Смоленская крепостная стена

Тема в разделе "История Смоленска", создана пользователем Dimon, 26 июн 2008.

  1. Dimon
    Offline

    Dimon Полковникъ

    Регистрация:
    9 июн 2008
    Сообщения:
    115
    Спасибо:
    8
    Отзывы:
    0
    Из:
    Смоленск
    Решил выложить свой "труд", посвященный крепостной стене, являющийся некой компиляцией различных источников и собственных изысканий. Была поставлена цель собрать воедино информацию о строительстве, особенностях архитектуры и истории эксплуатации как оборонительного сооружения.
    Некоторые моменты даны упрощенно и тезисно, это связано с существовавшими ограничениями по объему и формату работы. Вместе со мной над материалом работал и мой сын, это так сказать результат семейного творчества.

    Вступление
    Смоленская крепостная стена, в настоящее время, является не только замечательным памятником военного зодчества, но и хранителем героической истории русского народа, мужественно боровшегося за свою независимость и свободу. Она сыграла выдающуюся роль в истории России. Смоленск был стражем государства Российского, давал пример мужества и патриотизма.
    [​IMG]

    Исторические предпосылки строительства Смоленской крепостной стены.
    Смоленск - древний славянский город, который возник в верховьях Днепра, рано начавший играть роль значительного экономического и политического центра.
    В течение трех столетий на русские земли с запада упорно наступали сначала Литва, а затем и Польша. Пользуясь феодальной раздробленностью Руси, в 1404 году литовский князь Витовт захватил Смоленское княжество. Около века Смоленск был под властью литовцев, однако в после трех походов Василия III на Смоленск в 1512-1514 годах, город вновь вошел в состав Руси.
    В течение XVI века Литва при поддержке Польши несколько раз пыталась снова захватить Смоленск (походы воеводы Острожского в 1514 году, набег армии Вишневецкого в 1535 году, Станислава Гиковского в 1568 году и Филона Кмита в 1579 году). Все эти попытки кончились для литовцев и поляков неудачей. Но они не успокоились и примириться с потерей Смоленска.
    Польский король Стефан Баторий еще при вступлении на королевский престол надеялся захватить Смоленскую и Северскую земли. Хотя и было заключено перемирие, но Польша продолжала готовиться к новой войне с Москвой. В 1584 году умер Иван IV, и Стефан Баторий решил воспользоваться начавшейся борьбой в среде бояр, чтобы попытаться вырвать Смоленск путем обмана и шантажа. С этой целью посылается в Москву Лев Сапега. Вместе с этим Польша продолжала готовиться к походу, но по настоянию делегатов западных областей сейм отказал королю в налогах на наем войска. Поездка Льва Сепаги в Москву не принесла желаемых результатов, как в прочем и последовавшее за ней большое посольство во главе с Гарабурдой.
    Стефан Баторий продолжал усиленно готовиться к войне. Смерть его последовала в 1586 году и надолго отложила реализацию польских захватнических планов на востоке. Предвыборная борьба кандидатов в короли втянула Польшу в международные осложнения и правительство было вынуждено искать мира с Москвой. В 1590 году было подписано перемирие на 12 лет.
    Отчего же такое стремлению к контролю над территорией Смоленского княжества? Безусловно, Смоленск является "городом-ключом", открывающим прямой путь к центральному Московскому княжеству. Также Смоленск располагается на экономически выгодном месте: во-первых через него проходил всем известный путь из варяг в греки, во-вторых, он являлся торговым центром в отношениях между Литвой, Польшей и Московским Княжеством. Смоленск имел настолько уникальное географическое и экономическое положение в Восточной Европе, что обладание этим городом означало огромное преимущество в войне.
    В 1590 году указом русского правительства Смоленск был превращен в конечный пункт торговли для польских и литовских купцов. Город переставал быть транзитным пунктом, он становился важным торговым центром. Все товары литовцы и поляки должны были продавать смоленским купцам. Таким образом, речь шла об укреплении города не только как стратегического объекта, но и как торгово-экономического пункта.
    Придавая исключительное значение Смоленску, как важнейшему стратегическому пункту и торгово-экономическому центру, 15 декабря 1595 года царь Федор Иванович, по совету Бориса Годунова издал указ: "Государь царь и великий князь Федор Иванович всея Руси повелел князь Василию Ондреевичю Звенигородскому, да Семену Володимировичу Безобразову, да диаком Постнику Шилову, да Нечаю Перфирьеву, да городовому мастеру Феодору Савельеву Коню Ехать в Смоленск : делати : государеву отчину город Смоленск каменой". Вместе с ними царь направил большое количество "дворян честных и повеле град делать на спех, во все грады посла, повеле имать каменьщиков и повеле гаршешников поимать, повеле посадить в Смоленске для каменного и кирпичного дела". Отправится в Смоленск руководители строительства были обязаны "наспех", а прибыть на место "в Рождество Христово (25 декабря), часу третьем или четвертом дни".
    Таким образом было положено начало строительства самого мощного фортификационного сооружения Европы XVII века.


    "Ожерелье Земли Русской".

    Строительство
    Федор Савельевич Конь был выдающимся русским зодчим. Биография, его к сожалению, почти не известна. Мы не знаем ни года его рождения, ни времени смерти. По всей вероятности, Федор Савельевич был выходцем из дворовых людей князей Звенигородских, которые имели вотчину в районе Дорогобужа и принимали активное участи в каменном военно-оборонительном строительстве на Руси того времени. Имя Федора Савельевича Коня упоминается в документах Троицкого монастыря, основанного в 1528 году на довольно оживленном тракте Смоленск-Москва в Болдине, близ Дорогобужа. Ряд исследователей предположительно считают Ф.С. Коня выходцем из этого монастыря.
    Первое крупное сооружение, созданное Конем - Белый город в Москве, возведенный во второй половине 80-х и начале 90-х годов XVI века. Девятикилометровая белокаменная стена с 28 башнями была одним из лучших фортификационных сооружений того времени и высокохудожественным архитектурным произведением. Построив ее, зодчий выписал новую страницу в историю не только русской, но и мировой архитектуры.
    И вот теперь Федору Савельевичу предстояло возвести новое грандиозное оборонительное сооружение - Смоленскую крепостную стену.
    Прежде, чем приступить к работам в Смоленске, зодчий, повидимому, детально познакомился с Московским Кремлем, который в значительной степени послужил образцом. Планируя крепостную стену в Смоленске, он решил использовать прежний опыт: полубутовую кладку, кладку цоколя с валиком, устройство арок на внутренней стороне стены, ограждение боевого хода зубцами в виде ласточкиного хвоста, формы угловых и промежуточных башен, применение белокаменных деталей, контрастно выступающих на фоне кирпичной кладки. Конь не был бы выдающимся архитектором, если б ограничился компиляцией старых сооружений. Он пошел дальше. Он творчески и с присущим ему талантом подошел к накопленному опыту, критически перебрал его, внес много нового, не свойственного прежним подобным сооружениям. Проект предусматривал, что смоленская крепостная стена будет выше своих предшественников, да и башен там будет больше. Многие исследователи склоняются к тому, что при проектировании и строительстве стены активно использовался новаторский для того времени прием - макетирование. С помошью него были отработаны и расчитаны все основные элементы конструкции стен и башен. Именно это и позволило завершить такое грандиозное строительство в весьма сжатые (даже для нашего времени) сроки.
    План строительства крепости, составленный зодчим, характеризует его как человека, до тонкости знавшего все сложности организации строительных работ небывалого масштаба, и как крупного военного специалиста, возводившего крепости не только с учетом сложившегося плана города и требований русского военного зодчества, но и в соответствии с достижениями мирового военного искусства той поры. Намечая контуры крепости Федор Савельевич Конь принимал во внимание старые деревоземляные укрепления города. Но он полностью не повторял их конфигурацию, новая крепость по своим размерам превосходила прежнюю, к тому же ее контуры приближены к глубоким оврагам, являвшимся прекрасным естественным защитным рубежом Смоленска.
    К весне 1596 года подготовительные работы были закончены, и "ближний великий боярин" Борис Годунов лично приехал в Смоленск и в торжественной обстановке произвел закладку крепости. Годунов с восхищением писал царю: "Построим мы такую красоту неизгладимую, что подобно ей не будет во всей поднебесной:"
    Для постройки стены были отписаны в казну все кирпичные заводы в городе и его окрестностях, а каменщики были собраны из ближних и дальних городов государства. На территории Смоленска и в его окрестностях были выстроены новые сараи и печи, где для постройки стены обжигали кирпич.
    Материалы, использованные при постройке стены были не только местными. Известь жгли в Бельском уезде, белый камень для фундаментов везли из Старицы и Рузы.
    Сваи для фундаментов крепости делались и доставлялись крестьянами дворцовых сел по повинности, остальные работы производились наемными людьми. Всего же на возведение стены работало около 6 тысяч человек. Следует уточнить, что это был первый случай в истории российского государства, когда официально был использован вольнонаемный труд.
    Так же по государстве был наложен запрет на возведение какого либо каменного сооружения до окончания постройки стены.
    Работы по сооружению смоленской крепостной стены развернулись полным ходом. Вся территория города представляла собой сплошную строительную площадку. На улицах, в проездах, в пригородах высились штабеля бревен, досок, камня, кирпича, песка. Вдоль будущей стены возвышались приспособления для подъема тяжестей. Неумолкаемо грохотали камнедробилки. В мастерских шлифовали камни.
    В связи с тем, что нападения на город чаще всего ожидалось с запада, сначала строили именно эту часть стены. При постройки башен, сооружали подземные галереи, в дальнейшим через них в осажденный город доставлялось продовольствие, поддерживалась связь с внешним миром.
    С окончанием смоленского "городового дела" очень торопились, так как в январе 1603 года истекал двенадцатилетний договор о перемирии с Польшей. Спешка с окончанием работ отразилась на качестве одного из участков стены. В 1600 году кладку стен в восточной части вели даже глубокой осенью, чего раньше не делали. Этот участок потом оказался самым слабым, что помогло Сигизмунду III. Именно через этот участок поляки ворвались в город после 20-месячной осады.
    В основном крепостная стена была закончена в 1600 году, но до 1602 года продолжались мелкие работы. В этом (1602) году стена была освящена. Ко дню освящения Борис Годунов прислал в Смоленск образ Смоленской Богоматери, писанный художником Посником Ростовцем. Этот образ был установлен в нише над Фроловскими воротами и считался чудотворным.

    Архитектурные и технические особенности
    Построенная стена имела вид неправильного многоугольника, разделенного башнями на 38 частей, прясел. Если принять во внимания сведения смоленских историков, параметры стены после постройки были следующими: длина без круглых башен, выступающих наружу - 2488 1/2 саженей, то есть приблизительно 6,4 км; высота 4-6 саженей (от 8 до 12 метров); толщина 2 - 3 сажени (от 4 до 7 метров). Различия зависят от характера мест расположения прясел.
    Среднее расстояние между башнями равнялось 150-160 метрам. Однако на юге, где местность была открытая, они были расположены кучнее.
    Основание смоленской стены состоит из дубовых свай, забитых в дно специально вырытого котлована. Они вбивались рядами, а пространство между ними заполнялось утрамбованной землей. В других местах, например, в южной нагорной части Смоленска или же на холмах восточной части города, стена могла быть поставлена прямо на материк.
    Фундамент стены довольно широкий, сильно суживающийся кверху, сложен из больших белокаменных блоков. Внизу стена сложена из правильных, хорошо отесанных прямоугольных блоков белого камня длиной, количество рядов блоков от 3 до 20. Вверху - из хорошо обожженного кирпича. Кладка стены выполнена полубутовой техникой. Она состоит как бы из двух вертикальных стенок, пространство между которыми заполнено бутом. Наружные стенки сложены из нескольких рядов кирпича, кладка лицевых рядов крестовая с плотными швами известкового раствора. Ряды кирпича, как правило, горизонтальные, но в северо-восточной части, где стена круто спускается к Днепру, они наклонны и как бы повторяют рельеф местности. Забутовка пространства между стенками состоит из околов белого камня, залитых известковым раствором. Местами в забутовке видны вкрапления из булыжных камней, каменных ядер и кирпичного боя. До верха стены бут не доходит, так как ближе к боевому ходу она сплошь выложена из кирпича.
    Снаружи плоскость стены совершенно отвесна и только внизу она имеет слегка уширенный цоколь, ограниченный сверху белокаменным, полукруглым в разрезе валиком, который, выступая наружу на 10 см, переходит на башни и охватывает крепость по всему периметру.
    Чтобы пропустить воду многочисленных ручьев, сбегавших по балкам и оврагам к Днепру, Федор Конь сделал в северной части стены специальные трубы. Это было важным инженерным решением, освобождавшим город от излишков ключевой воды и предотвращавших тем самым разрушение береговой стены. Трубы закрывались железными решетками, не дававшими возможности проникнуть в город вражеским лазутчикам.
    Тыльная сторона стены расчленена арками, которые представляют собой как бы плоские, заглубленные в стену ниши.
    [​IMG] [​IMG] [​IMG]

