Первая Мировая война на море

Тема в разделе "Первая Мировая. Общий раздел", создана пользователем ROTBEIL, 5 янв 2015.

  1. Offline

    ROTBEIL ALTAMTMANN

    Регистрация:
    1 мар 2014
    Сообщения:
    2.591
    Спасибо SB:
    12.529
    Отзывы:
    209
    Страна:
    Latvia
    Из:
    Герцогство Курляндское
    Имя:
    Андрей
    Интересы:
    охота на аллигаторов...
    Первая Мировая война на море

    Dardanelles_fleet-2.jpg

    Предлагаю Коллегам поддержать тему ПМВ на море !

    броненосец "Цесаревич"
    getImage (6).jpg

    линкор "Флорида" 1912 год
    getImage (12).jpg

    линкор "Ростислав"
    getImage (13).jpg

    Николай II на борту "Штандарта"
    getImage (14).jpg

    "Бояринъ"
    getImage (15).jpg

    Броненосец "Гангутъ"
    1915 год

    getImage (16).jpg

    эскадренный броненосец "Слава"
    getImage (17).jpg

    линкор "Ростиславъ" входит
    в Северную бухту 1910 год

    getImage (19).jpg
     
    Последнее редактирование модератором: 6 янв 2015
  2. Ads Master

    Отзывы:
    0
     
  3. Offline

    ROTBEIL ALTAMTMANN

    Регистрация:
    1 мар 2014
    Сообщения:
    2.591
    Спасибо SB:
    12.529
    Отзывы:
    209
    Страна:
    Latvia
    Из:
    Герцогство Курляндское
    Имя:
    Андрей
    Интересы:
    охота на аллигаторов...
    "Аскольдъ"
    getImage (15).jpg

    "Императрица Мария"1916г.
    getImage (17).jpg
     
    Duha, Khron, Пашка и ещё 1-му нравится это.
  4. Online

    Wolf09 Старый Волк

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    24.101
    Спасибо SB:
    104.265
    Отзывы:
    1.592
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Поддержу немного тему [​IMG]

    Военные действия на море в Первую мировую войну в основном заключались в морской блокаде флотами Антанты Германии и попытках Германии нарушить британское и французское судоходство с помощью подводных лодок и рейдеров.

    Безымянный.jpg

    Предыстория

    Военно-морская гонка вооружений между Британской империей и Германской империей была одной из важнейших причин Первой мировой войны. Германия хотела увеличить свой военный флот до величины, которая позволила бы германской заморской торговле не зависеть от доброй воли Британии. Однако увеличение германского флота до величины сопоставимой с британским флотом неизбежно ставило под угрозу само существование Британской империи.

    Технологии

    Основным типом боевого корабля в Первую мировую был линейный корабль, построенный по образцу дредноута. Военно-морская авиация только начинала своё развитие. Большую роль приобрели подводные лодки и морские мины.

    Раскрытие германского кода

    26 августа 1914 года российские крейсера «Паллада» и «Богатырь» захватили кодовую книгу с германского лёгкого крейсера Магдебург, севшего на мель вблизи острова Осмуссаар в Финском заливе. Российские власти передали книгу британскому Адмиралтейству, что сыграло решающую роль в раскрытии военно-морского кода Германии. Раскрытие кода оказало впоследствии огромное влияние как на боевые действия на море, так и на ход войны в целом.

    Северное море

    Северное море было основным театром войны для надводных кораблей. Здесь друг другу противостояли британский Гранд-Флит и германский Флот открытого моря. Значительно больший по численности британский флот поддерживал блокаду Германии, отрезав её от заморских ресурсов. Немецкий флот в основном оставался в гавани, ожидая, не возникнет ли выгодная ситуация для боя.

    Было несколько крупных сражений: сражение при Гельголанде, сражение при Доггер-Банке, Ютландское сражение, и Второе сражение при Гельголанде. В целом, британский флот, хотя и не всегда добивался тактических успехов, смог поддерживать блокаду и удерживать немецкий флот в гавани, хотя до конца войны германский флот оставался серьёзной угрозой, приковывавшей к себе большинство британских сил.

    Театры военных действий
    Северное море

    Северное море было основным театром войны для надводных кораблей. Здесь друг другу противостояли британский Гранд-Флит и германский Флот открытого моря. Значительно больший по численности британский флот поддерживал блокаду Германии, отрезав её от заморских ресурсов. Немецкий флот в основном оставался в гавани, ожидая, не возникнет ли выгодная ситуация для боя.

    Было несколько крупных сражений: сражение при Гельголанде, сражение при Доггер-Банке, Ютландское сражение, и Второе сражение при Гельголанде. В целом, британский флот, хотя и не всегда добивался тактических успехов, смог поддерживать блокаду и удерживать немецкий флот в гавани, хотя до конца войны германский флот оставался серьёзной угрозой, приковывавшей к себе большинство британских сил.

    Атлантический океан

    В то время как Германия испытывала значительные трудности из-за британской морской блокады, британская метрополия сильно зависела от импорта продовольствия и сырья. Немцы обнаружили, что их подводные лодки, хотя и малоэффективны против надводных боевых кораблей, хорошо справляются с торговыми кораблями и могут легко патрулировать Атлантику даже при господстве британских сил на поверхности моря. В 1915 году немцы попытались установить блокаду Британии с помощью подводных лодок. Им удалось нанести значительный ущерб британскому судоходству, но не удалось прекратить его.

    Чёрное море

    В начале войны ни у Российской, ни у Османской империи не было дредноутов на Чёрном море. Два дредноута, строившихся для турецкого флота в Англии, были с началом войны реквизированы и включены в королевский флот под названиями HMS Erin и HMS Agincourt. Лучшими кораблями турецкого флота были крейсера SMS Goeben и SMS Breslau из германской средиземноморской эскадры. В 1914 они были переданы Германией Османской империи и сыграли решающую роль в дальнейших событиях.

    Война на Чёрном море началась в октябре 1914 года с бомбардировки германо-турецкими силами прибрежных русских городов. В 1916 году черноморский флот получил новые дредноуты — «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина Великая», что радикально изменило соотношение сил.

    Вскоре после Октябрьской революции в Петрограде Черноморский флот потерял боеспособность. По Брестскому мирному договору между правительством Ленина и Германией, главная база флота в Севастополе перешла под контроль немцев.

    03_big.jpg
    Броненосцы Черноморского флота на рейде Севастополя, 1910 г.

    Балтийское море

    Балтийское море рассматривалось ведущими морскими державами — Великобританией и Германией — как второстепенный театр. Британцы считали, что русский флот, медленно восстанавливающийся после поражения в Русско-японской войне 1904—1905 годов, не сможет оказать сколько-либо существенной помощи британскому флоту, а немцы опасались в первую очередь флота Великобритании, поэтому держали на Балтике лишь устаревшие корабли. Основной боевой задачей русского флота являлось сопротивление проникновению противника в Финский залив путём боя на заранее подготовленной позиции. Для решения этой задачи была назначена оборонительная позиция в узости залива, образуемой островом Норген и мысом Поркалла-Удд — так называемая центральная минно-артиллерийская позиция. Военные действия на Балтике начались 31 июля. В 6.56 русские минные заградители под прикрытием линкоров начали ставить первые мины.

    Захват «Магдебурга»

    26 августа 1914 на Балтике произошло событие, оказавшее значительное влияние на дальнейший ход войны. В Финском заливе у острова Осмуссаар сел на мель германский легкий крейсер «Магдебург». Попытки спасти корабль закончились неудачей и вскоре он был захвачен подошедшими русскими крейсерами «Богатырь» и «Паллада». Главным успехом были поднятая из моря сигнальная книга крейсера, которая затем была переданы британскому Адмиралтейству, что сыграло решающую роль в раскрытии военно-морского кода Германии. Раскрытие кода оказало впоследствии значительное влияние, как на боевые действия на море, так и на ход войны в целом.

    Начальный период войны

    11 октября торпедой немецкой подводной лодки U-26 был потоплен крейсер «Паллада». В середине октября на Балтику прорвались две британских подводных лодки. 17 ноября подорвался на минах и затонул немецкий крейсер «Friedrich Carl». В конце 1914 года были достроены четыре новых линкора «Полтава», «Гангут», «Петропавловск» и «Севастополь», что изменило соотношение сил в Балтийском море.

    25 января 1915 года подорвались на минах и получили повреждения немецкие крейсеры «Augsburg» и «Gazelle».

    19 июня 1915 года произошел Готландский бой между русским и немецким отрядами крейсеров. Был потоплен немецкий минный заградитель «Альбатрос».

    04_big.jpg
    Линкор «Полтава», 1915

    Оборона Рижского залива в 1915

    8 августа 1915 года немецкие силы, состоящие из 7 линкоров, 6 крейсеров, 24 эсминцев и 14 тральщиков, попытались прорваться в Рижский залив через Ирбенский пролив. Им противостояли линкор «Слава», канонерские лодки «Грозящий», «Храбрый», «Сивуч», минный заградитель «Амур», 16 эсминцев и дивизион подводных лодок. В 4 часа утра немецкие тральщики начали делать проход в минном поле. Их заметили русские самолёты, вскоре к месту сражения подошли канонерские лодки «Грозящий» и «Храбрый» и эсминцы, которые открыли огонь по тральщикам. В 10 часов 30 минут линкор «Слава» прибыл к месту боя и вступил в артиллерийскую дуэль с двумя немецкими линейными кораблями — «Эльзас» и «Брауншвейг». Потеряв два тральщика T-52 и T-58 на минах, немцы отказались от попытки прорыва. 10-15 августа минный заградитель Амур поставил дополнительное минное поле в Ирбенском проливе.

    16 августа немецкие силы повторили попытку прорваться через Ирбенский пролив. В течение дня немцам удалось протралить Ирбенский пролив, хотя они потеряли тральщик T-46. «Слава» была вынуждена отойти после боя с немецкими линкорами «Нассау» и «Позен». В ночь на 17 августа германские эсминцы «V-99» and «V-100» проникли в Рижский залив. В бою с русским эсминцем «Новик» V-99 был повреждён, а затем подорвался на минах и был затоплен экипажем. Днем 17 августа «Слава» снова вступила в бой с линкорами «Нассау» и «Позен», получила три попадания и отошла к Моонзунду. 19 августа подорвался на минах и затонул немецкий эсминец «S-31», а британская подлодка E-1 торпедировала немецкий крейсер «Мольтке». После этого германские силы ушли из Рижского залива.

    Бой за Рижский залив 1917

    12-20 октября 1917 года произошло сражение между немецким и русским флотом за Моонзундские острова, в ходе которого немецкий флот высадил десант на острова Эзель, Моон и Даго, захватил их и, протралив минные заграждения в Ирбенском проливе, прорвался в Рижский залив.

    Революция

    После Октябрьской революции русский флот полностью потерял боеспособность. По Брест-Литовскому мирному договору русская армия и флот должны были оставить береговые укрепления в получавших независимость Финляндии и Эстонии. В мае 1918 года состоялся Ледовый поход Балтийского флота: корабли были выведены через льды из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. Переход был совершён по инициативе командующего флотом адмирала А. М. Щастного вопреки приказу большевистского правительства. За нарушение приказа о сдаче флота немцам 22 июня 1918 года адмирал Щастный был расстрелян по личному указанию большевистского Наркомвоенмора Л. Д. Троцкого

    Тихий и Индийский океан

    Небольшая часть германских морских сил, расположенная в Тихом океане, с началом войны участвовала в рейдерских операциях. Германский крейсер «Эмден» в бою при Пенанге неожиданной атакой в порту уничтожил русский крейсер «Жемчуг» и французский миноносец «Mosquet» («Мушкет») и потопил около тридцати торговых судов в рейдовых операциях, прежде чем был потоплен в бою у Кокосовых островов.

    Германская Восточноазиатская крейсерская эскадра адмирала Максимилиана фон Шпее в сражении при Коронеле разгромила крейсерскую эскадру контр-адмирала К. Крэдока, потопив броненосные крейсера «HMS Good Hope» и «HMS Monmout». В декабре 1914 года эта эскадра была уничтожена в сражении при Фолклендских островах.

    Германский крейсер «Кёнигсберг» в начале войны находился в Дар-эс-Саламе, столице Германской Восточной Африки. Он также провёл несколько операций: захватил английский пароход в Аденском заливе, обстрелял побережье Мадагаскара; 20 сентября 1914 года в порту острова Занзибар потопил английский крейсер «Пегасус». 11 июля 1915 года «Кёнигсберг» был потоплен в дельте Руфиджи в бою с четырьмя английскими кораблями.

    0_73228_36918bbb_XL.jpeg


    Ютландское сражение

    111.jpg
    Взрыв на линейном крейсере HMS Queen Mary

    Крупнейшим из морских сражений первой мировой войны явилось Ютландское сражение на Северном море 31 мая 1916 года между главными силами английского и германского флотов. К этому времени обстановка на Северном морском театре сложилась следующим образом. Английский флот осуществлял дальнюю блокаду, рассчитанную на экономическое удушение Германии. Немцы после неудач снова вернулись к идее уравнения своих сил с английским флотом путем уничтожения по частям. На этот раз германское командование решило более активно использовать линейные силы своего флота. Замысел командования состоял в том, чтобы набеговыми действиями на английское побережье вызвать часть английского флота в море и, наведя ее на свои главные силы, уничтожить. В соответствии с этим замыслом германский флот в 1916 году совершил несколько выходов к побережью Англии, сопровождавшихся обстрелами английских портов. Один из этих выходов и привел к Ютландскому сражению.

    222.jpg
    Адмирал Битти

    Английский флот по количеству кораблей основных классов, участвовавших в сражении, значительно превосходил германский. Крупные артиллерийские корабли англичан по ряду показателей превосходили корабли соответствующих классов германского флота. Так, например, английские линейные корабли обладали преимуществом в скорости хода и калибре главной артиллерии. Вес бортового залпа орудий главного калибра английского флота более чем в два раза превышал бортовой залп германского флота. Германские корабли имели преимущество перед английскими в скорострельности артиллерии и качестве бронебойных снарядов, в бронировании и противоминной защите. Таким образом, английский флот в целом имел подавляющее превосходство в силах перед германским флотом.

    Командующий германским флотом адмирал Р. Шеер, исходя из общего плана кампании 1916 года на Северном море, поставил перед своим флотом задачу - демонстративным обстрелом английского порта Сандерленд вызвать часть сил английского флота в море, навести ее на главные силы своего флота и уничтожить. Опасаясь встречи с главными силами английского флота, адмирал Шеер решил перед выходом своего флота в море произвести глубокую разведку, использовав для этого подводные лодки и дирижабли.

    333.jpg
    HMS Benbow leads her sister ships Marlborough and Iron Duke

    Во второй половине мая 11 германских подводных лодок вышли в море и развернулись у английских баз Розайт, Кроммарти и Скапа-Флоу. Перед подводными лодками были поставлены две задачи: атаковать английские корабли при выходе их в море и после этого донести о их развертывании. Таким образом, на первый план ставилось предварительное ослабление английского флота, тогда как главной задачей лодок надо было считать разведку.

    Намечавшаяся по плану разведка дирижаблями из-за неблагоприятных метеорологических условий была отменена. В связи с невозможностью использовать дирижабли для усиления разведки возникла угроза встречи с превосходящими силами английского флота недалеко от его баз. Это вынудило адмирала Шеера в самый последний момент несколько изменить свой первоначальный план. Вместо демонстративного обстрела Сандерленда он решил выйти со своим флотом в район Скагеррака, считая его менее опасным с точки зрения встречи со всем английским флотом, чем поход к берегам Англии.


    Английская разведка на основании некоторых данных, и прежде всего перехвата немецких радиопереговоров, которые велись без соблюдения радиомаскировки, установила день выхода германского флота в море и примерное направление его движения. Получив эти сведения, адмирал Д.Р. Джеллико принял решение накануне выхода германского флота в море развернуть свой флот в 100 милях на запад от Ютландского побережья. В соответствии с этим решением соединению адмирала Д. Битти было приказано выйти из Розайта и следовать в назначенный Для него район с расчетом прибыть туда к 14 часам 18 мая. К этому времени главные силы английского флота во главе с адмиралом Джеллико должны были сосредоточиться в 70 милях на северо-запад от авангардного соединения Битти.

    Английский флот вышел из своих баз в соответствии с ранее намеченным планом. Германские подводные лодки, развернутые у английских баз, по существу, не выполнили поставленной перед ними задачи, так как только часть из них смогла обнаружить одиночные корабли противника и донести о них своему командованию. По отдельным отрывочным и противоречивым сведениям, полученным от этих лодок, адмирал Шеер не смог установить факт выхода главных сил английского флота в море.

    444.jpg
    Схема движения флотов перед битвой и во время первого её этапа.

    Германский флот начал развертывание на рассвете 18 мая. Первым в море вышло авангардное соединение адмирала Хиппера, состоявшее из линейных крейсеров, шедших в охранении легких крейсеров и эскадренных миноносцев. За ним на расстоянии 50 миль шли главные силы германского флота. Соединение Хиппера должно было до наступления темноты показаться у берегов Южной Норвегии и после этого в течение ночи крейсировать в Скагерраке и к полудню следующего дня присоединиться к главным силам.

    Встреча противников произошла между 14 и 15 часами 18 мая примерно в 90 милях на запад от Ютландского побережья. Ютландское сражение делится на дневной бой и ночной. Дневная фаза боя в свою очередь подразделяется на два этапа. Первым этапом был бой авангардных сил (линейных крейсеров), вторым- бой главных сил. По своему характеру дневной бой являлся встречным. Соединение адмирала Бигги, представлявшее собой авангард Гранд-флита, состояло из четырех наиболее мощных и быстроходных линейных кораблей и шести линейных крейсеров. Корабли следовали в следующем походном порядке: впереди в качестве дозора шли легкие крейсера, за ними на расстоянии восьми миль следовали в строю кильватерной колонны линейные крейсера, а в пяти милях к северо-западу от них - линейные корабли. Следуя в северо-восточном направлении со скоростью 25 узлов, адмирал Битти в 15 часов 30 минут обнаружил соединение адмирала Хиппера (пять линейных крейсеров), шедшее на северо-запад.

    555.jpg
    Вторая эскадра линкоров Гранд Флита. Слева направо: King George V, Thunderer, Monarch и Conqueror.

    Имея подавляющее превосходство в силах, адмирал Бигги принял решение немедленно атаковать противника и лег на курс сближения с ним. Адмирал Хиппер обнаружил англичан на несколько минут раньше. Имея задачу навести часть сил английского флота на свои главные силы, Хиппер решил повернуть на обратный курс и принять бой на отходе. В соответствии с этим решением германские линейные крейсера, шедшие в строю кильватерной колонны со скоростью 25 узлов, в 15 часов 40 минут повернули на юго-восток и, увеличив скорость, начали отход. Адмирал Битти также увеличил ход, лег на параллельный с противником курс и начал перестроение своей эскадры в боевой порядок - строй пеленга. Тактическое развертывание английского соединения затянулось и к началу боя не было закончено. Вследствие ошибок, допущенных Битти, англичане и после начала боя не смогли построить свою эскадру в боевой порядок, который обеспечивал бы им наилучшее использование артиллерии в бою. Так, наиболее сильные линейные корабли, имевшие на вооружении 13-дюймовую артиллерию, смогли вступить в бой только через 20 минут после его начала.

    666.jpg

    Бой начался в 15 часов 48 минут на дистанции около 80 каб. Противники открыли огонь почти одновременно. В соединении Битти из-за плохо организованной связи при распределении целей между кораблями произошла путаница, в результате которой германский крейсер "Дерфлингер" оказался вне обстрела и мог безнаказанно вести огонь по английским кораблям. Положение англичан осложнялось еще и тем, что, неправильно определив начальную дистанцию боя, они долгое время не могли пристреляться и первые их снаряды ложились с большими перелетами. Германские корабли, находившиеся в более выгодном положении, довольно быстро пристрелялись. Особенно успешно вел огонь линейный крейсер "Фон дер Танн", стрелявший по концевому английскому крейсеру "Индефатигабл". На четырнадцатой минуте боя "Индефатигабл" получил несколько попаданий снарядов крупного калибра и в 16 часов 02 минуты перевернулся и затонул. После этого "Фон дер Танн" перенес огонь на крейсер "Куин Мери", по которому уже вел огонь "Дерфлингер". В 16 часов 26 минут в "Куин Мери" попало несколько снарядов крупного калибра. Крейсер взорвался и затонул. Оба корабля погибли в результате прямых попаданий снарядов в башни и проникновения их в артиллерийские погреба.

    777.jpg
    «Айрон Дюк» - флагманский корабль адмирала Джеллико. В Ютландском бою участвовал в составе 4-й линейной эскадры Грэнд-Флита.
    За время боя произвел около 90 выстрелов с дальней дистанции. Вышел из сражения без повреждений.

    После гибели "Куин Мери" адмирал Битти выслал в атаку флотилию своих миноносцев в составе 15-20 кораблей. Почти одновременно с англичанами выслали в атаку свои миноносцы и немцы. Это привело к быстрому сближению противников и артиллерийскому бою на дистанции от 5 до 8 каб. В связи с этим ни одной из сторон не удалось выйти на нужную дистанцию торпедного залпа и противники вынуждены были производить торпедную стрельбу с больших расстояний (44-58 каб.). Как английские, так и немецкие миноносцы стреляли одиночными торпедами и поэтому не смогли добиться существенного успеха. Только один английский миноносец сумел прорваться через линию германских миноносцев и с дистанции 35 каб. выпустить последовательно три торпеды. Одна из них попала в немецкий линейный крейсер "Зейдлиц" и причинила ему некоторые повреждения (корабль принял 2000 т воды, но сохранил свою боеспособность и продолжал оставаться в строю), вторая торпеда попала в немецкий миноносец и потопила его.

    В 16 часов 33 минуты командующий 2-й эскадрой английских легких крейсеров, шедших в голове соединения Битти, донес по радио о появлении с юга линейных сил германского флота. Вскоре после этого адмирал Битти, обнаружив на горизонте главные силы германского флота, повернул со своими крейсерами на обратный курс и, увеличив скорость хода до полного, оторвался от немцев.

    С появлением главных сил германского флота адмирал Хиппер со своими линейными крейсерами занял место в голове кильватерной колонны линейных кораблей и вместе с ними включился в погоню за соединением Битти. На этом первый этап сражения закончился. Итоги первого этапа срзжения показывают, что авангардные силы английского флота не выполнили своей основной задачи. Адмирал Битти, обнаружив главные силы германского флота, не разведал их как следует, что затруднило перестроение главных сил английского флота из походного порядка в боевой. В бою авангардных сил выявились недостаточная живучесть английских линейных крейсеров (из шести крейсеров два было потоплено) и слабая боевая подготовка английского флота. Битти не смог использовать своего превосходства в силах и неумело управлял ими в бою. Стрельба английской артиллерии оказалась малоэффективной. Обе стороны не смогли организовать взаимодействия междулинейными крейсерами и миноносцами. Последние использовались нерешительно и неумело, а поэтому их действия не дали желаемых результатов.

    В момент завязки боя линейных крейсеров главные силы английского флота под флагом адмирала Джеллико находились в 60 милях к северу. Гранд-флинт приближался к месту боя со скоростью 19 узлов. Линейные корабли (24) шли шестью параллельными кильватерными колоннами по четыре в каждой. Расстояние между колоннами равнялось одной миле, а между кораблями - двум кабельтовым. В непосредственной близости от линейных кораблей в качестве противолодочного охранения держались миноносцы. Впереди по курсу на расстоянии 6-8 миль от линейных кораблей шли дозорные крейсера, а в 20 милях с левого фланга следовали три линейных крейсера.

    888.jpg
    Схема движения флотов во время второго этапа битвы.

    Получив донесение о вступлении соединения Битти в бой с противником, адмирал Джеллико увеличил ход до полного и направился на помощь своим линейным крейсерам. Из-за плохо выполненной адмиралом Битти разведки и неправильного определения штурманами на флагманских кораблях своих счислимых мест, разошедшихся с фактическими на 7 миль, адмирал Джеллико неправильно рассчитал свое движение в момент сближения с противником и вследствие этого запоздал с началом тактического развертывания сил. И только с установлением визуальной связи с Битти он в 18 часов 15 минут приступил к перестроению Гранд-флита в боевой порядок - строй однокильватерной колонны влево.

    Боевой порядок Гранд-флита соответствовал принятой англичанами тактической идее охвата головы неприятельского флота и нанесения по нему мощного артиллерийского удара всеми линейными кораблями, маневрирующими в одной кильватерной колонне. Перестроение продолжалось 20 минут и к началу боя с главными силами германского флота не было закончено. Адмирал Битти со своими линейными крейсерами занял место в голове колонны линейных кораблей и в дальнейшем продолжал выполнять роль авангарда.

    999.jpg

    В период сближения главных сил флотов произошло несколько боевых столкновений между разведывательными силами сторон, в результате которых англичане потеряли линейный крейсер "Инвинсибл" и броненосный крейсер "Дифенс", а немцы - легкий крейсер "Висбаден". Видимость в это время ухудшилась, а дым от большого числа кораблей, шедших полным ходом, еще больше затруднял визуальную связь и ориентировку в районе боя. Командующий германским флотом адмирал Шеер, не имея сведений о выходе Гранд-флита в море, не знал действительной обстановки и того, что он идет навстречу не части английского флота, а главным его силам.

