754 партизанский отряд 12 кавалерийской бригады им. И.В.Сталина, Беларусь

Тема в разделе "Партизанское движение", создана пользователем Юлиа, 17 авг 2017.

  1. Offline

    Юлиа Команда форума

    Регистрация:
    11 сен 2009
    Сообщения:
    6.612
    Спасибо SB:
    12.012
    Отзывы:
    324
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Москва
    Интересы:
    Краеведение, генеалогия
    754 партизанский отряд 12 кавалерийской бригады им. И.В.Сталина
    Книга «Когда опасность рядом» о боевом пути отряда

    Из статьи "Воины Белорусского пограничного округа в рядах партизан" Неделько В.А., кандидат исторических наук, доцент
    Командирами отрядов закончили свой партизанский путь также младший сержант окружной школы младшего начсостава Сергей Иванович Мальцев и курсант школы Николай Дмитриевич Семенов. С.И.Мальцев был одним из организаторов партизанской группы, образовавшейся в сентябре 1941 года в Пуховичском районе. В июле 1942 года на ее базе создается партизанский отряд «Пламя», а Мальцев становится начальником разведки отряда. В мае 1943 года он был назначен начальником штаба 756-го, а в октябре того же года командиром 754-го отряда 12-й кавалерийской бригады им. И.В.Сталина.
    http://voenspez.ru/index.php?topic=19156.0


    Искра 1992 (173) — копия.JPG
    Дюндя (Дюндин) Иван Васильевич

    1915г., ур. Смоленская обл., Рославльский р-н, д. Пригорье

    В довоенные, тридцатые годы, связал свою судьбу с Угранским краем Иван Васильевич Дюндин.
    Отсюда он ушел в Красную Армию. Войну встретил на второй день нападения на нашу Родину фашистских захватчиков. Начались трудные годы жизни. Поражения наших войск, отступления. Некоторое время Ивану Васильевичу, в связи с тяжелой болезнью, пришлось проживать на оккупированной врагом территории в Белоруссии. Но, как только немного окреп, отыскал партизанский отряд и вступил в него. Два года Иван Васильевич громил немецко - фашистских захватчиков на белорусской земле, показывая при этом мужество, героизм и преданность Родине.
    О его подвигах написано в книгах, газетных материалах. Иван Васильевич в числе боевых наград имеет ордене Красного Знамени, Отечественной войны, медаль «Партизану Отечественной войны» степени.
    Сидим мы с Иваном Васильевичем и вспоминаем те уж очень тяжелые годы для и вшей Родины. Это — гибель близких, разруха и голод, ну и, конечно, радость Победы.
    Сейчас Иван Васильевич живет в п. Угра, четыре года как переехал он из Вертехова. Квартира хоть и небольшая, но с удобствами. В квартире уютно, все кажется сделано умелыми руками, да оно так и есть, в этом заслуга супруги Ивана Васильевича, человека душевного, приветливого»— Натальи Сергеевны. Как инвалид Отечественной войны Иван Васильевич получает хорошую пенсию. Вот здоровье становится слабовато, а жить стало хорошо, как говорит Иван Васильевич, пережил наш народ страшное военное время, а нынешнее время, хоть и трудное, но переживем. Вот только работать надо всем как следует.
    Н. Белов, директор исторического музея, 1992г.

    Из воспоминаний С. Мальцева, бывшего командира 754-го партизанского отряда
    Ночной рейд

