под личным руководством полковника Дроздовского приступил к переправе.
    В ночь с 14 на 15 Буг был перейден, и Отряд стал на дневку в селе Александровка. Переход через Буг был первым блестящим делом Дроздозского, т. к. мы имели сведения, что немцы желают нас обезоружить, для чего и занимают переправы. У Александровки Дроздовскому удалось надуть немцев. За Александ-ровкой наступил самый тяжелый день похода. Резкий холодный ветер в лицо, шли по косогорам, хорошо кованные кони скользили. Мороз доходил до 12 градусов. Пройдя через деревню Спасибовку, Отряд прибыл в Оланец, где вынужден был сделать дневку, т. к. лошади из-за грязной дороги выбились из сил. 20 марта Отряд двинулся на Софиевку, а на следующий день прибыл в Новый Буг. Отсюда автоотряд с бронемашинами был отправлен отдельной дорогой, т. к. основному отряду предстояло двигаться по тяжелой проселочной дороге. Дроздовский же, получив сведения от офицеров Ширванского полка о том, что в деревне Долгоруковке жители замучили шесть офицеров, спешно выслал в это село с карательной целью конный отряд, сам же с остальным отрядом к вечеру 23 прибыл в деревню Владимировку, где стал на отдых. Карательный отряд, прибыв в Долгоруковку, жестоко расправился с виновными. Пойманные коммунисты были расстреляны, жители, издевавшиеся над потом замученными офицерами, - выпороты. Дома бежавших коммунистов сожжены. Из Владими-ровки был выслан также другой карательный отряд по жалобе жителей с деревню Фонтанку, понесшую такое же наказание, что и Долгоруковка.
    Отделившаяся от главной колонны автоколонна пошла отдельной дорогой и благополучно дошла до села Волсиатского.
    Здесь при переходе через гать один из броневиков завяз, и колонна остановилась. Второй броневик отделился отыскать лучшую дорогу, команды автоколонны, человек до 20, вышли из автомобилей, ожидая его возвращения. В этот момент с окружающих гребней и холмов большевистской конной группой (около 230 человек) совершенно неожиданно был открыт огонь. Команды сперва растерялись и бросились в укрытие, потом, оправившись, рассыпались в цепь и бросились к машинам, но было уже поздно. Цистерны с бензином и картеры многих машин были прострелены. Прибывший на перестрелку броневик капитана Нилова и подошедший отряд полковника Жебрака прогнали большевиков, но из машин двинуться дальше и присоединиться к главным силам отряда могли только один броневик, одна легковая и одна грузовая машины. Остальные пришлось бросить. Из-за беспечности команды, не принявшей мер охранения, мы потерпели неудачу и понесли потери: одного убитого (подпоручика Осачи), трех раненых, кроме машин .
    26 марта Отряд прибыл в Давыдов Брод. Здесь произошло торжество присоединения к нам первой морской стрелковой роты с пулеметной командой. Полковник Жебрак был назначен помощником генерала Семенова.
    Двигаться дальше на Александровск, где, по данным разведки, были сосредоточены большие силы красных, Дроздовский не хотел и решил клониться к югу и перейти Днепр у Бериславля, т. е. сделать переход около 80 верст. 27 вечером Отряд подошел
    к Бериславлю. Где-то в 10 верстах от города стала слышна стрельба, и, по донесению нашей разведки, оказалось, что в Бериславле занявшие его немцы ведут бой с засевшими в Каховке большевиками.
    Отряд приостановился. Полковник Войналович с полковником Жебраком поехали в Бериславль для переговоров с немецким командованием. Немцы встретили их высокомерно, намеревались не пропускать нас, потом командировали офицера посмотреть наш Отряд и, убедившись, что у нас большое количество артиллерии, в том числе тяжелой, сразу учли невозможность нам противостоять и изъявили готовность нам содействовать. Дроздовский, в свою очередь, отказался от совместных действий, потребовал, чтобы немцы раньше суток не двигались за нами через Днепр и не вмешивались в наши распоряжения. Условия были приняты, 27-го поздно вечером Отряд стал на окраине Бериславля. Утром 28-го, попоив лошадей в Днепре, наша конница переправилась через Днепр и погнала большевиков, за ней переправился остальной наш Отряд, и Каховка была нами занята.
    Характерно, что немцы хотели ранее нас перейти через Днепр, но не смогли за неимением артиллерии.
    В районе Каховки нами было взято до 50 чел. пленными, а хлебные торговцы вручили Дроздовско-му 800000 рублей, полученных от советского правительства за поставку хлеба, которую не выполнили. Деньги были очень кстати, т. к. средства Отряда иссякали. Последняя серьезная естественная преграда на пути к Дону была преодолена. Отряд двинулся дальше и в тот же день прибыл в Любимовку. Здесь был устроен парад, отличившиеся в бою солдаты были награждены Георгиевскими крестами, и во избежание недоразумений и стычек всему Отряду было приказано нашить шевроны национального цвета. Сюда прибыли к Дроздовскому делегации населения с просьбой избавить села от преступного элемента.
    Куда было возможно, Дроздовский посылал карательные отряды.
    31 марта Отряд выступил далее на Мелитополь через деревню Торгуй. У деревни Колги Дроздовский круто изменил маршрут и двинул Отряд на Акимовку.
    На всем пути от Каховки мы портили телеграфную линию, чтобы уничтожить связь у большевиков. У Колги прибыл к Отряду автомобиль с'депутацией Союза инвалидов гор. Мелитополя, с просьбой избавить их от анархистов. По дороге на Акимовку Отряд прошел колонию Эйгенфельд, где избавил жителей от террора и контрибуции анархистов.
    Здесь устроена была нам торжественная встреча. Была выстроена Сельскохозяйственная школа, играл оркестр, нас забрасывали цветами. Школа дала нам до 50 добровольцев, были и другие присоединившиеся.
    2 апреля Отряд прибыл в Акимовку. Немедленно были заняты станция и телеграф. По телеграфу былп передана в Мелитополь просьба о присылке помощи, г. к. гайдамаки не давали собирать контрибуцию. Был получен ответ о выходе эшелона на Акимовку.
    Отряд приготовился к встрече. Первый эскадрон с подрывниками и конногорная батарея расположились против переезда севернее Акимовки, второй эскадрон и броневик капитана Нилова стали в районе станции. Эшелон был пропущен южнее переезда и затем бы;;
    взорван путь, а по эшелону открыт пулеметный огонь. Поезд двинулся дальше, надеясь пройти станцию, но здесь был встречен броневиком и эскадроном. Попытка сопротивляться была безуспешной, и весь состав эшелона лопал в наши руки, в количестве 118 человек, в числе их три сестры милосердия. Все, как с
    прося поторопиться на помощь фронтовикам, ведущим неравный бой с большевиками. К 4 часам были в Ногайске, а в 3 часа утра подошли к Бердянску и остановились в деревне Куцой в 3 верстах от города. Пройдено было за 20 часов 109 верст.
    На рассвете передовые части вошли в город. Узнав о нашем приближении, большевики поспешно ушли. Вообще надо отметить, что большевики судили о наших силах преувеличенно и по всем их газетам так называемые Щербачевские банды достигали до 40000 человек. В Бердянске нами было захвачено 24 главных коммуниста (комиссары Бердянска, Ногайска, Федоровки и, кажется, из Полог). Все, кроме одного, были расстреляны.
    Здесь Варшавский арсенал нам дал пополниться снарядами всех калибров и обновить обоз. Отряд получил много автомобилей и авиационное имущество. 13-го вышли дальше, забрав добровольцев, и через Мангуш прошли, минуя Мариуполь, слободу Косоворотку. В Мариуполе высланный сборный полуэскадрон взял из-под носа австрийцев лошадей, которые туда были пригнаны большевиками, на Никополь-Мариупольском заводе сменили лафеты, а остальное артиллерийское имущество привели в негодность. Здесь же была сформирована четвертая рота стрелков. Занимавшим Мариуполь австрийцам вздумалось двинуться через Косоворотку, но Дроздовский не пропустил их. Установлена была связь со станицей Ново-Николаевской, которая прогнала советы и вела борьбу с большевиками,
    17 апреля Отряд двинулся в Ново-Николаевку. При входе в станицу мы были встречены всадниками - казаками. Станица встретила нас почетным караулом из конных и пеших сотен.
    За все время пути мы впервые встретили подтянутую и по форме одетую часть. Впечатление было очень сильное. После встречи нам были выданы арестованные комиссары около 30 человек, которые по приговору суда были расстреляны. В этот период наша секретная разведка сообщила нам о смерти генерала Корнилова и о вступлении в командование генерала Деникина. В Отряде, дабы не понижать духа, об этом сообщили только начальникам частей. Из Ново-Николаевской высылались карательные отряды в окрестные разбойничьи хутора, а 18-го Отряд двинулся на Федоровку, увозя с собой добровольцев казаков - будущая четвертая сотня.
    В Федоровке обнаружили зарытое оружие, захватили коммунистов, повесили их на виселице., приготовленной ими для казаков станицы Ново-Николаевской. На следующий день Отряд двинулся дальше на Николаевку (под Таганрогом). В Таганроге стояли немцы, и Отряд туда не заходил, а было послано человек 25 для сбора под носом немцев и, конечно, без их разрешения необходимого военного имущества. Таганрог дал нам снаряды и патроны, автомобили и аэропланы. С этого времени начал работать в Отряде сформированный капитаном Андреяновым авиаотряд, вскоре же принявший участие в бою под Ростовом. Из Николаевки Отряд через Неклидовку подошел к Мокрому Чалтырю (двадцать верст от Ростова).
    У Неклидовки разыгралась бескровная, но выразительная сцена с немцами, которые решили отрезать часть нашей колонны, и их паровоз с солдатами стал на переезде.
    Наша, шедшая в арьергарде рота выставила пулеметы, и немцам было предъявлено требование немедленно очистить путь. Немцы не задержались. В селе-
    нии Мокрый Чалтырь Дроздовский созвал начальников частей для решения вопроса о бое под Ростовом. На совещании было решено, несмотря на наличие больших сил красных в Ростове (о чем дала сведения разведка), учитывая настроение всех частей Отряда, жаждавших боя для преодоления последней преграды к соединению с армией Корнилова, - дать бой большевикам.
    21 апреля Отряд, имея в голове 2 эскадрона кавалерии с конногорной батареей, двинулся к Ростову для занятия исходного положения на подступах к городу. Кавалерия на рысях, под командой командира дивизиона ротмистра Гаевского двинулась к Ростову, причем при кавалерии находился начальник Штаба Отряда и правая рука Дроздовского полковник Вой-налович. Сам полковник Дроздовский двигался с пехотной колонной.
    В 10 часов вечера главные силы подошли вплотную к городу, остановились на буграх в ожидании донесения от кавалерии и начали устанавливать артиллерию. Город был ярко освещен и виден как на ладони. Через час стало известно, что кавалерия, подходя к Ростову, далеко опередила главные силы и неожиданно наткнулась на сильную заставу, с которой вступила в бой. Смяв заставу и перерубив часть ее, конница на плечах убегавших ворвалась в город и не видя сопротивления, устремилась к станции.
    Первый эскадрон, недалеко от вокзала встреченный огнем, спешился и бросился в атаку, увлекаемый полковником Войналовичем. Вокзал был занят, но Отряд понес невосполнимую потерю в лице полковника Войналовича, который был убит в упор каким-то красноармейцем.
    Тем временем второй эскадрон занял товарную станцию, и оба эскадрона, связавшись, стали ждать
    пехоту. Между тем красные, оправившись, начали группироваться, и командир дивизиона решил отойти. т. к. вести бой в городе без пехоты не представлялось возможным. Дивизион отошел к кладбищу, что за Темерником и стал ждать подхода главных сил. В 12 часов ночи главные силы при поддержке артиллерии. кавалерия и бронеавтомобиль начали наступление.
    Атака была настолько удачной, что Дроздовскому даже не пришлось вводить в бой свой сильный резерв.
    Красные отошли в Нахичевань. Утром весь Отряд, за исключением обозов, вошел в город, горячо приветствуемый населением. В 12 часов дня город начали обстреливать тяжелой артиллерией со стороны устья Дона, где стояла "Колхида", и со стороны железной дороги на Новочеркасск, куда подошли эшелоны красных и два бронепоезда. Видя огромное превосходство противника, полковник Дроздовский передал командование главными силами генералу Семенову, а сам, приняв лично командование конницей, повел ее в обход. Шаг за шагом отходила пехота, беспрерывно атакуемая противником. К великому изумлению добровольцев красные наступали правильными цепями, хорошо маневрировали и были так отлично вооружены и обмундированы, что можно было принять их за своих.
    Как оказалось впоследствии, со стороны красных участвовало 28 тыс. человек, в числе коих 39-я дивизия с Кавказского фронта, латышская стрелковая бригада, 6 батарей полевой артиллерии, 2 гаубичных батареи. 2 бронепоезда, "Колхида" и гвардейский флотский экипаж. Пехота, отступив на склон последнего оврага, отражала яростные атаки противника, ожидая дальнейших приказаний. Полковник Дроздовский, видя, что несоответствие сил грозит гибелью Отряду, приказал генералу Семенову вывести пехоту из боя. К этому
    времени к нашему тылу подошли немецкие разъезды и наблюдали с могильных курганов картину боя.
    Благодаря нераспорядительности генерала Семенова части своевременно выведены из боя не были. Четвертая рота была отброшена и потеряла связь с соседями. Первая рота, окруженная противником, яростно отбивала атаки, третья рота отошла, оставив убитых и раненых противнику. Если бы не дружная работа артиллерии и не находчивость конногорной батареи, которая начала фланговым беглым огнем помогать пехоте - пехота не вышла бы. Дроздовский бросил кавалерию в атаку, которая прикрыла отходящую пехоту и привлекла на себя огонь противника. В пять часов вечера отступающий Отряд прибыл в деревню Чалтырь, причем измученная пехота облепила пушки и подтягивалась часа 2-3. По подсчету на другой день всего потерь в Отряде было 90 человек. По большевистским сведениям, в бою под Ростовом потери красных выражались 3 тысячами человек убитыми. Задача Отряда выполнена не была, но и потери красных дают ясную картину боя и лишний раз подтверждают, что для успеха важно не количество, а дух, дисциплина, выучка и порыв.
    Утром прибыл гонец от походного атамана Попова с просьбой придти к нему на помощь.
    Немцы предложили Дроздовскому дать в его распоряжение свои части, но Дроздовский категорически от этого отказался.
    23 апреля Отряд вышел через Каменный Брод на Новочеркасск, и- на следующий день первый эскадрон, конногорная батарея и броневик "Верный" зашли в тыл большевикам, теснивших донцов и занявших уже Хотунок. Большевики были на голову разбиты, бежали преследуемые броневиком и казаками.
    Новочеркасск был спасен. Отряд вступил в Новочеркасск, радостно встреченный всем населением.
    Задача Отряда была выполнена, а маньяк и авантюрист, как угодно было его звать генералу Келчев-скому, выполнил данное им добровольцам обещание довести Отряд на соединение с Корниловым.
    Поход Дроздовцев был закончен.
    Описание похода было бы не полным, если не указать на отношение Дроздовского к немцам и не разобрать, какие моральные начала объединили добровольцев, стекавшихся к Дроздовскому.
    Полковник Дроздовский не считал войну с Германией законченной и не признавал большевистского Брест-Литовского мира. Ясно сознавая невозможность продолжения борьбы с немцами на фронте, он стремился к скорейшему уничтожению большевизма и восстановлению Великой России, с голосом которой снова начали бы считаться как Германия, так и Европа.
    Отдавая отчет в преимуществе сил немцев, он в походе стремился избегать встречи с ними, а если таковые происходили, то ни на какие предложения совместных действий с немцами не соглашался, и если и не вступал в борьбу с ними, то только для того, чтобы наиболее сохранить Отряд, присоединиться к армии Корнилова и с нею вместе начать дело возрождения России. Этим вполне объясняется и отношение к нам немцев, внимательно за нами следившими, стремившимися нас обезоружить и не пропустить на Дон.
    Вспомним Соколы, Перлицу, переправу через Буг и Днепр, и Неклидовку. Все слухи о том, что Дроздовский шел с немцами - вздорны и не основательны. Стекавшихся добровольцев Дроздовский объединил на следующих началах: Отряд не может иметь
    политической физиономии, не может навязывать населению форм правления.
    В силу этого на всем пути Отряд восстанавливал всюду управление до-большевистского периода. Месть в отношении к населению не может иметь места.
    Самосудов и грабежей быть не могло. В Отряде работал военно-полевой суд, и только по приговорам его налагались наказания. Населению должно было быть оплачено за все (довольствие, фураж и подводы), и за весь поход не было случаев, чтобы даже солдаты не платили жителям.
    За попытку к грабежу серб Зорич (офицер Отряда) был расстрелян. В отношении военных взаимоотношений: вступавший в Отряд, кроме изложенного, принимал на себя обязательства не претендовать на командную должность. Начальниками назначались только наиболее выдающиеся. Подчиненность и служба строго по уставам и военным законам. Строгая взаимная поддержка'и выручка. Это давало нам фактическую возможность в походе не оглядываться, т. к. все знали, что никто не дрогнет и не предаст соседа.
    Единственный случай оставления князя Шаховского поручиком Поповым, захваченных в деревне большевиками, окончившийся спасением Попова и смертью князя Шаховского, -привел к удалению из Отряда поручика Попова как позволившего себе не разделить судьбу князя Шаховского. Все эти начала, .добровольно принятые на себя офицерами, в походе превратились в традиции-Тяжелораненые пулеметчики в бою в Ростове отказались от помощи, и остались у пулеметов до последнего патрона, потом застрелились. Вера друг в друга давала возможность идти на противника, в
    десятки раз более сильного. Забота о своих считалась священной. Подобное поведение офицерского состава захватывало и бывших в Отряде пленных большевиков - солдат, которые после Мелитополя доказали свою преданность Отряду, геройски сражаясь.
    Некоторые позднее были произведены в офицеры, и не надо забывать, что бывший красноармеец - дроздовец Берлизов (солдат конногорной батареи) спас нашего Главнокомандующего под Урупскои 2 октября 18г.
    Эти традиции воспринимались пополнениями, и дроздовцев командующие именовали не иначе, как "неизменно доблестные дроздовцы". Чувство паники не существовало, только этим и объясняется, что при самых кошмарных окружениях и отступлениях дроздовцы выходили с честью и с малыми потерями.
    Раненых и убитых бросать на поле считалось преступлением, и были только единичные случаи. Вспомним эвакуацию Новороссийска и последнюю - Крыма - и со спокойной душой мы можем сказать, что даже лежавшие по госпиталям больные и раненые дроздовцы были вывезены.
    Прахи дорогих для нас генерала Дроздовского и полковника Туцевича тоже не брошены в Екатери-нограде на поругание.
    Дроздовский с нами. Мы помним его заветы и где бы мы не находились - блюдем традиции, в которых нас воспитал Он, и ждем с нетерпением зова Вождя, чтобы двинуться на завещанное нам Дроздовским возрождение Родины.

