Генерал Лукин

Тема в разделе "Общий раздел", создана пользователем Кузьмич, 7 ноя 2008.

  1. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.539
    Спасибо:
    969
    Отзывы:
    15
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Говоря о боях под Смоленском, нельзя не вспомнить героическую и трагическую судьбу генерала Михаила Федоровича Лукина. Личность этого неординарного человека представляет большой интерес. Его мысли, его чувства, его судьба позволяют нам лучше понять сложное переплетение российской истории в 20 веке.

    Краткая биографическая справка.
    М. Ф. Лукин родился 16 ноября 1892 года в дер. Полухино Тверской области в семье крестьянина. Трудовую деятельность начал в четырнадцать лет. В 1913 году его призвали в армию. Воевал на фронте. В 1916 году окончил 5-ую московскую школу прапорщиком. Командовал ротой. Поручик.
    В Советской Армии с 1918 года. Окончил курсы разведчиков при Полевом штабе РККА. Участвовал в гражданской войне. Помощник начальника штаба дивизии по разведке, командир стрелкового полка, бригады, начальник штаба стрелковой дивизии на Южном и Западном фронтах.
    Вступил в коммунистическую партию в 1919 г. В годы Гражданской войны удостоен двух орденов Красного Знамени.
    После гражданской войны продолжал службу в армии. До 1929 года М. Ф. Лукин - начальник штаба, затем помощник командира дивизии, начальник отдела штаба Управления РККА. С 1929 года командир стрелковой дивизии, в 1935-37 годах - комендант Москвы. С 1937 года зам. начальника, затем начальник штаба, а с 1939 года заместитель командующего войсками Сибирского военного округа. В 1940 году назначен командующим 16-й армией Забайкальского военного округа.
    Незадолго до нападения гитлеровской Германии на Советский Союз 16-ую армию перебросили на запад. О начале войны М. Ф. Лукин узнал в Киеве, куда приехал для организации встречи подчиненных ему частей, находящихся в воинских эшелонах и двигающихся в сторону фронта. Однако вскоре он получил распоряжение отбыть в район Смоленска и возглавить оборону города.
    Утром 8 июля 1941 года М. Ф. Лукин приехал в Смоленск. Части 16-й армии упорно сражались под Смоленском, а затем, с большими потерями, прорвав кольцо окружения, вышли к Соловьевой и Радченской переправам, заняли линию обороны. М. Ф. Лукин назначается командующим 19-й, затем 20-й армией. Когда же наши четыре армии - 19-я, 20-я, 24-я и 32-я - оказались в октябре 1941 года в окружении под Вязьмой, М. Ф. Лукину было поручено командовать окруженной группировкой, сковывающей значительные силы противника. 14 октября он был тяжело ранен, попал в плен, мужественно и достойно вел себя в условиях фашистских концлагерей.
    В мае 1945 года был освобожден. Ему были возвращены воинское звание, ордена Ленина, пять орденов Красного Знамени, ордена Трудового Красного Знамени, Красной Звезды. Восстановлен на воинской службе. В 1946 году уволен из армии по состоянию здоровья. Умер генерал Лукин в Москве 25 мая 1970 г.


    Первый документ - письмо из плена генерала Лукина своей сестре, написанное в 1943 году.

    Письмо М. Ф. Лукина из плена сестре А. Ф. Лукиной
    Журнал «Край Смоленский». № 3. 1991. С. 58—64.