    На поляне, окаймленной густым лесом, горит костер. На ветру рыжее пламя колеблется, дышит теплом. Вокруг молча сидят партизаны и смотрят на танец огненных язычков. Над костром висит закопченный, видавший виды котелок.
    Группа с подрывников пришла сюда совсем недавно. Прошлой ночью не удалось заминировать железную дорогу. Гитлеровцы подняли стрельбу. Пришлось отойти. Замаскировавшись, весь день подрывники вынуждены были просидеть в болоте. Но задание решили выполнить во что бы то ни стало.
    Командир группы Иван Дюндин приказал всем хоть немного поспать. А сам так и не заснул, еще и еще раз размышляя о предстоящей операции. Участок железной дороги был важный, партизаны придавали большое значение диверсии на нам. Но провести ее было сложно — рядом находился Бобруйск, в котором стояли крупные фашистские чести, де и дорога охранялась особенно сильно.
    Парад выходом на операцию Дюндин и Федор Бабич из захваченных на вражеском складе противотанковых гранат изготовили мины двух видов. Эти мины должны в одном случае взрываться натяжением специального шнура, а во втором — от запала. Командир отряда Гуторев посоветовал
    использовать как более безопасные те, что будут взрываться от запала. Тогда Дюндин ничего не ответил, согласился. А сейчас, сторожа сон товарищей, задумался над этим вопросом. Потому что все зависит от обстановки, которая неожиданно может измениться.
    Когда суп в котелке был готов, Дюндин тихо скомандовал:
    — Поднимайтесь, ребята, приступим к делу!
    Ели молча, каждый думал о своем.
    — Не просто возле дота заминировать дорогу, —нарушая молчание, сказал Мордасов.
    — Охрана начеку, — согласился Бабич.
    —- Зато противник там нас меньше всего ждет, — возразил Дюндин. — К тому же здесь дорога делает поворот, значит, весь поезд пойдет под откос.
    После еды начали собираться. Партизаны защелкали затворами, поудобнее расположили за ремнями гранаты.
    Шли гуськом, друг за другом. Мешали корни и кочки, то и дело встречались на пути густые заросли, затянутые мокрой от росы паутиной, Лишь через час группа вышла на край леса близ железной дороги. Залегли, как обычно, под прикрытием кустов.
    Отлежались, успокоились, и тогда Дюндин тихо сказал:
    — Пора!
    Осторожно приблизились к железной дороге, притаились, вслушиваясь в ночь. В направлении Осиповичей прошел эшелон с платформами, груженными лесом. Через некоторое время по шпалам прошагал фашистский патруль. Потом, уже под утро, со стороны Осиповичей к Бобруйску потянулись нескончаемые составы с порожняком.
    — Ничего не понимаю,— возмущался Бабич. — Если так будет продолжаться, наш командир, чего доброго, подумает, что составы с техникой и оружием нам во время разведки почудились. Давайте спустим хоть эшелон с лесом. Все же дорога на какое-то время выйдет из строя.
    — Не торопись, — строго остановил его Дюндин. — Может, те составы, которые ты видел, подбрасывали немцам резервную технику.
    — И все же, я думаю, Федор прав, — заметил Михаил Мордасов. — Как бы то ни было, мы должны сегодня нагнать на фашистов страху здесь...
    — Тихо! Вы слышите?! — проговорил вдруг кто-то из подрывников.
    — По-моему, эшелон, — вслушиваясь, сказал Мордасов.
    Дюндин приказал подрывникам занять свои места, а сам с Мордасоаым пополз к насыпи.
    Партизаны растворились в темноте. И в этот момент прлил дождь. Дюндин и Мордасов одним броском достигли полотна, начали выгребать из-под шпал гравий, чтобы заложить туда мину. Дождь хлестал как из ведра. И вдруг их ослепил яркий свет. «Прожекторы!»— была первая мысль. Но это была просто вспышка молнии. И вновь ночная мгла окутала все вокруг. Слева, у изгиба дороги, мелькнул узкий сноп света — прожектор идущаго паровоза. Локомотив пыхтел напряженно, видимо, состав был тяжелый. Дюндин приказал напарнику:
    — Быстро отходи, я догоню!
    Мордасов сполз с насыпи. Дюндин остался один. Его руки торопливо двигались, он спешил: поезд подходил все ближе и ближе, а мина еще не была установлена. Дюндин заволновался, что на успеет- Он знал, что может сам погибнуть. Но странно, в ту минуту думал совсем не об этом. В нем жила одна мысль, одно желание — взорвать фашистский эшелон.
    Он уложил мину, когда поезд был уже совсем рядом. Дюндин скатился с насыпи и, не раздумывая, дернул за шнур...
    Раздался огромной силы взрыв, сопровождаемый скрежетом металла. Вагоны громоздились друг на друга, срывались с рельсов, валились под откос.
    «Что с командиром?» — забеспокоился Мордасов, не дождавшись Дюндина.
    Он подождал товарищей, и они побежали к насыпи.
    Оглушенный взрывом командир лежал без движения. Бабич встряхнул Дюндина, но тот так и не пришел в себя. Раздумывать было некогда, и Бабич сказал:
    — Давайте, быстрее, отсюда! А то сейчас фрицы нагрянут.
    Подхватив на руки командира, подрывники поспешили прочь от железной дороги. Лрс стал гуще, почва под ногами не была уже такой зыбкой. Присели отдохнуть. Занималась заря. Теперь партизаны. могли осмотреть своего командира. Одежда и обувь на нем были порваны в клочья, лицо обожжено.
    Путь партизанам предстоял большой. До деревни Обча добрались, когда быг ло уже совсем светло. Там попросили у одного из крестьян лошадь с повозкой и на ней привезли командира в лагерь.
    В лесном госпитальном шалаше Дюндин пролежал несколько недель. Слух, хотя и не полностью, восстановился, зажили раны. Еще целый год самоотверженно сражался Дюндин с фашистскими захватчиками — до самого дня освобождения Белоруссии. За боевые дела награжден орденом Красного Знамени и медалью «Партизану Отечественной войны» первой степени.
    Сейчас Иван Васильевич Дюндин — пенсионер, живет в селе Вертехово Угранского района Смоленской области.
    С. Мальцев, бывший командир 754-го партизанского отряда.