    ПРИКАЗ 1-й ОТДЕЛЬНОЙ РУССКОЙ БРИГАДЕ ДОБРОВОЛЬЦЕВ 26 АПРЕЛЯ 1918 г. г. НОВОЧЕРКАССК
    25 апреля части вверенного мне Отряда вступили в Новочеркасск. Вступили в город, который с первых дней возникновения Отряда был нашей заветной целью, целью всех наших надежд и стремлении, "Обетованной землей".
    Больше тысячи верст пройдено нами походом, доблестные добровольцы: немало лишений и невзгод перенесено, немало опасности встретили Вы лицом к лицу, но верные своему слову и долгу, верные дисциплине, безропотно, без празднословия шли Вы упорно вперед по намеченному пути, и полный успех увенчал Ваши труды и Вашу волю, и теперь я призываю Вас всех обернуться назад, вспомнить все, что творилось в Яссах и Кишиневе, вспомнить все колебания и сомнения первых дней пути, предсказания различных несчастий, все нашептывания и запугивания окружавших нас малодушных.
    Пусть же послужит это нам примером, что только смелость и твердая воля творят большие дела и что только непреклонное решение дает успех и победу.
    Будем же и впредь в грядущей борьбе ставить себе смело высокие цели, стремиться к достижению их с железным упорством, предпочитая славную гибель позорному отказу от борьбы. Другую же дорогу предоставим всем малодушным и берегущим свою шкуру.
    Еще много и много испытаний, лишений и борьбы предстоит нам впереди, но в сознании уже исполненного большого дела с великой радостью в сердце приветствую я Вас, доблестные добровольцы, с окончанием Вашего исторического перехода.
    Полковник Дроздовский
    надеюсь вас заинтересует данная подборка и вы получите интересные знания и удовольствие от прочтения.с ув.
     
