Канадские экспедиционные силы в Сибири 1918-1919

Тема в разделе "Гражданская война в России", создана пользователем Wolf09, 16 ноя 2014.

  1. Offline

    Wolf09 Старый Волк

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    26.113
    Спасибо SB:
    109.349
    Отзывы:
    1.699
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    В нашей стране (за исключением среды специально интересующихся данным вопросом историков) принято считать, что войска антибольшевистских правительств активно поддерживала Антанта, в частности Великобритания, а в рядах армии адмирала Колчака на Восточном фронте, на основном театре военных действий Гражданской войны в России, воевали многочисленные британские, чехословацкие, американские и японские части. Если заняться изучением интервенции более глубоко, то окажется, что среди иностранных войск в Сибири и на Урале присутствовали ещё и румыны, поляки, сербы, французы и даже итальянцы. Но насколько серьёзную поддержку своими вооружёнными силами оказали эти страны антибольшевистским силам? Мы попробуем ответить на этот вопрос на примере канадского и британского контингентов.

    Игорь ЛАДЫГИН

    Цейхгауз. № 40-41, 2011.


    В Сибири, в отличие от Севера и Дальнего Востока бывшей Российской империи, британские войска активного участия в боевых действиях в период Гражданской войны 1918-1922 гг. не принимали. Всё их участие свелось к несению гарнизонной службы и охране грузов, перевозившихся по Транссибирской магистрали, а основные потери британцы понесли умершими от болезней. Хотя первоначально, в конце 1917 г., всё планировалось немного иначе.
    Вскоре после захвата власти большевиками командование Антанты разработало операцию по высадке на Севере России дляизахвата стратегических военных складов, а также операцию по высадке вооружённых сил во Владивостоке и дальнейшему захвату Транссиба с целью переброски союзных войск в Центральную Россию и возрождения Восточного фронта против Германии и Австро-Венгрии. Так, подполковник Джон Уорд, командир 25-го батальона Мидлсекского полка (The Middlesex Regiment (Duke of Cambridge's Own), вспоминал, что первый приказ на отправку во Владивосток он получил ещё в ноябре 1917 г.
    Основной ударной силой для захвата Транссиба должен был стать Чехословацкий корпус, формально входивший в состав французской армии. Однако командование корпуса и лично председатель Чехословацкого национального совета доктор Т.Г. Масарик выступали против использования корпуса в такой роли и изо всех сил стремились скорее отправить его в Европу. Но большевики сами подтолкнули чехословаков к вооружённому выступлению совместно с антибольшевистским подпольем, что и произошло 25 мая 1918 г. В результате к моменту высадки во Владивостоке первых подразделений британской армии (27 июля 1918 г.) на Востоке России уже существовал разрозненный антибольшевистский фронт, считавшийся многими в России и за рубежом «антигерманским».
    В начале июля 1918 г. британский премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж на встрече с премьер-министрами стран, входящих в Содружество, заявил о том, что их страны могли бы принять более активное участие в операциях британских вооружённых сил на фронтах Мировой войны. Премьер-министр Канады Роберт Борден заявил, что теперь молодая и доселе малозаметная в большой политике Канада могла бы внести свой вклад в общесоюзническое дело. 12 июля 1918 г. генерал-майор Уиллоби Г. Гуоткин (Gwatkin), начальник Генерального штаба в Оттаве, приступил к формированию пехотной бригады для операций в Сибири. Через месяц, 12 августа, был подписан приказ о создании в Канадском экспедиционном корпусе (канадские войска, действовавшие за пределами страны) специального соединения «Сибирь» — Canadian Expeditionary Force (Siberia), именовавшегося также Canadian Siberian Expeditionary Force (CSEF), и имевшее «сквозное» армейское наименование — 16-я пехотная бригада СЕF. Надо сказать, что её формирование очень трудно согласовывалось канадским правительством, генерал-губернатором и парламентом.
    Предполагалось, что корпус будет формироваться из добровольцев, в частности воевавших в Европе. Общее количество — 5500 человек. Контракт подписывался сроком на 1 год. Первоначально удалось набрать лишь 2200 добровольцев. В итоге недостающее число было компенсировано за счёт включения в корпус других подразделений канадских вооружённых сил, призванных по мобилизации в соответствии с военно-призывным актом 1917 г. Призывники составили около трети личного состава корпуса.
    Идея о создании СSEF вызвала резко не-гативную реакцию в канадском обществе. В крупных городах, особенно в провинции Квебек, проходили демонстрации против отправки канадских солдат на войну. Большое недовольство населения и солдат вызвал тот факт, что корпус формировался из солдат и офицеров, только что вернувшихся с европейского театра военных действий (всем ещё было памятно кровопролитное сражение при Пашендале). В ротах «С» и «Б» 259-го батальона, состоявших из уроженцев Квебека, произошёл бунт. Некоторых пришлось даже везти во Владивосток закованными в кандалы. Зачинщики были преданы военно-полевому суду. В итоге лично премьер-министру Великобритании Ллойд Джорджу пришлось выступить со специальным заявлением и заверить граждан, что «войска не будут задействованы в боевых операциях, а лишь займутся охранными функциями для стабилизации положения в России».

    1.png
    Офицеры штаба 16-й пехотной бригады. В центре сидит бригадный генерал Х.С. Бикфорд.
    Лагерь Уиллоуз, осень 1918 г.

    2.png
    Солдаты 259-го батальона в г. Виктория незадолго до отправки в Сибирь. Декабрь 1918 г.

    В состав СSEF записались также русские солдаты и офицеры из бывшего русского Экспедиционного корпуса во Франции — всего 135 человек. Отношение к ним со стороны командования было настороженным, и русские добровольцы были равномерно включены в состав 259-го и 260-го батальонов.
    10 сентября 1918 г. командующим СSEF был назначен генерал-майор Джеймс Гарольд Элмсли (Elmsley), который ранее командовал 8-й пехотной бригадой СЕF во Франции. Было решено, что под командование Элмсли перейдут также части британской армии, уже находившиеся в Сибири: 25-й батальон Мидлсекского полка и 1/9-й (велосипедный) батальон Гемпширского полка (1/9th (Сyclist) Battalion, The Hampshire Regiment).
    Эти британские части состояли из чинов, годных лишь для несения гарнизонной и караульной службы. Например, 1/9-й батальон Хэмпширского полка изначально был сформирован как территориальный. В феврале 1916 г. он был направлен в Индию, где находился до ноября 1918 г., а затем убыл из Бомбея во Владивосток, куда прибыл 28 ноября. Позже в соответствии с приказом британского военного министерства батальон был отправлен по железной дороге в Омск, куда прибыл 5 января 1919 г.
    25-й батальон Собственного герцога Кембриджского Мидлсекского полка, сформированный в сентябре 1916 г, вообще состоял из чинов, ограниченно годных к военной службе. В декабре 1916 г. он был передислоцирован для несения гарнизонной службы в Сингапуре и Гонконге, а 27 июля 1918 г. прибыл в Россию. Вот что сказал встречавшим его русским союзникам после высадки во Владивостоке уже упоминавшийся полковник Дж. Уорд: «...мой батальон принадлежит к гарнизонным войскам и не приспособлен для несения службы на передовых линиях».
    Вскоре 243 человека из состава батальона во главе с Уордом, совместно с французскими, чешскими военными и казаками Калмыкова приняли участие в отражении наступления красных частей на Уссурийском фронте между Свиягино и Краевском. При этом Уорд фактически оказался временно командующим Уссурийским фронтом. Первоначально батальону под место дислокации отводился Красноярск. Однако вскоре генерал Альфред Нокс (глава британской военной миссии при правительстве А. В. Колчака) вызвал батальон в качестве своей личной охраны в Омск, куда он и прибыл 18 октября, оставив в Красноярске одну роту.
    Эти части позднее вошли в состав 16-й пехотной бригады СSEF вместе с канадскими пехотными батальонами под непосредственным командованием канадского бригадного генерала Гарольда Бикфорда.
    Многие британские офицеры, прибывшие в Сибирь в годы Гражданской войны, никогда не бывали в боях, некоторые попали в германский плен в самом начале Первой мировой войны. Им не терпелось поучаствовать в боях и получить боевые награды. Вероятно, с учётом этих настроений впоследствии предполагалось участие английских батальонов в боевых действиях на Урале, однако до этого дело так и не дошло.
    Наиболее боеспособной, но весьма малочисленной частью из 63 человек было сводное подразделение из морских пехотинцев и моряков-артиллеристов с крейсера «Кент» под командованием капитана Королевской морской лёгкой пехоты Томаса Генри Джеймсона, сформированное по предложению главы британской морской миссии в России капитана Дж. Вулф-Марри с одобрения британского Адмиралтейства.