    Рожин.jpg
    Рожин Алексей Александрович

    23.05.1919-05.05.2006 гг
    Начальник штаба 754-го партизанского отряда 12-й партизанской кавалерийской бригады им.Сталина.

    Осенью 1939 года его, учащегося 3-го курса Щельяюрского речного техникума призвали в ряды Красной Армии на Дальний Восток в Благовещенск. Полковая школа 214СП. Оттуда направили в Хабаровское пехотное училище. В августе 1941 года, после сдачи экзаменов и получения звания лейтенанта в районе города Городец, там где формировались Сибирские части, Алексей Рожин принял взвод станковых пулемётов и началась напряженная учёба: марши, броски, стрельбы.
    В ноябре 1941 боевая тревога, вагоны, окраина Москвы, полная боевая готовность, выдвижение колоннами к линии фронта. Три дня оборонительных боёв, и наконец, общее наступление. Под г.Руза был ранен.
    В феврале 1942 года из госпиталя сразу на передовую, затем под г.Юхнов снова ранение, госпиталь. Затем курсы усовершенствования комсостава в г.Тушино. По окончании курсов на фронт в должности командира стрелкового батальона.
    В августе в ходе больших оборонительных боёв противник потеснил наши части. При обороне переправы через р.Жиздра Алексея ранило и контузило. Он попал в плен, в лагерь для военнопленных в г.Бобруйск. Дубинки, голод, вонь, вошь, смерть повсюду…
    В декабре 1942 года встреча с товарищем, тайный сговор и побег.
    Встреча с партизанами в лесах Белоруссии. Алексей остался в отряде и вошёл в состав 12-й партизанской кавалерийской бригады им.Сталина.
    Рельсовая война, разгром фашистских гарнизонов, засады, уничтожение воинских эшелонов…..
    Так он прошёл путь от командира взвода тяжелого орудия, командира кавалерийского батальона, до начальника штаба 754-го партизанского отряда 12-й партизанской кавалерийской бригады им.Сталина.
    В декабре 1943 года ему был вручен автомат ППШ №И-Г 4593 как храбрейшему из храбрых, так как автоматы тогда были оружием избранных.
    15 июля 1944 года был награжден личным оружием системы «Наган», который в последствии, во времена лихих 90-х был сдан в военкомат.
    В июле 1944 года бригада соединилась с частями Красной Армии и опять фронт. Только уже в звании рядового. Как это случилось. В бригаде ему справку о том, что он лейтенант не подготовили, а на запрос в Москву о лейтенанте Рожине пришел ответ, что лейтенант Рожин А.А. пропал без вести.
    После того как немцы были выбиты с родной земли была Польша, потом Германия. Демобилизовался в 1946 году.
    За героизм, проявленный при форсировании реки Одер и удержании плацдарма на западном берегу Рожин А.А. был награжден одним из высших орденов СССР - орденом Красного Знамени №267744.
    Награжден правительственными медалями:
    - За оборону Москвы
    - Партизану Отечественной войны I и II степеней
    - Освобождение Варшавы
    - За победу над Германией
    О героическом боевом пути бригады есть книга «Когда опасность рядом», написанная командиром 754-го партизанского отряда 12-й партизанской кавалерийской бригады им.Сталина С.Мальцевым. В книге много страниц посвящено Рожину А.А.
    Источник: http://moypolk.ru/node/381200/detailinfo