    Казак Назар, Юниор, Wolf09 и 6 другим нравится это.
  2. Offline

    poiskovick67 Поручикъ

    Регистрация:
    9 ноя 2014
    Сообщения:
    81
    Спасибо SB:
    192
    Отзывы:
    4
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Севастополь
    Интересы:
    Крымская война
    Зравствуйте. Спасибо за замечательный материал. Хочеться, чтобы каждый прочитавший его, почерпнул для себя что- то полезное! С ув.
     
    Dr.Wood и Степняк нравится это.
  3. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    19.670
    Спасибо SB:
    88.263
    Отзывы:
    1.286
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Фото участников похода Яссы-Дон

    139816_original.jpg
    139561_original.jpg
    Генералы Туркул, Фок, Харжевский и др. у своей палатки в Галиполи. 1921г

    подп.Чертков.jpg
    Подполковник Чертков Александр Алексеевич (20.08.1888— 26.09.1938)
    Подполковник 60-го пехотного полка. Участник похода Яссы-Дон. Присоединился к отряду полковника Дроздовского в Бердянске. В Добровольческой армии во 2-м Офицерском (Дроздовском) стрелковом полку; командир роты, в январе 1919 командир батальона, затем помощник командира во 2-м Дроздовском полку. В Русской Армии до эвакуации Крыма. Осенью 1925 прикомандирован к 6-му артдивизиону во Франции. Полковник.

    1111111.jpg
    Подполковник Жуков Николай Михайлович (24.04.1894 - 03.02.1980)
    Родился 24 апреля 1894 года. Уроженец слободы Нальчик Терской области. Офицер 56-го пехотного Житомирского полка. За Великую войну имел Георгиевское оружие. Участник похода Яссы-Дон, Служил в 7-й батарее Дроздовской арт. бригады. Подполковник. Участник Сопротивления в годы второй мировой войны. Скончался 3 февраля 1980 под Парижем (Аньер-сюр-Сен), Похоронен на Сент-Женевьев-де-Буа.

    B8fjRONewEw.jpg
    Участники похода Дроздовцев Яссы-Дон, чины Дроздовского Артиллерийского Дивизиона, Дроздовской Инженерной роты и Дроздовского Конного Дивизиона.
     
    Последнее редактирование: 2 янв 2015
    Dr.Wood, Ротмистръ, PaulZibert и ещё 1-му нравится это.
  4. Offline

    Ротмистръ Завсегдатай SB

    Регистрация:
    27 фев 2013
    Сообщения:
    247
    Спасибо SB:
    642
    Отзывы:
    26
    Страна:
    Ukraine
    Из:
    Черкассы
    С Вашего позвления продолжу. Тема Гражданской войны мне очень близка.Роль в истории Белого движения ,которую сыграли Михаил Гордеевич Дроздовский и его Бригада Русских добровольцев,перееименованную позже в 3-ю пехотную дивизи и далее в Дроздовскую дивизию ,действителльно очень велика . Ниже выладываю фотографии из Музея Антибольшевистского сопротивления в г. Подольске в котором мне удалось побывать осенью 2013года.

    26604773.jpg



    На страницах этого мждународного сайта ,хочу поблагодарить сотрудника Музея Антибольшевистского сопротивления в г. Подольске Сергея Василенко,за предоставленную мне возможность сфотографировать уникалные экспонаты и документы. Абсолютно БЕСПЛАТНО!! https://www.facebook.com/profile.php?id=100003287598414&fref=ts
    Не совсем пойму, как сдесь чисто технически подписывать фотографии. ??? Чехарда какая то получаеться.
    Генерал-лейтенант Витковский Владимир Константинович. Участник Первой мировой войны и Белого движения на Юге России. Георгиевский кавалер, дроздовец, командир Дроздовской дивизии. Эмигрант.

    26605417.jpg

    В начале 1918 вступил в 1-ю Отдельную бригаду Русских добровольцев под командованием Генерального штаба полковника М. Г. Дроздовского, с которой после похода от Ясс до Новочеркасска присоединился к Добровольческой армии. С июня 1918 — командир Солдатского батальона, затем — командир 2-го офицерского стрелкового полка. Участник Второго Кубанского похода. С декабря 1918 — командир бригады 3-й дивизии. Был награждён медалью «Поход Дроздовцев».
    7 декабря 1918 года Витковский становится командиром бригады 3-й дивизии, 30 декабря произведён в генерал-майоры, 26 февраля 1919 года — назначен начальником 3-й дивизии (с августа — Стрелковой генерала Дроздовского дивизии). Командовал дивизией во время наступления ВСЮР на Москву (дошёл с боями до Орла) и в период отступления белых войск до Новороссийска. С апреля 1920 — генерал-лейтенант. Руководил успешным десантом Дроздовской дивизии у Хорл на Азовском море 17 апреля 1920 года. За боевые действия в Северной Таврии 24 июля 1920 года награждён орденом Николая Чудотворца 2-й степени (Пр. ВСЮР от 11 июля 1920 года № 167). С 17 августа 1920 — командир 2-го Армейского корпуса.
    Генерал-лейтенанта Витковского по истине можно считать человеком личной доблести .По воспоминаниям генерала барона П. Н. Врангеля, «генерал Витковский был генерал большой личной храбрости, прекрасно разбиравшийся в обстановке, исключительно хороший организатор».
     
    Dr.Wood нравится это.
  5. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    19.670
    Спасибо SB:
    88.263
    Отзывы:
    1.286
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Фото участников похода Яссы-Дон

    ДРОЗДОВСКИЙ Михаил Гордеевич
    , р. в Киеве 7 октября 1881. Из дворян, сын генерала. Киевский кадетский корпус 1899, Павловское военное училище 1901, академия Генштаба 1908. Офицер л.-гв. Волынского полка. Полковник, начальник 14-й пехотной дивизии. В начале 1918 сформировал отряд добровольцев на Румынском фронте (1-я отдельная бригада русских добровольцев), с которым 26 фев.1918 выступил на Дон и 27 мая 1918 соединился с Добровольческой армией. В Добровольческой армии начальник 3-й дивизии. Генерал-майор (12 нояб.1918). Ранен 31 окт.1918 под Ставрополем. Умер от ран 1 янв.1919 в Ростове. Сестра Юлия (1868 - 7 янв.1922 в Пирее, Греция). Соч.: Дневник. Берлин, 1923.

    1.jpeg

    ТУРКУЛ Антон Васильевич, р. 1892 в Тирасполе. Из дворян Бессарабской губ. Тираспольское реальное училище. Прапорщик запаса. Штабс-капитан 75-го пехотного полка. Участник похода Яссы - Дон, с апр.1918 командир офицерской роты. В Добровольческой армии и ВСЮР; с янв.1919 командир офицерского батальона 2-го Офицерского (Дроздовского) стрелкового полка, с окт.1919 командир 1-го Дроздовского полка. В Русской Армии с 6 авг.1920 начальник Дроздовской дивизии. Генерал-майор (с апр.1920). Галлиполиец. В эмиграции издатепь и редактор журнала "Доброволец", с 1935 организатор и глава Русского Национальжого Союза участников войны, в 1945 начальник управления формирования частей POA и командир добровольческой бригады в Австрии. После 1945 - в Германии, председатель Комитета русских невозвращенцев. Умер 20 авг. (14 сен.) 1957 в Мюнхене. Жена Александра Федоровна (ум. 25 дек.1981 в США), брат Николай (офицер Сибирского стрелкового полка, убит большевиками дек.1917 в Ялте). Соч.: Дроздовцы в огне Белград, 1937.

    2.jpeg

    НЕВАДОВСКИЙ Николай Дмитриевич, р. 1878. Из дворян, сын генерала от артиллерии. 2-й Московский кадетский корпус, Константиновское артиллерийское училище. Генерал-майор, командир 64-й артиллерийской бригады, инспектор артиллерии 12-го армейского корпуса. Георгиевский кавалер. Участник похода Яссы -Дон, рядовой, затем начальник артиллерии отряда полк. Дроздовского. В Добровольческой армии; с 31 мая 1918 инспектор конной артиллерии, инспектор артиллерии 1-го армейского корпуса, с 13 янв.1919 инспектор артиллерии Кавказской мрмии; с июня, в сен-окт.1919 инспектор артиллерии Войск Северного Кавказа, заведующий артиллерийским управлением ВСЮР, с 13 мар.1920 начальник Владикавказского отряда, с 4 мая 1920 инспектор артиллерии Сводного корпуса Русской Армии. Генерал-лейтенант (19 фев.1919). В эмиграции во Франции, основатель и председатель Союза Добровольцев, редактор газеты "Доброволец". Погиб окт.1939 в Кенси под Парижем. Жена Ольга Иосифовна, дочь Любовь (бар. Швахгейм, в Англии), сын - летом 1920 на Принцевых о-вах.

