Советские военнопленные в Норвегии

Тема в разделе "Норвегия - Великая Отечественная война 1941-1945", создана пользователем Фрю Дале, 18 май 2015.

  1. Offline

    Фрю Дале Поручикъ

    Регистрация:
    23 апр 2010
    Сообщения:
    77
    Спасибо SB:
    216
    Отзывы:
    9
    Страна:
    Norway
    Из:
    Norway
    Интересы:
    поиск ополченцев 13 РДНО
    Поиск имен советских граждан, погибших в Норвегии. Веб-сайт www.krigsgraver.no
    принадлежит Центру Фалстад [Falstadsenteret] и был создан в связи с проектом "Военные могилы ищут имена" [Krigsgraver søker navn]. База данных содержит информацию о советских гражданах, похороненных в Норвегии во время Второй мировой войны. В будущем он будет охватывать все военные/братские могилы иностранцев в Норвегии.
     
    Последнее редактирование модератором: 25 май 2015
    tamara-bel-47, Татьяна**А и Юлиа нравится это.
  2. Ads Master

    Отзывы:
    0
     
  3. Offline

    Юлиа Команда форума

    Регистрация:
    11 сен 2009
    Сообщения:
    7.410
    Спасибо SB:
    13.334
    Отзывы:
    352
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    Краеведение, генеалогия
    Источник фотографий - http://waralbum.ru/

    osc4_th.jpg
    Советский военнопленный в Норвегии. Советский артиллерист был захвачен в плен в мае 1942 года. Китель на фото немецкий — такие выдавали всем военнопленным; с правой стороны одной пуговицы не было. Фото сделано в Осло сразу после освобождения в мае 1945 г.

    н4.jpeg
    Советские, норвежские и югославские заключенные концлагеря Фальстад (Falstad) на отдыхе во время работ на лесоповале зимой 1942—1943 годов.
    н6.jpeg
    Советский военнопленный выходит из барака в концлагере Салтфьеллет (Saltfjellet) в Норвегии.
    н7.jpeg
    Советские военнопленные в бараке после освобождения из концлагеря Салтфьеллет (Saltfjellet) в Норвегии.
    н8.jpeg
    Советский военнопленный, освобожденный из концлагеря Салтфьеллет (Saltfjellet) в Норвегии.

    н2.jpg
    Землянки советских военнопленных в Тромсё (Северная Норвегия).



    н1.jpg
    Останки советских военнопленных и бараки немецкого лагеря в северной Норвегии
    н3.jpeg
    Освобожденные в мае 1945 года в Норвегии советские военнопленные слушают начальника полиции
    н5.jpeg
    Освобожденные советские военнопленные в Тронхейме во время празднования Дня Конституции Норвегии.
     
    Duplik, Татьяна**А и Walther нравится это.
  4. Offline

    Юлиа Команда форума

    Регистрация:
    11 сен 2009
    Сообщения:
    7.410
    Спасибо SB:
    13.334
    Отзывы:
    352
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    Краеведение, генеалогия
    Ильченко Михаил Алексеевич, был в плену в Норвегии http://iremember.ru/memoirs/letno-tekh-sostav/ilchenko-mikhail-alekseevich/
    ilchenko.jpg

    .........
    Вечером нас по команде построили перед вагонами, приехала полевая кухня и нам стали раздавать ужин. Мы стали спрашивать у охраны куда нас повезут. Один из полицейских с повязкой на руке сказал нам: "Вас, как неблагонадёжных для рейха, увозят под усиленной охраной. Разве вам переводчик в лагере не говорил?" Мы ему рассказали как после неудачной агитации в РОА немцы ругались и кричали, а вечером не дали ужина. Полицейский говорит: "Это вы ещё легко отделались, бывает что отбирают заложников и расстреливают их". Тут мы увидели, что с другой стороны железнодорожных путей стоит много гражданских людей и кто-то подал идею спеть песню. Сначала спели "Катюшу", немцы промолчали, затем спели литовскую песню, народу собралось гораздо больше. Подбежал какой-то немецкий офицер и начал кричать на часовых, подбежали ещё с десяток немцев и нас стали загонять в вагоны. В вагоне садились "ёлочкой", в затылок друг другу, проволочный лаз прибили и поезд тут же тронулся.
    Выгрузили нас на какой-то станции и пешком пригнали в лагерь в городе Торн, в Польше. Нас поместили в отдельные бараки, отгороженные от другой территории колючей проволокой. Старожилы этого лагеря рассказали нам, что лагерь разделён на зоны, в каждой зоне пленные из одного государства, русских кормят хуже всех, а американцев и французов лучше всех остальных. Недавно сюда привезли итальянцев, уже и союзников немцы сажают в лагеря. Через неделю нас снова погрузили в вагоны и отправили в путь. Через две ночи и один день нас нас выгрузили и снова пешком погнали в лагерь. До Штаргарда мы шли долго. В этом лагере мы пробыли около месяца. Нас выводили на работу, а поочерёдно, группами оставляли в лагере, записывали в какие-то книги и фотографировали. В руки давали трафарет с новым лагерным номером, который надо было держать на уровне груди. Фотографий нам не давали. Бывалые мужики посоветовали мне при фотографировании скривить лицо, чтобы в случае побега, по фотографии труднее было бы меня опознать, я так и сделал.
    Через некоторое время нас, около двух тысяч человек, построив в колонну, пешком погнали в порт Штецин. В порту нас несколько раз пересчитали, а затем стали грузить в трюмы пароходов. К вечеру всех погрузили, а ночью куда-то поплыли. Из трюма ничего не было видно, кроме клочка неба через люк. Ёмкости для туалета стояли на палубе и немцы водили туда по два человека. После возвращения они рассказывали, что кругом море, а по отношению к солнцу, плывём на север. Днём вернувшиеся рассказывали, что с двух сторон вместо берегов горы, а корабль продолжает плыть. Наконец остановились. Мы подошли к люку и спросили у часового: "Мы поплывём дальше или нет?" Он ответил "Осло. Мы домой! Вы здесь". Так мы узнали, что прибыли в Норвегию. Как и всегда нас поселили в пересыльном лагере. Я обратил внимание, что один из пленных Шауляйского лагеря, очень похожий на еврея, несколько раз разговаривал с немецким оберлейтенантом. Я был удивлён, везде немцы немедленно расстреливали евреев, а этот якшается с немцами. Я спросил об этом у старожилов лагеря и мне рассказали, что это Иванов Михаил Иванович, у него отец русский, а мать еврейка и поэтому оберлейтенант сохранил ему жизнь и он с этим немцем давно дружит.