    Одни из арок глухие, другие снабжены боевыми камерами. Как правило, между арками с камерами находятся по две глухие арки. Камеры арок довольно большие, сводчатые и весьма высокие. В торцовых стенках ниш камер находится подошвенный бой стены. Он состоит из небольших, расширяющихся внутрь печур и довольно узких, суживающихся наружу бойниц. Снаружи арочные отверстия бойниц расположены непосредственно под валиком цоколя и по краям обведены двойными прямоугольными рамками из тесанного кирпича, напоминающими оконные наличники. Некоторые глухие арки снабжены пролазами ("калитками", "форточками"). Они предназначались для удобства сообщения жителей города с окрестностями и в случае необходимости могли быть полностью заложены.
    Важной особенностью смоленской стены является второй, средний, ярус боя. Как и у подошвы, он размещен в довольно просторных сводчатых камерах, выложенных в толще кладки. В плане эти камеры не только прямоугольные, но и трапециевидные. В сторону пространства крепости они открываются довольно широкими арочными проемами, размещенными в устоях арок. Отсутствие следов каких-либо дополнительных устройств рядом в стенах позволяет утверждать, что в эти камеры поднимались по приставным деревянным лестницам. Боевые отверстия камер среднего боя, так же как и камер подошвенного боя, состоят из бойниц и расширяющихся внутрь печур и имеют снаружи двойное рамочное обрамление из тесанного кирпича. Однако здесь рамки снабжены треугольными фронтончиками, которых нет у подошвенного боя. Благодаря им оформление бойниц еще больше сближается с наличниками окон гражданских и церковных зданий.
    В толще стен у воротных башен Федор Конь выложил также узкие сводчатые лестницы.
    Ширина боевой площадки смоленской стены 4 - 4,5 м. (По преданию Борис Годунов говорил, что по ней можно проехать на тройке) Поверхность боевой площадки имела кирпичную выстилку, местами сохранившуюся и теперь под слоем дерна. С наружной стороны боевая площадка ограждена зубцами. Как правило, глухие зубцы чередуются с боевыми. Промежутки между зубцами имеют низкое заполнение, прикрывавшее воинов, стрелявших с колена. Бойницы зубцов трапециевидные, суживающиеся наружу. Сверху бойницы зубцов перекрыты напуском кирпичной кладки. Высота зубцов "сажень", а "меж зубцов простого места от зубца до зубца по пол аршина и по десяти вершков". Зубцы в основном оканчиваются "ласточкиным хвостом", но на некоторых пряслах они ровные. На внутренней кромке боевого хода стояли столбы, служившие опорой для прогонов кровли и стояками для деревянных тетив ограждения. Друг от друга столбы отстоят на 2,8 м. Cтолбы соответствуют зубцам стены, они поставлены так, что каждый из них прикрывает боевой зубец, причем глухие зубцы оказываются при этом в створе между столбами. Стены и башни были покрыты тесом, кровля была двухскатной.
    По окончании постройки стена имела 38 башен. По форме они делились на четырехугольные и круглые (шестнадцатигранные). Несмотря на такое деление каждая башня была уникальной.
    9 из них были четырехугольными воротными башнями, то есть имели проезжие ворота: Молохвская, Фроловская, Пятницкая, Лазаревская, Крылошевская, Авраамиевская, Никольская и Копытинская. Двое из ворот (Молоховские и Фроловские) имели внутри прямой проезд, а остальные - коленчатый, в виде буквы "Г" - для более эффективной защиты во время нападения на город. Башни были исполнены в двух или трех ярусах, за исклю-чением Молоховской (4 яруса) и Фроловской (5 ярусов). Они имели несколько уровней боя: нижний, средний, другой средний, а так же под кровлей. Над воротами по православному обычаю снаружи и изнутри были установлены иконы в специальных углублениях. Наличие проездных ворот в башнях - это в основном указатель того, какое именно предместье было наиболее многочисленно и нуждалось в надежной связи с крепостью. Главным образом такие башни располагались на севере и востоке. На юго-западе их было всего две, а на западном участке - ни одной. Отсутствие там башен с воротами было спланировано при строительстве, так как именно с этой стороны к Смоленску обычно подходили захватчики.
    [​IMG] [​IMG] [​IMG]

    Остальные четырехугольные башни были глухими, то есть не имели проезда. Все были исполнены в четырех ярусах. Различались только по размерам и по степени выноса за стену. Таких башен было 13.
    Четырехугольные башни чередовались с 16 круглыми (шестнадцатигранными). Многогранные башни были устроены с выносом их за линию крепости. Одни башни как бы примыкают к стенам, а другие - скрепляют их углы. В литературе последние часто называются Грановитые. Используется две трактовки происхождения этого названия: первое из-за шестнадцатигранной формы, второе - из-за того, что эти башни стояли как бы на гране (изломе) стен. Такое расположение увеличивало сектор обстрела и давало возможность вести огонь с башни и вдоль стены. Можно предположить, что некоторые их них были связаны со "слухами" (подземными галереями и ходами), проходившими снаружи вдоль стены. От прямоугольных глухих многогранные башни отличались не только размерами, формой и наличием граней, но и поясом вытянутых навесных машикулей, позволявших вести обстрел подножья башен. Бойницы боевых ярусов у многоугольных башен были расположены в шахматном порядке.
    [​IMG] [​IMG] [​IMG]
    Четырехугольные и многогранные глухие башни делились на боевые ярусы в основном деревянными мостками, хотя некоторые перекрытия были и сводчатыми. Конструкция боевых камер в башнях практически не отличается от боевых камер прясел.
    Из ансамбля всех Смоленских крепостей более всего выделялась башня Фроловских ворот. Она стояла в центре северной части стены, прямо перед Большим Днепровским мостом, связывавшим дорогой Смоленск и Москву. Это была самая грандиозная, самая величественная и красивая башня в крепостной стене. Являясь главной башней стены, она во многом определяла ее художественный облик. Не исключено, что именно с этой башни началось строительство смоленских укреплений.
    Первоначально Смоленская крепость имела по кирпичной кладке известковую побелку. Наряду с побелкой крепость имела и раскраску декоративных обрамлений бойниц прясел и башен, некоторых элементов карнизов башен и промежутков между карнизами.
    Таким было второе известное в настоящее время сооружение Федора Савельевича Коня. По живописности места расположения, количеству башен, их монументальности, величавой красоте, богатству декоративной обработки, четкости и плотности расстановки Смоленская крепостная стена не знала себе подобных в русской архитектуре. Гордо возвышаясь над кручами Днепра, она в самом деле, как драгоценное ожерелье, плавно охватывала Смоленск по периметру и стягивала его разбросанную застройку в одно целое.

    На страже государства Российского.

    Оборона Смоленска в 1609-1611 гг.
    В 1608 году Сигизмунд III приступил к подготовке похода на Москву. В начале сентября 1609 года он выступил, стараясь идти на Москву прямым путем через Смоленск.
    В распоряжении Смоленского воеводы Михаила Борисовича Шеина было немногим более 5 тыс. человек, из которых 4000 - ополченцы из посадских людей и крестьян, плохо обученные ратному делу, и около 170 орудий. Смоленский гарнизон располагал достаточным количеством боеприпасов, в основном складированных в подвалах Успенского собора Владимира Мономаха. Непосредственно обороной занимались порядка 2500 человек, остальные находились в резерве и представляли собой вылазную часть гарнизона. В основном вылазки приходилось совершать для пополнения запасов воды и дров.
    5 сентября 1609 года Сигизмунд прибыл в Оршу, 20-го в Смоленск был послан Универсал или Манифест о сдаче города. Защитники Смоленска сдавать город отказались. Вскоре передовые части литовского канцлера и несколько казачьих рот подошли к Смоленску, где имели стычку с русскими войсками и вынуждены были отступить. Взять город неожиданным налетом не удалось.
    Первый штурм продолжался 3 дня - с 25 по 27 сентября. Поляки вели интенсивный обстрел города, но, не располагая достаточным количеством осадной артиллерии, они не могли причинить серьезного вреда укреплениям, а раскаленные ядра, которыми бомбардировали город с целью вызвать пожары, тушились, к тому же приближалась дождливая осень. Поняв бесполезность новых попыток штурма, Сигизмунд III дал приказ перейти к осаде.
    В тактике поляков по штурму города выделялись следующие правила: город атаковали ночью или на рассвете; нападали в прямо противоположных местах крепости, дабы не дать смоленским воеводам сосредоточить максимум сил на опасном участке; каждой атаке предшествовал усиленный обстрел крепости раскаленными ядрами, рассчитанный на то, чтобы пожарами посеять панику и отвлечь защитников на их тушение; также к тактическим приемам можно отнести моральное воздействие на защитников, как то: выступление под крепостной стеной смолян-предателей, уговаривавших защитников сдать город, различные диверсионные акты, разложение дисциплины, провокация выступлений недовольных.
    За долгий, более чем двадцатимесячный, период осады поляки применяли все вышеперечисленные методы. Но первое время они предполагали взять крепость штурмом. Перед осадой польские агенты и "доброхоты" должны были произвести очень важную диверсию: поджечь порох, который хранился под Мономаховым собором, однако заговор был раскрыт, а диверсию удалось предотвратить. Поляки пытались делать подкопы, однако смоленский воевода узнал о них еще в первые дни приступа.
    Уже в первую зиму осады в крепости начались тяготы. В нее собрались несколько десятков тысяч окрестных жителей. Не хватало помещений, где их можно было бы расселять, многие жили в землянках. Не хватало дров. Были проблемы с едой и водой.
    10 июня 1610 г. под Клушиным (20 км севернее Гжатска) 9-тысячным корпусом Жолкевского было наголову разбито 20-тысячное русское войско Д. Шуйского, шедшее на помощь Смоленску. Это повлекло свержение в июле царя Василия Шуйского, приход к власти "семибоярщины". Надежд у защитников Смоленска на снятие осады фактически не осталось, но они продолжали сражаться. 18 июля, сосредоточив у башен у Копытецких ворот практически всю осадную артиллерию, польским войскам удалось разрушить, находящуюся рядом, четырехугольную башню и соседние с ней. Теперь защищающиеся укрывались за старым валом, проходившим параллельно крепостной стене. 11 августа новый ожесточенный штурм - и снова он был отбит с большими потерями для польской стороны. 21 сентября поляки вошли в Москву, а в конце ноября была предпринята попытка четвертого штурма.
    Осада продолжалась. Зимой 1610/1611 гг. положение осажденных еще более осложнилось. Некому было добывать топливо. К лету 1611 года ос-тавалось лишь около 200 человек, способных держать оружие. Однако только после того, как предатель А. Дедешин, убежав из города, указал королевским войскам непрочное место на восточном участке стены и рассказал о бедственном положении гарнизона, был назначен 5-й штурм. В ночь на 3 июня поляки сделали приступ и Смоленск был взят. Шеин, сражавшийся на Коломенской башне с 15-ю товарищами, был взят в плен, отправлен в Литву, где пробыл 9 лет. Остававшиеся в живых смоляне укрылись в Успенском соборе вместе с семьями и имуществом и взорвали себя.
    Так закончилась 20-месячная оборона Смоленска. Несмотря на поражение, смоленские защитники сумели в течение длительного времени оттянуть на себя большие силы интервентов, позволив собрать ополчение. Они служили примером борьбы всем жителям Московского государства.
    Крепостные сооружения в целом выдержали суровый экзамен вместе с их защитниками. Во время осады были разрушены и больше не восстанавливались башни около Копытецких ворот.