    3.jpeg

    ПОЛЗИКОВ Михаил Николаевич, р. 1875. Из дворян. Орловский кадетский корпус, Павловское военное училище 1895. Полковник, командир артиллерийского дивизиона. Георгиевский кавалер. Участник похода Яссы - Дон, командир легкой батареи. В Добровольческой армии в 3-м легком артиллерийском дивизионе (27 янв.1919 уст. ст-во в чине), затем командир дивизиона в Дроздовской артиллерийской бригаде. Генерал-майор. Галлиполиец. В эмиграции апр.1922 в Болгарии. Умер 6 июня 1938 в Вассербилинге (Люксембург).

    4.jpeg

    МАНШТЕЙН Владимир Карлович, р. в 1855 г. Из дворян, сын офицера. В службе с 1876 г. Произведен в офицеры из вольноопределяющихся (1878) За отличия в боях произведен в прапорщики. Участником Русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг., Бухарского похода, подавления восстания ихэтуаней («боксерского») в Китае в 1900 – 1901 гг., Русско-японской 1904 – 1905 гг. и Первой мировой войн. В Русско-японскую войну - командир батальона в 4-м Томском полку. Полковник (из отставки), командир батальона 318-го пехотного полка в Великую войну. В Добровольческой армии и ВСЮР с 15 августа 1918 г. во 2-м офицерском (Дроздовском) стрелковом полку (младший офицер 5-й роты, весной 1919 г. заведующий эшелонами полка), затем 1-м Дроздовском полку. В Русской Армии при штабе Дроздовской дивизии до эвакуации Крыма. Генерал-майор (с 6 августа 1920 г.) В эмиграции в Болгарии. В 1928 г. в связи с 50-й годовщиной освобождения Болгарии былнагражденболгарским царем Борисом офицерским крестом "За храбрость". Умер 8 декабря 1933 г. в Софии. Его похоронили на участке, специально выделенном местными властями на Софийском кладбище для русских ветеранов Освободительной войны против турок 1877 – 1878 гг.

    5.jpeg


    МАНШТЕЙН Владимир Владимирович (1894 – 1928)

    Генерал-майор Владимир Владимирович фон Манштейн происходил из военной семьи обрусевших немцев, перешедших в православие. Его отец – Владимир Карлович фон Манштейн–старший (1855 – 1933) - был кадровым пехотным офицером российской
    императорской армии, участником Русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг., Бухарского похода, подавления восстания ихэтуаней («боксерского») в Китае в 1900 – 1901 гг., Русско-японской 1904 – 1905 гг. и Первой мировой войн.

    (Справка: Манштейн Владимир Карлович, р. в 1855 г. Из дворян, сын офицера. В службе с 1876 г. Произведен в офицеры из вольноопределяющихся (1878) За отличия в боях произведен в прапорщики. В Русско-японскую войну - командир батальона в 4-м Томском полку. Полковник (из отставки), командир батальона 318-го пехотного полка в Великую войну. В Добровольческой армии и ВСЮР с 15 августа 1918 г. во 2-м офицерском (Дроздовском) стрелковом полку (младший офицер 5-й роты, весной 1919 г. заведующий эшелонами полка), затем 1-м Дроздовском полку. В Русской Армии при штабе Дроздовской дивизии до эвакуации Крыма. Генерал-майор (с 6 августа 1920 г.) В эмиграции в Болгарии. В 1928 г. в связи с 50-й годовщиной освобождения Болгарии былнагражденболгарским царем Борисом офицерским крестом "За храбрость". Умер 8 декабря 1933 г. в Софии.)

    В.В. фон Манштейн–младший, родившийся 3 января 1894 г. в Полтавской губернии, где, очевидно, у Манштейнов было имение, продолжил семейную традицию. Окончив Владимирско-Киевский кадетский корпус, он поступил в Павловское военное училище в Петербурге, которое окончил по 1-му разряду, и в чине подпоручика был выпущен в полк.
    В январе 1915 г. подпоручик Манштейн прибыл в действующую армию, в 7-й пехотный Ревельский генерала Тучкова 4-го полк, стоявший на передовых позициях на Северо-Западном фронте. В феврале Манштейн был легко ранен и контужен. 20, 21 и 23 февраля при д. Горташовице, командуя ротой, он отбил несколько атак противника, за что был награжден орденом Св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость». За арьергардный бой 4 июля при отходе с Плонских позиций, где, командуя ротой, все время находился под сильным ружейным и артиллерийским огнем противника, он был награжден орденом Св. Анны III ст. с мечами. За бой 13 июля при д. Заторы, где, командуя ротой, все время находился под сильным ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем противника, был награжден орденом Св. Станислава II ст. с мечами. В июле же он был ранен вторично. За разведку на позиции у д. Валуки в марте 1916 г. Манштейн был награжден орденом Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом.
    Осенью 1916 г. полк был переброшен на Румынский фронт. В марте 1917 г. за ночную разведку, в которой было взято в плен 17 германцев, Манштейн был награжден орденом Св. Владимира IV ст. с мечами и бантом.
    Когда после Февральской революции 1917 г. в Русской армии началось формирование ударных батальонов и батальонов смерти, это веяние не обошло стороной и пехотинцев-ревельцев. Батальон смерти стали формировать в составе 2-й пехотной дивизии, в которую входил 7-й Ревельский полк, и летом штабс-капитан Манштейн, командир 5-й роты, был откомандирован в батальон смерти, где принял командование ротой. В мае румыны наградили его орденом «Звезда Румынии» с мечами степени кавалера.
    В рядах батальона смерти он принял участие в летнем наступлении русских войск на Румынском фронте. В июле при атаке позиций австро-венгерских войск он был серьезно ранен и отправлен в тыловой госпиталь. За эту атаку он был награжден орденом Св. Анны II ст. с мечами. Позже он был представлен к награждению солдатским Георгиевским крестом IV ст.
    По выздоровлении Манштейн вернулся в полк.
    Осенью, когда началось разложение частей на Румынском фронте, наиболее деятельные и непримиримые к новой власти офицеры стали покидать свои части. Многие записывались в караульные и дежурные команды, а самые решительные направлялись в Яссы, Романы и Измаил. В этих городах в конце 1917 г. при молчаливом одобрении главнокомандующего войсками Румынского фронта генерала Д.Г. Щербачева началось формирование добровольческих частей (предполагалось отправить их на Дон и включить в состав Добровольческой армии).
    Среди других офицеров, прибывших в Яссы, был и штабс-капитан Манштейн. Он записался в отряд полковника М.Г. Дроздовского рядовым бойцом и был зачислен во 2-й офицерский стрелковый полк. 4 апреля 1918 г. полковник Дроздовский назначил его командиром 4-й роты 2-го офицерского стрелкового полка. В составе своего полка он участвовал в походах от Ясс до Новочеркасска и 2-м Кубанском.
    В ходе 2-го Кубанского похода Манштейн был назначен командиром батальона. Осенью он получил тяжелое ранение, о чем сохранилось свидетельство сестры милосердия З. Мокиевской-Зубок: «…В лазарет привезли с фронта тяжело раненого офицера, капитана Манштейна. Ранен он был в плечо, у него началась гангрена. Ампутировали руку – не помогло, гангрена стала распространяться дальше, в лопатку. Рискнули вылущить лопатку, это был последний шанс. Стали лечить, назначили только для него сестру, день и ночь он был под наблюдением врачей, и… случилось чудо – его спасли. Получился кривобокий, но живой. Капитан был очень популярен в войсках. И очень боевой. Выздоровев, он вернулся на фронт, к своим».
    Выжив после столь тяжелого ранения и оставшись на всю жизнь кривобоким и одноруким инвалидом, Манштейн ожесточился. В 1919 г. к нему пришла громкая известность «безрукого черта» и «истребителя комиссаров». Об этом писали его однополчане–дроздовцы, включая Г.Д. Венуса и И.С. Лукаша. Вот свидетельство, принадлежащее первому из них: «Команду над вновь сформированным 3-м полком принял полковник Манштейн, – «безрукий черт» – в храбрости своей мало отличавшийся от Туркула. Он не отличался от него и жестокостью, о которой, впрочем, заговорили еще задолго до неудач. Так, однажды, зайдя с отрядом из нескольких человек в тыл красным под Ворожбой, сам, своей же единственной рукой, он отвинтил рельсы, остановив таким образом несколько отступающих красных эшелонов. Среди взятого в плен комсостава был и полковник старой службы.
    – Ах, ты, твою мать!.. Дослужился, твою мать!.. – повторял полковник Манштейн, ввинчивая ствол нагана в плотно сжатые зубы пленного. – Военспецом называешься? А ну, глотай!»
    После овладения Харьковом дроздовцы были развернуты в 3-полковую стрелковую дивизию, и Манштейн был назначен командиром 3-го Дроздовского стрелкового полка. Командуя полком, он принял участие в летне-осеннем «походе на Москву» (эти бои описаны в книге генерала А.В. Туркула «Дроздовцы в огне» и в сборнике «Дроздовцы: от Ясс до Галлиполи»). Позднее он участвовал в отступлении ВСЮР к Новороссийску.
    Из-за неподготовленности эвакуация обернулась трагедией: посадочных мест на судах, выделенных для эвакуации в Крым, оказалось во много раз меньше, чем тех, кто хотел подняться на борт. Не хватило мест и для чинов 3-го Дроздовского полка В.В. фон Манштейна. Им предназначался пароход «Св. Николай». Уже перед самым отплытием на капитанский мостик поднялась группа возбужденных офицеров-дроздовцев. Находившимся на борту судна чинам Алексеевского полка бросилась в глаза знакомая фигура однорукого Манштейна. Дроздовцы прикрывали посадку на корабли и только теперь подошли к пристани. Однако пароход был переполнен, и возмущенные дроздовцы спустились обратно на мол. В этой ситуации полковник Туркул – боевой друг Манштейна, обратился напрямую к генералу А.П. Кутепову, и 3-й Дроздовский полк был погружен на русский миноносец «Пылкий» и французский броненосец «Вальдек Руссо». Все же забрать удалось не всех людей, поэтому 3-й полк прибыл в Крым малочисленным, из-за чего он не участвовал в десантной операции дроздовцев у с. Хорлы.
    Позднее, приведя себя в порядок, полк в составе Дроздовской дивизии принял участие в прорыве из Крыма на север. За этим последовали бои в Северной Таврии, которые не прекращались все лето 1920 г. Как это уже стало традицией в «цветных» полках, в критический момент боя Манштейн бросал «в огонь» свой последний резерв – офицерскую роту. Причем, как это повелось еще со времен первых походов добровольцев, он сам шел в цепи.
    За боевые отличия Врангель произвел В.В. фон Манштейна в генерал-майоры, а позже произвел в генерал-майоры и его отца – старого полковника В.К. фон Манштейна, заведовавшего этапным хозяйством 3-го Дроздовского стрелкового полка.
    В октябре 1920 г. генералу Манштейну–младшему довелось покомандовать прославленной Марковской пехотной дивизией (после неудачной Заднепровской операции ее начальник генерал А.Н. Третьяков был отстранен от должности, после чего, сочтя это позором для себя, он застрелился). Манштейн командовал Марковской дивизией с 14 по 23 октября, когда, заболевшего, его эвакуировали с Арабатской стрелки, где стояли марковцы, в тыл. Из-за болезни принять участие в последних боях Русской армии в Крыму ему не пришлось.
    Уже в Галлиполийском лагере генерал В.В. фон Манштейн вернулся к своим дроздовцам. Здесь же находились его отец Владимир Карлович, жена и маленькая дочь. В Галлиполи Дроздовская дивизия, понесшая большие потери в последних боях в Крыму, была свернута в полк, и командир полка генерал Туркул назначил Манштейна своим помощником.
    В 1921 г. Дроздовский полк в составе 1-го армейского корпуса был перевезен морем в Болгарию. Из Варны дроздовцы проследовали к своим новым местам дислокации - городам Орхание, Севлиево, Свищов.
    Когда армия была переведена на самообеспечение и началось ее «распыление», многие офицеры постарались эмигрировать тогда же в Чехословакию, Францию, Бельгию. Манштейны предпочли остаться, ибо правительство Болгарии приняло закон, по которому уравняло статус русских ветеранов Освободительной войны 1877 – 1878 гг. с болгарскими ополченцами, и теперь русские могли получать пенсию на тех же основаниях, что и болгары.
    Манштейны перебрались в Софию. Здесь на улице Оборище работал III отдел РОВСа, который возглавлял донской генерал Ф.Ф. Абрамов. В работе этого отдела принимал участие и генерал Туркул, который одновременно возглавлял группы дроздовцев, проживавших в Болгарии. В Софии при участии генерала Туркула издавался информационный бюллетень Дроздовского полка, который помогал дроздовцам поддерживать связь между собой и ощущать себя воинской частью, стрелки и офицеры которой сейчас находятся будто бы в отпуску.
    Перспективы нового «весеннего похода» становились все более и более призрачными, а устроиться в мирной жизни однорукому генералу было очень тяжело. Никакой другой профессии, кроме военной, он не имел. Пенсии, которую получал его старик–отец, им троим не хватало. В Галлиполи умерла его дочь. Теперь супруга стала требовать развода. Этот груз оказался чересчур тяжелым. Утром 19 сентября 1928 г. генерал-майор В.В. фон Манштейн пришел вместе со своей женой в софийский городской парк Борисова градина. Там из револьвера он застрелил ее, а потом застрелился сам.
    Согласно сообщению в информационном бюллетене дроздовцев, генерала отпевали в русской посольской церкви в Софии, а потом похоронили на городском кладбище. С точки зрения православных канонов, самоубийц запрещено отпевать и хоронить на христианских кладбищах. Однако еще в годы Гражданской войны в России часть православного духовенства выступила с разъяснением, что самоубийство не может считаться грехом, если человек, в первую очередь белый воин, оказался в безвыходной ситуации.
    В.К. фон Манштейн–старший скончался в 1933 г. Его похоронили на участке, специально выделенном местными властями на Софийском кладбище для русских ветеранов Освободительной войны против турок 1877 – 1878 гг. Сейчас памятники реставрируются, и его могила будет сохранена. Могила же его сына утеряна.