    Преследуя отходившее на север соединение Битти, германский флот Открытого моря в 18 часов 20 минут пришел в боевое соприкосновение с главными силами английского флота. Англичане открыли интенсивный огонь с дистанции 60-65 каб. Стреляли главным образом концевые корабли, сосредоточив свой огонь на линейных крейсерах, шедших в голове германского флота. С английской стороны действовало не менее 100 тяжелых орудий. Оказавшись под огнем Гранд-флита, адмирал Шеер понял, что он вступил в бой с главными силами противника. Полная неосведомленность командующего германским флотом явилась результатом плохой разведки.

    10.jpg
    "Кёниг" открывает огонь

    Ввиду явного превосходства англичан в силах адмирал Шеер отказался от боя и в 18 часов 35 минут поворотом "все вдруг" на 180 градусов вышел из боя и направился на юго-запад. Поворот германских линкоров и выход их из боя прикрывались дымовыми завесами, поставленными миноносцами. Для этой цели немцы использовали специальные дымовые патроны разового действия, устанавливавшиеся на корме корабля. Адмирал Джеллико, опасаясь мин, которые германские корабли могли сбрасывать на пути отхода, и подводных лодок противника, не стал преследовать германский флот, а повернул сначала на юго-восток, а затем на юг, чтобы отрезать путь немецкому флоту в базу. Однако достигнуть этой цели адмиралу Джеллико не удалось. Не организовав должным образом тактической разведки в бою, англичане вскоре потеряли из видимости немецкий флот. На этом дневной бой главных сил флотов временно прекратился.

    Несмотря на то, что германскому флоту на некоторое время удалось оторваться от противника, движение его к берегам Англии увеличивало опасность оказаться отрезанным от своих баз превосходящими силами английского флота. Кроме того, Шееру приходилось считаться и с тем, что английские флот, обладавший преимуществом в скорости хода, мог до наступления темноты (оставалось два часа до захода солнца) догнать германской флот и навязать ему бой в невыгодных для немцев условиях. Учитывая все это, адмирал Шеер решил повернуть на обратный курс, нанести удар по английскому флоту перед заходом солнца, а затем, пользуясь темнотой, прорваться в базу. В соответствии с этим решением геманский флот вскоре после 19 часов 00 минут вновь повернул "все вдруг" на 180 градусов и направился на северо-восток, имея впереди линейные крейсера. В это время Гранд-флит следовал на юг, и голова германского флота уперлась в центр боевого порядка английского флота. Англичане, заметив приближение германских кораблей, в 19 часов 10 минут открыли по ним огонь. На этот раз англичане ввели в действие все свои линейные силы, которые с дистанции 45-60 каб. вели ураганный огонь, сосредоточив его на линейных крейсерах и головных линкорах противника. В течение восьми минут германские линейные корабли и крейсера, шедшие в голове колонны, получили от десяти и более попаданий снарядов крупного калибра каждый. Наибольшее число попаданий (40) имел линейный крейсер "Лютцов", который из-за полученных повреждений не смог следовать за своим флотом. Он вышел из строя и на следующий день был затоплен своей командой.

    11.jpg
    Но ещё до "Куин Мэри", в 16:02, от попадания 2-х снарядов линейного крейсера "Фон дер Танн" взрывается и гибнет со всем экипажем линейный крейсер "Индефатигебл"

    Оказавшись под сосредоточенным огнем всего английского флота и понеся серьезные повреждения на головных кораблях, адмирал Шеер решил как можно скорее выйти из боя. С этой целью германский флот в 19 часов 18 минут в третий раз сделал поворот "все вдруг" на 180 градусов. Для прикрытия этого маневра эскадренные миноносцы при поддержке крейсеров с дистанции 50 каб. произвели торпедную атаку и поставили дымовую завесу. Атака миноносцев носила неорганизованный характер. Миноносцы по-прежнему использовали малоэффективный способ стрельбы одиночными торпедами, который на большой дистанции не мог дать положительных результатов. Английский флот легко уклонился от торпед, отвернув на четыре румба в сторону.

    Под прикрытием дымовой завесы и наступившей вскоре темноты германский флот окончательно оторвался от противника. Таким образом, вследствие неправильного расчета своего маневра и отсутствия разведки адмиралу Шееру дважды пришлось отрываться от англичан. Это привело к серьезным повреждениям кораблей, особенно линейных крейсеров, которые шли в голове колонны и своим огнем прикрывали выход главных сил германского флота из боя.

    В результате дневного боя главных сил англичане потеряли линейный крейсер и два броненосных крейсера, несколько кораблей получили различные повреждения. Немцы потеряли только один легкий крейсер, но зато их линейные крейсера получили настолько серьезные повреждения, что не в состоянии были продолжать бой. Итоги дневного боя главных сил показывают, что ни одной из сторон не удалось добиться решительных результатов. Англичане не смогли разумно использовать свое превосходство в силах, чтобы нанести решительное поражение германскому флоту Открытого моря, а немцы - добиться уравнения в силах с противником. По окончании дневного боя противники потеряли друг друга из вида, и оба командующих флотами не имели ясного представления об обстановке и действовали вслепую. Адмирал Шеер, отказавшись от продолжения боя, принял решение под покровом темноты прорываться в базу. Командующий английским флотом, учитывая слабую подготовку своих сил к ночным действиям, решил также избегать ночного боя с противником.

    Зная, что германский флот находится к западу от английского флота, адмирал Джеллико рассчитывал движением на юг отрезать противника от баз и на рассвете 19 мая принудить его к бою. С наступлением темноты английский флот построился в три кильватерные колонны, имея впереди линейные крейсера, а в пяти милях позади - флотилии эскадренных миноносцев. Германский флот был построен в одну кильватерную колонну с выдвинутыми вперед крейсерами. Эскадренные миноносцы Шеер послал на поиски английского флота, о местоположении которого он ничего не знал. Тем самым Шеер лишил себя возможности использовать эскадренные миноносцы для нанесения торпедного удара по противнику в случае встречи с ним в ночное время.

    В 21 час 00 минут германский флот лег на курс юго-восток, чтобы кратчайшим путем выйти к своим базам. В это время английский флот шел на юг, и курсы противников медленно сходились. Первое боевое соприкосновение противников произошло в 22 часа 00 минут, когда английские легкие крейсера обнаружили германские легкие крейсера, шедшие впереди своих линейных кораблей, и вступили с ними в бой. В коротком бою англичане потопили германский легйш крейсер "Фрауэнлоб". Несколько английских крейсеров получили повреждения, из них "Саутхэмптон" - серьезные.

    Около 23 часов 00 минут германский флот, проходя за кормой Гранд-флита, пришел в боевое соприкосновение с английскими эскадренными миноносцами, которые держались в пяти милях позади своих линейных кораблей. При ночной встрече с английскими миноносцами походный порядок германского флота нарушился. Несколько кораблей вышло из строя. Один из них - линейный корабль "Позен" - при выходе из строя протаранил и потопил свой крейсер "Эльбинг". Голова германской колонны пришла в полное расстройство. Создалась исключительно благоприятная обстановка для ее атаки миноносцами. Однако англичане не воспользовались этой возможностью. Они потеряли много времени на опознавание противника и действовали весьма нерешительно. Из шести флотилий миноносцев, входивших в состав Гранд-флита, только одна произвела атаку, и то неудачно. В результате этой атаки англичане потопили германский легкий крейсер "Росток", потеряв при этом четыре миноносца.

    12.jpg
    Повреждённый «Зейдлиц» по возвращении на базу.

    Утром 19 мая, когда германский флот уже подходил к Гельголандской бухте, адмирал Джеллико получил извещение от адмиралтейства о том, что германский флот ночью прорвался в свои базы. Видя бесполезность дальнейшего движения на юг, он повернул на обратный курс и направился к берегам Англии. Таким образом, германский флот смог прорваться в свои базы. Прежде всего это стало возможным потому, что англичане не оказали ему должного противодействия в ночном бою. Весь ход Ютландского сражения показывает, что оно с обеих сторон носило нерешительный характер, а поэтому не дало существенных результатов и не привело к изменению оперативной обстановки на Северном море. Германскому командованию не удалось серьезно ослабить английский флот и уравнять с ним свои силы, а англичане не сумели использовать свое превосходство в силах для достижения решительной победы над противником.

    13.jpg
    Третьей крупной потерей англичан в этом бою стал линейный крейсер "Инвинсибл", погибший от взрыва в результате попадания снарядов "Дерфлингера" в 18:31.
    С кораблём погибли более 1000 человек, спаслось всего 6.

    В Ютландском сражении английский флот потерял три линейных крейсера, три броненосных крейсера и восемь эскадренных миноносцев, общий тоннаж около 114 тысяч тонн. Потери германского флота составили линейный корабль, линейный крейсер, четыре легких крейсера и пять эскадренных миноносцев, общий тоннаж около 60 тысяч тонн. Таким образом, по общему тоннажу погибших кораблей потери англичан почти в два раза превышали потери немцев. Из 25 кораблей, погибших в Ютландском сражении, 17 было потоплено артиллерией и восемь торпедным оружием. Результаты использования оружия в бою характеризуются следующими данными: английский флот выпустил 4598 снарядов, из них 100 попало в цель (2,2%), и израсходовал 74 торпеды, из них достигло цели 5 (6,8%); германский флот выпустил 3597 снарядов и добился 120 попаданий ' (3,3%) и 109 торпед, из которых в цель попало 3 (2,7%).

    Бытует мнение,что Ютландское сражение является одним из наиболее ярких примеров, подтверждающих несостоятельность англо-американской теории достижения господства на море методом генерального сражения.

    Но личное мнение автора таково - в данном конкретном сражении абсолютно однозначно выиграл Гранд Флит Великобритании.

    Но почему. спросите вы. Немцы потеряли примерно 3000 убитыми и ранеными. 1 броненосец, 5 крейсеров и 5 эсминцев (62000 тонн совокупного водоизмещения), а Великобритания потеряла почти 7000 убитыми и ранеными, 6 крейсеров и 8 эсминцев (113000 тонн совокупного водоизмещения).

    Ответ прост - дело не в потерях, а в целях. Цель Хохзеефлотте была в том, чтобы прорвать английскую морскую блокаду и перехватить инициативу на море. Цель гранд ФЛита была в том, чтобы не дать немцам достичь своих целей. Немцы не смогли прорвать блокаду и перехватить инициативу. таким образом, Великобритания победила.

    Бой в Гельголандской бухте, 28 августа 1914 г.

    В 1914 году военный флот Великобритании был, как и в течение двух сотен лет до этого, крупнейшим в мире и господствовал в водах, окружающих Британский архипелаг. Флот Германской империи, активно строившийся около 15 последних лет обогнал по мощи флоты других государств и стал вторым в мире по силе.

    Основным типом боевого корабля в Первую мировую войну был линейный корабль, построенный по образцу дредноута. Военно-морская авиация только начинала своё развитие. Большую роль приобрели подводные лодки и морские мины.

    f37ec10d0cc0ede6a3783e0bf317ec5f.jpg

    Английский флот, поддерживая дальнюю морскую блокаду на Северном море, вел периодическое наблюдение за южным районом моря, причем подводные лодки доходили до Гельголандской бухты, производя разведку, ища объекты для атаки и не раз вызывая тревогу в германском охранении. Сколько-нибудь крупных операций против германского флота, сосредоточенного в базах Северного моря, пока англичане не предпринимали.


    Однако, к концу августа, в связи с отступлением и неудачами на сухопутном фронте, с целью поднять возникший в связи с этим упадок духа и, принимая во внимание уже не раз высказывавшиеся голоса о возможности нападений легкими силами на германскую охрану Гельголандской бухты, английское Адмиралтейство решилось произвести такой набег. Выясненная подводными лодками организация немецкой охраны, по-видимому, давала легкую возможность добиться успеха.

    По первоначальному плану предполагалось двум флотилиям лучших английских истребителей и 2 легким крейсерам из Гарвичских морских сил подойти утром к Гельголандской бухте и напасть на германскую флотилию, несшую ее охрану, отрезав ей путь возвращения. Кроме того, 6 английских подводных лодок должны были занять две линии для атаки германских судов в случае их выхода в море для преследования миноносцев. Для поддержки операции были назначены 2 линейных и 6 броненосных крейсеров, которые должны были держаться мористее и прикрыть отступление английских легких сил.

    111.jpg

    В таком виде план был назначен к выполнению. Уже после того, как легкие силы и подводные лодки вышли в море, командующий Гранд Флитом Джеллико выслал для поддержки отряд линейных крейсеров под командой адмирала Битти (3 лин. крейсера) и одну легкую крейсерскую эскадру (6 новых лин. крейсеров типа «городов») под командой адм. Гуденефа.

    Атака была назначена на утро. В это время суток в Гельголандской бухте был отлив, что означало невозможность выхода в море тяжелых кораблей немцев в течение утра, находившихся в устьях Эльбы и Яды. День был тихий, дул очень слабый северо-западный ветер и стояла порядочная мгла. Видимость не превышала 4 миль, а временами становилась меньше.

    Из-за этого бой принял форму отдельных столкновении и артиллерийских дуэлей, не связанных между собой. Утром 28 августа 9 новых германских эсминцев 1-й флотилии (30−32 узла, два 88-мм орудия) несли дозор в 35 милях от плавучего маяка Эльба. Их поддерживали 3 легких крейсера — «Хела», «Штетин» и «Фрауенлоб». В Гельголандской бухте находилась 5-я флотилия, из 10 таких же эсминцев и 8 подводных лодок, из которых только 2 были в полной готовности. В устье реки Везер стоял старый легкий крейсер «Ариадне», а в устье реки Эмс — легкий крейсер «Майнц». Таков был расклад сил.

    В 7 утра легкие крейсера «Аретьюза» и «Фирлес» в сопровождении двух флотилий эсминцев напали на германские патрульные корабли и вступили с ними в ожесточенную перестрелку. Последние немедленно повернули и начали отходить. Контр-адмирал Маас, командовавший легкими силами в Гельголандской бухте, приказал «Штетину», «Фрауенлобу», эсминцам и подводным лодкам идти к ним на помощь. На береговых батареях Гельголанда и Вангероога, услышав грохот стрельбы, вызвали людей к орудиям. «Зейдлиц», Мольтке, Фон дер Танн и Блюхер начали разводить пары, готовясь выйти в море, как только позволит прилив.

    Тем временем английские корабли продолжали гоняться за германскими эсминцами, стреляя по ним с дальних дистанций на параллельных курсах. Вскоре «V-1» и «S-13» были подбиты и начали быстро терять ход. Еще немного, и англичане прикончили бы их окончательно, но в 7.58 в бой вступил «Штетин». Его появление спасло 5-ю флотилию эсминцев, успевших отойти под прикрытие береговых батарей Гельголанда.

    Британские корабли подошли совсем близко к Гельголанду. Здесь им попались несколько старых миноносцев из 3-го дивизиона траления. Англичане своим огнем нанесли серьезные повреждения «D-8» и «Т-33», но немцев вновь спасло вмешательство их легких крейсеров. «Фрауенлоб» вступил в бой с «Аретьюзой», открыв по ней огонь с дистанции 30 каб. (ок. 5,5 км). «Аретьюза» была, несомненно, сильным кораблем, совершенно новым и вооруженным гораздо более мощной артиллерией, но ее только накануне укомплектовали личным составом, и это ставило ее в известной степени в невыгодное положение. «Аретьюза» получила не менее 25 попаданий и вскоре на ней из всех орудий действовала только одна 152-мм пушка. Однако «Фрауенлоб» был вынужден прервать бой, поскольку получил одно очень тяжелое попадание — прямо в боевую рубку.

    В это время легкий крейсер «Фирлес» и эсминцы 1-й флотилии набросились на «V-187», шедший к Гельголанду. Обнаружив, что путь к острову отрезан, немецкий эсминец стал полным ходом уходить к устью Яды и почти оторвался от своих преследователей, когда прямо перед ним из тумана вынырнули два четырехтрубных крейсера. Он ошибочно принял их за «Страсбург» и «Штральзунд», но это оказались «Нотингем» и «Лоустофт» из эскадры Гуденафа. С дистанции 20 каб. (3,6 км) их шестидюймовки буквально разнесли «V- 187». Он пошел ко дну с развевающимся флагом, все еще продолжая стрелять. Английские корабли остановились подобрать тонущих немцев. Однако в этот момент в бой вмешался крейсер «Штетин», и британские крейсера и эсминцы исчезли в тумане и дыму, бросив две шлюпки с пленными, среди которых было много раненых.

    В 11.30 германский легкий крейсер «Майнц», шедший из устья р. Эмс, вступил в бой с «Аретьюзой», «Фирлесом» и эсминцами. К месту сражения быстро подтянулись крейсера Гуденафа, что сразу сделало положение «Майнца» безнадежным. После нескольких попаданий у него заклинило руль, и он начал описывать одну циркуляцию за другой. Затем «Майнц» получил в середину левого борта попадание торпедой с одного из английских эсминцев. К 13 часам он затонул. 348 человек из его команды были подобраны и попали в плен к англичанам.

    Однако к 12.30 положение англичан стало критическим. В сражение вступили сразу 6 немецких легких крейсеров: «Штральзунд», «Штетин», «Данциг», «Ариадне», «Страсбург» и «Кельн». «Аретьюза» и 3 английских эсминца получили серьезные повреждения. Еще немного — и с ними было бы покончено. Тируит срочно запросил Битти о помощи. Битти уже давно почувствовал, что в сражении в Гельголандской бухте назревает кризис.

    В условиях плохой видимости вводить тяжелые корабли в пространство между Гельголандом и германским побережьем, кишащим эсминцами и подводными лодками, было слишком рискованно. Удачный торпедный залп вынырнувшего из тумана эсминца мог бы привести к необратимым последствиям. После долгих колебаний Битти, по свидетельству Чэтфилда, наконец произнес: «Несомненно, мы должны идти».

    Первым на пути линейных крейсеров в 12.30 попался «Кельн». Лайон немедленно дал ему вслед два залпа и попал дважды, превратив «Кельн» буквально в груду металлолома. Через несколько минут такая же судьба постигла престарелую «Ариадне», увлеченную перестрелкой с английскими эсминцами. Лайон, шедший во главе колонны, с ходу влепил в нее два залпа. Итог был плачевный: «Ариадне», охваченная жестоким пожаром, совершенно беспомощная, начала медленно дрейфовать в юго-восточном направлении. Она продержалась на плаву до 15.25, затем тихо ушла под воду.

    Расправившись таким образом с немецкими легкими кораблями, Битти отдал приказ немедленно отходить. В 13.25 на обратном пути из Гельголандской бухты линейным крейсерам вновь попался многострадальный «Кельн», который все еще держался на плаву. Два залпа 13,5-дюймовых орудий мгновенно отправили его на дно. Из всей команды «Кельна» спасся только один кочегар, которого немецкие эсминцы подобрали два дня спустя после сражения.

    Только после полудня командующий Флотом Открытого моря Фридрих фон Ингеноль получил донесение со «Страсбурга», что в Гельголандскую бухту ворвалась Первая эскадра английских линейных крейсеров. В 13.25 он приказал своим 14 дредноутам срочно разводить пары и готовиться к выходу, но было уже поздно. Отход англичан прошел без происшествий, хотя повреждения «Аретьюзы» и эсминца «Лорел» оказались настолько серьезны, что двигаться своим ходом они были не в состоянии. Крейсерам «Хог» и «Аметист» пришлось взять их на буксир.

    Сражение в Гельголандской бухте закончилось, и его итоги для легких сил германского флота были плачевными. Немецкое командование совершило ошибку, посылая в бой легкие крейсера один за другим в туманную погоду против неприятеля неустановленной силы. В результате погибли эсминец и 3 легких крейсера (из которых 2 были превосходными новейшими кораблями).

    Потери в личном составе насчитывали 1238 человек, из них 712 убитых и 145 раненых; 381 попали в плен. Среди убитых был контр-адмирал Маас (он стал первым адмиралом, погибшим в этой войне), а среди пленных — один из сыновей Тирпица.

    Англичане потеряли 75 человек: 32 убитых и 53 раненых. Самые серьезные повреждения получил флагманский корабль Тируита легкий крейсер «Аретьюза», но его благополучно дотащили на буксире до Гарвича. Это был первый убедительный успех британского флота в водах метрополии.

    Баталии на реке Руфиджи, октябрь 1914 – июль 1915 г.

    В 1914 году сильнейшим немецким кораблём в Индийском океане был лёгкий крейсер «Кёнигсберг». После поломки двигательной установки «Кёнигсберг» был вынужден укрыться в дельте реки Руфиджи вместе с судном снабжения «Сомали», ожидая там, пока повреждённые детали не отвезут по суше в Дар-эс-Салам для ремонта.

    222.jpg

    В конце октября 1914 года «Кёнигсберг» был обнаружен британским крейсером «Чатам». 5 ноября в район прибыли крейсера «Дартмут» и «Уэймут», и немецкий крейсер оказался заблокирован в дельте реки. В начале ноября «Чатам» открыл огонь с большого расстояния и поджёг «Сомали», но не смог попасть в «Кёнигсберг», который быстро ушёл вверх по реке.

    Британцы предприняли несколько попыток потопить «Кёнигсберг», включая попытку торпедного катера с малой осадкой проскользнуть (с сопровождением) на расстояние атаки, но все они были легко отбиты немецкими силами, закрепившимися в дельте. В одном из рукавов дельты был затоплен брандер «Ньюбридж», чтобы не дать немцам выйти из блокады, однако позднее британцы обнаружили ещё один рукав, пригодный для их бегства. Некоторые из рукавов британцы усеяли макетами мин.

    Попытки потопить крейсер из 12-дюймовых орудий старого линкора «Голиаф» также не увенчались успехом из-за невозможности подойти по мелководью на расстояние выстрела.

    К марту 1915 года на «Кёнигсберге» начались перебои с продовольствием, многие члены немецкого экипажа скончались от малярии и других тропических болезней. Из-за отрезанности от внешнего мира боевой дух немецких моряков стал падать.

    Однако вскоре нашёлся способ исправить ситуацию с провизией и, возможно, прорваться через блокаду. Захваченное Германией торговое судно «Рубенс» переименовали в «Кронберг», вывесили датский флаг, подделали документы и набрали экипаж из немцев, говорящих по-датски. После этого судно было загружено углем, полевыми орудиями, боеприпасами, пресной водой и продовольствием. После успешного проникновения в воды Восточной Африки судно оказалось в опасности обнаружения английским «Гиацинтом», загнавшим его в залив Манза. Судно было подожжено экипажем, покинувшим его. Позднее большая часть груза была спасена немцами, которые использовали его в наземной обороне, часть груза перенесли на «Кёнигсберг».

    Два британских монитора типа «Хамбер» с малой осадкой — «Северн» и"Мерси" — были специально отбуксированы с Мальты через Красное море и прибыли к реке Руфиджи 15 июня. Были удалены второстепенные детали, добавлена защита и под прикрытием всего остального флота они направились в дельту.

    Эти корабли участвовали в дуэли с «Кёнигсбергом» с дальней дистанции с помощью наземных корректировщиков. Вскоре их 6-дюймовые орудия подавили вооружение крейсера, сильно повредили и затопили его.

    Победа флота Великобритании, позволила ей укрепить свои позиции во всем Индийском океане.

    Коронельское сражение, 1 ноября 1914 г.

    В октябре 1914 года Германская Восточно-Азиатская крейсерская эскадра под командованием вице-адмирала Шпее перебазировалась в южную часть Тихого океана. Эскадра Шпее могла сорвать поставку в Великобританию чилийской селитры, использовавшейся для производства взрывчатых веществ.

    Британское Адмиралтейство, обеспокоенное появлением германских рейдеров в этих водах, начало стягивать туда силы. Ещё 14 сентября контр-адмирал Крэдок, командующий британскими кораблями у восточного побережья Южной Америки, получил приказ сосредоточить достаточные силы для встречи броненосных крейсеров Шпее. Крэдок решил собирать их в Порт-Стэнли на Фолклендских островах.

    Первоначально Штаб Адмиралтейства попытался усилить эскадру Крэдока, отправив в район новый броненосный крейсер «Дифенс» с хорошо обученной командой. Но 14 октября «Дифенс» получил приказ прибыть не на Фолклендские острова, а в Монтевидео, где началось формирование второй эскадры под командованием адмирала Стоддарта. При этом штаб одобрил идею Крэдока о сборе сил на Фолклендских островах. Общий тон распоряжений штаба Крэдок расценил как приказ идти навстречу Шпее.

    333.png

    Утром 1 ноября Шпее получил донесение о том, что «Глазго» находится в районе Коронеля, и вышел туда со всеми своими кораблями, чтобы отрезать британский крейсер от эскадры Крэдока.

    В 14:00 по британскому времени эскадра Крэдока встретилась с «Глазго». Капитан «Глазго» Джон Люс передал Крэдоку сведения о том, что в этом районе находится одиночный германский крейсер «Лейпциг». Поэтому Крэдок пошёл на северо-запад в надежде перехватить рейдер. Британские корабли шли в строю пеленга — с северо-востока на юго-запад соответственно «Глазго», «Отранто», «Монмут» и «Гуд Хоуп».