    Смоленская война 1632-1634 гг.
    Овладев Смоленском, поляки прежде всего занялись исправлением городской стены. На месте взорванной четырехгранной башни и части стены была устроена пятиугольная земляная крепость в высоту городской стены. 3 бастиона этой крепости находятся снаружи, а 2 - внутри города. К 1633 г. эта крепость была приведена в полный порядок, для чего были разобраны соседние с ней 2 полуразрушенные многогранные башни, а ближайшие части стены были сложены вновь, так, что концами своими они непосредственно примыкали земляным валам крепости. Кроме того, к прилегающим частям стены были сделаны длинные быки, и сами валы внизу обложены камнем.
    Новая война за Смоленск развернулась в 1630-х годах. В апреле 1632 г. умер Сигизмунд и пытаясь воспользоваться обычным для Польши состоянием бескоролевья с его неурядицами и внутренней борьбой, Россия послала под Смоленск войско примерно в 35 000 человек. Помимо русских, полков там были и иностранные наемные отряды. Во главе армии поставили воеводу М.Б. Шеина, так хорошо проявившего себя при обороне Смоленска.
    Все действия русского войска в Смоленской войне 1631-1635 гг. отличает нерешительность. Это заметно уже по движению войска к Смоленску. Путь в 384 версты отнял у Шеина 4 месяца. Объяснялся такой темп плохим состоянием дорог. За это время поляки сумели преодолеть бескоролевье, королем был избран энергичный Владислав, и усилили слабый гарнизон Смоленска (который насчитывал вначале лишь около 1000 человек).
    Осадив город Шеин начал бить его пушками. Но малые пушки не причиняли стенам вреда, а большие осадные подошли только в марте 1633 года. Русские войска не предприняли никаких активных боевых действий против стоявшего около Красного небольшого 5000-го отряда поляков, хотя перехваченные донесения сообщали, что ежели бы этот отряд был разбит, то вполне вероятно, что город бы сдался, потому что польские защитники города испытывали те же трудности с недостатком дров и еды, а также умирали от болезней.
    17 марта, сразу после подвоза осадных орудий, началась бомбардировка города. Была разбита стена между Молоховскими и Еленинскими (Никольскими) воротами (около Антифоновской и Евстафьевской башен), но приступа сделано не было. Два основных штурма произошли 26 мая и 10 июня 1633 г. В подкопе было взорвано 250 пудов пороху. Была разрушена Грановитая башня и сильно пострадала Антифоновская. Но из-за ошибки в расчетах камни взорванных стен и башен обрушились на готовящиеся к штурму полки. Кроме того все приготовления происходили днем, не внезапно. Однако поляки, знавшие о работе русских, с внутренней стороны башни успели насыпать земляной холм и тем самым защитить крепость от проникновения в нее московских войск. Атака была отбита, а на месте башни холм остался и сохранился до наших дней как часть Шеинова бастиона.
    Неудачей закончилась и вторая попытка штурма. После этого русские войска вновь перешли к осаде.
    В конце августа под Смоленск прибыли основные войска короля Владислава. Поляки решили сразу попытаться разблокировать город. Первая попытка прорваться не удалась. Но уже 10-11 сентября польским войскам удалось захватить укрепления у Петропавловской церкви и по мосту установить сообщение между королевским лагерем и гарнизоном. Хотя осады уже как таковой не было, Шеин стал устраиваться в окопах на вторую зиму. Полякам в начале октября удалось обойти русские войска. 9-го октября русские пытались разблокироваться (переправившись на правый берег Днепра штурмом взять Жаворонкову гору), но поляки сумели отбить атаки русских войск. В итоге осаждающие сами оказались осажденными, и даже не в городе, а в окопах.
    16 февраля 1634 г. было заключено соглашение о сдаче русскими вой-сками своих позиций и 19 февраля остатки русского войска оставив укрепления (а также отдав неприятелю около 120 орудий) ушли в Москву.
    По возвращении в Москву Шеин со своим родственником Измайловым в апреле 1634 г. был казнен, обвиненный боярами в измене, а более родовитые воеводы были сосланы в Сибирь. Утверждалось, что он во время польского плена целовал крест польскому королю не воевать против него и именно по этому бездействовал во время осады и даже мешал другим.
    Историки не сомневаются в том, что прямой измены Шеина не было. Но вот оценка вины его в поражении русских войск в Смоленской войне различается у разных исследователей.

    Возвращение Смоленска в состав Русского государства в 1654 г.
    В 1654 году на московский престол вступил Алексей Михайлович, а в Польше через три года королем стал Ян Казимир. Притеснения православных в Польше вызвали восстание казаков под руководством Богдана Хмельницкого и присоединение левобережной Украины к России в 1654 г. Между Москвой и Польшей началась новая война. В феврале 1654 года русские войска стали стягиваться к польским границам, а в мае выступил к Вязьме и сам царь.
    Моральное состояние польских войск было плохое. Дорогобуж и Белая были взяты без боя - поляки отошли к Смоленску, а посадские люди открыли ворота. В конце июня - начале июля войска Алексея Михайловича уже стояли под Смоленском. К 30 000 московского войска присоединились 2 казачьих полка, присланных Богданом Хмельницким. Защитников в Смоленске было всего около 2 тыс., пороху недоставало. Шляхта (в особенности православная) не шла на стены и не хотела работать на восстановлении укреплений. К тому же многим не выплачивалось жалование, так что участились случаи, когда защитники перебегали к осаждающим.
    Первый штурм пришелся на 16 августа 1654 г. Пушками был сделан пролом в стене, но ворваться в город не удалось - русские войска были отбиты со стен. Штурм был, по всей видимости, направлен между Днепровскими воротами и Городецкой башней.
    Отчаявшись отбить новые штурмы, поляки 10 сентября начали переговоры о сдаче города и 23 сентября 1654 года Смоленск был сдан.
    Смоленская стена, испытавшая три осады (1609-1611, 1632-1634 и 1654 гг.) довольно сильно обветшала и нуждалась в серьезном ремонте. К этому времени она потеряла 4 башни - три во время осады 1609-1611 гг. (так называемый Королевский пролом) и одну в 1634 г. (Шеинов пролом).
    В 1658 г. смоленский воевода П. Долгорукий сообщает в Москву о плохом состоянии стены и получает распоряжение укрепить ее. У Шеина пролома устраиваются вал и ров, вычиниваются одна башня, восточные и северные участки стен, зубцы. Однако выполненный объем работ, по-видимому, был недостаточен. В 1668 году воевода снова пишет в донесении, что стена во многих местах не покрыта, на башнях и стенах много ветхих мест, рвы осыпались. На починку стены был введен особый налог. Однако работы шли медленно, с проволочками. Несмотря на огромные усилия, стене так и не удалось вернуть ее былую мощь и величие.

    Смоленская стена в период царствование Петра I и Екатерины II.
    Северная война 1700-1721 гг. вновь делает Смоленск важным стратегическим пунктом. Петр I и до Северной войны не забывал о Смоленске. В августе 1697 г. буря разметала кровлю на стене и на башнях, были сломаны даже некоторые зубцы стены. Получив донесение об этом, Петр дал указание исправить поврежденные зубцы и сделать новую кровлю.
    В августе 1698 года Петр, возвращаясь из-за границы, осмотрел город и обойдя по стене всю крепость и пришел к мысли о необходимости ее укрепления. В январе-марте 1706 года он вновь посетил город, после чего началось сооружение вокруг крепостной стены земляных укреплений. Так от Городецкой башни до Иверовской по берегу Днепра была сооружена земляная крепость, Под Городецкой и другими башнями, расположенными рядом с Днепром, были оборудованы пороховые погреба. В районе Королевского бастиона были насыпаны земляные шанцы. В верхней части города ворота и форточки крепости против выездов и выходов во рвы также были защищены земляными насыпями. По всему внешнему периметру стены были сооружены траверзы, углублен и частью вырыт вновь ров, перед башнями сооружены бастионы, а так же батареи, защищавшие восточную сторону стены (остатки этих укреплений сохранились до настоящего времени в районе башни Орел).
    Кроме этого, на правом берегу Днепра на месте существовавшего небольшого примостного укрепления, было развернуто строительство новой земляной крепости, для прикрытия днепровского моста, соединявшего город с Заднепровским предместьем. Впоследствии этого укрепление называлось "Новой земляной крепостью".
    В 1705-1708 гг. Смоленск стал базой русских войск в Северной войне. Здесь сосредотачиваются запасы, подкрепления и резервы. В 1707 г. сюда был прислан царевич Алексей для надзора и распоряжений по доставке в армию продовольствия и оружия. В июле 1708 г. Петр разбил под Лесной корпус генерала Левенгаупта, захватил весь его обоз и вынудил Карла изменить свои планы, заставив его вместо похода на Смоленск повернуть на плодородную Украину. В честь победы под Лесной в Смоленске было устроено торжественное празднование. На плацу (на месте нынешнего Блонье) Петр принимал поздравления. После Полтавской битвы, возвращаясь в Москву, Петр проезжал через Смоленск и был встречен там пушечной пальбой (салютом).
    После Северной войны, в связи с ослаблением Польши, Смоленск начинает утрачивать свое значение и крепость приходит в запустение. В июле 1722 года по небрежности канонира взлетела на воздух Городецкая башня вместе с пороховым складом. Брешь была заделана кирпичом. В Королевском бастионе были устроены казематы для содержания политических заключенных.
    При Екатерине II в 1763 г. все русские крепости были разделены по округам, Смоленская крепость была причислена к Лифляндскому округу. В 1773 г. по первому разделу Польши к России отошла Белоруссия, Смоленск оказался далеко от границы и его крепость была упразднена. Стены и башни начинают разрушаться. В 1782 г. были разобраны по ветхости Верзена (Иворовская) и Крылошевская 4-угольная башни. В конце XVIII века была разобрана Днепровская башня. Уже в 1787 г. над воротами была устроена деревянная церковь, а в 1795 году на ее месте заложена каменная, освященная в 1800 г. В 1811 г. эту небольшую церковь разобрали и на ее месте выстроили новую, более обширную.
    Рядом с Воскресенской (Пятницкой водяной) башней был устроен арестантский острог. Сама башня была перестроена, и в 1808 в ней была устроена церковь во имя св. Николая для арестантов.

    Отечественная война 1812 г.
    В 1812 году, во время Отечественной войны с Наполеоновскими войсками, Смоленск вновь стал местом ожесточенных сражений. К этому времени сохранились 29 из 38 башен стены.
    Смоленск надо было защищать, так как если бы Наполеон занял его, он оказался бы к Москве ближе, чем все наши войска. Но оборона города 4 августа была делом тяжелым. 13-ти тысячный корпус Раевского должен был выдержать натиск огромной армии Наполеона. К этому времени из Смоленска уже уехало большое часть населения (в том числе губернатор и архиерей). Увезли и икону Смоленской Божьей Матери.
    Наполеон подковой от Кловки до Рачевки обложил город многочисленными войсками. После артиллерийской подготовки утром 16 августа корпус маршала Нея тремя колоннами пошел в атаку. Центральная колонна во главе с Неем двигалась на королевский бастион. Несколько раз французы бросались на укрепления, неся огромные потери, но всякий раз терпели поражение. Атаки были отбита так же и на других участках.
    После неудачных штурмов Наполеон приказал громить укрепления и город артиллерией.
    Около полудня к городу форсированным маршем подошел со второй армией Багратион. Ночью на 17 августа прибыла и первая армия Барклая де Толли. Обе армии расположились на правом берегу Днепра. Тем самым план Наполеона отрезать под Смоленском путь отхода русских войск был сорван мужественной обороной корпуса Раевского.
    В 4 утра 17 августа французы начали ураганный обстрел Смоленск и его крепости. Обстрел чередовался со штурмами. Наполеон ждал, что откроются смоленские ворота и выйдут русские войска, чтобы вступить в генеральное сражение. Но Барклай де Толли не хотел идти на явное поражение.
    Получив известие об отступлении Багратиона, он дал команду начать об-щую атаку на город. Ней атаковал Краснинское предместье, Даву - Мстиславльское, Понятовский - Никольское предместье и Рачевку. Особо отличились поляки, которым Наполеон сказал перед началом сражения: "Поляки - Смоленск принадлежит вам!" Неприятелю удалось было занять предместье у Молоховских ворот (там атаковал Даву), но 4-й егерский полк из корпуса принца Евгения Вюртембергского штыковой атакой вновь выбил неприятеля в поле.
    В этот день Смоленск был разрушен почти полностью артиллерийским огнем и пожарами. Из 2500 домов остались только 350. Защищать дальше развалины Смоленска было трудно и опасно. Барклай де Толли приказал ночью вывести войска из города за Днепр и сжечь за собой мост.
    Ранним утром польская бригада вступила в горящий, мертвый город. В 8 часов утра, через Никольские ворота, въехал и сам Наполеон, так и не дождавшись cдачи города.
    Вскоре единым военачальником всех русских сил был назначен Кутузов, 26 августа произошло Бородинское сражение и 2 сентября Наполеон вошел в Москву, где продержался до 10-го октября. Не сумев пройти на калужскую дорогу, наполеоновские войска вынуждены были возвращаться старым смоленским путем.
    8 октября Наполеон вторично вступил в Смоленск. Ожидания французских войск, страдавших от холода и голода, найти в Смоленске приют и обильные запасы не оправдались: город лежал в развалинах. Чтобы оградить от расхищения те немногие запасы, которые были собраны, Наполеон приказал закрыть Днепровские ворота и не пускать солдат в город. Но те ворвались в город, разбив ворота и разграбили то, что было приготовлено для наполеоновской гвардии. Отход французов из Смоленска начался в последний день октября. 2 ноября рано утром выступил и Наполеон.
    Уходя, по приказу императора, французская армия подвела заряды под все башни и стены города. Всего последовало 8 взрывов. Остальные были предупреждены русскими войсками, следовавшими по пятам за отступавшими французами. Были взорваны 9 башен: Воскресенская, Никулинская, Богословская, Казанская, Козодавлевская, Малая четырехугольная, Стефановская, Молоховские и Лазаревские ворота. Пострадал и Королевский бастион.
    После 1812 года Смоленск лежал в развалинах. За заботами об удовлетворении насущных нужд жителей стена была совершенно забыта. В связи с восстановлением и новым строительством большого числа зданий в Смоленске кирпич стал чрезвычайно дорог и груды кирпича от разрушенных башен и участков стены пошли в дело. Смоленские губернаторы разрешали в порядке благотворительности брать кирпич из развалин. Это приводило не только к расчистке завалов, но и к разборке ряда уцелевших участков. Смоленская стена (а также развалины старых храмов и прочих строений) служила поставщиком дарового материала для этих работ.