    VII. В ПЛЕНУ. НОРВЕГИЯ.
    Норвегия встретила нас дождями и сильным ветром. В пересыльном лагере мы прожили не больше недели, затем нас поездом перевезли километров на тридцать в другой лагерь. Утром, по прибытию, к вагонам подъехало около двадцати машин, нас погрузили и повезли в город Тронхейм, где мы стали работать: носили железные прутки из порта на базу, где-то около километра. Вместе с нами работали пленные из местного лагеря, среди них я неожиданно встретил Литвиненко Ивана Мефодьевича, жителя нашего села, бросив пруты, мы обнялись и долго разговаривали, пока не подошёл часовой и прикладом не ударил меня по спине, а Иван не дожидаясь экзекуции убежал. Я поднял прутки и понёс, а часовой шёл следом за мной на базу. Я положил прутки в штабель и к нам подошёл переводчик, часовой ему что-то рассказал и переводчик спросил у меня: "С кем ты разговаривал?" Я объяснил, что встретил земляка, из родного села. Он спросил мой номер, фамилию, имя, отчество, место рождения и отпустил меня, больше я с ним не встречался. Все переезды и лагеря мы, двенадцать человек из лагеря Жеренай, держались вместе. Через две недели нас снова погрузили в трюм парохода и вечером корабль отчалил из порта Тронхейм. Утром, выйдя на палубу по нужде, я видел, что мы плывём каким-то фиордом и вскоре корабль причалил к берегу и мы стали выгружаться. На портовой площади стояло небольшое здание на котором было написано "Фауска". Нас вызывали по номерам и разбили примерно на восемь групп, всех переписали и две группы, в том числе и нашу, пешком повели через гору. По дороге увидели пленных, работающих в карьере, успели перекинуться парой фраз, они сказали нам, что до лагеря километра четыре. Возле ворот лагеря, на которых было написано по-немецки "Штраум", нас остановили. Из ворот вышел небольшого роста гауптман, подошёл ко второй группе, переговорил с охраной, пересчитал пленных, дал команду и их завели в лагерь, а нашу группу погнали дальше. Шли мы часа три и вдруг с горы открылся вид на лагерь у подножия. Нас подвели к воротам лагеря, вышли лагерные полицейские, строем пришло человек двадцать и обступили нас. Здесь же был и оберлейтенант, который сопровождал нас из Шауляя. Нас завели во двор, закрыли ворота и каждому в пазуху стали засыпать какой-то порошок. Потом переводчик дал команду разойтись по баракам. Бараки были сбиты из досок, поверхность которых была покрыта прессованным картоном. Внутри стояли двухъярусные нары. Мы, все двенадцать человек, сразу заняли места на верхнем ярусе. Около входных дверей стояла буржуйка, сделанная из бочки, а возле неё лежала куча дров. К нам в барак зашёл чех-переводчик и начальник лагерной полиции, москвич, старший лейтенант Петлин и сказали, что надо выбрать старшего по бараку. Многие предложили меня и меня назначили старшим по бараку, хотя я не очень этого хотел. Утром в лагере появился оберлейтенант и к нему сразу же подошел еврей Иванов, вскоре вызвали меня и переводчик объявил, что германское командование назначает старшим барака Иванова. Я согласился.
    Нас повели на работу в гору, носить метровые брёвна с делянки в лагерь, к двум баракам, где жила охрана и немцы. По дороге старожилы рассказали, что посёлок называется Мигарден, пленные работают в основном на заготовке дров, кроме того работают в порту и на строительстве туннеля.
    Постепенно мы втянулись в лагерную жизнь. Однажды, после работы, я пошёл в санчасть и показал русскому врачу свою ногу. Она у меня, на месте операции, опухла. Он посмотрел и сказал, чтобы я возвращался в барак, а утром, на поверке, вызвали мой номер. Ко мне подошёл полицейский Васька, по прозвищу Урмахер (по-немецки часовщик) и повёл меня в барак, где располагалась санчасть, там сидел русский врач Спиридон и немец. Спиридон попросил показать ногу немецкому врачу. Я разулся и поставил ногу на стульчик, стоявший перед ним, он взял пинцет и потрогал все зажившие раны. Я рассказал, что операцию делали в госпитале города Вильно. Он выслушал меня, сказал: "Гут, гут" и знаками показал, чтобы я обувался. После этого меня заменили в гольцкоманде и я стал выполнять дворовые работы вместе с младшим воентехником Ворониным, он был ранен в локтевой сустав и рука плохо гнулась в локте. Мы пилили и кололи дрова, носили их к печкам, выполняли и другие работы.
    В середине декабря мы, как всегда, вышли пилить дрова. Шёл крупный редкий снег, было 10-15 градусов мороза. Вдруг Воронин говорит: "Давай поменяемся местами". Я перешёл на его сторону, а он шёпотом мне говорит: "Там, возле караульного помещения стоит Васька". Я не знал кто это такой, поэтому был удивлён такому поведению Воронина. Через некоторое время зазвучала сирена, нас сразу же загнали в барак, и по вышкам разошлись немцы с автоматами. Часам к одиннадцати всех привели в лагерь, нас построили на площадке в окружении немецкой охраны. Переводчик отдал приказ: "Всем встать на расстоянии два метра друг от друга и раздеться до пояса". Мы разделись и гауптман, а с ним ещё два немца, стали обходить строй и осматривать каждого со спины. Вывели со строя четырёх человек. Мой сосед, стоявший рядом шёпотом сказал: "Мишку Богоявленского забрали" Я спросил: "Кто он?", а сосед ответил: "Младший лейтенант". Этих четырёх вывели из лагеря и поставили возле караульного помещения, а нам разрешили одеться. На территорию лагеря зашли два немца, один из них был в комбинезоне, они пошли в лагерный клуб, затем один из них вернулся к воротам и повёл за зоной группу немцев. Нам приказали разойтись по баракам и закрыли окна. Вечером, на поверке, комендант лагеря через переводчика сказал, что эти четверо виновны и их повезли в госпиталь в Бодо. Мы не понимали смысла сказанного. Через несколько дней один из немцев, пленные между собой называли его "кучер", получил и стал ходить с крестом и медалью. Один из охранников сказал, что крест и медаль он получил за казнь четырёх русских пленных.
    Шёл апрель месяц 1945 года, мы обжились в лагере и стали больше доверять друг другу. В шестом бараке жили советские чиновники: прокурор, судья и другие начальники. Однажды переводчик привёл полицейского Бориса, который раньше работал в нашем лагере и он сказал охране: "Я знаю многих, кто делал подкоп и готовил побег в Швецию, я их выведу на чистую воду!". Начальник полиции, старший лейтенант, под видом проверки бараков обошёл бараки и в шестом сообщил зачем появился полицейский Борис. Вечером один из пленных, хорошо его знавший, пригласил его зайти в шестой барак, он согласился, но живым он оттуда уже не вышел. В бараке состоялся суд по всем законам СССР, был и прокурор и защитник. Его, как изменника Родины, присудили к высшей мере наказания, к смертной казне через повешенье. Приговор привели в исполнение ночью, отвели под руки в туалет и там повесили. Утром, пока мы стояли на площади, немцы искали по баракам Бориса, а нашли его в туалете. Привели собаку, но она след не взяла. В бараки нас загнали только перед обедом, ни завтрака, ни обеда нам не дали, выдали только ужин, правда с дневной нормой хлеба. После этого дня нас опять стали брать на работу. Пленные, работавшие на строительстве туннеля обратили внимание, что их заставили бурить шпуры в начале тоннеля. Вскоре, один из норвежцев, работавших каким-то начальником, сказал, что в тоннель загонят русских пленных и подорвут вход, чтобы они все там умерли. Эта весть сразу же облетела весь лагерь. Кто верил этому, а кто и нет. Утром, на поверке, чтобы нас успокоить, комендант лагеря через переводчика сообщил нам, что на наш лагерь ожидается налёт английской и американской авиации, так как немецкое командование несёт за нас ответственность, во избежании потерь, необходимо провести тренировку и всем спрятаться в тоннеле. В это время прозвучала сирена и переводчик дал команду: "Колонной, бегом в тоннель!" Но не один пленный не тронулся с места. Комендант лагеря заорал и вызвал человек десять охранников, они стали нас избивать и гнать в тоннель. Тогда начальник лагерной полиции старший лейтенант Петлин Василий подошёл к переводчику и сказал, что весь лагерь знает, что их хотят замуровать в тоннеле, так как видели, что пленные бурили шпуры у входа в тоннель по всей окружности. Переводчик перевёл всё это коменданту, тот что-то кричал, а потом крикнул солдатам и те прекратили нас избивать, подошли к коменданту и все вместе вышли из лагеря.
    Через фиорд мы увидели, что норвежцы вывесили на своих домах свои национальные флаги. Нам дали команду разойтись по баракам, позавтракали, обед выдали тоже вовремя, но нас всё время мучил вопрос: почему норвежцы вывесили свои флаги?
    VIII. НОРВЕГИЯ. ПУТЬ НА РОДИНУ.
    Четвёртый день нас не выводили на работу. Утром первого мая несколько норвежцев подошли к воротам лагеря и говорят: "Гитлер капут! Победа!" и попытались открыть ворота, но немцы им не дали. Второго мая мы увидели, что на вышках вокруг лагеря уже нет часовых, мы подошли к воротам и позвали начальника караула, с ним поручили говорить начальнику лагерной полиции старший лейтенант Петлин. Начальник караула пояснил, что комендант лагеря сердится, что мы не выполнили его приказ и не пошли в тоннель, поэтому не разрешает снять охрану лагеря. Мы начали кричать и возмущаться, к воротам подошла группа немецких солдат, человек двадцать, и один из них зашёл в караульное помещение, вынес ключи, открыл ворота и, показав на дорогу, сказал: "Ком!". Мы боялись выходить за ворота, думали что это провокация, но когда из караульного помещения вышли солдаты с автоматами через плечо и пошли в казарму, а начальник караула повесил замок на караульное помещение и тоже ушёл, мы осмелели и вышли из лагеря. Некоторые из тех, кто работал в порту, пошли в порт, а вечером принесли с собой в лагерь большую рыбу. Третьего мая в лагерь пришла группа Красного Креста Норвегии и Швеции и объявила, что все пленные должны снабжаться продуктами по второй норме советских солдат и составили примерный перечень продуктов. Начальник лагерной полиции Петлин, взяв от каждого барака по два человека, пошёл на склад и принёс оттуда каждому по сто граммовому брикету сыра, десять сигарет, пачку табака и пол буханки хлеба. Когда нам стали всё это выдавать, нам даже не верилось в то, что происходит, но это было так. Сразу многие, в том числе и я, ринулись в порт и, у подъехавших на катере норвежцев, стали просить рыбу. Они на пальцах показали: две сигареты - одна рыба. Весила она килограмма четыре - пять. Я тоже выменял, сварил и добавлял её и к обеду и к ужину.
    Не обошлось и без потерь. Наш друг, Долбёжкин Михаил, знакомый мне ещё по Рославлю, со своим другом земляком записался в Русскую Освободительную Армию и его вместе с другими добровольцами перевели в лагерь Бубик, откуда перевели всех пленных в другие лагеря, а туда направляли только добровольцев.
    Записался в РОА и лагерный врач Спиридон. Числа десятого мая он пришёл в лагерь в гости к знакомому, но его жестоко избили. Один из пленных объяснил, что когда они готовили побег, подготовку возглавлял майор (фамилию он не назвал) и младший лейтенант Богоявленский Михаил, Спиридону поручили достать снотворное, чтобы вечером подсыпать в пищу охране, чтобы можно было забрать у них оружие. Но немцы обо всём узнали и, по рассказам норвежцев, майора и Мишку казнили за лагерем на горе, ударами кайла в грудь. Я предложил найти их трупы и похоронить, но он ответил, что они уже ходили, но ничего не нашли, по-видимому, трупы похоронили где-то в другом месте.