    Тем временем германская эскадра также подходила к Коронелю. «Нюрнберг» находился далеко на северо-востоке, а «Дрезден» отстал от броненосных крейсеров на 12 миль. В 16:30 «Лейпциг» заметил справа по борту дымы и повернул им навстречу, обнаружив «Глазго». Встреча двух эскадр была неожиданностью для обоих адмиралов, рассчитывавших встретить одиночный крейсер противника.

    Шпее ожидал захода солнца, так как до заката его корабли хорошо освещались солнцем, а условия наблюдения за британскими кораблями были тяжёлыми. После захода солнца условия менялись, и британские корабли должны были вырисоваться на фоне ещё светлого горизонта, а на фоне берега германские корабли были бы практически не видны. На руку немцам играло также то, что британцы не могли задействовать часть своей артиллерии, расположенную в нижних казематах слишком близко к воде, так как её заливало волнами

    К 19:00 эскадры сошлись на дистанцию боя, и в 19:03 германская эскадра открыла огонь. Немцы «разделили цели слева», то есть идущий головным «Шарнхорст» стрелял по «Гуд Хоуп», а «Гнейзенау» — по «Монмуту». «Лейпциг» и «Дрезден» сильно отстали, а «Нюрнберг» был за пределами видимости. Правда, от лёгких крейсеров всё равно было бы мало пользы, потому что их сильно качало и они не могли вести эффективный огонь. Германские броненосные крейсера имели возможность вести огонь всем бортом — из шести 210-мм и трёх 150-мм орудий. Британские крейсера не могли задействовать расположенные на главной палубе в заливаемых казематах орудия — четыре 152-мм орудия на «Гуд Хоуп» и три 152-мм на «Монмуте»

    «Глазго» в 19:10 открыл огонь по «Лейпцигу», но он был неэффективным из-за сильного волнения. Ответный огонь по «Глазго» вели сначала «Лейпциг», а потом и «Дрезден». «Отранто» (боевая ценность которого была ничтожной, а большие размеры делали его уязвимой целью) в самом начале боя без приказа вышел из строя на запад и скрылся. Фактически исход боя был предрешён в первые 10 минут. Поражаемые каждые 15 секунд германскими снарядами «Гуд Хоуп» и «Монмут» уже не могли эффективно вести ответный огонь по практически невидимым германским кораблям, превратившись в мишени.

    «Гуд Хоуп» все ещё держался на плаву, и «Шарнхорст» продолжил движение, сделав несколько залпов с расстояния в 25 кабельтовых. В 19:56 флагман Крэдока скрылся в темноте, а зарево пожаров исчезло. Шпее отвернул в сторону, опасаясь торпедной атаки, хотя в действительности «Гуд Хоуп» пошёл ко дну, унося с собой адмирала Крэдока и около тысячи человек экипажа.

    444.jpg

    «Монмут» очень быстро охватили пожары, хотя перед боем всё, что могло загореться, было выброшено за борт. В 19:40 он вывалился из строя вправо, с громадным пожаром на полубаке. Около 19:50 он прекратил огонь и исчез в темноте, а «Гнейзенау» перевёл свой огонь на «Гуд Хоуп».

    «Глазго» к этому моменту получил шесть попаданий, только одно из них причинило сильные повреждения, остальные пришлись в ватерлинию в угольные ямы. Когда «Гуд Хоуп» исчез из виду, капитан «Глазго» Люс решил в 20:00 выйти из боя и ушёл на запад. По пути ему встретился агонизирующий «Монмут», который сигнализировал, что будет идти кормой вперёд из-за течи в носу. Люс благоразумно решил не останавливаться и предоставить «Монмут» своей судьбе.

    Около 21:00 накренившийся на левый борт «Монмут» был случайно найден отставшим от германской эскадры «Нюрнбергом». Германский крейсер приблизился с левого борта и после предложения сдаться открыл огонь, сокращая дистанцию до 33 кабельтовых. «Нюрнберг» прерывал огонь, давая «Монмуту» время спустить флаг и сдаться, но британский крейсер продолжал бой. Торпеда, выпущенная «Нюрнбергом», прошла мимо, и «Монмут» попытался развернуться, чтобы задействовать орудия правого борта. Но германские снаряды разворотили ему борт, и в 21:28 «Монмут» перевернулся и пошёл ко дну. Считая, что бой продолжается, немцы ушли дальше, не предприняв никаких мер по спасению британского экипажа, и все британские моряки погибли в холодной воде. Несмотря на победу, Шпее не смог закрепить успех, позволив уйти «Глазго» и «Отранто». Гибель британских кораблей нанесла существенный урон престижу британского флота. Однако германское торжество длилось недолго.

    http://diletant.ru/excursions/21325855/


    Российские корабли периода 1 мировой войны

    1.jpeg

    Император Александр

    2.jpeg
    ЛК Ростислав

    111.jpg
    Память Меркурия


    3.jpeg
    Жемчуг

    222.jpg
    Россия

    333.jpg
    Баян

    444.jpg
    Аскольд

    555.jpg
    миноносец Петр Великий

    666.jpg 5.jpeg
    Уссуриец


    7777.jpg
    "Пересвет" на камнях
     
    Последнее редактирование: 5 янв 2015
  5. Offline

    ROTBEIL ALTAMTMANN

    Регистрация:
    1 мар 2014
    Сообщения:
    2.591
    Спасибо SB:
    12.529
    Отзывы:
    209
    Страна:
    Latvia
    Из:
    Герцогство Курляндское
    Имя:
    Андрей
    Интересы:
    охота на аллигаторов...
    "Императоръ Николай I"
    getImage (6).jpg
     
    Duha и Дождевой Земляк нравится это.
  6. Online

    Wolf09 Старый Волк

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    24.101
    Спасибо SB:
    104.265
    Отзывы:
    1.592
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    На дне Балтийского моря обнаружили российские боевые корабли времен Первой мировой войны.

    Международная экспедиция под названием "Великая война - сто лет безмолвия" обнаружила на дне Балтийского моря пять боевых кораблей, погибших в во время Первой мировой войны 1914-1918 годов.

    111.jpeg

    Так, в Финском заливе в 50 километрах к югу от города Ханко команда, состоящая из участников общественно-патриотической акции "Поклон кораблям Великой победы" (РФ) и проекта Divers of the Dark (Финляндия), обнаружила места гибели двух легендарных русских тральщиков - "Проводник" и "Взрыв", сообщил агентству председатель координационного совета акции "Поклон кораблям Великой Победы", депутат Госдумы Николай Ковалев.
    "В ходе глубоководных погружений обнаружены места гибели тральщика "Проводник" - первого корабля, погибшего на Балтике в самом начале войны", - рассказал генерал армии, уточнив, что случилось это 27 августа 1914 года при тралении первого немецкого минного поля, выставленного уже на начальном этапе боевых действий. Сейчас это судно покоится на глубине около 90 метров метров в устье Финского залива, на его борту останки 11 членов команды, сообщил Ковалев.

    2222.jpeg

    "Тральщик "Взрыв" потерпел крушение 28 мая 1916 года при постановке передовой минной позиции. Тогда погибли 19 моряков. Остов корабля лежит на глубине 65 метров", - уточнил депутат.

    Также в ходе экспедиции был обнаружен броненосный крейсер "Паллада", затонувший примерно в 19 км от города Ханко на глубине 60 метров 28 сентября 1914 года в результате попадания торпеды, выпущенной немецкой подводной лодкой U-26. Никто из экипажа не уцелел.

    333.jpeg

    Память 598 русских моряков-балтийцев, членов экипажа "Паллады", участники акции увековечили мемориальной доской, установленной на корпусе корабля.

    http://www.newsru.com/russia/18jun2014/ships.html

    33.jpg

    Эскадренный миноносец"Лейтенант Зацаренный"

    Водоизмещение: 648 т.
    Размеры: длина - 74,14 м, ширина 8,3 м, осадка 3,05 м.
    Скорость хода максимальная: 24 узла.
    Дальность плавания: 1700 миль при 12 узлах.
    Силовая установка: 2 вертикальные паровые машины тройного расширения, 4 котла, 2 винта, 7310 л.с.
    Вооружение:
    1 120 и 5х1 75 мм орудий, 4х1 7,62-мм пулемета, 3х1 надводных 457-мм торпедных аппарата, 40 мин заграждения;
    с 1909 года: 2х1 120 и 4х1 75 мм орудий, 2х1 7,62-мм пулемета, 3х1 надводных 457-мм торпедных аппарата, 40 мин заграждения;
    с 1914 года: 2х1 120 мм орудия, 2 47-мм зенитки, 2х1 7,62-мм пулемета, 3х1 надводных 457-мм торпедных аппарата, 50 мин заграждения.
    Экипаж: 94 человека.

    История корабля:

    Эскадренный миноносец типа "Шестаков"

    Заказан в рамках судостроительной программы на 1903-1923 гг. Первоначально предполагалось построить 4 эсминца и таким образом, довести общее число "стандартных" 350 тонных миноносцев-истребителей на Черном море до 20. Однако опыт боевого использования миноносцев в русско-японской войне вынудил Морской Технический комитет уже в 1904 году перейти к типу минных крейсеров в 570 тонн, и на совещании в Морском ведомстве 21 ноября 1904 года было принято решение для Черноморского флота строить именно такие корабли.

    Проект разработан специалистами завода "Наваль", которые руководствовались спецификацией и чертежами минного крейсера типа "Всадник". В отличии от прототипа эсминец имел увеличенные размеры корпуса, большие запасы топлива и соответственно - большую дальность плавания. Также были установленные более совершенные (по мнению Морского Технического комитета) котлы системы Норманда.

    29 марта 1906 года зачислен в списки судов Черноморского флота, 16 сентября 1906 года заложен на судоверфи завода "Наваль" Общества Николаевских заводов и верфей в Николаеве, спущен на воду 29 октября 1907 года, вступил в строй 16 октября 1909 года.

    До 10 октября 1907 года классифицировался как минный крейсер. Входил в состав 2-го дивизиона минной бригады Черноморского флота. Прошел капитальные ремонт корпуса и механизмов в 1915 году.

    В период первой мировой войны участвовал в набеговых операциях на коммуникации противника, нес блокадную службу у берегов Турции, обстреливал береговые укрепления и портовые сооружения, прикрывал набеговые и минно-заградительные действия других сил флота, высаживал разведывательно-диверсионные группы и конвоировал транспорты с войсками Кавказского фронта. С 5 февраля по 18 апреля 1916 года участвовал в Трапезундской наступательной операции.

    30 июня 1917 года затонул в 25 милях к юго-востоку от маяка Фидониси после подрыва на германской мине заграждения.

    Миноносец ”Лейтенант Зацаренный” лежит на дне Черного моря, близ острова Змеиный.

    Во время Первой Мировой войны после взрыва на немецкой мине корабль переломился пополам, и его носовая часть мгновенно затонула. Носовая часть была найдена за 2,5 километры юго-западнее острова Змеиный.

    Объект лежит на ровном участке дна на глубине 36 метров. Грунт песчанистый, есть раковины, заиленость относительно невелика. Поверхность покрыта моллюсками и растительностью. Левый борт под тяжестью корпуса частично утоплен в грунт.

    Разлом корабля находится как раз между основами двух котлов в месте первой трубы. Первый котел выступает из разлома.

    Рядом с местом взрыва находятся рубка и на ней капитанский мостик. Корпус рубки отделился от палубы и лежит на дне.

    Подводная война в Первую мировую

    Первая мировая война стала первым глобальным конфликтом, когда свою реальную силу показали подводные лодки, потопившие за её годы в 30 раз больше транспортов и торговых судов, чем надводные корабли.

    1.png

    Новое оружие

    В канун Первой мировой войны мнения о возможной роли использовании подводных лодок были весьма противоречивы, а созданию подводного флота уделялось далеко не первое место. Так, в Германии накануне войны было построено всего 28 субмарин при наличии 41 линейного корабля.

    Адмирал Тирпиц указывал, что Германия, благодаря конфигурации побережья и расположению портов не нуждается в подводных лодках. Предполагалось, что подводные лодки будут использоваться, прежде всего, для несения дозорной службы и разведки.

    2.jpg

    Пренебрежительное отношение к подводным лодкам продолжалось вплоть до 22 сентября 1914 года, когда произошло событие в корне изменившее представление о подводной угрозе. Германская субмарина U-9 потопила три британских броненосных крейсера - «Абукир», «Хог» и «Кресси». Всего в результате атаки U-9 англичане потеряли 1459 чел. погибшими, что эквивалентно потерям в крупном морском бою того времени.
    Недооценка подводной угрозы дорого обошлась и Балтийскому флоту России, когда 11 октября 1914 года со всем экипажем немецкой субмариной U-26 был потоплен броненосный крейсер «Паллада». С этого момента начинается ускоренное строительство субмарин.
    Только в Германии за годы Первой мировой войны были построены 344 подводные лодки, а Российский флот увеличился с 28 до 52 субмарин. При этом подводные лодки времен Первой мировой первоначально имели весьма скромные характеристики: скорость редко превышала 10 узлов, а дальность подводного плавания — 100-125 миль. Правда, к концу войны в Германии стали строить подводные крейсера водоизмещением до 2000 тонн и автономностью до 130 суток.
    Самой результативной подводной лодкой в военной истории по числу уничтоженных целей стала в годы Первой мировой войны германская субмарина U-35, действовавшая в Средиземном море. В отличие от Северного моря, на Средиземноморье германские подводные лодки могли действовать почти безнаказанно, уничтожая за один поход несколько десятков транспортных и торговых судов Антанты. Только U-35, совершив 19 походов, потопила 226 и повредила 10 судов. Причем подавляющее число жертв этой германской подлодки были уничтожены по призовому праву артиллерией или подрывными патронами.

    В составе Российского флота

    За годы Первой мировой войны подводные лодки Балтийского и Черноморского флотов потопили или захватили около 200 германских и турецких судов, а собственные потери составили 12 субмарин.

    3.png

    Основной задачей русских подлодок в Черном море было нарушение коммуникаций противника и препятствование подвозу стратегических грузов в Стамбул. Для уничтожения неохраняемых судов лодки использовали артиллерию и подрывные патроны, а для атак вооруженных или конвоируемых судов - торпедное оружие.
    Подводная лодка «Тюлень» стала одной из самых результативных русских субмарин периода Первой мировой войны по числу одержанных побед. В 1915-1917 годах «Тюлень» уничтожил или захватил 8 пароходов и 33 шхуны противника.
    После Первой мировой судьба лодки, как и многих кораблей русского флота сложилась непросто. В 1920-м, во время Крымской эвакуации Белой армии, лодка была уведена в Тунис. В 1924 году было достигнуто соглашение о возвращении лодки СССР, но в силу ряда причин корабль возвращен не был.

    4.jpg

    В составе Черноморского флота в годы Первой мировой появился и первый в мире подводный минный заградитель «Краб». Корабль мог незаметно осуществлять минные постановки на коммуникациях противника, неся запас в 60 мин и использоваться как обычная подводная лодка ( имел 1 торпедный аппарат).
    «Краб» вступил в строй в 1915 году и активно использовался в боевых действиях на Черном море. Осуществил ряд успешных минных постановок, в том числе вблизи Босфора. Достоверно известно о гибели на минах, установленных «Крабом», турецкой канонерской лодки. В 1918-ом заградитель был захвачен интервентами, а затем затоплен в Севастополе. В 1923 году был поднят, но более в строй уже не вводился.

    Недооцененная угроза

    За годы войны 1914-1918 годов подводные лодки добились значительного успеха, прежде всего, в борьбе с транспортами и торговым судоходством. Если надводными кораблями были потоплены 217 транспортов, то подводные лодки потопили за Первую мировую войну более 6 тыс. судов.

    5.png
    На борьбу с германскими подводными лодками были брошены около 5 тыс. кораблей и переоборудованных для специальных целей судов, только в акватории Северного моря выставлено около 140 тыс. мин. Как ни странно, значительная сила, которую показали подводные лодки в борьбе на коммуникациях в годы Первой мировой войны , оказалась недооцененной в бывших странах Антанты.
    Был сделан вывод, о том что наличие конвоев делает операции подводных лодок малоэффективными и подводная угроза уж не столь велика. Поэтому развитию подводных сил и средств борьбы с ними в межвоенный период не уделялось должного внимания, за что и пришлось очень дорого заплатить в годы Второй мировой войны.

    http://russian7.ru/2014/08/podvodnaya-vojjna-v-pervuyu-mirovuyu-vojjn/

    Подводная лодка " ОКУНЬ " (тип "Касатка" ).

    1qga53.jpg

    Длина - 33,53 м
    Ширина - 3,66 м
    Осадка - 3,28 м
    Водоизмещение - надводное - 140 тонн, подводное - 177 тонн
    Силовая установка - 2 бензиновых двигателя суммарной мощностью 120 л.с., 1 электродвигатель мощностью 100 л.с.
    Скорость хода - наибольшая надводная - 10 узлов, подводная - 6 узлов ; экономичная надводная - 6,6 узлов, подводная - от 2,9 до 4,0 узлов
    Запас топлива - 4,8 тонн (бензин), аккумуляторные батареи 50 элементов - 3600 А.ч.
    Дальность плавания - в надводном положении - 660 миль при 6,6 узлах, в подводном положении - 14,4 миль при 6,0 узлах, - 48 миль при скорости от 2,9 до 4 узлов.
    Вооружение - 4 - 457-мм торпедных аппарата Джевецкого ; клептоскоп Герца
    Экипаж - 24 человека.
    Время погружения - 3-4 минуты
    Время всплытия - до 15 минут
    Запас плавучести - 26%
    Глубина погружения - предельная - 50 метров
    Цитата:

    До 11 марта 1906 г. относилась к классу миноносцев. В 1911 г. прошла модернизацию и капитальный ремонт (бензиномоторы были сняты и заменены дизелем мощностью 120 л.с., изготовленным заводом Л. Нобеля).
    Участвовала в 1-й мировой войне (несение позиционной и дозорной службы на подходах к портам и базам, оборона Виндавы (Вентспилс) в июне 1915 г., прикрытие набеговых и минно-заградительных действий легких сил флота) и в Февральской революции.


    Цитата:

    21 мая 1915 года, находясь в Балтийском море, подводная лодка «Окунь» под командованием лейтенанта Василия Александровича Меркушова (МК 1905) обаружила отряд из пяти германских линкоров, шедших в охранении миноносцев. Преодолев охранение, «Окунь» атаковал головной вражеский корабль, который, обнаружив лодку, пытался ее таранить. «Окунь» успел дать торпедный залп и погрузиться, хотя был сильно помят корпусом немецкого линкора. За эту атаку, вынудившую неприятельскую эскадру к отходу, командир лодки был удостоен ордена Св. Георгия 4-й степени, его помощник мичман З. А. Лисс — ордена Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», а команда награждена той же степени Георгиевскими крестами. Лейтенант Меркушов стал первым офицером Балтийского флота, получившим эту высокую боевую награду во время Первой мировой войны. 15 июня 1915 года близ Виндавы «Окунь» атаковал немецкий крейсер «Аугсбург», за что Меркушов был награжден Георгиевским оружием и Кавалерским крестом французского ордена Почетного Легиона. Осенью того же года В. А. Меркушов «за отличие по службе» был произведен в старшие лейтенанты (26.11.1915) и, оставаясь в этом чине, к 25 октября 1917 года числился 67-м по старшинству в общем списке офицеров флота.

    11qrcs8.jpg

    Записки командира подводной лодки «Окунь» 1914–1915 гг. Меркушов В. А. Записки подводника 1905–1915. Составитель и научный редактор В. В. Лобыцын. — М.: Согласие, 2004.

    Цитата:

    13/26 декабря.

    Через три дня будет месяц, как «Акула» вышла на первую постановку мин у Виндавы. Все сроки прошли, и с болью в сердце приходится считать ее погибшей...

    Это — первая жертва войны в Дивизии подводных лодок Балтийского моря. Если бы немцы утопили «Акулу», они давно расславили бы об этом по всему миру, потому, вероятно, никто и никогда не узнает, как, где и отчего она погибла. Наскочила ли на мину, запуталась ли в сетях, чему особенно способствовал кринолин у рубки для четырех мин заграждения, или же случилась какая-то неисправность во время погружения — ничего не известно.

    Возможно, что «Акула» погибла от взрыва собственной мины. (Однажды в Ревеле при погрузке у одной из мин начал действовать часовой механизм, и она стала опасной; ее удалось обезвредить, но случай этот весьма показателен.) Быть может, на походе от качки и ударов волн как о борт «Акулы», так и непосредственно о ничем не прикрытые мины заграждения какая-либо из них пришла в опасное положение и при ударе о какой-нибудь плавающий на поверхности воды предмет взорвалась...

    А могло быть и так, что крепление одной из мин не выдержало сильных повторяющихся ударов волн и сломалось или ослабло; мина выскользнула, пришла в опасное положение и, ударившись о борт лодки, взорвалась.

    Еще можно предположить, что лодка попросту перевернулась, хотя во избежание этого мины Уайтхеда были взяты только во внутренние аппараты, а четыре наружных аппарата Джевецкого-Подгорного не были заряжены.

    Как бы там ни было, но, выйдя из Ревеля утром 16 ноября, «Акула» из-за шторма вынуждена была отстаиваться на якоре у маяка Нижний Дагерорт, после чего вышла в море и пропала без вести, унеся с собой четырех офицеров и двадцать восемь человек команды — старых и опытных подводников...

    До вступления в строй новых подводных лодок программы 1912 года («Барс», «Гепард», «Вепрь») «Акула» была лучшей нашей подводной лодкой под командой одного из самых опытных командиров капитана 2 ранга Николая Александровича Гудима. Старшим офицером был лейтенант [452] Герсдорф, штурманом — лейтенант Копец, вахтенным начальником — мичман Чистовский.

    Ввиду малого знакомства личного состава с новыми минами заграждения в первую боевую постановку пошел помощник изобретателя капитана 1 ранга Шрейбера мой товарищ по выпуску из Морского корпуса лейтенант Стефан Калчев, болгарин по происхождению, в 1911 году перешедший на службу в русский флот.

    Этот же самый Калчев изобрел особую дрейфующую мину, обладающую близкой к нулю плавучестью и предназначенную специально для Босфора. По его мысли, ударная цилиндрическая мина свободно плывет по течению на заданной глубине до тех пор, пока у нее хватает электрической энергии, то есть около недели, но срок плавания может быть сокращен до нескольких десятков минут.

    Брошенные в устье Босфора мины, никем не замеченные, уносились бы течением в глубь пролива, где должны были взорваться при ударе о подводную часть идущего или стоящего на якоре корабля, сети или набережной, топя суда, разрывая сети или разрушая береговые сооружения.

    Насколько продвинулась разработка таких мин, мне неизвестно, и будет ли она теперь закончена, кто знает?

    Благодаря надежным механизмам, большому району плавания и сравнительно быстрому погружению «Акула» постоянно ходила к неприятельским берегам, неоднократно атаковывала германские суда, стреляла по ним минами, но, несмотря на массу проявленной командиром энергии и выносливость личного состава, успеха не имела.

    Между тем, Николай Александрович, вне всякого сомнения, был одним из лучших, достойнейших и талантливейших командиров наших подводных лодок. Он счастливо сочетал восьмилетний опыт непрерывной службы в подводном флоте с наклонностями и способностями к теоретической разработке тактических вопросов.

    При другом начальнике Дивизии подводных лодок Балтийского моря капитан 2 ранга Гудим наверняка был бы переведен в Морской генеральный штаб, где его опыт, знания и наклонности могли проявиться в полной мере.

    С его гибелью мы потеряли офицера, который мог бы явиться творцом новой тактики подводных судов, по молодости подводного плавания еще не существующей во флотах всего мира... Вечером 15 ноября 1915 г. пл "Акула" наблюдали русские береговые наблюдательные посты у о.Эзель


    Подводная лодка “Акула”

    Проект этой подводной лодки был создан И. Г. Бубновым еще в период русско-японской войны в связи с необходимостью иметь на Дальнем Востоке лодки с большим радиусом действия, способные плавать до берегов Японии и наносить удары противнику в его портах и базах. Морское министерство решило тогда приобрести у фирмы Лэка четыре подводные лодки водоизмещением по 400 т. (ПЛ типа "Кайман"), а по проекту Бубнова построить на Балтийском заводе лишь одну подводную лодку. Являлась развитием проекта ПЛ "Минога", отличалась увеличенным водоизмещением, лучшей мореходностью и усиленным составом вооружения.