    Заключение.
    В 1842 году Смоленская стена была официально передана от военных в гражданское ведомство, что, впрочем, не сильно изменило ее состояние. Денег на ремонт стены не выделялось, она по-прежнему продолжала ветшать. В июне 1868 года последовало повеление разборку стены прекратить. Александр II написал на докладе министра внутренних дел: "Смоленская городская стена, представляющая собою один из древнейших памятников отечественной истории, назначена к сломке. Было бы желательно более внимательное охранение древних памятников, имеющих, подобно Смоленской стене, особое историческое значение". Во исполнение Высочайшей воли в Смоленск был командирован академик архитектуры К.Я. Маевский. В своем заключении Маевский писал, что главная причина разрушения стены - это разборка ее местными жителями.
    Наложила свой отпечаток на состояние стены и деятельность местных властей в период после 1917 г. Известно, что именно в этот период стену как сооружение, чуждое рабоче-крестьянскому мировосприятию, чуть не разрушили полностью. В 30-е года были разобраны 3 башни (Гуркина, Евстафьевская, Молоховская) и значительные участки прясел в районе современных пл. Смирнова, ул. М. Жукова, ул. Бакунина. Полученный кирпич использовался на стройках сталинских пятилеток (в частности гостиница "Смоленск" и универмаг на пл. Смирнова).

    За время войны 1941-1945 гг. крепостная стена пострадала как от действий немецких, так и советских войск, хотя как фортификационное сооружение военными уже не использовалась и боев с ее использованием не было. По воспоминаниям ветеранов крепостная стена использовались во время налетов на город советской авиации, с ее башен подпольщики проводили целеуказание бомбардировщикам осветительными ракетами.
    В послевоенные годы башни крепости использовались и под жилье (в период восстановления города), и под музеи, и под помещения для организаций.

    К настоящему времени сохранилось 10 участков стены и 17 башен: 14 построенных под руководством Ф.И. Коня и 3 восстановленные в последующие годы. На месте еще 2-х разрушенных башен возведены новые строения (музей ВОВ и здание православной гимназии), поэтому иногда в литературе говорится о 19 сохранившихся башнях.
    С середины 80-х годов XX века предпринимаются действия по восстановлению стены. Но, по оценке краеведов эти меры зачастую недостаточны и малоэффективны. К тому же современные материалы малопригодны для этих целей. Поэтому уже сейчас многие восстановленные участки стены нуждаются в новом ремонте.
    Свой "вклад" вносят и смоляне. Башни, в которые имеется свободный доступ, завалены горами мусора и фекалиями.
    Башни (особенно восточной части стены) медлено разрушаются, что отчетливо видно при анализе фото разных периодов (от начала века до наших дней) башни Орел. Специалисты рисуют совсем не радужные перспективы - к 2030 году, при сегодняшнем положении дел, уникальный памятник русского военного зодчества может быть потерян безвозвратно!

    Список литературы:
    1. Андреев И.В., Маковский Д.П. Доисторические и исторические памятники города Смоленска и его окрестностей. - Смоленск, 1948. - 120с.
    2. Архитектурные памятники Смоленской области. Католог. - Москва 1987.
    3. Журавлева Л.С. Смоленская крепость // Вопросы истории. 1993. - №4 -стр.151-154
    4. Каменное ожерелье России. - Смоленск.: СГПУ, 1999. - 192с.
    5. Косточкин В.В. Крепость Смоленска. - Москва, 2000. - 40с.
    6. Курзов Г.Л. О крепости старой: - Смоленск: Библиотека журнала "Го-ды", 2003. - 80с.
    7. Маковский Д.П. Героическое прошлое Смоленщины. - Смоленск: ОГИЗ, 1946. - 103с.
    8. Орловский И.И. Смоленская стена 1602-1902. - Смоленск, 1902. - 218с.
    9. Сапожников Н.В. Оборонительные сооружения Смоленска (до постройки крепости 1596-1602 гг.) // Смоленск и Гнездово. - Москва, 1991, стр. 50-75.
    10. Смирнов И.А. Смоленск - город русской славы. - Москва.: Моcковский рабочий, 1982. - 158с.
    11. Смоленск: путеводитель. - Москва: Московский рабочий, 1974. - 221с.
    12. Смоленская крепость 400 лет. - Смоленск: ООО "Русич", 2002. - 10с.
    13. Смоленский край в истории СССР. - Смоленск.: Моcковский рабочий. Смол. отделение, 1984. - 78с.
    14. Фролов Б.П. Героическая оборона Смоленска в 1609-1611 гг. // Военно-исторический журнал, 1987. - № 6 - cтр. 73-78

    Прим.: В литературе часто одна и таже башня носит разные названия. Это не ошибка. Официального названия у башен в основном не было, а народные (неофициальные) менялись и трансформировались с течением времени, применительно к новым строениям (в основном церквям) и тому, подо что башня использовалась. Примером может служить Еленинская башня, названная в последствии Никольской (Никольскими воротами) по названию церкви, находившейся в непосредственной близости. Примерно так же менялось название и другой башни - Пятницкая (Водяные ворота, Воскресенская).
     
    Festor нравится это.
  2. smolalex
    Offline

    smolalex «Старая Гвардия SB»

    Регистрация:
    28 апр 2008
    Сообщения:
    1.285
    Спасибо:
    673
    Отзывы:
    7
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Россия
    Интересы:
    1812
    Народ,интересно,а вдоль стены кроме пробок лежит что нибудь лежит в земле(пули,может наконечники,другая амуниция)?
     
    amiga2005 нравится это.
  3. Ярослав
    Offline

    Ярослав «Старая Гвардия SB»

    Регистрация:
    19 май 2008
    Сообщения:
    788
    Спасибо:
    85
    Отзывы:
    1
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    +1. Очень интересная тема. Я, кстати, очень много раз читал, что все прясла прямые, хотя это не так.
     
  4. Шмяк
    Offline

    Шмяк Консерватор и ретроград

    Регистрация:
    24 май 2008
    Сообщения:
    1.007
    Спасибо:
    154
    Отзывы:
    4
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    возле крепостной стены как раз очень много лежит чего, думаю. Ров, к примеру, перед западным участком (пруд, и далее по Скверу памяти Героев до Смирнова) после освобождения от французов являлся свалкой, куда весь военный мусор скинули. И почти весь 19 век он свалкой и оставался. У сохранившегося восточного участка были бои с поляками. и опять же, примыкающие овраги местом свалок были. Там же где-то на Рачевке, если память не подводит, древнее городище было, увы, утраченное (на его месте брали песок, хотя, какая мелочь и могла остаться). Так что, найти можно что угодно. Другое дело, что в центре никто копать не даст, а на восточном участке территория сильно замусорена и домовладений полно.
     
  5. Андрон
    Offline

    Андрон связной

    Регистрация:
    31 июл 2008
    Сообщения:
    2.404
    Спасибо:
    368
    Отзывы:
    4
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Лопатинскiй садъ
    Интересы:
    эзотерика
    Цитата(smolalex @ 19 Июля 2008 12:09)
    Народ,интересно,а вдоль стены кроме пробок лежит что нибудь лежит в земле(пули,может наконечники,другая амуниция)?

    в самой стене моим другом был найден прекрасный эфес от шпаги с обломком клинка
     
  6. JackNeman
    Offline

    JackNeman Новобранец

    Регистрация:
    11 июн 2008
    Сообщения:
    9
    Спасибо:
    0
    Отзывы:
    0
    Из:
    Смоленск
    Цитата(Андрон @ 31 Июля 2008 15:43)
    в самой стене моим другом был найден прекрасный эфес от шпаги с обломком клинка

    Просто из любопытства: "в самой стене" - это просто внутри валялся или Ваш друг стену ковырял?
     
  7. Dimon
    Offline

    Dimon Полковникъ

    Регистрация:
    9 июн 2008
    Сообщения:
    115
    Спасибо:
    8
    Отзывы:
    0
    Из:
    Смоленск
    Давича, в доме книги на Б.Советской, приобрел очень интересную книгу посвященную Смоленской крепостной стене - Модестов Ф. Э. "Смоленская крепость" (Центр по охране и использованию памятников истории и культуры Смоленской обл. – Смоленск : [б. и.], 2003. – 143 с. : ил.). Очень интересная и полезная работа для всех интересующихся этим вопросом. Книга изобилует чертежами, разрезами схемами по обмерам XVII века и 1939 года. Ряд приведенных фактов относительно строительства и проектирования до селе мне были неизвестны. По некоторым фактам автор дает оценку, отличную от общепринятой, основанную на изучении архивных документов.
    Вобщем настоятельно рекомендую. Кстати, приводится точное расположение некоторых контрминных галерей (опять же по архивам).
     
  8. Iva
    Offline

    Iva Завсегдатай SB

    Регистрация:
    29 сен 2008
    Сообщения:
    259
    Спасибо:
    21
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    К слову, автор этой книги развенчивает несколько стереотипов относительно стены - в частности, относительно ее протяженности. Математическими выкладками он представляет две величины - по внутреннему диаметру и внешнему (включая башни). Модестов нашел ошибку в вычислениях 18 в. и доказал, что протяженность стены по внешней стороне составляла, если не ошибаюсь, 6049 метров, а не 6,4 или 6,5 км, как принятно считать.
    Книга весьма серьезная, как и сам автор :)
     
  9. Шмяк
    Offline

    Шмяк Консерватор и ретроград

    Регистрация:
    24 май 2008
    Сообщения:
    1.007
    Спасибо:
    154
    Отзывы:
    4
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Хе, потрясающий...Много сейчас таких потрясающих развелось. Разница какая между 6 и 6.5 км? В 7,7 процента. Это можно посчитать допустимая погрешностью, особенно, с учетом несовершенства техники измерений в 18 веке. Имеет сие уточнение весьма малую, если не сказать - ничтожную ценность, особенно - для рядового любителя истории, коий и так с точностью до метра длину стены далеко не всегда знал.
    Мне как-то современные книги о стене не очень, репринты разве. Старые лучше, там "живая" история стены.
     
  10. Iva
    Offline

    Iva Завсегдатай SB

    Регистрация:
    29 сен 2008
    Сообщения:
    259
    Спасибо:
    21
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Незнание никого не красит, а любителя истории - неважно, рядового или офицера - тем более. Ошибка, допущенная при замере длины стены, впоследствии просто "копипастилась" краеведами, в том числе дореволюционными. Для науки и краеведения данное открытие Модестова - революция. Форум исторический, поэтому высказывания про "ничтожную ценность" весьма странны - человеку свойственно ошибаться, но настаивает на ошибках известно кто..
     