    Всего было набрано 1653 призывника, что составляло 30% от намеченной численности в 5500 человек.
    Это случилось 21 декабря 1918 г. в городе Виктория (провинция Британская Колумбия), когда две роты 259-го пехотного батальона, следовавшие из лагеря Уиллоуз (Willows Camp) к внешней верфи, чтобы погрузиться на военный транспорт «Тиста» (SS Teesta), отказались продолжать марш. Инициатором данного акта неповиновения стал стрелок роты «С» Ониль Буавер (Boisvert), 22-летний фермер-франкофон из провинции Квебек, закричавший по-французски другим солдатам из своего взвода: «Не пойдём в Сибирь!» (On y va pas a Sibérie!). Следует иметь в виду, что ранее Буавер и некоторые его сослуживцы посещали митинги рабочих, где под лозунгом «Руки прочь от России!» выступали ораторы из Социалистической партии Канады и Федеративной рабочей партии. Бунт был довольно быстро подавлен офицерами, начавшими стрелять в воздух из револьверов, и верными присяге солдатами, которые ударами своих брезентовых ремней загоняли мятежников обратно в строй.
    Дж. Вулф-Марри (Wolfe Мurrау), возглавлявший британскую военно-морскую миссию в Сибири, был коммандером Королевского флота (commander —эквивалент русского капитана 2-го ранга), но имел временное звание (acting rank) на одну ступень выше, а именно кэптэн (captain), то есть капитан 1-го ранга.

    3.png
    Стрелок Ониль Буавер, один из зачинщиков бунта 21 декабря 1918 г

    Отряд был вооружён одним 6-дюймовым и четырьмя 12-фунтовыми морскими орудиями и состоял из капитана морской пехоты, лейтенанта флота (помощника команди¬ра), старшего артиллериста (унтер-офицера флота), семи унтер-офицеров и 22 рядовых морской пехоты, флотского оружейного мастера, санитара, военврача из добровольческого резерва флота. Отряд выехал из Владивостока в 10 часов вечера 6 апреля 1919 г. Орудия были установлены на речные пароходы Камской флотилии белых, которые под названиями «Кент» и «Суффолк» активно участвовали в боевых действиях.
    Отправку частей экспедиционного корпуса во Владивосток задержала разразившаяся в Канаде эпидемия гриппа. Только 11 октября 1918 г. транспорт «Императрица Японии» с генералом Элмсли, его штабом, и вспомогательными службами (677 человек) на борту вышел из Виктории во Владивосток, куда и прибыл 26 октября.
    Всс союзные части в Сибири на этот момент подчинялись генералу Японской императорской армии Кикудзо Отани. В соответствии с соглашением, все распоряжения Отани касательно участия СSEF в операциях должны были согласовываться с командованием в Оттаве.
    7 декабря 1918 г. канадский подполковник Томас Морриси (Моrrisеу) с 55 офицерами прибыл в Омск для определения условий расквартирования канадских частей и связи с уже квартировавшими в Омске британскими батальонами.
    Основная часть канадского экспедиционного корпуса отплыла во Владивосток двумя партиями в конце декабря 1918 г.
    Канадские части в составе СSEF были представлены управлением (штабом) 16-й пехотной бригады, 259-м батальоном Канадских стрелков (259 th Battalion (Canadian Rifles) под командованием подполковника Альберта Свифта, 260-м батальоном Канадских стрелков под командованием подполковника Фредерика Джемисона, 85-й батареей полевой артиллерии, 20-й пулемётной ротой, 16-й полевой инженерной ротой (частично), 6-й ротой связи, эскадроном «В» Королевской Северо-Западной конной полиции ("В" Squadron, Royal Northwest Mounted Police), 1-й ротой дивизионного обоза, 16-м полевым лазаретом, 11-м стационарным госпиталем, 9-м отрядом артиллерийско-технического снабжения. Местами дислокации подразделений предполагались: Владивосток (основная часть), Шкотово, Чита, Черков, Омск, Екатеринбург.
    Что касается британских частей, то кроме уже упомянутых выше батальонов на Востоке России оказались чины из Королевского корпуса инженеров, Королевской полевой артиллерии, Северно-Стаффордширского полка, Даремской лёгкой пехоты и других частей.
    Британские офицеры присутствовали в Сибири также в качестве военных инструкторов. В частности, адмирал Колчак 23 марта 1919 г. приказал сформировать пять новых стрелковых дивизий: три (11-я, 12-я и 13-я) — на территории Омского военного округа и две (8-я и 14-я) — на территории Иркутского военного округа. Каждая из дивизий имела в своём составе по четыре стрелковых полка, а также по одному егерскому батальону, артиллерийскому и инженерному дивизиону. Части снабжались британским обмундированием, снаряжением и вооружением (в частности, британскими артиллерийскими орудиями), в связи с чем во вновь формируемые части (дислоцированные в Омске, Барнауле, Бийске, Красноярске, Иркутске и других городах) были на¬правлены британские инструкторы.
    Общая численность СSEF составила 2162 англичанина и 4210 канадцев, расквартированных на всём протяжении от Урала до Дальнего Востока23. Из них около 500 — инструкторы. Армии белых по состоянию на декабрь 1918 г. насчитывали, по разным оценкам, 43 тыс. человек пехоты и 4,6 тыс. конницы. В это время численность Красной армии на Восточном фронте, по данным Ва- цетиса, составляла 84 тыс. бойцов.
    30 декабря 1918 г. ряд политиков, в частности Роберт Борден, выступили с инициативой примирения белых и красных. С этой целью противоборствующим сторонам было предложено встретиться на Принцевых островах. Представители белых правительств отвергли это предложение. После чего, 20 февраля 1919 г. при участии Уинстона Черчилля было принято решение об эвакуации канадских частей из Сибири (то есть спустя всего один месяц после прибытия основного контингента).
    259-й пехотный батальон отплыл из Виктории утром 22 декабря 1918 г. на военном транспорте «Тиста» (SS Teestа), который прибыл во Владивосток 12 января 1919 г. Основные силы экспедиционного корпуса (170 офицеров и 1800 военнослужащих низших званий) последовали за ним через пять дней, 27 декабря 1918 г., отплыв из Виктории во Владивосток на лайнере «Проутисайлос» (SS Protesilaus). Они прибыли к месту назначения 15 января.
    В 259-м пехотном батальоне рота «А» комплектовалась в Торонтском военном округе Канады (про¬винция Онтарио), рота «В» — в Кингстонском и Лондонском военных округах (провинция Онтарио), рота «С» — в Монреальском ВО (провинция Квебек), рота «Б» — в Квебекском ВО (т.е. в городе Квебек, являвшемся административным центром одноименной провинции, и его окрестностях), а в 260-м батальоне личный состав роты «А» комплектовался в провинциях Новая Шотландия и Нью-Брансуик, рота «В» — в Манитобе, рота «С» — в Саскачеване и Альберте, рота «D» — в Британской Колумбии.
    В числе канадцев была одна женщина — медсестра Грейс Элдрида Поттер.

