Оккупированный Курск

Тема в разделе "Оккупация. Фотографии городов во время оккупации", создана пользователем Wolf09, 12 мар 2017.

  1. Wolf09
    Offline

    Wolf09 Волк - одиночка

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    11.495
    Спасибо:
    54.382
    Отзывы:
    784
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    В ночь со 2 на 3 ноября 1941 г., после упорных боев на подступах к Курску и на его улицах, части 2-й гвардейской стрелковой дивизии, полки народного ополчения оставили областной центр.

    3 ноября 1941 г. в истории города начался период немецко-фашистской оккупации, продолжавшийся 15 месяцев.

    Оккупированный Курск находился в зоне армейского тыла. Вся власть принадлежала немецкому командованию в лице военного коменданта. В его ведении были комендатура, воинские части, гестапо. Военная комендатура опиралась на вспомогательный аппарат управления, созданный из гражданского населения, полностью зависимый от немецких властей. В Курске им являлась городская управа. Ее возглавил городской голова И.А.Смялковский, до войны работавший заместителем управляющего Курской областной конторой "Заготкожа". Городская управа занималась не только исполнением приказов, распоряжений немецкой комендатуры, но и решением текущих проблем жизнедеятельности города, в котором проживали десятки тысяч человек (в феврале 1942 г. - около 81 тыс. чел.). В составе городской управы были созданы отделы: промышленный, жилищный, школьный, здравоохранения, топливный (всего 10). При отделе службы порядка состояла милиция-полиция. Основной обязанностью ее было помогать оккупантам в осуществлении охранно-карательных мер.

    В течение всего периода оккупации город находился на военном положении. Систематически издавались приказы, запрещавшие хождение по улицам в вечернее и ночное время. Была проведена регистрация всех жителей Курска. На особый учет были поставлены евреи, коммунисты, комсомольцы, депутаты местных Советов, лица, служившие в Красной Армии.

    Оккупанты, добиваясь покорности населения, широко практиковали репрессии. Они начались с первых дней оккупации.

    5 ноября 1941 г. на Московской улице были расстреляны 15 человек. Расстреляли 50 бойцов народного ополчения, не успевших при отступлении уйти из Курска. 7 ноября 1941 г. комендант Курска генерал-майор Штумпфельд издал приказ о расстреле 10 запожников-мужчин из числа жителей города в ответ на то, что кто-то из гражданских лиц обстрелял и тяжело ранил немецкого солдата. Были уничтожены евреи, не успевшие эвакуироваться. Всего за 15 месяцев оккупации было истреблено более 2 тысяч человек. В это число не входят расстрелянные, замученные и умершие от голода советские воины, содержавшиеся в лагерях для военнопленных.

    Репрессивно-террористические действия оккупантов сочетались с грабежами. Немецкие солдаты разграбили магазины города, провели повальные обыски в домах и квартирах, забирая продукты питания, теплую одежду, обувь, ценные вещи.

    Оккупационная власть и городская управа широко практиковали привлечение горожан к выполнению трудовой повинности: к восстановлению железнодорожного узла, очистке железнодорожных путей и улиц от снега, ремонту дорог, заготовке дров, торфа. Уклонение от трудовой повинности рассматривалось как саботаж и имело как следствие отправление виновных в лагерь для принудительных работ.

    Оккупанты принуждали курян отправляться в Германию и работать там на немцев. Только немногие согласились поехать добровольно. Большинство же было отправлено принудительно. Всего вывезено из Курска на работы в Германию более 10 тысяч человек. Они там трудились на предприятиях, железных дорогах, в имениях зажиточных крестьян и помещиков в крайне тяжелых условиях, испытывая унижения, оскорбления, издевательства. Многие вернулись на Родину тяжело больными, другие умерли на чужбине.