    Примерно недели через две в лагерь приехал представитель командования Советской Армии и приказал оформить списки всех военнопленных по армейскому принципу (разбить всех на отделения, взводы, роты и т. д. офицеров и младших командиров оформить на соответствующие должности командиров отделений, взводов, рот). Когда он предложил назначить ответственного за эту работу почти все предложили старшего лейтенанта Петлина. Он переспросил: "Не ошибаетесь ли Вы поручая ему эту работу?" Многие пленные стали выступать в его защиту. Смысл всего сказанного сводился к тому, что хоть Петлин и был начальником лагерной полиции, но это была только маскировка. Выслушав доводы пленных, представитель сказал: "Если это так, то быть по-вашему!" На прощание он сказал: "Скоро придет пароход и Вы все вернётесь на Родину" и уехал. Мы долго спорили, куда нас повезут, одни говорили, что в Мурманск или в Архангельск, другие утверждали что в Ригу или в Ленинград, были и другие варианты.
    И вот объявили сбор, мы в лагере построились повзводно в соответствии с составленными списками и двинулись в порт. Получили питание на одни сутки и погрузились на пароход. Вечером пароход вышел из порта. Нам разрешили находиться на палубе и я по заходу солнца определил, что мы плывём на северо-восток, многие сразу решили, что везут нас в Мурманск или в Архангельск. Один пожилой солдат сказал, что везут нас прямо на Соловки. Я впервые услышал это слово и ничего не понял, тогда этот солдат разъяснил мне, что это острова, куда ссылают преступников и врагов народа, там они умирают от голода и болезней или их расстреливают, мало кто из них освобождается.
    Я сильно расстроился, думал неужели и меня считают преступником и стал перебирать в памяти всю свою жизнь в колхозе, на фронте и в плену и никак не мог понять, почему я должен сесть в тюрьму да ещё такую жестокую. Увлёкшись разговором, мы и не заметили, как прошла ночь, пароход повернул и мы плыли уже по фиорду. Перед нами показался порт в который и направился наш пароход.
    После того как мы причалили, поступила команда повзводно сойти на берег и построиться на портовой площади. На берегу мы встретили нескольких пленных и спросили у них какой это порт. Они сказали нам, что это порт города Нарвик. Тут же, на берегу мы увидели много английских моряков и некоторые горячие головы решили, что нас передадут англичанам.
    Закончив построение, старший лейтенант Петлин подал команду: "Равняйсь! Смирно!" и приложив руку к козырьку фуражки рапортовал какому-то представительному мужчине в шляпе и одетому в добротный плащ. Что докладывал Петлин, нам слышно не было, но после его доклада мужчина стал говорить с нами, он сказал, что является послом СССР в Норвегии, назвав свою фамилию (я её уже забыл), поздравил нас с победой над Германией, пожелал успешно вернуться на Родину и много-много другого. В конце своей речи он сказал, что если у нас будут возникать какие-нибудь недоразумения или конфликты, то чтобы обращались к нему.
    Пришли сопровождающие и отвели нас в бараки, где накормили и предложили отдохнуть после ночи, проведённой на пароходе. В бараках стояли аккуратно заправленные кровати с одеялами и подушками. Некоторые хотели сходить в город, но на воротах стояли дневальные и не выпускали никого за пределы лагеря. Старший лейтенант Петлин вызвал их командира, и пришедший начальник караула пояснил, что завтра у нас будет работать комиссия и после комиссии можно будет выходить в город. Мы успокоились и разошлись по баракам.
    Утром, как обычно, прозвучал армейский сигнал "Подъём!". После зарядки и туалета нас пригласили в столовую на завтрак. Мы по одному подходили к окошку и получали суп, хлеб и чай, садились за стол и ели. Я вспомнил, что так по-человечески я ел только года три-четыре назад и был очень рад, что жизнь налаживается.
    После завтрака нас повзводно стали уводить на комиссию. Нас привели к какому-то одноэтажному зданию, на фасаде которого висело шесть или семь флагов, в том числе и наш флаг СССР. Около здания стояло три стола буквой "С", а внутри стоял стул, за столами тоже стояли флаги. К строю подошёл человек в гражданской одежде и объявил, что сейчас каждый из нас, по одному, должен подойти к стулу и ответить на вопросы комиссии. Комиссия состояла из семи человек, по одному от США, Англии, Швейцарии, Норвегии, Швеции, от СССР был полпред Виноградов и ещё был представитель от Красного Креста.
    Мы, переговариваясь, друг с другом, гадали, какие же вопросы нам будут задавать. Вот подошла и моя очередь, я подошёл к стулу и стал сзади его, полпред СССР сказал: "Пожалуйста, садитесь" и я сел на стул. После этого человек, одетый в чёрный костюм (как я позже узнал - это был шведский представитель Красного креста) задал мне по-русски первый вопрос: "Желаете ли Вы возвратиться на Родину?". Я ответил: "Да!". "Откуда Вы родом?" спросил он. Я назвал свой домашний адрес. Судя по всему, они сверили его по документам (по видимому мой адрес был также записан у них в бумагах) и спросили: "Вы жили на Украине? Какая у Вас национальность?". "Украинец" - ответил я - "у меня и отец, и мать, и дедушка, и бабушка - все украинцы!". Далее последовал вопрос: "Не боитесь, что после возвращения домой Вас будут судить как изменника Родины за то, что вы сдались в плен?" Я ответил, что в плен меня забрали как гражданское лицо, руки я не поднимал и в плен добровольно не сдавался. После этого комиссия что-то шепотом переговорила между собой и председатель комиссии, швед, сказал: "Желаю Вам счастливого пути и счастливо добраться домой!" Эти долгожданные слова после трёх лет плена так на меня подействовали, что глаза мои наполнились слезами и я чуть было не заплакал. Я сказал: "Спасибо!", но голос мой дрожал и наш представитель стал меня успокаивать: "Не волнуйтесь, скоро вы поедете домой!"
    Заседание комиссии длилось три дня, всё это время мы жили спокойной, размеренной жизнью. Мой земляк Боднар Иван (он правда из Христиновки) рассказывал мне, что из их взвода Носов отказался от возвращения на Родину и его забрали то ли американцы, то ли англичане.
    На третий день утром, когда закончилось заседание комиссии, нас накормили и выдали сухой паёк на сутки. Через несколько часов нас построили повзводно и перед строем выступил какой-то человек, говорящий по-русски, который сказал небольшую напутственную речь в заключении которой сказал, что все мы являемся советскими солдатами и поэтому должны вести себя достойно и пожелал нам счастливого пути. Подали команду и мы повзводно пешком пошли на железнодорожную станцию Нарвик. Там нас распределили по вагонам. После окончания посадки железнодорожники проверили состав и мы тронулись в путь. Нас удивляло то, что мы ехали без охраны, общаясь между собой мы надеялись, что действительно пришла долгожданная свобода. Примерно через час пути мы проезжали по мосту через глубокое ущелье (глубиной метров 300-400) многие боялись, но состав на малой скорости благополучно преодолел это препятствие.
    Утром остановились на какой-то станции. Когда рассвело, мы пошли к зданию вокзала и скорее догадались, чем прочитали, что название станции Буден. На этой станции мы простояли весь день и всю ночь. Многие ходили по городку и возвращаясь, рассказывали об увиденном. Я в город не ходил, был только на вокзале и на привокзальной площади. Многие жители и мужчины, и женщины, завидя нас обязательно приветствовали по-шведски, а мы отвечали им по-русски.
    Вечером начальник поезда нас предупредил, чтобы мы никуда не отлучались, потому что ночью поедем дальше, если кто-то отстанет или уйдёт умышленно, то будет привлекаться к ответственности как дезертир.
    Ночью нас перевезли на станцию Лулео. По команде мы вышли из вагонов и пешком проследовали в порт, где нас уже ждал гражданский пароход. Нам объявили, что на нём мы отправимся на Родину. В ожидании погрузки снова разгорелся спор о том, куда нас повезут. Одни говорили - в Ленинград, другие - в Таллин, мотивируя тем, что Таллин ближе, а находились и такие, которые утверждали, что нас отправят в Ригу. Кто-то предложил спеть песню для шведов и я затянул: "Ой при лужку, при луне, при знакомом поле…" меня дружно поддержали другие и сразу напротив нашего взвода стали собираться шведы. Когда песня закончилась, из толпы шведов раздались голоса: "Катюша!.., Катюша!.". и я запел "Катюшу". Как же мы были удивлены, когда многие шведы стали петь вместе с нами.
    Здесь же в порту на лодке плавали две девушки и когда мы закончили петь, они затянули песню про Москву и мы с радостью слушали:
    …Кипучая, могучая, никем непобедимая,
    Страна моя, Москва моя, ты самая любимая!..
    Но появилось начальство и сообщили что вскоре начнётся погрузка и поэтому необходимо упаковать вещи, так как на море возможна болтанка и вещи могут растеряться. В это время из толпы появился толстый швед с бокалом пива и стал кричать: "Дружба!, дружба!..". и залпом выпил бокал пива. Колонна пришла в движение и направилась к пароходу, а шведы стали расходиться.
    Когда мы поднялись на пароход, то я в трюм не пошёл, а разместился на палубе, где уже сидели часть освобождённых. Мимо проходил гражданский моряк и мы наперебой стали спрашивать его куда же нас повезут. Он назвал город Оулу, такого города никто из нас не знал (как позже оказалось, он находился в Финляндии). К вечеру мы отчалили от причала, сначала плыли по фьорду, а затем вышли в открытое море. Плыли четырнадцать часов, в том числе и ночью, я даже пожалел, что устроился на палубе, так как ночь была холодная. Часов в семь утра нас выгрузили с парохода в порту и мы пешком пришли на станцию Оулу. Наш командир роты, старший лейтенант Петлин, отправился на станцию и узнал, что русского представителя ещё нет и придется ждать дня два-три. Но что-то его насторожило в этой ситуации. Среди нас был старший сержант (фамилию его я забыл) по национальности карело-финн, в совершенстве владевший финским языком, решили, взяв его на станцию переговорить по телефону с советским консулом в Хельсинки. Договорились, что вначале с финнами будет разговаривать Петлин. На вокзал нас пришло человек семь, Петлин попросил, чтобы срочно, в нашем присутствии, вызвали советского консула в Хельсинки, работники станции вызвали Хельсинки и стали разговаривать по-фински, так, что мы ничего не понимали. Вдруг старший сержант подошёл к столу, попросил по-фински трубку. Разговаривавший с недовольством дал ему трубку. После окончания разговора старший сержант сказал нам, что пообещали отправить нас в СССР в течении трёх часов. Стоявшие рядом финны стали с ним разговаривать, а один подошёл и стал внимательно рассматривать его ухо (как позже мне объяснили, что финны носят одну серёжку в ухе).
    По видимому наш разговор подействовал и к обеду нас уже отправили в путь. Железная дорога через Финляндию пролегала среди лесов и большого количества озёр, по некоторым из которых даже плавали катера. На рассвете нас остановили на какой-то станции, где мы простояли более часа. Петлин ушёл узнать в чём дело и вернувшись доложил, что происходит передача состава, так как следующая станция находится уже на территории Советского Союза. Мы все столпились у окон и дверей, чтобы не прозевать момент пересечения границы. И вот, наконец, свершилось! Мы увидели пограничные столбы и пограничников в зелёных фуражках. Нашей радости не было предела! Наконец-то дома! Вдруг один из солдат закричал: "Это же станция Лужайка! Я здесь служил и принял первый бой с немцами и финнами.
     