    4.png
    Стрелок роты «А» 259-го батальона.
    Лагерь Ниагара, Ниагара-он-зе-Лейк, Онтарио. Октябрь 1918 г.

    5.png
    Командир 25-го батальона британского Мидлсекского полка подполковник Джон Уорд

    Первая часть канадских военнослужащих (1076 человек) отбыла из Владивостока на родину 22 апреля 1919 г. Последних канадцев (конную полицию) увёз транспорт «Монтигл» 5 июня 1919 г. Таким образом, канадские части пробыли на Востоке России в общей сложности восемь месяцев, практически ни разу не приняв участия в серьёзных сражениях на фронте. Стычки с партизанами на железной дороге и на Дальнем Востоке (Шкотово) сложно отнести к полноценным боевым действиям.
    В качестве примера можно привести выдержку из наградного листа на капрала П.С. Боссарда из Королевской Северо-Западной полиции, представленного к британской Военной медали: «4 июня 1919 г. эшелон был атакован партизанами возле Тайшета. Капрал Боссард с тремя бойцами возглавил атаку на большевиков, вскочив на лошадей. Большевики были разбиты и рассеяны. Бой произошёл на территории 8 миль». Интересно, какова же была численность партизан, если они разбежались при виде четырёх канадских солдат.
    В июне 1919 г. под Екатеринбургом эшелон № 2209 под командованием сержанта-кузнеца (farrir sergiant) Дж. Э. Марджеттса, вёзший 300 лошадей Королевской Северо- Западной полиции, был атакован большевиками. При поддержке русских белых лошади были отбиты. Погибли двое белых солдат, было потеряно 18 лошадей. За этот подвиг сержант Марджеттс был представлен к медали за примерную службу.
    Фактически участие канадских и британских частей и подразделений СSEF в Сибири свелось к охране эшелонов с союзническими грузами, направлявшимися с Дальнего Востока в Сибирь и на Урал. Правда, одно время существовали планы о создании неких «англо-русских» частей, в которых русскими солдатами, оснащёнными британским оружием, командовали бы британские офицеры. Однако эта идея вскоре была «похоронена» в Лондоне, да и возникла она в качестве противодействия планам Японии о создании подобных частей под японским командованием (29).
    За всё время своего пребывания на территории России потери собственно канадских частей СSEF составили 19 человек, умерших вследствие болезней и погибших от несчастных случаев, а также одного случая самоубийства. Также было четыре случая дезертирства (трое дезертиров, вероятно, были бывшими гражданами России). Ни
    один не был ранен и не погиб в бою. О потерях «имперских» (британских) частей, кроме пленных (например, на ст. Ояш Томской губернии в декабре 1919 г. в плен к красным попала британская железнодорожная миссия), на территории Сибири и Урала в изученных автором источниках (воспоминания британских офицеров, сайт по безвозвратным потерям королевской армии) не упоминается.

    111.png
    Канадские стрелки в различных видах обмундирования. Первые два фото сделаны зимой 1919 г. во Владивостоке перед казармами в бухте Горностай; третья — в апреле в Шкотово.

    6.png
    Солдаты и офицеры 259-го батальона во Владивостоке. Зима 1919 г.

    617016121999.gif
    Таблица составлена в. Передернем по приложению LXXXX к «Журналу боевьіх действии Канадских экспедиционных сил в Сибири за январь 1919 г.


    В апреле 1919 г. подразделения Мидлсекского и Хэмпширского батальонов вместе с Британской военной миссией генерала Нокса передислоцировались в Екатеринбург. А уже в мае 1919 г. из России были отозваны и эти части. Мидлсекский батальон был эвакуирован из Владивостока в сентябре 1919 г., Гемпширский батальон — в ноябре 1919 г.
    После этого Гражданская война на Востоке России продлилась ещё три года.

    dUFH0BQ3.gif
    Офицер 260-го батальона верхом. Владивосток, [весна] 1919 г.

    7777.png
    Канонир 85-й полевой артиллерийской батареи Дж. Ф. Тво (Тwа).
    Владивосток, апрель 1919 г.

    СИМВОЛИКА КАНАДСКИХ ЭКСПЕДИЦИОННЫХ СИЛ В СИБИРИ
    Униформа Канадских экспедиционных сил в Сибири мало чем отличалась от стандартного солдатского и офицерского британского обмундирования цвета хаки, установленного в январе 1902 г. Впечатляла только номенклатура специальных видов одежды, заготовленных в виду ожидаемой суровой сибирской зимы. Об этом мы кратко расскажем в отдельной врезке в конце статьи. Главным же отличием, что характерно для подавляющего большинства сухопутных войск обширной Британской империи, были опознавательные знаки, носимые на форменной одежде.

    ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ НАШИВКИ
    Отличительные нашивки (distinguishing patches), призванные наглядно различать между собой соединения, части и подразделения, с началом I Мировой войны стали очень популярны в армиях Великобритании и её колоний. Поначалу эти знаки, во многом сходные с тактическими обозначениями на картах, помещались на транспорте, имуществе и т.п., постепенно переместившись и на униформу. В войсках метрополии предпочтение отдавалось, как правило, произвольным знакам, нередко несущим какую-то смысловую или сюжетную нагрузку, заводимых по инициативе самих военнослужащих. Собственно эти эмблемы стали пробразом всех нарукавных нашивок, существующих сейчас в любой армии мира, в экспедиционных же силах крупнейших доминионов — Канады, Австралии и Новой Зеландии — были централизованно приняты отличительные знаки, представленные сочетаниями абстрактных геометрических фигур разных форм и расцветок, подчинявшимся известной системе.
    В канадских войсках каждая из четырёх дивизий обозначалась прямоугольными нарукавными знаками соответствующего цвета: красного — в 1-й, синего — во 2-й, серо-голубого — в 3-й и зелёного — в 4-й. Бригады и входящие в их состав части различались с помощью дополнений в виде полосок, кpyгов, треугольников и квадратов бригадной расцветки. Кавалерийские полки и части армейского подчинения имели собственные варианты нашивок.
    Для экспедиционных сил в Сибири были выбраны нашивки пурпурного цвета, прежде предусмотренные для так и не сформированной 5-й дивизии. Они были официально установлены приказом по Канадским экспедиционным силам в Сибири от 31 декабря 1918 г. №77 (1).
    «Отличительные нашивки должны носиться всеми чинами Канадских экспедиционных сил в Сибири следующим образом:
    Эскадрон «В» Королевской Северо-западной конной полиции — пурпурная нашивка с [красной] пятиконечной звездой на ней.
    16-я пехотная бригада — пурпурная нашивка с красной прямоугольной полоской над ней.
    259-й батальон — пурпурная нашивка с красным кругом над ней.
    260-й батальон — пурпурная нашивка с красным полукругом над ней.
    1/9-й батальон Гемпширского полка — пурпурная нашивка с красным треугольником над ней.
    25-й батальон Мидлсекского полка — пурпурная нашивка с красным квадратом над ней.
    16-я полевая инженерная рота — пурпур-ная нашивка с вышитымикрасными буквами « С. Е. » [ Canadian Engineers].
    20-я пулемётная рота — пурпурная нашивка с красной стрелой над ней.
    Все остальные части должны носить пурпурную нашивку [без дополнений].
    Пурпурная нашивка должна размещаться горизонтально в 1 дюйме [2,54 см] от пле-чевого шва.
    Шифровка «Канада» должна носиться на погонах.
    Бронзовая эмблема в виде кленового лис-та не должна носиться на погонах.
    Все перечисленные нашивки должны но-ситься на всех видах обмундирования, вклю-чая и специальное зимнее.
    Отличительные нашивки могут выдаваться службой материально-технического снабжения в готовом виде, следуя установленным правилам».
    Как мы видим в данном случае, канад-екая система распространялась и на британ-ские батальоны, входившие в состав экспедиционных сил.

    888.png
    Офицеры 20-й пулемётной роты Канадских эскспедиционных сил в Сибири незадолго до отъезда во Владивосток. Виктория, ноябрь 1918 г.

    999.png
    Мундир и фуражка констебля эскадрона «В» Королевской Северо-западной конной полиции Гарри с. Дугласа из состава Канадских экспедиционных сил в Сибири.

    93a2cab79996.png

    5c6be18c6833.png

    Зарисовки солдат и офицеров Канадских экспедиционных сил в Сибири, сделанные зимой 1919 г. с натуры капитаном Луисом Кином (Keene) (1888-1972), известным своей фронтовой графикой периода I Мировой войны. Этот боевой офицер был специально откомандирован во Владивосток в качестве военного художника
    Canadian War Museum. Ottawa — Канадский военный музей. Оттава
    1. Пехотинец в полном полевом снаряжении.
    2. Офицер в «сибирской экипировке».
    3. Офицер в «снежной экипировке».
    4. Офицер Королевской Северо-Западной конной полиции.
    5. Офицер-пулемётчик.
    6. Сержант-пулемётчик.
    7. Канадцы перед своей базой во Владивостоке

    Мы можем видеть большое разнообразие зимних видов обмундирования, в частности короткие клетчатые пальто (mackiaw jackets), парки и шубы

    Судя по всему, нарукавные знаки появились задолго до издания цитируемого приказа, о чём свидетельствует фото офицеров 20-й пулемётной роты, сделанное в ноябре 1918 г. ещё до отправки во Владивосток. Любопытно также и то, что пулемётчики предпочли нашивать положенные стрелы не над нашивками, а непосредственно на них, как было принято в дивизионных пулемётных частях.
    Традиционно в качестве источника по канадским нашивкам приводится таблица из книги военного историка полковника Г.ВЛ. Николсона «Канадские экспедиционные силы 1914-1919», подготовленная исторической секцией Генерального штаба канадских вооружённых сил. Выше мы приводим интересующий нас фрагмент. Однако в ней заметен целый ряд противоречий. Так, эскадрон «В» Королевской Северо-западной конной полиции имел нашивки стандартной прямоугольной, а не квадратной формы, что следует и из приказа №27 и прямо подтвердается нашивкой на кителе констебля из мзея Гленбоу в Калгари, про коллизию с расположением стрел у пулемётчиков мы уже упомянули, но в официальной таблице они вдобавок показаны коричневыми, как было положено в остальных пулемётных частях.
    Британские военные обычаи предполагали, что каждый полк, отдельная часть или армейская служба должны иметь собственные эмблемы на головных уборах, воротниках и пуговицах обмундирования. Знаки для пехотных батальонов, сформированных для участия в сибирской экспедиции, подробно описаны в приказе по Канадским экспедиционным силам в Сибири №1096, датируемым 20-ми числами сентября 1918 г.:

    «Следующие специальные указания, относителъно обмундирования офицеров и ниж-них чинов 259-го и 260-го батальонов (Канадские стрелки) <...> объявляются для информации тем, к кому это относится.

    ОФИЦЕРЫ

    Эмблемы на головных уборах — серебря-ный оксидированный охотничий рог с клено-вым листом внутри. Эмблема располагается на красной суконной подкладке.

    Эмблемы на воротниках — серебряная оксидированная буква «с» с номерами 259 или 260 под ней. Как буква, так и каждая цифра высотой 5/8 дюйма [1,58 см] и шириной V2 дюй-ма [1,27 см] .
    Знаки различия — серебряные оксидированные. Должны носиться на погонах на красной подкладке.
    Шифровка «Canada» — серебряная OKCU-дированная; носится на погонах.
    Пуговицы — чёрные, стрелкового образца.
    Мундир — установленного образца без знаков [различия] на рукавах, с остроконеч-ными обшлагами.

    НИЖНИЕ ЧИНЫ

    Эмблемы на головных уборах — того же образца, что и для офицеров, но бронзовые.
    Эмблемы на воротниках — того же об-разца, что и для офицеров, но латунные.
    Шифровка «Canada» — стандартного об-разца; носится на погонах.
    Пуговицы — чёрные, стрелкового образца.
    Мундир — установленного образца с латунными пуговицами».

    Специальное упоминание о знаках раз-личия для офицеров указывает на фактиче-скую отмену нарукавных клапанов с вышитыми обозначениями званий, сочетавшихся с определённым числом нашивок из тесьмы вокруг обшлагов, и замену их металлическими знаками на погонах. Подобная практика распространялась постепенно и была официально разрешена в 1917 г. Сосуществование двух систем продолжалось вплоть до полной отмены нарукавных знаков различия в 1920 г.
    Остается добавить, что артиллеристы, инженеры, пулемётчики, медики и т.д. носили эмблемы своих родов войск и служб. Британцы же — соответствующие эмблемы своих полков.

    1. Daily Routine Orders by Major-General 1.แ๏ Elmsley, C.B., C.V.G., D.s.o, General officer commanding C.E.Ŕ (ร)๏ 30th December, 1918. №77. — Library and Archives Canada. RG9. Militia and Defence. Series III-D-3. Volume 5056. Reel T-10950. File: 957
    2. Nicholson G. W.L. Official History of the Canadian Army in the First World War: Canadian Expeditionary Force, 1914 1919. Ottawa. 1962. App. "G".
    3. Указанный документ приводится в виде цитаты в «Приказе командующего Канадских экспедиционных сил в Сибири. Январь 1919 г. №15» (General Routine Order by <·.·> General officer commanding C.E.F. (S). January 1919. №15) без указания точной даты. — Library and Archives Canada. Ibid.