    Дорогая Шурочка!
    Письмо твое с оказией получил 4 июня, посланное тобой по почте я не получил. Ты, конечно, представляешь, сколько радости мне доставило твое письмо; читая его, слезы радости и умиления лились ручьем; ведь мало, что оно от тебя, оно из родных краев! Письмо я выучил наизусть. Я очень рад, что ты и твое семейство Живы, а так же жива и бабушка. Жаль деда, но может быть это лучше, чем бы ему с его болезнью пришлось мучиться при теперешней жизни. Бедная бабушка, как ей тяжело теперь одной. Очень и очень жаль, что тебе не удалось получить ответа от моей мамуси. Где она теперь и как живет с моей дочуркой и старушкой Маней. 13 июня исполнится 2 года, как я покинул их. Ведь Юлечке в ноябре исполнится 16 лет — оставил ее девочкой, а теперь взрослая девушка. Мысль о них причиняет мне острую боль, относительно их жизни строю всевозможные картины, одна другой ужаснее и больше всего страшусь мысли, как бы они не попали туда, где большая Шура, или в другое подобное место.
    От этой мысли сердце останавливается, кровь леденеет и разум мутится. Ведь, кроме Родины и моего народа, это самые близкие и родные мне существа. Дорого бы я заплатил, чтобы знать, что они живы и здоровы и вспоминают своего несчастного калеку папусю. Немцы написали в газетах, что ген.-лейт. Лукин, командующий 19 ар., взят в плен, но не написали, в каком состоянии. Обрадовались, что взяли мой труп! А раз в газетах написали, значит знают и наши, и это может послужить основанием для репрессии моей семьи. Родная Шурочка, я ведь чист перед своей Родиной и своим народом, я дрался до последней возможности, и в плен не сдался, а меня взяли еле живого. Моя мамуся не поверит, чтобы я цел и невредим, мог сдаться в плен врагу, как это сделали многие генералы, она знает, как я честен в этом. Шурочка, ты знаешь, какой патриоткой оказалась моя мамуся. Я искренне ей горжусь.
    Выходя из первого Смоленского окружения, 2 августа 41 г. при переправе через р. Днепр, я получил перелом кости в ступне левой ноги, и целых 7 недель не мог встать на ногу. Мне никто не предложил эвакуироваться, хотя Тимошенко и Булганин были у меня и видели, в каком состоянии я нахожусь. Самому просить было как-то стыдно, и поле боя я не оставил, хотя и имел все основания на поездку в тыл. Написал мамусе, и вот ее ответ: «Родной мой папочка, если есть возможность остаться на фронте, как бы мне не хотелось тебя видеть, оставайся. Я знаю, как нужны такие командиры, как ты; с презрением смотрю на людей, которые из личного благополучия устраиваются в тылу». Вот какая моя мамуся! А как она была рада, как она гордилась мною, когда узнала, что я один из первых командующих армией был награжден орденом (это 4-м по счету).
    Моя армия не была разбита, пр-к нигде не прорвал фронта моей армии. Моя армия была окружена под Вязьмой по вине моих соседей и, больше всего, по вине моего старшего н-ка, который неправильно меня информировал о положении на фронте и вовремя не дал мне приказа отступить. У меня не осталось ни одного снаряда, не было горючего в машинах, с одними пулеметами и винтовками пытались прорваться. Я и к-ры моего штаба все время находились в цепи вместе с красноармейцами. Я с группой мог уйти, как это удалось сделать некоторым частям моей армии, но я не мог бросить на произвол, без командования большую часть армии. Мне были дороги интересы общего дела и моей армии, а не личная жизнь. Когда прорваться не удалось, я, взорвав всю артиллерию и уничтожив все машины, решил выходить из окружения небольшими группами.
    Родная Шурочка, каждый взрыв орудия и пламя горящих машин больно отзывались в моем сердце! Но я был горд сознанием, что ничего в целости врагу не оставляю. Блуждая по лесам, в поисках выхода, 12 октября я был ранен в правую руку пулей. Рана пустяшная, на первый взгляд, кость не задета, но перебиты два нерва. Окружающие меня к(оманди)ры штаба в панике разбежались, оставив меня, истекающего кровью одного. Бинта при нас не оказалось. Кровь лилась ручьем, остановить ее не могу, а шагах в 200 приближаются немцы.
    Первая мысль — бежать. Встал, сделал несколько шагов — упал из-за слабости (много потерял крови, от большой ходьбы левая нога болеть начала, еще не зажила как следует, несколько суток подряд не спал совершенно и в последние дни ничего не ел). Мелькает мысль: плен, но от нее прихожу в ужас. С быстротой молнии работает мозг. Перед глазами вереницей проходят мои родные и дорогие: мамуся, старушка мать, которую я много раз как сын обижал, дочурка Юлечка и все, все. Тяжело. В глазах муть. Хочется пить и уснуть. Боль ноющая, глухая. Стрельба, все усиливаясь, приближается. Совсем почти рядом рвутся снаряды, над головой беспрерывно свищут пули. Стараясь преодолеть слабость, боюсь, как бы не заснуть. Мозг продолжает усиленно работать. Пытаюсь достать левой рукой револьвер из кобуры, думаю, живой не сдамся, последнюю пулю себе.
    Все попытки вынуть револьвер не удаются. Правая рука повисла, как плеть. Вдруг из кустов подошли две девушки санитарки, но у них не оказалось бинтов — все израсходовали. Наскоро сняли шинель, разрезали рукав кителя, оторвали от моей рубашки тряпку и перевязали.
    Взяли меня под руки и повели. Надо было уходить, немцы приближались. Сделали шагов 20—30, идти не могу. Положили меня на походную палатку и волоком потащили по земле. Спустились в овраг с кустарником, из ручейка напоили меня водой. Напившись, почувствовал прилив сил, пошли. Не прошли и 5 шагов, как я снова был ранен осколками снаряда: в правую ногу, выше колена, и в икру. Я упал. К счастью, девушки остались невредимыми. Дальше идти не могу, прошу их достать мне револьвер, чтобы покончить расчеты с жизнью, но, оказалось, что мы револьвер оставили в суматохе на том месте, где они меня перевязывали. Немцы опять близко, в кустах слышна их гортанная речь.
    Прошу, умоляю, приказываю им оставить меня, а самим спасаться. Но милые, родные русские девушки, совсем еще девочки, и слышать не хотели, даже обиделись: «За кого вы нас считаете!» Не бросили они своего истекающего кровью генерала, не уподобились горе-шкурникам, командирам моего штаба, а с нечеловеческими усилиями понесли меня.
    Подошел ген. Андреев. Встретился со своими, у которых оказались продукты, поел. Часа три уснул. Снова стрельба, и снова уходили. Бродили еще 2 суток. Ходить дальше нет сил. Чувствую, что становлюсь обузой окружающим. Мысль о самоубийстве не покидает меня, думаю, рано или поздно придется это сделать. На сердце тяжело. В одном небольшом лесу встретили нач(альник). О(собого). О(тдела) 24 армии Можина (мамуся его знает по Новосибирску), он тяжело ранен, ходить не может, лежал в землянке уже дней 5, сказал, что он послал верного человека через фронт к своим, чтобы прислали за ним самолет, уговаривает и меня остаться с ним.
    Мелькнул луч надежды на спасение. Поели. Начали засыпать. Снова стрельба. 3 генерала, которые были со мной, выбежали посмотреть. Прошло минут 5 — не возвращаются, а стрельба уже совсем близко. Я решил уходить. Только я вышел из землянки с большим трудом, как шагах в 50 показались немцы. Выстрел, и я снова ранен в колено и опять в правую ногу разрывной пулей. Упал. Мой сапог быстро наполнился кровью. Чувствую, начинаю терять сознание. Силы оставляют меня.