    Duplik, Wolf09, Татьяна**А и 2 другим нравится это.
  5. Offline

    Wolf09 Старый Волк Команда форума

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    20.831
    Спасибо SB:
    92.749
    Отзывы:
    1.375
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Захоронение на Гравдалсполлен в г.Берген, Лаксевог,фюльке Хордаланн

    Gravdalspollen i Bergen, Laksevåg
    Захоронены 133 военнопленных, из них 75 с именами, 58 неизвестных.

    1.jpg

    2.jpg

    3.jpg


    Список известных:


    1. Абросимов С.
    2. Авровский
    3. Албовик И.
    4. Алексеев
    5. Ананько
    6. Артамонов
    7. Бакмар
    8. Биюков Григорий
    9. Бондаренко
    10. Боровиков
    11. Волошенко
    12. Волошин
    13. Вояков
    14. Гарасенко
    15. Гребнюк Н.М.
    16. Гришин Г.Г.- лейтенант 1915г.р.
    17. Гусев
    18. Девякин П.
    19. Дзезя Василий
    20. Дивун
    21. Донишевский
    22. Донько
    23. Дудко
    24. Дудников Константин
    25. Евдосиенко
    26. Егоров
    27. Ерденко
    28. Еркульев
    29. Забаев
    30. Загоруйко
    31. Злобин В.
    32. Карагонин Александр
    33. Квалченко
    34. Киселев Д.И. – лейтенант 1921г.р.
    35. Китаев Григорий
    36. Козоков
    37. Колесниченко М.
    38. Кошвеев Петр
    39. Куруеев
    40. Лазарев Филипп
    41. Лутсик
    42. Максимов
    43. Маршинов
    44. Масляец
    45. Митин
    46. Мозуренко А.
    47. Мошвеев
    48. Овчинников
    49. Ольгин П.
    50. Оршенко
    51. Панеша
    52. Парамонов Л.
    53. Петренко Василий
    54. Полежаев
    55. Поскурин Н.
    56. Посмаренко
    57. Пуртия
    58. Рыбалко
    59. Са.ларин
    60. Састишко
    61. Собин Е.
    62. Сорокин М.
    63. Тараханов
    64. Турко И.А. – старшина 1917г.р. (Тирко на табличке)
    65. Тихонов
    66. Тихонов Георгий
    67. Толстоуший
    68. Хорошаев В.Ф. – сержант 1922г.р. (В.Т. на табличке)
    69. Чкалов И.И. – старшина 1910 г.р.(Чекалов на табличке)
    70. Черкасов М.
    71. Четвертак М.
    72. Шеаловский И.
    73. Шевченко
    74. Шиколов
    75. Якушев Н.А. – капитан 1911г.р.

    Все могилы отдельные, только одна братская - 51 человек, известен один - Дудников Константин.

    4.jpg

    Текст на плите дословно:

    "Здесь покоится 51 советский гражданин которые погибли во время войны 1941-1945 г.г.
    Перенесены из Селье Флоре Аскволл Солунд и Фьелл Дудник Константин 50 неизвестных советских граждан"


    Надпись дублируется на норвежском языке, как и все имена на одиночных могилах.

    Географические названия в оригинале пишутся так
    : Selje, Florø, Askvoll, Solund, Fjell

    Здесь те, кого удалось найти в ОБД Марии Брагиной с форума http://forum.patriotcenter.ru/index.php?PHPSESSID=5jlbap044cn3ssbv2q9smobhn5&topic=40577.0 :
    Фамилия: Абросимов
    Имя: Серафим
    Отчество: Михайлович
    Дата рождения/Возраст __.__.1905
    Место рождения Курская обл., Двулучное
    Лагерный номер 86262
    Дата пленения 18.05.1942
    Место пленения Керчь
    Лагерь шталаг II D
    Судьба Погиб в плену
    Воинское звание солдат (рядовой)
    Дата смерти 12.12.1942
    Место захоронения Теннебек/Норвегия
    Могила могила 17
    Фамилия на латинице Abrossimow
    Название источника информации ЦАМО
    Номер фонда источника информации 58
    Номер описи источника информации 977521
    Номер дела источника информации 2057

    http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=300812503



    Фамилия: Алексеев
    Имя: Дмитрий
    Отчество: Федорович
    Дата рождения/Возраст 26.10.1915
    Место рождения Ивановская обл., Толмачево
    Лагерный номер 85702
    Дата пленения 03.07.1941
    Место пленения Минск
    Лагерь шталаг II D
    Судьба Погиб в плену
    Воинское звание солдат (рядовой)
    Дата смерти 20.11.1942
    Место захоронения Эльвенес (Норвегия)
    Фамилия на латинице Alexejew
    Название источника информации ЦАМО
    Номер фонда источника информации 58
    Номер описи источника информации 977521
    Номер дела источника информации 2046


    http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=300809504

    Фамилия: Ерденко
    Имя: Николай
    Отчество: Иванович
    Дата рождения/Возраст __.__.1908
    Место рождения Астрахань
    Лагерный номер 86933
    Дата пленения 26.05.1942
    Место пленения Лозовая
    Лагерь шталаг II D
    Судьба Погиб в плену
    Воинское звание солдат (рядовой)
    Дата смерти 10.08.1943
    Место захоронения Теннебек/Норвегия
    Могила могила 35
    Фамилия на латинице Jerdenko
    Название источника информации ЦАМО
    Номер фонда источника информации 58
    Номер описи источника информации 977521
    Номер дела источника информации 1132

    http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=300556979

    Фамилия: Китаев
    Имя: Григорий
    Отчество: Степанович
    Дата рождения/Возраст 15.09.1915
    Место рождения Пензенская обл., Виляйки
    Лагерный номер 29785
    Дата пленения 24.06.1941
    Место пленения Луцк
    Лагерь шталаг II F (315)
    Судьба Погиб в плену
    Воинское звание солдат (рядовой)
    Дата смерти 06.09.1944
    Место захоронения Теннебек/Норвегия
    Могила ряд 5, могила 49
    Фамилия на латинице Kitajew
    Название источника информации ЦАМО
    Номер фонда источника информации 58
    Номер описи источника информации 977521
    Номер дела источника информации 1273

    http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=300592912

    Фамилия: Овчинников
    Имя: Андрей
    Отчество: Николаевич
    Дата рождения/Возраст __.__.1912
    Место рождения Челябинская обл.
    Лагерный номер 166628
    Дата пленения __.__.1943
    Место пленения Кривой Рог
    Лагерь шталаг VI K (326)
    Судьба Погиб в плену
    Воинское звание солдат (рядовой)
    Дата смерти 04.10.1944
    Место захоронения Теннебек/Норвегия
    Могила могила 50-60
    Фамилия на латинице Owtschinnikow
    Название источника информации ЦАМО
    Номер фонда источника информации 58
    Номер описи источника информации 977521
    Номер дела источника информации 1203

    http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=300002620
    http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=300930277

    Фамилия: Петренко
    Имя: Василий
    Отчество: Анисимович
    Дата рождения/Возраст 22.03.1905
    Место рождения Пришиб
    Лагерный номер 31622
    Дата пленения 15.07.1942
    Место пленения Ростов
    Лагерь шталаг 302 (II H) Гросс Борн-Редериц
    Судьба Погиб в плену
    Воинское звание солдат (рядовой)
    Дата смерти 13.08.1943
    Место захоронения Теннебек/Норвегия
    Могила могила 36
    Фамилия на латинице Petrenko
    Название источника информации ЦАМО
    Номер фонда источника информации 58
    Номер описи источника информации 977521
    Номер дела источника информации 1038

    http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=300530427

    Фамилия: Тихонов
    Имя: Георгий
    Отчество: Степанович
    Дата рождения/Возраст 20.04.1913
    Место рождения Орловская обл., район Брасовский, Веребск
    Лагерный номер 85279
    Дата пленения 26.05.1942
    Место пленения Лозовая
    Лагерь шталаг II D
    Судьба Погиб в плену
    Воинское звание солдат (рядовой)
    Дата смерти 26.10.1942
    Место захоронения Берген (Норвегия)
    Фамилия на латинице Tichonow
    Название источника информации ЦАМО
    Номер фонда источника информации 58
    Номер описи источника информации 977528
    Номер дела источника информации 99

    http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=300816882
    http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=301138041

    Фамилия: Четвертак
    Имя: Иван
    Отчество: Тихонович
    Дата рождения/Возраст 28.01.1903
    Место рождения Кировоградская обл., Куколовка
    Лагерный номер 86943
    Дата пленения 26.05.1942
    Место пленения Лозовая
    Лагерь шталаг II D
    Судьба Погиб в плену
    Воинское звание солдат (рядовой)
    Дата смерти 22.04.1943
    Место захоронения Теннебек/Норвегия
    Могила могила 30
    Фамилия на латинице Tschetwertak
    Название источника информации ЦАМО
    Номер фонда источника информации 58
    Номер описи источника информации 977521
    Номер дела источника информации 2209

    http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=300854284

    5.jpg
    Общий вид захоронения. Слева – братская могила

    Расстрелян СД за саботаж. Есть пометка о клеймении.

    Номер записи 300757499
    Фамилия Застишко
    Имя Григорий
    Отчество Иванович
    Дата рождения 25.05.1922
    Место рождения Полтавская обл., Цыбулевка
    Воинское звание солдат (рядовой)
    Лагерный номер 85974
    Дата пленения 26.05.1942
    Место пленения Лозовая
    Лагерь шталаг II D
    Судьба Погиб в плену
    Дата смерти 09.12.1942
    Место захоронения Таннебек
    Могила могила 13
    Название источника информации ЦАМО
    Номер фонда источника информации 58
    Номер описи источника информации 977521
    Номер дела источника информации 1860

    http://obd-memorial.ru/Image2/filte...00757498&id1=f37cc5f47982537c25bc61fb8f8b034c
    http://obd-memorial.ru/Image2/filte...00757500&id1=ffa97d2bd89f149fdd17ce33b55a0cbf

    Черепно-мозговая травма, лёгочная гангрена. Отметка о клеймении.