  11. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.539
    Спасибо:
    967
    Отзывы:
    15
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Книга Федора Эдуардовича Модестова "Смоленская крепость" - это самое подробное и глубое исследование крепости Смоленска, проведенное на современном научном уровне. Этапная работа. Точные измерения крепостных сооружений - это основа научного изучения подобных оборонительных сооружений. Так что оспаривать заслуги Модестова неправильно, да и бесперспективно. Сделать большее в ближайшие сто лет вряд ли кто-то сможет.
     
  12. Шмяк
    Offline

    Шмяк Консерватор и ретроград

    Регистрация:
    24 май 2008
    Сообщения:
    1.007
    Спасибо:
    154
    Отзывы:
    4
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    Так почему никто не применяет это самое "человеку свойственно ошибаться" к Модестову? Ведь через 100 лет, если стена достоит, ее перемеряют, и, не исключено, найдут ошибки уже у Модестова. Я не хочу оспаривать его книгу, тем более, нет текста перед глазами, но если все ее достоинство состоит только в том, что он ее перемерил, какова ей цена? Размерность крепостной стены, это вообще скорее по части фортификации, а не истории, инженер-генерал должен был писать такую работу. И повторюсь снова, ценность этой цифири для подавляющей массы простых граждан и историков любителей - 0. Я пару раз водил экскурсии по стене и поверьте,обходился совершенно без цифр.Вообще. Зато слушатели ахали. когда я показывал, где были укрепления поляков, где был ров, какое устройство имели башни. Вот тот материал, который действительно интересен и массам и историкам. Или Модестов доказал, что проезды во второстепенных воротных башнях был и не коленом, а змейкой? Так невозможно это доказать. Поэтому прошу умерить аплодисменты. Потому что между историками профессионалами и историками любителями подчас довольно весомая пропасть. У нас именно историки профессионалы нас полвека учили и продолжают учить всяким интересным сведениям о Второй мировой войне и иных периодах. Вам книга нравится? Отлично, а мне на основании заявленного здесь - нет. И если незнание точной длины крепостной стены с моей стороны позорит форум - можете форум от меня очистить. А если таки указанное незнание не повод, в таком случае прошу действительно интресные сведения из книги Модестова здесь разместить, а не панегирики тут писать.
     
  13. Кузьмич
    Offline

    Кузьмич Демобилизованный Команда форума

    Регистрация:
    29 апр 2008
    Сообщения:
    4.539
    Спасибо:
    967
    Отзывы:
    15
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Дальний кордон
    Интересы:
    История Смоленщины
    Шмяк, ну что ты разошелся? Друзья, призываю к спокойствию и уважительному отношению друг к другу. Давайте уважать как чужие мнения, так и чужие заблуждения. Кто прав, а кто не совсем прав лучше всего понять при спокойном разговоре.
    Шмяк, Iva привел лишь один пример из книги Модестова, на его взгляд самый красноречивый. Книга добротная, поверь мне. Устройство крепости разобрано очень дотошно, с чертежами, планами. Дана подробная история строительства крепости. Вообщем, хорошая книга, сделана профессионально. Модестов - известный смоленский археолог, руководит отделом археологии Смоленского центра охраны памятников. Крепость он изучал довольно длительное время. Так что повода для серьезного спора я пока не вижу.
     
  14. Абр
    Offline

    Абр Завсегдатай SB

    Регистрация:
    9 янв 2009
    Сообщения:
    152
    Спасибо:
    26
    Отзывы:
    1
    Из:
    Smolensk
    По вопросу построения стены в Смоленске при Годунове один из старых источн, а именно * И.И. Орловский *