    Прошу находившихся кр-цев пристрелить меня, пока не подошли немцы, говорю им, что я все равно больше не жилец, и что этим они избавят меня от позора быть в плену. Никто не решился. Проходят не минуты, а какие-нибудь секунды и за эти секунды успел просмотреть почти всю прошлую жизнь. Мамусю, маму, Юлечку, Маню видел в этот момент, как живых, склонившихся надо мной. И стало так мне легко на сердце, боли не чувствую. Помню еще, как подошли немцы и начали шарить по карманам. Потерял сознание. Пришел в себя на вторые сутки. Не понимаю, где нахожусь. Боли нет, еще действовал наркоз. Входит врач, открывает одеяло. Вижу, нет правой ноги. Все стало ясно: я в плену в немецком лазарете. Мозг начинает работать лихорадочно: плен, нет ноги, правая рука перебита, моя армия погибла. Позор! Сильные душевные муки. Жить не хочется. Наконец появляются физические боли, ужасные боли. Температура свыше сорока. Не сплю несколько суток. Наяву галлюцинирую.
    Переезд в г. Вязьму, из Вязьмы в Смоленск на грузовой 5-тонной машине 200 км. Дорога ужасная. В машине не только трясет, а подбрасывает. Боли нестерпимые. Хочу одного: или потерять сознание, или умереть, лишь бы не чувствовать боли. 3 ноября, я в Смоленске, в русском госпитале для пленных. Мороз 30 градусов. Госпиталь не отапливается, оборудован примитивно, переполнен до отказа, больные валяются кучами везде, даже все коридоры заняты, а раненые все прибывают тысячами, медикаментов острый недостаток, уход очень плохой, хотя медперсонал весь русский из военплен., питаемся супом из неочищенной картошки без мяса и жиров и вареной рожью, смертность доходит до 150 чел. в день.
    Боли ужасные, хочется кушать. Забыл, когда спал, снотворных, медикаментов нет. Отношение кр-цев и некоторых командиров явно враждебное к «старшим начальникам». Говорят, продали их. Политработников и евреев выдают немцам, а с ними расправа короткая.
    Обидно! К физической боли присоединяется нравственная боль, а эта в тысячу раз хуже физической. Приходит комиссия международ. Кр. Креста, шведы и швейцарцы, осталась довольна. На наш вопрос, почему так плохо обращаются с ранеными, отвечают: «Ваше правительство отказалось подписать конвенцию о пленных, немцы делают все, что в их силах и возможностях, вас — очень много». Спасибо и на этом.
    3 декабря. Положение мое почти безнадежное.
    Жду смерти, а умирать, как назло теперь не хочется, хочу жить, правда, жалею, что не был убит на поле боя, а теперь хочу жить. Приходят немецкие врачи и переводят меня в немецкий госпиталь. В комнате нас два генерала. Чистая постель, тепло, кормят хорошо, хорошо это — по-немецки, а по-нашему — сносно, хорошо как для пленного уход и лечение. К нам никого не допускают, тайком приходят немецкие раненые солдаты, приносят сигареты, конфеты. Сестра сварливая ведьма даже для своих раненых, а ухаживает хорошо. Рана начинает заживать. Наши часто бомбят Смоленск.
    3 февраля 42 г. переезд в Германию. Мороз 30—40 градусов. Товарные вагоны. Лагерь для пленных, госпиталь русский. Хлеб из бураков с примесью древесных опилок и какой-то части муки, брюква, макароны, овсянка, нечищеная картошка, дают немного маргарина и две ложки сахару в неделю. Жить можно, чтобы не умереть. Большинство больных опухшие и до последней степени истощенные, настоящие скелеты. Тиф. Смертность ужасающая. Рядом с нами лазарет и лагерь: отделенные от русских проволокой английские, французские и сербские. Там другой мир. Их кормят несравненно лучше, обращаются с ними хорошо. Их правительства и междун. Кр. Крест присылают им посылки: всевозможные консервы, бисквиты, какао, кофе, шоколад, табак, обмундирование, и получают из дома, и пишут родным письма. Большинство из них никогда дома так не кушали, как едят в плену. Никто из них от голода и побоев не умер.
    Все они ненавидят и ругают немцев, ждут, чтобы русские пришли и их освободили, но у себя советской власти не хотят. Сами не воевали как следует и не воюют теперь, а хотят, чтобы русские за них кровь проливали. Сволочи! Ненавижу их, в особенности англичан и французов! Сербы не прочь иметь у себя и советскую власть. 22 апр. 42 г. французский врач делал операцию руки (русск. врач отказался — неопытный, выпуска 40 г.). Прошло 14 месяц, со времени операции, а рука в таком же положении, как и была после ранения. Я ею не могу писать, ни ложку взять, папиросу держать не могу, застегнуться тоже не могу. Значит, операция прошла неудачно.
    Немцы лечить не хотят. После полутора лет беспрерывного лежания начал ходить на костылях. Очень неудобно: нет правой ноги и не работает правая рука. Метров 500 могу пройти и то ощущаю огромную радость: я хожу! Рана на ноге зажила, были осложнения: выходили осколки от снаряда, осталось два маленьких осколка. С 4 июня я в лагере пленных. Волосы на голове большую часть седые. (Я с конца 39 г. ношу прическу, ты меня с ней не видела.) Уже 5 мес. как ношу усы, говорят, очень приличные, буденновские. Бороду не отпускаю, вся седая. Вот и все про свою жизнь, конспективно, конечно.
    Последнее письмо от мамуси получил 1-го окт. 41 г. Послал грузовую машину того же числа, чтобы перевезти вещи из Москвы в Чебоксары; она так спешно с попутчиками уехала, что смогла взять только маленькие чемоданчики. 2 окт. 41 г. немцы перешли в наступление, я попал в окружение, а потому и не знаю, добралась ли машина до Москвы. Мамуся писала, что брат Ваня умер в Сталинске в Сибири, где он был начальн. училища. Как и при каких обстоятельствах, мамуся не знает, т. к. Татьяна, его жена, написала ей очень лаконично. Ваню видел в июле месяце 41 г. на фронте под Смоленском.
    О Николае ничего не знаю. Где мама и что с ней, тоже не знаю. Катя перед войной и, кажется, в первые месяцы войны была у мамы в деревне. Немцы нашу деревню занимали. Витя был на Дальнем Востоке. Клава с дочкой и матерью уехала в Томск, адреса не знаю. За большую Шуру я хлопотал больше года, обещали выпустить. Шура, нет ли в Харькове доктора хирурга Новаченко Николая Петровича, ты его должна знать, он у нас бывал в Харькове, проживал он на Пушкинской ул. Почему ты с семьей и с бабушкой не уехала в феврале 43 г. к мамусе? Написала ты мамусе, где я и что со мной? Если да, то как, уверена ли ты, что письмо пошло? С первой же оказией напиши мне очень подробное, а не лаконичное письмо про все, про все. Нет ли у тебя или у бабушки фотографий мамусиных и Полечки, а также свою с дочкой.
    Как и сколько я ни передумал, вспоминая свою мамусю, все, конечно, связывая с судьбой моей дорогой Родиной и родным мне народом. Вот только здесь, на чужбине, в неволе, начинаешь по настоящему чувствовать, что такое Родина. Какой она кажется милой, родной, что лучше ее нет ни одного уголка на всем земном шаре. А эта Родина и мой народ переживают ужасную трагедию. Как хочется вступить ногой на родную землю, растянуться на ней и целовать каждый ее вершок. Как хочется, чтобы мой народ не переживал ужасов войны и зажил спокойно.
    Ни на один момент не поколебалась вера в конечную нашу победу, наш великий народ не может погибнуть; взойдет заря пленительного счастья и для него. За свою Родину, за мой народ я, калека, готов отдать каплю за каплей свою кровь вновь, а если нужно, то и саму жизнь! Родина и свой народ — это пока все! До свиданья, моя маленькая Шурочка, крепко тебя целую. Целую мою маленькую племянницу Ларочку. Привет твоему мужу. Целую бабушку, пусть не отчаивается: еще все увидимся и справим пир горой. Шурочка, помоги бабушке, чем конечно, сможешь.
    Миша. 10 июня 1943 г.
     