    5.jpg

    Водоизмещение - надводное - 370 тонн, подводное - 475 тонн
    Силовая установка - 3 дизеля (4 Ц ; 4 Т) завода А. Нобеля - по 300 л.с., электродвигатель - 300 л.с.
    Скорость - наибольшая надводная - 16 узлов, подводная - 6,5 узлов, экономичная надводная - 9 узлов, подводная - 4,75 узла.
    Запас топлива - 15,4 т (солярка), аккумуляторные батареи 2 группы по 63 элемента - 5050 А.ч. (по другим данным - 3600 А.ч.).
    Дальность плавания - в надводном положении - 1000 миль при 11,5 узлах, - 1900 миль при 9 узлах ; в подводном положении - 35 миль при 6,5 узлах, - 90 миль при 4,75 узлах.
    Вооружение - 4 торпедных аппарата 457 мм (2 носовых ; 2 кормовых) ; 4 торпедных аппарата Джевецкого ; 2-7,62мм пулемета (съёмные) ; прожектор - 35 см ; 2 перископа Герца ( с 1915 года установлено 1 - 47 мм орудие ; 4 мины заграждения)
    Радиотелеграф - 1 станция мощностью 0,5 кВт, дальность - 100 миль
    Экипаж - 4 офицера / 2 кондуктора / 29 нижних чинов
    Время погружения - 3 минуты
    Запас плавучести - 25 %
    Глубина погружения - рабочая - 50 метров

    Зачислена 14 июня 1907. Заложена в декабре 1906 на Балтийском заводе, Санкт-Петербург. Спущена 22 августа 1909, вступила в строй 6 октября 1911.
    В период 1-ой мировой войны вела поисковые действия на коммуникациях противника, обеспечивала и прикрывала минно-заградительные действия легких сил флота; совершила 17 боевых походов.
    7 ноября 1914 г. вышла в поход к Дагерорту, а затем вместо того, чтобы вернуться, по инициативе командира осталась в море и прошла к берегам Швеции.
    8 ноября 1914 г. обнаружила крейсер "Amazone" у Готска-Скандэ и с расстояния около 7 каб. в 4:05 выстрелила одной торпедой по приближающимся миноносцам. Немцы, заметив пенную дорожку, отвернули. Так прошла первая атака русской лодки.
    Капитальный ремонт двигателей надводного и подводного хода зимой 1914-1915 гг. на Балтийском заводе. Кроме того, было установлено 47мм орудие и смонтировали устройство для тренировки и постановки 4 мин заграждения.
    В ноябре 1915 г погибла во время 17-го боевого похода, при следовании на минную постановку, между Либавой и Мемелем. Причина неизвестна. Вероятно с установкой мин заграждения была снижена устойчивость подводной лодки в надводном положении и она опрокинулась во время шторма.
    Командир: л-т Гудим Н.А. (1914-1915)

    Подводная лодка"Барсъ".

    Заложена 28 сентября 1913 года на Балтийском заводе в СПБ, спущена на воду 2 июня 1915 года, вступила в строй 25 июля 1915 года. В 1915 году установлено приспособление для размещения 8 мин на палубе по бокам рубки. Испытания этого устройства показали не вполне удовлетворительные результаты и мины на ПЛ "Барс" не ставились. В 1916 году наружные решетчатые аппараты Джевецкого были подняты на палубу надстройки. Участвовала в 1-й мировой войне на Балтийском море, совершила 15 боевых выходов, из 15-го похода не вернулась. Предполагаемая дата гибели - 8.05.1917 в районе Хефринга (по немецким данным). В 1993 году на дне Балтийского моря на глубине 127 м в точке с координатами 58 град. 21 мин. с.ш., 19 град. 52 мин. в.д. шведским тральщиком была обнаружена как неизвестная подводная лодка. Дальнейшие исследования позволили сделать вывод, что это был "Барс". Хорошо сохранившийся корпус лодки свидетельствовал, что гибель скорее всего наступила в результате аварии.

    6.jpg
    Длина 67,97 м
    Ширина 4,47 м
    Осадка 3,94 м
    Водоизмещение надводное 650 т подводное 780 т
    Мощность двигателей надводного хода 2x250* л.с. подводного 2x450 л.с.
    Скорость надводного хода 11,5 уз. подводного 8,5 уз.
    Дальность плавания надводным ходом 2500 миль подводным 30 миль
    Глубина погружения 50 м
    Вооружение: артиллерийское - 1x57 мм орудие - 1x37 мм орудие - 1 пулемет торпедное - 2 торпеды в двух носовых трубчатых аппаратах - 2 торпеды в двух кормовых трубчатых аппаратах - 8 торпед в 8 наружных решетчатых аппаратах Джевецкого *
    На ПЛ типа "Барс" были установлены двигатели Дизеля, снятые с амурских канонерок, кроме ПЛ: Язь - двигатели, приобретенные у фирмы Виккерс мощностью 800 л.с., надводная скорость ПЛ - 15 узлов; Форель, Ерш, Угорь, Единорог - двигатели, мощностью 420 л.с. американской фирмы Нью-Лондон, скорость надводного хода ПЛ 13 узлов; Змея, Кугуар - штатные двигатели, скорость надводного хода 17 узлов.

    9pq4nr.jpg

    Награждения экипажей:

    " ОКУНЬ" - Георгиевский крест - 16
    . Георгиевская медаль - 1
    "АКУЛА" - Георгиевский крест - 2. Георгиевская медаль - 31
    "БАРСЪ" - Георгиевский крест - 2. Георгиевская медаль - 13
     
    Последнее редактирование: 5 янв 2015
  7. Offline

    ozy Завсегдатай SB

    Регистрация:
    3 апр 2014
    Сообщения:
    219
    Спасибо SB:
    204
    Отзывы:
    5
    Страна:
    Australia
    Из:
    Australia, Melbourne
    Интересы:
    19-20 век, история, вооружение.
    В составе Черноморского флота в годы Первой мировой появился и первый в мире подводный минный заградитель «Краб».

    Не совсем об был первый. Он был первый ЗАЛОЖЕННЫЙ. Но ПОСТРОЕН он был ВТОРЫМ.

    На борьбу с германскими подводными лодками были брошены около 5 тыс. кораблей и переоборудованных для специальных целей судов, только в акватории Северного моря выставлено около 140 тыс. мин. метров


    Что нарушало существующие на то время международные договора, но англичанам было плевать.

    И суда-ловушки тоже были против правил. И то что они привели к громадным жертвам среди моряков торгового флота англичане предпочитают не вспоминать.

    Мины в нейтральных водах, принуждение судов нейтралов (Швеции и Норвегии) к осмотру и принудительная конфискация с них не-военных грузов - все это было именно то чем Россия пыталась заняться в 1904-1905. Но наглы сказали "низя, это противоречит свободе морской торговли".


    Сами же они занимались именно этим всего лишь 10 лет спустя.

    Россия всегда была мальчиком для битья у "демократий".
     
    Дождевой Земляк и Wolf09 нравится это.
  8. Online

    Wolf09 Старый Волк

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    24.101
    Спасибо SB:
    104.265
    Отзывы:
    1.592
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
     
    Дождевой Земляк, amiga2005 и ozy нравится это.
  9. Offline

    ROTBEIL ALTAMTMANN

    Регистрация:
    1 мар 2014
    Сообщения:
    2.591
    Спасибо SB:
    12.529
    Отзывы:
    209
    Страна:
    Latvia
    Из:
    Герцогство Курляндское
    Имя:
    Андрей
    Интересы:
    охота на аллигаторов...
    на палубе линкора "Иоанъ Златоустъ"
    getImage (9).jpg
     
  10. Online

    Wolf09 Старый Волк

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    24.101
    Спасибо SB:
    104.265
    Отзывы:
    1.592
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    740d698a3dc6.jpg
    Russian battleship Ioann Zlatoust in 1913

    Увольнительный жетон

    2eyzzp0.jpg

    fc1ae69b2357.jpg

    Подводная лодка типа "Нарвал"

    111111111.jpg

    Принадлежность России.
    Подводная лодка.
    Водоизмещение,т 620/912
    Размерения,м 70,2 х 6,5 х 3,5
    Дизели, л.с 4х160
    Эл. Моторы, л.с 2х245 Скорость,уз 13/11,5 Дальность,миль 3000
    Вооружение: Торпедные аппараты, шт 8х 456 мм
    Орудие 75 мм, шт 1
    Орудие 57 мм, шт 1
    Экипаж 41 чел.

    В 1980 г. на рейде Севастополя была обнаружена подводная лодка. Субмарина была обследована с борта подводной лаборатории "Бентос-300". В 1992 г. с борта подводного аппарата "Риф" была произведена кинофотосъемка.

    1377896606_narval2.jpg

    Военно-морской историк из г. Севастополя Вакар.В придерживается мнения, что данная субмарина принадлежит к типу "Нарвал". Составители "Атласа" согласны с мнением Вакара. В. Есть некоторые моменты, подтверждающие правильность данных выводов.
    а) Отсутствие палубного артиллерийского вооружения еще раз подтверждает, что субмарина затонула не в бою.
    б) Не видно торпедных аппаратов Джевецкого, тоже все объясняет их попросту заварили в 1916 г., что бы не мешали.
    в) На лодках типа "Нарвал" в кормовой части, и в носовой были установлены палубные трубчатые торпедные аппараты.
    Возможно, данная субмарина является подводной лодкой "Нарвал", либо однотипная "Кашалот", затопленных английскими интервентами 26.04.1919 г. на внешнем рейде Севастополя. На лодке отлично сохранился медный телеграф и перескоп.

    1377896586_narval3.jpg

    Проникновения в лодку маловероятны, т.к. все отсеки закрыты, разломов и иных точек входа не обнаружено. В районе кормы в грунте обнаружена воронка диаметром 3-4 метра и глубиной также 3-4 метра. Происхождение и назначение непонятны.
    Координаты 44°38'N 33°25'E.
    Глубина 78 метров, возвышение над грунтом 6 метров.



    Подводные лодки типа "Морж"

    111.jpg

    1.jpg
    «Морж» в Севастополе, 1915 год.

    Экипаж моржа.jpg
    Экипаж ПЛ "Морж" в море

    чай.jpg
    Экипаж ПЛ "Морж" пьёт чай

    222.jpg

    333.jpg

    444.jpg

    555.jpg

    6.jpg

    7.jpg

    8.jpg

    9.jpg

    10.jpg

    11.jpg

    12.jpg

    13.jpg

    14.jpg

    15.jpg

    16.jpg

    17.jpg

    18.jpg

    19.jpg

    20.jpg

    21.jpg

    22.jpg

    23.jpg

    24.jpg

    25.jpg

    26.jpg

    32.jpg

    33.jpg

    27.jpg

    28.jpg

    29.jpg

    30.jpg

    31.jpg

    Боевые действия на морских театрах в 1914 году: Балтийское и Чёрное моря.

    111.jpg

    С началом Первой мировой войны Балтийский флот был подчинён командованию 6-й армии. Эта армия должна была защищать побережье Балтийского и Белого морей, а также подступы к столице империи. Её командующим был генерал Константин Фан-дер-Флит. Основные силы флота, как было намечено довоенным планом от 1912 года, были развёрнуты в устье Финского залива, чтобы защитить Петербург от возможного удара германского флота.

    Балтийское море стало главным театром борьбы русского и германского флотов. Немцы могли угрожать всему балтийскому побережью России и столице империи. Кроме того, к морю выходил северный фланг Восточного фронта, который было необходимо защищать. Особенностью этого театра военных действий был природно-географический фактор. Балтийское море имело устья больших заливов – Финского, Рижского, Ботнического, многочисленные острова, что позволяло создать мощные минно-артиллерийские позиции. Но мероприятия русского командования по созданию береговых батарей, накоплению мин, созданию развёрнутой системы базирования флота не были полностью реализованы к началу войны. Накануне войны Балтийский флот состоял из бригады линейных кораблей (эскадренные броненосцы – «додредноуты»), бригады крейсеров, двух минных дивизий, бригады подводных лодок, отряда минных заградителей, партии траления и отряда канонерок. Это был действующий флот, в резерве была бригада старых крейсеров, сводный дивизион миноносцев и учебные отряды - артиллерийский, минный, подводного плавания. Командовал флотом талантливый вице-адмирал Николай Оттович фон Эссен (1860 — 7 мая 1915). Главной базой Балтфлота был Гельсингфорс (Хельсинки), но он не был достаточно оборудован и укреплён для базирования больших кораблей. Линкорам приходилось стоять на незащищенном внешнем рейде. Уже в ходе войны были проведены большие работы по строительству укреплений для обороны с моря и с суши. Бригада крейсеров базировалась в Ревеле, его планировали переоборудовать в главную базу Балтфлота. Передовыми базами ВМС были Либава и Виндава – их с началом войны пришлось оставить. Кроме того, пунктами базирования лёгких сил были Балтийский порт, Рогокюль, Усть-Двинск. В Кронштадте стояли корабли резерва, и располагалась ремонтная база флота.

    Командование Балтфлота предвидело начало войны, поэтому начало реализовывать планы по мобилизации и развёртыванию сил в конце июля 1914 года в соответствии с планом от 1912 года и боевым расписанием флота. 12 (25) июля объявили повышенную готовность флота, была усилена охрана рейдов и гаваней. 13 июля у входа в Финский залив был установлен постоянный дозор из 4 крейсеров. 14 июля отряд минзагов и дивизион эсминцев вышел на позицию в Порккала-Удд, готовясь по приказу командования поставить мины. Резервная бригада крейсеров была приведена в боевую готовность, началась частичная эвакуация Либавы. В полночь 17 (30) июля, с объявлением общей мобилизации, минные заградители - «Амур», «Енисей», «Ладога» и «Нарова», под прикрытием линкоров, эсминцев и подлодок начали установку мин на Центральной позиции (остров Нарген, полуостров Порккала-Удд). За четыре с половиной часа было выставлено 2119 мин.

    222.jpeg
    Минный заградитель "Амур"

    Немцы оказались подготовлены к войне лучше. Германия проводила более целенаправленную подготовку к общеевропейской войне, начав масштабную программу строительства флота ещё в конце 19 столетия, и в дальнейшем только совершенствовала её. Российское же руководство долго считало, что войны можно избежать. Германские ВМС имели на Балтике хорошо оборудованные базы и пункты базирования: Киль, Данциг, Пилау. Кроме того, имелся Кильский канал - он соединял Балтийское и Северное моря, проходит от Кильской бухты, у города Киль до устья реки Эльба, у города Брунсбюттель, позволял маневрировать силами ВМС, перебрасывать дополнительные силы. Для немцев большое значение имели ресурсы Швеции – железная руда, лесоматериалы, продукты сельского хозяйства, поэтому германское командование старалось хорошо защитить эту коммуникацию (она шла вдоль южного побережья Балтики и по побережью Швеции). На этом море у Германии был флот Балтийского моря: состоял из Дивизии обороны побережья и Портовой флотилию в Киле под общим командованием гросс-адмирала Генриха Прусского (1862—1929). Надо сказать, что это был человек новаторских взглядов, принц отстаивал идею развития подводного флота и морской авиации, по его инициативе в Германской империи велись разработки первого авианосца.

    Относительно небольшие размеры моря позволяли довольно быстро развёртывать силы для проведения операций. В тоже время Балтийское море отличается сложными гидрометеорологическими и навигационными условиями, это затрудняло ведение боевых действий. Так боевую деятельность русских ВМС сдерживал продолжительный ледостав в Финском заливе и Або-Аландском шхерном районе.

    К началу боевых действий Балтфлот был сильнее немецких сил на Балтике. В Балтийском флоте было 4 додредноута, 3 броненосных крейсера, 7 крейсеров, 70 эсминцев и миноносцев, 6 минзагов, 11 субмарин, 6 канонерок. В немецком флоте Балтийского моря было 8 крейсеров (включая учебный), 16 эсминцев, 5 минных заградителей, 4 подлодки, 1 канонерка. Но надо учитывать тот факт, что германское командование могло в любой момент перебросить с Северного моря дополнительные силы, в том числе новые линкоры-дредноуты и линейные крейсера.

    Кампания 1914 года на Балтике

    20 июля (2 августа) немецкие ВМС выставили 100 мин у Либавы и обстреляли её. Затем поставили 200 мин у входа в Финский залив, но они были вовремя обнаружены русскими кораблями. 13 (26) августа германские лёгкие крейсера «Аугсбург», «Магдебург» и три эсминца пытались напасть на русский дозор у входа в Финский залив. Но попытка провалилась – «Магдебург» в тумане сел на камни у острова Оденхольм. Немцы прислали на помощь эсминец и крейсер, но успели снять только часть команды. Их обнаружили русские крейсера «Богатырь» и «Паллада» - они отогнали вражеские корабли и захватили в плен 56 человек во главе с капитаном Рихардом Хабенихтом. Наиболее ценным «подарком» для Балтфлота стали сигнальные книги и шифровальная таблица крейсера. По уставу немцы должны были их сжечь в топке, но она была затоплена, и их выбросили за борт. Русское командование послало водолазов разыскать книги, и после недолгого поиска их работа увенчалась успехом. При этом русскому командованию удалось сохранить это в тайне. Хабенихта держали под усиленной охраной, чтобы исключить возможность передать весточку о захвате секретных данных в Германию. Одну книгу и копию шифровальной таблицы передали Британии. Раскрытие шифра немцев оказало впоследствии большое влияние как на боевые действия на морском театре, так и на ход войны в целом.

    444.jpg
    Севший на мель «Магдебург».


    Характер действий в начале войны показал, что германское командование не собирается вводить в бой значительные силы флота на Балтике и проводить крупные операции. Поэтому русский флот начал действовать более активно. В начале сентября Эссен приказал расширить зону активного действия флота на южную и среднюю Балтику. Части флота выдвинули на запад - обе крейсерские бригады перешли в финский Лапвик, 1-я минная дивизия из Ревеля перешла на Моонзунд, а 2-я минная дивизия - в Або-Аландский район. В сентябре-октябре крейсера и эсминцы совершили несколько разведывательных походов, были выставлены минные заграждения у Либавы и Виндавы.

    Немцы, обеспокоенные активизацией русских ВМС, решили провести крупную операцию – две эскадры линкоров (14 кораблей) и другие корабли были должны прикрывать высадку десанта в Курляндии. 10 (23) сентября силы были готовы начать операцию, но поступило сообщение о появлении значительных сил британцев в Датских проливах, операцию свернули, корабли вернули в Киль.

    Большую опасность для Балтфлота стали представлять немецкие субмарины. Так, 28 сентября (11 октября) два русских крейсера «Паллада» и «Баян» возвращались из дозора и были атакованы германской субмариной «U-26» под командованием капитан-лейтенанта фон Боркхейма. Броненосный крейсер «Паллада» под командованием капитана 1-го ранга С. Р. Магнуса был торпедирован и утонул со всей командой – погибло 537 человек.

    555.jpg

    Германская почтовая открытка периода Первой мировой войны с изображением момента взрыва крейсера Паллада от попадания германской торпеды.

    Но эта трагедия не парализовала действия русского флота. В октябре был разработан план активных постановок минных заграждений. До конца года поставили около 1600 мин – 14 активных заграждений, к тому же установили более 3600 мин оборонительного назначения. Это нанесло значительный ущерб морским сообщениям немцев, заставило немецкое командование всё внимание обратить на минную опасность. 17 ноября подорвался на русских минах в районе Мемеля броненосный крейсер «Фридрих Карл» и затонул после 5 часов борьбы за живучесть. Команду снял крейсер «Аугсбург», при взрывах погибло 8 человек. Кроме того, на русских минах в 1914-1915 годы подорвались и погибли 4 тральщика, 2 (3) сторожевика, 14 пароходов, были повреждены два крейсера, 3 миноносца и 2 тральщика. Надо отметить, что русские минные силы были активнее не только немецких, но и британских. Минно-заградительные операции стали главным видом боевой деятельности Балтфлота. Русские моряки были мировыми лидерами в области использования минного оружия и внесли большой вклад в искусство минной войны.

    Немцы за 1914 год выставили более 1000 мин – 4 активных заграждения и 4 оборонительных.

    666.jpg
    Крейсер "Фридрих Карл".

    Итоги боевых действий за 1914 год

    - Балтийский флот от пассивного выжидания на Центральной минно-артиллерийской позиции перешёл к активным действиям и перехватил инициативу в свои руки.

    - Немцы отказались от демонстративных действий, показывающих силу их флота (прорываться к Петербургу они не собирались), и перешли к более пассивной тактике. Основная причина – активная постановка мин русскими ВМС.

    - Война выявила ряд недостатков в материально-техническом оснащении флота, оборудовании баз и береговых укреплений, боевой подготовке. Их пришлось срочно устранять.

    777.jpg

    888.jpg
    999.jpg

    Чёрное море

    Чёрное море отличается довольно большими глубинами – средняя глубина более 1200 м, лишь северо-западная часть имеет глубины менее 200 м. Эта особенность наложила ограничения на возможности ведения минной войны. В то же время, Чёрное море, как и Балтийское сравнительно небольшое, поэтому флоты воюющих держав могли быстро развернуть свои силы для проведения операций. Вдоль турецкого берега шла важная коммуникация, с помощью которой перебрасывались подкрепления, и снабжался Кавказский фронт (сухопутные коммуникации не были развиты и требовали большого количества времени для перевозки). Кроме того, из Румынии (до вступления её в войну) в Османскую империю поступала нефть и каменный уголь. Поэтому одной из главных задач русского Черноморского флота была блокада Босфора и нарушение турецких морских коммуникаций.

    Россия и Османская империя плохо подготовили свою береговую инфраструктуру к войне. Только Севастополь отвечал стандартам того времени. У турков только район Босфора имел удовлетворительную береговую оборону.

    Русский Черноморский флот состоял из бригады линейных кораблей, минной дивизии (в неё входил крейсер, эсминцы и минзаги), дивизиона подводных лодок, партии траления. Всего 7 додредноутов (флагман флота «Евстафий», «Иоанн Златоуст», «Пантелеймон», «Ростислав», «Три Святителя», «Синоп», «Георгий Победоносец», причём два последних линкора были в резерве), два крейсера, 29 эсминцев и миноносцев, 4 подлодки, несколько минзагов и канонерок. Командующим флотом с 1911 года был адмирал Андрей Августович Эбергард. Главной базой флота был Севастополь, другие пункты базирования – Одесса и Батум, тыловой ремонтной базой – Николаев. К открытию военных действий на этом театре для защиты Одессы и входа в Днепро-Бугский лиман был создан специальный отряд кораблей (канонерки «Донец» и «Кубанец», минзаги «Бештау», «Дунай»).

    Турецкие ВМС до прихода немецких крейсеров «Гебен» и «Бреслау» де-факто были небоеспособны (корабли старые, в плохом состоянии, с практически полным отсутствием боевой подготовки). У Порты в более или менее боеспособном состоянии было два эскадренных броненосца, 2 броненосных крейсера, 22 эсминца и миноносца. Единственной базой был Стамбул. После вступления в войну Болгарии на стороне Берлина для базирования немецких субмарин стали использовать Варну. Ситуация изменилась с приходом немецких крейсеров, немцы возглавили турецкие ВМС, усилили их своими офицерами и матросами. В результате германо-турецкий флот получил возможность проводить крейсерские операции.

    10.jpg
    Минный заградитель "Прут"

    Кампания 1914 года

    Боевые действия на Чёрном море начались без объявления войны – ранним утром 16 (29) октября германо-турецкие корабли обстреляли Одессу, Севастополь, Феодосию и Новороссийск. В целом серьёзных успехов противник не добился, хотя намеревался серьёзно повредить русские линкоры и полностью парализовать действия Черноморского флота. Два турецких эсминца атаковали Одессу, воспользовавшись эффектом неожиданности, они потопили канонерку «Донец», повредили канонерку «Кубанец» и минзаг «Бештау», 4 парохода, портовые сооружения. Линейный крейсер «Гебен» без особых успехов бомбардировал Севастополь. При отходе атаковал эсминец и заградитель «Прут», на минзаге начался сильный пожар, и команда его утопила. Лёгкий крейсер «Гамидие» обстрелял Феодосию, а германский «Бреслау» Новороссийск. Кроме того, корабли противника выставили несколько десятков мин, на них подорвалось и утонуло два парохода.

    11.jpg

    Уже на следующий день русские линкоры и крейсера вышли на поиски противника и три дня крейсировали в юго-западной части моря. Русское верховное командование повторило ошибку Порт-Артура, адмиралу Эбергарду запретили активные действия, до последнего стараясь сохранить нейтралитет Порты. Если бы у Сушона были более мощные силы, и он не распылил имеющиеся корабли по разным целям, исход мог быть более плачевным.

    Нападение врага резко активизировало Черноморский флот. До конца года было выставлено более 4,4 тыс. мин для обороны Севастополя, Одессы, в Керченском проливе, у кавказского побережья и в ряде других районах. Большую работу провели и по укреплению береговых батарей. Черноморский флот не ограничился обороной и вёл наступательные действия. До конца 1914 года корабли главной эскадры шесть раз выходили в поход. 22-25 октября (4-6 ноября) Черноморский флот поставил 240 мин у Босфора, обстрелял стратегический порт Зонгулдак - из него везли уголь и различное сырьё в Стамбул и осуществляли различные военные перевозки с запада на восток, утопили 5 транспортов.

    2-5 (15-18) ноября флот прикрывал постановку мин у Трапезунда, Платаны, Унье, Самсуна (поставлено 400 мин). Кроме того, бомбардировали Трапезунд. 5 (18) ноября при возвращении эскадра встретилась с «Гебеном» и «Бреслау». Произошёл первый открытый бой. Он шёл всего 14 минут, и в целом это была перестрелка русского флагмана «Евстафия» с «Гебеном». Преследовать немцев не смогли из-за значительной разнице в ходе. Немецкий линейный крейсер получил 14 попаданий (3 снаряда 305 мм орудий, 11 из 203, 105 орудий), потеряв убитыми 105 человек и ранеными 59. Корабль выбыл на две недели ремонта. Канониры «Гебена» попали в русский линкор три раза из 280 мм орудий – 33 человека погибли, 25 были ранены. Бой показал, что бригада старых русских линкоров вполне может противостоять линейному крейсеру нового типа. Если один броненосец, скорее всего, потерпит поражение, то в соединении они представляют большую мощь, особенно если экипажи хорошо подготовлены.

