Завоевание Смоленска Литвой 1404-1514 г.

Тема в разделе "От истоков по XVII век", создана пользователем Никита Мозуров, 7 фев 2020.

  1. Offline

    Никита Мозуров Завсегдатай SB

    Регистрация:
    16 авг 2018
    Сообщения:
    582
    Спасибо SB:
    1.168
    Отзывы:
    39
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Краснодар
    Имя:
    Никита
    Интересы:
    генеалогия
    Нашел на мой взгляд интересную статью в СЕВ, не поленился оцифровать, убрал устаревшие окончания из текста чтобы было удобнее читать.

    Завоевание Смоленска Литвою и краткий очерк его церковного состояния во время зависимости от Литвы. 1404-1514 г.

    «Смоленские епархиальные ведомости» //1871.-№4. С.44-66​


    Нашествие Монголов, сколько можно судить по сохранившимся историческим свидетельствам, для Смоленска и его окрестностей не имело таких гибельных последствий, какие, напр., испытали со своими областями Рязань, Москва, Владимир, Чернигов, Киев и многие другие цветущие русские города, обращенные жестокими варварами в груды развалин. Мы не хотим сказать, что Князья Смоленские оставались совершенно независимы от татар, и что жители Смоленской области будто бы не испытывали никакой тягости от ига монгольского (1), но припоминаем главным образом счастливый исход для Смоленска тех угрожавших гибелью опасностей, которые два раза приходилось ему переносить от нашествия татар.

    Так, по сказанию Русскаго Временника, около 1240г. один из отрядов монгольских, после взятия Киева, отправился вверх по Днепру, но не дошедши 30 верст до Смоленска, остановился в селении Долгомостье. Неизбежная гибель предстояла городу, тем более, что правителем его бы в это время князь слабый духом и телом Владимир Рюрикович. Но невидимая сила Божия не оставила город без защиты. Матерь Божия, Покровительница Смоленска, ночью призвала в соборный храм Меркурия, благочестивого военачальника Смоленского Князя, и здесь пред своею иконою, вооружив его небесною помощью, послала на поражение неверных. Повинуясь голосу Царицы Небесной, Меркурий один без помощников в ту же ночь отправился к неприятельскому стану: пробрался в середину неприятелей, умертвил их исполина и мужеством своим, при содействии Царицы Небесной (2), произвел в войске Батыя совершенное расстройство, и хотя за храбрость свою св. Меркурий пожертвовал собственною жизнью, но врагов не допустил до Смоленска. Благодарные граждане, как говорится в его житии, с великой честью перенесли в город тело мученика и похоронили в храме Богоматери, а в память подвигов его поставили столп (3).

    Не меньшая опасность угрожала Смоленску от татар и еще раз около 1340г. Князь Смоленский Иоанн Александрович, ободренный успехом своего оружия против Димитрия Князя Брянского, в рядах которого находилась между прочими войсками наемная вольница татарская, вступил в союз с литовским князем Гедемином для приобретения совершенной независимости от татар. За такой поступок Узбек объявил Иоанна мятежником, отрядил в Россию монгольского воеводу, именем Товлубия, и дал повеление всем русским князьям идти на Смоленск. Семь удельных владетелей выступили против Смоленска под знаменами Московскими. Казалось, что соединенные силы монголов и князей русских должны были одним ударом сокрушить княжество Смоленское, но, подступив к городу, они только взглянули на его укрепление, и не сделав ничего, удалились от города. Верно, замечает наш историограф, князья не имели особенного усердия истреблять своих соотечественников, и воевода Узбеков, смягченный дарами Смолян, взялся умилостивить Хана (4).

    Иоанн Александрович.jpg
    Иоанн Александрович - великий князь Смоленский (? — 1359)

    Но если так благополучно Смоляне избежали угрожавших опасностей от самих татар, зато те же татары, ослабившие и разъединившие ратные силы князей русских, были некоторым образом виновниками отторжения Смолян от пределов русских и векового подчинения его Литве.

    Первые попытки утвердить свое господство за Днепром обнаружил Литовский князь Олгерд (1345-1377г.), сын Гедемина, основателя Литовско-Русского княжества. Стараясь по примеру своего отца о расширении пределов своего государства, Олгерд после успешных войн на юге перенес свое оружие в пределы восточной руси.

    Ольгерд.jpg
    Ольгерд (около 1296 — 24 мая 1377) — великий князь литовский, сын Гедимина.

    Новгород, Псков, Тверь, Смоленск признали его своим покровителем, Брянск, Мстиславль, Белый, Ржев были заняты литовскими войсками, и Олгерд, имея под своими знаменами как союзника Смоленского князя Святослава Иоанновича, неоднократно подступал уже к Москве, угрожая ей совершенною гибелью. Но к счастью, на Московском престоле в это время был Дмитрий Иоаннович Донской, его мужество смирило гордые замыслы князя литовского и заставило его 1372г. отказаться от всех осажденных городов (5).