  2. владимир1
    Offline

    владимир1 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    19 сен 2008
    Сообщения:
    6.214
    Спасибо:
    7.018
    Отзывы:
    175
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Цитата(Кузьмич @ 07 Ноября 2008 12:56)
    3 декабря. Положение мое почти безнадежное.
    Жду смерти, а умирать, как назло теперь не хочется, хочу жить, правда, жалею, что не был убит на поле боя, а теперь хочу жить. Приходят немецкие врачи и переводят меня в немецкий госпиталь. В комнате нас два генерала. Чистая постель, тепло, кормят хорошо, хорошо это — по-немецки, а по-нашему — сносно, хорошо как для пленного уход и лечение. К нам никого не допускают, тайком приходят немецкие раненые солдаты, приносят сигареты, конфеты. Сестра сварливая ведьма даже для своих раненых, а ухаживает хорошо. Рана начинает заживать.

    А у меня не лежит к нему душа.
    Уж много у Лукина лукавства.
    Но более всего нравится момент пересечения им Минского шоссе под Вязмой после последней попытки прорыва в ночь с 11 на 12 октября под Богородицким.
    Не в обиду всем скажу, что людей я таких и в жизни знаю, это что-то типа Жукова.
    Но не могу я таких ставить в один ряд с тем же Ефремовым, Рокоссовским, Панфиловым, Катуковым, Батовым.
     
  3. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.539
    Спасибо:
    969
    Отзывы:
    15
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Новый часовой. Русский военно-исторический журнал. (СПб.). 1994. № 2. С. 173-175.

    Протокол допроса военнопленного генерал-лейтенанта Красной Армии М.Ф.Лукина 14 декабря 1941 г.

    Приведенный ниже текст допроса был отправлен с оккупированной германскими войсками территории СССР в Берлин для ознакомления Гитлеру.