    6.jpeg


    КЕЛЬНЕР Константин Александрович. Полковник. Участник похода Яссы - Дон. В Добровольческой армии во 2-м Офицерском (Дроздовском) стрелковом полку; с 23 июня до июля 1918 командир Солдатского батальона, затем полка, с 18 янв.1919 командир 2-го Офицерского полка (27 янв.1919 уст. ст-во в чине); сен. - нояб. 1919 командир 1-й бригады 3-й пехотной (затем Дроздовской) дивизии, с мая 1920 помощник начальника той же дивизии до эвакуации Крыма. Галлиполиец. 1922 выслан из Болгарии. Осенью 1925 в составе 1-й Галлиполийской роты в Югославии. Генерал-майор.

    7.jpeg

    КОБАРОВ Михаил Алексеевич. Тверское кавалерийское училище 1907. Офицер 7-го драгунского полка. В Добровольческой армии; участник похода Яссы - Дон. В Вооруженных силах Юга России во 2-м конном (Дроздовском) полку: командир 3-го офицерского эскадрона; в Русской Армии сформировал из чинов полка дивизион, вошедший в состав Дроздовской дивизии. Полковник. В эмиграции в Болгарии и Новой Зеландии. Умер 10-11 июня 1962 в Веллингтоне (Новая Зеландия). Жена Ольга Федоровна, дочь Мария.

    post-196-1315602618.jpg

    Харжевский Владимир Григорьевич, р. 6 мая 1892. Прапорщик запаса, студент горного института. Штабс-капитан Румынского фронта. Участник похода Яссы - Дон. В Добровольческой армии и ВСЮР в 1-м Дроздовском полку (капитан), с 6 дек.1919 тмянлип 2-го Дроздовского полка, с осени 1920 начальник Дроздовской дивизии до [329] эвакуации Крыма. Генерал-майор (с сен.1920). Галлиполиец. Осенью 1925 в составе Дроздовского полка в Болгарии. В эмиграции в Болгарии, Чехословакии. Окончил Горный институт в Праге, горный инженер. С 1945 в Германии, с 1949 бухгалтер в Марокко, с 1956 в США. Председатель объединения 1-го армейского корпуса и Общества галлиполийцев, с 27 янв.1957 1-й помощник начальник РОВС, 19 мая 1967 - начало 1979 начальник РОВС и Дроздовского объединения. Умер 4 июня 1981 в Лейквуде (США). Жена Лидия Петровна (ум. 29 дек.1986 там же).