    О ЗИМНЕМ ОБМУНДИРОВАНИИ

    В Канаде, не отличавшейся мягким климатом, зимнее обмундирование было в ходу с давних пор. Теперь же его решили дополнить. Впервые об этом упомянула эдмонтонская газета «Морнинг Буллетин» в номере от 28 сентября 1918 г. в заметке «Арктическая униформа»:
    «Получаемой теперь экипировкой солдаты Канадских сибирских экспедиционных сил будут разительно отличаться своим внешним видом от того, что при-выкли видеть их соотечественники. Действительно <·..> они будут выглядеть совершенно необычно и <...> походить на партию арктических исследователей.
    Среди дополнительных предметов они получат эскимосские парки, вязанные шапки, овчинные тулупы, мокасины, клетчатые куртки из плотного драпа, меховые шапки, рукавицы и защитные очки. Такое значительное пополнение обычного комплекта снаряжения делает невозможным переноску всех предметов одним человеком и будет перевозиться на транспорте».
    В различных документах CEFS неоднократно упоминаются все эти предметы, включая также и валенки.

    1000000.png
    Стрелок роты «D» 259־го батальона Канадских стрелков Дж. Коте (Côté)
    Семейный архив Дональда Курси (Соurсу). Монреаль, Канада

    b203322233dd.png

    Некоторые образцы знаков на головных уборах канадских и британских частей из состава Канадских экспедиционных сил в Сибири:


    1־ Королевская Северо-Западная конная полиция; 2. 259-й и 260-й батальоны Канадских стрелков; 3. Военнослужащие Канадских экспедиционных сил, не приписанные к определённым частям или службам (знак на воротник); 425-й батальон Мидлсекского полка; 5. 1/9-й (велосипедный) батальон Гемпширского полка; 6. Канадский корпус материально-технического снабжения; 7. Королевская артиллерия; 8» Корпус королевских инженеров (найдена на месте дислокации британских войск в Сибири); 9. Самый распространённый вариант знака на погонах канадских военнослужащих.
    3, 7, 8, 9 — коллекция и. Ладыгина; 5 — коллекция А. Кунецкого; 1, 2, 6 — частные коллекции


    УЧАСТИЕ КАНАДЫ В ИНОСТРАННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ (1918—1919 гг.)

    В истории иностранной интервенции на Дальнем Востоке России есть много неизвестных эпизодов. Один из них — о канадских экспедиционных силах в Сибири в 1918—1919 гг. В июле 1918 г. Канадское правительство присоединилось к союзнической интервенции, отправив во Владивосток 4200 военных для представления канадских политических и экономических интересов. Канадцы прибыли во Владивосток позже всех — в октябре 1918 г., и уже через несколько месяцев Оттава приняла решение об эвакуации войск из России, когда ещё никто из союзников это не планировало.

    Иностранная интервенция на Дальнем Востоке России в советской историографии была представлена с присущей тому времени идеологией и демонизацией стран запада, что заведомо лишало исследования объективного анализа исторических событий одного из самых сложных периодов мировой истории. За девяносто лет с момента интервенции было издано большое количество монографий и научных статей об этом событии, а также о действиях США, Великобритании и Японии в дальневосточном регионе. Ввиду отсутствия архивных документов долгое время /85/ не представлялось возможным исследовать военное присутствие в регионе таких стран, как Италия, Болгария и Польша, которые предприняли поход в Россию вслед за Францией и Англией. Среди отправивших войска в Россию был и доминион Великобритании Канада, у которой имелись собственные, отличные от метрополии цели.

    Планы интервенции возникли в ноябре—декабре 1917 г., но стали обсуждаться весной 1918 г., когда велись переговоры между Англией, Францией, США и Японией о деталях введения войск во Владивосток и поддержке антибольшевистских сил. Каждая страна преследовала свои интересы. Президент США Вудро Вильсон обсуждал с английским премьер-министром Ллойдом Джорджем превосходство японских сил в дальневосточном регионе, которое вызывало беспокойство в Вашингтоне. С целью недопущения японского доминирования Лондон решил задействовать все имеющиеся военные части в азиатско-тихоокеанском регионе, а также обратиться за помощью к своим доминионам. Особенно он рассчитывал на активное участие Канады, которая географически ближе, чем Англия, расположена к Дальнему Востоку России.

    6 июня 1918 г. премьер-министр Канады Роберт Боден, прибывший во главе делегации в Лондон для участия в заседании Имперского военного кабинета, принял предложение Ллойда Джорджа об участии Канады в интервенции на Дальнем Востоке России. Мотивацией было восстановление Восточного фронта и помощь русскому народу в борьбе с немцами, защита иностранных граждан и иностранных грузов в сибирских городах. Президент Тайного совета Канады Ньютон Роуэл в своей речи перед Женским канадским клубом г. Виктории в сентябре 1918 г. назвал мир России с Германией наиболее «трагическим событием в войне». Роуэл прибег к популизму и игре на патриотических чувствах канадцев: «Если не отправить войска в Сибирь, то немцы в скором времени возьмут Владивосток с его боевыми складами, что вызовет угрозу безопасности всему западному канадскому побережью».

    Но у правящей элиты Канады были и другие причины для участия в интервенции на Дальнем Востоке России. В годы Первой мировой войны Канада продемонстрировала приверженность английскому военному курсу. Десятки тысяч канадцев добровольцами ушли на войну в Европу, защищая интересы своей метрополии. Канадские производители получили большие государственные заказы для нужд фронта, а канадский капитал стал более прочным, чем английский, что поставило Канаду в один ряд с ведущими странами Антанты. На этом фоне экономическая элита и лично Р. Боден надеялись получить от Лондона большую независимость в ведении торговли и внешней политики. Отправка войск в Сибирь (для стран Западной Европы и Канады под Сибирью принято считать всю территорию России восточнее Урала, включая Дальний Восток) воспринималась как новая возможность в достижении независимости от Англии. Именно этим можно объяснить быстрое согласие Р. Бодена на участие в интервенции без предварительных переговоров и слушаний в канадском парламенте.

    Но, несмотря на политический интерес Р. Бодена, главной причиной отправки войск в Россию была экономическая заинтересованность. С конца XIX в. канадские, американские, немецкие, японские, английские и другие инвесторы возлагали большие надежды на богатый природными ресурсами Дальний Восток России. К 1917 г. российский рынок стал седьмым для канадских товаров, основная часть которых предназначалась для нужд войны. Но с Октябрьской революцией всё изменилось — Россия оказалась потерянной для иностранного капитала. По мнению Ньютона Роуэла, Россия «.„нуждается в капитальном и экспертном руководстве по воссозданию торговли и бизнеса». Целью канадской экспедиции было восстановить торговые связи между странами, более того, превзойти показатели 1916 г., поскольку «...это сблизит Канаду и Сибирь... а также принесёт обоюдную пользу». Военное присутствие должно было стать гарантом успешного продвижения канадских экономических интересов в дальневосточном и сибирском регионах.