    Партизанская бригада 12–я кавалерийская имени И.В.Сталина. Действовала на южном стыке Минской и Могилевской областей. Создана в марте 1943 года на базе отряда им. Сталина. Проводила операции на вражеских коммуникациях Пуховичи — Бобруйск, Осиповичи — Барановичи, Барановичи — Лунинец. Осуществила налеты на вражеские гарнизоны в Пуховичах и ряде других населенных пунктов. Командиру бригады В.А.Тихомирову в 1944 году присвоено звание Героя Советского Союза.
    Рядовым бойцом бригады был давний автор нашей газеты Леонид Григорьевич Булат. Свой рассказ он решил посвятить одному непростому событию из партизанской летописи — попытке захвата вражеского гарнизона в деревне Денисковичи Ганцевичского района. Этот штурм упоминается в военно–исторических справочниках, в книге «Когда опасность рядом» (Минск, «Беларусь», 1977) бывшего командира отряда N 754 бригады Сергея Ивановича Мальцева.
    Леонид Булат, который хорошо знал автора книги, считает, что время ее написания не позволило уважаемому Сергею Мальцеву рассказать всю правду о той операции. Предлагаемый рассказ — полная версия событий. Сверка фактов сделана по документам Национального архива.
    Очень хорошо запомнился мне тот день 17 февраля 1944 года. Еще не рассвело, а наша 12–я партизанская кавбригада в седлах при полном боевом. В колонне все три отряда: мальцевцы, звягинцы, филатенковцы (по фамилиям командиров отрядов NN 754, 755 и 756). Впереди комбриг Владимир Тихомиров и комиссар Иосиф Теплинский. Едем бить гарнизон в Денисковичах. И не одни — вместе с бригадами–соседями имени Ленина и Пономаренко.
    ...Миновали деревню Переволоки, за ней — большое село Чудин, затем Будча. Наконец, команда: «Слезай!» Привязываем к деревьям лошадей, готовимся. Мне же персонально команда от взводного:
    — Останешься коноводом!
    Такая невезуха! И почему именно меня? Только потому, что годами чуть помоложе остальных и в партизанах всего три с половиной месяца?..
    Примерно через час со стороны Денисковичей послышалась ружейно–пулеметная стрельба. Что там происходит? Как наши хлопцы?..
    Время к полудню. День хмурый и не сильно морозный. Кони неспокойные: так и норовят «вылущиться» из уздечек да из–под снега, взбитого копытами, к травке прошлогодней хотят дотянуться. Двоих даже догонять пришлось — сорвались, побрели по лесу.
    Вдруг вижу, меж стволов фигуры людей мелькают. Густо идут. Да это же наши! Возвращаются. Почему?.. Стрельба–то дальняя не затихает... Подходят. Все мрачные, раздраженные. Я было спросил кого–то: «Как дела?» Мне в ответ: «Заткнись». Вышла, если говорить солдатским языком, «дикая хреновина с морковиной».
    В общем раскладе боевых действий у нашей бригады была отдельная задача не допустить подкрепления противнику с наиболее опасных направлений. Потому комбриг распорядился двум отрядам, которыми командовали Звягинцев и Филатенков, «оседлать» узкоколейку со стороны Ганцевичей, а отряду Сергея Мальцева — блокировать большак от Круговичей.
    Наши бойцы расположились по обе стороны узкоколейки, замаскировались. Взрывники заложили под шпалу мощный заряд, решили взрывать самым надежным способом «на шнур».
    Стали ждать. Наконец, по узкоколейке прытко приближается паровозик. За ним череда открытых платформ. На платформах спиной к спине, ощерившись автоматами, стоят гитлеровцы по 8 — 10 человек. Всего до сотни отлично вооруженных врагов!