    8.jpeg


    ВИНОГРАДОВ Иван Васильевич
    Родился в Петербурге 12 февраля 1895 года. 16 февраля был крещен и получил имя Иоанн. Отец был учителем в земской начальной школе. Мать тоже преподавала в школе.
    В 1913 г. После окончания 1-го Реального училища в Санкт-Петербурге Иван Виноградов блестяще сдал вступительные экзамены в Санкт-Петербургскую Духовную академию. При академии был храм, где в день праздника в честь иконы Казанской Божией Матери 22 октября 1914 года будущий архимандрит был посвящен в стихарь. Однако Ивану не суждено было скорое осуществление заветной мечты стать священником. Ему предстояло еще перенести жестокие испытания. В 1914 году началась Первая мировая война. Ивана Васильевича Виноградова мобилизовали в армию. 1 октября 1916 года Иван Виноградов был произведен в офицеры и направлен на Румынский фронт.
    После октябрьской революции 1917 года началась гражданская война. Будущий архимандрит остался верным присяге Царю и Отечеству. Он вступил в ряды Добровольческой армии – в отряд полковника Дроздовского рядовым. Отряд этот в мае 1918 года влился в состав армии генерала Деникина. В мае Ивану Виноградову присвоили звание капитана. Он был дважды ранен в сражениях под Ростовом-на-Дону, лечился в госпитале. После разгрома армии Врангеля Ивану Виноградову пришлось покинуть Россию. Русская армия за границей оказалась в тяжелейших условиях, средств для существования не было, надежда вернуться на Родину угасала. Капитан Виноградов вступает в Галиполийское землячество, участвует в ряде конференций общины «Христианское движение». В 1926 г. Иван Виноградов был зачислен в Свято-Сергиевский Богословский институт. 20 февраля 1927 года, отмечая большие дарования студента Ивана Виноградова и идя навстречу его желанию, митрополит Евлогий постриг его в монашество с именем Исаакий – в честь преподобного Исаакия Далматского.
    24 февраля, в день 1-го и 2-го Обретения главы святого Иоанна Предтечи в Александро-Невском храме Владыка Евлогий рукоположил молодого монаха Исаакия в иеродьякона..
    18 июня 1928 года, в день празднования в честь Боголюбской иконы Божией Матери, митрополит Евлогий рукоположил иеродьякона Исаакия в иеромонаха.
    После успешного окончания института иеромонаха Исаакия направили служить в Прагу помошником к епископу Сергию (Королеву).
    2 февраля1933 года иеромонах Исаакий был возведен в сан игумена. Через три года, в 1936 году, 14 января, он становится архимандритом. В 1945 году в Праге начались аресты русских эмигрантов. Отец Исаакий был арестован 24 мая 1945 года отделом контрразведки «Смерш» и этапирова в тюрьму №4 города Львова. Военным Трибуналом Львовского военного округа 27-30 июля осужден на основании ст. ст. 58-2, 58-4 и 58-11 к 10 годам ИТЛ. Из Львова архимандрита Исаакия повезли в Карлаг (Карагандинский лагерь). Прибыв на станцию Карабас (Карагандинская ж/д), он попал при распределении в тюрьму в поселке Долинка, где с 23 сентября начал отбывать наказание. Изнурительный труд, невыносимые условия жизни сделали свое дело: отец Исаакий сильно заболел, и после переосвидетельствования тюремной врачебно-медицинской комиссией его госпитализировали (по определению Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 5.02.1946 ). Из лагеря отбыл 4 мая 1946. Все это время епископ Сергий непрестанно ходатайствовал об освобождении архимандрита Исаакия. Тяжелейшее состояние здоровья батюшки, а главное, святые молитвы Владыки и осиротевших духовных чад привели, наконец, к долгожданной свободе. Отца Исаакия освободили 3 мая 1946 года. Постоянным местом жительства ему определили город Актюбинск, где он должен был встать на учет в милиции. Затем архимандрит Исаакий с архиепископом Николаем (Могилевским). Владыка Николай взял архимандрита Исаакия в Алма-Ату, добился для него прописки, назначил настоятелем в Казанскую церковь. Затем отец Исаакий десять лет был настоятелем Никольского кафедрального собора.
    В конце 1957 года в Казахстанскую епархию пришла телеграмма от Святейшего патриарха Алексия (Симанского), в которой он предписывал архимандриту Исаакию прибыть в Москву. 30 декабря 1957 года отец Исаакий покинул столицу Казахстана Алма-Ату. В Москве архимандрита Исаакия тепло принял Святейший Патриарх Алексий, который направил его в Троице-Сергиеву Лавру с намерение оставить там преподавателем. Более трех месяцев отец Исаакий был насельником Лавры, но в прописке бывшему белогвардейскому офицеру, жившему за границей 25 лет, было отказано. Вновь архимандрит Исаакий встречается со Святейшим Патриархом и на сей раз получает назначение в город Елец Липецкой области Воронежской епархии настоятелем и благочинным Вознесенского собора. Получив в Воронеже благословение Владыки митрополита Иосифа, архимандрит Исаакий прибыл в Елец 5 апреля 1958 года, и прослужил там 23 года - до самой кончины.
    Святейший Патриарх Пимен удостоил архимандрита Исаакия права служить при открытых царских вратах. Ему были пожалованы два ордена святого равноапостольного великого князя Владимира – II и III степени. Скончался архимандрит Исаакий 12 января 1981 года. Ныне множество паломников стекается к его могиле. Все служат ему панихиды, просят архимандрита о помощи и получают душевное утешение, телесное исцеление. Примеров тому много.

    post-196-1316728779.jpg


    КУДРЯШОВ ИППОЛИТ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1885 – 1965)
    Ипполит Александрович Кудряшов родился 27 ноября 1885 г. в Москве в семье юриста. Отец – Александр Герасимович Кудряшов - был разночинцем. Мать - Наталия Ипполитовна – происходила из рода потомственных дворян Вицинских, внесенного в дворянские родословные книги Воронежской и Тульской губерний. Рано потеряв отца, Ипполит Кудряшов тем не менее успешно окончил гимназию и поступил в Московский университет на Юридический факультет. По окончании университета молодой юрист уехал в Ломжу (Царство Польское), где начал службу в должности помощника прокурора.
    Великая война круто изменила его жизнь: осенью 1914 г. он добровольно поступил на военную службу вольноопределяющимся 1–го разряда. В декабре, после подготовки в запасном артиллерийском парке в Киевском военном округе, Ипполит Кудряшов прибыл на передовые позиции, в 3-й Сибирский горный артиллерийский дивизион, стоявший в Карпатах. Вскоре фейерверкер Кудряшов удостоился своей первой воинской награды - солдатского Георгиевского креста 4-й ст. за бой с австрийцами. В марте 1915 г., прямо на передовых позициях, бывший юрист был произведен в первый обер–офицерский чин – прапорщика по артиллерии.
    В дальнейшем он участвовал в операциях войск Юго-Западного и Румынского фронтов. В 1917 г. в чине поручика Кудряшов был младшим офицером 2-ой батареи 3-го Сибирского горного артдивизиона, кавалером шести боевых орденов до ордена Св. Владимира 4-й ст. включительно.
    Будучи в течении летних месяцев 1917 г. председателем дивизионного суда, поручик Кудряшов пытался бороться с нарастающим развалом в своей части, однако осенью безнадежность его усилий стала очевидной. Солдаты, его однополчане, каждый день вместо несения боевой службы братались с германцами и австрийцами на нейтральной полосе. В ходе этих братаний русские артиллеристы продали своим «братьям» пушку, пулеметы и лошадей, получив за них ром, шнапс и табак.
    Поэтому в ноябре 1917 г. вместе со своими боевыми товарищами – штабс–капитаном Д.Б. Бологовским и поручиком И. Талановым - поручик Кудряшов покинул свою батарею и все вместе они направились в город Роман, где дислоцировался штаб 4-й русской армии Румынского фронта, желая присоединиться к какой–нибудь антисоветской офицерской организации. Однако поездка в Роман оказалась безрезультатной, и тогда офицеры–артиллеристы уехали в Яссы, где в то время находился штаб русского Румынского фронта. Там штабс–капитан Бологовский создал подпольную организацию, состоявшую из офицеров, которые убивали большевиков и освобождали русских офицеров, захваченных большевистские настроенными солдатами с целью их дальнейшей ликвидации. В декабре группа офицеров, в составе которой был и поручик Кудряшов, во главе с артиллерийским капитаном С.Р. Ниловым представилась полковнику М.Г. Дроздовскому.
    В организации полковника Дроздовского группа штабс-капитана Бологовского выполняла функции разведки и контрразведки. Поручик Кудряшов проделал в составе 1-й Отдельной бригады Русских добровольцев легендарный поход от Ясс до Новочеркасска, будучи зачисленным в офицерскую стрелковую роту рядовым стрелком. Во время похода Кудряшов вместе с Бологовским был отправлен Дроздовским в дальнюю разведку для установления связи с генералом Л.Г. Корниловым.
    После включения отряда полковника Дроздовского в состав Добровольческой армии поручик Кудряшов подал рапорт о переводе его в автобронедивизион. Однако перевестись не успел, так как 6 июня, перед началом 2-го Кубанского похода, был ранен в грудь осколком снаряда под станицей Екатериновской. Ранение оказалось очень серьезным, и в строй он вернулся лишь зимой.
    В январе 1919 г. Кудряшов был назначен командиром бронеавтомобиля «Доброволец», а вскоре произведен в штабс-капитаны. Зимой – весной в составе автобронедивизиона 3-й стрелковой дивизии, получившей шефство генерал–майора М.Г. Дроздовского, он участвовал в обороне Донецкого каменноугольного бассейна. Весной был награжден медалью «Дроздовцам» за поход Яссы - Дон. В июне, командуя бронеавтомобилем «Кубанец», он участвовал в боях за Харьков. Позже был ранен в руку осколками, когда во время боя красноармейцы забросали «Кубанца» ручными гранатами. Ранение было не опасным, и он остался в строю. В составе Дроздовского автобронедивизиона он проделал всю компанию 1919 г.: наступление на Москву и отступление к Новороссийску.
    Эвакуированный в Крым, он в апреле 1920 г. вместе со своими однополчанами принял участие в десантной операции Дроздовской дивизии в Хорлах. Тогда группа офицеров и добровольцев, служивших прежде в автобронедивизионе, были включены в офицерскую роту 1-го Дроздовского стрелкового полка. При последующем переформировании Дроздовской дивизии Кудряшов был переведен в 7-ю гаубичную батарею Дроздовского артдивизиона. В составе этой батареи, произведенный в капитаны, он проделал свою последнюю военную компанию - прорыв из Крыма в Северную Таврию, разгром конницы Жлобы, бои против красных курсантов в районе Орехова.
    В августе 1920 г. Кудряшов был ранен в руку. На сей раз ранение оказалось серьезным, и его эвакуировали в тыловой лазарет, в Крым. Вернулся в строй он уже в октябре, произведенный в подполковники, накануне решающих боев за Крым.
    Отступив в Севастополь, Кудряшов разделил со своими однополчанами крестный путь Русской армии в изгнании: Галлиполийский лагерь, переезд в Болгарию, в Орхание, переход армии на самообеспечение и, наконец, «распыление».
    В начале 1924 г. в составе группы галлиполийцев подполковник Кудряшов приехал во Францию. Группа обосновалась в Лионе. Проживая в этом городе, он состоял в местном отделении Союза галлиполийцев и Русского общевоинского союза. Как и его товарищи, он работал рабочим на заводе. Женившись на русской беженке Женни Штрасснер, он переехал из Лиона в Сен–Бодель недалеко от Клермон–Феррана, где стал фермером.
    В конце 20-х гг. в течение короткого отрезка времени Ипполит Александрович потерял жену и единственного сына. Замкнувшись в своем горе, он жил во французской глубинке и с русскими эмигрантами почти не общался. До конца своих дней французского гражданства он так и не принял и, заполняя графу «национальность», писал: «русский беженец».
    Скончался подполковник И.А. Кудряшов 23 августа 1965 г. в Сен–Боделе. Похоронен он был на местном французском кладбище. В.Г. Чичерюкин-Мейнгардт

    post-196-1316729322.jpg


    КАРАКУЛИН Феодор Васильевич
    Родился в 1890. В мировую войну священник 82-го Сибирского стрелкового полка, затем 2-го Морской Отдельной Балтийской Бригады. В 1917 добровольцем вступил в отряд полковника Жебрака, соединившийся с отрядом полковника Дроздовского. С ним совершил поход Яссы-Дон. Пастырь Дроздовской дивизии. Награжден золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте. Настоятель православного прихода в г. Шалетт (Франция) (конец 1920-х гг.). Затем настоятель православной церкви в г. Монтаржи (пригород Парижа). Умер 9 мая 1937 в Монтаржи (Франция).