    Немаловажной причиной для интервенции был рост недовольства в канадском обществе, особенно среди рабочих Британской Колумбии. Революция в России стала символом сопротивления обогащению элиты и обнищанию пролетариата. Канадские рабочие стали создавать пролетарские и анархические организации. В заявлении Джозефа Нейлора, президента Федерации труда Британской Колумбии и лидера шахтёров на о-ве Ванкувер, звучали революционные призывы: «Не пора ли рабочим западного мира принять меры подобные тем, что предприняли большевики в России, и распространить их на наших начальников, как это делают храбрые русские?». Правительство доминиона с большой обеспокоенностью следило за ростом недовольства на западе Канады, причины которого видело в мессианстве коммунистических идей, а не в социальном дисбалансе общества. В Оттаве считали, что крах большевистского режима в ходе интервенции покажет несостоятельность социалистической революции и остановит волнения в стране.

    Боден уверенно вёл переговоры с правительством Великобритании о форме участия Канады в интервенции: он не консультировался с Лондоном по вопросам отправки войск, а поставил Венный кабинет перед известием о принятом им решении. После двух месяцев переговоров с Лондоном Р. Боден совместно с генерал-губернатором Канады Томасом Уайтом добился самостоятельности в вопросе формирования войск. 12 августа Т. Уайт сообщил Англии состав военных сил для отправки во Владивосток: рота военных инженеров, два пехотных батальона, сигнальный батальон, артиллерийская рота, военно-полевой госпиталь, военный корпус по обмундированию и снабжению. Общее число Канадских экспедиционных сил в Сибири (официальное название Canadian Expeditionary Force in Siberia) должно было составить 4197 военнослужащих. Генерал-майор Джэймс Элмслей приступил к подготовке войск в лагере Уилоус, размещённом в пригороде Виктории. Одновременно принимались меры по погрузке 3 млн. единиц боеприпасов.

    Тем временем в августе 1918 г. началась крупномасштабная союзническая интервенция. Почти ежедневно во Владивосток приходили иностранные военные суда. 3 августа прибыл пароход «Пингсюи», доставивший батальон английских военных из Гонконга; 9 августа в городе высадились более 1000 французов во главе с генералом Жаненом; 11 августа прибыл с двумя дивизиями японский генерал Отани, который по решению Верховного совета Антанты принял на себя общее руководство интервенционистскими войсками. В середине месяца прибыло несколько судов с командующим американским экспедиционным корпусом генералом Уильямом Грейвсом.

    Канада не торопилась с отправкой войск во Владивосток, как того настоятельно требовала Англия. С одной стороны, Р. Боден специально затягивал переговоры с Лондоном с целью выторговать большую самостоятельность в интервенции, с другой — набор добровольцев в Канаде проходил крайне медленно, поэтому приняли решение о призыве. Только к октябрю 1918 г. было набрано необходимое количество человек. Грейс Поттер, медсестра по уходу за больными, входившая в 16-ю полевую роту, была единственной женщиной в экспедиционных силах.

    В сентябре командующим канадскими экспедиционными силами был назначен генерал-майор Д. Элмслей, успешно проявивший себя в подготовке военного лагеря. С при быти ем во Владивосток канадские войска должны были перейти под командование генерала Отани, что фактически лишило бы Р. Бодена самостоятельности в ведении политики отличной от курса Англии и Японии. По предложению Бодена Д. Элмслей подал петицию в Военный кабинет Англии, где заявил, что его солдаты «не будут в безопасности в подчинении генерала Отани», не считающегося с интересами Канады в регионе. Премьер-министр не давал никаких комментариев в ходе обсуждения данного вопроса, но при этом оказывал косвенное давление, регулярно сообщая Лондону о сложностях, возникающих при формировании военного контингента. Военный кабинет, не желая затягивать отправку канадских сил в Сибирь, пошёл на уступки Д. Элмслею. В многонациональных союзнических войсках на Дальнем Востоке России канадцы, как и американцы, были единственными, не подчинявшимися японскому генералу Отани.

    Решив вопрос с командованием, генерал-майор Д. Элмслей собрал отряд из 677 чел., готовых к отправке во Владивосток, в то время как большая часть сил продолжала проходить военную подготовку на западном побережье Канады. Отплытие первого отряда Элмслея состоялось 11 октября 1918 г. из г. Виктории на корабле «Императрица Японии». По плану Р. Бодена и С. Мьюберна, Д. Элмслей со своим разведывательным отрядом должен был «подготовить почву» для прибытия основных сил.

    27 октября 1918 г. отряд Элмслея прибыл во Владивосток, начав канадское участие в интервенции. Р. Боден написал Т.Уайту: «Несомненно, небольшое присутствие британских, французских и итальянских военных сил уже имеет значение, но с прибытием отряда под командованием Элмслея французские и английские позиции укрепятся, а русские будут вдохновлены» (речь идёт о русской Белой армии).

    На следующий день своего пребывания во Владивостоке Д. Элмслей с согласия городской управы реквизировал для нужд военного штаба здание Пушкинского театра, принадлежащее в то время влиятельному Владивостокскому торгово-промышленному обществу. На чрезвычайном общем собрании его членов 1 ноября была принята резолюция против реквизиции театра канадским командованием. В протесте, опубликованном 4 ноября в общественно-политической газете «Далёкая окраина», говорилось о «попирании интересов русских граждан» со стороны союзного командования, в том числе и канадцев, которые «захватили помещения общества и тем лишили его членов и их семейства в количестве 700 человек и весь торгово-промышленный класс возможности продолжать свою культурно-просветительскую и общественную деятельность». Торгово-промышленное общество призвало канадское командование «...освободить занятое помещение».

    Штаб Канадского экспедиционного корпуса отреагировал незамедлительно публикациями в газетах Владивостока, где разъяснил, что помещение театра было единственно пригодным зданием для нужд штаба и реквизировалось в законном порядке с разрешения городских властей; пользование библиотекой не нарушается канадским командованием, которое «намерено уплачивать надлежащую аренду за ту часть помещения, которую они занимают». Канадское командование в опубликованном разъяснении посчитало уместным прямо указать на степень важности своего пребывания в городе. «Командование не может не выразить некоторое удивление, что члены столь значительной организации во Владивостоке, как Торгово-Промышленное общество, могли забыть, что в продолжение 4 лет, они благодаря географическому положению их города были избавлены от тех бесчисленных лишений, которые Союзные народы Европы переносили с готовностью, как неизбежное следствие войны; и что в последнее время, когда вся Россия была опустошена большевистским царствованием террора, они обязаны своим освобождением только присутствию среди них союзных войск». После заочной дискуссии Владивостокское торгово-промышленное общество больше не поднимало вопроса о реквизиции Пушкинского театра, который продолжал оставаться штабом канадского командования вплоть до ухода экспедиционных сил.

    С окончанием Первой мировой войны 11 ноября 1918 г. в Канаде растёт общественное мнение против интервенции в Россию. Заявленная причина для ввода войск—«помощь русскому народу в борьбе с немцами» — перестала существовать, поэтому необходимость продолжать отправку войск отпала. Т. Крерар, крупный бизнесмен и лидер Лейбористской партии, выступил за прекращение интервенции, заявив: «То, как России следует проводить свою внутреннюю политику, решать ей самой, а не нам». Похожих взглядов придерживался генерал-губернатор Томас Уайт. В телеграмме Р. Бодену от 14 ноября он пишет, что парламент и большинство политиков в Канаде вместе с обществом не поддерживают дальнейшую отправку сил в Сибирь, более того, рекомендуют «как можно быстрее вернуть военные силы в Канаду». Конфликт властей открыто проявился 22 ноября, когда Т. Уайт и министр обороны С. Мьюберн приняли решение приостановить отправку одного батальона во Владивосток. Но на следующий день под давлением премьер-министра Р. Бодена корабль отплыл из Ванкувера.