    12.jpg
    Броненосец "Евстафий" под огнем немецкого линейного крейсера Гебен. Бой у мыса Сарыч.
    Картина Дениса Базуева.

    19 ноября (2 декабря) русская эскадра совершили следующий поход. У Босфора в декабре выставили более 600 мин. Проводились бомбардировки турецких портов. 13 (26) декабря на мине подорвался «Гебен» и на 4 месяца выбыл из строя. Большую положительную роль сыграл Батумский отряд – он поддерживал Кавказский фронт артиллерийским огнём, высаживал десанты, пресекал переброску турецких подразделений, боеприпасов, оружия.

    Немцы продолжали совершать рейды, но значительных успехов не достигли. Так, в ноябре «Бреслау» и «Гамидие» обстреляли Поти и Туапсе, «Гебен» в ноябре бомбардировал Батум. В самом конце 1914 года из Средиземного моря в Чёрное, перешли 5 германских подлодок, это осложнило ситуацию.

    Моряки Черноморского флота сражались и на Сербском фронте. Белград обратился за помощью, попросил прислать стрелкового оружия, специалистов минного дела, минно-торпедное вооружение для борьбы с врагом на Дунае и инженеров для устройства переправ. В августе 1914 года на Дунай выслали специальное подразделение – Экспедицию особого назначения (ЭОН) под командованием капитана I ранга Весёлкина. В ЭОН вошёл отряд боевых и транспортных судов, отряд заграждения, инженерный отряд и ряд других соединений. Русские моряки оказали большую помощь сербам, они устанавливали минные, сетевые и иные заграждения, которые сильно ограничили действия дунайской австро-венгерской флотилии. 10 (23) октября на русских минах погиб австрийский флагманский монитор. Создание речных переправ дало возможность сербскому командованию своевременно маневрировать своими силами. Кроме того, сербам перебросили 113 тыс. винтовок, 93 млн. патронов, 6 радиостанций и другое имущество. Это помогло сербам выдержать австрийское наступление в 1914 году и даже переходить в контрнаступление.

    Первые итоги

    - Немцам не удалось парализовать действия Чёрноморского флота.

    - Русский флот также не смог полностью перехватить инициативу в свои руки, хотя действовал весьма активно – русские корабли атаковали побережье врага, ставили у турецких берегов минные заграждения, утопили десятки транспортов, поддерживали действия Кавказского фронта.

    Автор Самсонов Александр


    http://topwar.ru/11817-boevye-deyst...h-v-1914-godu-baltiyskoe-i-chernoe-morya.html

    Русские крейсеры на защите океанских коммуникаций Антанты

    Отечественная историография до настоящего времени не располагает достаточно полным документальным описанием действий русских крейсеров в составе английской Восточно-Азиатской эскадры. Западные военно-морские историки (Ю.С.Корбетт, Х.В.Вильсон, Э.Редер и другие) также мало уделяли внимания русским крейсерам, допуская при этом фактические ошибки в описании их действий. В настоящей работе предпринята попытка на основе архивных материалов дать подробное описание действий крейсеров «Аскольд» и «Жемчуг» в начальный период Первой мировой войны.

    111.jpg
    Крейсер «Аскольд»

    222.jpg


    29 июля 1914 года командующий Сибирской флотилией контр-адмирал М.Ф.фон Шульц получил тревожную телеграмму, гласившую: «Минмор приказал прекратить увольнение нижних чинов [в] запас и отпуски. Находящихся в отпусках немедленно вытребовать». На следующий день начальник Морского генерального штаба (МГШ) А.И. Русин уведомил его о возможном разрыве отношений с Германией и Австрией и об объявлении общей мобилизации. Последнее не относилось к Приамурскому округу и Сибирской флотилии, однако в телеграмме, пришедшей во Владивосток в ночь на 31 июля А.И.Русин рекомендовал М.Ф.Шульцу: «Флотилию, по возможности, держите в боевой готовности».

    После телеграммы из МГШ об объявлении войны Германией, поступившей во Владивосток 1 августа 1914 года, флотилия, судя по телеграмме М.Ф.Шульца А.И.Русину от 4 августа, была приведена в боевую готовность.

    Дальнейшие действия командующего Сибирской флотилией определялись теми сведениями, которые он получал из МГШ, а также от русских дипломатических и военных представителей за рубежом. Эти сведения были довольно противоречивы, особенно в части, касающейся германской эскадры адмирала М. фон Шпее. В поступивших в МГШ сообщениях от поверенного в Пекине Граве и военно-морского агента в Токио А.Воскресенского говорилось, например, что эскадра Шпее находится в Циндао, причем указывалось, что «по слухам» германская эскадра намерена «предпринять действия против Владивостока».

    6 августа поступил запрос из Пекина: «Здесь распространились слухи, что "Аскольд" имел сражение с германским крейсером. Верно ли это?» А известия о том, что германские крейсеры идут во Владивосток, повторялись в телеграммах из Китая и Японии вплоть до 21 августа.

    Вероятно, такое постоянство слухов не случайно — скорее всего, их источником являлась германская агентура. Если иметь в виду, что 4 августа германский крейсер «Emden» захватил в Корейском проливе русский пароход «Рязань», то очевидно, что рейд «Emden» в сочетании с целенаправленной дезинформацией, коей являлись «слухи», имели своей целью удержать Сибирскую флотилию от активных действий. В действительности же эскадра М.фон Шпее еще 7 июня покинула Циндао и в конце июля находилась у острова Понапе, а в Циндао оставался лишь крейсер «Emden», командир которого Карл фон Мюллер должен был обеспечить германской эскадре снабжение углем.

    20 июля командующий Сибирской флотилией получил запрос из Токио, который гласил: «Для согласования действий союзных эскадр на Дальнем Востоке надо знать: ...Где находятся "Аскольд" и "Жемчуг", могут ли они действовать активно и на каком расстоянии...» Реагируя на эту телеграмму, М.Ф.Шульц 7 и 9 августа передал в МГШ: «Прошу полномочий предложить адмиралу (английскому. — Прим.ред.) содействие судами флотилии и сухопутным десантом на пароходах Добровольного флота».

    333.jpg 444.jpg

    Из другой телеграммы (на которой имеется резолюция морского министра адмирала И.К.Григоровича «Запретить. И.Г.») известно, что М.Ф.Шульц отдал распоряжение вооружить четыре парохода Добровольного флота.

    Несмотря на то, что А.И.Русин 9 августа послал командующему Сибирской флотилией грозный вердикт «Минмор запретил предлагать что-либо от себя английскому адмиралу, также высылать куда-либо пароходы Добровольного флота», между товарищем министра иностранных дел А.А.Нератовым и А.И.Русиным велась переписка по вопросу присоединения «Аскольда» и «Жемчуга» к английской эскадре. Итогом этой переписки стал доклад И.К.Григоровича царю, в котором испрашивалось «соизволение на присоединение "Аскольда" и "Жемчуга" или одного из них, в благоприятное для сего время, по усмотрению командующего Сибирской флотилией контр-адмирала фон Шульца, к составу союзного флота и подчинении крейсеров, в случае совместных действий, командующему английской эскадрой в китайских водах». Император «соизволил дать разрешение», о чем И.К.Григорович и уведомил М.Ф.Шульца 12 августа; во Владивостоке депеша была получена на следующий день.

    Здесь следует обратиться к западным авторам. Один из авторитетнейших морских историков сэр Джулиан Корбетт в своем труде «Операции английского флота в Мировую войну» отмечает: «10 августа эскадра Джеррама усилилась еще двумя кораблями — русскими крейсерами "Аскольд» и "Жемчуг"». В документах МГШ имеется телеграмма М.Ф.Шульца, гласящая: «Английский адмирал просит прислать "Аскольд" и "Жемчуг". Препятствий не имею. Предполагаю выслать 10 августа». Заметим, что это дата по старому стилю, Д.Корбетт же указывает все даты, естественно, по новому стилю. Причина такого расхождения дат, очевидно, состоит в том, что Д.Корбетт, основываясь на приведенной телеграмме М.Ф.Шульца, просто упустил из виду разницу стилей.

    Однако у английского историка есть и фактическая ошибка: он считает датой присоединения русских крейсеров дату предполагавшегося выхода, а не сам факт присоединения. Поэтому можно с уверенностью сказать, что Д.Корбетт не располагал документами командующего английской Восточно-Азиатской эскадрой вице-адмирала Т.-М.Джеррама, так как 9 августа поход «Аскольда» и «Жемчуга» был «отложен английским адмиралом до выяснения, какое положение займет Япония».

    555.jpg 666.jpg

    24 августа императору Николаю II было доложено, что «по приказанию английского адмирала... крейсера "Аскольд" и "Жемчуг" уходят 25 августа в Гонконг на соединение с силами союзников».

    На этот раз задержки не было: 25 августа в 6 ч оба крейсера снялись с якоря и покинули Владивосток, «имея в кильватере пароход Добровольного флота "Полтава"». На следующий день корабли попали в тайфун, но вышли из него без повреждений и уже 30 августа бросили якоря на рейде Гонконга. В гавани стояли японские крейсеры «Ибуки» и «Тикума», а также дивизион английских миноносцев.

    К этому времени обстановка на Тихом и Индийском океанах была такова. Граф М. фон Шпее с основными силами своей эскадры находился на атолле Маюро (Маршалловы острова). Вспомогательные крейсеры «Prinz Eitel Friedrich» и «Cormoran» (бывший русский пароход «Рязань») готовились к набегу на австралийские воды.

    Крейсер «Emden» в это время вышел в Индийский океан и шел вдоль берега острова Ява, «Nurnberg» подходил к Гонолулу, a «Leipzig» направлялся на юг вдоль мексиканского побережья Калифорнии.

    Силы союзников располагались следующим образом: Австралийская эскадра контр-адмирала Пэти 30 августа высадила десант на Самоа, часть кораблей этой эскадры конвоировала транспорты с десантом на Новую Гвинею и Новую Померанию. Восточно-Азиатская эскадра после вступления в войну Японии перебазировалась на Сингапур и вела патрулирование вспомогательными крейсерами к западу от Филиппин. Японский флот выделил три эскадры для защиты морских сообщений и готовился послать корабли на поиски Шпее, японский линкор находился на пути к побережью Канады, куда уже пришли один японский и два английских крейсера.

    Союзники не имели точных сведений о местонахождении германских крейсеров, руководствуясь в своих действиях слухами и предположениями. Т.-М.Джеррам считал, например, что Шпее может со всей эскадрой предпринять набег на торговые пути в Индийском океане. Предупреждая такой маневр, английский адмирал перебазировался со своей эскадрой в Сингапур, а русские крейсеры получили задание воспрепятствовать подвозу угля германским кораблям из порта Манила через проливы Бернардино и Суригао.

    3 сентября, приняв на борт английских офицеров связи (на «Аскольд» — капитана морской пехоты Я.Фармера, на «Жемчуг» — лейтенанта Моунда), русские корабли вышли в море. На следующий день они разделились: «Аскольд» пошел осматривать восточное побережье Филиппин, «Жемчуг» — западное. Первый благополучно обогнул острова, прошел 7 сентября проливом Суригао и 12 сентября вернулся в Гонконг, со вторым же было иначе: 5 сентября, когда, готовясь настигнуть появившиеся на горизонте дымы, корабль дал 20-узловой ход, лопнули трубки холодильников и скорость резко упала; командир крейсера барон И.А.Черкасов принял решение возвратиться в Гонконг, что и было сделано 7 сентября.

    777.jpg

    После этого крейсерства русские корабли использовались в качестве конвоиров для транспортов, перевозивших английские и французские войска. 21 сентября «Аскольд» отправился в составе конвоя из четырех транспортов и вспомогательного крейсера «Empress of Eishe» в Сингапур, куда и прибыл 26 сентября. На следующий день, 27 сентября, «Жемчуг» также вышел из Гонконга в Сингапур с заходом в Хайфон и Сайгон, конвоируя всего один французский транспорт.

    27 сентября командир крейсера «Аскольд» С.А.Иванов 6-й нанес визит вице-адмиралу Т.-М.Джерраму, который, «будучи не совсем здоров», жил «в форте на берегу: и из Сингапура управлял деятельностью своей эскадры». С.А.Иванов 6-й получил от английского адмирала инструкции и пожелание встретить оперировавший в Индийском океане «Emden». На следующий день «Аскольд» с тем же конвоем вышел в Коломбо.

    «Жемчуг» прибыл в Сингапур лишь 8 октября; за это время «Аскольд» успел прийти в Коломбо (4 октября), погрузить уголь и отправиться (6 октября) совместно с французским крейсером «Dupleix» и восемью транспортами в Аден.

    Простояв 5 дней в Сингапуре, «Жемчуг» отправился далее в Пенанг, конвоируя четыре транспорта. Прибыв туда (16 октября), барон И.А.Черкасов сдал конвой английскому крейсеру «Yarmouth» и получил от адмирала Джеррама приказ осмотреть Никобарские и Андаманские острова.

    «Аскольд» к этому времени уже стоял в Адене, куда он пришел 14 числа, и готовился к обратному походу в Коломбо по приказанию адмирала Джеррама. 20 октября крейсер покинул Аден, а 26 уже был в Коломбо.

    В тот же день «Жемчуг» вернулся в Пенанг, и его командир получил у английского командующего разрешение щелочить котлы. 27 октября в Пенанг прибыла жена И.А.Черкасова, и он съехал на берег, приказав все же, «на всякий случай», иметь заряженными орудия, обращенные к входу на рейд.

    Старший офицер «Жемчуга» Н.В.Кулибин приказал зарядить лишь два орудия и иметь на каждое из них по пять запасных снарядов. Из 16 котлов крейсера под парами находился только один, поэтому корабль не мог дать ход. Сигнальная вахта состояла лишь из одного сигнальщика.

    888.jpg


    28 октября в 5 ч 30 мин утра произошло событие, которое доктор исторических наук И.В.Можейко описывает так: «"Эмден" ворвался в гавань Пенанг в Малаккском проливе (в это время англичане ждали его появления у берегов Южной Африки, где вспыхнуло восстание буров под руководством генерала Христиана де Вета) и, не обращая внимания на огонь фортов и военных кораблей, стоявших на рейде, потопил русский крейсер "Жемчуг" и французский миноносец».

    Так ли это было в действительности? Обратимся к постановлению следственной комиссии по делу гибели крейсера «Жемчуг», в котором говорится, что рейд Пенанга «никакими береговыми укреплениями защищен не был». На рейде в то утро, кроме русского крейсера, стояли французские корабли: канонерская лодка «D'lberville» и два эскадренных миноносца; третий эсминец, «Mousquet», находился в дозоре у северного входа на рейд. За южным входом на рейд наблюдал английский лоцманский катер. «Жемчуг» стоял с открытыми якорными огнями, команда спала на верхней палубе не по расписанию.

    «Emden» не ворвался, а, скорее, прокрался на рейд, введя лоцманский катер в заблуждение фальшивой четвертой трубой (все английские и японские крейсеры, оперировавшие в Индийском океане, были четырехтрубными). Идя без огней, «Emden» приблизился к «Жемчугу» на расстояние 2,5 кб, выпустил торпеду и открыл артиллерийский огонь. От попадания торпеды русский крейсер получил тяжелые повреждения: были затоплены кормовые котельное и машинное отделения, кормовые патронные погреба, разрушены лазарет, командирская каюта, выведены из строя два орудия. На «Жемчуге» началась паника, часть команды бросилась за борт. Старший офицер Н.В.Кулибин и артиллерийский офицер Ю.Рыбалтовский сумели восстановить относительный порядок, но люди, вставшие к орудиям, не обнаружили снарядов — элеваторы подачи не действовали, так как под паром был только один котел. Лейтенант Ю.Рыбалтовский, отстранив раненого наводчика, сам открыл огонь из кормового орудия; всего с «Жемчуга» было произведено 12 выстрелов, из которых ни один в цель не попал.

    В это время «Emden» развернулся другим бортом и, проходя мимо русского крейсера, снова выпустил торпеду, одновременно продолжая вести артиллерийский огонь. Торпеда попала в носовую часть «Жемчуга», от ее взрыва сдетонировал снарядный погреб и через минуту корабль пошел ко дну.

    Канонерская лодка «D'lberville», перебиравшая в это время машины, не сделала ни одного выстрела по германскому крейсеру, так как имела лишь одно 100-мм и три 65-мм орудия и ее командиру исход борьбы был ясен. Миноносец «Pistolet» принял «Emden» за броненосный крейсер «Scharnhorst» с 210-мм артиллерией и также не вступил в бой. Таким образом, корабли, стоявшие на рейде (кроме «Жемчуга»), вопреки утверждению И.В.Можейко, не сделали ни одного выстрела.

    999.jpg

    «Emden» же благополучно ушел, потопив по дороге и эсминец «Mousquet», спешивший на звуки стрельбы.

    Остановимся теперь на другой распространенной ошибке — потерях «Жемчуга». Разные авторы приводят различные цифры: Р.М. Мельников — из 354 членов экипажа убито 32; Ю.С.Корбетт — убиты 1 офицер и 90 матросов, два офицера и 106 матросов ранены; Х.В.Вильсон — 91 человек убит, 108 ранены. Поименный список потерь, содержащийся в документах, позволяет назвать точные цифры: 1 офицер, 80 нижних чинов убиты, семеро умерли от ран впоследствии, ранено девять офицеров, 113 кондукторов и нижних чинов из 335 членов экипажа.

    По поводу гибели крейсера была создана следственная комиссия, которая всю вину за случившееся возложила на командира корабля барона И.А.Черкасова и старшего офицера Н.В.Кулибина.

    Комиссия отметила и халатное отношение английских властей к организации обороны и поддержанию боевой готовности в порту Пенанг, но никакого частного определения в отношении этих властей вынесено не было, хотя основания для подобного определения имелись.

    Во-первых, «Жемчуг» оказался уже не первой жертвой внезапного нападения германского рейдера. Так, 20 сентября при подобных обстоятельствах на острове Занзибар германский крейсер «Konigsberg» потопил английский крейсер «Pegasus», a «Emden» 22 сентября успешно обстрелял нефтяные цистерны в порту Мадрас.

    Во-вторых, из донесения командира крейсера «Аскольд» известно, как была организована служба наблюдения и оповещения на подходах к Сингапуру в то время, когда там проживал командующий Восточно-Азиатской эскадрой вице-адмирал Т.-М.Джеррам: «Ночью в трех местах устроена прожекторами световая завеса»; надо отметить, что такая завеса не гарантирует от внезапного появления вражеского корабля, так как ее видно на большом расстоянии и, следовательно, имеется возможность от нее уклониться.

    В-третьих, торговые суда, перехватом и потоплением которых занимался «Emden», в большинстве своем шли без конвоя и по пути заходили в те же порты, на которые базировались и боевые корабли Антанты. От команд этих судов «Emden» и получал некоторые сведения о состоянии охранения якорных стоянок и портов.

    Все это в совокупности позволяет утверждать, что вице-адмирал Т.-М.Джеррам не принял должных мер для организации службы оповещения и обороны якорных стоянок и баз. Кроме того, английский адмирал, зная о незащищенности рейда Пенанга, все же разрешил командирам «Жемчуга» и «D'Iberville» проводить работы, заведомо ведшие к частичной утрате боеспособности их кораблей.

    Крейсер «Аскольд» 26 октября вернулся в Коломбо, а на следующий день, конвоируя четыре транспорта, вышел в Бомбей, куда прибыл 31 октября. 7 ноября «Аскольд» опять был в Коломбо, откуда 10 ноября отправился во второе самостоятельное крейсерство, оказавшееся непродолжительным. 12 ноября на корабле приняли радиограмму: «Командующий требует, чтобы "Аскольд" возвратился в Коломбо и приготовился к дальнейшему плаванию». Затем от торговых судов на русском крейсере узнали, что «Emden» у Кокосовых островов потоплен крейсером «Sydney». Это известие подтвердила и принятая «Аскольдом» радиограмма.

    20 ноября, когда русский крейсер уже следовал из Коломбо в Сингапур, поступило новое распоряжение: «Британское Адмиралтейство желает, чтобы, если возможно, крейсер "Аскольд" принял участие в военных операциях против Турции у берегов Сирии и Дарданелл. Возвращайтесь в Коломбо принять необходимые запасы». Исполняя приказ, русский крейсер 30 ноября 1914 года прибыл в Аден, а 7 декабря завершил поход в Суэце.

    На этом закончилось участие русских крейсеров в обороне океанских коммуникаций Антанты.

    В заключение следует отметить, что особой необходимости в использовании «Аскольда» и «Жемчуга» в Индийском океане не было, так как английский флот и на этом театре военных действий имел достаточно сил для обороны своих коммуникаций, хотя эти силы и не всегда использовались должным образом. Кроме того, мощный японский флот, хотя и оказал существенную поддержку англичанам, все же не имел того решающего воздействия на ход событий, которое было в его силах.

    Таким образом, рассмотренный эпизод, не принесший славы русскому оружию, тем не менее расширяет наши представления о Первой мировой войне.

    10.jpg

    http://keu-ocr.narod.ru/Antanta/
     
    Последнее редактирование: 6 янв 2015
  11. Offline

    ROTBEIL ALTAMTMANN

    Регистрация:
    1 мар 2014
    Сообщения:
    2.591
    Спасибо SB:
    12.529
    Отзывы:
    209
    Страна:
    Latvia
    Из:
    Герцогство Курляндское
    Имя:
    Андрей
    Интересы:
    охота на аллигаторов...
    "Орёлъ"
    getImage (13).jpg

    getImage (14).jpg
    броненосец береговой обороны "Адмиралъ Сенявинъ" Ревель 1899г
     
    Дождевой Земляк, amiga2005 и Khron нравится это.
  12. Online

    Wolf09 Старый Волк

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    24.101
    Спасибо SB:
    104.265
    Отзывы:
    1.592
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Слава (броненосец)

    Командиры

    1902-1902. Успенский. Иван Петрович
    1902-1904. Васильев. Владимир Федорович
    1904-1905. Князев. Михаил Валерьянович
    1905-1907. Русин. Александр Иванович
    1907-1908. Баженов. Александр Александрович
    1908-1910. Кедров. Э.Э.
    1910-1913. Коломейцев.Николай Николаевич
    1913-1914. Рихтер. Отто Оттович
    1914-1915. Вяземский. Сергей Сергеевич
    1915-1916. Ковалевский. Владимир Владимирович
    1916-1917. Пален. Лавр Михайлович
    1917-1917. Антонов. Владимир Григорьевич
    1917-1917. Зуев. Николай(председатель судкома)



    111.jpg

    «Слава»
    — эскадренный броненосец-додредноут Русского Императорского флота типа «Бородино». Единственный из кораблей своего типа, не принявший участие в Русско-Японской войне.
    Во время Первой мировой войны входил в состав Балтийского флота, действуя в основном в Рижском заливе. Затоплен во время Моонзундского сражения. В 1930-х годах «Слава» разобрана эстонцами на металл.

    Битва за Рижский залив

    8 августа 1915 года немецкая эскадра начала траление минных заграждений в Ирбенском проливе. «Слава» и канонерские лодки «Грозящий» и «Храбрый» подошли к месту работ; канонерки открыли огонь по тральщикам. Им ответили с большого расстояния немецкие додредноуты «Эльзас» и «Брауншвейг», но «Слава», несмотря на повреждения, полученные от близких разрывов снарядов, не уходила с позиции. Согласно одним источникам, «Слава» не отвечала на их огонь из-за недостаточной дальнобойности орудий, а немцы отступили, так как русских мин оказалось намного больше, чем они рассчитывали встретить. По иной информации, «Слава» вступила в артиллерийскую дуэль с немецкими броненосцами, и, потеряв два тральщика, T-52 и T-58, на минах, немцы временно отказались от попытки прорыва.

    Вторая попытка была предпринята немцами 16 августа, в этот раз — под прикрытием дредноутов «Нассау» и «Позен». Экипаж «Славы» затопил часть отсеков одного борта, создав искусственный крен в 3° — это позволило довести дальность стрельбы главного калибра до порядка 16 500 м. Однако и в этот раз до прямого столкновения с линкорами дело не дошло, «Слава» лишь обстреляла тральщики, а также вела огонь по другим немецким силам, в частности — броненосному крейсеру «Принц Адальберт», когда они приближались к другим русским кораблям.

    На следующий день немцы вновь вернулись к тралению, на этот раз «Слава» получила три прямых попадания 283-мм снарядов. Первый пробил броневой пояс и взорвался в угольной яме; второй пробил палубу, попав в подающую трубу задней 6-дюймовой орудийной башни левого борта, и начал пожар в её погребе боеприпасов, который пришлось затопить. Третий снаряд снёс несколько шлюпок корабля и взорвался в воде у борта. Тем не менее, этими попаданиями кораблю не было нанесено существенного урона, и «Слава» оставалась на месте вплоть до приказа об отступлении.