    Дмитрий Иоаннович.jpg
    Князь Дмитрий Иоаннович Донской
    Впрочем Смоленск недолго наслаждался возвращенной ему независимостью от Литвы. Князь Святослав, тяготясь воспоминанием о допущенном им союзе с Литвой, выжидал только случая, чтобы засвидетельствовать перед Московским В. Князем полную свою преданность и усердие к отечеству. Случай такой не замедлил представиться. В 1386 году сын Олгерда Скригайло свергнул с Полоцкого престола брата своего Андрея Олгердовича, храброго сподвижника Дмитрия на поле Куликовом. Святослав Смоленский явился союзником Андрея, и желая отомстить за него Литовцам, вступил в нынешнюю Могилевскую губернию. Но к сожалению, его усердие к Андрею и ненависть к Литве переступили надлежащие меры справедливости и благоразумия. Летописцы говорят с живейшим омерзением о тех зверских поступках Святослава, какие он допускал с побежденными. Мало того, что он убивал людей, но и вымышлял адские для них муки — жег, давил, сажал на кол младенцев и жен, услаждаясь как бы самим отчаянием невинных жертв (6). Но небесное правосудие не замедлило воздать ему по делам. Войско Святослава, осаждая Мстиславль, бывший город Смоленский, отнятый Литвой, увидело в поле знамена неприятельские: Скригайло и юный герой Литовский Витовт посланы были князем Ягайлом для защиты осажденных. Смоленский князь мужественно сразился с Литовцами на берегах р. Вихри, но победа осталась за литовцами. Святослав пал, уязвленный копьем навылет и через несколько минут испустил дух. Племянник его, князь Иоанн Васильевич, так же положил здесь свою голову, а сыновья Глеб и Юрий были взяты в плен с многими боярами. Победители гнались за полками русскими до Смоленска: взяли выкуп с его жителей, выдали им тела убитых князей, и посадив Юрия, как данника Литвы, на престоле отца его, вышли из владений Смоленских.

    Святослав Иоаннович.jpg
    Святослав Иоаннович (ум. 1386) — великий князь Смоленский (1359—1386), сын Иоанна Александровича Смоленского.
    К сожалению, В.К. Дмитрий Иоаннович, готовясь к разрыву с ордою, сам нуждался в это время в особенной дружбе Ягайловой, и поэтому, при всем желании, не мог оказать князьям Смоленским помощь против Литвы (7). Смоленск должен быть покориться своей судьбе.

    Наконец, когда Ягайло сделался королем Польским, и Литовское княжество перешло в руки храброго и предприимчивого Витовта, силившегося поставить владения свои на степень первенствующей державы в восточной Европе, самостоятельное существование Смоленска сделалось еще более сомнительным. В 1395г. Витовт после взятия Витебска, при содействии Смоленского князя Юрия, как данника и вместе родственника своего (8), собрал многочисленное войско, и распустив молву, что идет против Тамерлана, вдруг явился под стенами Смоленска, где Юриевы братья ссорились друг с другом об уделах. Сам же Юрий находился тогда в Рязани у тестя своего, Олега. Глеб Святославович старший из братьев, приехал с боярами в стан Литовский. Витовт, обласкав как друга, сказал, что слыша о раздоре князей Смоленских, желает быть посредником между ними и за каждым утвердить наследственную собственность.

    Витовт.jpg
    Витовт (Витольд; около 1350 — 27 октября 1430) — великий князь литовский с 1392 года.
    Сын Кейстута, племянник Ольгерда и двоюродный брат Ягайло.

    Легкомысленные Святославичи спешили к нему с дарами, сопровождаемые всеми знатнейшими боярами, так что в крепости не осталось ни одного воеводы, ни стражи. Ворота городские были отворены, народ, вслед за князьями, стремился толпами видеть героя Литовского, готового бороться с великим Тамерланом.

    Но лишь только несчастные князья вступили в шатер Витовтов, этот коварный князь объявил их своими пленниками, велел зажечь предместье и в ту же минуту устремился в город. Никто не противился: Литовцы грабили, пленили жителей, и взяв крепость провозгласили Витовта Государем области Смоленской. Народ был в изумлении (9).

    Отправив князей Смоленских в Литву, в Глебу Святославичу дав в удел местечко Полонное, Витовт старался утвердить за собою это важное приобретение. Сам жил несколько месяцев в Смоленске, писал дружественные письма к зятю своему, Великому князю, Василию Дмитриевичу и наконец поручил управление городом наместнику своему, Князю Литовскому Ямонту и чиновнику Василию Борейкову (10).

    Василий Дмитриевич.jpg
    Василий I Дмитриевич (30 декабря 1371 — 27 февраля 1425, Москва)
    великий князь московский и владимирский с 1389 года,
    старший сын Дмитрия Ивановича Донского и великой княгини Евдокии


    Нет сомнения, что Василий Дмитриевич с прискорбием видел это похищение русского достояния, но ему казалось благоразумнее сохранять до времени приязнь к Витовту, чтобы не потерять наконец и княжества Московского — единственной опоры и надежды отечества. И потому Великий князь в 1396 году поехал сам к Витовту в Смоленск, и здесь, среди пиров и наружного дружелюбия, утвердили границы своих владений (11). В одно время с великим князем прибыл из Киева в Смоленск и митрополит Киприан, чтобы ходатайствовать за пользу церкви православной. Дав слово не притеснять Веры Греческой, Витовт оставил Киприана главой Духовенства в подвластной ему России, и митрополит, рукоположив для Смоленской кафедры, в день Св. Пасхи, Наассона (12), на место уволившегося на покой епископа Даниила, отправился обратно в Киев.