    Промышленный потенциал Курска, ослабленный в результате эвакуации оборудования и уничтожения частями Красной Армии, оккупанты использовали для своих нужд. Это относится к продукции табачной фабрики (папиросы). Для немецких солдат изготовлялись валенки, фуфайки. Корпуса заводов "Текстильмаш", мотороремонтного, швейной фабрики, использовались как мастерские, где производился ремонт автомашин и танков. Часть оборудования, которое не было эвакуировано, вывезли в Германию.

    Трудом местного населения, военнопленных немцам удалось восстановить путевое хозяйство Курского железнодорожного узла (железнодорожное полотно, стрелки, гидроколонки). Из Курска в сторону Орла, Белгорода, Щигров шли лишь воинские и санитарные составы, на Киев через Льгов - составы с хлебом, скотом, металлоломом. Проезд гражданских лиц по железным дорогам категорически запрещался.

    Курская городская управа, находившаяся в услужении у немецких властей, вместе с тем не могла игнорировать нужды населения, оставшегося в городе. Она возобновила деятельность ряда мелких предприятий и мастерских, которые обеспечивали в определенной степени и потребности горожан. Работали табачная фабрика (папиросный и махорочный цехи), мельница, хлебозавод, завод фруктовых вод. Городская управа поощряла частную предпринимательскую деятельность. Были открыты частные мастерские по ремонту и изготовлению одежды, обуви, головных уборов, парикмахерские, часовые мастерские. В них применялся и наемный труд.

    Торговая сеть представляла собой несколько небольших магазинов, находившихся в ведении городской управы или частных лиц. Они торговали старыми вещами, принимавшимися от населения на комиссионных условиях, галантерейными, скобяными, канцелярскими товарами, оставшимися после отступления советских войск. Продовольственных магазинов не было. Правда, имелось несколько хлебных ларьков, принадлежавших горуправе. Хлеб продавался по карточкам и то не всем, а лишь "прикрепленным" лицам. К таким относились: служащие горуправы, полицейские, рабочие и служащие промышленных предприятий, железной дороги, их иждивенцы. Все остальное население хлеба не получало.

    Небольшим подспорьем для горожан служил рынок, но подвоз продовольствия был незначительным, так как сельское население было ограблено немцами. Работало несколько столовых. Часть из них принадлежала городской управе, в них могли получить обед по талонам "прикрепленные" лица. Другие столовые принадлежали частным лицам, но цены в них были очень высокими (в обращении наряду с немецкими марками, находились советские денежные знаки: 10 рублей приравнивалось к 1 марке).

    В целом уровень продовольственного обеспечения жителей оккупированного Курска был крайне низким. На улицах часто можно было встретить опухших от голода людей, просивших подаяние. Чтобы не умереть с голода, многие вынуждены были с разрешения властей собирать глубокой осенью и ранней весной на близлежащих полях остатки урожая, обменивать в деревнях на продукты питания последние домашние вещи, одежду, обувь.

    Немецкие захватчики на всех оккупированных территориях, в том числе и в Курске, большое внимание уделяли идеологической обработке населения. Они восхваляли фашистский "новый порядок”, прославляли Гитлера, активно пропагандировали идею неизбежной победы Германии. Обработка проводилась как в устной форме, так и через издаваемые в Курске газету "Новый путь" (позже она называлась "Курские известия"), листовки, плакаты, через радиопередачи, немецкие хроникально-документальные и художественные фильмы, которые демострировались в одном из двух действовавших кинотеатров (другой кинотеатр - "Виктория" был доступен лишь для немцев). Все, что напоминало о советском образе жизни, подвергалось искоренению: советские гербы, эмблемы, плакаты, портреты, памятники. Были переименованы многие улицы города. В школах (работали лишь начальные школы) запрещалось использовать учебные пособия с советским содержанием.

    Оккупационный режим принес курянам горе, лишения, тяжелые испытания. Но они выстояли в жестоком противостоянии. Более того, многие горожане оказали захватчикам и их пособникам сопротивление. Оно проявилось в деятельности городского подполья, разведывательно-диверсионных групп, в саботаже ряда мероприятий властей.