    Напряжение бойцов на пределе: вот–вот грохнет взрыв. И тогда прозвучит команда «Огонь!»
    Но состав стучит по рельсам, и его голова проходит то место, где установлен заряд...
    Взрыва нет!
    И поэтому команды «Огонь!» тоже нет...
    Платформы с гитлеровцами катятся мимо. До них сотня метров — убойный прицел. А опытнейший подрывник Владимир Галушко в растерянности. С концом взрывного шнура в кулаке он смотрит на стоящего рядом комбрига. По всем правилам установил мину, своевременно дернул шнур. И такая осечка!
    Все решали секунды. Но это были секунды растерянности. И, случись, прозвучал бы в тот момент один–единственный выстрел (у кого–то сдали бы нервы), то мгновенно шквал свинца обрушился бы на гитлеровцев. Но, понятно, эффект удара был бы уже не тот. Платформы не становятся на дыбы, сваливаясь на бок и подминая пассажиров. Тогда бы от ливня пуль врагу некуда было деться. Только — на землю, на открытую насыпь, под кинжальный двухсторонний огонь.
    Но произошло совсем не то. Как оказалось, взрывной шнур перехлестнулся с корневищем кустарника, и «натяг» не сработал.
    ...Подкрепление гитлеровцев появилось неожиданно для партизан, штурмующих гарнизон. Это решило исход операции. Лесным бойцам пришлось отступить.
    Возвращались мы в подавленном настроении. Многие мои товарищи от досады матерились с зубовным скрежетом. Такой провал! А ведь наша бригада делами своими по округе была известна. И у соседей–партизан, и у местного населения авторитетом пользовалась — тихомировцы! Даже песни наши, бригадными поэтами написанные, деревенская молодежь на своих посиделках пела. Бывало, где какую удачную операцию проведем — в народе молва: «Малайцы цiхамiраўцы! Добра немчурам падсунулi». Приятно? Еще бы! А тут такая осечка. И свое задание не выполнили, и товарищей по оружию подвели.
    Несколько дней только и разговоров было: «Эх, упустили... Такую засаду профукали...» Начальство тоже в мрачном настроении пребывало. Особенно комбриг. Он обычно среди бойцов и на шутку, и на словцо емкое горазд был. Свойский мужик. В двадцать два года быть командиром партизанской бригады в звании Героя Советского Союза — есть, как говорится, поводы для зазнайства. У нашего этого не водилось. Здорово мы тогда его гнева боялись. Но обошлось.
    По–видимому, разделил ту оплошность минеров и взял на себя часть вины комбриг Тихомиров (не каждому командиру такое дано). И в те дни, я помню, товарищи мои высказывали такие суждения: «Ладно. Не удалось под Денисковичами, но мы их в другом месте прищучим».
    Так оно впоследствии и было. Но успех, как говорится, всегда имеет родителей, а неудача, увы, сирота. Возможно, потому очень памятный тот эпизод мы на встречах своих, ветеранов 12–й бригады имени Сталина, почти не вспоминали. Да и сегодня живет еще чувство горечи и досады.
    А ничего постыдного в том эпизоде нет. Не умысел, не трусость, не предательство. И рассказать о том, что и как было, следует. Нас, очевидцев и участников, все меньше и меньше. Кто расскажет, если не мы.
    Источник: https://www.sb.by/articles/partizanskaya-dosada.html
     
    volic нравится это.

Поделиться этой страницей