    В 1399г Витовт решился поднять оружие против монголов, и чтобы успешнее действовать против врагов, склонял к участию в войне и зятя своего, Вел. князя Московского. Но осторожный Василий Дмитриевич, считая себя не вполне сильным для борьбы с врагами, постарался отклонить от себя это предложение. Вместо полков, он отправил в Смоленск, где находился тогда Витовт, супругу свою Софью с боярами, для вежливого изъявления своего отказа. Лукавый Витовт не уступал в ласках зятю, он великолепно угостил дочь московских бояр, и в знак родительской нежности дал ей множество икон с памятниками страстей Господних, выписанными из Греции одним из князей Смоленских (13). Начатая война с татарами для Витовта на этот раз кончилась неблагополучно. Едва ли третья часть литовского войска спаслась. Множество русских князей подвластных Витовту легло на месте битвы, и в том числе пали Глеб Святославович Смоленский и наместник Смоленский (14).

    Изгнанный Смоленский князь Юрий Святославович вздумал воспользоваться несчастьем Литвы. Собрав войско, 1401г., Юрий внезапно явился пред стенами Смоленска. Смоляне, ненавидевшие Литовское правление, отворили ворота и с восхищением приняли своего законного князя. К сожалению, день народного торжества и веселья обратился в день плача и кровопролития. Юрий Святославович, пылая местью, умертвил Витовтова наместника князя Романа Михайловича Брянского, потомка Св. Михаила Черниговского, и множество бояр Смоленских, которые держали сторону Литвы (15). Он не подумал, что милость и снисхождение в таких случаях бывают единственным средством для упрочивания благополучия. Головы отцов и мужей пали, но жены, дети и друзья убитых остались, и следовательно могли возбудить к нему неприязнь в народе. Но одна жестокость по большей части рождает и другую. Когда Витовт, узнав о взятии Смоленска, явился пред стенами его с войском, многие из граждан хотели сдаться Литве. Умысел их открылся — Юрий снова казнил всех без пощады, и затем, отразив неприятеля, заключил с ним перемирие. Но Литовский князь не на долго оставил Юрия в покое. - 1403г. после взятия Вязьмы, где княжил Иоанн Святославович, Витовт со своими всеми полками двинулся к Смоленску. Целые семь недель продолжалась осада города, но стены Смоленска так были крепки и храбрость Юрия так велика, что Литовский князь должен был 1404г. отступить от города без успеха, причинивши только опустошения его окрестностям. - Юрия, опасаясь нового нападения, желал видеться с Великим князем, оставил в Смоленске супругу, бояр, и дав им слово возвратиться немедленно, спешил в Москву, взяв с собою лучшее сокровище Смолян — Чудотворную икону Смоленской Божией Матери (16). Василий Дмитриевич принял Юрия дружелюбно, но — оказать ему какую-либо помощь против Витовта не согласился. Между тем, недовольные жестокостью Юрия Смоляне, пользуясь его отсутствием, тайно призвали Витовта и сдали ему город. Полки Литовские без малейшего сопротивления вступили в крепость, обезоружили воинов, взяли некоторых верных бояр под стражу, не делая, впрочем, жителям города никакого насилия и вреда, соблюдая тишину и благоустройство. Супруга Юрия была отправлена в Литву, и Витовт, заняв всю Смоленскую область, везде определил своих чиновников. Гражданам же и сельским жителям даровал особенную льготу, желая отвратить народ от Юрия и привлечь к себе (17). Таким образом, взяв древний Русский город в первый раз обманом, и во второй изменою, Витовт своей благоразумной политикой утвердил его за Литвой на целые 110 лет. Князь же Смоленский Юрий, узнав о взятии Смоленска Витовтом, сперва отправился в Новгород, потом жил в Торжке, и наконец после своего недостойного поступка с Юлианией, бывшей княгиней Вяземской (18), гонимый всеобщим презрением, не смея показаться ни русским князьям, ни народу, удалился в Орду, скитался несколько месяцев в степях и кончил свою жизнь в одном пустынном монастыре области Рязанской (19).

    Юрий Святославович.gif
    Юрий Святославич обороняет Смоленск

    Юрием Святославовичем прекратился ряд владетельных Смоленских князей, происходивших от внука Мономаха, Ростислава Мстиславича.

    Завоеватель Смоленска Витовт скончался 1431г. С ним, по словам одного польского историка, воссияла и затмилась слава народа литовского (20). Но что касается Смоленска, то смерть Витовта, можно сказать, не произвела перемен в его судьбе. Правда, с восшествием на престол Свитригайла, были сделаны некоторые ограничения на привилегии, дарованные Смоленску Витовтом, но эти ограничения существовали только при его непродолжительном правлении (1431-1440), при приемниках же Свитригайлы: Казимире, Александре и Сигизмунде Смолянам снова были возвращены все прежние права.

    Доказательством этого служит сохранившаяся до настоящего времени подтвердительная грамота Литовского Князя Александра, данная 1505г. 1 марта по просьбе Смоленских панов, бояр и всех жителей о неприкосновенности их прав и вольностей, дарованных им Витовтом, Сигизмундом и Казимиром (21).