    Курское городское подполье состояло из двух групп. Одна начала действовать буквально с первых же дней оккупации. Ее возглавили главный врач областной больницы хирург Ю.А.Козубовский и старшая медсестра хирургического отделения А.А.Булгакова. В, группе состояли врач Е.К.Коровина, медсестры Н.Г.Матяшова, А.Г.Злобина и др. (всего примерно 8 человек). Они спасли от смерти 20 бойцов народного ополчения, не успевших покинуть город. Под видом больных их разместили в палатах, а затем как "выздоровевших" отпустили домой. В 1942 г. медики спасли от угона в Германию на принудительные работы многих юношей и девушек Курска, выдав им фиктивные справки об инвалидности, о перенесенных операциях. Медперсонал проявил большую заботу о тяжелораненых советских военнопленных, временно размещенных в больнице.

    С лета 1942 г. до февраля 1943 г. в Курске действовала еще одна подпольная организация, в составе которой было 30 человек, в основном работники Курского железнодорожного узла. Ее возглавил паровозный машинист депо Курск П.П.Бабкин. Подпольщики держали связь с партизанами и передавали им разведданные о расположении вражеских военных складов, аэродромов, воинских частей, о работе Курского железнодорожного узла. От партизан они получили толовые шашки, мины и другие средства, необходимые для диверсий. Осенью 1942 г. подпольщики взорвали в депо несколько паровозов, вывели из строя десятки железнодорожных вагонов. По координатам подпольщиков советские самолеты разбомбили в декабре 1942 г. склад авиачастей на одном из аэродромов, военные склады противника на северной окраине Курска, совершили напет на Курский железнодорожный узел, в результате чего был разбит составпорожняк, убито 25 немцев. Подпольщики распространяли листовки среди населения.

    Совместной акцией обеих подпольных групп была организация побега трех советских офицеров-военноппенных осенью 1942 г..

    Заметную роль в развертывании борьбы с врагом на оккупированной территории сыграло Управление внутренних дел Курской области, при котором был создан специальный отдел. Он готовил специалистов для разведывательной и диверсионной работы в тылу противника.

    Часть их была оставлена в оккупированном Курске или переправлена в город через линию фронта. Деятельность агентов-разведчиков позволяла Управлению внутренних дел, обкому ВКП(б) контролировать ситуацию на оккупированной территории, иметь представление о политике оккупантов, их действиях и вооруженных силах. Диверсионные акты создавали нервозную обстановку в стане врага, наносили урон оккупантам. Так, в конце декабря 1941 - начале января 1942 гг. одна из диверсионных групп подожгла в Курске склад с военным имуществом, другая - здание в котором размещались немецкие солдаты.

    О сопротивлении жителей Курска действиям оккупантов свидетельствовали многочисленные случаи уклонения от выполнения некоторых видов трудовой повинности.

    Оккупации Курска пришел конец 8 февраля 1943 г., когда город освободили войска 60-й армии Воронежского фронта.

    http://old.kurskcity.ru/pubs/article/292

    Kursk_karta_1941.png

    new.003860.6b.jpg
    cljngw6z75pov13d.jpg

    999.jpg

    111.jpg

    111.jpg
    Курск, Государственный медицинский институт.
    Во время оккупации в здании размещался госпиталь для нижних чинов вермахта.

    222.jpg
    Курск, вид на Знаменский собор.
    Слева от собора видна арка с колоннами – главный вход в сад имени Первого мая.

    333.jpg
    Курск, начало ул. Дзержинского. 1942 г.
    В период оккупации переименована в ул. Херсонскую (такое название улица носила до 1918 г.)