    На следующий день немецкие силы вошли в Рижский залив, но после того, как 19 августа британская подводная лодка E-1 торпедировала немецкий крейсер «Мольтке», они были вынуждены уйти, тем более что русская береговая артиллерия всё ещё контролировала Ирбенский пролив, делая нахождение немцев в заливе весьма рискованным.

    Отступление немецких сил позволило «Славе» переключиться на задачу огневой поддержки сухопутных войск. Во время бомбардировки позиций немцев около Тукумса, попаданием в боевую рубку стоящего на якоре корабля были убиты командир и ещё пять человек. По данным МакЛофлина, это было попадание снаряда немецкой полевой артиллерии, но в книге Некрасова утверждается, что в рубку попала 10-килограммовая бомба с одного из немецких морских самолётов. Так или иначе, «Слава» осталась на позиции и продолжила бомбардировку. Броненосец продолжал поддерживать огнём сухопутные войска вплоть до того времени, когда воды Рижского залива стали покрывать льдом, после чего он ушёл на зимовку на остров Муху.

    12 апреля 1916 в корабль угодили три лёгкие бомбы, сброшенные с немецких морских самолётов; они практически не нанесли вреда кораблю, но убили нескольких матросов. 2 июля броненосец продолжил бомбардировку наступающих немецких войск, неоднократно повторяя обстрел на протяжении июля и августа, несмотря на попадание 8-дюймового (203 мм) снаряда в броню в районе ватерлинии, впрочем, не нанесшее никакого ущерба.

    12 сентября немецкие крейсера выманили «Славу» в открытое море; немцы попытались потопить сильно досаждавший им броненосец при помощи скоординированной атаки субмарины UB-31 и низколетящих торпедоносцев, но все торпеды прошли мимо цели. Это была первая атака торпедоносцев на движущийся броненосец.

    222.jpg

    Операция «Альбион»

    На начальных стадиях немецкой операции «Альбион» в октябре 1917 года, «Слава» находилась на позиции у острова Эзель, охраняя вход в Рижский залив и Кассарский плёс, отделяющий острова Эзель и Даго. 15 и 16 октября она открывала огонь по немецким миноносцам, атаковавшим русские лёгкие силы в Кассарском плёсе, но без успеха.

    Взорванный броненосец, лежащий на грунте.

    Утром 17 октября немцы приступили к тралению русских мин у южного входа в Моонзундский канал. «Слава», додредноут «Гражданин» (бывший «Цесаревич») и броненосный крейсер «Баян» по приказу вице-адмирала Михаила Бахирева отправились навстречу немецким силам и открыли огонь по тральщикам в 8:05 по центральноевропейскому времени, а в 8:12 «Слава» с дистанции, близкой к предельной, обстреляла немецкие линкоры König и Kronprinz, прикрывавшие тральщики. «Гражданин», башни которого не прошли модернизации, и «Баян» продолжили в это время обстрел тральщиков. Немецкие линкоры ответили, но их выстрелы не достали до позиции «Славы». «Слава» также ни разу не попала, хотя некоторые из её снарядов упали всего в 50 м от «Кёнига». В итоге немцы, видя неудобство своей позиции в узкости, затруднявшей маневрирование, отступили.

    Между тем, немецкие тральщики достигли большого успеха, несмотря на постоянный обстрел со стороны русских кораблей и береговой батареи. Кроме того, в это время носовая башня «Славы» вышла из строя после 11 выстрелов из-за деформации бронзового зубчатого венца и заклинивания механизма горизонтальной наводки. Эскадрой был получен приказ отойти к северу для завтрака экипажей. К 10:04 русские корабли вернулись на позицию, «Слава» открыла огонь кормовой башней с дистанции порядка 11 км. Между тем, пока русские завтракали, тральщики проделали в северной части минного заграждения проход, после чего немецкие дредноуты смогли подойти ближе и вступить в бой. «Кёниг» обстрелял «Славу» в 10:14, и с третьего залпа накрыл русский броненосец тремя попаданиями. Первый снаряд попал в носовую часть, прошив броню под ватерлинией и взорвавшись в помещении носовой динамо-машины, в результате чего оно, а также погреб боеприпасов носовых 12-дюймовых орудий и другие отсеки в носу, были затоплены. Корабль принял 1 130 тонн воды, получил дифферент на нос и накренился на 8°, позднее крен удалось уменьшить до 4° благодаря действию помп. Третий снаряд попал в броневой пояс левого борта напротив машинного отделения, но не пробил его. В 10:24 в корабль попало ещё два снаряда, попав в район передней дымовой трубы, они повредили погреб шестидюймовых снарядов и переднее котельное отделение; начался пожар, который удалось потушить через 15 минут. Погреб передней 6-дюймовой башни левого борта пришлось затопить. В 10:39 ещё два снаряда своим попаданием убили двоих человек в котельной и затопили угольный бункер. Примерно в то же время «Славе» и второму броненосцу было приказано отступить у северу, их отход прикрывал «Баян».

    Течь в трюмах «Славы» усиливалась настолько, что корабль не мог уйти вместе с остальным флотом через Моонзундский пролив между островами Даго и Вормси; экипажу было приказано после прохода флота затопить броненосец у входа в пролив. Однако созданный на корабле после Февральской Революции Комитет приказал экипажу покинуть машинное отделение из-за угрозы затопления; вскоре корабль лёг на подводные камни к юго-востоку от входа в пролив. Эсминцы сняли с корабля экипаж, после чего в 11:58 был взорван погреб снарядов кормовой 12-дюймовой башни. Взрыв посчитали недостаточно сильным, поэтому трём эсминцам было приказано добить корабль торпедами. После попадания одной из шести выпущенных по «Славе» торпед, корабль лёг на грунт с пробоиной в левом борту в районе дымовой трубы.

    Из списков флота корабль был исключён 29 мая 1918 г.

    В середине 1930-х годов независимая Эстония разобрала остатки корабля на лом.

    1.jpg 2.jpg
    7.jpg
    Броненосец 'Слава'.

    3.jpg 4.jpg
    Броненосец 'Слава' в Англии.

    5.jpg
    Броненосец 'Слава' во Франции.

    6.jpg
    Броненосец 'Слава' входит в Бизерту.

    8.jpg
    Броненосец 'Слава' на стрельбах.

    9.jpg

    20.jpg
    Командир линкора 'Слава' капитан 1 ранга О.О.Рихтер объявляет команде о начале войны с германией.

    10.jpg
    Офицеры Броненосца 'Слава'.

    11.jpg 12.jpg
    Моряки Броненосца 'Слава'.

    13.jpg
    На Броненосце 'Слава' перед раздачей вина.

    14.jpg
    Машинное отделение.

    15.jpg 16.jpg
    Матросы Броненосца 'Слава'.

    18.jpg

    19.jpg

    21.jpg 22.jpg
    Броненосец 'Слава' в Гельсингфорсе в годы первой мировой войны.

    23.jpg

    26.jpg
    Броненосец 'Слава' после боя в Ирбенском проливе.1917.

    27.jpg
    Броненосец 'Слава' после боя в Ирбенском проливе.1917.

    Slava1917-Oct-Moonsund.jpg
    Взорванный броненосец, лежащий на грунте.
     
  13. Offline

    ROTBEIL ALTAMTMANN

    Регистрация:
    1 мар 2014
    Сообщения:
    2.591
    Спасибо SB:
    12.529
    Отзывы:
    209
    Страна:
    Latvia
    Из:
    Герцогство Курляндское
    Имя:
    Андрей
    Интересы:
    охота на аллигаторов...
    военно-морская экзотика-суда типа "Поповка"
    Обе поповки "Вице-адмирал Поповъ" и
    "Новгород" на рейде:
    getImage (7).jpg

    "Новгород" вид сверху :
    getImage (9).jpg

    "Новгород" в разрезе :
    getImage (11).jpg

    общий вид поповки "Новгород" :
    getImage (12).jpg

    броненосец "Евстафий" на рейде Севастополя 1914 год
    getImage (21).jpg

    эскадренный броненосец "Пересветъ"
    getImage (15).jpg
     
    Андрей Бутерман, Duha и amiga2005 нравится это.
  14. Online

    Wolf09 Старый Волк

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    24.101
    Спасибо SB:
    104.265
    Отзывы:
    1.592
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Броненосный крейсер "Адмирал Макаров" 1905 - 1922

    13.jpg

    Водоизмещение 7780 т.
    Размерения 137.1x17,5x6.5 м
    Воружение 2 - 203/45, 8 - 152/45, 20 - 75/50, 8 - 47 мм, 2 - 37 мм, 4 пул., 2 - 64 мм (дес), 2 ПТА
    Бронирование: крупповская броня борт 90-175 мм, казематы - 60 мм, башни 60-132 мм, палуба 50-70 мм, рубка 137 мм
    Механизмы 2 вертикальные машины тройного расширения 19320 и.л.с. 26 котлов Бельвиля, 2 винта
    Скорость 22.1 узла
    Дальность плавания 3900 миль.
    Экипаж 20 офицеров и 589 матросов

    2 марта 1905 года начат постройкой на заводе фирмы "Forges et Chantiers" в Тулоне (Франция), спущен на воду 25 апреля 1906 года, вступил в строй 13 мая 1908 года.
    Участвовал в оказании помощи населению города Мессина на острове Сицилия (Италия), пострадавшему от землетрясения в декабре 1908 года (доставил в Неаполь 400 тяжелораненых). Участвовал в первой мировой войне (набеговые и минно-заградительные операции на коммуникациях противника, прикрытие набеговых, разведывательных и минно-заградительных действий легких сил флота, дозорная служба в устье Финского залива, оборона Рижского залива летом 1916 года, Моонзундская операция с 12 по 23 октября 1917 года), Февральской революции.
    7 ноября 1917 года вошел в состав Красного Балтийского флота. С 25 по 27 января 1918 года совершил переход из Ревеля в Гельсингфорс и с 12 по 17 марта 1918 года - в Кронштадт. С 7 сентября 1918 года находился в Петроградском военном порту на долговременном хранении и в июле 1921 года использовался в качестве штабного корабля старшего морского начальника в Петрограде. 15 августа 1922 года продан совместному советско -германскому предприятию "Деруметалл", осенью 1922 года отбуксирован в Германию для разборки и 21 ноября 1925 года исключен из списков судов РККФ.

    1.jpg
    'Адмирал Макаров'.

    8.jpg
    Прибытие Николая II и царской семьи на катере к Петропавловской пристани Кронштадта, 12 июня 1913 г.

    2.jpg
    3.jpg
    'Высочайший смотр' на крейсере 'Адмирал Макаров' 29 мая 1908 г.

    4.jpg
    "Адмирал Макаров" на Большом Кронштадском рейде.

    5.jpg
    'Адмирал Макаров'. Вид на комовую часть крейсера (фото слева). Вверху справа - Вид на левый шкафут крейсера. Внизу справа - На крейсере производится стирка белья.

    6.jpg
    Эскадра Морских сил Балийского моря на Ревельском рейде.

    7.jpg
    'Адмирал Макаров' в Средней гавани Кронштадта.

    15.jpg
    Справа - 'Рюрик', в центре - 'Адмирал Макаров', слева - 'Олег' и 'Богатырь'.

    02028015.jpg
    "Адмирал Макаров" на Неве, 1 мая 1918 года.
     
  15. Offline

    ROTBEIL ALTAMTMANN

    Регистрация:
    1 мар 2014
    Сообщения:
    2.591
    Спасибо SB:
    12.529
    Отзывы:
    209
    Страна:
    Latvia
    Из:
    Герцогство Курляндское
    Имя:
    Андрей
    Интересы:
    охота на аллигаторов...
    "Орёлъ"
    getImage (13).jpg
     
    Duha, Дождевой Земляк и вова75 нравится это.
  16. Online

    Wolf09 Старый Волк

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    24.101
    Спасибо SB:
    104.265
    Отзывы:
    1.592
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    Паллада (крейсер)

    Командиры

    1906-1908 - Угрюмов. Алексей Петрович
    1908-1912 - Бутаков. Александр Григорьевич
    1912-1914 - Магнус. Сергей Рейнгольдович

    «Паллада» — броненосный крейсер типа «Баян» Российского Императорского флота. Назван в память о бронепалубном крейсере I ранга «Паллада» (1899), захваченном японцами во время Русско-японской войны (1904—1905). Участвовал в Первой мировой войне в составе Балтийского флота.

    Pallada1905-1914.jpg

    26 августа 1914 года крейсера «Паллада» и «Богатырь» захватили сигнальную книгу с германского лёгкого крейсера «Магдебург», севшего на мель вблизи острова Осмуссаар в Финском заливе. Российские власти передали книгу британскому Адмиралтейству, что сыграло решающую роль в раскрытии военно-морского кода Германии. Раскрытие кода оказало впоследствии значительное влияние как на боевые действия на море, так и на ход войны в целом.

    11 октября 1914 года при возвращении из дозора в устье Финского залива крейсер был торпедирован германской подводной лодкой «U-26» под командованием капитан-лейтенанта фон Боркхейма и затонул со всем экипажем (598 человек) в результате детонации боезапаса. «Паллада» стала одним из первых российских боевых кораблей, погибших в Первой мировой войне.

    Погибшим крейсером командовал капитан 1-го ранга С. Р. Магнус

    капитан.jpg

    Старшим офицером состоял капитан 2-го ранга А. М. Романов. Обязанности старших офицеров по специальностям несли: артиллериста — лейтенант Л. А. Гаврилов 2-й, минёра — лейтенант А. А. Измайлов, штурмана — лейтенант Ю. К. Быков 3-й. Старшим механиком был капитан 1-го ранга А. А. Дешевов.

    За два месяца до войны «Палладу» прикомандировали к бригаде подлодок Балтийского флота для отработки торпедных стрельб. На учениях подлодка «Акула» «потопила» крейсер трёхторпедным залпом. На командира «Паллады» Магнуса это произвело сильное впечатление, несколько дней он, по воспоминаниям очевидцев, ходил «сам не свой». Кроме того, командир «Паллады» в свое время сам командовал дивизионом подводных лодок, тем не менее он не принял в роковой день элементарных мер предосторожности. Несмотря на категорический приказ командующего флотом адмирала Н. О. Эссена, корабль шёл без противолодочного зигзага. А на подходе к порту командир «Паллады» отпустил два сопровождавших его эсминца.

    Музейное ведомство Финляндии в 2012 году официально сообщило о найденном недалеко от Ханко российском броненосном крейсере. Объект был обнаружен одной из групп аквалангистов ещё в 2000 году, однако его находка 12 лет держалась в секрете. Лишь этим летом группа приняла решение обнародовать свои данные. Большая статья опубликована в ежемесячном приложении к газете «Хельсингин Саномат».

    Крейсер длиной более 130 метров лежит на глубине 60 метров в районе Ханко и является одним из наиболее крупных и интересных объектов с точки зрения военных археологов и дайверов-любителей.

    5.jpg
    Крейсера 'Паллада' и 'Баян' у достроечной стенки.

    6.jpg 7.jpg
    Посещение Николаем I крейсера 'Паллада' в Ревеле 4 июля 1913 г.

    8.jpg


    «Паллада» принадлежал к самой многочисленной серии броненосных крейсеров Русского императорского флота. Это крейсеры типа «Баян». В течении нескольких лет эти боевые корабли составили ядро морских сил Балтийского флота, однако с началом Первой мировой войной стало ясно, что тип кораблей «Баян», к которому принадлежал крейсер «Паллада» уже устарел - слабое бронирование, вооружение и медленная скорость.

    Многие исследователи уверены, что именно поэтому 11 октября 1914 года, когда немецкая подлодка U-26 его торпедировала, то он затонул вместе со всем экипажем. Погибло 537 русских моряков. Одного единственного снаряда торпеды, выпущенного из кормовой установки, хватило, чтобы попасть в борт крейсера «Паллада». Произошел мощнейший взрыв, который привел к подрыву боеприпасов на корабле. Он раскололся на две части и затонул за считанные минуты.

    Однако существует ещё одна, мистическая версия того, почему корабль «Паллада» погиб. Некоторые исследователи считают, что всё дело в его названии. Броненосный крейсер назвали в честь затопленного в ходе русско-японской войны бронепалубного крейсера «Паллада». Именно первая «Паллада» оказалась несчастливой. В феврале 1904 корабль был торпедирован японским миноносцем.
    Недаром говорится, что в каждом имени есть свой код. Так и у моряков, названия одушевляют, которые создают каждому кораблю собственную судьбу. Другое дело, насколько точно она связана с его именем, - вряд ли кто-то всерьёз изучал этот вопрос с научной точки зрения.

    Некоторые суеверные моряки считают, что неудачи первой «Паллады» перешли на крейсер, поэтому он также затонул, иначе как объяснить, что опытный командир, капитан Магнус, который в своё время командовал дивизионом подводных лодок, в тот роковой день не предпринял элементарных мер предосторожности. Корабль шел без противолодочного зигзага, а в довершение всего командир отпустил корабли сопровождения. Капитан корабля отпустил сопровождавшие его эсминцы, для того, чтобы они могли отправиться на другое задание - сопровождать другие крейсеры, заступавшие на пост. В тот день вообще было много несогласованностей и ошибок.

    Несмотря на то, что крейсер «Паллада» погиб, он всё же вошел в историю, ведь экипажу этого корабля удалось изменить ход Первой мировой войны. 26 августа 1914 года германский крейсер «Магдебург» наскочил на риф, и если бы не военное мастерство русских моряков, немцы эвакуировались бы с поврежденного корабля, ведь на помощь им уже спешил миноносец. Однако экипаж крейсера «Паллада» вступил в бой с германскими кораблями. В результате миноносец был подбит и еле успел уйти. А крейсер «Магдебург» русские сумели захватить. На борту поврежденного судна оказались не только бортовые журналы и документы, но и секретные сигнальные шифры, с помощью которых германское командование кодировало свои приказы. Кроме того моряки взяли в плен 56 членов экипажа во главе с командиром.

    Захват сигнальной книги с крейсера «Магдебург» был определённо крупнейшей военно-морской потерей, которую понёс военно-морской флот кайзера Вильгельма во время Первой мировой войны. Сигнальная книга представляла собой наиболее полную коллекцию военно-морских кодов, и являлась наиболее важным из подобных источников. Они также сыграли важную роль для британского флота в войне.

    Некоторые эксперты уверены: крейсер «Паллада» погиб не случайно. После истории с захватом германских военно-морских шифров, немцы объявили охоту на русский крейсер и в результате потопили его. Легендарный корабль пролежал под водой почти 100 лет. Долгие годы затонувший корабль искали подводные исследователи разных стран, но удалось это только финским дайверам. В 2000 году они обнаружили его возле острова Ханко.

    file64433410_b4685cf8.jpg 33657.jpg

    Крейсер «Паллада» лежит на глубине 60 метров вверх дном. Из-за этого внутренняя часть корабля, например интерьер, не сохранились, но внешне корпус почти не пострадал. Отчётливо виден капитанский мостик и двуглавый орёл, прикреплённый к корме. Множество предметов и частей корабля находятся недалеко от него. Артиллерийское вооружение корабля поросло илом и морскими организмами.

    Сильнейший взрыв послужил причиной затопления корабля. Скорее всего, был также второй взрыв в машинном отделении, который повлек за собой распад корабля на две части и другие серьезные повреждения.

    Об этом мало кто сегодня помнит, но затопление русского крейсера «Паллада» немецкие моряки считали большой победой.

    111.jpg 222.jpg

    Почти сразу же после его гибели они даже выпустили почтовую открытку с изображением момента взрыва крейсера «Паллада» от попадания германской торпеды. Сегодня такая открытка стоит немалых денег.

    Gibel_pallady.jpg
    Германская почтовая открытка периода Первой мировой войны с изображением момента взрыва крейсера Паллада от попадания германской торпеды.

    33693.jpg
    Безымянный.jpg


    Новик (эсминец)

    Командиры

    Капитан 2 ранга Д. Н. Вердеревский 1-й (1911 год — 20 января 1914 года)
    Капитан 2 ранга П. П. Палецкий (20 января 1914 года — 27 апреля 1915 года)
    Капитан 2 ранга М. А. Беренс 2-й (27 апреля 1915 года — 28 ноября 1916 года)
    Капитан 2 ранга А. К. Пилкин 2-й (28 ноября 1916 года — 1917 год)
    Г. П. Граф 1917 г.
    Н. Ю. Рыбалтовский 1918-?
    И. П. Шабельский 1927—1931.
    В. И. Иванов (1934 год)
    В. Ф. Трибуц (декабрь 1934 года — декабрь 1936 года)
    Капитан 2 ранга А. М. Спиридонов (1940 год — август 1941 года)


    начало.jpg

    ТРИ ВОЙНЫ “НОВИКА”

    И. ЧЕРНИКОВ

    5 октября 1913 года на гранитной набережной Невы было особенно многолюдно. Необычное скопление жителей Петербурга вызвал красавец корабль — эскадренный миноносец “Новик”. Конечно, широкая публика явилась сюда полюбоваться его прекрасной архитектурой, но специалисты и просто знающие люди считали ее не самым главным достоинством — основное было в том, что появление “Новика” знаменовало собой подлинную революцию в развитии кораблей этого класса. Именно “Новик” положил начало строительству эскадренных миноносцев нового типа во всех флотах мира.

    Стоит, наверное, напомнить, что перед началом первой мировой войны миноносные корабли составляли два подотряда: собственно миноносцы и контрминоносцы. Причем германские эсминцы, созданные исключительно для торпедных атак в составе флотилии, вооружались мощным, по представлениям того времени, торпедным вооружением. Артиллерией немцы необоснованно пренебрегали — они считали, что боевую устойчивость соединения должен обеспечивать легкий крейсер — лидер миноносцев. Столь же пренебрежительно отнеслись германские кораблестроители и военные к радиооборудованию — предполагалось, что корабли подобного типа не следует использовать ни для разведки, ни для постановки мин заграждения. Однако германские эсминцы обладали высокой скоростью, хорошей мореходностью и достаточно большой дальностью плавания.

    Свой тип эсминца последовательно развивали и англичане, причем артиллерия на британских кораблях традиционно была более мощной, чем у германских “торпедоносцев”. А по английским образцам равнялись, постоянно усиливая артиллерийское вооружение миноносцев, и другие военно-морские флоты мира. Все, кроме русского...

    Новый эскадренный миноносец строился на добровольные пожертвования, собранные населением России в период русско-японской войны. Из представленных “Особому комитету по усилению военного флота” конкурсных проектов лучшей оказалась разработка судостроительной технической конторы Путиловского завода. Она выгодно отличалась от других крайне низким удельным расходом топлива за счет применения нефтяного отопления котлов и высокой экономичностью, а также компактностью силового агрегата — паровой турбины, и прогрессивным использованием в конструкции корабля продольного набора и стали повышенной прочности. Все это позволило при умеренном водоизмещении и высокой скорости оснастить корабль мощным артиллерийским и торпедным вооружением и весьма совершенной по тому времени радиостанцией, обеспечивающей связь на дистанции до 300 миль.

    Торжественная закладка корпуса “Новина” состоялась 1 августа 1910 года на Путиловской верфи, а 4 июля 1911 года корабль благополучно спустили на воду. Начался монтаж механизмов и вооружение корабля. Швартовые испытания начались 25 апреля 1912 года, на полтора месяца ранее контрактного срока.

    842974_10151243506896776_17379486_o.jpg

    Это был совершенно необычный корабль: эсминец, ставший родоначальником оригинальной концепции развития кораблей такого типа. Конструкторы не только позаимствовали все лучшее, что было у английских и германских эскадренных миноносцев, но и пошли дальше — к универсальному торпедно-артиллерийскому кораблю водоизмещением до 1500 т, с максимально возможным количеством торпедных труб и скорострельных 102-мм орудий, а также с устройством для постановки мин заграждения.

    По артиллерийскому вооружению “Новик” примерно вдвое превосходил самые крупные эсминцы той эпохи. Однако его огневая мощь определялась не количеством пушек, а рациональной организацией стрельбы. Дело в том, что четыре полуавтоматических орудия “Новина” имели центральную наводку артиллерии. К тому же они существенно превосходили английские 102-мм пушки и по начальной скорости, и по массе снаряда, и по дальности стрельбы.

    Столь же грозным было и торпедное вооружение русского эсминца: его восьмиторпедный бортовой залп оказался мощнее, чем у двух новейших зарубежных миноносцев. Возможность вести залповую торпедную стрельбу делала “Новик” единственным в своем роде кораблем. Столь высокая концентрация этого вооружения потребовала и особого оборудования — приборов центрального управления стрельбы торпедами.

    Следует добавить, что “Новик” имел приспособления для постановки мин заграждения. Для этого на верхней палубе в кормовой части корабля проложили минные рельсы, к которым талрепами крепились мины. При постановке заграждений мины подкатывались к корме и сбрасывались в воду.

    Ну и, разумеется, наиболее яркое отличие “Новика” от других кораблей состояло в его скорости — долгое время русский эсминец был самым быстрым кораблем мира. И первенство за “Новиком” (37,3 узла!) оставалось вплоть до 1917 года.