    *Смоленская стена 1602-1902 *
    сообщает следущее:
    ...
    Притязанія польскаго короля на владЪніе Смоленскомъ заставили
    TH-еодора Іоанновича, или точнЪе его правителя, Бориса Годунова, ^3)
    подумать объ укрЪпленіи Смоленска. ^2) Для этого нужно было обвести его
    каменною стЪною, устроенною по всЪмъ правиламъ современнаго военнаго искусства. Правительство царя
    TH-еодора особенно много заботилосъ объ укрЪпленіи русскихъ городовъ и
    постройкЪ новыхъ. Такъ въ степи были построены: Курскъ, Ливны, Кромы,
    Воронежъ, БЪлгородъ, Осколъ, Валуйки, по ВолгЪ - Санчурскъ, Саратовъ,
    Переволока, Царицынъ, на УралЪ Яикъ; въ 1584 г. основанъ Архангельскъ,
    съ деревянными стЪнами, въ 1589 г. — каменныя стЪны въ Астрахани.
    Смоленскъ, какъ городъ пограничный, получившiй послЪ Литовскихъ войнъ
    особенное значеніе въ глазахъ Руси и Польши, какъ ключъ къ МосквЪ и
    ДнЪпровской области, ^1) отъ которой отдЪляло его небольшое разстояніе,
    также обратилъ па себя вниманіе правителъства, и даже большее, чЪмъ
    остальные города. И въ СмоленскЪ строятся каменныя стЬны. Въ вопросЪ о
    времени постройки ихъ до сихъ поръ большое разнорЪчіе. 1) Мурзакевичъ въ
    "Исторіи Смоленска" подъ /1587/ г. пишетъ: "заложена каменная крЪпость
    города", "работа сія продолжалась медленно до самаго восшествія Годунова
    на престолъ." Подъ /1598/ г.: "царь Борисъ повелЪлъ въ СмоленскЪ начатое
    и забвенію преданное каменное строеніе города производить съ великимъ
    тщанiемъ и спЪшностью", хотя отдаленность матеріаловъ и дЪлала
    помЪшательство въ работЪ, однако стЪна, имъ заложенная, въ царствованіе
    его совершилась /1602/ года, къ чему споспЪшествовалъ голодъ 1600 и 1601
    г." 2) Въ "описаніи Смоленска" составленномъ къ пріЪзду Екатерины (1730
    г.) іером. Шупинскимъ по запискамъ отъ Преосв. Пар-th-енія выданнымъ",
    подъ /1588/ г. сказано: "во время царствованія TH-еодора Ивановича
    начата строиться крЪпостная стЪна около города", а подъ /1602/ г.:
    "Борисъ Годуновъ окончилъ начатую каменную стЪну около города". 3) Въ
    статьЪ: "Достопамятности Смоленска" Ник. Ник. Мурзакевича (Ж. М. Нар.
    Просв. 1835 г. кн. VIII) на основаніи "Никоновскаго лЪтописца" и
    "Описанія краткаго г. Смоленску, учиненнаго по повелЪнію Петра І-го"
    говорится: основаніе стЪны сей положено при царЪ TH-еодорЪ ІоанновичЪ вь
    /1599/ г. (т. к. TH-еодоръ умеръ въ ЯнварЪ 1598 г., то очевидно этотъ годъ показанъ по ошибкЪ вместо 1589 или 1598
    (согласно исторіи Мурзакевича —отца), или 1596 г. (по Никоновск. лЪт.),
    "но вскорЪ оная остановлена неизвЪстно по какимь причинамъ. Царь Борисъ
    по вступленіи своемъ на престолъ повелЪлъ приводить къ окончанію начатое
    укрЪпленіе, для чего въ 1600 г. прислалъ значнтельную по тому времени
    сумму денегъ, и въ 3 года стЪна была окончена". 4) Это извЪстіе
    буквально прнводится и въ "Статистическомъ обозрЪніи Смоленска" Ив.
    Михайлова, учителя Смоленской гимназіи (Ж. М. Вн. ДЪлъ 1838 г. № 2-й).
    5) Никитинъ, на основаніи "Дополн. къ актамъ Археогр. ком." подъ /1595/
    г., разсказываетъ о присылкЪ в Смоленскъ строителей, а подъ /1596/ г. о
    прiЪздЪ Бориса Годунова и закладкЪ стЪны. (Ист. Смол. 125 и 126 стр.)
    Построена стЪна въ теченіе 4 лЪтъ, т. е. въ /1600/ году. 6) Соловьевъ
    основаніе стЪны относитъ также /кь 1596/ г. (Ист. Россіи, изд. 2-е, кн.
    2-я, стр. 638). 7) Писаревъ отправку посольства въ Смоленскъ для
    приготовленія матеріаловъ относитъ не къ 1595 г., а къ /1589/ г.,
    ссылаясь "на Акты Арх. 1451", а пріЪздъ Бориса на закладку также къ
    /1596/ г. (Княж. мЪстн. 113); въ другой-же своей книгЪ (Пам. кн. и
    путеводитель по Смол.) повторяетъ Никитинъ, т. е. посольство относитъ къ
    1595 г., закладку къ 1596, окончаніе къ 1600 г. (стр. 38, 39). 8) На
    хранящемся въ гор. музеЪ рисункЪ (видъ Смоленска) въ надписи слав.
    буквами сообщается, что "Борисъ Годуновъ заложилъ крЪпостнуюстЪну въ "АХ
    г.", т. е. въ /1600/ году. 9) Въ путевыхъ запискахъ Семевскаго: читаемъ
    "наши потомки узрятъ останки созданiя Бориса Годунова /1596--1603 г./"
    (на основаніи записки К.Я. Маевскаго, Р. Стар. 1890 г. № 12, 745).
    Чтобы разобраться въ этихъ разнорЪчивихъ цнфрахъ и согласить
    ихъ, необходимо принять во вниманіе, 1) что извЪстія Шупинскаго и
    Мурзакевича, какъ основанныя на древнЪйшихъ, не дошедшихъ до насъ
    нсточникахъ, б. м. мЪстныхъ, заслуживаютъ полнаго доверія, 2) что при
    отдаленности матеріаловъ, недостаткЪ рабочихъ рукъ и капиталовъ,
    несовершенствЪ тогдашней техники, грандіозности задуманнаго дЪла,
    возможности злоупотребленій (какъ при постройкЪ въ Вознесенскомъ монастырЪ въ 1092 г.) и необходимости строить одновременно
    города и крЪпости въ другихъ мЪстахъ, постройка Смоленской стЪны на
    протяженіи около 7 верстъ едва ли могла быть вся произведена въ 4 года,
    а не въ періодъ времени вдвое или втрое большій. Поэтому, естественнЪе
    представляется дЪло въ такомъ видЪ. Въ 1587 или 88 г. при царЪ
    TH-еодорЪ, одновременио съ другими городами (Архангельскъ, Астрахань —
    см. у Соловьева), начата постройка стЪны и вокругъ Смоленска. По многимъ
    причинамъ (указаннымъ выше въ п. 2-мъ) работа эта продолжалась медленно
    почти до конца царствованія TH-едора, и, казалось, была "забвенію
    предана". Въ 1595г. наконецъ, правитель Борисъ Годуновъ, вспомнилъ о
    СмоленскЪ и рЪшилъ повести дЪло иначе. ПослЪдовалъ указъ о заготовленiи
    матеріаловъ въ достаточномъ количествЪ, посольство мастеровъ въ
    Смоленскъ, а въ 1596 г. стЪна была заложена и работы начались. ВЪроятно,
    недостатокъ средствъ задерживалъ все-таки окончаніе дЪла. Вступивъ на
    ІІрестолъ, Борисъ въ 1600 г. прислалъ въ Смоленскъ денегъ (20,000 р.).
    Эта щедрая помощь, случившійся въ 1600 и 1601 г. голодъ, давшій
    свободныя руки, необходимость утолить голодъ безпокойной народной
    масссы, показать себя благодЪтелемъ для нея, затЪмъ блнзость окончанія
    12 лЪтняго перемирія съ Польшей, и надъ всЪмъ этимъ -энергія Годунова —
    вотъ обстоятельства способствовавшія тому, что послЪ 1600-года постройка
    стЪны пошла быстро къ концу. Когда она была окончена? Н. Н. Мурзакевичъ
    говоритъ, что въ 3 года, т. е. къ концу 1602 года, какъ указываютъ и
    первые историки Смоленска. Въ этомъ году стЬна была освящена. Ко дню
    освященія Борисъ Годуновъ прислалъ въ Смоленскъ образъ Смоленской
    Богоматери, писанный художникомъ Посникомъ Ростовцемъ за 2 р. денегъ и
    сукно въ 2 р. (Соловьева 2 кн. 664). Этотъ образъ былъ поставленъ въ
    1602 г. въ нишЪ надъ ДнЪпровскими воротами, а нынЪ находится въ
    Надворотней церкви и считается чудотворнымъ. (См. объ этомъ у Писарева
    115 стр.). Трофимовскій говоритъ: "Икона сія поставлена съ того времени,
    какъ построена крЪпость 1602-го года" (233). Тоже говоритъ и Мурзакевичъ
    въ "исторіи Смоленска" 172 стр. ^1) и въ рукописи о Смол. ИконЪ Одигитріи (Рук. Еп. Библ. № 12-й).
    Итакъ Смоленская стЪна строилась, по крайней мЪрЪ, въ теченіе 15
    лЪтъ, (т. е. съ 1587 г.) и окончена въ 1602 г., слЪдовательно въ
    настоящемъ 1902 г. ей исполняется ровно 300 лЪтъ (а не въ 1900 г. какъ
    говорится въ юбилейной статьЪ г. Грачева, напечатанной въ № 12 "Русскаго
    Архива" за 1900-й годъ ^2) .
    Добавлено: [mergetime]1232719195[/mergetime]
    И в продолжение данный источник сообщает:
    Въ 1587 (по Мурзакевичу) или 1588 году (по Шупинскому) заложена была
    каменная стЪна вокругъ города. О производствЪ и ходЪ работъ ннчего не
    извЪстно, кромЪ того, что онЪ шли "весьма медленно" и даже "забвенію
    были преданы". Наконецъ, Борисъ Годуновъ обратилъ вниманіе на это, и
    работа быстро пошла впередъ.
    Въ ДекабрЪ 1595 г. царь TH-еодоръ Ивановичъ граматою указалъ ^3)
    князю Василія Андреевичу Звенигородскому, Семену Владимировичу
    Безобразову, да двумъ дьякамъ—Поснику Шипилову и Нечаю Перфирьеву и
    городовому мастеру TH-едору Савельеву Коню, — Ъхать въ Смоленскъ для
    городового строенія,
    "А Ъхали бы есте, говорится въ граматЪ, къ Смоленску посадомъ,
    мимо Гостинъ дворъ Литовскъ, ^4) да черезъ ДнЪпръ большимъ мостомъ въ
    городъ къ Пресвятой БогородицЪ; шли-бъ есте къ архіепископу къ
    TH-еодосію, и у архіепископа есте у молебновъ были; ^1) а какъ архіепископъ молебны отпоетъ, и вы бъ у
    архіепископа TH-еодосія благословились кь нашему г-родовому дЪлу
    запасовъ пасти" (Акт. Арх. 1451)
    Посланные должны были сдЪлать слЪдующее:
    "ІІріЪхавъ въ Смоленскъ, сыскать на посадЪ (т. е. за ДнЪпромъ) и
    въ уЪздЪ сараи и печи всЪ владычии, монастырски и всякихъ людей, гдЪ
    дЪлывали кирпичъ, нзвесть и кирпичъ жгли, и всЪ эти сараи и печи
    отписать на государя, потомъ велЪть ихъ починить и покрыть, также
    подЪлать новые сараи и печи, лЪсъ и дрова приготовить, а если можно, то
    и камень на известь и бутовой камень велЪть ломать. Для этого дЪла
    послана съ ними государева казна, и /всЪ тЪ дЪла имъ дЪлать наймомъ/,
    нанимать охочихъ людей, "каменьщиковъ, кирпишниковъ н горшечниковъ" ^2)
    уговариваясь съ ними, а сваи велЪть дЪлать государевыми дворцовыми
    селами; расписать на выть по сту свай и велЪть вывезти эти сваи въ
    Смоленскъ зимою по пути дворцовыхъ же селъ крестьянамъ. Ко всему дЪлу
    взять у Смоленскаго воеводы, Михаила Петровича Катырева-Ростовскаго 10
    человЪкъ цЪловальниковъ ^3) изъ Смолянъ, посадскихъ лучшихъ людей, ^4) и
    велЪть имъ вЪдать денежные расходы и писать ихъ въ книги подлинно,
    порознь, по статьямъ, и къ этимъ книгамъ, ко всЪмъ статьямъ цЪловальники
    должны руки прикладывать, чтобы въ деньгахъ кражи не было. А на разсылку
    взять у воеводы дЪтей боярскихъ 20 человЪкъ; и надъ этими дЪтьми
    боярскими, цЪловальниками и подмастерьями беречь, чтобы они посуловъ не
    брали и не корыстовались ничЪмъ; и самому князю Звенигородскому съ
    товарищами посуловъ и поминковъ не брать, не норовить никому и не
    корыстоваться ничЪмъ. А кто не станетъ запасами промышлять (т. е.
    стараться о добываніи ихъ) или кому поноровитъ, или посулъ возьметъ, нли
    чЪмъ покорыстуется, тотъ будетъ отъ государя казненъ смертію". ^5)
    Заключительная угроза не намекаетъ ли на причины неудачи прежнихъ работъ по
    постройкЪ стЪны, подвигавшихся медленно и, наконецъ, преданныхъ
    забвенію? Что подобныя причины могли имЪть мЪсто, видно изъ исторіи
    постройки церкви въ Вознесенскомъ монастырЪ при царяхъ ПетрЪ и ІоаннЪ
    АлексЪевичахъ въ 1692 г. (См. Еп. ВЪд. 1883 г. № 1).
    Посланные прибыли въ Смоленскъ въ день Рождества Христова, часу
    въ 3 мъ или 4-мъ дня, и, благословясь у архіепископа TH-еодосія,
    приступили къ дЪлу. Прежде всего всЪ кирпичные сараи были отписаны въ
    казну. Есть указанія на мЪстонахожденіе нЪкоторыхъ кирпичныхъ сараевъ и
    обжигальныхъ печей, гдЪ дЪлали кирпичъ для стЪны.
    Такъ въ 1897 г. въ Офицерской слободЪ нашли Остатки кирпичнаго
    завода съ обширной печью изъ кирпичей, такихъ же какіе и въ Годуновской
    стЪнЪ. ^1) ЗдЪсь въ 1633 году бьілъ станъ Лесли на мЪстЪ старыхъ
    кирпичныхъ сараевъ ^2) . На допросЪ по дЪлу о неудачномъ строеніи церкви
    Вознесенія въ 1692 г. обжигальщикъ Меркушка МатвЪевъ въ свое оправданіе
    говорилъ, что, "и напередъ де сего на Смоленское /городовое дЪло/
    кирпичъ дЪланъ и глина имана изъ /тЪхъ же мЪстъ/, гдЪ нынЪ онъ Меркушка
    глину бралъ, а нынЪ кирпичники охулили тое глину напрасно, чтобъ имъ въ
    томъ кирпичномъ дЪлЪ вымысломъ своимъ учинить какую нинаесть проволоку и
    мЪшкоту". ^3) Эти мЪста указаны въ смЪтЪ Гура ВахрамЪева на постройку
    каменной церкви съ трапезою въ Вознесенскомъ монастырЪ (200 г., т. е.
    1691 г.). Остатки сараевъ и печей находились тогда "на посадЪ за
    Петропавловскою слободою, возлЪ рЪки ДнЪпра, гдЪ въ прошлыхъ годЪхъ
    заведены были къ кирпичному дЪлу печи", въ полуверстЪ отъ городской
    стЪны. ЗдЪсь же находились и владычніи сараи. КромЪ того, митрополнчьи
    сараи, откуда брали кирпичъ для постройки собора и Вознесенской церкви,
    находились въ 10 вер. отъ Смоленска, "въ мЪстности генералъ-майора
    Костентина Лярскаго, близъ с. Стабны" . ^4) "Да въ Смоленскомъ же уЪздЪ,
    въ помЪстьяхъ Смоленскихъ Рейтаръ-АлексЪя Савинича, TH-едора Звягина, Ивана Качарскаго, деревни ГнЪздова, на пустоши Глинищахъ, /гдЪ
    прежь сего, въ прошлыхъ годЪхъ дЪлывали кирпичъ, какъ строенъ городь
    Смоленскъ/ — старинные печные мЪста и кирпичъ, и ямы гдЪ имана глина
    знатно и то мЪсто заросло лЪсомъ большимъ, и та глина отъ воды въ верстЪ
    и больше, а отъ Смоленска въ двунадцети верстахъ" ^1) . Въ этихъ и
    другихъ мЪстахъ (глина есть всюду въ окрестностяхъ Смоленска) были
    построены "нЪмецкимъ образомъ" "обжигальныя печи добрыя", и при помощи
    мЪстныхъ и московскихъ "добрыхъ кирпичнаго дЪла мастеровъ" начато
    приготовленіе кирпича, который долженъ былъ быть "большой руки", "мЪрою
    противъ Государева Орленого Московскаго кирпичнаго станка", и обожженъ
    "на красно". ^2) Видно, къ дЪлу были приставлены надежные люди, такъ
    какъ кирпичъ Годуновской стЪны и донынЪ поражаетъ своею величиною,
    прочностью, вЪсомъ, и прекрасно обожженъ. РазмЪромъ онъ 7? вершк. длины,
    1? толщ., и 3? ширины. ВЪсъ кирпичей достигаетъ иногда 1 пуда 3 ф. Они
    совершенно краснаго цвЪта. Подобнаго кирпича теперь уже не встрЪчается,
    и всЪ попытки сдЪлать подобный оставались безуспЪшными. Соединяющій
    кирпичи растворъ изъ извести, камня и песку крупнаго хрящеватаго тоже
    необыкновенно крЪпокъ ^3) . Известь жгли у Пречистыя у ВерховьЪ (нынЪ
    село Верховье на ОбшЪ БЪльскаго уЪзда, въ 200 в. отъ Смоленска) ^4) .
    Известковый-же камень для облицовки стЪнъ привозили изъ гор. Старицы за
    342 в. отъ Смоленска; и изъ Рузы (Моск. губ.). Бутовой камень въ
    достаточномъ количествЪ находился въ окрестностяхъ Смоленска.
    Доставлялся матеріалъ въ Смоленскъ зимою на саняхъ, и весною на плотахъ.
    Есть преданіе, будто кирпичъ доставляли, передавая изъ рукъ въ руки,
    разставленныя въ одну линію сотни рабочихъ, хотя впрочемъ подобный разсказъ относятъ ко многимъ мало-мальски выдающимся
    сооруженіямъ.
    Рабочихъ рукъ было достаточно: кромЪ Смоленскихъ крестьянъ
    приходили на работу и изъ другихъ областей. Недаромъ существуетъ
    преданіе, что Смоленскъ строенъ всЪми русскими городами ^1) . Только
    сваи доставлялись безплатно, по повинности, крестьянами дворцовыхъ селъ
    (ПорЪчье, Каспля, Сычевка, Ельня, Красное село — г. Красный). Остальныя
    работы производились наемными людьми. Какія тогда стояли цЪны, можно
    судить потому, что въ 1692 г. т. е. черезъ 100 лЪтъ, обжигальщику отъ
    тысячи кирпича платили 23 алтына и двЪ деньги ^2) (около 70 коп.). А
    немного раньше, при постройкЪ собора царемъ АлексЪемъ Михайловичемъ
    (чрезъ 75 лЪтъ послЪ постройки стЪны) цЪны стояли слЪдующія: ^3) за 1000
    кирпича — 50 коп., за дубовую сваю мЪрою 3 сажени — 2 коп., за перевозку
    2000 свай съ берега ДнЪпра — 5 р. 30 алтынъ, за деревянный чанъ мЪрою въ
    300 ведеръ - 1 р., за бочку — 4 алтына, за перевозку 300 тысячъ кирпича
    на разстояніи 3 верстъ — 225 р., за возъ песку — 1 деньга. Рабочимъ