    Номер записи 300704800
    Фамилия Злобин
    Имя Василий
    Отчество Иванович
    Дата рождения 23.03.1901
    Место рождения Орджоникидзевский край, Списевка
    Воинское звание солдат (рядовой)
    Лагерный номер 85243
    Дата пленения 12.05.1942
    Место пленения Керчь
    Лагерь шталаг II D
    Судьба Погиб в плену
    Дата смерти 27.03.1943
    Место захоронения Таннебек
    Могила могила 28
    Название источника информации ЦАМО
    Номер фонда источника информации 58
    Номер описи источника информации 977521
    Номер дела источника информации 1672

    http://obd-memorial.ru/Image2/filte...00704799&id1=0540b94a9ef6868a858d52a413b0892b
    http://obd-memorial.ru/Image2/filte...00704801&id1=36aa4f107c3fcf5d11ba50a4a65a60dd

    Списки можно прочесть на форуме http://forum.patriotcenter.ru/index.php?PHPSESSID=5jlbap044cn3ssbv2q9smobhn5&topic=40577.0
     
    Duplik, Татьяна**А, oberst и 2 другим нравится это.
  6. Offline

    Фрю Дале Поручикъ

    Регистрация:
    23 апр 2010
    Сообщения:
    77
    Спасибо SB:
    216
    Отзывы:
    9
    Страна:
    Norway
    Из:
    Norway
    Интересы:
    поиск ополченцев 13 РДНО
    вот небольшой буклет по советским военнопленным, который подготовил Фальстдский центр,который занимается изучением и сбором материала по этой теме http://falstadsenteret.no/wp-content/uploads/skriftserie_05a.pdf

    0-002-001.jpg 0-002-002-001.jpg 3-001.jpg 4-001.jpg 5-001.jpg 6-001.jpg 7-001.jpg 8-001.jpg 10-001.jpg 9-001.jpg 11-001.jpg 12-001.jpg 13-001.jpg 14-001.jpg
     
    Duplik, Wolf09, Татьяна**А и ещё 1-му нравится это.
  7. Offline

    oberst Завсегдатай SB

    Регистрация:
    6 дек 2011
    Сообщения:
    167
    Спасибо SB:
    605
    Отзывы:
    12
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленский край озёрный
    Интересы:
    Всё о ВОВ 1941-1945 гг
    Лагеря советских военнопленных в Норвегии 1941-1945:
    Организация лагерей и обращения с заключенными

    В годы Второй мировой войны почти 84000 советских военнопленных (POW) были отправлены в Норвегию. Около 75 000 из этих заключенных были солдаты Красной Армии, а остальные (около 9000) были так называемые "остарбайтеров", или "Fremdarbeiter". Люди из этих двух категорий советских граждан, которые были загнаны на принудительный труд для немцев в Норвегию. Большинство солдат были отобраны из лагерей Штеттина в Польше и на баржах отправлены в Норвегию.

    Центральная администрация военнопленных

    Исследование администрации Джермантаун из лагерей для военнопленных раскрыть, кто сидел ответственности заключенными и как лагеря были организованы в Германии и беспокоит в оккупированных районах. Развития администрации военнопленных (Kriegsgefengenenwesen) из Берлина дает фон для этого исследования администрация лагеря в Норвегии. Обзор различных должностях и учреждениях администрации военнопленных в Норвегии дает ответ ср ли система здесь такая же, как в центральном аппарате в Берлине. Комендант лагеря военнопленных в Норвегии Спасибо свои заказы от ОКВ (Верховное командование вооруженных сил) в Норвегии. Это было Wehrmachtbefehlshaber Norwegen ВОЗ подарок постановления, касающиеся военнопленных в Норвегии.

    Главное командование вермахта в Норвегии, ответственных за военные части администрации Джермантаун. Начальник вермахта в Германии, генерал Вильгельм Кейтель дар Инструкции по Wehrmachtbefehlshaber Norwegen Вт, 7 апреля 1941 года. [1] Эти задачи Инструкции Wehrmachtbefehlshabers предусмотренных в "Осень" Барбаросса ". "Барбаросса" было кодовое слово для атаки Джермантаун на Советский Союз ср 1922 июне 1941 года. Гитлер сделал два очистить все, что он планирует будущую войну на востоке, как Vernichtungskrieg, идеологическая война разрушения, в котором все обычных правил ведения войны, о тюрьме, род занятий и так было два ср просьба учитывать, политических комиссаров выстрел из стороны, и гражданского населения предметом сделал два произвольных казнях и коллективных репрессий.

    Генеральный Кейтель положить основное внимание на надежной безопасности целом норвежской области. Норвегия принадлежали две области и OKW Поэтому Wehrmachtbefehlshaber несут ответственность за телом обледенения военнопленных в Норвегии. OKW в Германии назначил число военнопленных, которые Хаббла запрос, отправленный в Норвегию. Они также отвечает за перевозки военнопленных. Wehrmachtbefehlshaber в Норвегии есть ответственность за военнопленных, когда они прибыли в Норвегию и он приказывает Спасибо Непосредственно из OKW или ОКХ (Верховного командования армии).

    OKW в Берлине, начальник военнопленных, подарок Охрана Инструкции о тюрьмах, разделение заключенных в различных трудовых львов Батта и распределения усилий заключенного работы. Генеральный штаб армии и "Generalquartiermeister" несут ответственность за продовольственное снабжение двух военнопленных. Генерального штаба были также отвечает, если размещение военнопленных. Поставки одежды двух военнопленных были проведены "Повар, где Heeresrüstung унд де Befehlshaber Ersatzheeres". [2]

    Заключенные в Норвегии принадлежал который два Люфтваффе и Кригсмарине были так же, как и в ОКВ и ОКХ, площадь под верховным командованием в Берлине.

    Местные администрации военнопленных

    Много советских военнопленных были отправлены в Норвегию в 1942 году и осенью число тюрьмах неуклонно растет. Из-за большого количества советских военнопленных задач администрации Джермантаун добрались до обширной. Как результат этого, УЧРЕЖДЕННЫЙ Были новые позиции внутри OKW. Это был "Kriegsgefangenen Bezirkskommandant" или района военнопленных-Commander. Районного командующего Спасибо исторические заказы от Wehrmachtbefehlshaber Norwegen и приложил два Инструкции армии внутри OKW. Командующий был в курсе всех военнопленных в Норвегии. Под исторической команды были все военнопленные из разных Шталаг и те, которые были разделены на работу-Батта львов. Он сидел также ответственность военнопленных, которые принадлежали два Люфтваффе и Кригсмарине. [3] Командующий сотрудничал с "Quartiermeister (квартал Master) и несколько работодателей, что необычно военнопленных в качестве работников. Командиры-район штаб-квартира была расположена в Осло. Затем, как военнопленные были два семинара положить Джермантаун отделов в разных местах отвечали за охрану, питание питание и проживание. После реорганизации центрального аппарата военнопленных в сентябре 1944 года С. С. получил ответственности начальника администрации военнопленных в Норвегии. В косы этого вермахта было еще отвечает за поставки и администрации. [4]

    Работы Инструкция командующего округом, в Норвегии не в источник материала Wehrmachtbefehlshaber Norwegen. Поэтому необходимо использовать две инструкции района командир в Финляндии. В принципе эти два командующих сидел такой же работы и инструкции Они следовали же заказы из Берлина.

    Районного командующий сидел следующие крыла Инструкции: Его работы включены беспокоит Super View и консультирование роль. Его основными задачами были) сохранение и увеличение рабочих усилий военнопленных, б) предотвратить бегство военнопленных, с) ограничить число солдат в качестве охранников.

    Он сидел власти отдавать приказы два всех командующих лагеря военнопленных и солдат, отвечающих за охрану военнопленных.

    Он Хаббл также дилером надзора со всеми военнопленными Согласно:) порядка и дисциплины, б) работоспособность военнопленных, в) состояние здоровья военнопленных, г) санитарно-гигиенические условия в лагерях, е) вопросы о жилье, F ) Вопросы о поставках продуктов питания и одежды.

    Районного командующего Хаббл также супер Посмотреть все меры предосторожности, чтобы саботировать предупреждении и бежать среди заключенных.

    Шталаг
    Когда советских военнопленных прибыли в Норвегию Они были направлены две одним из четырех основных лагеря Шталаг Вызывается. Каждый Шталаг сидел номер два, что соответствовало их местонахождения. Четыре Шталаг в Норвегии были: Шталаг 303, что Лиллехаммер, Шталаг 380, что Oppdal / Drevja (Trøndelag), Шталаг 322 Шталаг, что Киркенес и Альта-330 расположен в первом и переехал в 1944 году два Нарвик. На момент освобождения Норвегии, количество под-лагерей прилагаются два различных Шталаг были следующими: Шталаг 303 с 87 к югу от лагеря на юге Норвегии, Шталаг 380 с 76 subcamps в середине Норвегии и Шталаг 330 с 121 к югу от лагеря к северу от Норвегии. Военнопленных в Шталаг 322, который был Киркенес Возможно конце два Шталаг 330 в Нарвик после вывода Джермантаун армии из Северной Норвегии осенью 1944 года.

    Различных Шталаг функционировал Поэтому в качестве основного лагеря в течение определенного района. Администрация каждого суб-лагеря Шталаг было ответственности. В Шталаг военнопленных были впервые Разделенные в компании или рабочей львов-Батта и просто разослал два подпункта лагеря, необходимых работников. Перевозки списки Wehrmachtbefehlshaber Norwegen Это показывает большое количество советских военнопленных было уже разделен на работу-Батта львов, прежде чем они прибыли в Норвегию. Эти Батта львов, как правило, поздно Непосредственно к югу от лагеря. В исходный материал Существует различие между Шталаг и работы батальона. Скорее всего, были советскими военнопленными в Шталаг распоряжении вермахта и военнопленных в работе-Батта львов в распоряжении организации Тодта. Организация Тодта была полувоенной организации и стал одним из Германии пюре ценным инструментом в войне. Организация Тодта сидел характер огромен, что строительная фирма осуществляться планы Гитлера. Они были среди прочего, ответственных за проекты, как строительство железной дороги и главной дороги в Норвегии. Эти проекты в огромное количество советских военнопленных было то, что их распоряжении. Работы организации и управления в Норвегии очень сложный и обширный.

    Лечение советских военнопленных в целом и в Норвегии

    Сдаче огромного количества советских войск - 3355000 заключенными были приняты в течение шести месяцев 1941 года - указывает на широкое распространение пораженчества и недовольство в советские войска, даже если немцы были впечатлены заглушки родился Несс, с которыми другие единицы сопротивлялся. НКВД было поручено два тюрьму или даже расстрелять два десерты, как любой советский заключенных, которые сбежали и бросили в свои руки. Но те, кто остался в руках Джермантаун были не лучше лечить. Джермантаун армии, ожидая, что короткая война, сидел EN Сделано надлежащей подготовки для этих подавляющее число тюрем. Если организация была недостаточной, отношение было Джермантаун Также формируется нацистов пропаганды Untermensch: Они были имеем дело не с человеческим существам, как замедление эльфы Но с нечеловеческие расы. Директиве ОКВ от 8 сентября 1941 года на обращения с военнопленными заявили, что они сидели конфискованы Everythings претензии следует рассматривать в качестве врага гостей честь, и что вина Рут менее меры были оправданы в борьбе с отсталостью. Большое количество было расстреляно из-под контроля ", без каких-либо предлогом, чтобы два питчер армии бремя, которое они представляют.