    9.jpeg


    Иван Васильевич Виноградов
    Город Елец - место последнего постоянного (23 года) служения и упокоения архимандрита Исаакия (в миру - капитана 2-го офицерского ген. Дроздовского полка И.В. Виноградова, автора стихов знаменитого "Дроздовского марша" - "Из Румынии походом..."). Кап. Иван Васильевич Виноградов - участник ПМВ на Румынском фронте, в Гражданскую войну в отряде Дроздовского практически с момента его основания - и до эвакуации Крыма в Дроздовских частях. Галлиполиец. В 1927 г. окончил прерванное войной богословское образование (до 1МВ учился в СПб. Духовной Академии) в ин-те им. преп. Сергия Радонежского (Париж), пострижен в монашество Митрополитом Евлогием (Георгиевским) с именем Исаакий, рукоположен в иеродиакона, затем в иеромонаха и направлен в Прагу, служил в Соборе Свт. Николая на Старом Мясте и в храме Успения Б.М. на Ольшанском кладбище, законоучитель русских школ Праги и её окрестностей. Главный священник РОВС. В 1945 г. арестован советскими спецслужбами, осужден на 10 лет и отправлен в Карагандинский концлагерь. По ходатайству Святейшего Патриарха Алексия I (Симанского)
    освобождён в 1946 г. (очевидно, лагерное начальство было уверено, что о. Исаакий скоро умрёт). 10 лет служил в Кахастане - сначала в Актюбинске, затем настоятель Алма-атинского кафедрального собора. В 1958 г. отправлен настоятелем кафедр. Вознесенского собора и благочинным в г. Елец. Скончался 14 января 1981 г. в возрасте 86 лет без одного месяца, похоронен на местном кладбище.

    222.jpeg 111.jpg

    НИЛОВ Сергей Радионович
    Родился 10 сентября 1894 года. Из крестьян Смоленской губернии. Окончил Смоленское Александровское реальное училище, два класса Константиновского артиллерийского училища. Капитан 61-й артиллерийской бригады. Поступил в отряд полковника Дроздовского в декабре 1917 года. Участник похода Яссы-Дон во 2-й роте Сводно-стрелкового полка. В июне-октябре 1918 командир бронеавтомобиля «Верный», затем командир 1-го бронеотряда. В Русской Армии: с мая 1920 переведен из бронечастей в 7-ю батарею Дроздовской артиллерийской бригады, в октябре 1920 командир той же батареи до эвакуации Крыма. Полковник. Ранен. Эвакуирован на транспорте «Ялта». Галлиполиец. В 1921 в составе Дроздовского полка в Орхание, позднее во Франции. Окончил Высшие военно-научные курсы в Париже (6-й выпуск). Участник 2-й мировой войны во французской армии (с 1939 по 1940-й год). Скончался в доме Союза русских военных инвалидов (Монморанси) под Парижем 21 августа 1976. Похоронен 25 августа 1976 на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

    111.jpeg


    КОЛТЫШЕВ Петр Владимирович
    Родился 27 мая 1894 в Ораниенбауме. Псковский кадетский корпус, Павловское военное училище 1913, курсы академии Генштаба 1917. Капитан, и. д. начальника штаба 2-й стрелковой дивизии. . Участник Первой мировой войны. Выступил на фронт в составе 2-го стрелкового Финляндского полка. Тяжело ранен в Восточной Пруссии. В 1916 – и.д. старшего адъютанта в штабе 40-го армейского корпуса. Участник похода Яссы-Дон. С июня 1918 начальник штаба 3-й пехотной дивизии, с 8 августа 1918 в распоряжении генерал - квартирмейстера Добровольческой армии, начальник штаба сводного отряда под Ставрополем, затем – Манычского отряда генерала Станкевича, с сентября 1918 подполковник, старший помощник начальника оперативного отдела штаба Добровольческой армии до марта 1920. В Русской армии, летом помощник командира 1-го Дроздовского полка до эвакуации Крыма. Дважды тяжело ранен. Полковник (с 14 апреля 1920). В эмиграции во Франции. Таксист. Умер 9 августа 1988. Похоронен на Сен-Женевьев-де-Буа.

    222.jpeg


    ФРИДМАН Александр Карлович
    Родился 1876. Сын мещанина Полтавской губернии. В службе вольноопределяющимся с 1895, окончил Чугуевское военное училище, офицером с 1898. Участовал в подавление восстания "Большого кулака" в Китае в 1900-1901 и Русско-Японской войне. Великую войну начал в рядах 12-го стрелкового полка. Последний чин и должность - полковник, командир 494-го пехотного Верейского полка.В отряде полковника Дроздовского с 14 января 1918 года. Участник похода Яссы-Дон в составе штаба Сводно-стрелкового полка. Поиощник командира полка.В Добровольческой армии во 2-м Офицерском (Дроздовском) стрелковом полку, затем помощник командира 2-го Дроздовского полка, установлено старшинство в чине с 5 ноября 1919, на 30 декабря 1919 помощник командира 1-го Дроздовского полка; в Русской Армии до эвакуации Крыма. Галлиполиец. Осенью 1925 в составе Дроздовского полка в Болгарии. В эмиграции в Чехословакии. Женат на Вере Александровне Андреянове - сестре милосердия Дроздовской дивизии (скончалась в 1961 в Праге). Проживаили в Чехословакии. В 1945 схвачен в Праге и вывезен в СССР. Умер в тюремном вагоне.

    post-196-1317044214.jpg


    РУММЕЛЬ Владимир Адольфович
    Родился 26-го сентября 1888 г., из дворян, сын подполковника, уроженец Нижегородской губернии, православный, окончил Ярославский кадетский корпус, Владимирское военное училище по 1-му разряду. В службу вступил в Александровское военное училище – 30-го июня 1907 г., 25-го февраля 1909 г. отчислен от училища с переводом в 3-й гренадерский Перновский полк, а 5-го мая того же года переведен во 2-й пехотный Софийский полк и 30-го сентября того же года поступил в Санкт-Петербургское (Владимирское) военное училище, которое окончил 6-го августа 1910 г. с производством в подпоручики со старшинством 6-го августа 1909 г. с назначением в 86-й пехотный Вильманстрандский полк младшим офицером 7-й роты.Великую войну закончил на Румынском фонте. Подполковник. Сформировал офицерский отряд в Болграде. Участник похода Яссы-Дон (присоединился к отряду полковника Жебрака 24 февраля 1918), прошел путь в составе 3-й роты, командир 1-го отделения 3-го взвода. В Добровольческой армии во 2-м Офицерском (Дроздовском) стрелковом полку, в июне 1918 командир батальона того же полка, с января 1919 командир 1-го Дроздовского полка, с 14 ноября 1919 комендант Харькова. Умер от тифа 21 февраля 1920 под Новороссийском.
    Фото из архива Виталия Жуменко, альбом "Белая армия. Фотопортреты русских офицеров 1917 - 1922"

    333.jpeg


    ЧЕРТКОВ Александр Алексеевич
    Одесское военное училище. Подполковник 60-го пехотного полка. Участник похода Яссы-Дон. Присоединился к отряду полковника Дроздовского в Бердянске. В Добровольческой армии во 2-м Офицерском (Дроздовском) стрелковом полку; командир роты, в январе 1919 командир батальона, затем помощник командира во 2-м Дроздовском полку. В Русской Армии до эвакуации Крыма. Осенью 1925 в прикомандировании к 6-му артдивизионе во Франции. Полковник. В эмиграции в там же, в 1934 член правления Общества Галлиполийцев в Париже. Умер 26 сентября 1938 в Париже.

    444.jpeg


    ФОСС Клавдий Александрович
    Родился в 1898. Капитан Дроздовского артиллерийского дивизиона. Учился во 2-ой Виленской гимназии. Участник похода "Яссы-Дон". Галлиполиец. В эмиграции в Болгарии. Адъютант начальника III отдела РОВС. В 1924 году создал тайную организацию "Долг Родине", которая в дальнейшем преобразовалась в контрразведку РОВС "Внутренняя линия". Оперативные псевдонимы "Вагнер" и "Вальтер". Владел четырьмя иностранными языками: болгарским, французским, немецким, английским. Был глубоко верующим человеком.
    Пережил 10 покушений на свою жизнь. В годы Второй Мировой войны на оккупированных территориях СССР. Помощник коменданта города Николаева. В дальнейшем - старший т.н. "русской группы" морской разведывательной команды по Черному и Азовскому морям в абверштелле юга Украины с января 1942 г. по март 1943 г.. Переведен в контрразведывательный орган АО-3 (абверофицер-3) при штабе командующего тылом немецкой армейской группы "Зюйд-А" в Мелитополе. По доносу членов НТС был арестован Гестапо, но после проверки выпущен с извинениями (по другой версии, именно Фосс написал донос на "нацмальчиков", что и послужило в начале 1945 года отказом при приеме в КОНР). Награжден Железным Крестом второго класса. После войны избежал выдачи СССР, проживал в Мюнхене под фамилией Александров. Находился в списке разыскиваемых КГБ СССР нацистских преступников. Скончался 11 ноября 1991 в деревушке Тютцинг близ Мюнхена.