    14043827124fa.jpg
    Станция Курск. Курский Ямской вокзал в годы оккупации 1941-1943

    1409574788093.jpg
    Станция Курск. Курский Ямской вокзал в годы оккупации 1941-1943

    444.jpg
    Железнодорожный вокзал, г. Курск

    Из книги Михаила Лагутича «Провинциальная хроника»

    Существуют свидетельства, что немцы из походных кухонь подкармливали голодных детей, отпускали из тюрьмы оклеветанных (А.И.Наседкин). Льговчанин В.Господарев в районной газете описывал случай, когда он украл у немца бинокль, который понравился другому офицеру. И вот тот, предложил за бинокль 10 буханок хлеба, а это было богатство. Он отдал 5 буханок и забрал бинокль. Уже во время отступления, немец вдруг забежал в дом Господарева и отдал еще 5 буханок. Мы привыкли к тому, что наш солдат был гуманен, спасал немецких детей и стариков, но если к истории относиться объективно, выяснится, что и среди оккупантов были люди разные. Мне рассказывали фронтовики, освобождавшие Германию, о буквально жутких преступлениях, которые они творили, мстя за «своих».


    xQPJq_JUx3E.jpg

    Из показаний жителей города Льгова (Курская область) А. П. и А. Н. Редькиных:

    «15 января 1942 года за городом в логу среди бела дня расстреляны активисты Советской власти Титова Наталья Григорьевна, Ионин Александр Евгеньевич - фельдшер, Прокофьев Иван Андреевич, Мухин Андрей Ильич - фельдшер, Ракомин Роман Пименович, Жуков Алексей, Каплин Василий Лазаревич. Расстрелянных немцы не разрешали хоронить в течение трех месяцев с целью устрашения мирных жителей». Из докладной Обкома ВКП(б):«…В селе Б.Угоны за невыход на работу были расстреляны рабочие завода Звягинцев и Дорохов. Трупы расстрелянных немцы повесили на столбах и прикрепили надписи: «За невыход на работу».

    9 января 1942 года на одиннадцатом километре железной дороги Льгов-Готня была окружена и уничтожена группа партизан. А вместе с ними и семья путевого обходчика, жившего в соседнем доме, Ромашева - его жена Татьяна Ефимовна, дети – Вера - 11 лет, Валя - 9 лет, Ваня - 7лет, Нина - 5 лет

    Показаний много, но в большинстве отмечается, что не так страшны были немцы, они ведь не знали людей, русского языка, местной обстановки. Страшны были свои - русские, пошедшие на службу к оккупантам, именно они разыскивали активистов, да и просто чем-то их обидевших в прошлом, нередко сдавали оккупантам соседей, чтобы завладеть их домом и имуществом, пытали, принимали самое непосредственное участие в казнях. Очевидцы также сообщают, что в Льгове расположились венгерские войска, и мадьяры были гораздо хуже немцев.

    13361468272ac.jpg Kursk_russkogo_1941.png
    Курск 1942 год.

    I_iqQhNHRpw.jpg
    Старое здание цирка, построенного в конце 30-х

    1942.jpg
    Унтер-офицер вермахта у дорожных указателей в районе оккупированного Курска

    Kursk_1942.jpg
    Немецкий офицер на Красной площади в Курске, рассматривает тумбу с объявлениями и указателями

    5555.jpg
    Жители города у немецкого автомобиля с громкоговорящей радиоустановкой

    Из воспоминаний жителей улицы Советской. (г. Курск)

    «На нашей улице жило много немцев, особенно танкистов, много было и офицеров. Часто в небе над Курском можно было наблюдать воздушные бои между нашими и немецкими истребителями, жители улицы выходили и смотрели вместе с немцами на эти воздушные поединки и когда сбивали наш самолёт, немцы прыгали и кричали ура от радости, когда же сбивали немецкого аса, радовались и целовались наши…»



    Из воспоминаний жителей улицы Белая Гора (сейчас ул. им. Петра Минакова).

    «Недалеко от нас на ул. Пионеров в бывшем роддоме немцы устроили госпиталь для своих солдат. Дети бегали туда и стояли внизу под окнами, в надежде, что раненые немецкие солдаты угостят их хлебом. Часто немцы кидали детям из окон хлеб, но иногда и дразнили голодных ребятишек, у всех на виду намазывая маслом бутерброд…»

    Из воспоминаний Надежды Григорьевны Астаховой проживавшей на улице Белая Гора.