    При этом нужно заметить, что привилегии того времени так были выгодны для Смолян, что они не желали лишиться их и при своем возвращении под власть России. При сдаче города Великому Князю Василию Иоанновичу жители Смоленска ничего больше не просили у него, как чтобы им оставлены были те же права, которыми они пользовались при Литовско-Польских Королях. Свидетельство на это мы находим в собственной грамоте Великого Князя Московского: «Даемъ вѣдати, что намъ билъ челомъ нашъ богомолецъ, нашiе Смоленскiя отчины владыка Варсонофiй и Урядники, окольничiе и князи, и бояре, и мѣщане, и черные люди о томъ, что намъ ихъ жаловати, держати въ ихъ старинѣ, какъ ихъ держалъ В.К. Витовтъ и иные прежнiе Государи ихъ, по той утвержденной граматѣ, какову далъ Александръ Король» .(22)

    Переходя к церковному состоянию Смолян мы видим, что та же умеренность и со стороны Литовско-Польского правительства к жителям Смоленской области сохраняема была и в отношении их Веры. С 1404 по 1414 г. (ошибка — 1514г. прим. Мозуров) продолжалось господство Литвы над Смоленском, и во все это время Католические Государи не только не стесняли свободу Веры у Смолян (23), сохраняли их церковную иерархию, признавали все права духовного суда, но и старались даже об увеличении имения духовенства.

    Первый епископ, во время завоевания Смоленска Литвой, Наассон, как мы видели, был рукоположен в святительский сан Митрополитом Киприаном 1396 года, в самом Смоленске и в присутствии самого же Витовта (24).

    За Наассоном по словам летописцев, на Смоленской кафедре был Иларион (25), но так как по свидетельству тех же летописей, Иларион Смоленский скончался в Коломне, а у Преосв. Платона он назван даже и Коломенским епископом (26), то нужно думать, что если он действительно и управлял Смоленской епархией, то управлял очень недолгое время.

    В 1404г. Рукоположен был на Смоленскую епархию Митрополитом Киприаном Севастьян (27). По свидетельству Никоновской летописи, этот епископ вместе с другими православными литовскими епископами 1416г. Присутствовал при избрании на Киевскую Митрополию Григория Самвлака (28).

    После Севастьяна с 1417г. На Смоленской кафедре является Герасим (29). В 1432 году епископ Герасим, по свидетельству Псковской летописи возведен был в сан Митрополита земли Русской: «въ лѣто 1433-6941 Смоленскiй владыка Герасимъ иде къ царюграду и Патриархъ постави его Митрополитомъ (30). Но по возвращении из Царьграда он по причине княжеских междоусобий продолжал оставаться в Смоленске (31). Этот Смоленский Архипастырь известен своей несчастной мученической кончиной. Летописцы говорят, что в 1435 г. жестокий и необузданный преемник Витовта Свитригайло, подозревая Герасима в тайных сношениях с Сигизмундом, личным своим врагом (32) ведел заковать владыку в цепи, и отправил в Витебск. Здесь продержал его четыре месяца в крепости и потом сжег на костре. Истинную причину впрочем такой мученической кончины Преосв. Платон, по свидетельству некоторых летописцев, находит в тайных происках католиков, которые по ненависти к Митрополиту за его ревность к православию, искали случая погубить его (33).

    Справедливость такого мнения подтверждается еще и тем, что около этого времени действительно Уния стала распространяться заметно близ Смоленска, и были даже назначены униатские епископы под именем Смоленских, избравшие своим местопребыванием Онуфриевский монастырь, в 15 верстах от Мстиславля (34).

    За Герасимом следовал на Смоленской кафедре Симеон II, скончавшийся по литовским актам в 1445 году.

    За ним был Мисаил (35). В примечании к актам историческим сказано, что он происходил из фамилии Друцких-Соколинских-Бабичей, и состоял в родстве с Сапегами (36). В 1456 году он, по сказанию летописцев, был в Москве и возвратил оттуда в Смоленск икону Смоленской Божией Матери (37). Этот Архипастырь, как видно из письма к нему Митрополита Ионы, мужественно и неутолимо боролся с униатами и католиками за православие и приобрел значительное влияние на литовских князей (38). Мисаилу приписывается учреждение монастыря Черейского во имя св. Троицы в Головле, но неизвестно вв каком месте был этот монастырь. Ныне есть село Головенька в Бельском уезде, но развалины монастыря близ него не существует (39). По акту 1469г, где мать владыки подписала сельцо свое на монастырь Черейский, видно, что он в этом году еще занимал Смоленскую кафедру (40). В 1474г. за испытанную ревность к православию, он был избран Митрополитом Киевским и посвящен в Царьграде Самсоном Патриархом (41). Умер 1477 года (42).

    После Мисаила на Смоленской кафедре следует Иоаким (1475-1494г.), и а ним Иосиф по прозванию Салтан (43). Иосиф происходил из старинной Литовской фамилии (44), и до вступления на Смоленскую епархию был Архимандритом Слуцкого монастыря. Около этого времени он посетил Восток и с любовью изучал обыкновения Восточной церкви (45). В 1500г. он был посвящен в Митрополита Киевского, но как видно из некоторых актов, он не переставал управлять и в это время Смоленской епархией до 1506г. «Въ лѣто 7006, мая въ 30 день Вел. Кн. Литовский Александръ даде Митрополiю Кiевскую и всея Руси Iосифу епископу Смоленскому съ епископiею Смоленскою» (46). В 1509г. Иосиф упоминается только как Митрополит Киевский, и в этом сане председательствовал на соборе в Вильне (47). Наши летописцы называют его приверженцем унии и распространителем ее (48). Того же мнения держатся Преосв. Платон (49) и Карамзин (50).