    Генерал Лукин, тяжело раненный, был взят в немецкий плен. С ним уже несколько раз беседовали, но говорили немного, вследствие его тяжелого состояния. Теперь же генерал-лейтенант Лукин сказал следующее:
    - Если Вы хотите, чтобы я ответил на Ваш вопрос: "Почему русский народ, несмотря на всю свою ненависть к Сталину и советской системе, продолжает их защищать?" - то могу ответить таким образом, чтобы быть очень честным в разговоре с Вами. Вы говорите об освобождении народов России от большевистской системы и о новом порядке для будущей Европы, но одновременно Вы говорите, что только русские являются носителями большевизма, а украинцы, например, нет. Это ерунда. Большевизм также чужд русскому народу, как и украинцам. Вообще, это интернациональное учение. Большевики смогли победить в России только потому, что сельское хозяйство было ужасно запущено после 1-й мировой войны. Коммунисты пообещали крестьянам землю, а рабочим - фабрики и заводы, поэтому народ поддержал их. Конечно, это было ужасной ошибкой, поскольку сегодня крестьянин, по сравнению с прошлым, не имеет вообще ничего. В лучшем случае, колхозник в Сибири получает 4 кг хлеба в день, а средняя зарплата рабочего 300- 500 рублей в месяц, на которую он ничего не может купить. Когда нечего есть и существует постоянный страх перед системой, то конечно, русские были бы очень благодарны за разрушение и избавление от сталинского режима. Только очень высокие представители советского партийного аппарата сносно живут. Командир стрелковой дивизии, по сравнению с ними, живет плохо. Но я все равно не верю в то, что в нынешних условиях, внутри СССР может произойти народное, антисталинское восстание. Слишком много крови пролили большевики за 20 лет своей власти, и все, кто бы мог поднять такое восстание, уже уничтожены. И даже если существует, к примеру, такой командир или генерал, который бы думал о таком восстании и о новой России, он все равно ничего не мог сделать, так как вокруг него слишком много комиссаров и чекистов. Даже если этот генерал только поговорит об этом со своими друзьями, он все равно ничего не сможет сделать, так как даже в среде военных очень много доносчиков и никому нельзя верить. Поэтому для осуществления антисталинского восстания нужен сильный толчок извне. Вы, немцы, можете сокрушить систему, но Вы не должны думать о том, что народ может это сделать сам, несмотря на свою ненависть к режиму. И Вы не должны упрекать или наказывать русских за то, что они не восстают.
    Вы говорите об освобождении народов. Но мы ничего не слышали об освобождении Украины или Белоруссии, захваченных Вами, и у нас говорят, что и для России свободы не будет. Это порождает сопротивление агрессору. Конечно, партийный аппарат и чекисты это не друзья, но вторгнувшийся враг - это агрессор, и с ним надо бороться. Начиная с сентября этого года, на Волге и восточнее Волги формируется 150 .новых стрелковых дивизий, а возможно и больше, но никак не меньше 150. Мы должны были сами отдавать из своей армии некоторых командиров и комиссаров для этих новых дивизий. Через 4-5 месяцев эти дивизии или закончат свое формирование, или уже будут на фронте. У них будут и танки. Один мой друг сказал мне, что ежедневно строятся 60 танков, позднее это число будет доведено до 80. Это, включая заводы Ленинграда и те заводы, которые были эвакуированы на Восток страны. Основные типы строящихся танков "Т-34" и "KB". Так же строятся около 20 самолетов в сутки разных типов но артиллерии и пистолетов-пулеметов будет немного. СССР помогают США и Великобритания, но я не думаю, что их помощь будет значительна. Нефти и нефтяных запасов не так много, чтобы полностью удовлетворить потребности, и если Вермахт дойдет до Кавказа, то их будет еще меньше.
    Здесь генерал-лейтенант Лукин задал вопрос собеседнику о том, что не собираются ли немцы создать альтернативное русское правительство? На этот вопрос Лукина, допрашивающий ответил, что создание такого правительства будет затруднительно, ибо генерал Лукин сам заметил, что все, кто бы мог войти в такое правительство, убиты большевиками. А в случае создания правительства из случайных людей, русский народ будет думать, что это правительство лишь служит немцам.
    Лукин сказал: "Может быть, это и правда. В этом году Вы создали Министерство по делам восточных территорий которое помогает только Вам. Однако если будет все-таки создано альтернативное русское правительство, многие россияне задумаются о следующем: во-первых, появится антисталинское правительство, которое будет выступать за Россию, во-вторых, они могут поверить в то, что немцы действительно воювдт только против большевистской системы, а не против России и в-третьих, они увидят, что на Вашей стороне тоже есть россияне которые выступают не против России, а за Россию. Также правительство может стать новой надеждой для народа. Может быть так как я, думают и еще другие генералы; мне известны некоторые из них, кто очень не любят коммунизм, но они сегодня ничего другого делать не могут, как поддерживать его".
    На вопрос допрашиваемого, кого бы Лукин мог назвать в качестве альтернатив, Лукин ответил:
    "Сегодня в СССР существуют только два человека, которые достаточно популярны - это Буденный и Тимошенко. Буденный это человек из народа, в 1938 г. Сталин его очень не любил, и многие это знают. Если бы Буденный и Тимошенко возглавили восстание, то тогда, возможно, много крови и не пролилось. Но и они должны быть уверены в том, что будет Россия и российское правительство. И Буденный, и Тимошенко не очень любят коммунистические принципы, и, хотя они и являлись продуктами большевистской системы, они могли бы выступить, если бы видели альтернативу. Новая Россия не обязательно должна быть такая, как старая. Она может даже быть без Украины, Белоруссии и Прибалтики, будучи в хороших отношениях с Германией. Вот и помочь в создании такой России и правительства только в Ваших силах, а не в наших. Жуков и Шапошников не являются такими популярными, но они очень хорошие солдаты. Правда, я не думаю, что новые сформированные дивизии смогут вести наступательные действия; они могут только хорошо обороняться. Очень многие не хотят воевать, и при наступлении наших наступающих часто брали в плен очень легко. В районе южнее Ярцево Вы имели 50 орудий на 1 км фронта, но наша пехота все равно должна была наступать три раза. Было очень много убитых, и очень многие не желали прорываться из окружения, а сдавались. Все-таки, потери составили не менее 10 000 человек.
    На фронт начинают поступать новые реактивно-пусковые установки, которые раньше имелись лишь у армий, но теперь будут и у дивизий. До сих пор существовал такой порядок, что ни одна установка не должна была быть захвачена Вами, и я сам отдавал приказ об их уничтожении, если они были в опасности. Сейчас их появится, очень много. Если появится возможность более точной организации их стрельбы, то их значение резко возрастет. Поскольку они просты в изготовлении, то и на фронте установки появятся скоро. Вы должны обратить на них внимание.
    Я не думаю, что Красная Армия начнет вести химическую войну. Теперь я прошу Вас, чтобы Вы знали, что все это сказал россиянин, который любит свой народ, и я не хочу, чтобы было еще хуже. Я прошу Вас сохранить все это в секрете, так как у меня есть семья".
     
  4. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.539
    Спасибо:
    969
    Отзывы:
    15
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Интересный материал о генерале Лукине из книги Штрик-Штрикфельдта.

    Об авторе: Вильфрид Карлович Штрик-Штрикфельдт родился в 1897 году в Риге. Учился в Реформатской гимназии в Петербурге и окончил ее в 1915 году. В том же году вступил добровольцем в русскую армию, получил офицерское звание, воевал до конца первой мировой войны. В 1918-20 гг. участвовал в освободительной борьбе против большевиков в Прибалтике и под Петербургом. Затем в течение четырех лет работал по мандату Международного Красного Креста и Нансеновской службы по оказанию помощи голодающим в России. После этого учился (экономика, право). В 1924-39 гг. представлял в Риге германские и английские предприятия. В 1941-45 гг. — переводчик и офицер германской армии. Ближайший сотрудник и друг А.А.Власова. Скончался 7 сентября 1977 года в Оберштауфене (южная Бавария).


    Штрик-Штрикфельдт В. Против Сталина и Гитлера. Генерал Власов и Русское Освободительное Движение. 3-е изд. М., 1993. (Полный текст в Интернете: http://militera.lib.ru/memo/german/strick-strickfeldt/ )