    копавшимъ рвы платили въ день по 6 денегъ ^4) . Чтобы судить о
    количествЪ матеріаловъ, потребовавшихся для постройки всей стЪны,
    приведемъ смЪту Гура ВахрамЪева (1692 года) на постройку вновь стЪны на
    мЪстЪ Королевскаго пролома на пространствЪ "62 саженей съ полусаженъю и
    съ четью аршина". "Буде великіе государи укажутъ, пишетъ Гуръ
    ВахрамЪевъ, задЪлать тотъ проломъ городовою каменною стЪною, и подъ ту
    стЪну ровъ доведется выкопать шириною 3 сажени, въ глубину на 2 с., а
    толщина и вышина той стЪны будетъ противъ прежнихъ городовыхъ стЪнъ, а
    прежнимъ городовымъ стЪнамъ толщина сверхъ буту и откосу 2 с. съ аршиномъ, вышина до городовой
    выстилки полъ—5 сажени (4?), а отъ выстилки периламъ и зубцамъ вышина
    полъ —2 сажени (1? с.); и въ тЪхъ-же вышеописанныхъ саженяхъ доведется
    быть круглой грановитой башнЪ вышиною до зубцовъ 10 сажень, а зубцамъ
    вышина полъ —2 сажени (т. е. 1? с.); шириною та башня и съ стЪнами 8
    сажень. стЪнамъ толщина сверхъ буту и откосу 2 сажени. А къ тому дЪлу
    надобно: 6500 свай 3-хъ аршинныхъ толщиною въ 4 вершка, 650 саженей
    бутового дикаго камени (т. е. 100 свай и 10 с. камня на сажень), 9650
    возовъ глины (150 возовъ на сажень), 12600 каменей бЪлыхъ, аршинныхъ
    толщиною по 5 вершковъ, въ ширину ? аршина (т. е. 200 камней на сажень)
    двадцать сотъ тридцать двЪ тысячи кирпичу (2,032,000 к.) (около 4000
    кирп. на сажень стЪны), 6500 бочекъ извести, 20000 возъ песку, да на
    связи связного желЪза 1200 пудъ, прутового 300 пудъ да лЪсу 100 бревенъ
    6-ти саженныхъ, 750 бревенъ 4-хъ саженныхъ, 2000 бревенъ 3-хъ саженныхъ,
    10,000 тесницъ 3-хъ саженныхъ, 500 досокъ 2-хъ саж., 15 возовъ
    черемховаго прутья, 10 связокъ лыкъ, 500 веревокъ по 5 саж., 4 ступы съ
    желЪзными обручами, 120 с. канату, 6 чановъ, 10 стоекъ, 60 ушатовъ, 300
    шаекъ, 100 ведръ, 400 ночевокъ, 50 лопатъ желЪзныхъ, 100 заступовъ, 700
    лопатъ, 50 ломовъ, 10 кулаковъ желЪзныхъ, 1000 лубовъ, 2000 шестиковъ,
    20 гребковъ желЪзныхъ, 10000 гвоздей двоетесныхъ, однотесныхъ тожъ." ^1)
    Простой ари-th-метическій разсчетъ показываетъ, что для
    постройки стЪны не на 62 саж., а на пространствЪ до 7 верстъ, съ 38-ю
    башнями, потребовалось столько матеріалу, рабочихъ рукъ и дней, что въ 4
    года вся стЪна, со всЪми подготовительнымн, земляными, желЪзными и
    деревянными работами, ни въ какомъ случаЪ не могла быть построена.
    Поэтому, вЪроятнЪе гораздо сосбщеніе мЪстныхъ историковъ (Шупинскаго и
    Мурзакевича) о томъ, что стЪна строилась съ перерывами отъ 1587 г. по
    1602-й, хотя, быть можетъ въ большей своей части и была сдЪлана въ 3—4
    года, благодаря энергіи и щедрости Бориса Годунова. Когда посланные въ Смоленскъ бояре и мастера заготовили
    достаточно матеріаловъ для начатія работъ (а въ ихъ распоряженіи было
    двЪ зимы 1595 и 1596 г.г. (годъ въ то время начинался 1-го Сентября), въ
    Смоленскъ пріЪхалъ "намЪстникъ царства Казанскаго и Астраханскаго"
    "ближній великій бояринъ", или какъ его титулуетъ крымскій ханъ:
    "многаго крестьянства государъ, большой визирь и добрый карачей и въ
    боярахъ начальнЪйшій и между сверстниковъ честнЪйшій", т. е. правитель
    Борисъ TH-едоровичъ Годуновъ. Прибылъ онъ весною 1596 г. и самъ указалъ
    мЪста для рвовъ, стЪнъ и башенъ новой крЪпости и тогда-же произвелъ и
    закладку стЪнъ. Умиляясь красотою и живописностью Смоленска, Годуновъ
    при докладЪ царю о всемъ видЪнномъ (по возвращеніи въ Москву) сказалъ,
    что Смоленскъ будетъ ожерельемъ Россіи. "Въ то-же время бояринъ, князь
    TH. М. Трубецкой противу Борисовыхъ рЪчей глагола сице: какъ въ томъ
    ожерельЪ заведутся вши, и ихъ будетъ и не выжить" ^1) Народное преданіе,
    приведенное авторомъ "Историческаго очерка Смоленска" (Изд. Гл. Штаба
    1894 г.) такъ разсказываетъ этотъ эпизодъ. "Когда Годуновъ заложивъ
    крЪпость, возвратился въ Москву, онъ сказалъ царю, TH-едору: "Построилъ
    (?) я такую красоту неизглаголанную, что подобной ей уже нЪтъ во всей
    поднебесной. ОднЪхъ башенъ на стЪнЪ 36 (?), и поверху ея свободно
    поЪзжай на тройкЪ. Какъ на сытой и толстой боярынЪ красовито лежитъ
    аксамитное многоцЪнное ожерелье, прибавляя ей красоты и горделивости,
    такъ Смоленская стЪна стала теперь (?) ожерельемъ всей Руси
    православной, дрогоцЪнностью своей на зависть враговъ и на гордость
    Московскаго государства". Царъ TH-едоръ словамъ Бориса не совсЪмъ
    повЪрилъ, онъ послалъ въ Смоленскъ скораго гонца узнать у тамошняго
    воеводы Трубецкого (?), правду ли говоритъ Борисъ и по заслугамъ ли
    похваляется. Принесъ гонецъ такон отвЪтъ воеводЪ: "Правду говоритъ
    Годуновъ: и на ожерелье боярыни Смоленская стЪна похожа, и башенъ
    счетомъ 36, и зубцы въ два ряда по стЪнЪ безъ смЪты числомъ и каждый
    зубецъ крЪпко выкрытъ листовымъ желЪзомъ (?) Да боится Смоленскій воевода, чтобы промежъ красивыми башнями и
    тьмочисленными крЪпкими зубцами не завелись вши и гниды." ВскорЪ страхъ
    воеводы какъ сонъ въ руку оправдался: пришли поляки, и круль Сигизмундъ
    кантовалъ тутъ не одинъ годъ" ПротиворЪчія, несообразности и
    искусственный языкъ этого "преданія" говорятъ лишь о томъ, что оно
    записано въ искаженномъ видЪ ^1) .
    Направленіе рвовъ для стЪны почти совпадало съ направленіемъ
    прежняго земляного вала, какъ это можно видЪть и до сихъ поръ по
    остаткамъ его. Только на восточной сторонЪ города Борисъ Годуновъ, желая
    ввести въ черту города Аврааміевскій монастырь, прославленньй
    подвижничествомъ св. Авраамія (XII в.), воспользовался для постановки
    стЪны прилегающимъ къ нему высокимъ горнымъ кряжемъ, который тянется
    почти до ДнЪпра и, имЪя крутые склоны къ Зеленому ручью и особенно
    наружу, къ РачевкЪ, въ стратегическомъ отношеніи господствуетъ надъ
    окружающей мЪстностью. Такимъ образомъ, здЪсь черта городская была
    расширена введеніемъ въ нее Зеленаго ручья и Покровскаго холма (или
    точнЪе, кряжа). За то на западЪ Борисъ убавилъ города, избЪгая, быть
    можетъ, топкихъ родниковыхъ мЪстъ побережъя ДнЪпра. Доведя стЪну до
    уклона съ горы къ Богословской церкви онъ круто, почти подъ прямымъ
    угломъ направилъ ее по нагорью этой части города (по Казанской горЪ),
    оставивъ Богословскій конецъ (называвшійся также Пятницкимъ) подъ
    защитою только одного крыла древнЪйшаго городского вала. Пространство
    между валомъ и стЪною въ этомъ мЪстЪ получило названіе Пятницкаго
    острога ^2) . СлЪды этого вала съ частоколомъ еще замЪтны на рисункЪ
    Гондіуса (1637 г.). Онъ идетъ отъ Богословской башни по Богословскому
    спуску къ р. ЧуриловкЪ и не доходя моста чрезъ нее, направляется по
    берегу этой рЪчки къ самому ДнЪпру.
    Такъ какъ стЪна строилась для защиты прежде всего отъ Поляковъ и
    Литовцевъ, то работы поведены были сначала на западной сторонЪ. Южная и восточная стороны, какъ находившіяся на
    ровномъ пространствЪ и защищенныя валомъ, требовали менЪе хлопотъ и
    обстроились позднЪе. Рвы для закладки бута подъ фундаментъ стЪны
    вырывались очень глубокіе. Въ нЪкоторыхъ мЪстахъ, напримЪръ по уклонамъ
    съ горъ и по берегу ДнЪпра закладывали бутъ на глубину 2 сажень и болЪе.
    Мы видЪли, что предполагая возстановить стЪну на мЪстЪ Королевскаго
    пролома, мастеръ полагаетъ въ смЪтЪ необходимымъ вырыть рвы въ 2 сажени
    глубины. Въ нЪкоторыхъ мЪстахъ приходилосъ засыпать природные рвы и
    укрЪплять почву искусственными мЪрами. Такъ при выемкЪ земли возлЪ
    Аврааміевскаго монастыря со стороны Покровской улицы, въ 1900 г.,
    рабочіе на глубинЪ шести аршинъ наткнулись на прекрасно сохранившіеся въ
    чисто-глинистой почвЪ сосновыя бревна, расположенныя въ видЪ клЪтки;^1)
    они представляютъ собою "рЪжу", которая всегда кладется при засыпкЪ
    глубокихъ рвовъ для укрЪпленія грунта. Такія бревна встрЪчаются здЪсь и
    на глубинЪ семи и восьми аршинъ. ВЪроятно здЪсь было верховье Зеленаго
    оврага, который и теперь подходитъ почти къ самымъ стЪнамъ монастыря,
    отдЪляясь отъ него лишь дорогой и заборомъ Духовнаго училища по
    Покровской улицЪ. Прежде, чЪмъ класть фундаментъ стЪны, въ землю вбивали
    вплотную другъ къ другу сваи, какъ это видно на рисункЪ Гондіуса,
    представляющемъ видъ стЪны въ разрЪзЪ ^2) . ЗатЪмъ уже клали бутъ изъ
    булыжника по глинЪ и извести. ВмЪстЪ съ камнями въ бутъ попадали въ
    болыпомъ количествЪ и каменныя ядра, которыя не разъ метали въ Смоленскъ
    свои и чужіе, и которыя поэтому во множествЪ валялись въ окрестностяхъ
    землянаго вала. Вынутыя изъ бута при разломкЪ стЪны въ наше время, эти
    ядра хранятся въ городскомъ музеЪ. Въ нЪкоторыхъ мЪстахъ, напримЪръ по
    берегу ДнЪпра, для укрЪпленія грунта прежде закладки бута употреблены
    были очень сложныя работы. ЛЪтомъ 1900 г. при планированіи мЪста подъ
    зданіе электрической станціи на набережной ДнЪпра по Армянской улицЪ,
    разобрана была часть фундамента на мЪстЪ уже несуществующей стЪны между башнями съ военнымъ
    архивомъ и архивомъ судебныхъ учрежденій. Прежде всего большого труда
    стоило разобрать бутъ, который пришель въ монолитное состояніе.
    Необходимо было работать исключительно ломомъ, словно при разбиваніи
    цЪльнаго камня. Подъ бутомъ оказался искусственный грунтъ слЪдующаго
    строенія. Въ почву вбиты дубовыя сваи цЪлыми рядами; между ними плотно
    насыпана земля, камни и мусоръ. Промежутки снова забиты сваями. Вверху
    этого положены толстыя въ нЪсколько сажень длиною бревна, въ которыя
    врублены поперечныя бревна, образуя т.о., рядъ клЪтокъ, или срубовъ. Эти
    срубы наполнены землей и щебнемъ, въ который снова забивались дубовыя
    сваи, сколько можно было ихъ вбить. На этомъ основаніи уже выведенъ
    бутъ, а на немъ фундаментъ стЪны, облицованный тесанымъ известнякомъ ^1)
    . КромЪ разныхъ вещей древняго періода здЪсь вырыто было много гробовъ,
    изъ которыхъ нЪкрторые заключали въ себЪ останки даже монашествующихь
    лицъ. Предполагаютъ поэтому, что здЪсь стЪна была проложена черезъ
    кладбище, что и вызвало такія сложныя работы по укрЪпленію грунта. Но
    очевидно, ко времени Бориса Годунова это кладбище уже не существовало,
    такъ какъ едва-ли бы строители рЪшились на такую мЪру, какъ вбиваніе
    свай въ свЪжія могилы и въ гробы предковъ: современныхъ жителей
    Смоленска. По другому мнЪнію, работы эти вызваны были болотистымъ
    свойствомъ почвы, вызываемымъ близостью подошвы Соборной и Георгіевской
    горы съ ихъ ручьями и родниками, стекавшими въ ДнЪпръ. Наконецъ,
    высказывали и такое мнЪніе, что въ древности излучина ДнЪпра противъ
    этого мЪста была выпуклЪе въ сторону города, такъ что ДнЪпръ протекалъ
    тамъ, гдЪ теперь набережная. Строители, будто бы должны были отвести
    русло ДнЪпра правЪе, а старое русло, или отмель возлЪ него, засыпать и
    на насыпи возводить стЪну. ИмЪя въ виду такія затрудненія при постройкЪ стЪны, легко
    объяснить себЪ извЪстіе Мурзакевича о медленности этой постройки въ
    царствованіе TH-еодора.
    &nbsp7-го Января 1598 г. скончался царь TH-еодоръ Іоанновичъ,
    послЪдній изъ потомковъ Калиты, а 21 Февраля того-же года царемъ былъ
    избранъ Борисъ Годуновъ. Подъ 1598 г. Мурзакевичъ записываетъ, что "царь
    Борисъ повелЪлъ начатое въ СмоленскЪ строеніе города производить съ
    /великимъ тщенiемъ и поспЪшностiю/". Въ объясненіе этого извЪстія
    припомнимъ что въ 1603 г. 1-го Января истекалъ срокъ 12-лЪтняго
    перемирія съ Польшей, заключеннаго въ 1591 г. 1-го Января. Что поляки по
    прежнему думали о захватЪ Смоленска, видно изъ условій вЪчнаго мира,
    представленныхъ ихъ послами, прибывшими въ Москву въ ОктябрЪ 1600 года
    для переговоровъ по поводу извЪщенія Борисомъ Сигизмунда о своемъ
    воцареніи. ПослЪднее изъ этихъ условій — 23-е — гласитъ: "княжество
    Смоленское и СЪверское должны быть возвращены ПольшЪ". ПослЪ долгихъ
    споровъ, доходившихъ до угрозъ войною, въ 1601 г. съ поляками было
    заключено, вмЪсто вЪчнаго мира, перемиріе на 20 лЪтъ, ^1) причемъ обЪ
    стороны разошлись почти врагами. Очевидно было, что необходимо быть въ
    готовности къ разрыву съ ІІольшею. Въ 1601 г. страшный голодъ разразился
    надъ русской землею: все лЪто 1600 г. шли дожди, а на Успенье сильный
    морозъ побилъ весь хлЪбъ —рожь и овесъ. Купить хлЪба было негдЪ. Отцы
    покидали дЪтей, мужья женъ, люди мерли, какъ отъ язвы. НЪкоторые Ъли
    сЪно зимою, навозъ и даже человЪчье мясо. Отцы и матерп Ъли дЪтей, дЪти
    родителей, хозяева гостей. Мясо человЪческое продавалось на рынкахъ за
    говяжье въ пирогахъ. ^2) Борисъ раздавалъ деньги народу, чЪмъ привлекъ
    въ Москву голодающихъ отовсюду. Тамъ умерло до 100000 чел. Тогда
    правительство привезло изъ отдаленныхъ областей хлЪбъ и продавало его по
    городамъ за половинную цЪну, а чтобы дать народу заработокъ предприняло
    разныя казенныя постройки. Въ СмоленскЪ голодъ и моръ были такъ велики,
    что не успЪвали погребать мертвыхъ. Борисъ прислалъ сюда въ 1600 г. 20000 р. и велЪлъ
    предоставить голодающимъ работу на крЪпостной постройкЪ. Для наблюденія
    за нею, помимо воеводы, присланъ былъ имъ особый смотритель, князь
    Самсонъ Ивановичъ Долгоруковъ. Плата рабочимъ была увеличена, такъ что
    каждый рабочій получалъ въ день 16 копЪекъ. ^1) Постройка стЪны быстро
    пошла въ ходъ. Въ это время явилось новое обстоятельство, заставившее
    горячо поспЪшить съ окончаніемъ ея. Стали ходить слухи о самозванцЪ.
    Постомъ великимъ 1601 года послушникъ Чудова монастыря Григорій
    Отрепьевъ ушелъ за Литовскій рубежъ, ^2) и на слЪдующий годъ объявился у
    князя Адама Вишневецкаго, подъ именемъ спасшагося отъ Бориса царевича
    Дмитрія. Услыхавъ объ этомъ, Борисъ прямо объявилъ боярамъ, что
    подстановка самозванца ихъ дЪло. И дЪйствительно, появленіе самозванца
    было боярамъ болЪе чЪмъ выгодно, такъ какъ чрезъ него можно было и
    свергнуть Бориса, и очистить престолъ для себя. КромЪ бояръ, оно было
    выгодно для Польши. Указываютъ на СапЪгу, какъ на виновника подстановки
    самозванца: онъ былъ 2 раза въ МосквЪ, и послЪдній разъ пріЪхалъ оттуда
    съ сильнымъ ожесточеніемъ противъ царя. Тогда еще польскіе послы
    требовали Смоленска. Въ записи, данной Лжедимитріемъ, онъ обязывался
    уступить одну половину Смоленскаго княжества своему будущему тестю и
    помощнику - Мнишку, а другую —королю Сигизмунду, помогавшему ему
    негласно. ^3)
    Слухи о самозванцЪ и ясное представленіе тайной подкладки этого
    дЪла, всего вЪроятнЪе, и заставили Бориса спЪшить съ окончаніемъ
    Смоленской стЪны, какъ главнаго оплота противъ поляковъ и Сигизмунда,
    офиціально заявившаго въ 1600 г. о своихъ видахъ на Московскій престолъ.
    Вотъ почему на восточной сторонЪ стЪна была сдЪлана "не прочно": ее
    додЪлывали "наскоро" и "осенью" ^4) т. е. осенью 1602 г.
    Тогда же она была и освящена, и на ДнЪпровскихъ воротахъ
    поставленъ присланный Борисомъ образъ Смоленской Божіей Матери Одигитріи
    (см. выше).
    Добавлено: [mergetime]1232719336[/mergetime]
    Если кому-то интересно все содержание источника пишите в личку скину по почте.
    Мне лично книга понравилась.
     