    Сотни тысяч были вынуждены две марта до них упал и умер от истощения или были согнаны в огромных самодельных лагерях и левых "без еды, медицинской помощи раненым, приют или санитарии. Согласно докладу Джермантаун от 19 февраля 1942 Почти три миллиона из четырех один миллион пленных к этой дате сидел погибли. Женевская конвенция не помогают два советских тюрьмах, так как Советский Союз сидел никогда не ратифицировала его, и это оставило немцев два бесплатных игнорировать его Konvertibelt. Сталин был не помогло, считая, что любой солдат, который связывает руки в Germantown, был в силу самого факта предатель и не имеет защиту от двух исторических правительства. Жестокость, с которой немцы Обработанные беспокоит заключенными и гражданское население жвачку Многие две Take-Two леса и вступить в партию смысле.

    Условия жизни советских военнопленных из лагеря отличались два лагеря в Норвегии, но в целом военнопленных сидели отец слишком мало, чтобы поесть. Есть много историй о советских военнопленных и их отчаянные попытки чт получить нечто пищи. Либо путем взаимного обмена, используя все, что было съедобным или участие в незаконных обмена с местным населением. Это было главным образом в такой ситуации что норвежцы познакомился с советскими военнопленными. Формы военнопленных Иван Pasjkurov пишет в исторической книге "потерянные годы" о пакетах Они обнаружили, содержащий хлеб, картофель и пюре из рыбы в местах своеобразно. Он пишет: Эти пакеты значило больше, чем просто еда. Они дар силы, мужества, надежды и вдохновения.

    Тот факт, что Советский Союз не godkjenn Женевской конвенции 1929 года вызвали много страданий для советских военнопленных гул Второй мировой войны. В соответствии с этим немцы утверждали, что они не соблюдают правила настоящей Конвенции. Во второй статье лечения военнопленных назначаемых следующим образом: Они в чрезвычайных ситуациях, что любые часы молиться на гуманное обращение и молиться защищены от насилия, оскорблений и любопытства толпы. Репрессии против военнопленных запрещены. [5] По зрения прав человека немцы были связаны два последующих Конвенции, поскольку они сидели godkjent Конвенции. В статье № 25 государств правила, что две страны связаны несмотря настоящей Конвенции, которые что-то страны в войне га не godkjenn Конвенции. Жестокость сидел без ограничений и гул войны Поэтому немцы обычно не обращал внимания на конвенции в вопросе обращения с советскими военнопленными. Факторы, как этническая принадлежность, Джермантаун и норвежских охранников лагерей военнопленных и их отношение к военнопленным и военнопленных ли два принадлежали Власова-освободительной армии или нет. Эти стали важными факторами для жизни условиях военнопленных в лагерях и лечения Они получили в Норвегии.

    Особенно в Северной Норвегии большого числа советских военнопленных были страдает от различных заболеваний и недоедания. В этой области Существовали много военнопленных, которые погибли в результате лечения ваннами и минимум продуктов питания. Немцы решили, что продовольствие двух советских военнопленных в Норвегии Хаббл молиться сведена к минимуму стоимости. Пищевой рацион Хаббл молиться ниже того, что было нормальным для не-советских военнопленных в Германии. Но, Ratione Хаббл спросить достаточно для поддержания их работоспособности. Один дней рацион состоял из 750 граммов хлеба, 750 г картофеля, и дополнительно 100 граммов рыбы три или четыре раза в неделю. И они Хаббл получить 20 граммов баррелей три-четыре раза в неделю. [6]

    Приблизительно 13000 советских военнопленных погибли в Норвегии гул войны. Советские власти утверждали, что число пропавших без вести солдат в Норвегии было 16 000 Материалы Джермантаун источник дает число ср около 7000 погибших советских военнопленных в Норвегии.


    Маршруты репатриации советских военнопленных из Норвегии.
    Вторая мировая война стала для населения СССР величайшей трагедией. Десятки тысяч разрушенных городов и сел, свыше 27 миллионов погибших. Миллионы пленных и угнанных в рабство мирных граждан, точная численность которых до сих пор не установлена. Только на территории оккупированной Норвегии в германских лагерях находилось по разным оценкам от 83000 до ста тысяч советских пленных. Около 13 тысяч человек, не сумев перенести жестоких условий плена, погибли и были захоронены в норвежской земле .

    Но и по окончании войны с приходом долгожданного освобождения для многих советских граждан возвращение на родину стало весьма суровым испытанием. Репатриация сопровождалась тщательной проверкой, по результатам которой многие из лагерей нацистских попадали в лагеря сталинские. Судьбы тысяч репатриантов до сих пор остаются неизвестными.

    В нашей стране нет ни одной работы прямо или косвенно посвященной истории советского плена на территории Норвегии. Исключение составляют лишь несколько статей, посвященных участию советских военнопленных в движении Сопротивления на норвежской земле . К сожалению, проблема репатриации из Норвегии также не получила освещения в отечественной литературе. Поэтому основными источниками, использованными при написании статьи, стали материалы архивов: Государственного архива РФ (ГАРФ), Центрального архива Министерства Обороны (ЦАМО), а также Государственного Архива Норвегии (г. Осло) и Музея Сопротивления (г. Осло).

    Проблема репатриации в СССР возникла в конце войны, с выходом советских войск на территорию соседних государств. Как известно, именно на встрече «Большой тройки» в Ялте в феврале 1945 г. были выработаны основные документы, касавшиеся репатриации советских граждан из нацистских лагерей, в том числе и из шталагов, находившихся на норвежской территории. Эти документы и приказы, регламентировавшие деятельность союзников в отношении бывших военнопленных, отложились в специальной папке союзной администрации в Норвегии под общим названием «Административная инструкция №101». В соответствии с данной инструкцией союзным войскам было предписано нести ответственность за советских граждан и бывших военнопленных. Главнокомандующие союзных армий были наделены полномочиями, предоставлявшими им самостоятельность от местных властей в решении проблем репатриантов. Утверждалось положение, по которому все советские пленные сразу после освобождения размещались в лагерях, не принадлежавших нацистам. Властям предписывалось информировать заинтересованные стороны об освобождаемых пленных и предоставить доступ в лагеря представителям сторон, занимавшихся репатриацией. При этом в каждом лагере создавалась новая лагерная администрация, состоявшая из представителей союзных войск. Власти брали на себя обязательство обеспечить бывших пленных одеждой и медицинской помощью, как в лагерях, так и во время транспортировки.

    Бывшим военнопленным предписывалось оставаться в своих лагерях, которые продолжали находиться под охраной немцев (это не соответствовало условиям Ялтинских соглашений, но имело место в связи с тем, что для замены лагерной администрации требовалось время), но уже в качестве свободных граждан и под юрисдикцией союзной администрации. Им предоставили лучшие условия содержания, обеспечили нормальной едой и одеждой, разрешили вести переписку, получать печатные издания, пользоваться радиоприемниками, «способными принимать передачи из СССР и Великобритании» .

    В начале мая 1945 года союзники обратились к шведскому правительству с просьбой оказать помощь в репатриации бывших военнопленных и перемещенных лиц из Норвегии. В ответ на это, полковник Бернт Балчен был направлен шведским правительством в Норвегию для выяснения ситуации, сложившейся вокруг советских военнопленных. Он прибыл в Осло 6 мая 1945 года. Оценив положение, полковник предложил осуществить репатриацию советских военнопленных из Норвегии в СССР через территорию Швеции. И спустя десять дней, 17 мая, была достигнута официальная договоренность об открытии маршрута перевозки репатриантов через шведскую территорию.

    Шведское правительство создало специальную комиссию из пяти человек, усилиями которых были определены пути транспортировки бывших военнопленных. Представитель шведской стороны по вопросам репатриации майор фон Хорн был ответственен за вывоз советских военнопленных из Норвегии в Швецию по железной дороге.

    Транспортировка репатриантов по железной дороге.

    10 июня 1945 года между представителем СССР и представителем Верховного командования союзных войск было подписано «Соглашение о транзите советских граждан из Норвегии через Швецию», основанного на материалах Крымской конференции. Соглашение состояло из 10 статей и предусматривало разработку плана отправки бывших пленных, освобожденных союзными силами из Норвегии.

    По соглашению о транзите советских граждан из Норвегии через Швецию, их транспортировка предполагалась по следующим трем железнодорожным линиям до ближайших шведских портов: Нарвик (Норвегия) – Лулео (Швеция), Трондхейм (Норвегия) – Сундсваль (Швеция), Осло (Норвегия) - Евле (Швеция). При этом шведская сторона обязалась ежедневно до 26 июня 1945 г. отправлять с норвежских станций погрузки по одному эшелону с 800 человек каждый. С 27-го июня - со станции погрузки в Нарвике - два эшелона по 800 человек, из Трондхейма - один эшелон по 800 человек и из Осло - два эшелона по 800 человек каждый. В документе отмечалось, что в случае, если в том или ином направлении, после прекращения подачи эшелонов, снова возникнет необходимость в железнодорожных перевозках, советская сторона имеет право потребовать у шведских властей необходимое число эшелонов, предупредив об этом шведскую сторону за семь дней. Отдельно оговаривался вопрос о транспортировке больных репатриантов. Шведская сторона обязалась предоставить санитарный эшелон на 214 лежачих больных с необходимым количеством медицинского персонала. В приложении «С» указывалась стоимость санитарного поезда, состоящего из 22-х вагонов: плата за двуосный вагон составляла 5 шведских крон с человека, за пустой вагон плата снижалась на половину. Таким образом, общая плата за проезд Нарвик – Лулео составила 8085 шведских крон; Трондхейм – Сундсваль – 8580 крон; Осло – Евле – 9900 крон за один транзит.