    С. 33-35.
    Генерал Михаил Федорович Лукин, командовавший 19-ой армией, был взят в плен, когда его армия при наступлении на Москву была полностью разбита. Он потерял одну ногу. Теперь нужно было ампутировать и вторую. Лукин, стоически переносивший свое ранение, боролся со смертью.
    Герсдорф доложил о Лукине Боку, и Бок приказал оказать русскому генералу всяческую помощь. Лукин был переведен в немецкий лазарет, где за ним был самый лучший уход. По желанию Лукина, в немецкий лазарет был помещен и его друг, тяжело раненный полковник Прохоров.
    Когда миновала острая опасность для жизни Лукина, он стал проявлять живой интерес к внешнему миру. Он не любил немцев, но был им благодарен за то, что они сделали для него и его друга.
    Мы с ним часто беседовали. Он говорил, что если это действительно не завоевательная война, а поход за освобождение России от господства Сталина, тогда мы могли бы даже стать друзьями. Немцы могли бы завоевать дружбу всего населения Советского Союза, если они всерьез стремятся к освобождению России, но только равноправный партнер может вступить в дружественный союз. Он был готов, невзирая на свою инвалидность, стать во главе пусть роты, пусть армии — для борьбы за свободу. Но ни в коем случае не против своей родины. Поэтому бороться он стал бы только по приказу русского национального правительства, которое (он всегда это подчеркивал) не должно быть марионеточным правительством при немцах, а должно служить лишь интересам русского народа. При этом немцы не должны беспокоиться: население оккупированных областей выберет, безусловно, лишь такое правительство, которое будет национально-русским и в то же время непримиримо антисталинским.
    От него не ускользнуло, что не всем немцам нравились эти высказывания. Он улыбнулся и сказал далее:
    — Ваш Гитлер — задолго до того, как пришел к власти — выставлял подобные же требования, не правда ли?
    Я позволил себе заметить, что если в качестве высшего принципа принять необузданный национализм, то народы и дальше будут грызть друг друга. Может быть, решение лежит в союзе народов, в Соединенных Штатах Европы?
    Генерал напомнил мне, что большая часть России лежит в Азии, где проведена большая культурная и цивилизаторская работа. Однако развитая мною мысль о возможностях евразийской федеративной политики равноправных народов его захватила.
    Я видел Лукина еще раз в 1943 году. К этой встрече я вернусь в связи с другим вопросом.

    Прим.: После возвращения из плена, но приказу Сталина, Лукин в течение семи месяцев находился в заключении, вместе с другими советскими генералами, бывшими в плену. В своих воспоминаниях, опубликованных в советском журнале «Огонек» (№ 47, 1964), Лукин сообщает, что после возвращения он в продолжение пяти месяцев подвергался ежедневным допросам и не имел права носить знаков различия. Свои разговоры с Власовым и Малышкиным он передаст в крайне неприязненной форме, причем облик Власова и Малышкина грубо и намеренно искажен. После своей реабилитации и до смерти в мае 1970 года Лукин был членом правления Союза ветеранов. В некрологе его, подписанном многими маршалами и генералами и напечатанном в газете «Красная звезда» от 28 мая 1970 г., не упомянуто ни о том, что он был в плену, ни о встрече с Власовым.

    С. 143-146.
    ...Разумеется, среди пленных советских офицеров были и такие, кто отклонял сотрудничество с Власовым и его приверженцами, оставаясь в то же время ожесточенными врагами Сталина: их отталкивали условия в лагерях, бесчеловечное отношение к военнопленным и политика германского правительства в России.
    К наиболее выдающимся представителям такой группы принадлежал генерал Лукин, человек сильного характера и большого обаяния, тот самый Лукин, жизнь которого в 1941 году была спасена благодаря личному вмешательству фельдмаршала фон Бока. Тогда Лукин соглашался, несмотря на потерю ноги, принять командование крупным соединением в борьбе против Сталина. Но в результате плена и наблюдения над политикой нацистов, Лукин стал крайне недоверчив. Он не верил в желание германского правительства освободить народы России. Он спросил Власова:
    — Вы, Власов, признаны ли вы официально Гитлером? И даны ли вам гарантии, что Гитлер признает и будет соблюдать исторические границы России?
    Власову пришлось дать отрицательный ответ.
    — Вот видите! — сказал Лукин, — без таких гарантий я не могу сотрудничать с вами. Из моего опыта в немецком плену, я не верю, что у немцев есть хоть малейшее желание освободить русский народ. Я не верю, что они изменят свою политику. А отсюда, Власов, всякое сотрудничество с немцами будет служить на пользу Германии, а не нашей родине.
    В противовес этому Власов подчеркивал, что он не собирается служить Гитлеру и немцам, а стремится помочь своим. Многие миллионы страдают под обоими диктаторами — и Сталиным, и Гитлером, но главный враг русского народа всё же Сталин. И только Гитлер объявил войну Сталину. Дело было бы ясным, если бы не нацистское отношение к русскому народу. Но всё же, разве могут ведущие представители народа стоять сложа руки и смотреть на страдания миллионов людей под советской властью и под немецкой оккупацией? Он, Власов, не может пассивно наблюдать за ходом событий; он будет делать, что возможно и в этой необычайно трудной политической и военной обстановке. Сталин объявил изменниками всех, попавших в плен. Он, Власов, считает изменниками тех, кто не хочет действовать. Ему же, в этой запутанной ситуации, приходится бороться на два фронта — против Сталина и против другого угнетателя.
    Видно было, насколько Власову хотелось убедить этого ценного человека, и отказ Лукина был для него тяжелым ударом. Но теперь это был не колеблющийся Власов времен Винницы, он полностью владел собой.
    Лукин сказал:
    — Я — калека. Вы, Власов, еще не сломлены. Если вы решились на борьбу на два фронта, которая, как вы говорите, в действительности есть борьба на одном фронте за свободу нашего народа, то я желаю вам успеха, хотя я сам в него не верю. Как я сказал, немцы никогда не изменят своей политики.
    — А если немецким офицерам, которые нам помогают, всё же удастся добиться изменения политики, Михаил Федорович?..
    Я видел, что Власов цеплялся за эту последнюю надежду, которая была и моею. Лукин ответил коротко:
    — Тогда, Андрей Андреевич, мы, пожалуй, смогли бы и договориться.
    Власов был подавлен. Лукин, в какой-то мере, был прав. Он хотел заключения официального договора с Гитлером о союзе против Сталина. Власов был против обоих.
    — Это необъяснимо, — сказал мне Власов, — как немецкие вожди Гитлер, Геринг, Геббельс не понимают, что их теперешняя политика равносильна подписанию собственного смертного приговора! Или они в самом деле, как говорит Жиленков, основали клуб самоубийц?
    (В окружении Власова часто можно было слышать этот термин, пущенный Жиленковым.)
     
  5. андерсон
    Offline

    андерсон Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 май 2008
    Сообщения:
    2.369
    Спасибо:
    506
    Отзывы:
    19
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г.Смоленск
    Да блин "герои труда" блин. А ведь именно его доклады о том что он 20-27 еще в Смоленске Привели к неправильному пониманию ставкой положения под Смоленском и огромным потерям войск 16 и 19 армий вынужденных одновременно выходить из окружения и вести крававые и ненужные атаки на город ,теряя людей боеприпасы и горючее.Которые бы очень пригодились при выходе из окружения.
     