    555.jpeg


    КРУЧЕРОВ Александр Никитич
    Родился 1 июня 1881 года. На 1909 – поручик 60-го пехотного Замосцского полка. В Великую войну командир 270-го Гатчинского полка. Полковник. Награжден Георгиевским оружием. В Гражданскую войну – участник похода Яссы-Дон. В эмиграции преподаватель Кадетского корпуса.
    Архив А.Корлякова (Франция) из альбома "БЕЛАЯ АРМИЯ, 1917-1922", автор В.Жуменко, ИМКА-ПРЕСС, ПАРИЖ - 2007.

    6.jpeg


    ЖУКОВ Николай Михайлович
    Родился 24 апреля 1894 года. Уроженец слободы Нальчик Терской области. Офицер 56-го пехотного Житомирского полка. За Великую войну имел Георгиевское оружие. Участник похода Яссы-Дон, Служил в 7-й батарее Дроздовской арт. бригады. Подполковник. Участник Сопротивления в годы второй мировой войны. Скончался 3 февраля 1980 под Парижем (Аньер-сюр-Сен). Похоронен на Сент-Женевьев-де-Буа.

    7.jpeg


    КРЕЧЕТОВ Лев Александрович
    Офицер. 8 (21) февраля 1918 вступил в бригаду Дроздовского (из отряда Жебрака). Участник похода Яссы-Дон. В Добровольческой армии во 2-м Офицерском (Дроздовском) стрелковом полку. Апрель 1920 адъютант генерала Витковского. В Русской Армии в Дроздовской дивизии до эвакуации Крыма. Капитан. Галлиполиец. Осенью 1925 в составе Дроздовского полка в Болгарии (в штабе 1 пех. дивизии). В эмиграции во Франции. Умер 13 ноября 1935 в Азиль де Виль-Эврар (Франция). Похоронен 16 ноября 1935 на местном кладбище.

    8.jpeg


    ПРОКОПОВ(I) Иван Александрович
    Родился 19 мая 1900 (1901?) года. Учащийся гимназии г. Кишинева. С февраля 1916 г. доброволец Абрекской сотни Туземной дивизии, откуда уволен через полгода, как недостигший возраста. С января 1918г. доброволец 2-й бригады Румынского фронта. Вступил в отряд полковника Дроздовского 27 февраля 1918 г. Участник похода Яссы-Дон. Поручик-артиллерист. Галлиполиец. Умер 26 февраля 1926 г. в Париже (самоубийство).

    9.jpeg



    ПРОКОПОВ(II) Иван Александрович
    Родился 5 октября 1903 (?) года. Учащийся гимназии г. Кишинева. 27 февраля 1918 г. записался в отряд полковника Дроздовского в 14 лет вместе с братом Иваном (и Петром?), прибавив себе возраст. Участник похода Яссы-Дон. К 16-летнему возрасту имел два Георгиевских Креста. Поручик 7-й артиллерийской батареи. Галлиполиец. В годы Второй Мировой войны сражался добровольцем в рядах Британской армии в Северной Африке и Европе. Умер в 1977г. в г. Брюссель, Бельгия.

    10.jpeg
     
    Последнее редактирование: 7 янв 2015
    Ротмистръ, Степняк и zhulkov нравится это.
  6. Offline

    Ротмистръ Завсегдатай SB

    Регистрация:
    27 фев 2013
    Сообщения:
    247
    Спасибо SB:
    642
    Отзывы:
    26
    Страна:
    Ukraine
    Из:
    Черкассы
    Шинель с погонами и петлицами, а так же фуражка. Малиново-белая фуражка и малиновые погоны с желтой литерой «Д». Малиновый цвет символизировал отблеск боёв и пожарищ их знаменитого похода из Ясс на Дон. Дроздовцы-пехотинцы и кавалеристы носили малиновые погоны с черно-белым кантом, дроздовцы-артиллеристы — с черным.
    Артиллеристы дроздовских частей носили фуражки с малиновой тульей и черным околышем и красные погоны с желтой литерой «Д».

    26605382_0.jpg 26605383_0.jpg

    2 Приказ Главнокомандующего Русской армии октябрь 1920 г . Севастополь.
    О переименовании 4 го запасного Дроздовского батальона в 4-й Стрелковый генерала Дроздовского полк.
    Главнокомандующий генерал Врангель.

    26605378.jpg

    26604774.jpg
    Вверху, на черно-белом фото юнного Дроздовца надпись - Дорогой маме. 1920год.

    hlldm5LTOL8.jpg
    На цветном фото

    Юный дроздовец в шлеме адриана- это - Сергей Степанович Слюсарев.
    Родился в 1909. Во время Гражданской войны в 1918 (в возрасте 9 лет!!!) добровольцем вместе с матерью вступил в Дроздовский полк. Служил в пулеметной команде 1 -го Дроздовского полка. Георгиевский кавалер. Кадет Крымского кадетского корпуса (Югославия). В эмиграции проживал во Франции. Умер 13 марта 1994. Похоронен на кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа.

    1.jpg 2m.jpg

    Последний из Дроздовцев. Капустянский Алексей Петрович . Родился 16 матра 1901 в Харьковской губернии, сын священника, учился в гимназии г. Сумы. Поручик Дроздовского полка. Георгиевский кавалер. Скончался на 96 году жизни 21 февраля 1997. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Жена Капустянская (урожд. Рудовская) Варвара Владимировна родилась 29 ноября 1898, умерла 12 октября 1989, Булонь, р-н Парижа. Похоронена 17 октября 1989 вместе с мужем.
    Здесь http://voldrozd.narod.ru/bio/kapust/main.html

    Совсем не давно смотрел. 2 части

     
    PaulZibert, Степняк и Wolf09 нравится это.
  7. Offline

    Казак Назар Новобранец

    Регистрация:
    4 авг 2015
    Сообщения:
    4
    Спасибо SB:
    3
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Bataisk
    Имя:
    Назар
    Интересы:
    История моего края
    Сообщения объединены, 10 сен 2016, время первого редактирования 10 сен 2016
    Среди этих 370 солдат, был Акатьев Иван Андреевич, ординарец командира 1-го генерала Дроздовского стрелкового полка, погиб 27.12.1919г. у села Койсуг, чьи останки были найдены у реки Малый Койсуг. Хотелось бы установить откуда призвался И.А. Акатьев на Румынский фронт, чтобы попытаться найти потомков героя. В данный момент казаками Батайского ГКО ведется поисковая работа, по данным останкам, Разработана стела памяти и могильная плита для увековечивания памяти Дроздовца
     
    Wolf09 нравится это.
  8. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    19.670
    Спасибо SB:
    88.263
    Отзывы:
    1.286
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Из книги "Дроздовцы в огне"

    "Ростов заняли красные. 27 декабря Дроздовская дивизия с обозами и артиллерией переправилась по льду Дона и стала в большом селе Койсуг под Батайском.
    Я помню Койсуг потому, что потерял там моего боевого товарища, ординарца Ивана Андреевича Акатьева, рослого красавца-солдата, ушедшего с нами в Дроздовский поход из самой Румынии.
    Красные зарубили Ивана Андреевича в степи."

    http://detectivebooks.ru/book/14695973/?page=26



    Почтим память

    Во время проведения земельных работ в с .Койсуг ныне г.Батайск обнаружено захоронение времен гражданской войны. В результате проведенных поисковых мероприятий, основываясь на рассказ очевидца тех событий и архивные документы, можно утверждать что останки принадлежит адъютанту 1-го Офицерского генерала Дроздовского стрелкового полка Акатьеву Ивану Андреевичу, погиб 27.12.1919г. Участника перехода Яссы - Дон с Румынского фронта 1-й мировой войны. В настоящее время казаками Батайского ГКО принято решение о возведении кургана на месте обнаружения останков и разрабатывается макет стелы увековечивания памяти Акатьева И.А. адъютанта 1 -го Офицерского генерала Дроздовского стрелкового полка.

    CCI07092015_0001.jpg

    Из архивных документов известно, что его зарубили в степи близ с. Койсуг, из рассказа Овсюковой Анны Петровны, ей было 8 лет когда в конце 1919г. у них в доме на постое стояли белогвардейцы с малиновыми погонами, после того как полк выдвинулся на Кулешовку и Усть-Койсуг в степи за рекой остался дозор из нескольких человек один из которых вернулся и взорвал налаженную переправу через реку Малый Койсуг и когда он возвращался к своим из за камыша выскочило несколько всадников-буденовцев, которые и зарубили белогвардейца, из архивных данных известно что белогвардеец с малиновыми погонами погибший близ села Койсуг в декабре 1919 года был адъютант.

    Из рассказа Овсюковой А.П. участь данного белогвардейца на этом не закончилась, к вечеру когда группа буденновцев изрядно выпив отправилась в степь и на веревке притащила труп к окраине села, где отрубив голову, долго штыками кололи окоченевшее тело и за внутренности на рогатинах подняли тело, после чего его сожгли, это были не первые случаи когда буденновцы издевались над телами уже захороненных белогвардейцев. Поэтому все захоронения происходили тайно, без лишних свидетелей.


    http://bloknot-rostov.ru/narod/pamyat/

    А так же воевал однофамилец, либо родственник:

    Акатьев Илья Афанасьевич. Доброволец. В Добровольческой армии; участник похода Яссы — Дон в составе 2-й роты Стрелкового полка отряда полк. Дроздовского. Убит дек. 1919 под Батайском.
     
    vitaly_cn нравится это.

Поделиться этой страницей