  15. КРОТ 77
    Offline

    КРОТ 77 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    25 янв 2010
    Сообщения:
    154
    Спасибо:
    5
    Отзывы:
    0
    Из:
    СМОЛЕНСК
    Что то не заслуженно позабыли эту отличною на мой взгляд тему.Неужели сведения о такой выдающийся достопримечательности ограничиваются только инет ссылками? А как же личный опыт,или кроме обще известных фактов больше никто ничего не знает?Комрады поделитесь пожалуйста информацией, может кому то известно о интересных находках во время реставрации,легендах,рассказах старшего поколения,ну в общим кто что знает.
    ((Егор извини за создания похож.темы не знал что такая есть)). -_-
     
  16. e2e43
    Offline

    e2e43 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    14 июн 2009
    Сообщения:
    843
    Спасибо:
    382
    Отзывы:
    14
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленскъ
    Знакомый пушку нашел, когда они были подростками то нашли провал возле восточного участка стены, спустились в него и освещая спичками пошли с его слов вперед по подземной галлерее, парни по старше шли впереди а он сзади. В темноте он задел плечом что то тяжелое, и оно грохнулось ему по ноге. Когда посветили то подумали что кусок трубы ну только очень тяжелый. Когда вылезли на свет оказалась маленькая пушка длинной сантиметров 20 с вензелями. Вот так она у него и лежала до недавнего времени пока не решил он ее продать. Попросил меня ее сфоткать и в интернете цену узнать. Но тут ему предложил один барыга деньги,оставили предоплату и исчез.Дома у меня где то на дисках фотка этой пушки осталась, но что то найти немогу, надо спросить может у него фотки остались.
     
  17. КРОТ 77
    Offline

    КРОТ 77 Завсегдатай SB

    Регистрация:
    25 янв 2010
    Сообщения:
    154
    Спасибо:
    5
    Отзывы:
    0
    Из:
    СМОЛЕНСК
    Ждем фото.Оч интересно.!
     
  18. андерсон
    Offline

    андерсон Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 май 2008
    Сообщения:
    2.368
    Спасибо:
    501
    Отзывы:
    19
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г.Смоленск
    А меня удручает сегодняшнее состояние крепости.Посмотриш в любой цивилизованной стране -там в башнях музеи ,винные погребки,магазинчики народных промыслов,и размещены они там за символическую аренду и обязательство держать свой участок в чистоте и порядке,А у насдаже в центре города башни засраны,в бойницах помойки вся стена исписана ,очень стыдно показывать стену гостям города.Городские власти просят сумашедьшую арендную плату за использование пустующих помещений,плюс откат.А веди без привлечения частника город ничего путного в стене не сделает.Сейчас закрывают планетарий,хотят туда церковь вернуть.денег на строительство нового нет,закрыли уже музей льна,вся экспозиция видемо ляжет в запасники исторического музея и это при том что готовая к эксплуатацие башня у никольских ворот пустует,рядом две башни необихожены и загажены,Я уже неговорю о башнях в парке и рядом с мерией о королевском бастионе.Расставить по парку сарайчики с блинами и пивом ума хватило а перенести эти миникафе в помещения в стене ума нехватает.Ведь на сколько был бы привлекательнее парк если бы кафешки были в башнях и нишах стены в подземных помещениях королевского бастиона под арками со львами как это было раньше.КАК же собираются делать из Смоленска туристический центр,вед не всем и даже не большенству народа интересно паломничество по церквям?И вообще в последнее время наблюдается культурная деградация Смоленска,вся культура загоняется в узкие рамки церковности.Город скоро останется без музеев.
     
  19. Iva
    Offline

    Iva Завсегдатай SB

    Регистрация:
    29 сен 2008
    Сообщения:
    259
    Спасибо:
    21
    Отзывы:
    2
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Смоленск
    В Смоленске много храмов, которые являются достопримечательностями сами по себе, поэтому не надо противопоставлять церковная vs светская культура. Да, они в лучшем состоянии, чем стена, но только потому, что не придумали еще как стену можно использовать. Три башни сегодня только используются - Пятницкая (точнее, храм Тихона), "Красная", да Громовая. Никольские ворота, и те стоят без толку уже который год. Насколько знаю, Центртелеком оттуда съехал, будучи не в состоянии платить ту арендную плату, которую устанавливает Росимущество.

    Убежден, что многие проблемы стены от отсутствия информации и внимания к этому объекту. Перепощу себя самого с *.ws
    На следующей неделе в крокус-экспо открывается международная историко-туристская выставка "Замки, кремли, дворцы" http://castles.rusexpoterra.ru/priv.html

    На ней будет представлен и один не замок, не кремль и не дворец - Смоленская крепостная стена. Не уверен, но по-моему, впервые стена участвует на специализированной выставке. К ней подготовлены "раскладушки" формата А2 с таким вот контентом из Гондиуса

    [​IMG]

    [​IMG]

    Сама экспозиция - в стиле рекламного модуля в каталог выставки.

    [​IMG]
     
  20. андерсон
    Offline

    андерсон Завсегдатай SB

    Регистрация:
    18 май 2008
    Сообщения:
    2.368
    Спасибо:
    501
    Отзывы:
    19
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    г.Смоленск
    Сколько денег предполоргается выделить на храмы а сколько на музей планитарий и все остальное???То что башни стоят без дела это не от того что незнают как их использовать а от того что аренду и взятки за их использование хотят космические.Само содержание таких обьектов влетает в копеечку а плюс комуникации которые к ним надо подвести,во всех нормальных странах аренда символическая но требуют содержать обьект в порядке со всех точек зрения.В Смоленске сами придумать немогут что в башнях сделать и людям даже попробовать недают.Мне озвучивали цыфры аренды которые хотели за башню что в парке ,в ней сейчас склад.На эти деньги можно новую башню построить было.В нормальных странах государство само реставрирует старые крепости а потом их недорого сдает в аренду понимая что без арендаторов вся реставрация скоро разрушится.Кто был в таллине и риге тот видел как используют там старые стены.Даже на украине и то превращают свои крепости в тур центры.А у насадминистрация даже не думает о том чтобы отдать хотябы на пробу ,хотябы одну башню частникам.
     

Поделиться этой страницей

Сейчас читают тему (Пользователи: 0, Гости: 0)