    Но если это справедливо, то само собой разумеется, что более всех других епархий православие должно было потерпеть в Смоленской епархии, однако доказательств на это в истории Смоленска мы не встречаем никаких. Обращаясь за тем к актам собора Виленского, где Иосиф председательствовал и след. давал главное направление делам, мы также не находим ничего напоминающего об унии. Сам даже историк (Карамзин), произнесший решительный суд об отступничестве Иосифа, говорит: «Деяния сего достопамятного собора свидетельствуют, что церковь греческая пользовалась тогда в Литве свободой, независимостью и была верной коренным уставам православия» (51). Наконец многократные ходатайства Иосифа за православных пред Литовско-польским правительством приводят так же к убеждению, что для него дорога была Вера православия. Таким образом следует заключить, что если наклонность к унии и была в нем когда-нибудь, то она не была искренняя, или была совсем брошена впоследствии. Преосвященный Филарет выразился о нем: «худо говорили об Иосифе в Москве, потому что для пользы Паствы он не действовал по видам Москвы. Ему стали докучать об унии, он обратился к Патриарху, тот прислал ему умный совет: «для любви твоей есть умная отговорка: ты будешь говорить, что без воли К. Патриарха ничего не можешь сделать». Иосиф так и поступал» (52). Скончался он в Вильне 1519г (53).

    Последним епископом Смоленским при Литовском правлении был Варсоновий. Он в 1509г. Вместе с Архимандритом Смоленского Духовского монастыря присутствовал на Виленском соборе. Он же 1414г. (ошибка — 1514г. прим. Мозуров) избран был Смоленскими гражданами посредником перед В.К. Василия Иоанновичем при сдаче города и торжественно встречал В. Князя в Соборном храме. Но вскоре за тем (1515г.) по некоторым политическим недоразумениям, этот достойный пастырь В. Московским князем лишен был святительской кафедры и сослан на Кубенское озеро (55).

    Не лишая возможности Смоленскую паству иметь своих Архипастырей, Литовско-польское правительство в то же время оказывало заботу о сохранении прав, присвоенных православным епископам. Доказательством этого служат дошедшие до нас грамоты Литовско-польских королей Смоленских к другим православ. епископам. Так Литовским кн. Александром в 1494г. Подтверждено Смоленскому наместнику в суды церковные не вступаться (56). В 1499г. При Иосифе восстановлена судебная грамота В. к. Ярослава, где круг и порядок церковного суда утвержден в прежнем виде (57).

    1505г. Король новой грамотой обещал, по примеру предков, христианства греческого закона не рушати (на что представлен был Иосифом лист, данный отцом Александра Казимиром), налога на их (подданных православного исповедания) веру не чинити, а в церковные земли и воды не вступатися, так же и в монастыри (58).

    Наконец в 1511 году Литовско-польский король Сигизмунд I в жалованной своей грамоте православным епископам между прочим писал так: «Били нам челом Митрополит Киевский Иосиф и епископы, которые суть под Митрополией Киевской и всея Руси, и клали перед нами листы (жалованные грамоты) предка нашего кн. Витовта и отца нашего Казимира и брата нашего Александра, которыми сии короли и великие князи утвердили церковные закону греческого справы и суды… И мы посмотревши на их права духовные писанные, которые с начатку веры их установлены и им даны… и подтверждаем сим нашим листом митрополиту Киевскому и всея Руси Иосифу и всем епископам в отчине нашей, великом княжестве Литовском и Русском, как духовных, так и светских судити и рядити, и всякие дела духовные справляти и благословляти, и непослушных карати по правам и уставам Соборной Восточной церкви… И приказуем, дабы все князи и панове нашего Римского закона, как духовые, так светские, и воеводы, и старосты, и наместники наши как Римского закона, так и греческого, и тивуны, и все заказники и пр. … кривды церкви Божией и митрополиту и епископам не чинили и в доходы церковные не вступалися (59).

    Наконец между историческими актами того времени, мы встречаем целый ряд и таких грамот Литовско-польских королей, которыми они утверждали права разных духовных лиц Смоленской паствы на владения, вновь приобретаемую церковную собственность. Из числа этих грамот одни даны на имя Смоленских епископов (60), другие на имя монастырей (61), и некоторые на имя приходских церквей (62).

    Итак, на основании приведенных свидетельств естественно вывести заключение, что как гражданский быт Смолян, во время зависимости их от Литвы, не испытал особенных притеснений, и даже приобрел еще некоторые привилегии, так равно и религиозное состояние Смоленской Паствы сохранило свою духовную свободу и независимость.

    Пр свидетельству истории, при занятии Смоленска В. кн. Василием Иоанновичем, в нем не найдено никаких изменений против православия, и порядок Богослужения отправлялся обыкновенным образом (63).