  6. Сафонькин
    Offline

    Сафонькин Новобранец

    Регистрация:
    5 ноя 2008
    Сообщения:
    10
    Спасибо:
    8
    Отзывы:
    2
    Из:
    Смоленская область, Сафоново
    Знаете, если бы Лукин погиб, как Ефремов, то и разговоров особенных не было бы. Сейчас только приходит время разобраться со ставкой, которая была больше, чем жизни миллионов солдат...
    ИМХО, уровень военной культуры советской армии еще до войны фактически предопределил плату за победу и то, что мы не стояли за ценой.
    Спасение жизни Лукина - редкий штрих в ВОВ рыцарского отношения к врагу. Брать в кавычки его судьбу вряд ли следует...
     
  7. sirjones
    Offline

    sirjones Приказный

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    17
    Спасибо:
    8
    Отзывы:
    0
    У меня по поводу протоколов допросов Лукина только один вопрос: если он реально готов был пойти на сотрудничество с немцами, то как тогда ему удалось успешно пройти госпроверку?

    Те же Кириллов и Понеделин были расстреляны, хотя по ним не нашлось никакой фактуры.
    http://sirjones.livejournal.com/961716.html

    А вот намерения Лукина, как можно было скрыть, буде таковые наличествовали?
     
  8. Окруженец
    Offline

    Окруженец Приказный

    Регистрация:
    6 фев 2009
    Сообщения:
    26
    Спасибо:
    0
    Отзывы:
    0
    Из:
    Воронеж
    лукин с коневым помогли немцам так,как те себе сами помочь не могли под вязьмой.
     
  9. Шмяк
    Offline

    Шмяк Консерватор и ретроград

    Регистрация:
    24 май 2008
    Сообщения:
    1.015
    Спасибо:
    164
    Отзывы:
    5
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Практически с каждым из советских полководцев не очень чисто, Лукин, очевидно, не исключение. Лично меня привлекло его двойное награждение орденом КЗ в ГРажданскую. Это как нужно было воевать с народом империи, чтобы два ордена получить...Вобщем, нужно тщательное расследование, а так только консттировать можно наличие непоняток.
     
  10. Окруженец
    Offline

    Окруженец Приказный

    Регистрация:
    6 фев 2009
    Сообщения:
    26
    Спасибо:
    0
    Отзывы:
    0
    Из:
    Воронеж
    стиль письма лукина из плена заведомо оправдывающий его,жалостливый ,после войны лукин кивал на конева,типа:я не я и лошадь не моя. где же здесь герой-командарм лукин? почитайте о управлении войсками лукиным у вышедших из окружения.
     
  11. андерсон
    Offline

    андерсон Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 май 2008
    Сообщения:
    2.369
    Спасибо:
    506
    Отзывы:
    19
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г.Смоленск
    Цитата(Шмяк @ 15 Марта 2009, 16:38)
    Практически с каждым из советских полководцев не очень чисто, Лукин, очевидно, не исключение. Лично меня привлекло его двойное награждение орденом КЗ в ГРажданскую. Это как нужно было воевать с народом империи, чтобы два ордена получить...Вобщем, нужно тщательное расследование, а так только консттировать можно наличие непоняток.

    Ну за два Б.З надо было воевать очень хорошо ,только не с собственным народом а с той его частью которая перед этим так бездарно просрала страну и положила 10000000 русских солдат за дарданелы.Гражданская и ВОВ это настолько разные войны ,что ни один герой гражданской в ВОВ себя практически не проявил.И потом в гражданскую эти люди командовало максимум полками или дивизиями а в ВОВ армиями ,громадная разница.
     
  12. Окруженец
    Offline

    Окруженец Приказный

    Регистрация:
    6 фев 2009
    Сообщения:
    26
    Спасибо:
    0
    Отзывы:
    0
    Из:
    Воронеж
    направление выхода окружённых войск лукина немцами было ожидаемым и усилено огромной заградительной мощью артиллерии и танков на 1 км.
     
  13. Окруженец
    Offline

    Окруженец Приказный

    Регистрация:
    6 фев 2009
    Сообщения:
    26
    Спасибо:
    0
    Отзывы:
    0
    Из:
    Воронеж
    полагаю,что тему следовало бы назвать,,генерал лукин:герой или антигерой,,ведь вокруг этого и идёт обсуждение.а награждение его посмертно героем россии-шаг скорее политический команды ельцина.слишком много горя народу принесла та катастрофа под вязьмой.и по сей день официально на государственном уровне не назван виновник по чьей вине армия лишилась 1 миллиона защитников под вязьмой.сколько неизвестных имён пропавших без вести под вязьмой ждут когда их хоть посмертно зачислят в те части в которых они погибли?а мы всё ищем доказательства героизма лукина-маресьева.
     
  14. Сергей С.
    Offline

    Сергей С. Поручикъ

    Регистрация:
    3 янв 2010
    Сообщения:
    94
    Спасибо:
    81
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Россия
    Цитата(Кузьмич @ 07 Ноября 2008, 12:58)
    Первый документ - письмо из плена генерала Лукина своей сестре, написанное в 1943 году.

    Письмо М. Ф. Лукина из плена сестре А. Ф. Лукиной
    Журнал «Край Смоленский». № 3. 1991. С. 58—64.

    А интересно, как это письмо попало в редакцию журнала?
    Как я понимаю, Лукин писал из плена сестре, которая находилась в Харькове, в оккупации. Есть ли какие-нибудь подробности истории этого письма? И, кроме этого письма есть какая-нибудь статья про Лукина в журнале "Край Смоленский"?
    Если есть, то можно как-нибудь получить текст?
     