    По данному факту Р. Боден писал Т. Уайту: «Вся репутация и престиж Канады во всём мире будут чрезвычайно подорваны». Канада зашла слишком далеко, чтобы остановить запущенный механизм. Новой целью канадских экспедиционных сил, по мнению Р. Бодена, должна стать поддержка русского правительства во главе с Колчаком, которое при содействии английских военных и Белой армии 18 ноября совершило переворот в Омске, установив военную диктатуру. К тому же Р. Боден не мог забыть об экономических интересах в Сибири.

    Т. Уайт, понимая, что планы Канады обречены на провал, в письме к Бодену от 25 ноября пишет: «Канада не имеет столь серьёзных экономических и торговых интересов в Сибири, которые оправдали бы использование канадских военных сил, состоящих из молодых людей, чьи родители и друзья желают их возвращения к обычной жизни». О нецелесообразности интервенции писали многие канадские периодические издания, среди которых влиятельная газета Торонто "Globe": «Нет необходимости из России делать настоящего врага... И как можно говорить о том, что наши войска в Сибири обеспечивают безопасность Канады?».

    Основные военные силы отправлялись во Владивосток в конце декабря 1918 г. из г. Виктории на фоне протестов рабочих. Во время марша к кораблям канадские солдаты покидали ряды, нарушали боевой строй и ход, выкрикивали слова несогласия с отправкой на новую войну в Россию. Под надзором полицейских и вооружённого караула погрузка завершилась, более 50 солдат были арестованы и помещены в бортовую тюрьму. Этот бунт замалчивался канадскими властями более 70 лет, и только с наступлением XXI в. канадские историки смогли исследовать военные архивы и дать полную картину тех событий.

    Канадское участие в интервенции не вызвало большого оптимизма среди некоторых союзников, особенно во Владивостоке, где канадцами были недовольны англичане. Генерал Альфред Нокс, командующий Британской военной миссией, не видел необходимости в присутствии канадцев во Владивостоке. Он телеграфировал в Лондон в декабре 1918 г.: «Я всё ещё надеюсь, что они (канадцы) отправят свои основные войска, чтобы окончательно стать полными свиньями. Я, честно, не вижу больше пользы в их пребывании здесь». В середине января 1919 г. во Владивосток прибыло около 3500 канадцев. В честь основных канадских сил были даны обеды в городской управе, где присутствовали союзническое командование и городские власти; в ответ канадские офицеры устроили бал во Владивостокской коммерческой школе.

    Канадские экспедиционные силы численностью почти 4200 солдат и офицеров разместились в казармах на Второй Речке, а в феврале передислоцировались на Горностай (поселение Щитовая), где заняли более десяти казарм.

    Свои впечатления о Владивостоке той поры оставили рядовые канадские военные, среди которых капрал-ефрейтор Иреланд. «Мы проводили много времени, гуляя по главным улицам города, наводнённым людьми многих национальностей... Мы восхищённо удивлялись, наблюдая различия между народами Земли во Владивостоке». До 1917 г. население города составляло 160 тыс. чел., к началу 1919 г. оно возросло в 2 раза, что привело к гуманитарной катастрофе. Беженцы из Сербии, Армении, Центральной России, чехословаки и интервенты более чем из 10 стран изменили лик города. Элеонора Прей, гражданка Америки, прожившая во Владивостоке многие годы, в своих письмах дала интересное описание города: «За исключением Парижа, Владивосток в данное время — это, вероятно, самое интересное место на свете».

    Однако ситуация в городе оставалась катастрофической. Многонациональный Владивосток был переполнен безработными, преступниками, мародёрами; местные власти не могли обеспечить порядок в городе, поэтому улицы патрулировались американскими, чешскими и японскими военными. Несмотря на ряд мер, город оставался опасным: убийства на политической и идеологической почве между подпольными большевиками и «белой» властью учащались. Лейтенант Эрик Элкингтон, доктор канадскоговоенно-полевого госпиталя, позже высказался в отчёте по ситуации в городе. «Владивосток — очень жестокое место. Всю зиму была стрельба и убийства на улицах». Ещё более нелицеприятную характеристику оставил рядовой Харольд Стил. В письме домой в Британскую Колумбию он назвал Владивосток «Богом покинутым местом».

    Канадские экспедиционные силы, несмотря на хаос, царивший во всём Приморье, не принимали участия в военных операциях союзников. В их ведении находилась охрана банков, вокзалов, складских помещений и прилегающих к ним территорий от пригородной станции Вторая Речка до центра Владивостока. Небольшой отряд из 100 солдат 10 декабря 1918 г. в рамках поддержки правительства Колчака отправился в Омск. В районе Иркутска эшелон подорвали партизаны, но никто не пострадал. Прибыв в столицу колчаковского правительства, канадский отряд не принимал участия в сражениях, его обязанности заключались в доставке продовольствия чехам и охране железной дороги.

    В связи с отсутствием боевых операций у канадцев было много свободного времени. Наряду с американцами они стали организовывать театры, открывать кино-клубы и рестораны. В казарме на Второй Речке 3 марта открылся клуб «Казино», где проводились концерты, лекции, матчи по боксу, церковная служба, а также три раза в неделю показ кинофильмов. Особой популярностью у экспедиционных сил пользовался театр «Менестрель в доме у дороги», где помимо канадских солдат играли за небольшие деньги беженцы. Руководителем театра была Росс Оуен, жена представителя Канадской тихоокеанской железной дороги. Самым популярным театральным номером был «танец Саломеи» в исполнении молодого канадского артиллериста Раймонда Массея. Американские офицеры, впечатлённые артистичностью и талантом Массея на сцене и в игре в покер, пригласили его в свой театр, где он приобрёл широкую известность. Канадцы выпускали в городе две газеты «Сибирский рог» и «Сибирский сапёр», где печатались комментарии к местным событиям и литературное творчество рядовых солдат.

    Генерал Д. Элмслей уделял большое внимание спортивным мероприятиям, особенно хоккею, национальному спорту Канады. С декабря по март состоялось 8 матчей. На смену хоккею в марте пришёл футбол, а в апреле и мае увлечением канадцев стал бейсбол, к игре часто подключались американские солдаты. Канадцам был открыт доступ к американским спортивным площадкам, что сближало военных и разряжало напряжённую обстановку. Из-за усиливающихся разногласий англичане и японцы не принимали участия в спортивных мероприятиях канадцев и американцев.

    С прибытием во Владивосток отряда Д. Элмслея в октябре 1918 г. канадцы держались ближе к американцам, чем к англичанам. Это стало явным после того, как малочисленный канадский корпус в Омске решил участвовать в совместных действиях с американскими, а не с английскими военными, как планировалось. В телеграмме в Лондон и Оттаву от 18 марта Д. Элмслей дал оценку происходившему: «...настроения между американцами, японцами и русскими далеки от дружеских. Мои офицеры и солдаты симпатизируют американцам и их взглядам. Я не могу гарантировать нейтралитет моих людей в случае разлада между американцами и японцами». Военный кабинет Англии «упрекнул» Элмслея в симпатии к американцам, которые вносят «элементы разлада» между союзниками, и призвал Элмслея сделать всё возможное, чтобы увести канадские войска как можно дальше от места конфликта между японцами и американцами, если такой состоится.