    Таким образом, эсминец благодаря широкому универсализму и огромной боевой мощи стал грозным противником для надводных кораблей всех классов и типов. Подобные “Новику” боевые единицы появились в иностранных флотах лишь во время первой мировой войны.

    Англичане, хотя и стремились к усилению артиллерийского вооружения миноносцев, тем не менее оснащали эсминцы лишь тремя 102-мм пушками и четырьмя 533-мм торпедными аппаратами. Четыре 102-мм орудия имели только “лидеры”, в то время как балтийские “новики” все имели столько же пушек, а на эсминцах серии “Изяслав” было уже пять таких орудий.

    Только в ходе войны англичане все-таки уяснили, что перезаряжать в боевых условиях торпедные аппараты чрезвычайно трудно. Это заставило их усилить торпедное вооружение своих новейших эсминцев с четырех до шести труб. И это в то время, как у первого “Новика” было восемь торпедных труб, а у миноносцев “ушаковской” серии даже двенадцать!

    Опять же в ходе войны, в начале 1916 года, англичане осознали и необходимость оснащения эсминцев приспособлениями для постановки мин заграждения. Причем для компенсации веса мин, устанавливаемых на верхнюю палубу, с корабля приходилось снимать кормовую пушку и кормовой двухтрубный торпедный аппарат. После такой продолжавшейся 12 часов операции эсминец мог принимать 40, а лидер — 60 мин заграждения. Ну а “Новик” изначально рассчитывался на 60 шаровых мин!

    Когда началась первая мировая война, “Новик” оказался единственным в русском флоте кораблем подобного типа. Его боевые характеристики настолько резко отличались от соответствующих данных других эскадренных миноносцев, что он был зачислен в отряд... крейсеров Балтийского флота, в составе которого и начал мировую войну.

    В свой первый боевой поход совместно с крейсерами “Новик” вышел 1 сентября 1914 года, когда крупная волна вынудила остальные эсминцы вернуться в шхеры. С немецким крейсерским дозором русские корабли встретились уже на следующий день. Противник немедленно начал отходить. Сорок минут преследовал “Новик” легкий крейсер “Аугсбург”, но крупная зыбь не позволила догнать неприятеля.

    Со второй половины сентября 1914 года Балтийский флот приступил к активным минным постановкам во вражеских водах, для чего был выделен отряд эскадренных миноносцев особого назначения — “Генерал Кондратенко”, “Пограничник”, “Сибирский стрелок” и “Охотник”. “Новик” был назначен в этот отряд лидером. Минные постановки велись в юго-западной и южной частях Балтийского моря, имевших большое значение для Германии. Дело в том, что Нильская бухта вместе с прилегающими к ней районами во время первой мировой войны была местом боевой подготовки всего кайзеровского флота и нарушение в этом месте плавания существенно подрывало боеспособность кораблей. Здесь, в юго-западной части Балтийского моря, сходились морские маршруты германских транспортов, и от безопасности этих путей зависела работа многих сталелитейных и оружейных заводов.

    Минные постановки отряда особого назначения прикрывал, как правило, второй дивизион миноносцев. Но “Новик” действовал зачастую самостоятельно, его операции не обеспечивались дополнительными силами. Расчет был на скрытность действий и большую скорость корабля. Курсы и скорость подбирались так, чтобы миноносец, следуя вдали от берега, успевал поставить мины в течение темного времени суток и к утру вернуться к своим берегам.

    Считая, что материальная база русского флота слаба и он не может представлять особой опасности, немцы не вели постоянной разведки и наблюдений в важнейших для них районах. Это облегчило нашим морякам минные постановки в неприятельских водах. В итоге 5 ноября 1914 года, через 12 дней после минирования, подорвался и затонул броненосный крейсер “Фридрих Карл”. Для немецкого командования это было полной неожиданностью; противник решил, что крейсер торпедировала подводная лодка, поскольку не допускалось даже и мысли о русских минных постановках в этих водах.

    Бой_эсминца_Новик.jpg
    Бой эсминца «Новик» с германскими эсминцами «V-99» и «V-100» в Рижском заливе 4 августа 1915 года.

    В августе 1915 года германский флот еще раз попытался прорваться в Рижский залив. Для этого были сосредоточены громадные силы: 2 линейных корабля, 4 крейсера, 33 эскадренных миноносца, 4 дивизиона тральщиков, значительное число сторожевых кораблей и вспомогательных судов. Отряд прорыва прикрывали 10 дредноутов, 5 броненосных крейсеров и 32 эскадренных миноносца. Но тральные работы германского флота затруднялись умелыми действиями линейного корабля “Слава”. Раздосадованное неудачами германское командование направило ночью 17 августа в Рижский залив новейшие эсминцы V-99 и V-100, которым было приказано обнаружить и потопить торпедами русский корабль. И вот почти в полной тьме немцы неожиданно столкнулись с двумя эскадренными миноносцами. Это были “Генерал Кондратенко” и “Охотник”. Завязался бой, но противники быстро потеряли друг друга из вида. В 23 часа “Новик”, находившийся в то время у выхода из Ирбенского пролива, принял радиограмму с “Генерала Кондратенко”. Надо было помешать попытке врага форсировать вход в залив, поэтому моряки быстро приготовились к отражению атаки. Тревожно тянулось время... В 1 час 10 мин. немецкие эсминцы были внезапно освещены прожекторами с “Украины” и “Войскового”. Всего три минуты продолжался бой. С расстояния 600 м русские комендоры добились нескольких попаданий, а две выпущенные миноносцем торпеды прошли под килями немецких кораблей. Но противники вскоре опять разминулись, чему благоприятствовала исключительно темная ночь. Немцы уже не сомневались в провале своего предприятия и выжидали рассвета с тем, чтобы выйти из залива через район минных заграждений.

    Ждали утро и на “Новике”. И вот в предрассветной мгле у Михайловского маяка сигнальщики заметили два миноносца, шедших полным ходом навстречу. На поднятые опознавательные сигналы ответа не последовало. Все сомнения отпали — это были лучшие эскадренные миноносцы германского флота V-99 и V-100, имевшие скорость хода 35,5 узла. Их общее вооружение составляло восемь 88-мм орудий и двенадцать торпедных труб. Однако русские моряки не дрогнули. Они великолепно знали свой корабль, его артиллерию и свои возможности. Эту уверенность дали изнурительные тренировки, когда матросы часами кидали тяжелые стальные болванки в жерла четырехдюймовок. Ибо при центральной наводке артиллерии стрельба велась залпами с целью взять противника в “вилку”, а потом — огонь на поражение с максимальной скорострельностью. После первого же накрытия заряжающие превращались в обыкновенных грузчиков — теперь количество снарядов, сыпавшихся на неприятеля, зависело от их сноровки и физической выносливости.

    “Новик” открыл огонь первым с дистанции 8700 м. Неприятельские миноносцы развернулись и стали быстро отвечать всем бортом, однако их стрельба оказалась неэффективной. Вместе с тем немцам сразу же стало совершенно ясно, с кем им придется иметь дело. Третьим залпом “Новик” накрыл головной V-99 и перешел на беглый огонь. Облако дыма и пара окутало корабль, на шканцах вспыхнул пожар и упала дымовая труба, яркое пламя показалось и на корме. V-100 поспешил поставить дымовую завесу, и немцы начали отходить. Теперь уж “Новик” перенес всю мощь своих орудий на V-100 и быстро поджег его. Стрельба неприятеля стала беспорядочной. Попеременно поражая огнем оба миноносца, “Новик” маневрировал, рассчитывая загнать врага на русское минное поле. И вскоре это ему удалось. Под V-99 раздался глухой взрыв мины, затем другой, и корабль скрылся в серых волнах Балтики. V-100, имея тяжелые повреждения, еле ушел под прикрытие главных сил. “Новик” же практически не пострадал и потерь в личном составе не имел.

    За этой победой последовал ряд не менее выдающихся боевых успехов “Новика”. Вечером 7 ноября 1915 года, следуя во главе отряда, корабль обнаружил у банки Спон сторожевое судно “Норбург”. Беглый огонь “Новика” в считанные секунды парализовал сторожевик, а затем торпеда отправила его на дно.

    Балтийский флот интенсивно продолжал свои минно-заградительные операции, и “Новик” в этих походах был одним из самых активных участников. Ночные минные постановки требовали особого мужества и высокой боевой выучки экипажа, особенна штурманов, поскольку маневрировать приходилось в районах немецких и собственных минных полей. Но мины должны были стоять в самых неожиданных для неприятеля местах, и поэтому, как только спускались сумерки, перегруженные эсминцы спешили к вражеским берегам. Вскоре отряд принял радиограмму командующего флотом: “Флот извещается, что вечером 4 декабря мы потопили в Балтийском море крейсер “Бремен” и большой эскадренный миноносец”. Из официального сообщения германского командования стало ясно, что эти два корабля погибли на минах, поставленных “Новиком”. Успех русских минных постановок определялся не только числом поврежденных и погибших кораблей кайзеровского флота, ко и тем влиянием, которое оказывалось на боевую деятельность германского флота и его судоходство в южной части Балтийского моря.

    В ночь на 18 мая 1916 года эскадренные миноносцы “Новик”, “Гром” и “Победитель” под прикрытием крейсеров “Рюрик”, “Олег” и “Богатырь” совершили дерзкий набег на немецкий конвой в Норчепингской бухте. В этом бою русские эсминцы впервые в мире применили залповую торпедную стрельбу по площадям. Вражеский отряд из 20 судов был рассеян, вспомогательный крейсер “Герман”, два вооруженных траулера и два парохода — потоплены.

    В октябре 1917 года эсминец участвовал в Моонзундском сражении с германским флотом, рвавшимся к революционному Петрограду, после чего ушел на ремонт.

    Вплоть до 1925 года корабль находился в порту на консервации. Приказом Реввоенсовета республики от 31 декабря 1922 года ему было присвоено имя первого Председателя ВЦИК Я. М. Свердлова, и в 1926—1929 годах “Яков Свердлов” прошел капитальный ремонт и модернизацию. Получив усиленное вооружение, обновленный корабль 30 августа 1928 года вошел в состав Краснознаменного Балтийского флота. К началу Великой Отечественной войны он был учебным кораблем Военно-морского училища имени М. В. Фрунзе. В июне 1941 года эсминец “Яков Свердлов” начал боевые действия против гитлеровского флота. 28 августа корабли Балтийского флота по приказу Ставки Верховного Главнокомандующего оставили Таллин. Вместе с боевыми кораблями уходили вспомогательные суда и транспорты, на которых эвакуировались защитники города и его жители. Для “Якова Свердлова”, шедшего в охранении эскадры, этот переход оказался последним. Вражеская мина прервала путь героического эсминца.

    http://hobbyport.ru/ships/novik.htm

    2.jpg
    Эсминец 'Новик' на испытаниях.

    8.jpg
    Николай II на палубе эсминца 'Новик', август 1912 г. Сева от государя - морской министр адмирал И.К. Григорович, спава - флаг-капитан адмирал К.Д. Нилов.

    9.jpg
    Эсминец 'Новик' на Неве у Английской набережной, сентябрь 1913 г.

    64.png
    Письмо командира эскадренного миноносца «Новик» в штаб командующего Балтийским флотом Н.О. Эссена, препровождающее отзыв на «Задания для линейных кораблей» (1913 г.). Д.Н. Вердеревский обращает внимание начальника оперативного отдела штаба «на особую важность стать в верное положение касательно вопроса о противоминной артиллерии на линейных кораблях». Командир «Новика», один из лучших офицеров русского флота, обосновывая свой взгляд на целесообразность отказа от вспомогательной артиллерии на линкоре, убеждает известного своими передовыми воззрениями А.В. Колчака «сразу не отбрасывать эту мысль только потому, что она может показаться непродуманной». Эти строки — свидетельство серьезной заинтересованности офицеров флота в вопросе создания наиболее выигрышной конструкции будущих линейных кораблей, готовность выдвигать самые радикальные и эффективные решения.

    (РГАВМФ ф.479, оп.1, д.89. л.86).
     
    Последнее редактирование: 6 янв 2015
  17. Online

    Wolf09 Старый Волк

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    24.101
    Спасибо SB:
    104.265
    Отзывы:
    1.592
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    морж.jpg
    ПЛ "Морж"

    карп.jpg
    ПЛ "Карп"

    макрель.jpg
    ПЛ "Судак"

    аллигатор.jpg
    ПЛ "Аллигатор"

    краб.jpg
    ПЛ "Краб"

    камбала.jpg
    ПЛ "Камбала"

    форель.jpg
    ПЛ "Форель"

    дракон.jpg
    ПЛ "Дракон"

    нарвал.jpg
    ПЛ "Нарвал"

    почтовый.jpg
    ПЛ "Дракон"

    почтовый 2.jpg
    ПЛ "Почтовый"

    скат.jpg
    ПЛ "Скат"

    осетр.jpg
    ПЛ "Осетр"

    карась.jpg
    0_ae684_ca084fd1_XXL.jpg
    Экипаж ПЛ "Карась"

    1.jpg 2.jpg 3.jpg 4.jpg 5.jpg

    Нападение турецких миноносцев на Одессу 29 октября 1914 г.

    111.gif

    Нападение турецких миноносцев в ночь на 29 октября 1914г на Одесскую гавань и потопление ими канонерской лодки "Донец" является одним из эпизодов общей операции одновременного нападения частей германо-турецкого флота на важнейшие пункты Черноморского побережья.

    Вся эта операция в целом, имевшая целью нанести внезапным ударом некоторый материальный ущерб противнику, а главным образом, произвести моральное впечатление, по своим результатам превзошла самые большие ожидания нападавшего, едва ли предполагавшего, что ему удастся застигнуть русский флот врасплох и до такой степени неподготовленным к парированию удара. И если успеху Гебена у Севастополя до некоторой степени помешало противодействие со стороны дозорных миноносцев и крепостных батарей, то нападение на Одессу и корабли обороны северо-западного района Черного моря, стоявшие в Одесской гавани, нужно признать, было выполнено при условиях исключительного отсутствия бдительности и принятия каких-либо мер предосторожности со стороны русских кораблей и их командования. Нет никакого сомнения, что в данном случае противник изучил заблаговременно и использовал ту благоприятную обстановку, которая была создана всей системой охранной службы, установленной в этом районе. Только этим можно объяснить, что в течение более часа два неприятельских миноносца, войдя свободно во внутреннюю гавань порта, с расстояния полукабельтова взорвали торпедой одну лодку, обстреляли вплотную вторую и заградитель, ряд стоявших пароходов, нефтяную гавань, после продолжительной перестрелки, безнаказанно вышли разными проходами из гавани и ушли в море.

    Задачи флота по обороне Северо-западного района, согласно основной директиве ставки, данной Черноморскому флоту, вскоре после начала мировой войны, последнему ставилось задачей не допустить высадки десанта на Черноморское побережье, причем наиболее угрожаемым районом признавались берега северо-западного района Черного моря, т. е. район Одессы. С начала мировой войны Одесский округ выделил большую часть своих войск на главный фронт, и, таким образом, побережье оставалось оголенным для борьбы с крупным десантом, если бы таковой здесь высадился. Помимо экономического значения Одессы и ее района, значительные опасения вызывал и Николаев, как судостроительная база флота, где в это время строились линейные корабли дредноутного типа, появление которых в составе действующего флота сразу должно было создать перевес царской России на Черном море.

    Таким образом, помимо недопущения каких-либо десантных операций противника, флот имел также задачей прикрыть и подступы к Одесскому заливу и Днепрово-Бугскому лиману от посягательств флота противника, в случае его решения нанести удар тем или иным способом в направлении Николаева. Основным мероприятием к тому считалась постановка минных заграждений в Одесском заливе и затем дальнейшая их защита специально выделенными для этого боевыми кораблями.

    Для этой цели с момента занятия Турцией угрожающего положения в район Одессы были выделены два заградителя, Бештау и Дунай, и старый линейный корабль Синоп. По соглашению с командованием Одесского округа, флот брал на себя постановку минного заграждения, насколько это позволяли ему имеющиеся запасы мин. Что касается непосредственной обороны берегов, в случае нападения противника на Одессу, то кроме Синопа (замененного вскоре [24] двумя канонерскими лодками), черноморское командование каких-либо других кораблей выделить сюда не имело возможности, и потому эта задача оставалась на армии и ее береговых укреплениях.

    Состав сил обороны

    К середине октября для защиты Одессы и ее морских подступов был создан отряд обороны северо-западного района Черного моря, в составе канонерских лодок Донец и Кубанец и заградителей Бештау и Дунай, под общим командованием начальника морской обороны района. Для обслуживания отряда службой наблюдения и связи ему был подчинен Одесский район связи с соответствующими постами. Постановка заграждения у входа в Днепрово-Бугский лиман должна была быть выполнена заградителем Дунай, стоявшим для этого в Очакове. Охрана этого заграждения лежала на Очаковской крепости. Момент постановки заграждения определялся приказанием командования, в зависимости от обстановки. Таким образом, в задачи этого отряда входило:

    1) наблюдение за морем и защита подступов к Одессе и Днепрово-Бугскому лиману;
    2/ противодействие, совместно с сухопутными батареями, высадкам противника;
    3) защита минных заграждений при попытках прорыва неприятеля.
    Для их осуществления одна из лодок должна была находиться у Очакова, другая в Одессе; в период же перед непосредственным нападением обе лодки находились в Одессе.

    Диспозиция кораблей

    В день атаки все три корабля стояли в Одесской гавани (черт. 2); "Донец" — у внешнего западного конца брекватера , "Бештау" - за тем же брекватером, приблизительно у его середины; "Кубанец" - между Военным и Платоновским молами; все три корабля стояли, ошвартовавшись кормой к молам и на двух якорях.

    Тактические элементы кораблей отряда

    Данные: Донец; Кубанец; Бештау; Дунай
    Водоизмещение 1 300 т 1 280 т 1120 т 1 620 т
    Длина 64 м 66 м 80 м 79 м
    Ширина 12 м 12,5 м 12 м 12 м
    Углубление 3,5 м 3,5 м 3,5 м 5 м
    Ход 12 узлов 11 узлов 10 узлов 13 узлов
    Артиллерия 2 пушки–152 мм, 1–120 мм, 2–75 мм, 4–47 мм,
    2 пулемета 2–152 мм, 1–120 мм, 2–75 мм, 4–47 мм, 2 пулемета 4–47 мм 2–47 мм 4–57 мм,
    Запас мин — — 300 мин 350 мин

    Организация охранной службы

    Для связи с наблюдательными постами "Донец" был соединен телефоном с береговой сетью, получая сведения о движении судов в море с постов на Большом Фонтане, — у Днестровского лимана и портовой лоцвахты.

    Наблюдение за районом в непосредственной близости от Воронцовского маяка велось непосредственно с лодки, хотя последнее затруднялось наличием на Карантинном молу высокой эстакады, закрывавшей большую часть горизонта. На вестовой оконечности брекватера, кроме того, был выставлен от лодки дозорный пост, причем, на случай ночной тревоги, часовой был снабжен сигнальными ракетами...

    Никакой непосредственной защиты гавани от прорыва кораблей противника в ночное время, в виде бонов или сетей, не имелось, так как, по разъяснению командования, считалось, что корабли достаточно защищены стенками молов и брекватера. Что касается "Бештау" и "Кубанца", то они какой-либо телефонной связи с постами не имели и извещения о происходящем в море получали от "Донца". Маячные и входные огни Одесского порта были потушены, но освещение волнолома, всех набережных и молов большими дуговыми фонарями поддерживалось всю ночь, причем ночной вход и выход торговых судов оставался беспрепятственным. В этом отношении ни на один из военных кораблей не было возложено никаких обязанностей — задерживать или не пропускать суда в гавань. Отсутствовала также какая-либо внешняя служба по охране рейда и со стороны лоцвахты.

    Таким образом, охрана рейда базировалась: днем — на наблюдении за морем с постов и кораблей; ночью же она отсутствовала совершенно, так как для встречи и опознания подходящих судов с моря не было принято никаких мер — ни высылки сторожевых портовых катеров, ни установки на оконечностях входных молов прожекторов. Не имелось и какой-либо инструкции для несения рейдовой охранной службы.

    Нельзя не отметить, что в своем рапорте уже после нападения и гибели "Донца" его командир пишет, что по прибытии 27 октября из Очакова начальника морской обороны района он доложил последнему о принятых им мерах по охране и они были признаны вполне достаточными. Как мы видели, все эти меры сводились к установлению телефонной связи с постами и учреждению дозорного поста на оконечности брекватера. При этом последний, находясь, как это видно из чертежа, лишь на несколько метров дальше лодки, мог заметить что-либо подозрительное только после того, как прорывающийся противник уже обогнет Воронцовский маяк, т. е. не более как за один кабельтов расстояния до лодки. К этому нужно добавить, что на этот пост выводились люди в порядке общей очереди, т. е. без специальных наблюдательных навыков, не снабженные ночными биноклями, и пр.

    Боевая готовность кораблей

    Из следственного материала по делу о гибели "Донца" ясно вырисовывается и система, которой определялась боевая готовность кораблей на случай необходимости действовать ночью.

    Распорядок службы на кораблях отряда велся в зависимости от того или иного «положения», объявленного командованием. При установлении, на каком положении находиться кораблям, играли роль те данные о политической обстановке, которые по радио сообщались командованием флота. В данном случае корабли находились на положении «четвертом», когда не предвиделось выхода в море и вообще наличия тревожных обстоятельств. В течение дня команда небольшими партиями увольнялась до темноты в [28] город, а двое из офицеров (из пятерых) находились до 24 час. на берегу. Несмотря на получение в течение дня радио о наличии турецких кораблей в море, а затем, около 23 час, уведомления о серьезности положения, никаких мер для усиления охраны и наблюдения за морем не принималось.

    С заходом солнца на кораблях производилась тревога — отражение торпедной атаки, причем делалась проверка плутонгов. С орудий снимались чехлы и пробки, но ввиду ненастных погод накатные части пушек покрывались чехлами и надевались надульники. К орудиям подавалось в кранцы по два снаряда. После проверки отдавалось приказание «погреба закрыть», прислуга отпускалась, и у орудий оставались дневальные{24} (не из комендоров). Барбетные и пушечные порты оставались открытыми. Ключи от погребов оставались на руках у хозяев.

    Таким образом, требованиям мгновенного перехода в боевое положение данная организация не удовлетворяла. На кораблях не имелось дежурных орудий, наличие же дневального никоим образом не создавало скорейшей готовности орудия к огню. Более того, на Кубанце, по существовавшей организации, «ввиду нахождения лодки близко от берега» снаряды к орудиям не выносились, а лишь заготовлялись в беседках, в погребах.

    Несмотря на показания командиров кораблей, что прислуга спала, у орудий и, таким образом, могла мгновенно быть на местах при тревоге, из показаний отдельных комендоров видно, что большая часть их находилась или внизу или в отдалении от орудий.

    Корабли стояли с закрытыми огнями, причем с полночи прекращалось электрическое освещение и разносилось масляное. Этим прежде всего исключалась возможность открыть боевое освещение в случае экстренной надобности распознать входящее судно. Вместе с тем, усиленное освещение портовой территории и молов дуговыми фонарями в достаточной степени позволяло ориентироваться в расположении стоящих в гавани судов, что видно из того, что один из неприятельских миноносцев свободно прошел вдоль всей гавани и вышел остовым проходом в [29] Нефтяную гавань, легко обойдя здесь группы стоящих в беспорядке парусных судов, а второй — столь же легко развернулся на траверзе уцелевшей лодки и, обстреляв Бештау, угольную баржу и стоящие рядом пароходы, вернулся тем же путем, каким вошел.

    Таким образом, пребыванием канонерских лодок без освещения достигалось лишь фиктивное выполнение требований не обнаружить места своей стоянки каким-либо случайным огнем.

    Вахтенная служба неслась в обычных условиях, при наличии на мостике одного сигнальщика и без какого бы то ни было усиления службы наблюдения. Что касается поста на оконечности брекватера, то, как уже было сказано выше, он не сыграл никакой роли ввиду того, что в смысле наблюдения был лишен всякой возможности установить (так же, как и сигнальщик на мостике), чьим судном является входящий в гавань корабль — своим ли пароходом или неприятельским миноносцем. Таким образом, являлось непонятным, в каком случае он должен был пускать ракету и каким образом он мог определить, что ее надо пускать.

    Нельзя не отметить, что в рассказах вахтенных начальников имеются указания на то, что все входящие ночью в гавань суда опрашивались голосом: «Что за судно?» Ввиду того что такой опрос мог происходить, по условиям стоянки Донца, лишь при появлении судна на его траверзе, то ясно, что эта пародия на предосторожность не могла иметь никакого реального значения для предупреждения нападения.

    Словом, как состояние боевой готовности кораблей, так и меры предосторожности и охранения создавали самые благоприятные условия для наиболее успешного действия решительного и подготовленного противника.