    «Я жила в доме №36 с 3-х летней дочкой, муж был на фронте, у нас стояли на квартире три немца, офицеры. Была у меня одна курица, которая несла яйца и хоть как-то можно было подкармливать ребёнка. Однажды немцы напились пьяные и из пистолета застрелили эту курицу и сварили из неё суп. Когда я это увидела, взяла эту курицу за ноги и ударила ею немца по морде, вот так была возмущена произошедшим. Немцы ничего мне не сделали, успокоились и пошли спать. На утро они очень извинялись, а вечером понатащили в дом хлеба, консервов, угощали шоколадом. И вообще если бы не немцы я не знаю, чтобы мы ели тогда. А вот когда Курск освободили и снабжение мирных жителей улучшилось, к нам иногда приходили пленные немцы, которые были заняты на восстановление народного хозяйства города, и тогда приходилось их подкармливать. Что поделаешь люди же, вот так и жили…»

    6666.jpg
    Немецкие солдаты, расквартированные в домах жителей Курска

    Из воспоминаний жителя ямской слободы Алексея Ивановича Краско.

    «На нашей улице немцев встречали цветами мои соседи, они жили в своём доме напротив нас. Не буду называть их имена, потому что до сих пор их дети и внуки проживают на старом месте. Мы же с мамой сидели у себя дома и видели всё в окно. Мы боялись выходить на улицу. Сейчас я могу понять их чувства и почему они были рады оккупантам. Эта большая семья пострадала ни за что в годы советской власти. Их отец был расстрелян большевиками за то, что воевал в Белой армии, а его три сына сослали в лагерь на севере страны, где они строили какие то военные объекты. Потом один из них вернулся после войны инвалидом, остальные два были расстреляны НКВД. Советская власть не давала им покоя, даже двум младшим девочкам школьницам, учившимся со мной в одном классе, как это трудно жить, когда даже учителя позорили их на каждом шагу и снижали оценки»

    777.jpg
    Курск. Немецкие военнослужащие у кинотеатра им. Щепкина

    Kursk_nemci_1941.png

    Kursk_nemech_1941.png

    phoca_thumb_l_foto_42-11.jpg
    Впереди Знаменский собор, направо ул. Дзержинского

    photo-2.jpg
    Угол Ленина и Можаевской. Здесь было ГЕСТАПО

    photo-27.jpg
    Улица им. Ленина. Справа здание роддома №1

    photo-25.jpg
    Район пл. Перекальского. Немецкий регулировщик

    Последние фотографии архива лейтенанта В. Григата. Курск, февраль 1942г


    1942 Kursk im Februar-Nr.29_16-18c_cr.jpg

    Die letzten Bilder des Archivs Lt. W.Grigat....Kursk im Februar 1942 - Nr.29_02-03_kursk.jpg

    Die letzten Bilder des Archivs Lt. W.Grigat....Kursk im Februar 1942 - Nr.29_07.jpg

    Nr.29_08a-10_cr.jpg
    Надпись: женщины выцарапывают уголь из мёрзлой земли. Февраль 1942


    Februar 1942 Kursk - Wasser! Wasser! - Nr.29_08b-10_cr.jpg
    Водовоз.

    Februar 1942 Kursk - Wasser! Wasser!-Nr.29_08c-10_cr.jpg

    Am Stadtrand von Kursk - Wasserholer mit Pferd - 1942 Kursk im Februar-Nr.29_11c-13_cr.jpg
    "На окраине Курска - Водовозы на лошадях"

    Man holt mit dem Pferd Wasser...-Nr.29_14-a15_cr.jpg
     
    PaulZibert и Андрей Бутерман нравится это.
  2. Wolf09
    Offline

    Wolf09 Волк - одиночка

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    11.495
    Спасибо:
    54.382
    Отзывы:
    784
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    s5..jpg
    Оккупированный Курск. Памятник у Знаменского собора иконы Божией Матери "Знамение". http://sobory.ru/article/?object=05799
     
    kotov нравится это.

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)