    Усугублявшийся разлад между союзниками и внутриполитическая нестабильность на Дальнем Востоке, мятеж во время отправки войск во Владивосток, общественное мнение, настроенное против интервенции и правительства Канады, опасная обстановка в России убеждали премьер-министра Роберта Бодена вернуть войска назад. В декабре 1918 г. Р. Боден не желал прислушиваться к подобному мнению генерал-губернатора Т. Уайта и министра обороны и милиции С. Мьюберна, но в начале января 1919 г. он принял самостоятельное решение демобилизовать небольшой военный корабль «Мадрас», готовившийся к отплытию во Владивосток, и 13 февраля 1919 г. проинформировал Ллойда Джорджа, что канадские войска будут выведены из Сибири в начале весны.

    Вопрос об эвакуации канадцев обсуждался на Парижской мирной конференции 13—17 февраля, спустя месяц после прибытия основных сил во Владивосток. Ллойд Джордж одобрил решение Бодена, сказав, что это будет «дружественным шагом» по отношению к России. Но Англия была против поспешной эвакуации канадских войск. Уинстон Черчилль, тогда занимавший пост военного секретаря, в письме к Р. Бодену писал: «Я не в состоянии высказать своё сожаление, что Канада больше не окажет нам даже малую помощь в достижении успехов. Но, конечно, я уважаю Ваше желание вывести войска из Владивостока...». Черчилль опасался, что вслед за Канадой заявить о выводе малочисленных войск может Австралия, чей воинский отряд также базировался во Владивостоке.

    У. Черчилль попросил Р. Бодена дать разрешение на поиск волонтёров среди канадских экспедиционных сил, согласных остаться в Сибири в рядах британских войск. Р. Боден, учитывая настроение канадцев, знал, что таких будет немного, и согласился на предложение военного секретаря. На призыв У. Черчилля откликнулось около ста волонтёров, 53 из которых задержались во Владивостоке на полгода; 12 перешли работать в Канадский Красный Крест, который решил не эвакуироваться из России вместе с войсками.

    Весной 1919 г., когда шла подготовка к эвакуации канадских экспедиционных сил, канадское командование приняло единственное участие в военной операции на Дальнем Востоке России. 11 апреля японский генерал Отани предложил Д. Элмслею поучаствовать в союзнической операции с целью поиска большевиков в деревне Шкотово. Д. Элмслей принял предложение Отани, перед уходом показав, что канадские экспедиционные силы покидают Владивосток не из-за страха. 192 солдата присоединились к японским, французским, итальянским и китайским силам. Во время шестидневного пребывания в Шкотово союзнические силы не обнаружили ни одного партизана или большевика и вернулись в свои лагеря. В знак уважения генерал Отани подарил канадскому штабу 96 бутылок вина, 80 бутылок виски и 3 бочонка саке.

    Отплытие канадского экспедиционного корпуса из Владивостока началось 21 апреля под звуки военного оркестра 31-й пехоты Соединённых Штатов. На борту корабля «Монтегл» отплыли в Ванкувер 1076 чел., включая 168 больных гриппом и тифом. 9 мая на «Императрице Японии» убыли ещё 766 канадцев, несколько солдат пытались провести с собой в Канаду коробку большевистской пропагандистской литературы, но их план не удался. На корабле «Императрица России» 19 мая Владивосток покинуло 1524 военнослужащих. Генерал Д. Элмслей с последним отрядом из 653 чел. отплыл в Канаду 5 июня на судне «Монтегл». На этом завершилась история пребывания канадских экспедиционных сил в Сибири.

    На корабль «Монтегл» проникли безбилетные русские гражданские пассажиры (8 чел.). Среди них был Николай Демотрович, позже получивший имя Ник Самсон; забраться на борт ему помог сержант Чарлестон. Спустя годы, Николай Демотрович стал одним из директоров крупнейшей голливудской кинокомпании «Метро Голден Майер».

    За семь месяцев, проведённых канадскими войсками на Дальнем Востоке России, погибло 19 канадцев: 16 умерли от болезней, двое — от несчастных случаев на кораблях и один (лейтенант Тринг) покончил жизнь самоубийством. Погибших в пути (4 солдата), похоронили в море, а 12 военных, ушедших из жизни во Владивостоке, — на Чуркинском кладбище, где 1 июня 1919 г. был создан специальный комплекс канадских захоронений.

    После эвакуации экспедиционных сил в канадском обществе началась жёсткая критика правительства, отправившего во Владивосток 4197 канадцев — 304 офицера и 3893 военнослужащих, различных по званию. Ни один проект канадского экономического и политического истеблишмента не реализовался, планы о новом сибирском рынке не оправдались, как и идеи добиться большей независимости от Англии.

    10 июня 1919 г. в обеих палатах парламента Канады шло обсуждение интервенции в России. Член парламента Генри-Северин Беланд, выступая в Палате общин заявил: «Экспедиция была политической ошибкой, военной ошибкой и произвольным поступком. Несёт ли народ Канады ответственность за это? Или парламент? С канадцами и парламентом никто не посоветовался. Тогда кто ответственен? Правительство ответственно!». Именно из-за решения начать интервенцию и затем не остановить её после окончания войны в ноябре 1918 г. военная интервенция на Дальнем Востоке России стала самым непопулярным действием правительства и его премьер-министр Роберт Боден потерял доверие народа.

    Однако в оправдание Бодена можно сказать, что он вовремя сумел увидеть, что интервенция стала нести в себе больше угроз, чем прибыли, из-за напряжённых взаимоотношений между союзниками в Азиатско-Тихоокеанском регионе и, не собираясь «...жертвовать канадскими интересами ради британской признательности», принял решение вывести войска из Сибири.

    canadian_soldier_gros.jpg
    Канадский солдат из 259-ого батальона, в Шкотово, во время кампании против красных партизан в апреле 1919 года.

    canadian_soldier_post2_gros.jpg
    Канадский военнослужащий на посту у казармы.

    101010.jpg
    Канадский военнослужащий на посту у казармы, Шкотово, 1919 год.

    canadian_gros.jpg
    Канадские солдаты. 12 апреля 1919 года. Шкотово.

    canadian_guns_gros.jpg
    Канадское подразделение "Lewis Gun", 259-ый батальон, Шкотово, апрель 1919.
    Стрелок Сидни Роджер находится в центре фотографии, за пулемётом.

    canadian_soldier4_gros.jpg
    Канадские солдаты, у казармы в Шкотово. Сидни Роджер слева. Шкотово, 1919.

    kristi_tomas_klark_gros.jpg
    Кристи Томас Кларк. Шкотово 1919 год.

    canadian_soldier_razgruzka_gros.jpg
    Разгрузка снаряжения. Шкотово, 1919.


    7777.jpg
    Канадский Экспидиционый корпус в Сибири. 1919 год.


    111.jpg
    солдаты Канадского экспедиционного корпуса где-то под Омском.
     
  2. Ads Master

    Отзывы:
    0
     

Поделиться этой страницей