    Вопрос обеспечения бывших военнопленных продовольствием также был рассмотрен союзным руководством. По шведско-английскому соглашению продовольствие доставлялось шведской стороной на норвежские станции погрузки, но оплачивалось англичанами. Питание во время проезда по железным дорогам состояло из 300 гр. сухарей, такого же количества хлеба, 160 гр. сыра-масла, 75 гр. итальянской колбасы, 40 гр.сахара и 8 гр. чая Питание в портах отправки на шведской территории стоило в день для мужчин 1 крона 90 эре, а для женщин 1крона 60 эре

    В статье VII соглашения о транзите советских граждан оговаривались сроки отгрузки репатриируемых: с 15-го июня по 27-е июня 1945 г. из каждого порта отправлялось по 1600 человек каждые 2 суток, с 28-го по 30-е июня 1945 г. из порта Лулео по 1600 человек ежедневно, из порта Сундсваль по 1600 человек каждые 2двое суток, из порта Евле по 1600 человек ежедневно; с 1-го июля 1945 г. до конца перевозок из порта Лулео отправлялось по 1600 человек ежедневно, из порта Евле - по 1600 человек ежедневно.

    Оплата расходов по репатриации возлагалась на советскую сторону, которая обязалась оплатить расходы шведской стороне в течение 30 суток после получения счетов. Расходы за железнодорожные перевозки из расчета на одного репатрианта в возрасте старше 12 лет составили 15,1 шведских кроны на направлении Нарвик – Лулео, 17,2 шведских кроны - Трондхейм – Сундсваль, 22,1 кроны - Осло – Евле. Расходы на питание в портах отправки составляли 2 шведских кроны на человека в сутки. Расходы на обеспечение репатриируемых суточным сухим пайком в период следования из портов отправки - 11 шведских крон, за пользование лагерями в портах отправки - 1 крону в сутки. Таким образом, в сумме за железнодорожные перевозки, обеспечение питанием и размещение в лагерях советское правительство было обязано заплатить 1.332.800 шведских крон.

    Транспортировка репатриантов морем.

    Помимо железнодорожных перевозок, предполагалось использование и морского маршрута репатриации бывших военнопленных из Норвегии.
    В соответствии с соглашением от 10 июня 1945 года морской маршрут должен был проходить из портов Мосьен, Мо, Буде и Тромсе в Северной Норвегии в советский порт Мурманск. Для реализации этого соглашения были задействованы пять норвежских судов. В «Административной инструкции № 101» оговаривалась степень участия союзников в репатриации бывших военнопленных. С 19 мая в Норвегии было организовано пять территориальных зон под командованием британских офицеров. В каждой из зон находился базовый лагерь бывших военнопленных, готовившихся к отправке на родину. Транспортировкой бывших пленных морским путем занимались Норвежское пароходство и британская Военная грузовая компания. Помощь оказывалась советскими представителями и переводчиками, которые должны были присутствовать на каждом судне. Все перевозимые были поделены на три категории: бывшие военнопленные, депортированные и лица, работавшие на немецкие власти. Более того, было выделено два критерия, по которым осуществлялась транспортировка. В первую очередь вывозились те лица, которые находились ближе остальных к месту отправки. Вторым критерием служило состояние здоровья бывших пленных. В первую очередь отправляли больных. Тяжело больные вывозились по железной дороге. Вопрос о состоянии здоровья бывших пленных был очень важен: многие из репатриантов были крайне истощены. Командование союзных войск несло ответственность за ежедневный медицинский контроль. Перед репатриацией все личные вещи репатриантов подвергались дезинфекции, все проходили полное медицинское обследование. «Ни у кого не должно быть вшей и инфекционных заболеваний. Одежда должна быть чистой», - отмечал майор Л. Крейберг.

    Репатрианты формировались в отряды по 50 человек под начальством британского офицера, который должен был сделать две копии поименного списка своей группы. Одна копия отправлялась командующему союзными войсками в Норвегии, вторая – ответственному за репатриацию. Обе копии подписывались медицинским работником, ответственным за состояние здоровья бывших военнопленных.

    Пароходы, предназначенные для перевозки бывших пленных, были разными по величине и вместительности. Среди них «Король Хакон VII», «Ангон», «Король Даг», «Гордиас». На «Короле Хаконе VII» предполагалось разместить 1900 человек, на «Короле Даге» и «Нордкуне» - по 1300, на «Брабанте» - 700 бывших пленных.

    Уже к 15 июля из района Мо были вывезены все бывшие военнопленные, что подтверждается словами ответственного за репатриацию с норвежской стороны майора Л. Крейберга: «Все русские лагеря в Мо уже пусты. Остался только госпиталь. Около 100 человек вывезено на судне «Анго». Бывшие пленные остались только в двух госпиталях в Фауске. Несколько больных были отправлены на «Полярной звезде», которая вышла из Бергена 14 июля и прибыла в Квеслис 18 июля, чтобы забрать оставшихся больных. После этого пароход отправился в Мурманск». К 26 июля 1945 года репатриация бывших военнопленных морским маршрутом была завершена.

    Итоги репатриации.


    Таким образом, репатриация бывших военнопленных из Норвегии в СССР осуществлялась двумя основными маршрутами. Основной, – железнодорожный,- начал функционировать с 13 июня 1945 г. и проходил из норвежских портов Осло, Трондхейма и Нарвика в порты Швеции. Оттуда – через Балтийское море в Финляндию и далее - в СССР. Всего этим маршрутом были репатриированы 64199 человек. При этом были задействованы 8 финских транспортов, каждый из которых совершил по 7 рейсов. Больных перевозили первым классом на пассажирском лайнере «Велламо». Из шведского порта Гевле на нем вывезено 24166 русских, из Лулео – 23212, из Сюннвалля – 16420, из Стокгольма 401 бывшего пленного. Финской стороной было принято 40951 человек в Раумо, 23212 – в Улеаборге, 36 – в Обо.

    Второй маршрут проходил по морю из норвежских портов Мосьен, Мо, Буде и Тромсе в советский порт Мурманск. Этим путем было репатриировано 18852 человека. К 15 сентября 1945 года была получена официальная цифра репатриированных в СССР советских граждан. Исполнительный орган по репатриации кратко отметил число советских репатриантов в своем последнем рапорте: «Было репатриировано следующее число советских граждан:

    Здоровые. По железной дороге через Швецию – 64070 человек.

    Больные. По железной дороге через Швецию – 1429 человек.

    Здоровые. Морем в Мурманск – 17270 человек.

    Больные. Морем в Мурманск – 1582 человек.

    Всего: 84351.

    Это были официальные цифры, сообщенные союзникам от имени норвежских властей. После расследования, проведенного советско-норвежской комиссией, советские власти также подтвердили эти данные. Таким образом, в ходе репатриации советских граждан из Норвегии через территорию Швеции по железной дороге и морским путем из норвежских портов в Мурманск было переправлено 84351 человек. Из них 18852 человека было репатриировано морским путем, 74499 человек - поездами через Швецию в Финляндию и далее в СССР.

    Паникар М.М. (Архангельск)

    1003337132.jpg
    Могилы советских военнопленных, Салтфьеллет, Норвегия, 1945 г.
     
    Duplik, Wolf09 и Татьяна**А нравится это.
  8. Offline

    vadimir Завсегдатай SB

    Регистрация:
    6 апр 2015
    Сообщения:
    1.223
    Спасибо SB:
    9.463
    Отзывы:
    332
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Карелия
    Имя:
    Вадим
    Интересы:
    фортификация
    Опять сказки про Женевскую конвенцию не подписанную СССР.
    Женевская конвенция, Раздел I Общие положения, Ст. 4 "Держава, взявшая военнопленных, обязана заботится об их содержании".
    Раздел VIII О выполнение конвенции, Отдел I Общие положения, Ст. 82 "Положение настоящей конвенции должны соблюдаться высокими договаривающимися сторонами при всех обстоятельствах. Если на случай войны одна из воюющих сторон окажется не участвующей в конвенции, тем не менее положение таковой остается обязательной для всех воюющих, конвенцию подписавших"
    Немного витиевато, но это означает, что по барабану подписал СССР конвенцию или нет. Конвенцию подписала Германия и она была обязана её строго соблюдать. И не только по отношению к английским и французским пленным, но и к советским.
     
    Последнее редактирование: 25 сен 2015
    Wolf09, oberst и Юлиа нравится это.
  9. Offline

    oberst Завсегдатай SB

    Регистрация:
    6 дек 2011
    Сообщения:
    167
    Спасибо SB:
    605
    Отзывы:
    12
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленский край озёрный
    Интересы:
    Всё о ВОВ 1941-1945 гг
    flyplassfanger.jpg
    russefanger.jpg
    В районе Фюльке Согн-ог-Фьюране, 1942 ?

    + 1942 года  в Буде.jpg
    В Буде, 1942 г.

    + в районе Тронхейма.jpg
    В районе Тронхейма

    в северной части Норвегии, в лагере на Харстад 1941.jpg
    Лагерь Харстад

    +Двое русских военнопленных по проселочной дороге в лагере где-то в Восточной Норвегии ARBEID.jpg
    Двое русских военнопленных на проселочной дороге в лагере где-то в Восточной Норвегии

    Многие норвежцы.jpg
    Перед отправкой в СССР. У многих норвежцев были хорошие взаимоотношения с заключенными во время их пребывания в Норвегии. Расставание было тяжелым для многих.

    Krigsfange_plakat1.jpg
    Плакат
     
    Последнее редактирование: 26 сен 2015
    Duplik, Wolf09 и Татьяна**А нравится это.
  10. Offline

    oberst Завсегдатай SB

    Регистрация:
    6 дек 2011
    Сообщения:
    167
    Спасибо SB:
    605
    Отзывы:
    12
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленский край озёрный
    Интересы:
    Всё о ВОВ 1941-1945 гг
    В октябре 1944 года началаcь операция по освобождению Северной Норвегии. Оккупационные власти начали эвакуацию по морю. Зная о передвижении немецких транспортов, английское командование направило на их перехват авианосец.
    27 ноября над конвоем появилось более 20 самолетов с английского авианосца. Не встретив ощутимого сопротивления, они расстреляли из пушек и пулеметов корабли, сбросив три бомбы на наиболее крупное судно «Ригель», на котором находились также и советские военнопленные. Одна из бомб попала в капитанский мостик «Ригеля» и пробила корабль насквозь. Эта бомба вызвала наибольшее число жертв, поскольку она взорвалась в глубине, где находились пленные. На корабле возник пожар, вспыхнула расплывшаяся по морю нефть. Все превратилось в сплошную массу огня.
    Из 2721 человека, находившихся на «Ригеле», включая и военнопленных спаслось только 265. Сколько спаслось военнопленных данных нет.
    Также есть информация о пароходе "Palatia", потопленном английским торпедоносцем в октябре 1942 вместе с грузом из примерно 970 русскими военнопленными и транспорте "Rigel", потопленном английской авиацией в ноябре 1944, с грузом и советскими военнопленными из которых выжили лишь 415 человек.
    1.jpeg 2.jpeg
    Теплоход "Ригель"
    204136327_85315407ed_o.jpg
    Сообщения объединены, 27 сен 2015, время первого редактирования 27 сен 2015
    Лагерь в городе Тромсё
    Об этом лагере, затерянном на побережье Северного Ледовитого океана, сегодня не вспоминает никто. Лишь ржавая колючая проволока и выдолбленные в гранитных сопках норы говорят о том, что здесь когда-то жили люди. Точнее, не жили, а умирали. Несколько тысяч советских военнопленных с Карельского фронта и Северного флота нашли здесь свою смерть. Их не расстреливали и не душили газом — их убивали арктическим холодом. Но даже те, кто смог пережить этот ад, так и не смогли вернуться домой. Спустя несколько недель после окончания войны, немцы уничтожили остававшихся в живых советских бойцов. С молчаливого согласия наших союзников-англичан.