    Эта-то без сомнения чистота православной Веры и вместе русское имя и русская кровь были причиною того, что жители Смоленской области, при всех стараниях Литовско-польского правительства, не могли сродниться с Литвою, - народом чуждым и по происхождению, и по обычаям, и по языку и по вере. Сто десять лет находился Смоленск под властью Литвы, замечает наш Историограф. В могилу сошло уже не одно поколение, изменились уже многие обычаи, но русская кровь и русское имя все еще трогали сердце Смоленских жителей, и любовь к древнему отечеству вместе с братским духом единоверия облегчили для Великого князя желаемое им присоединение Смоленска (64). Взятие Смоленска последовало в последних числах июля 1414г., (ошибка — 1514г. прим. Мозуров) и 1-го Августа совершилось торжественное вступление В. кн. Василия Иоанновича в город. В этот день Епископ Варсанофий торжественно святил вводу на Днпре и с крестом шел в город, за ним шествовали духовенство, Великий князь, воеводы и все войско в стройном порядке. Бояре Смоленские, народ, жены и дети встретили Василия в предместии с очами светлыми. Епископ окропил святой водой Государя и народ. В храме Богоматери отпели молебен. Протодиакон с амвона возгласил многолетие победителю. Благословив Великого князя животворящим крестом, епископ сказал ему: «Божией милостью радуйся и здравствуй, православный царь всея Руси, на твоей отчине и дедине града Смоленска». Тут князья, братья Государевы, бояре, воеводы, чиновники и все жители Смоленска, поздравив его, начали целоваться друг с другом, плакали в восхищении сердечном, назывались родными друзьями, единоверными. Окруженный военными сановниками, Василий сквозь толпы ликующего народа прибыл во дворец древних князей Мономахова поколения, и сел на их трон, среди бояр и воевод, призвал знатнейших граждан, объявил им милость, дал грамоту льготную, оставил Варсанофия на святительском престоле (65) и назначил наместником князя Шуйского. Утвердил права собственности, личную безопасность, свободу, уставы Витовтовы, Казимировы, Александровы и Сигизмундовы (66). Всех угостил обедом и пожаловал соболями, бархатом, камнями и золотыми деньгами (67).

    Взятие Смоленска, говорит Летописец, казалось светлым праздником для всей России.

    Отнять чужое лестно одному славолюбию Государя, но возвратить собственное весело самом народу.
    (68)