    Обстоятельства нападения

    Около 2 ч. 30 м. сигнальщики наблюдательного поста Большой Фонтан заметили в море сквозь мглу неясный огонь, который долгое время держался на одном месте. Старшина поста сообщил об этом в каботажный отдел порта,] откуда ответили, что в данный момент из Одессы вышли два парохода Ропит и, вероятно, огонь одного из них и был виден постом. Несмотря на то, что сигнальщики были склонны приписать замеченный ими огонь шлюпке или низкобортному судну, старшина не придал значения этому явлению и удовольствовался ответом каботажного отдела, почему ничего на Донец не сообщил. Около 3 ч. 20 м. из-за Воронцовского маяка показались силуэты двух судов, шедших со всеми установленными ходовыми огнями. Ввиду того что ночь была мглистая, силуэты судов обрисовались яснее только при приближении к брекватеру. Фактическое опознание, что это были миноносцы, произошло лишь в момент, когда последние уже вошли в гавань и проходили траверз Донца. Едва вахтенный начальник последнего послал предупредить о том командира и сам бросился к левому 152-мм орудию, как один из миноносцев, Гайрет, выпустил по Донцу с расстояния не более полукабельтова торпеду, которая взорвалась в носовом котельном отделении, образовав пробоину около 1 кв. м, с сильным разрывом прилегающих листов обшивки. Взрыв произошел в 3 ч. 25 м. Лодка быстро осела носом и, накренившись на левый борт, стала погружаться настолько быстро, что выскочивший наверх личный состав уже лишен был возможности оказать какое-либо сопротивление и должен был заботиться о своем спасении.

    Как только взрыв был услышан и послышались крики о помощи, с Кубанца и Бештау были отправлены к Донцу наличные шлюпки для спасения людей.

    Между тем, оба миноносца, закрыв при входе все огни, прошли средним ходом дальше в глубь гавани. Не дойдя несколько десятков метров до Кубанца, второй из миноносцев, Муавенет, открыл огонь по Кубанцу и начал обстреливать его с носа, после чего, обогнув группу парусных судов, быстро вышел через остовые ворота в Нефтяную гавань, где стал обстреливать стоящие там суда и портовые сооружения. В это время Гайрет, пройдя до середины гавани, по-видимому, не мог сразу ориентироваться в расположении судов и потому первоначально огня не открывал. Только подойдя к Военному молу, он остановился и, открыв прожектор, стал освещать им пространство вдоль брекватера, видимо, отыскивая Бештау. Убедившись, что он прошел дальше места стоянки Бештау, миноносец медленно развернулся почти на траверзе Кубанца и, подойдя вплотную к заградителю, открыл по нему огонь, временами освещая прожектором. Всего им было выпущено 10–12 снарядов, которыми на Бештау было убито двое и ранено трое. Опасаясь обнаружить себя, командир Бештау огня не открывал в надежде, что противник примет Бештау за коммерческий пароход и прекратит обстрел, так как всякий попавший в трюмы снаряд мог вызвать взрыв мин. По-видимому, молчание Бештау сыграло свою роль, так как Гайрет, отойдя вскоре задним ходом на середину гавани, развернулся носом к западному выходу и, утопив двумя выстрелами баржу с углем, вышел из гавани. В дальнейшем, прикрывшись брекватером, этот миноносец некоторое время обстреливал порт и вскоре после открытия Кубанцем огня скрылся в море.

    Что касается второго миноносца, то, закончив обстрел Нефтяной гавани, он около 4 ч. 10 м. снова вернулся и здесь, проходя с внешней стороны вдоль брекватера, попал под огонь Кубанца, причем были замечены два попадания. Однако, ввиду того что часть брекватера закрывалась стоящими у него судами, Кубанец мог стрелять только в открытые промежутки между ними и успел выпустить самое незначительное количество снарядов. После второго попадания на миноносце потухло электричество и послышались крики. Продолжая на ходу обстреливать порт, миноносец этот также скоро скрылся во мгле. Это было около 4 ч. 45 м.

    0_e8352_e91dab0e_XXXL.jpg

    Действия "Кубанца"

    i_013.jpg

    Стоя в глубине участка гавани между Военным и Платоновским молами, "Кубанец" был до некоторой степени скрыт от неприятельских миноносцев. Когда на "Кубанце" был услышан взрыв, то первоначально он был принят за несчастный случай с Донцом или каким-либо пароходом. Ввиду того что сейчас же послышались с Донца крики о помощи и присылке шлюпок, с Кубанца были отправлены шлюпки для спасения людей. Но едва шлюпки отвалили, как из-за Платоновского мола показался двухтрубный миноносец, который открыл огонь по "Кубанцу". Первым же снарядом, попавшим в барбет правого 152-мм носового орудия, заклинило поворотный механизм, и, таким образом, единственное крупное орудие, в зоне обстрела которого находился миноносец, не могло действовать.

    Не остается сомнений, что миноносец Муавенет имел намерение пустить торпеду в Кубанца, но этому помешало случайное событие, заставившее миноносец отказаться от торпедной атаки и поспешно уйти из гавани. В момент взрыва Донца находившийся в дежурстве у пристани Каботажной гавани портовый катер № 2, услышав крики о помощи, поспешил отвалить и полным ходом направился к Воронцовскому маяку. На пути, на траверзе Нового мола, катер со всего хода наскочил на незамеченный им неприятельский миноносец, шедший уже без огней. Удар был настолько силен, что миноносец накренился и катер прошел вдоль борта неприятеля, задевая за его шлюпбалки и выступы и вызвав на миноносце переполох. Открыв боевое освещение и бросив в катер несколько ручных гранат, миноносец увеличил ход и, осыпая катер огнем, направился к остовому выходу из гавани.

    Таким образом, случай предотвратил торпедную атаку и вообще в сильной степени изменил обстановку нападения, так как миноносец уже не продолжал огня по Кубанцу, который и в этот и в последующие моменты, когда неприятель перешел на его левую сторону, еще не был готов открыть огонь. На катере был один убит, двое ранено, перебит штуртрос и снарядом разбита рубка. Отойдя к молу, катер исправил свои повреждения и затем принял участие в спасении людей с Донца.

    Столкновение с катером было понято неприятелем как поступок активного характера, с целью нанесения таранного удара или для абордажа. Опасаясь наличия других таких же средств обороны, противник отказался от пребывания в гавани, и, таким образом, дальнейшая часть его плана была сорвана, что можно видеть из относительно бесцельного ночного обстрела Нефтяной гавани.

    Уже позже, приблизительно минут через 20, этот же миноносец, с целью прикрытия отхода второго миноносца, снова подошел к брекватеру уже с внешней его стороны и здесь попал под обстрел Кубанца.

    Снарядами неприятеля, кроме Кубанца и Бештау, были повреждены пароходы Витязь, Вампоа, Португаль, Оксус. Попадания большей частью носили характер случайный. Кроме того, двумя снарядами была разбита и утоплена угольная баржа вблизи Бештау. Что касается порта и города, то огнем неприятеля были повреждены: станция трамвая, сахарный завод на Пересыпи, один из нефтяных резервуаров в районе Нефтяной гавани, причем нефть разлилась, но не воспламенилась.

    Случайно избежали огня противника стоявшие в гавани несколько барж с фугасами и пироксилином, предназначавшимися для Сербии.

    Потери в личном составе исчислялись: на "Донце" погибло 12, ранено 12, на "Кубанце" ранено 2, на "Бештау" - убито 2, ранено 3, на портовых судах убито 3, ранено 3; кроме того, были убитые и раненые на пароходах и на портовой территории.

    Обстоятельства гибели Донца, в связи с распространившимися слухами об отсутствии со стороны личного состава судов необходимой бдительности, вызвали, по приказанию командования, расследование. Последнее, ограничившись выяснением фактической стороны несения внешней службы, установило, что «все меры предосторожности, зависящие от командиров, были приняты, офицеры и команда были на судах, орудия были приготовлены к отражению атаки, вахта неслась с полной бдительностью».

    Было совершенно ясно, что, по сравнению с событиями, разыгравшимися у Севастополя, одесский эпизод в сильной степени бледнел. Центр тяжести, естественно, переносился на Севастополь, где весь действующий царский флот, предупрежденный уже о нападении на Одессу, был застигнут врасплох, не использовав ни одного из имеющихся в его распоряжении средств для парирования удара.

    Уже позднее, при производстве морским министром специального расследования об обстоятельствах начала войны на Черном море, на вопрос, «почему не были поставлены заблаговременно мины у подступов к Севастополю, Одессе и другим пунктам»{26}, командование дало следующее объяснение:

    «Постановка минных заграждений была подготовлена план заграждений создан, но мин не ставили, имея ввиду опасность их для собственных кораблей и неизбежность потери большей части их (т. е. мин) во время осенних и зимних бурь еще до начала войны, которая по многим данным ожидалась только к весне».

    «Постановка мин у Одессы была так же подготовлена, как у Севастополя, для чего в Очакове держался заградитель Дунай с пироксилиновыми минами, а в Одессе Бештау с тротиловыми».

    На вопрос, «почему не были приняты меры для заграждения бонами или как-либо иначе входов в Одесские гавани, где стояли Донец, Кубанец и заградитель, и была ли организована какая-либо охранная служба ворот Одесских гаваней или мористее их», командование сообщало:
    «По плану операций предполагалось все пароходы Черного моря перевести в Николаев и Азовское море, у Одессы же поставить заграждение, которое прикрывалось бы двумя лодками. Бон возводить не считалось нужным, имея лодки за брекватерами. Для охраны ворот был дозорный пост на внешнем брекватере».

    Выводы

    Таким образом, в дополнение к сказанному выше, мы можем сделать следующее заключение:

    1. Имея основной задачей оборону Одесского района, отряд, в силу данных ему командованием директив, считал, что его активная роль начинается лишь с момента [35] постановки заграждения, а до того он находится в «потенциальном» состоянии. Соответственно этому командование отрядом и кораблями, не имея ясного представления о своих задачах, не предпринимало никаких мер для соответственного оборудования порученного ему района.

    Все происшедшее было результатом той общей системы управления и руководства, которой держалось морское командование, централизуя у себя все управление флотом и его частями, не давая частным начальникам необходимой самостоятельности и приучив их быть только слепыми выполнителями. Факты, имевшие место во время операции Гебена у Севастополя, определенно свидетельствуют о пониженной самодеятельности частных начальников. О том же говорит и вся обстановка одесского нападения.

    2. Меры охраны, принятые на кораблях одесского отряда и одобренные командованием, своей примитивностью и наивностью с особенной выразительностью свидетельствуют о неумении местного морского командования учесть обстановку и найти нужное решение. И в Севастополе и в Одессе части флота оказываются совершенно неподготовленными к установлению простейших видов охранения себя и своих баз. Это тем более странно, что пример и опыт первых месяцев войны на Балтийском море с очевидностью показали все значение охраны подступов к базам и указали пути к достижению наиболее уверенной защиты их. Черноморское командование имело достаточно времени для восприятия этих указаний и внедрения их в сознание командного состава.

    3. Вместе с тем, оба эпизода показали с очевидностью совершенную несогласованность действий флота и берега в деле совместного использования своих средств для обороны баз и портов.

    Один из ответов адмирала Эбергарда при упомянутом расследовании обстоятельств, сопровождавших начало войны, дает характеристику господствовавших в этом направлении взглядов:

    - «Флот ставит минное заграждение, остальное берет на себя армия».

    В описанных нами эпизодах флот заграждений не поставил, а все остальное неожиданно оказалось лежащим на том же флоте, так как армия, т. е. крепости и вообще береговая оборона, оказались совершенно непосвященными в те задачи, решения которых ожидало от них морское командование.

    Братское захоронение моряков экипажа канонерской лодки «Донец», погибших 16 (29) октября 1914 г.

    777.jpg

    111.jpg
    Памятник погибшим морякам канонерской лодки «Донец» на Втором христианском кладбище.

    16 (29) октября 1914 года, турецкие миноносцы «Муавенет» и «Гайрет» под прикрытием темноты вошли в Одесскую бухту и потопили российскую канонерскую лодку «Донец» (вследствие чего погибли 30 членов ее экипажа), обстреляли другие суда, находящиеся в бухте, береговые постройки и после часового боя фактически безнаказанными ушли в открытое море. Это была первая и во многом неожиданная атака турецких морских сил на русский порт и флот в ходе Первой мировой войны, где Турция выступила на стороне Германии. На канонерской лодке «Донец» служило более 130 человек, но в момент атаки турецких миноносцев большинство моряков и офицеров «Донца» находилось на берегу.
    Захоронение моряков экипажа канонерской лодки «Донец», погибших 16 (29) октября 1914 года, состоялось в братской могиле на Втором христианском кладбище в г. Одесса в октябре 1914 года.
    Мемориал погибшим морякам представляет из себя обелиск, выполненный из необработанного камня, на котором была укреплена мраморная доска с перечнем фамилий. Участок мемориала был окружён якорями с цепями. В советское время мемориал был заброшен, и к 2007 году уже давно требовал проведения восстановительных работ: часть якорей вместе с массивными пьедесталами оказались разрушены, нуждалась в обновлении мемориальная доска, за площадкой в течение ряда лет не было надлежащего ухода, и на ней сваливался мусор. Ассоциацией моряков-подводников им. А. И. Маринеско г. Одессы при финансовой поддержке властей г. Одессы в сентябре 2007 г. были проведены работы по восстановлению братской могилы погибшим морякам. 26 октября 2007 г. восстановленный мемориал был открыт со всеми почестями

    222.jpg

    Список фамилий с мраморной доски мемориала (в алфавитном порядке):

    Бичуев С.К.,
    Богданов Н.П.,
    Брагаренко Д.Н.,
    Верещаченко Г.Е.,
    Воропаев Е.А.,
    Гловацкий М.Г.,
    Грин К.М.,
    Гриценко Д.Ф.,
    Гулеватый Ф.В.,
    Дорошенко Т.Г.,
    Зюбак А.Ф.,
    Кива П.М.,
    Косухин Г.Е.,
    Косьянов В.Ф.,
    Кошолап С.В.,
    Малиновский И.К.,
    Мальцев П.З.,
    Мороз В.Я.,
    Паульс А.Д.,
    Петраш Е.М.,
    Петрощук В.И.,
    Притула Е.Д.,
    Саленко Ф.Е.,
    Солодков И.Я.,
    Стариков Я.И.,
    Сторчака Е.М.,
    Тендетников К.Е.,
    Фатьянов С.Х.,
    Хамчич Ф.В.,
    Чех Ф.П.

    066ad35072ce.jpg

    История ночной атаки Одессы турецкими миноносцами и потопления канонерской лодки «Донец» в октябре 1914 г.

    333.jpg

    Цитируется по книге Новиков Н.В. «Операции на Черном море (Борьба флота против берега в мировую войну)» (1927):

    К середине октября, для защиты Одессы и ее морских подступов был создан отряд обороны северо-западного района Черного моря, в составе: канонерских лодок «Донец» и «Кубанец» и заградителей «Бештау» и «Дунай», под общим командованием Начальника морской обороны района. Постановка заграждения у входа в Днепрово-Бугский лиман должна была быть выполнена заградителем «Дунай», стоявшим для этого в Очакове.
    В день атаки все три судна стояли в Одесской гавани: «Донец» у внешнего западного конца брекватера; «Бештау» - за тем же брекватером, приблизительно у его середины; «Кубанец» - между Военным и Платоновским молами.
    Для связи с наблюдательными постами, «Донец» был соединен телефоном с береговой сетью, получая сведения о движении судов в море с постов на Большом Фонтане, у Днестровского лимана и портовой лоцвахты.
    Никакой непосредственной защиты гавани от прорыва судов в ночное время, в виде бонов или сетей, не имелось, так как, по разъяснению Командования, считалось, что суда достаточно защищены стенками молов и брекватера. Что касается «Бештау» и «Кубанца», то они какой-либо телефонной связи с постами не имели и извещения о происходящем получали от «Донца». Маячные и входные огни Одесского порта были потушены, но освещение волнолома, всех набережных и молов большими дуговыми фонарями поддерживалось всю ночь, причем ночной вход и выход торговых судов оставался беспрепятственным.
    Около 2 ч 30 мин. сигнальщики наблюдательного поста «Большой Фонтан» заметили в море сквозь мглу неясный огонь, который долгое время держался на одном месте. Старшина поста сообщил об этом в каботажный отдел порта, откуда ответили, что в данный момент из Одессы вышли два парохода РОПИТ (Русское Общество Пароходства и Торговли), и вероятно, огонь одного из них и был виден постом. Несмотря на то, что сигнальщики были склонны приписать замеченный ими огонь шлюпке или низкобортному судну, старшина не придал значения этому явлению и довольствовался ответом каботажного отдела, почему ничего на «Донец» не сообщил. Около 3 ч 20 мин. из-за Воронцовского маяка показались силуэты двух судов, шедших со всеми установленными ходовыми огнями. Ввиду того, что ночь была мглистая, силуэты судов обрисовались яснее только при приближении к брекватеру. Фактическое опознание, что это были миноносцы, произошло лишь в момент, когда последние уже вошли в гавань и проходили траверз «Донца» (здесь по видимому, сыграло свою роль и сходство турецких миноносцев с черноморскими миноносцами типа «Шестаков»). Едва вахтенный начальник последнего послал предупредить о том командира и сам бросился к левому 6 дюймовому орудию, как один из миноносцев, «Гайрет», выпустил по «Донцу» с расстояния не более полукабельтова торпеду, которая взорвалась в носовом котельном отделении, образовав пробоину около 12 квадратных фут, с сильным разрывом прилегающих листов обшивки. Взрыв произошел в 3 ч 25 мин. Лодка быстро осела носом и, накренившись на левый борт, стала погружаться настолько быстро, что выскочивший наверх личный состав уже лишен был возможности оказать какое-либо сопротивление и должен был заботиться о своем спасении.
    Как только взрыв был услышан и послышались крики о помощи, с «Кубанца» и «Бештау» были отправлены к «Донцу» наличные шлюпки для спасения людей.
    Между тем, оба миноносца, закрыв при входе все огни, прошли средним ходом дальше вглубь гавани. Не дойдя несколько десятков саженей до «Кубанца», второй из миноносцев открыл огонь по «Кубанцу» и начал обстреливать его с носа, после чего, обогнув группу парусных судов, быстро вышел через остовые ворота в Нефтяную гавань, где стал обстреливать стоящие там суда и портовые сооружения. В это время «Гайрет», пройдя до середины гавани, по-видимому, не мог сразу сориентироваться в расположении судов и поэтому первоначально огня не открывал. Только подойдя к Военному молу, он остановился и, открыв прожектор, стал освещать им пространство вдоль брекватера, видимо, отыскивая «Бештау». Убедившись, что он прошел дальше места стоянки «Бештау», миноносец медленно развернулся почти на траверзе «Кубанца» и, подойдя вплотную к заградителю, открыл по нему огонь, временами освещая прожектором. Всего им было выпущено 10-12 снарядов, которыми на «Бештау» было убито 2 и ранено 3. Опасаясь обнаружить себя, командир «Бештау» огня не открывал, так как надеялся, что противник примет «Бештау» за коммерческий пароход и прекратит обстрел, так как всякий попавший в трюмы снаряд мог вызвать взрыв мин. По-видимому, молчание «Бештау» сыграло свою роль, так как «Гайрет», отойдя вскоре задним ходом на середину гавани, развернулся носом к западному выходу и, утопив двумя выстрелами баржу с углем, вышел из гавани. В дальнейшем, прикрывшись брекватером, этот миноносец некоторое время обстреливал порт и, вскоре после открытия «Кубанцем» огня, скрылся в море.
    Что касается второго миноносца, то закончив обстрел Нефтяной гавани, он около 4 ч. 10 м., снова вернулся и здесь, проходя с внешней стороны вдоль брекватера, попал под огонь «Кубанца», причем были замечены два попадания. Однако, ввиду того, что часть брекватера закрывалась стоящими у него судами, «Кубанец» мог стрелять только в открытые промежутки между ними и успел выпустить самое незначительное количество снарядов. После второго попадания, на миноносце потухло электричество (или было погашено) и послышались крики. Продолжая на ходу обстреливать порт, миноносец этот также скоро скрылся во мгле. Это было около 4 ч. 45 м.
    Не остается сомнений, что миноносец «Муавенет» имел намерение пустить торпеду в «Кубанца», но этому помешало случайное явление, заставившее миноносец отказаться от торпедной атаки и поспешить уйти из гавани. В момент взрыва «Донца», находившийся в дежурстве у пристани Каботажной гавани портовый катер №2, услышав крики о помощи, поспешил отвалить и полным ходом направился к Воронцовскому маяку. На пути, на траверзе Нового мола, катер со всего хода наскочил на незамеченный им неприятельский миноносец, шедший уже без огней. Удар был настолько силен, что миноносец накренился и катер прошел вдоль борта неприятеля, задевая за его шлюпки и выступы, и вызвав на миноносце переполох. Открыв боевое освещение и бросив в катер несколько ручных гранат, миноносец увеличил ход и, осыпая катер огнем, направился к остовому выходу из гавани.
    Снарядами неприятеля, кроме «Кубанца» и «Бештау» были повреждены пароходы «Витязь», «Вампоа», «Португаль», «Оксус». Попадания большей частью носили характер случайный. Кроме того, двумя снарядами была разбита и потоплена угольная баржа вблизи «Бештау». Что касается порта и города, то огнем неприятеля были повреждены: станция трамвая, сахарный завод на Пересыпи, один из нефтяных резервуаров в районе Нефтяной гавани, причем нефть разлилась, но не воспламенилась.
    Случайно избежали огня противника стоявшие в гавани несколько барж с фугасами и пироксилином, предназначавшимся для Сербии.

    http://necropolural.narod.ru/index/0-310

     
    Последнее редактирование: 7 янв 2015
  18. Offline

    ROTBEIL ALTAMTMANN

    Регистрация:
    1 мар 2014
    Сообщения:
    2.591
    Спасибо SB:
    12.529
    Отзывы:
    209
    Страна:
    Latvia
    Из:
    Герцогство Курляндское
    Имя:
    Андрей
    Интересы:
    охота на аллигаторов...
    крейсер "Владимиръ Мономахъ"
    getImage (11).jpg
     
    Batagaets нравится это.
  19. Online

    Wolf09 Старый Волк

    Регистрация:
    27 фев 2012
    Сообщения:
    24.101
    Спасибо SB:
    104.265
    Отзывы:
    1.592
    Страна:
    Russian Federation
    Из:
    Нижегородская губерния
    Имя:
    Алексей
    Интересы:
    История государства российского
    1.jpg
    Турецкий линейный корабль «Торгуд Рейс»

    2.jpg
    Эсминцы «Лейтенант Задаренный», «Капитан Сакен» и плавмастерская «Кронштадт» в Севастополе

    3.jpg
    Черноморская эскадра в море. В кильватер линкору «Евстафий» идет однотипный «Иоанн Златоуст»

    4.jpg
    Турецкий линейный корабль «Барбаросс Хайреддин»

    5.jpg
    Эсминцы типа «Муавенет-И Миллийе», вошедшие в состав оттоманского флота

    6.jpg
    Линейный корабль «Евстафий»

    7.jpg
    Австро-венгерский линейный корабль «Эрцгерцог Фридрих»

    8.jpg
    Дредноуты австро-венгерского флота

    9.jpg
    Австро-венгерский малый крейсер «Адмирал Спаун»

    10.jpg
    Австрийский эсминец «Чепель» типа «Татра»

    11.jpg
    Германский линейный крейсер «Гебен»

    12.jpg
    Германский малый крейсер «Бреслау»

    14.jpg
    1-я бригада линейных кораблей Черноморского флота в море

    15.jpg
    Крейсер «Кагул»

    16.jpg
    Подъем гидраэроплана «М-5» на борт авиатранспорта «Алмаз»

    17.jpg
    Эскадренный миноносец «Гневный», вступивший в строй накануне открытия военных действий против Турции

    18.jpg
    Минный заградитель «Дых-Тау»
     
    Последние данные обновления репутации:
    Каин: 1 пункт (за наполнение тем респект) 8 янв 2015
    amiga2005 и ROTBEIL нравится это.
  20. Offline

    ROTBEIL ALTAMTMANN

    Регистрация:
    1 мар 2014
    Сообщения:
    2.591
    Спасибо SB:
    12.529
    Отзывы:
    209
    Страна:
    Latvia
    Из:
    Герцогство Курляндское
    Имя:
    Андрей
    Интересы:
    охота на аллигаторов...
    HMS Bristol
    getImage (14).jpg

    USS Michigan 1918

    getImage (15).jpg getImage (16).jpg
     
    Дождевой Земляк и Wolf09 нравится это.
  21. Offline

    ROTBEIL ALTAMTMANN

    Регистрация:
    1 мар 2014
    Сообщения:
    2.591
    Спасибо SB:
    12.529
    Отзывы:
    209
    Страна:
    Latvia
    Из:
    Герцогство Курляндское
    Имя:
    Андрей
    Интересы:
    охота на аллигаторов...
    линкор "Три святителя"
    getImage (6).jpg

    ЭБР "Цесаревичъ" Алжир 1906 год
    getImage (7).jpg

    на палубе линкора "Ростиславъ"
    getImage (6).jpg

    "Громобой" перед Первой Мировой
    getImage (7).jpg
     
    Последние данные обновления репутации:
    Каин: 1 пункт (прекрасная тема) 8 янв 2015
    Последнее редактирование модератором: 8 янв 2015
    Дождевой Земляк и Wolf09 нравится это.

Поделиться этой страницей