  15. rshb
    Offline

    rshb Завсегдатай SB

    Регистрация:
    17 ноя 2009
    Сообщения:
    376
    Спасибо:
    193
    Отзывы:
    3
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    67
    То что Лукин пишет в письме, расходится с воспоминаниями его подчиненных. Так например начальник штаба артиллерии 19 армии П.С. Семенов рассказывает как Лукин пытался вырваться из окружения на танке КВ, бросив свою армию. Что произвело неблагоприятное впечатление на офицеров штаба и других подчиненных Данная попытка была воспринята с осуждением, ведь только он еще мог отдать четкие распоряжения в том хаосе, что творился в окружении.
     
  16. юнер
    Offline

    юнер Новобранец

    Регистрация:
    12 ноя 2010
    Сообщения:
    1
    Спасибо:
    0
    Отзывы:
    0
    Из:
    челябинск
    Я вообще поражаюсь ,как могли Лукину дать Героя.Просидел всю войну в плену .не исключал сотрудничества с Власовым.Сообщил немцам про реактивные установки.Судя по письму к сестре не плохо жил в лагере,и уж точно не думал вести борьбу с фашизмом.Из ненависти ко всему советскому прошлому алкоголик Ельцин дал ему звезду.Спрашиваю за что!? Гнерал Карбышев не пошел на сотрудничество с врагом -был заморожен в Маутхаузене.Понимаю -герой а этому то за что .Скажите!!!
     
  17. jagd
    Offline

    jagd «Старая Гвардия SB»

    Регистрация:
    16 янв 2009
    Сообщения:
    6.372
    Спасибо:
    923
    Отзывы:
    29
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    смоленская область
    Интересы:
    водка
    Глобально как-то 'вести борьбу с фашизмом в лагере' не находите?
     
  18. Леонид
    Offline

    Леонид Фельдфебель

    Регистрация:
    24 апр 2011
    Сообщения:
    60
    Спасибо:
    9
    Отзывы:
    0
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Московская область
    01035.jpg

    Занимаясь декабрьскими боями 267-й пехотной дивизии под Москвой у Звенигорода наткнулся на несколько документов по Лукину. Выкладываю первую страничку. Если у кого есть желание и возможность, то было бы интерсно, чтобы сделали перевод.
     
  19. Хольт
    Offline

    Хольт Завсегдатай SB

    Регистрация:
    12 май 2008
    Сообщения:
    2.838
    Спасибо:
    535
    Отзывы:
    10
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Край сосновый
    Цитата(Леонид @ 10 Августа 2012, 11:49)
    Занимаясь декабрьскими боями 267-й пехотной дивизии под Москвой у Звенигорода наткнулся на несколько документов по Лукину. Выкладываю первую страничку. Если у кого есть желание и возможность, то было бы интерсно, чтобы сделали перевод.


    Отписал Олегу Kuzja насчёт перевода, думаю поможет
     
  20. KUZJA
    Offline

    KUZJA Завсегдатай SB

    Регистрация:
    6 июл 2011
    Сообщения:
    246
    Спасибо:
    126
    Отзывы:
    0
    Из:
    Saratow
    1-й батальон 18.10.41
    487-го пехотного полка

    Доклад
    о ходе боевых действий, в результате которых был пленён
    русский генерал-лейтенант Лукин.

    Согласно приказа полка от 15.10.41, 1-й батальон 478-го пехотного полка получил приказ, 15.10.41 усиленным разведдозором ещё раз прочесать ту же боевую полосу, что прочёсывалась 13.10, в северо-восточном направлении на предмет обнаружения отбившихся русских.

    Для этой цели было выделено по одному взводу из 1-й и 2-й рот под командованием лейтенанта Маслова (Ltn Maslow) с приданным им станковым пулемётом. Разведдозору выделили и радистов. В 7:45 оба разведдозора выдвинулись из Песочной и Дроздово. В то время, как действующий слева разведдозор 1-й роты прочёсывал треугольный лес, не сталкиваясь ни с каким сопротивлением, то взвод 2-й роты вскоре после того, как ступил в прямоугольный лес, наткнулся на такое сильное сопротивление, что дальнейшее продвижение стало невозможным. Большие потери и сильный оборонительный огонь вынудили командира разведдозора залечь и запросить у лейтенанта Маслова подкрепления. Лейтенант Маслов повёл часть своего разведдозора фронтально, в то время как остальная часть прикрывала северо-западную окраину леса. Но и теперь не удалось подойти к противнику ближе. Чтобы сломить упорное сопротивление, лейтенант Маслов немедленно запросил подкрепления из батальона. На это командир батальона – майор Раутерберг (Mj Rauterberg) с частью штаба прибыл к прямоугольному лесу и послал в него основную часть 2-й роты, два отделения с тяжёлыми миномётами, взвод станковых пулемётов и взвод лёгких пехотных орудий.

    Ввиду того, что сопротивление винтовочным и пулемётным огнём было не сломить, а разведдозор 2-й роты между тем уже отошёл до кромки леса, командир батальона приказал в течение четверти часа, с 10:45 до 11:00, провести огневую подготовку из тяжёлых миномётов и пехотных орудий. После этого вся 2-я рота под командованием лейтенанта Бекерта (Ltn Beckert) выступила в атаку в прямоугольный лес, в то время как взвод 1-й роты, действуя с треугольного леса, взял на себя прикрытие северо-западного края прямоугольного леса. Взвод станковых пулемётов, находясь на восточном углу треугольного леса, своим огнём должен был отсекать северо-восточную сторону прямоугольного леса. Юго-восточная сторона также была прикрыта взводом станковых пулемётов. Командный пункт батальона сначала находился перед западным углом прямоугольного леса, а после огневого удара перешёл к восточному острию треугольного леса. После тяжёлого продвижения вперёд через густые лесные заросли и яростный оборонительный огонь противника, одному отделению 2-й роты удалось подобраться к оборудованному блиндажу, который частично был замаскирован немецкой плащ-палаткой. Несмотря на прицельный винтовочный огонь с деревьев, солдатам Хаузнеру (Hausner) и Керстену (Kersten) удалось подбежать ко входу и сорвать плащ-палатку. За ней в блиндаже укрывались несколько офицеров и одна женщина. Лишь после угрозы ручными гранатами, несколько из них вышло наружу, в то время как один офицер застрелился. Среди пленных находился генерал-лейтенант Лукин и его адъютант. Генерал Лукин…
     

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)