    Ив. Сперанский



    (1) Хотя мы не видимъ по лѣтописямъ, замѣчаетъ Карамзинъ, чтобы Князья Смоленскiе когда нибудь ѣздили в Орду и платили ей дань: но сему причиною то, что повѣствователи нашихъ отечественныхъ дѣянiй, живши въ другихъ областяхъ, вообще рѣдко упоминаютъ о Смоленскѣ и его происшествiях. Возможно ли, чтобы княжество не особенно сильное одно въ Россiи спаслося отъ ига, когда и Новгородъ болѣе отдаленный долженъ былъ повиноваться царю Капчатскому. Ист. кар. т. IV стр. 235.
    (2) Поражаемые св. воиномъ, враги въ тоже время видѣли «чудную и странную жену, стоящую въ воздухѣ, и молниеносныхъ мужей бiющихъ ихъ». Рукоп. жит. Св. Мерк.
    (3) Русск. Врем, 1, 113; - жит. св. муч. Мерк. съ службою ему.
    (4) Ист. кар. т. IV, стр. 235, 236
    (5) Ист. кар. т. V, стр. 20, 23
    (6) См. 112 прим. Къ V т. ист. кар.
    (7) V т. кар. стр. 100 и 101
    (8) За Витовтомъ въ замужествѣ была сестра Смоленских Князей Анна Святославовна (см. 163 прим. къ V т. кар.: стрик.кн. XV, гл. 7.
    (9) Стрик. кн. XIV, гл. IV. Смоленск был взят 28 сент.
    (10) V т. кар. Стр. 156
    (11) V т. Ист. сар. Стр. 157
    (12) «Тое же весны за 2 недѣли до Велика дни Князь Великiй поѣха въ Смоленскъ, тако же и Кипрiанъ Митрополитъ, и былъ у Витовта, и на Великъ день поставилъ Наассона Епископомъ въ Смоленскъ.» (См. 166 прим. къ V т. ист. кар.)
    (13) Прим. 175 къ V т. ист. кар.
    (14) Истор. кар. V т. стр. 171
    (15) Тамъ же ст. 177.
    (16) См. ист. Ст. Оп. См. Епарх. Стр. 24
    (17) Стр. 181, V т. кар. И 192 прим. Въ ник. лѣт. говорится «въ Смоленцѣ (Витовтъ) свои намѣстницы посади, Ляхи, и приказа людямъ Смоленскимъ льготу многу читити, отводя ихъ отъ Князя Юрiя.
    (18) См. въ 9 № Смол. Епарх. Вѣд. за 1870 г.
    (19) Истор. кар. т. V, стр. 185
    (20) Истор. кар. т. V, стр. 252 и прим. 263. Другiя, Hist. Polon. 559.
    (21) См. 1 т. Акт. Зап. Р. Стр. 360 №213, сохранились и еще двѣ льготныя граматы этаго же князя, данныя собственно Смоленским мѣщанамъ: одна 1500г., объ освобожденiи ихъ отъ платежа мыта, по всему государству, на 15 л., и другая 1502г. Объ освобождениiи отъ разных податей на 6 летъ (См. 1 т. Акт. стр. 209 № 182 и стр. 347 № 199.
    (22) См. Жал. грам. Смол. жителямъ 1514г. 21 Iюля въ собр. госуд. грам. 1, 411.
    (23) I т. Акт. 3. Р. Стр. 360. «Христова греческаго закону не рушати… и въ церковныя земли и воды не вступатися.» - Ист. кар. V т. прим. 192.
    (24) См. выше 12 прим.
    (25) Ист. Кар. V т. прим. 254.
    (26) Ист. Плат. I, 263.
    (27) Слов. Щекот. ч. V
    (28) Акт. Зап. Рос. I, 33 Ник. Лѣт. Витовтъ собравъ епископ. Исакiя Черниговскаго, Феодосия Полоцкаго, Дiонисiя Лучскаго, Герасима Владимiрскаго, Ивана Голицкаго, Севастiана Смоленскаго и друг»… Убѣждая къ избранiю новаго Митрополита, Витовтъ, говорилъ епископамъ: я не желалъ бы, чтобы про меня говорили со стороны: вотъ государь иной вѣры, оттого и церковь оскудѣла» 89 стр. IV т. Преосв. Макар.
    (29) Смотр. Слов. Щекот. V.
    (30) Изъ Псков. Лѣт. у кар. V т. прим. 243
    (31) Въ Пск. Лѣт. (под 1434г.) Тояже осени Герасимъ прiѣха изъ царяграда въ Смоленскъ отъ патриiарха поставлен Митрополитом на русскую землю, а на Москву того ради не поѣха, князья великiе заратовались между собою. Ист. кар. V. Прим. 292.
    (32) Въ 1432г. Свитригайло изгнанъ былъ изъ Литвы Сигизмундомъ, сыном кеститiевым; но онъ и въ это время продолжалъ удерживать за собою: Вольшь, Подолiю, часть Кiевскаго Княжества, Княжество Смоленское и Витебское.
    (33) Ист. плат. I, 287; Псков. Лѣт. 2, стр.28
    (34) Акт. Зап. Р. т. I. прим. 39.
    (35) Акт. Зап. Р. т. I. Прим. 70. Послѣ Симеона, скончавшагося въ 1445г. (по Лит. Лѣт..), находимъ на Смоленской кафедре 1454г. Мисаила, который потомъ былъ посвященъ въ Митрополита Кiевскаго.
    (36) Акт. Зап. Р. т. IV прим. на 136 п.
    (37) См. Ист. ст. оп. См. Епар. Стр. 83.
    (38) Акт. зап. Р. т. I, 103 стр.; истор. кар. т. V; ист. Солов. л. IV стр. 84.
    (39) Ист. ст. оп. См. Епар. стр. 84.
    (40) Акт. зап. Р. т. IV, прим. на 136 и 161 п.
    (41) Акт. зап. Р. т. II, стр. 230.
    (42) Тамъ же.
    (43) Акт. зап. Р. т. I, п. 70.
    (44) Ист. Фил. III, 61.
    (45) Акт. зап. Р. III, п. 114, ист. фин. III, 58
    (46) Арх. Кiев. Лѣт.; ст. оп. См. Епар. Стр. 86; Акт. зап. Р. т. II, стр. 27, подъ 1507г. жалованная грамота короля владыкѣ Смоленскому Iосифу.
    (47) О собор. Въ градѣ Вильно, - рук. синод. библ. подъ №87.
    (48) Въ прибавл. къ Iсоф. лѣт. говорится объ Iосифѣ: « Посылалъ де и кн. Александръ къ своей В. Кн. Еленѣ о томъ отметчика прав. Греч. Закона Iосифа владыку Смоленскаго…. xтобы приступила къ рим. pакону и проч.»
    (49) Ист. Плат. , 358.
    (50) Ист. Кар. т. VI, стр. 92.
    (51) VII т. ист. кар. Стр. 117.
    (52) Ист. финар. III, 57, Ист. ст. оп. Смол. епар. стр. 85-86
    (53) Полин. Митр. Kiев.
    (54) Акт. зап. Р. т. I. №28; ист. карт. VII, прим. 374. Акт. ист. I стр. 529 и 339.
    (55) Ист. фин. III т. стр.18.
    (56) Акт. зап. Р. т. I, стр. 142
    (57) Тамъ же № 43 и 82; ист. фил. III, 19 прим. 26.
    (58) Акт. зап. Р. т. I, стр. 359.
    (59) Тамъ же т. II стр. 82. № 65.
    (60) Напр. 1497г. Мар. 17 и 1499г. Апр. 6 Жалованная грамота Князя Александра Смоленскому епископу Иосифу, с подтверждением права на владенiе Чуриловскою отчиною, и съ дозволенiемъ селить въ ней людей, и Грамота Судная, по жалобѣ епископа Iосифа, о притѣсненiях чинимыхъ князьями горскими отчинымъ церковнымъ людямъ. (I т. Акт. зап. Р. стр. 168 № 145.
    1497 г. Апр. 13 Судная грамота Л.К. Александра Смоленскому еп. Iосифу, о правѣ на владенiе Дѣдковскимъ садомъ. (Тамъ же стр. 173 №148).
    1498г. Окт. 6 Грамота того же князя Смоленскому намѣстнику, о дозволенiи еп. Iосифу купить имѣнiе Ярковичи. (Тамъ же стр. 182 №160).
    1507г. Iюля 18 Жалованная Грамота Короля Сигизмунда Смоленскому владыке Iосифу, на сельцо Капустинское (II т. Акт. зап. Р. Стр. 27, №24).
    (61) 1486 г. Мая 24. правая грамота короля польскаго Казимира Смоленскому Архангело-Михайловскому монастырю, на владѣнiе селищемъ Мокѣевскимъ. (1 т. стр. 106 №87.)
    1507г. Iюня 5 и 1508 Сент. 1 Жалованныя Грамоты Сигизмунда Смоленскому Спасскому монастырю, на Матвеѣевскую пустошь и двѣ службы людей въ Касплинской волости. (II т. Акт. З. Р. Стр. 26 №23). - Спасскiй монастырь, о которомъ здѣсь идетъ рѣчь, ныне не сууществуетъ; онъ находился не вдалекѣ отъ Арх.-Мих. Церкви въ востоку, подлѣ нынешнейй деревни Чернуушекъ.
    (62) Такова напр. 1489г. Окт. 3 Судная Королевская Грамата причту Смоленской церкви Св. Николая Полетѣлаго, на право владѣнiя селомъ Фоминымъ на Рогожѣ съ десятиною. (1. т.стр. 112 №95). - Церковь Св. Ник. Полетѣлаго, какъ видно изъ древнихъ актовъ находилась за городскою чертою и продолжала существовать до взятiя Смоленска поляками. (См. Ист. Акт. 3. Р. II, стр. 174.
    (63) Ист. ст. оп. См. Епар. Стр. 85.
    (64) Ист. кар. т. VII стр. 60.
    (65) Епископу Варсанофiю, какъ вы видѣли выше, не долго довелось оставаться на Смоленской кафедрѣ; при новомъ правленiи 1515г. онъ сосланъ былъ на кубенское озеро. (см. прим. 55).
    (66) См. 105 прим. къ VII т. ист. кар.
    (67) Истор. кар. стр. 59-60, VII том.
    (68) Тамъ же, стр. 60.