    О ЛАГЕРЕ БЫЛИ ЛИШЬ ОТРЫВОЧНЫЕ СВЕДЕНИЯ
    Информация о том, что немцы оборудовали большой лагерь для советских военнопленных под норвежским городом ТРОМСЁ, появилась в штабе Северного флота ещё в самом начале войны. Это были данные авиаразведки. Вскоре эти сведения получили более существенное подтверждение. В середине 1943 года на Северный флот вернулся командир торпедного катера ТКА-239 В.Д. Юрченко, которого уже давно считали погибшим. Его катер был потоплен в бою с немецким конвоем. Как рассказал Юрченко, его, контуженного, немцы подобрали в воде и отправили в тот самый лагерь под Тромсё, откуда он бежал спустя несколько месяцев при помощи норвежских патриотов. Несмотря на то что на флоте уже хорошо знали о том, каким зверствам подвергаются наши военнопленные в немецких лагерях, рассказ командира катера буквально шокировал.

    СОВЕТСКИЕ ВОЕННОПЛЕННЫЕ ЖИЛИ В НОРАХ
    Как такового лагеря не было. Это был огороженный двойным забором из колючей проволоки участок голой местности. Единственными постройками на его территории были бараки для охраны и пулемётные вышки. Пленных держали под открытым небом. Мороз в этих местах доходит до 45 градусов по Цельсию. Спасаясь от дикого холода и ураганных арктических ветров, люди пытались сооружать себе убежища. В основном это были норы. Их буквально выгрызали в промёрзшей каменистой почве. Копали чем придётся — острыми камнями и даже мисками. Вход в норы заваливали ветками или просто завешивали тряпьём. Те, у кого не было сил копать, строили себе некое подобие шалашей. Каркасы сооружались из веток и тонких стволов карликовых берёз. Затем всё это хрупкое сооружение обкладывалось дёрном и мхом. Постелью служила просто куча веток.
    Об обогреве никто даже и не думал. Не было ни печек, ни дров, поэтому греться приходилось друг о друга, однако при таком морозе это спасти не могло. Ежедневно из холодных убежищ доставали по нескольку обледеневших трупов наших солдат. Их места тут же занимали новые, прибывающие в лагерь военнопленные.
    Порядки в лагере царили поистине садистские. За малейшую провинность немцы забирали у пленных верхнюю одежду и обувь. В таких условиях это наказание означало только одно — смерть. Хотя одеждой и обувью эти лохмотья можно было назвать с большой натяжкой.
    Летом начинались проблемы с водой. На многотысячный лагерь был всего один колодец. Кормили раз в 2—3 суток. Обычно это был суп из картофельных очисток и сухари. О медицинской помощи и мечтать не приходилось. Донесения советской разведки лишь подтверждали ужасы лагеря под Тромсё. По последним данным, к весне 1945 года здесь оставалось около 2 тыс. советских военнопленных, для которых эта весна стала последней.
    Но добраться до этой части Норвегии советские войска не могли вплоть до окончания войны.

    ВЫЖИВШИЕ УЗНИКИ ИСЧЕЗЛИ
    Тромсё и его окрестности были важным районом для гитлеровцев. Здесь была расквартирована элитная 6-я горная дивизия вермахта. Согласно договорённости с союзниками этот сектор Норвегии в мае 1945 года должны были освобождать вооружённые силы Великобритании. В ходе совместного планирования боевой операции английскому командованию так же предписывалось освободить лагерь с военнопленными и подготовить выживших в нём советских бойцов к отправке домой. Однако эта операция так и не состоялась. Англичане высадились в Тромсё уже после капитуляции Германии — 10 мая 1945 года. Им оставалось лишь принять капитуляцию гарнизона и разоружить немцев. Но каких-либо сообщений о том, что пленные освобождены, советское командование так и не получило. Люди попросту исчезли.
    Чтобы разобраться, куда пропали наши солдаты, в начале лета 1945 года в Тромсё была отправлена специальная комиссия с Карельского фронта и Северного флота. В её состав вошли майор Великович, капитаны Дьяконов, Новогрудский и фотокорреспондент политуправления Северного флота Роберт Диамент. В поисках военнопленных им помогали офицеры армии Норвегии и местные жители-лопари. Уже спустя несколько дней удалось восстановить цепь печальных событий.

    СОЮЗНИКИ НЕ СОБИРАЛИСЬ РАЗОРУЖАТЬ НЕМЦЕВ
    Англичане действительно высадились в Тромсё и приняли капитуляцию немецкого гарнизона. Но проделали это лишь формально — немцев даже не разоружили. Произошло то же самое, что и в некоторых других районах Европы. Согласно секретным указаниям Черчилля, англичане изымали у немцев лишь тяжёлое вооружение: солдат вермахта можно было использовать против СССР, отношения с которым день ото дня осложнялись.
    Так, в самой Германии в зоне британской оккупации была создана так называемая немецкая группа «Норд», в которую входили два армейских корпуса и отдельные танковые части.
    А в Норвегии под свою опеку британцы взяли упомянутую выше 6-ю горную дивизию. Фактически немцев никто не контролировал, и они свободно разгуливали по городу и его окрестностям, где было множество безоружных советских военнопленных.
    Гитлеровцы устроили на них настоящую охоту. Бывших узников лагеря расстреливали на городских улицах и в сопках. Всего, по имеющимся данным, к 21 мая 1945 года они истребили до 2 тыс. наших солдат и офицеров, которые, уже зная о Победе, просто не могли понять, что происходит. Лишь несколько бывших пленных смогли вернуться на Родину. Однако международного скандала не случилось. Материалы работы комиссии были засекречены и списаны в архив.

    И ВСЁ-ТАКИ КОЕ-КАКИЕ ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ПОДТВЕРЖДЕНИЯ НАЙТИ УДАЛОСЬ.
    Эти события в своём дневнике спустя месяц после Победы описал командующий Северным флотом адмирал Головко: «Гитлеровцы, если им попустительствовать, идут на преступления даже сейчас. Пример — история с лагерем военнопленных в районе Тромсё. С момента капитуляции и по 31 мая включительно весь офицерский и рядовой состав 6-й горной дивизии гитлеровцев, расквартированной в районе Тромсё и в прилегающих к нему местах, мало того, что не был разоружён, но и сколько угодно разгуливал по городу с оружием. Формально военнопленные были освобождены и взяты под покровительство английских властей; на самом деле безоружные люди были предоставлены произволу вооружённых фашистов, которые не преминули воспользоваться таким попустительством».
    Несмотря на то, что политики до сих пор стараются не вспоминать об этом лагере и страшной судьбе его узников, это место осталось в памяти простых норвежцев. Спустя месяц после освобождения Норвегии возле лагеря кто-то установил памятную табличку с надписью: «200 метров до русского лагеря. Ты увидишь там вещи, которые не забудешь никогда — как тяжело пришлось Норвегии в 1940—1945 годах, когда господствовала немецкая варварская система».

    ПО ПОСЛЕДНИМ ДАННЫМ, НА ТЕРРИТОРИИ НОРВЕГИИ В ГОДЫ ВОЙНЫ ДЕЙСТВОВАЛО БОЛЕЕ 200 ЛАГЕРЕЙ ДЛЯ СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ.
    В НИХ СОДЕРЖАЛОСЬ БОЛЕЕ 100 ТЫС. НАШИХ СОЛДАТ И ОФИЦЕРОВ.
    Самыми крупными лагерями (шталагами), расположенными здесь, стали ШТАЛАГ № 303 В ЛИЛЛЕХАММЕРЕ, ШТАЛАГ № 380 В УППДАЛЕ, шталаг № 322 в КИРКЕНЕСЕ, ШТАЛАГ № 330 В НАРВИКЕ.
    Наряду с крупными шталагами немцы создали целую сеть так называемых сублагерей, большинство из которых (более 120) располагалось в северной части страны. Помимо советских военнопленных в Норвегию свозились пленные поляки и югославы.
     
    Последнее редактирование: 27 сен 2015
    Duplik, Юлиа, Wolf09 и ещё 1-му нравится это.
  11. Offline

    Юлиа Команда форума

    Регистрация:
    11 сен 2009
    Сообщения:
    7.410
    Спасибо SB:
    13.334
    Отзывы:
    352
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    Краеведение, генеалогия
  12. Offline

    Фрю Дале Поручикъ

    Регистрация:
    23 апр 2010
    Сообщения:
    77
    Спасибо SB:
    216
    Отзывы:
    9
    Страна:
    Norway
    Из:
    Norway
    Интересы:
    поиск ополченцев 13 РДНО
    Ищем родственников погибшего в Норвегии советского солдата. Николай Кольников - кладбище у церкви в Bryn, Bærum.
    солдат Николай Кольников .jpg
     
    Последнее редактирование модератором: 13 май 2018
    Татьяна**А и PaulZibert нравится это.
  13. Offline

    KATI Старший политрук

    Регистрация:
    11 май 2010
    Сообщения:
    662
    Спасибо SB:
    1.511
    Отзывы:
    45
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва, СССР
    Интересы:
    6 ДНО, 1941г
    Военнопленные на строительстве узкоколейки. Норвегия. 1941–1945 гг.
    Фото: auschwitz.ru
    34.jpg
     

Поделиться этой страницей