    Об авторе.

    Иван Петрович Сперанский (октябрь 1831 г.— 28 июня 1909 г.), статский советник, редактировал «Смоленские епархиальные ведомости» совместно с И. А. Морошкиным и С. А. Солнцевым.

    26 апреля 1860 г. назначен в Смоленскую Духовную семинарию, где прослужил до 26 ноября 1887 г., одновременно преподавал в Смоленском епархиальном женском училище, входил в состав особой комиссии по разборке архивных дел Смоленской консистории, в Смоленский церковно археологический комитет, был членом педагогического собрания правления Смоленской Духовной семинарии, входил в Братство прп. Авраамия Смоленского, был членом Смоленского епархиального комитета Православного миссионерского общества и проч., являлся старостой смоленской Покровской церкви.

    Награжден орденами св. Станислава 3 й и 2 й степени, св. Анны 3-й и 2 й степени, св. Владимира 4 й степени, а также медалями «Воспоминание Севастопольской войны (1853–1856 гг.)», «В память царствования императора Александра III».

    4 марта 1897 г. указом Сената Сперанский с детьми были утверждены в потомственном дворянском достоинстве. На съезде духовенства и церковных старост Смоленской епархии, состоявшемся в июне 1909 г., принято решение об учреждении стипендии имени И. П. Сперанского при Смоленском Духовном училище.*

    *Л. Л. Степченков, Ю. А. Балбышкин. К 145-летию выхода 1-го номера газеты «Смоленские епархиальные ведомости».

    **Сперанский Иван Петрович // Степченков Л. Л. Смоленская епархия: (1776–1917 гг.):

    Биобиблиографический указатель. Смоленск, 2008 С. 259–265.
     

    Вложения:

    Последнее редактирование: 5 ноя 2020
    kress 71, Овинцы, Nikolaj и 2 другим нравится это.
  2. Ads Master

    Отзывы:
    0
     
  3. Offline

    Nikolaj энтомолог

    Регистрация:
    15 дек 2008
    Сообщения:
    11.178
    Спасибо SB:
    5.319
    Отзывы:
    90
    Страна:
    Serbia
    Из:
    Марс
    Имя:
    Никола
    Интересы:
    буль-буль,ням-ням!
    Очень интересно, немножко из геральдических записей относящийся к данному периоду:

    После захвата Смоленска литовцами князь Юрий Святославович бежал в Москву вместе со своим сыном Федором. Некоторое время князь Федор Юрьевич жил в Новгороде, а затем "отъеха в Немци", откуда и попал, вероятно, на известный собор в Констанце в 1413 году. В Констанце и произошло изменение печати князя Федора на западноевропейский манер. Пушка была заменена задней половиной льва, птица - орлом, клюющим туловище льва. Добавлены два белых креста в красном поле. Это означало, что владелец печати вступил в рыцарский орден св. Иоанна Иерусалимского.
     
    kress 71, Овинцы и Никита Мозуров нравится это.

Поделиться этой страницей